авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«Институт государства и права Российской Академии наук {. Д. А. Керимов МЕТОДОЛОГИЯ ПРАВА ПРЕДМЕТ, ...»

-- [ Страница 14 ] --

К. Маркс справедливо писал: Мудрый законодатель преду­ предит преступление, чтобы не быть вынужденным наказывать за него2. В самом деле, предупреждение преступлений обхо­ дится обществу куда дешевле, выгоднее». Сутью и основной целью социального предупреждения преступности является ее профилактика. Она представляет собой комплекс конкретных социальных мер (экономических, организационных, управлен­ ческих, культурно-воспитательных и иных), осуществляемых с целью предупреждения преступности, спкрашения количе­ ства правонарушений путем выявления и устранения причин и условий, способствующих противоправному поведению.

Было бы наивностью полагать, что задачи комплексной социальной профилактики преступности могут быть реше­ ны лишь усилиями правоохранительных органов, хотя основ­ ная тяжесть работы ложится именно на их плечи. Здесь нуж­ на активизация деятельности всех государственных органов, общественных организаций, трудовых коллективов, общест­ венности, ибо решение этой задачи отражается на экономи­ ке, социально-психологическом климате общества, воспита­ нии подрастающего поколения, наконец, на нормальной жизнедеятельности общества и каждого его члена. Для того чтобы деятельность государственных органов, обшественных организаций, трудовых коллективов, должностных лиц и граждан была направлена к единой цели, носила упорядо­ ченный и скоординированный характер, необходимо соот 1 См. : Социальная профилактика правонарушений: советы, рекомендации.

М.,1989.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т 1. С. 131.

Проблемы философшt права ветствующим образом ее мобилизовать, организовать и спланировать. Именно этому и служит комплексная соци­ альная профилактика преступности.

Основные цели, которые преследует комплексная социаль­ ная профилактика преступности, следующие:

сокращение случаев преступного поведения (действий) граждан и долЖностных лиц;

ограничение антиобщественного поведения (действий) граждан и должностных лиц, не являющегося нарушением действующего законодательства, но пrl'!·-юсящего определен­ ный вред обществу и могущего перерасти в противоправные деяния или способствовать их совершению;

- преодоление негативных сторон общественного разви­ тия, способствуюших преступности (например, противоречия между богатством и бедностью, между ростом материально­ го благосостояния и потребительской психологией и т. д.);

- устранение в деятельности государственных органов управления, предприятий, общественных формирований, культурно-воспитательных и медицинских учреждений недо­ статков и просчетов, создающих условия длн преступности;

- постепенное искоренение в семье, по месту жительст­ ва и в других сферах общественной жизни консервативных обычаев, