авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ № 1-2 (31-32) зима, весна Казань 2012 Главный редактор Ответственный секретарь Рафаэль ...»

-- [ Страница 7 ] --

Карелы-людики – малочисленная этнодиалектная группа карел (около 1000 человек), наиболее подверженная культурно-языковой и этнической ассимиляции. В 1990-е – начале 2000-х гг. вопросы сохранения языкового и культурного наследия людиков оказались на периферии задач карельского национального движения. При содействии «Триаса» активизировалась ра бота людиковской организации «Карельский родник», был подготовлен Интернет-словарь людиковского диалекта. Благодаря финансовой под держке финских партнеров, с марта 2000 г. усилиями студентов и выпуск ников факультета прибалтийско-финской филологии и культуры Петроза водского госуниверситета издается ежемесячная общественная газета Устав КМОО «Триас» // Текущий архив КМОО «Триас».

Инфоцентр FINUGOR.RU. http://finugor.ru/node/13463. 20 мая 2010 г.

Евгений КЛЕМЕНТЬЕВ, Александр КОЖАНОВ. Культурно-языковые… «Lyydilaine», учредителем которой стал «Триас»31. Результатами второго «людиковского» проекта стали фильм о карелах-людиках и фотовыставка, экспонировавшаяся в республике и за ее пределами, в том числе в Москве.

При поддержке финляндского Общества карел-людиков «Триас» и ка рельское отделение МАФУН организовали проведение детского этнокуль турного лагеря в селах Михайловское (Олонецкий район) и Кончезеро (Кондопожский район). Главная задача проекта – ознакомление детей с традиционной и современной культурой карел, изучение карельского языка и общение на нем.

Проект «Мы, тунгудские карелы» был осуществлен при поддержке и участии Госкомнаца республики, администрации Беломорского муници пального района и Карельского просветительского общества (Финляндия).

В д. Тунгуда в 2007 г. был открыт Народный дом им. Г.И. Гужиева, мест ного учителя-историка и краеведа. Для созданного в Народном доме музея была приобретена техника, выставка «Тунгуда» получила известность в республике и за ее пределами. Попытка издания небольшим тиражом мест ной газеты на двух языках не увенчалась успехом. Из-за недостатка финан совых средств открытым остался и вопрос о реставрации памятников дере вянной архитектуры, к решению которого «Триас» пытался привлечь ад министрацию музея «Кижи».

При поддержке местного населения, экологов и независимых экспер тов «Триасу» удалось разрешить назревающий конфликт между жителями д. Тунгуда и одной из лесозаготовительных компаний32.

Еще одним важным направлением деятельности «Триаса» является проведение обучающих семинаров для лидеров молодежных национальных общественных и религиозных объединений. Цель семинаров – обмен опы том реализации проектов, расширение возможностей общественных орга низаций в межкультурном диалоге и в совместной деятельности33.

Деятельность этих двух молодежных организаций отражает выход на общественно-политическую арену нового поколения. Их отличает стрем ление к профессионализму при решении задач сохранения и возрождения национальной культуры и языка, рациональный и даже прагматичный под ход при решении организационных и финансовых вопросов, стремление к самостоятельности, отказ о патерналистской модели взаимоотношения с государством. Об этом представители молодого поколения открыто гово рили на VI съезде представителей карел. Доклад заместителя председателя «Молодой Карелии» заканчивался словами «…создание сильных общест.

Этнокультурному возрождению в Кончезере быть! // Инфоцентр FINUGOR.RU.

http://finugor.ru/node/10956. 12 мая 2009 г.

Информация о деятельности организации // Текущий архив КМОО «Триас».

Правовой статус организации // Текущий архив КМОО «Триас».

188 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. венных институтов сделает наши замыслы реальными. Только самостоя тельные и сильные общественные организации могут быть эффективными и достойными партнёрами государству в деле поддержки и развития языка и культуры карелов»34. Однако это предложение съездом поддержано не было.

*** Стратегическая задача сохранения языкового наследия карел остается не решенной. Ее реализация затруднена сложным сочетанием различных объективных и субъективных факторов.

Актуальной проблемой карельского движения является отсутствие но вых идей, подходов, задач и форм работы по сохранению карельского языка.

Критика органов власти, настойчивые предложения огосударствления карельского языка, создания единого литературно языка, развития «нацио нальной» школы, не способствуют решению главной задачи, а, наоборот, отвлекают от поиска альтернативных подходов и практических предложе ний по выходу из сложившейся критической ситуации.

В то же время в деятельности общественных организаций происходят определенные сдвиги. Задача сохранения карельского языка начинает свя зываться не с принятием очередных законов («не осталось ни законода тельных, ни лингвистических преград на пути повышения статуса языка»), а с расширением сфер его употребления.

Эта тенденция наиболее явно прослеживается в сфере профессиональ ной культуры;

театрального искусства, музыки, СМИ, книгоиздания и т.д.

Но относительная изолированность организаций препятствует расши рению горизонтальных связей, сдерживает решение задач общереспубли канского характера.

Доклад заместителя председателя исполнительного совета «Молодой Карелии» А.А. Чубу ровой «Карельская молодежь. Деятельность молодежных национально-культурных общест венных организаций! // Карелия официальная. http://www.gov.karelia.ru/gov/Power /Committee /National/karel_doc8_VI.html Розалинда Мусина* Религия и религиозность в интеграционных / дезинтеграционных процессах в современном российском обществе (на материалах этносоциологических исследований в городах Татарстана) Религия в постсоветском обществе становится существенным факто ром социальной жизни. Она восстанавливает некогда утраченные ею функ ции – регулятивную, коммуникативную, интегративную, мировоззренче скую, компенсаторную. Все активнее происходит процесс политизации религии, на рубеже 1980–90-х гг. проявившийся в использовании религии в идеологии национальных движений, других общественно-политических организаций, а позже – в государственной политике, как внутреннней, так и внешней.

По состоянию на 1 января 2010 года число только зарегистрированных религиозных организаций в России составило 23 494. РПЦ насчитывает более 12 940 зарегистрированных приходов, монастырей, миссий и учреж дений. Вторые по количеству общин – протестантские организации: люте ране, баптисты, пятидесятники, адвентисты и другие. Следующие – му сульманские общины – 4 127 организаций. Далее идут католические, буд дистские, иудейские и другие религиозные организации1. Однако здесь не обходимо иметь в виду не только количество религиозных организаций, но и сторонников тех или иных конфессий. Так, протестантские общины отно сительно невелики по количеству своих адептов, тогда как некоторые пра вославные храмы объединяют тысячи прихожан.

Исходя из историко-генетической принадлежности народов к опреде ленной религии материалы всероссийской переписи населения 2002 года показывают следующий расклад: в стране насчитывается более 120 млн.

православных, более 14 млн. мусульман, более миллиона буддистов и т.д.

Причем сравнение данных переписей разных лет показывает устойчивую тенденцию к изменению этнорелигиозной структуры: снижение удельного * Мусина Розалинда Нуриевна – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории им. Ш.Марджани АН РТ, руководитель Центра этносоциологических исследований ИИ АН РТ (г. Казань).

http: //www.gks.ru/bgd/reg1/b10_11/IssWWW.exe/Stg/d1/02-08.htm Дата обращения:

24.04.2011.

190 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. веса православно-христианских народов и увеличение – мусульманских, доля которых к 2002 году достигла 10%2.

Однако, как справедливо отмечают аналитики, «среди зачисленных в эти религии оказываются и атеисты, и люди, безразличные к религии, и не идентифицирующие себя с конкретными религиозными течениями, и испо ведующую совсем другую веру, а не ту, которую им приписали идеологи этнической религиозности»3.

Религиозную структуру населения России, в определенной степени, пред ставляют и данные социологических исследований по определению конфес сиональной самоидентификации. Материалы различных массовых опросов показывают достаточно близкие цифры: в последние годы православными назвали себя 55–59%, мусульманами – 4–6% граждан России. К другим, даже из числа наиболее крупных конфессий, отнесли себя не более 1% опрошенных.

Около 30% – не идентифицируют себя ни с какой конфессией4.

По численности и влиянию православие и ислам во многом определя ют этноконфессиональные отношения в РФ. Среди российских мусульман, численность которых составляет сейчас по разным оценкам от 11 до миллионов человек, принадлежащих к более чем 40 этносам5, татары пред ставляют собой самый крупный мусульманский этнос, насчитывающий по данным переписи 2010 года более 5,3 миллионов человек. Они, несмотря на быстрый естественный прирост северокавказских мусульманских народов, по-прежнему доминируют в составе мусульманской общности, составляя 38,4% ее численности6.

Татары широко расселены по многим российским регионам. Основная часть татар РФ (около 3/4) проживает в республиках и областях, входящих административно в Приволжской Федеральный округ, в т.ч 37,9% татар проживает в Татарстане, 21,1% – в Башкортостане.

Республика Татарстан является северным форпостом распространения ислама и одной из немногих республик, где в течение ХХ века почти по ровну были представлены народы, предки которых традиционно исповедо вали ислам и христианство православного направления. По переписи года татары составляют 53,2%, русские – 39,7% населения республики.

Гаврилов Ю.А., Шевченко А.Г. Ислам и православно-мусульманские отношения в России в зеркале истории и социологии. М., 2010. С 266–288;

Гаврилов Ю.А., Шевченко А.Г.

О некоторых тенденциях изменения этнорелигиозной структуры населения России // Вест ник Института социологии. 2012. №4. С.71.

Филатов С.Б., Лункин Р.Н. Статистика российской религиозности: магия цифр и неодно значная реальность // Социологические исследования, 2005, № 6. С.36.

Там же. С. 36–37;

М.П.Мчедлов. Религиоведческие очерки. Религия в духовной и общест венно-политической жизни современной России. М., 2005. С. 398.

Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России. М., 1998. С. 7.

Гаврилов Ю.А., Шевченко А.Г. О некоторых тенденциях... С.72.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… Причем этнические группы республики достаточно урбанизированы: более 4/5 (86,2% – по переписи 2002 г.) русского и 2/3 (66,5%) татарского насе ления республики проживают в городах, где социальные процессы прохо дят особенно динамично.

В силу этнического и конфессионального состава Татарстана этот ре гион представляет особый интерес для изучения проблемы этноконфес сионального взаимодействия, влияния религии на интеграционные /дезин теграционные процессы в России. Основываясь на материалах, полученных в ходе проведенных в РТ в течение ряда лет этносоциологических иссле дований7, в большинстве из которых автор принимал участие, попытаемся, проследив динамику и характер процесса «религиозного возрождения», выявить роль религии и религиозности основных этнических групп насе ления республики в формировании и поддержке этнической, региональной и национально-гражданской идентичности, в соотношении разных форм идентичностей, в сохранении стабильности полиэтнического общества.

«Религиозное возрождение»: тенденции развития Существуют разные точки зрения по поводу термина «религиозное возрождение»8, однако в последние годы все возрастающая значимость религии в российском обществе позволяет ученым-обществоведам все ча ще говорить о процессе десекуляризации, своеобразном религиозном ре нессансе. Религиозное возрождение, характерное для всех российских на родов и конфессий в постсоветский периоод, наиболее активно проявилось в отношении ислама. Заметим, что еще в 1970–80-ые годы западные рели гиоведы определили состояние ислама как возрожденческое движение поч ти всемирного масштаба, предсказывая скорое возрождение религиозных чувств у населения СССР, особенно у тех народов, предки которых испове Полный перечень исследований представлен в статье: Мусина Р.Н. Этноконфессиональные процессы в городах РТ: тенденции развития в постсоветский период // Этнологические ис следования. Вып. 5. Казань, 2011. С. 326–346. Основным эмпирическим материалом для написания данной статьи являются результаты последних исследовательских проектов – «Конфессиональный фактор идентификационных процессов в Республике Татарстан»

(2011 г., рук. Р.Н.Мусина) и «Гражданская, региональная и этническая идентичность и проблемы итеграции российского общества» (2011 г, рук. Л.М.Дробижева), которые были скоординированы, что позволило расширить изучение связей переменных. Опрошено человек-русских и татар, выборка репрезентативная по признакам национальности полу, возрасту, типу города.

Мухаметшин Р.М. Конфессиональный компонент этнической идентичности // «Казанский федералист». № 4 (20). Казань, 2006. С. 96;

Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России. М., 1998;

Губогло М.Н. Религиозность, этничность, государственность // «Этнопанорама». 2000. № 3. С. 4.

192 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. довали ислам9. Ярким свидетельством процесса религиозного ренессанса является стремительный рост количества храмов (церквей, мечетей и т.п.), религиозных общин.

В Республике Татарстан по данным Управления Министерства юсти ции РФ по РТ на 1 января 2011 года зарегистрировано 1454 религиозных организаций в том числе: мусульманских – 1095;

православных (РПЦ) – 273 (в 1988 году было зарегистрировано 18 мечетей и 15 церквей;

до рево люции на территории нынешней республики действовало 1598 мечетей и 560 церквей10). В собственности и пользовании религиозных организаций находится около 1500 культовых зданий: функционирует свыше 1200 мече тей;

более 200 православных храмов и 50 молитвенных домов других кон фессий. Деятельность двух централизованных религиозных организаций – Духовного управление мусульман РТ и Казанской епархии РПЦ террито риально охватывает всю республику. При Казанской епархии ведут дея тельность 9 монастырей, 1 духовная семинария, при ДУМ РТ – 11 мусуль манских религиозных образовательных учреждений, в том числе Россий ский исламский университет11.

Материалы массовых опросов, проведенных в рамках ряда исследова ний, показывают положительную, динамично развивающуюся тенденцию роста уровня религиозности, которую принято считать базовой характери стикой религиозной идентичности.

Исследователи религии оценивают уровень религиозности чаще всего уровнем религиозного сознания, определяемого отношением к вере («Ве рите ли Вы в Бога?», «Верующий ли Вы человек?») и религиозного поведе ния, проявляющегося в религиозной практике (выполнение религиозных предписаний, обычаев, участие в обрядах, праздниках). Помимо идентифи кационной и поведенческой составляющих религиозности различают также эмоциональную, концептуальную и структурирующую сознание состав ляющие12, выявление и анализ которых осуществимы при использовании качественных методов сбора данных.

В 1990 году в Татарстане верующими назвали себя 34% опрошенных в городах республики татар и 28% русских. В 1994 году соответственно 66% и 56%. Среди них были выделены группы верующих, соблюдающих обы Рыбин В.А. Современные аспекты политизации ислама // Известия АН Киргизской ССР.

1988. № 2. С. 32.

Татары и Татарстан. Справочник. Казань, 1993. С. 122.

Текущие данные Управления Президента РТ по взаимодействию с религиозными объедине ниями.

Ходжаева Е.А., Шумилова Е.А. Типы религиозности татарской молодежи Республики Та тарстан: по материалам массовых опросов первой половины 2000–х годов // Этносоциоло гические исследования в Республике Татарстан. Казань, 2009. С. 192–193.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… чаи, обряды («активные», или практикующие верующие) – 32% и 23% и верующих, не соблюдающих обрядов («пассивные», или номинальные ве рующие) – 34% и 33%. В 1997 году верующими в той или иной степени считали себя 81% татар и 72% русских РТ, в т.ч. скорее верующими, чем неверующими соответственно 41% и 43%).

По материалам опроса 2011 года к верующим отнесли себя около 84% респондентов – жителей городов республики (84,4% татар и 83,7% – рус ских), половину из которых составляют верующие, старающиеся соблю дать религиозные обычаи и обряды. Усиление религиозного сознания осо бенно заметно среди молодежи: именно в молодежных группах в возрасте до 35 лет наименьшая доля неверующих (табл. 1, т – татары, р – русские).

Таблица Распределение ответов татар и русских на вопрос «Верующий ли Вы человек?» в разных возрастных группах (%) «Активные» Номинальные Ответы Колеблющиеся Неверующие верующие верующие Возраст т р т р т р т р Всего 42,0 40,3 42,4 43,4 7,1 7,6 8,4 8, 18 – 24 40,5 30,8 46,4 51,3 6,0 9,0 6,0 6, 25 – 34 37,6 33,3 46,5 52,4 9,9 9,5 5,0 3, 35 – 44 34,5 34,1 51,2 40,2 7,1 9,8 7,1 15, 45 – 54 39,8 45,2 39,8 46,2 9,7 4,8 9,7 3, 55 – 64 37,3 51,5 47,8 24,2 3,0 7,6 10,4 13, 65 и старше 66,7 49,1 17,5 33,3 1,8 3,5 14,0 12, Помимо верующих по самоидентификации в исследовании 2011 года была выделена доля убежденно верующих, т.е. тех, кто безусловно верит в Бога (согласие с суждением «Я знаю, что Бог существует и не испытываю в этом никаких сомнений», составивших 62,6% среди татар и 58,6% среди русских13.

Достаточно высокий уровень религиозного сознания наблюдается и в других регионах России, в т.ч. и различных регионах традиционного рассе ления татар14. Помимо религиозной самоидентификации тенденции роста По данным Левада-Центра доля согласных с данным суждением среди православных в Рос сии составила в 2009 году 42%. См.: Зоркая Н. Православие в безрелигиозном обществе // Вестник общественного мнения. Апрель-июнь 2009. № 2. С. 72.

Кофанова Е.М., Мчедлова М.М. Религиозность в России и Европе // Россия в Европе: по мате риалам международного социологического проекта «Европейское социальное исследование»

/под общей ред. Андреенковой А.В. и Беляевой Л.А. М., 2009. С. 295–319;

Кублицкая Е.А.

Особенности религиозности в современной России // «Социологические исследования». 2009, №4. C. 96–107;

Мусина Р.Н. Ислам и проблемы идентичности татар в постсоветский период // Конфессиональный фактор в развитии татар: концептуальные исследования. Казань, 2009.

194 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. религиозности проявляются и в осуществлении религиозной практики: в посещении храмов, чтении молитв, выполнении религиозных обрядов и других предписаний православия и ислама15. Но при этом уровень прояв ления религиозных практик, как показывают многочисленные исследова ния, все же ниже уровня религиозного сознания, которое, в свою очередь, не дотягивает до уровня конфессионального. Но одновременно наблюдает ся процесс сокращения разрыва между самоидентификацией по конфессии и по уровню религиозного сознания.

Так, в 2011 году он составил 5%: 89,3% опрошенных татар-горожан отнесли себя к мусульманам, 88,6% русских – к православным, тогда как самоопределились как верующие 84%. Результаты опроса 2007 г. в Татар стане показывают разрыв между самоидентификацией по конфессии и по уровню веры в 10–12%. К православным отнесли себя тогда 88,5% русских, тогда как к верующим 76,1%. Среди татар определили себя мусульманами 84,9%, верующими – 74,8%.

Итак, с одной стороны, наблюдается увеличение числа верующих, само идентифицирующихся с исламом или православием и уменьшение разрыва между конфессиональной и религиозной самоидентификациями, с другой, как показывают проведенные исследования, эти тенденции не яляются сви детельством глубоких, качественных сдвигов в мировоззрении широких масс. По мнению М.Н. Губогло, процесс, который, как он считает, не вполне удачно именуется религиозным ренессансом, и означающий более широкое, чем в прежние советские времена, приобщение или манифестацию приобще ния к религии, скорее можно назвать неоконфессионализацией16.

Однако следует отметить, что наряду с ростом приобщения к различ ным конфессиям, в том числе и нетрадиционным, на постсоветском про странстве наиболее выражен процесс этноконфессионализации, бази рующийся на тесной взаимосвязи этнонима и конфессионима, этнического и конфессионального в самосознании, нормативных представлениях, празд ничной и бытовой культуре.

С.86–100;

.Мчедлова М.М. Роль религии в современном обществе // «Социологические иссле дования». 2009 №12. С.77–85;

Синелина Ю.Ю. Динамика религиозности россиян (1989–2004) // «Восточноевропейские исследования». 2005. № 2. С. 101–116 и др.

Подробнее см.: Мусина Р.Н. К вопросу о месте и роли религии в жизни современных татар (по материалам этносоциологических исследований в Татарстане) // Современные на циональные процессы в Республике Татарстан. Вып. I. Казань, 1992. С.52–64;

Ее же. Ислам и мусульмане в современном Татарстане // Религия и государство в современной России // Московский центр Карнеги. М., 1997. С.84–95;

Ее же. Этноконфессиональные процессы в городах РТ: тенденции развития в постсоветский период // Этнологические исследования.

Вып.5. Казань, 2011. С.326–346;

Религиозные практики в современной России: Сборник статей / Под ред. К. Русселе, А.Агаджаняна. М., 2006.

Губогло М.Н. Указ.соч. С. 4.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… Религия как фактор этнической идентичности Приверженность к той или иной конфессии часто связана не столько с определенной верой, сколько с историко-культурной традицией. Известно, что мировые религии относительно безразличны к этносу, хотя последний стремится дать каждой надэтнической религии национально-особенное содержание17. Православие всегда воспринимались русскими, также как ислам – татарами, как «своя» религия, как часть своего национально-куль турного наследия, как важный признак этнической идентификации.

Религия занимает существенное, все более значимое место в структуре этнической идентичности. Так, по данным исследования 1994 года, отвечая на вопрос «Что роднит Вас с людьми Вашей национальности?», 33,5% та тар-горожан назвали религию после таких ее составляющих, как язык, культура, обычаи, обряды. Среди русских респондентов религия прозвуча ла в ответах 28% горожан. Во время опроса городского населения в году религию называли в 1,5 раза чаще (49,7% татар и 39,8% русских), причем для верующих значимость религии как компонента этнического самосознания еще выше.

Необходимо отметить, что среди факторов, влияющих на «вес» рели гии в идентификационной матрице, немаловажное значение имеет этниче ская среда. В регионах, где татары представляют этническое меньшинство, в условиях потери родного языка, плохого знания ими культуры, историче ского прошлого своего народа, именно религия, конфессиональная принад лежность становится главным этноконсолидирующим фактором. Это под тверждают данные исследования, проведенного в 2002 году в Н.Новгороде и С.-Петербурге под руководством Г.В. Сикевич. Более 60% (62,5%) опро шенных татар в первом случае и 40% – во втором, назвали религию в каче стве основного этнообъединительного признака18.

С ростом уровня религиозности повышается значимость этнической идентичности. Материалы наших исследований демонстрируют рост ак туализиции этнической идентичности как у татар, так и у русских Татар стана. Для выявления степени актуализации этничности респондентам предлагалось выбрать одно из двух суждений: «Я редко задумываюсь, кто я по национальности» и «Я никогда не забываю о своей национальности».

Второе суждение, показывающее высокую степень актуализированности этнической идентичности, выбрали 50,5% татар в 1994 году, 51,9% – в 1999, 61,2 – в 2002, 77,6% – в 2011. Среди русских распределение следую щее: 27,1% – 37,8% – 41,7% – 64,9% соответственно. Заметим, что если Белик А.А. Культура и личность. М., 2001. С.275.

Отчет по результатам социологического исследования «Этническое и религиозное сознание мусульман Санкт–Петербурга и Нижнего Новгорода», рук. З.В. Сикевич, апрель–май 2002 г.

196 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. лет назад степень этнической актуализированности у русских была выра жена почти вдвое слабее, то в начале второго десятилетия нового века раз личие менее весомое.

Более высокая степень актуализации этничности выражена у верую щих, причем заметно различие (особенно у татар) между верующими, ста рающимися выполнять все религиозные обычаи, теми, кто не выполняет их, но считает себя верующими, колеблющимися и неверующими (табл. 2).

Таблица Распределение ответа «Я никогда не забываю о своей национальности»

в зависимости от уровня веры и национальности, городское население РТ (%) Уровень «Активные» Номинальные Колеблющиеся Неверующие веры верующие верующие т р т р т р т р Годы 1994 62,6 35,7 54,2 30,0 38,6 22,7 34,9 20, 2011 88,5 71,4 72,7 56,4 51,4 67,7 59,5 66, Однако связь религии и этнического самосознания весьма неоднознач на. Известно, что религия как любой элемент культуры является фактором интеграции и дезинтеграции одновременно19. С одной стороны, религия служит механизмом, усиливающим этническую идентичность, способствуя интеграции внутри этноса. Мы проследили действие этой функции на при мере влияния православия у русских и ислама у татар.

С другой – в отношении разноконфессиональных групп внутри этноса проявляется дезинтеграционная функция религии. Народы, этнические груп пы которых исторически являлись последователями разных конфессий, с усилением в обществе в 1990-ые гг. роли традиционных ценностей, (в т.ч.

религии), начинают сильнее ощущать свою культурно-религиозную отличи тельность, самобытность. Это проявляется и во взаимоотношениях татар мусульман и татар-кряшен – относительно небольшой группы20, которая от носится к этноконфессиональной группе (или субконфессиональной общно Токарев С.А. О религии как социальном явлении // «Советская этнография». 1979. №3.

С. 101.

Татары-кряшены составляли 4,9% от общей численности средневолжско-приуральских татар по переписи 1897 г. На территории современного Татарстана по переписи 1926 г. их было зафиксировано 99 тысяч человек, что составляло 7,8% татарского населения респуб лики. См.: Статистический ежегодник по ТССР. Статистика населения. Казань, 1928. С. 10.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… сти) волго-уральских татар21. Исследования 1990-х гг. фиксируют увеличе ние культурно-психологической дистанции между этими группами22. Мате риалы Всероссийских переписей населения 2002 и 2010 годов выявили зна чительную долю кряшен (в 2002 году 25 тыс. в РФ и 18,76 тыс. в РТ;

в году 34,8 тыс. в РФ и 29,96 тыс. в РТ), самоопределившуюся как отдельный этнос. В то же время, по данным наших исследований наблюдается меньшая, в сравнении с татарами-мусульманами, дистанцированность татар-кряшен от русских23, что можно рассматривать как проявление интеграционной роли общей православной религии. Однако среди кряшенской интеллигенции на пике подъема национальных движений 1990-х гг. существовало мнение о необходимости вывода кряшенских церквей (т.е. православных церквей, где службы идут на кряшенском наречии татарского языка) из-под подчинения РПЦ, что помогло бы кряшенам избежать русификации. Таким образом, по мнению идеологов кряшен, своя самостоятельная церковь могла бы стать для них этнообъединительным фактором24. В поисках «духовного стержня наро да» и стремлении избежать этнической ассимиляции лидеры национальных движений и других народов Поволжья выступали с подобными идеями, рас сматривая в качестве религии, «подходящей» для самосохранения народа лютеранство (у мордвы), язычество (у марийцев, чувашей, удмуртов, морд вы), ислам (у чувашей)25.

Религиозность и коллективные идентичности Одновременно с повышением уровня индивидуального этнического, конфессионального, религиозного самосознания, характерного для совре менного населения РФ в целом и разных ее регионов, растет потребность в аффилиации, чувстве сплоченности, солидарности. Эти тенденции иденти фикационных процессов среди татар и русских Татарстана хорошо просле живаются при сопоставлении ответов на вопрос: «О каких из перечислен ных групп Вы можете сказать «это – мы»? Как часто Вы ощущаете бли зость с ними (1999 г.) Определите степень близости к ним (2011 г.)». От веты «часто ощущаю» и «ощущаю в значительной степени» показывают востребованность той или иной позиции «мы».

Исхаков Д.М. Расселение и численность татар в Поволжско-Приуральской историко-этно графической области в XVIII–XIX вв. // «Советская этнография». 1980. №4 С. 25–39;

Этно территориальные группы татар Поволжья и Урала и вопросы их формирования. Казань, 2002. С. 151–153.

Мусина Р.Н. Религиозность как фактор межэтнических отношений в Республике Татарстан // Социальная и культурная дистанции. Опыт многонациональной России / отв. ред.

Л.М.Дробижева. М., 1998. С. 247–248.

Там же.

Максимов Н. Кан тартканны аы бар // «Шри Казан». 1992. 19 марта.

Филиппов В.Р. Чувашия девяностых. Этнополитический очерк. М., 2001. С. 172–173.

198 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Таблица Мы – идентичности татар и русских в Республике Татарстан (%) 1999 (РТ, город) 2011 (РТ, город) Татары В значитель- В некоторой Часто Иногда ной степени степени Люди моей нацио 50,4 38,0 78,9 19, нальности Люди моей веры 38,6 28,3 69,2 26, Жители республики 26,5 43,4 62,6 34, Граждане России 12,7 33,3 66,0 30, 1999 (РТ, город) 2011(РТ, город) Русские В значитель- В некоторой Часто Иногда ной степени степени Люди моей нацио 44,0 39,3 75,0 23, нальности Люди моей веры 40,8 26,4 68,9 26, Жители республики 24,9 42,5 61,8 34, Граждане России 17,9 35,8 67,5 31, Среди опрошенных в 1999 году татар-горожан старше 18 лет 50,4% ответили «часто» и 38% – «иногда»;

среди русских такие ощущения про явились соответственно у 44% и 39,3%. Таким образом более 88% татар и более 83% русских в городах отметили чувство этнического единения. По материалам опроса 2011 года уже 98,4% как татар, так и русских ответили, что ощущают близость, единство с людьми своей национальности, причем 79,1% татар и 75% русских – в значительной степени.

Одновременно зафиксирован и рост конфессиональной солидарности.

В 1999 году аффилиативные чувства по отношению к мусульманам про явились у 66,9% респондентов-татар в городах РТ, а по отношению к пра вославным у 46,8% русских. В 2011 году более 95% опрошенных в городах республики татар и русских заявили об ощущении своего единства с людь ми своей веры, в т.ч. 69% – в значительной степени.

Растет значимость региональной и российской идентичности (особен но заметен рост российской идентичности), но при этом более актуальной остается этническая идентичность. Следует отметить, что показатель ее актуализированности у русских приближается к показателям у татар (75,0% и 78,9%);

относительно других форм «мы – идентичностей» у этих этниче ских групп также проявился высокий уровень согласованности мнений.

При этом по данным 2011 года республиканская идентичность у татар (62,6%) и у русских (61,8%) немного уступает российской (66,0% и 67,5%), тогда как в 1999 году у представителей обеих этнических групп превалиро вала региональная идентичность. Таким образом, рейтинг идентичностей в Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… Татарстане сложился следующим образом: 1 место – этническая идентич ность;

2 – конфессиональная;

3 – российская;

4 – региональная. В России, в целом, как показывают исследования Института социологии РАН 2011 г., превалирующей является национально-гражданская идентичность: 72% опрошенных отметили наиболее значительную связь с россиянами26.

В изменющейся России меняются и мы-идентичности. Эти изменения зависят от многих факторов. Для нас представляет интерес фактор религии и степени религиозности. Имеют ли они значение для рассматривемых групп Татарстана?

Анализ характеристик «мы-идентичностей» по признаку степени рели гиозности показал, что вариант «в значительной степени мы – граждане России» чаще выбирают неверующие (71,4% у татар и 76,2% у русских) и колеблющиеся в вопросах веры (соответственно 77,1% и 70,3%). Среди верующих эти показатели немногим меньше: 64,5% у татар, 61,7% у «ак тивно верующих» и 69,7% – номинально верующих русских. Позиция «Мы – в значительной степени жители республики» более характерна для ве рующих и колеблющихся в вопросах веры как для татар (64–65,7%), так и русских (62%) и несколько меньше – для неверующих (52,4% и 57,1% со ответственно).

Соотношение региональной и общенациональной-российской иден тичностей в разных регионах складывается по-разному27. В течение ряда лет в опросники наших исследований в Татарстане был включен вопрос «Кем Вы себя больше чувствуете – татарстанцем или россиянином?», ответы на который позволяют выявить соотношение региональной и на ционально-государственной идентичностей и проследить его динамику.

Таблица Динамика соотношения региональной и национально-гражданской идентичностей (%) 1994 1999 Варианты ответов т р т р т р В равной мере татар 31,8 35,3 27,1 42,8 52,2 49, станцем и россиянином Больше татарстанцем 58,8 19,0 64,8 26,9 34,2 10, Больше россиянином 2,7 3,6 3,6 24,7 12,3 37, Другой ответ (затр. отв., 6,7 9,6 4,7 5,6 1.4 2, ни тем, ни другим) Дробижева Л.М. Российская идентичность и проблемы.межэтнического согласия // «Казан ский федералист». 2011. №4 (30). С. 9.

Там же. С. 18.

200 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Эти данные также свидетельствуют о росте российской идентичности, причем превалирующей формой является паритетная идентичность: поло вина опрошенных татар и русских (52,2% и 49,4% соответственно) чувст вуют себя в равной мере и россиянами, и татарстанцами. Татарстанская идентичность преобладает у татар (34,2%, у русских 10,6%), российская – у русских (37,6%, у татар 12,3%).

Паритетное соотношение региональной и российской идентичностей превалирует во всех мировоззренческих групах вне зависимости от уровня религиозности. Но при этом у татар оно больше проявляется среди номи нальных верующих и колеблющихся, у русских – среди верующих. В большей степени чувствуют себя татарстанцами убежденные верующие среди татар, а россиянами – колеблющиеся и неверующие среди русских.

Таблица Соотношение региональной и национально-гражданской идентичностей в зависимости от уровня веры (%) «Активные» Номинальные Колеблю Неверующие Варианты верующие верующие щиеся ответов т р т р т р т р В равной мере татарстанцем и 47,4 51,0 56,5 49,8 60,0 45,9 47,6 45, россиянином Больше татар 44,0 11,7 30,1 9,5 25,7 10,8 14,3 11, станцем Больше рос 8,1 35,2 12,0 37,9 14,3 43,2 33,3 38, сиянином Другой ответ (затр. отв., ни 0,5 2,0 1,4 2,8 – – 4,8 4, тем, ни другим) Соотношение других форм идентичностей – национально-государст венной и этнической в РФ в целом и в разных ее регионах, также различа ется. По данным иследования Института социологии РАН в Российской Федерации основной формой выступает российская идентичность: около половины опрошенных (47%) считают себя скорее россиянами и 25% в равной мере идентифицируют себя и с РФ и с людьми своей национально сти28. В Татарстане среди татар превалирует симбиотическая идентичность – 45,2% опрошенных считают себя гражданами России и представителями своей этнической общности в равной мере. Среди других вариантов отве Там же. С. 12.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… тов татары чаще выбирали ответ «Скорее человеком своей национально сти» (37,3%), реже «Скорее россиянином» (16,4%). Русские респонденты поровну (по 43%) разделились между симбиотической и российской иден тичностями;

19,5% опрошенных в большей степени считают себя татар станцами.

Влияние религиозности в большей степени проявляется среди татар у «активных» верующих, идентичность которых в большей мере строится на этнической основе. Российская идентичность более характерна для рус ских, колеблющихся в вопросе веры. Паритетное сочетание этнической и гражданской идентичности выбирают чаще колеблющиеся в вопросах веры татары и номинально верующие русские.

Таблица Распределение ответов на вопрос «Кем Вы себя чувствуете в большей мере?» среди лиц разной степени веры (%) «Активные» Номинальные Колеблющиеся Неверующие Варианты верующие верующие ответов т р т р т р т р Скорее человеком 50,7 21,9 29,2 17,5 17,1 13,5 28,6 21, своей нацио нальности Скорее 10,5 36,7 17,6 33,2 17,1 45,9 31,0 38, россиянином И тем, и другим в 36,8 39,3 51,4 46,4 62,9 40,5 33,3 38, равной мере Таким образом, связь религиозности и различных форм социально политических идентичностей прослеживается, но связь эта подчас неодно значна и расплывчата. По словам Андреа Фридли, исследовавшей идентич ности татарской молодежи, разные аффилиации в группах не всегда совпа дают. Так, самые ярко выраженные «татары» необязательно самые ярко выраженные «мусульмане»29.

На формирование идентичности влияют разные факторы, среди кото рых важную роль играют межэтнические и межконфессиональные отноше ния.

Андреа Фридли. Татарская молодежь между Востоком и Западом: гибридные идентичности и межэтнические отношения городской молодежи (на примере г. Казани) // http://www.kazan-center.ru /osnovnye-razdely/17/204/ (дата обращения – 6.01.2012).

202 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Религия и этноконфессиональные отношения Материалы ряда исследований показывают, что русские и татары, му сульмане и православные воспринимают друг друга как достаточно близ кие народы и конфессии30. По данным исследования 2011 года доля татар, оценивших степень близости с русскими как очень близкую, составляет 29,8%, близкую – 62%, соответственно среди русских показатели близости – 33,8% и 58,3%. Межконфессиональная дистанция несколько меньше, тем не менее 75,4% татар и 66,5% русских ответили, что чувствуют себя доста точно близко с православными и мусульманами (в т.ч. 23,4% и 22,7% – очень близко).

Существенными факторами, определяющим этноконфессиональные взаимоотношения в Татарстане являются этнодемографический состав и опыт совместной жизни. В республике, где почти поровну представлены татары-мусульмане и русские-православные, мирно соседствовавшие более четырех столетий, население показывает достаточно высокую степень кон фессиональной толерантности. В ходе молодежного исследования 1999– 2000 гг. отрицательное восприятие религии контактируемого этноса было выявлено лишь у 3,9% опрошенной татарской молодежи и 5,4% – русской.

Высокий уровень толерантности в РТ как русского населения к исла му, так и татар к русской православной церкви, подтверждает и исследова ние Д.Фурмана и К.Каариайнена, проведенное ими в 1999 году в различных регионах России, включая Татарстан. По их данным положительное отно шение к исламу выявлено у 92% русских, проживающих в республике и лишь у 57% – русских России в целом. Отрицательное отношение соответ ственно у 3% – в первом случае и 21% – во втором31.

В ходе опроса в 2011 году 57,9% русских на вопрос об отношении к исламу ответили «положительно», 37,9% – «скорее положительно». По от ношению к православию аналогичные оценки были выявлены у 63,1% и 33,2% опрошенных татар. Лишь 4,2% русских и 3,7% татар признались в негативном отношении к религии этнического соседа.

В Татарстане религия не является фактором дезинтеграции и дестабили зации общества уже в силу многовекового добрососедского общения, суще ственной доли этногетерогенных браков – до 1/3 от числа ежегодно заклю чаемых. Тогда как в «русских» регионах представление об исламе, мусуль манах, отношение к ним формируются, главным образом, благодаря радио, телевидению, прессе. Негативное или настороженное отношение к исламу, сформировавшееся у значительной части населения России – это, в значи Коростелев А.Д. Религиозность в контексте межэтнических отношений // Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России. М., 1998. С. 225–226.

Фурман Д., Каариайнен К. Старые церкви, новые верующие. Религия в массовом сознании в постсоветской России. М.-СПб., 2000. С.214.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… тельной степени, влияние средств массовой информации, которые, приписы вая исламу радикализм, агрессивность, провоцирует рост отчуждения.

Православные представляют демографическое большинство населения страны, что не может не отражаться и на символическом пространстве – СМИ, религиозно-праздничная культура и т.д. Однако попытки некоторых политиков превращения православия, как религии большинства, в государ ственную религию вызывает определенное напряжение в этноконфессио нальных отношениях, усиливает ее неприятие со стороны представителей других конфессий, актуализируя их собственную конфессиональную и эт ническую идентичность.

Нельзя не согласиться с Дж. Де-Восом, отметившим, что «привержен ность какой-либо религии может стать символом сопротивления домини рующей группе и таким образом превратить религиозную принадлежность в способ отстаивания этнической идентичности»32.

Так, американский исследователь Д.Горенбург, изучавший процессы этнической мобилизации в ряде регионов России, в т.ч. в Татарстане, вы явил большую поддержку национального движения 90-х г.г. ХХ в. мусуль манами в сравнении с немусульманами республики. Но одновременно, вы делив внутри мусульманского населения две отдельные субкатегории рели гиозных и нерелигиозных мусульман, он отмечает меньшую поддержку – у верующих33. В последнем случае очевидно действие дополнительных фак торов, в частности, возраста: среди верующих больше лиц старшего воз раста, менее политизированных и менее активных.

Материалы ряда исследований показывают негативную динамику межнациональных отношений в РФ. Так, по данным опросов Аналитиче ского Центра Юрия Левады прослеживается активный рост ксенофобии.

Если в 1989 году признаки открытой ксенофобии обнаруживали примерно 20% населения России, то к 1993 году уже треть опрошенных были убеж дены, что в социальных бедствиях страны повинны их нерусские сограж дане, а в 2004 году также ответы составляли уже свыше двух пятых (42%)34. Сегодня мы являемся свидетелями открытых демонстраций ксено фобских настроений: события середины декабря 2010 года в Москве на Манежной площади, у Киевского вокзала и другие.

При этом следует иметь в виду, что ксенофобия, по словам А.В.Ма лашенко, непреодолимо встречает ответную, возможно еще более жесткую Де-Вос Дж. Этнический плюрализм // Личность, культура, этнос. Современная психоло гическая антропология. М.: Смысл, 2001. С. 238.

Dm. P. Gorenburg. Minority Ethnic Mobilization in the Russian Federation. Cambridge: Univ.

Press. P. 184.

Гудков Л., Дубин Б. Своеобразие русского национализма// «Pro et Contra». 2005. №2 (29).

С. 13–17.

204 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. реакцию. И, таким образом, ее рост приобретает черты геометрической прогрессии, что особенно заметно в кризисных ситуациях35.

Негативные установки межэтнического взаимодействия проявляются в поддержке суждения «Любые средства хороши для защиты интересов сво его народа». Если в РФ это суждение поддержали 41% (в т.ч. 43% русских и 34% представителей других национальностей)36, в Татарстане с этим мнением согласились 38,3% татар-горожан и 42,9% русских. При этом наи более агрессивно настроены неверующие (среди русских) и колеблющиеся (среди татар).

Таблица Распределение ответов по отношению к суждению «Любые средства хороши для защиты интересов своего народа»

в зависимости от уровня веры (в % к числу опрошенных) «Активные» Номинальные Колеблющиеся Неверующие верующие верующие Ответы т р т р т р т р Полностью 12,9 12,8 18,1 15,2 17,1 18,9 19,0 26, согласен Скорее 15,3 24,0 20,4 21,3 25,7 24,3 19,0 21, согласен Скорее не 41,1 33,7 38,0 30,8 37,1 27,0 33,3 14, согласен Совсем не 14,4 16.3 16,2 21,8 14,3 24,3 19,0 21, согласен Верующие, как татары, так и русские, менее агрессивны. Потенциал агрессивности в большей степени проявляется у неверующих русских и колеблющихся в вопросах веры татар.

Религия является важным фактором межэтнических отношений в по лиэтнических и поликонфессиональных сообществах. Но, как показывают наши исследования, его влияние неоднозначно. Являясь фактором внутри этнической консолидации, религия привносит некоторую дистанцирован ность от других этнических групп. Одновременно религия не только не предполагает враждебности к другим народам, но и способствует межэтни ческой и межконфессиональной толерантности. Так, среди русских Татар стана верующие несколько чаще выражали желание, чтобы их дети знали татарский язык. При определении культурно-психологической дистанции Малашенко А.В. Ксенофобии в постсоветском обществе // Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М.: Моск. Центр Карнеги, 2000.

Дробижева Л.М. Российская идентичность и проблемы межэтнического согласия // «Казан ский федералист». 2011, №4 (30). С. 20.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… была выявлена высокая степень близости у верующих русских по отноше нию к мусульманам, равно как у верующих татар по отношению к право славным37.

Связь религии и этноконфессиональных отношений неоднозначна и не прямолинейна. Религия является лишь одной из составляющих общего контекста межэтнического взаимодействия. Характер такого взаимодейст вия формируется под влиянием различных факторов, в том числе особен ностей микросферы, социальных, демографических, исторических, куль турных, политических, правовых социально-экономических параметров межэтнических и межконфессиональных контактов. В современных усло виях усиливается влияние политического и правового факторов.

Религия и этнокультурная политика С принятием 26 сентября 1997 года федерального закона №125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», формально восстанав ливается государственный контроль над религиозной жизнью. Традицион ные для России религии (в том числе ислам, язычество, буддизм, иудаизм) объявляются разрешаемыми, но в действительности наблюдается государ ственное предпочтение православной религии – закон в преамбуле содер жит признание «особой роли православия в истории России».

По оценке некоторых исследователей, доминирующей тенденцией в современной России является клерикализиция страны – постепенная реали зация модели с господствующей православной религией, которая активно проникает в те области культуры и общества, которые определены Консти туцией России как сферы отделенные от религии: государственные органы, школа, армия, наука, образование38.

Были подписаны соглашения о сотрудничестве РПЦ с Министерством обороны и другими силовыми ведомствами, Министерством юстиции, Ми нистерством по налогам и сборам, Министерством иностранных дел, Ми нистерством образования и другими ведомствами. Таким образом, отмеча ют аналитики, в результате всех этих соглашений РПЦ приобретала исклю чительные возможности присутствия в армии и других правоохранитель ных структурах, в учреждениях здравоохранения и российских представи тельствах за рубежом, а также особые права по защите и лоббированию своих интересов в различных органах власти. Особо подчеркивается, что всего этого РПЦ добилась в результате закрытой деятельности в бюрокра тических структурах. Ни разу все эти договоры и обеспечиваемые ими при Мусина Р.Н. Религиозность как фактор… С. 240–242.

Тощенко Ж.Т. Государство как субъект теократии // «Социологические исследования».

2007. №2. С. 3–14.

206 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. вилегии не стали предметом публичного обсуждения, политической дис куссии39.

Лишь вопрос о сотрудничестве РПЦ и государства в сфере школьного образования встретил сопротивление общества и стал предметом публич ных дискуссий. Введение предмета «Основы православной культуры» (как первоначально предполагалось) в программы средних школ, как и введение полковых священников в Вооруженных силах РФ, вызвало протесты при верженцев других религий. Так 11 марта 2006 г. Совет муфтиев России вы ступил с заявлением, где оценил вторжение РПЦ в светские институты при поддержке государственной бюрократии как нарушение положений Кон ституции РФ, как признак становления православного государства, пропа ганды превосходства одной религии над другими, как дискриминацию гра ждан и детей по их религиозной принадлежности, что ведет к расколу об щества. Подчеркивалось, что потребность в знаниях о религиях должна быть удовлетворена с учетом наличия различных конфессий.

В итоге дискуссий Министерство образовании РФ с 2010 года в 19 ре гионах России в качестве эксперимента ввело преподавание многомодуль ного предмета «Основы религиозных культур и светской этики» (по выбо ру родителей). Согласно условиям эксперимента школьники и их родители смогут выбрать один из модулей – основы одной из религиозных культур (православной, мусульманской, буддийской, иудейской), основы светской этики или основы мировых религиозных культур.

В Татарстане был разработан учебник «История мировых религий», где представлена историческая, культурологическая информация обо всех мировых религиях. В 2009/2010 учебном году предмет «История религий»

преподавался за счет часов компонента образовательного учреждения или как элективный курс в 49 общеобразовательных учреждениях с охватом 964 учащихся, факультативно – в 17 общеобразовательных учреждениях с охватом 409 учащихся, на кружковых занятиях – в 52 общеобразователь ных учреждениях с охватом 1429 детей.

Позже в 2011 и 2012 гг. были изданы учебники «Основы религиозных культур народов России» для 4 и 5 классов (авторы А.Н.Сахаров, К.А.Ко чегаров, Р.М.Мухаметшин. М.: «Русское слово»). Именно такой подход, когда классы не делятся по признаку этнического происхождения и кон фессиональной принадлежности, представляется наиболее взвешенным и рациональным с точки зрения сохранения межнационального согласия в России. Получение представлений о культуре и религии не только своего, Филатов С. Традиционные религии, «русская цивилизация» и суверенная демократия // Религия и конфликт / под ред. А. Малашенко и С. Филатова;


Моск. Центр Карнеги. М., 2007. С. 20.

Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… но и соседствующих народов, а шире – и всех народов, проживающих в одном государстве, не только расширяет кругозор школьников, но и созда ет предпосылки для воспитания интернационализма, формирования единой российской идентичности.

Именно такую позицию поддерживает и большинство опрошенных горожан Татарстана. Отвечая на вопрос: Следует ли вводить в школе пре подавание религии? Если «да», то какие предметы должны преподаваться в школе? около 12% затруднились либо отказались ответить. Мнения отве тивших респондентов разделились, в основном, по двум позициям. Поло вина из них (50,3% татар и 47,0% русских) считает, что в школах следует вести преподавание истории и основ всех религий, несколько меньшая – 37,5% татар и 41,3% русских – преподавания религии в школе не должно быть. Лишь совсем незначительна доля выбравших преподавание основ православия (6,3% русских) или основ ислама (9,6% татар). Заметим, что среди опрошенных верующие чаще выбирают предмет «История и основы всех религий», тогда как колеблющиеся и неверующие считают, что в шко ле преподавания знаний о религии не должно быть.

Таблица Распределение ответов по отношению к преподаванию знаний о религии в зависимости от уровня веры (в % к числу опрошенных) Убежденно Номинально Колеблю Неверующие верующие верующие щиеся Ответы т р т р т р т р История и основы всех 50,2 50,5 47,2 42,7 34,3 32,4 28,6 26, религий Основы ислама 12,4 – 8,3 2,4 2,9 2,7 – 2, Основы – 7,7 – 5,2 – 2,7 2.4 2, православия Преподавания религии 25,8 26,5 34,3 38,9 57,1 51,4 64,3 64, в школе не должно быть Однако с нашей точки зрения, именно такой «совмещенный» модуль является оптимальным не только для Татарстана, как полиэтнического и многоконфессионального региона, но и для других регионов нашего поли этнического государства также. Пока же Минобр РФ отдает выбор в руки родителей, не всегда осознающих его последствия. Подчас и муниципаль ные институты диктуют свое видение. Так, в СМИ прошла информация (Эхо Москвы. 3.03.2012), что в Сергиевом Посаде Управление образования 208 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. настоятельно рекомендует с 1 сентября 2012 г. из 6 модулей выбрать один – «Основы православной культуры», что вызвало негативную реакцию ди ректоров школ и родителей.

В основе образовательной и информационной политики полиэтниче ского государства должно быть поликультурное образование, способст вующее усвоению знаний о других культурах, уяснению общего и особен ного в традициях, образе жизни, культурных ценностях народов, воспита нию в духе уважения инокультурных систем.

И такое поликультурное образование должно вестись как в рамках школьного образования, так и используя другие формы образования и вос питания: различные средства массовой информации, в т.ч. телерадиопере дачи, фестивали, праздники, различные образовательные курсы, особенно для лиц, профессионально контактирующих с представителями разных на циональностей и конфессий.

В выступлениях первых лиц государства, в официальных документах активно используется идеологема «многонациональный, многоконфессио нальный народ России», имеющая интеграционное значение, но в действи тельности православие играет роль государственной религии.

Подчас поводом для конфликтов на религиозной почве становится не дальновидная политика, непродуманность решений местной администра ции. Государственная политика по отношению к народам и религиям тре бует от представителей государственных организаций высокой степени ответственности, понимания проблем и толерантного отношения.

В противном случае неэффективность управления в полиэтнических субьектах Федерации, нарушение равноправия по этническому и конфес сиональному признаку могут стать катализаторами этноконфессиональных конфликтов, фактором дезинтеграции общества.

Проводимая государством политика доминирования одной конфессии, хотя и численно преобладающей, не может служить основой консолидации общества, скорее, предпосылкой для усиления конфликтогенного потен циала межэтнических и межконфессиональных отношений в стране. Одним из реальных направлений в поисках путей интеграции России является со вершенствование этнокультурной политики государства, соблюдение рав ноправия различных этноконфессиональных групп, учет интересов не только этнического и конфессионального большинства, но и меньшинств, сохранение внеконфессионального статуса государственных институтов.

Одной из государственных задач руководство страны определяет фор мирование общероссийской нации, при этом часто используется идеологе ма «Россия – общий дом для всех ее народов». В исследовании 2011 г. суж дение «Россия – общий дом многих народов. Все народы России должны обладать равными правами» находит поддержку у более 90% татар и рус Розалинда МУСИНА. Религия и религиозность… ских, в т.ч. более 72% полностью согласны с этим. В несколько большей степени она выражена у верующих, причем среди татар – у «номинальных»

верующих, а среди русских – у «активных» верующих.

В целом, материалы исследования показывают рост общероссийской идентичности татар и русских в Татарстане, важным моментом при этом является высокий уровень согласованности мнений представителей этих этнических групп. Однако этническая и конфессиональная идентичность и солидарность превалируют в сознании татарстанцев. Особо следует под черкнуть, что анализ соотношения разных форм идентичностей выявил преобладание паритетных, или симбиотических форм идентичностей: од новременно соотнесение себя с гражданами России и жителями Татарстана, а также с россиянами и людьми своей национальности. Для татарстанцев характерен более высокий уровень этнического и религиозного сознания, чем в среднем по России, что объясняется длительными и тесными этно конфессиональными контактами, усилением значимости оппозиции «мы – они». Но вместе с тем соседствующий этнос и его конфессия воспринима ются как достаточно близкие: хотя другой, но не чужой, а свой.

Связь религиозности и разных форм идентичностей неоднозначна. По вышенная степень религиозности («активные верующие») коррелирует с этнической и региональной идентичностью у татар и русских. Российская идентичность более характерна для людей с более низким уровнем религи озного мировоззрения (номинальные верующие, колеблющиеся, неверую щие). Верующие проявляют более высокий уровень толерантности по от ношению к соседствующему этносу и его конфессии. Таким образом, из менение религиозной ситуации – религиозное возрождение, рост уровня и степени религиозности можно воспринимать как предпосылку к будущей консолидации общества при условии совершенствования этноконфессио нальной и этнонациональной политики государства.

Марат Лотфуллин* Поликультурное образование как условие сохранения родных языков в рамках федеральных государственных образовательных стандартов Как отмечается во всеобщей декларации ЮНЕСКО1, культурное раз нообразие тесно связано с языковым. Исходя из этого положения очень важно развитие и поощрение языковой политики, направленной на исполь зование своего родного языка, в том числе в области образования, овладе вая при этом общенациональным языком и международным языком, побу ждая также носителей доминирующего языка к овладению другим нацио нальным языком и одним или двумя международными языками. Только сознательно культивируемое многоязычие может дать возможность всем языкам найти свое место в нашем мире в эпоху глобализации. Сохранение языков в основном обеспечивается системой образования.

Законодательством Российской Федерации понятие «национальное образование» не определено. В сложившейся практике под национальным образованием подразумевается обучение и воспитание на родном языке, изучение родных языков. В этом смысле любая система образования явля ется национальной. В Российской Федерации подавляющее большинство учреждений образования ведут обучение и воспитание на русском языке и по сути дела являются русскими национальными школами. Поэтому на циональные учреждения образования в России решают задачу сохранения языков и культур народов РФ, функционируя в едином общероссийском образовательном пространстве.

После революции 1917 г. в СССР и РСФСР началось строительство государственной системы национального образования. С 1938 г., под пред логом повышения качества преподавания русского языка, начался процесс перевода обучения на русский язык. Кадровая база национальной школы начала сокращаться. К моменту развала СССР система образования регу лировалась законом «О народном образовании» 1974 г., которым гаранти ровались бесплатное всеобщее среднее образование, свобода выбора языка обучения;

кроме языка обучения, учащиеся могли изучать по желанию и * Лотфуллин Марат Вазыхович – кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Центра истории и теории национального образования Института истории им.

Ш.Марджани АН РТ (г. Казань).

Всеобщая декларация о культурном разнообразии принята 31-й сессией Генеральной конфе ренции ЮНЕСКО. Париж, Франция, ноябрь 2001.

Марат ЛОТФУЛЛИН. Поликультурное образование… языки других народов. Создавались необходимые условия для изучения русского языка на уровне свободного владения, добровольно принятого для межнационального общения.

В Министерстве образования РСФСР функционировал отдел по на циональному образованию, работали институты Национальных проблем образования, издательства на национальных языках. Осуществлялся офи циальный перевод всех государственных документов на родные языки. Не смотря на формальное существование государственных институтов по обеспечению национального образования, их реальной целью было осуще ствление политики создания единого советского народа (прежде всего с единым русским языком), количество школ с татарским языком обучения неизменно сокращалось. «Добровольное» изучение родного языка привело к его исчезновению, прежде всего в городах. Например, к 1990 году в г.Казани функционировала лишь одна школа-интернат с татарским языком обучения, основной контингент которой составляли обучающиеся преиму щественно из районов Татарстана. Татарский язык преподавался нулевым или седьмым предметом для желающих. В среднем в каждой школе рабо тал один учитель татарского языка и литературы.


На основе Закона «Об образовании» от 10 июля 1992 г. в РФ была вве дена компонентная структура образовательных программ. Федеральная власть отказалась от поддержки национального образования. В Министер стве образования РФ был ликвидирован отдел национального образования, региональные филиалы Института национальных проблем образования перестали функционировать. Полномочия по обеспечению национальных школ учебно-методическими пособиями, разработке учебных планов и программ на основе национально-регионального компонента образования (составляющего 15% от федерального компонента образования) были пе реданы регионам РФ. Таким образом, Республика Татарстан начала обес печивать учебно-методической литературой татар всей России, которые по численности в 4 раза превосходят татар, проживающих в Татарстане. При этом национально-региональный компонент образования у всех регионов был свой, количество предметов, входящих в компонент, и количество ча сов преподавания отличались друг от друга. Учет численности детей-татар, обучающихся в учреждениях образования в масштабе всей России не про изводился, как и мониторинг создания условий для обучения на родном языке и изучения родного языка.

Тем не менее, посредством договоров о сотрудничестве между регио нами РФ и РТ число учреждений образования с татарским языком обучения и воспитания начало расти. В Татарстане татарский язык как государствен ный преподавался во всех учреждениях образования в равных с русским языком объемах. Республика Татарстан справилась с вызовом времени, 212 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. национальное самосознание татар начало расти не только в Татарстане, но и по России в целом. Татарское национальное образование начало возрож даться, и на повестку дня был поставлен вопрос о создании высшего обра зования на татарском языке, прежде всего, о создании Татарского нацио нального университета.

Такое положение дел перестало устраивать определенные круги феде ральной власти. Их надежды на самостоятельное исчезновение националь ного образования, лишенного федеральной поддержки, не оправдались. В 2007 г. Законом 309-ФЗ для обеспечения единства образовательного про странства РФ разделение образовательных программ на компоненты было отменено. Разработка единого Федерального государственного образова тельного стандарта (ФГОС) была поручена федеральному правительству.

Целью ФГОС было объявлено создание образовательной среды, обеспечи вающей становление идентичности гражданина России как основы разви тия гражданского общества, содействие сохранению и развитию культур ного разнообразия и языкового наследия многонационального народа РФ, обеспечение права гражданина на изучение родного языка, получения пол ноценного образования на родном языке, овладение духовными ценностя ми и культурой многонационального народа России.

Полномочия регионов по разработке и изданию учебников, утвержде нию учебных планов были ликвидированы. Учреждениям образования раз решили самостоятельно утверждать свои образовательные программы, со ставленные на основе примерных образовательных программ и с примене нием учебников, допущенных МОиН РФ. Таким образом, федеральный центр возвратил себе полномочия по организации национального образо вания.

Попытки республик в составе РФ сохранить свои конституционные полномочия по организации национального образования привели к разре шению их участия (с неопределенными полномочиями) в разработке ФГОС и примерных образовательных программ.

В настоящее время ФГОС для начальной школы разработаны и утвер ждены приказом Министерства образования и науки РФ. Национально региональное содержание образования обеспечивается включением родно го языка в обязательную часть образовательной программы. Это произош ло только после заявления М.Ш. Шаймиева о неприемлемости первона чально предложенного варианта, предусматривавшего включение изучения родного языка лишь в части формируемой участниками образовательного процесса.

Примерные образовательные программы разработаны по всем предме там, кроме родного языка, и предложены регионам для апробации. Меха Марат ЛОТФУЛЛИН. Поликультурное образование… низма же разработки примерных федеральных образовательных программ по родным языкам не существует.

Так же не восстановлены Федеральные государственные институты по реализации полномочий по обеспечению национального образования. Сам термин «национальное образование» исключен из ФГОС и заменен на тер мин «этнокультурное образование». Кроме того, в ФГОС и примерных об разовательных программах отсутствует конституционный и предусмотрен ный законодательной нормативной базой термин «государственные языки Республик в составе РФ». Игнорирование предусмотренного в законода тельстве РФ изучения в школе государственных языков республики на практике приведет к существенным противоречиям и усилению социально го напряжения в обществе.

С целью легитимного обеспечения сохранения национального содержа ния образования в рамках централизованной системы образования принята Федеральная целевая программа развития образования Ф118 «Поликультур ное образование как основа формировання российской граданской иден тичности обучающихся общеобразовательной школы». Республика Татар стан выступает пилотным регионом данной программы. В 2010–12 годах разработаны учебно-методические комплекты (УМК) для 1–3 классов обще образовательной школы на двух государственных языках РТ. УМК на татар ском языке снабжены татарско-русскими, УМК на русском языке – русско татарскими терминологическими словарями. Поликультурное образование предполагает обучение в начальных классах преимущественно на родном языке, в среднем звене – перевод некоторых предметов на русский язык обу чения. В старшем же звене преподавание отдельных предметов будет осуще ствляться на иностранном языке. Такой опыт в РТ уже имеется. Лицеи интернаты для одаренных детей с преподаванием ряда предметов на англий ском языке показывают лучшие результаты в России. В рамках поликуль турного образования не будет необходимости разделения учреждений обра зования по языкам обучения при условии обеспечения целевой подготовки достаточного числа педагогических кадров, владеющих несколькими языка ми, для начала, государственными языками РТ.

В настоящее время для сохранения достигнутого уровня национально го образования, в первую очередь, необходимо:

1. Восстановить федеральные государственные институты националь ного образования, а именно:

– отдел Министерства образования и науки РФ по национальному об разованию;

– научно-исследовательские институты проблем национального обра зования по созданию УМК на родном языке и по изучению родного языка и литературы;

214 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. – издательства учебно-методических комплексов на родных языках;

– полномочные федеральные органы по рецензированию УМК на род ных языках.

2. Определить механизмы разработки и утверждения примерных обра зовательных программ по родным языкам и литературе.

3. Организовать федеральный мониторинг условий для обучения на родном языке и изучения родного языка.

4. Ввести в образовательные программы предмет «Государственные языки республики в составе РФ» в соответствии с действующим законода тельством.

5. Отменить приказ Министерства образования и науки РФ № 362 от 28.11.2008 г. в части возможности государственно-итоговой аттестации на получение среднего образования исключительно на русском языке.

6. Перевести систему разработки УМК в Республике Татарстан на по ликультурную основу в рамках Федеральной целевой программы развития образования.

7. Обеспечить внедрение системы поликультурного образования в масштабах всей федерации.

Гарун-Рашид Гусейнов, Анна Мугумова* Современная система образования и тюркские народы в этноязыковой ситуации Республики Дагестан Согласно статье 26 Конституции РФ «каждый имеет право на поль зование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества», кроме того «Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития» (ст. 68). Также согласно статье 68, в условиях, когда «государственным языком Российской Федерации на всей ее терри тории является русский язык», «республики вправе устанавливать свои го сударственные языки», которые «в органах государственной власти, орга нах местного самоуправления, государственных учреждениях республик … употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации».

Однако в отношении развития в действующей с 01.07.2012 г. редакции Федерального закона от 13 января 1996 г. «Об образовании» выше упомянутых положений возникает определенная коллизия. Она связана с тем, что в статье 2 названного закона говорится, что «граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения», но «в пределах возмож ностей, предоставляемых системой образования». Следует отметить и дру гую коллизию, которая, на наш взгляд, возникает в связи со статьей 6 того же закона, согласно которой лишь «вопросы изучения государственных языков республик в составе Российской Федерации регулируются законо дательством этих республик».

Положения Конституции РФ и вышеназванного Федерального закона «Об образовании» практически идентичным образом воспроизводятся в статье 11 ныне действующей Конституции Республики Дагестан (РД) и в законе РД «Об образовании», принятом 26 октября 2006 года. В первом документе прокламируется, что «государственными языками Республики * Гусейнов Гарун-Рашид Абдул-Кадырович – доктор филологических наук, доцент кафедры русского языка Дагестанского государственного университета, эксперт Европейской Хар тии региональных языков или языков меньшинств и Федералистского союза европейских национальных меньшинств, заместитель председателя Кумыкского научно-культурного общества;

Мугумова Анна Львовна – кандидат филологических наук, доцент кафедры тео рии и истории русского языка Дагестанского государственного педагогического универси тета, зам. декана филологического факультета по учебной работе (г. Махачкала).

216 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. Дагестан являются русский язык и языки народов Дагестана. В Республике Дагестан гарантируется всем народам, проживающим на ее территории, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития». Во втором – утверждается, что «в Республике Дагестан языками обучения являются русский язык и родные языки. В соответствии с феде ральным законодательством граждане Российской Федерации на террито рии Республики Дагестан имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования Республики Даге стан». К числу существенных достижений последнего документа обычно относят содержащееся в нем положение о том, что «в образовательных уч реждениях с русским языком обучения обеспечивается изучение родных языков как обязательного [выделено нами. – Г.-Р.Г., А.М.] предмета».

Однако на сегодняшний день в Республике Дагестан «наблюдается снижение уровня владения русским языком как государственным, а также родных языков, особенно среди молодого поколения. Заметно снизился уровень речевой культуры населения во всех сферах функционирования русского языка»1.

То же самое, в принципе, показал и проведенный 02.03.2012 г. Центром этнополитических исследований РД мониторинг, содержащий вопрос:

«Удовлетворены ли Вы реализацией прав на обучение на родном языке?», на который 46% опрошенных ответили утвердительно. 36% – считали, что со временное образование предоставляет недостаточно возможностей для обу чения на родном языке. 18% респондентов затруднились ответить на этот вопрос. На вопрос: «Удовлетворены ли Вы реализацией прав на изучение родного языка?» – 43% опрошенных ответили утвердительно. 36% респон дентов считают уровень преподавания родного языка в учебных заведениях – недостаточным. И 41%(?) затруднились ответить на этот вопрос»2.

Не случайно, как отмечают лингвисты республики – специалисты род ных языков, «cостояние родных языков в Дагестане следует охарактеризо вать как сложное. На них оказывают воздействие рост социальной пре стижности русского языка и естественное желание билингвов, чтобы их родной язык вполне соответствовал их уровню духовного развития… С Постановление Правительства Республики Дагестан от 10 февраля 2012 г. № 32 «Об утверж дении Комплекса мер по модернизации системы общего образования в Республике Даге стан в 2012 году» [см. http://www.government-rd.ru/storage/doc/files/_32_004.doc (дата обра щения: 13.07.12)].

Информация о деятельности Министерства по национальной политике, делам религий и внешним связям РД в 2011 году по основным направлениям деятельности, определенных Программой Правительства РД на период до 2015 года [http://www.minnaz.ru/news_open.

php?id=818 (дата обращения: 13.07.12)].

Гарун-Рашид ГУСЕЙНОВ, Анна МУГУМОВА. Современная система… одной стороны, звучат бесконечные призывы к изучению родного языка горожанами, не знающими его, с другой – реальная невозможность создать даже минимальные экстралингвистические условия, которые бы стимули ровали желание или необходимость знать его… Вызывает серьезную тре вогу положение, когда существуют десятки школ, в которых родной язык и родная литература вовсе не преподаются. Можно представить себе и отно шение к родным языкам и родным литературам в городских и поселковых школах со смешанным национальным контингентом учащихся»3.

В качестве других общих причин, обусловливающих падение прести жа родных языков в Дагестане в целом и трудности в их школьном изуче нии, называют также все большее распространение русского языка, дос тигшее в 2002 г. 88,2%, а у некоторых народов, в частности, кумыков – 90%. Сюда же присовокупляют рост числа межнациональных браков, смешан ный состав жителей населенных пунктов, особенно городских4.

При всем этом в отношении тюркских народов республики не учиты вается и действие такого важнейшего фактора, как изменение характера их расселения, которое приобретает в последние 50 лет все более дисперсный характер. Носители этих языков проживают в большинстве своем в рай онах и населенных пунктах с этнически смешанным населением, в отличие от собственно дагестанцев, мигрировавших из зон традиционного обита ния, главным образом, начиная со второй половины ХХ в. (причем, не ме нее значительная часть последних продолжает проживать в этнически од нородных пределах своего традиционного расселения в горной зоне). В результате мы имеем ситуацию, когда «превращение коренных жителей в национальные меньшинства на их исконной этнической территории сопро вождалось их деэтнизацией, стиранием традиционных национально культурных пластов, частичной утерей функциональной роли родных язы ков, миграцией части населения…»5.

Так, 40 407 ногайцев, традиционно обитая на 2010г. в ареально смеж ных пределах Ногайского, Тарумовского, Кизлярского и Бабаюртовского районов РД, лишь в первом из них являются в 2012г. большинством – 85,7% из 22,6 тыс. его жителей6. Азербайджанцы составляют лишь полови Магомед Магомедов: «В Дагестане необходимо создать условия для сохранения родных языков» // РИА «Дагестан» от 21 февраля 2012 г. [http://www.riadagestan.ru/interview /2012/2/21/132722/ (дата обращения: 13.07.12)].

Б.М. Атаев, М.Б. Атаева. Взаимодействие и функционирование русского и дагестанских языков [http://www.work.vegu.ru/vegu/vestnik/DocLib/43-50_Атаев,%20Атаева.pdf (дата обра щения: 13.07.12)].

А.И Османов, А.С. Гаджиев, Г.А. Искендеров. Из истории переселенческого движения и ре шения аграрного вопроса в Дагестане. Махачкала, 1994. С. 26–27.

Ногайский район [http://www.government-rd.ru/dagestan/karta/regions/nogayskiy_rayon (дата обращения: 13.07.12)].

218 КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛИСТ. № 1-2(31-32). ЗИМА, ВЕСНА. ну сельского населения (55,7%) Дербентского района, а Табасаранского – 18%;

в городах Дербент и Дагестанские Огни – около трети населения в каждом, а в соседних поселках городского типа – Мамедкала – 22,4%, Бе лиджи – 7,3% и др.7.

В свою очередь в засулакской зоне (гг. Хасавюрт и Кизляр, Хасавюр товский и Бабаюртовский районы) исторического проживания крупнейше го среди тюркоязычных народов Северного Кавказа – кумыкского, по дан ным переписи 2002 г., проживало около 1/4 кумыков РД. При этом в Хаса вюртовском районе кумыки составляли в 2002 г. 31,4% населения, в Баба юртовском – 47,8%. Еще более сложная этноязыковая ситуация сложилась в соседнем Кизилюртовском районе, в котором кумыки составляли в г. лишь 11,5% его населения по сравнению с около 13,7% в 1995 г. Причем в основных сельских населенных пунктах, а также в поселке Бавтугай, где представлены кумыки, они находятся в абсолютном меньшинстве. Во всей этой зоне проживание кумыкского населения уже носит в основном дис персный характер, что, как известно, способствует интенсивной утрате родного языка не только в городах (см. ниже), но и в сельской местности.

Языковая ситуация относительно стабильна лишь в сельских районах цен тральной и южной зоны, где, в 2002 г., по сравнению с 1995 г., имело место некоторое увеличение доли кумыкского населения: Буйнакский – с 55,3% до 62,7%, Карабудахкентский – с 57,4% до 64,2%, Каякентский – с 51,1% до 54,5%, Кумторкалинский – от 53,4% до 59,7%;

за исключением Кайтаг ского – от 9,2% до 8,6%, в котором в 1926 г. насчитывалось 21,0% кумык ского населения. Причем в городах (Махачкала, Хасавюрт, Буйнакск, Кас пийск, Кизилюрт, Избербаш, Кизляр), расположенных, за исключением Дербента, на исторически кумыкской этнической территории, кумыки, по переписи 2002 г., также находятся в меньшинстве, чаще абсолютном. В «зоне риска», не считая 57 тысяч кумыков, проживавших за пределами республики, еще в 2002 г. находилось порядка 2/3 их числа в РД8.

У 13 непрерывно увеличивавшихся, за исключением татов, народов Республики Дагестан, имеющих письменность, в 2002/2003–2009/2010 учеб ных годах число учащихся, изучающих свой родной язык как предмет, в большинстве случаев либо практически не изменилось, либо уменьшилось. К первым относятся аварцы, даргинцы, чеченцы и лакцы, ко вторым – все тюркские народы, лезгины, табасаранцы и агулы. Увеличение имело место Магомед-Расул Ибрагимов. Азербайджанцы Дагестана [http://www.turkishnews.com/ru/content /2012/05/23/АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ-ДАГЕСТАНА/ (дата обращения: 13.07.12)] Гарун-Рашид Гусейнов, Магомед-Расул Ибрагимов, Гасан Оразаев. Кумыкский язык в исто рии Дагестана ХХ века (Часть III) [http://www.turkishnews.com/ru/content/2012... (дата обра щения: 13.07.12)].

Гарун-Рашид ГУСЕЙНОВ, Анна МУГУМОВА. Современная система… лишь у двух малых лезгинских народов – рутульцев и цахур9, получивших вместе с агулами письменность на родном языке лишь в 90-х гг. ХХ в.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.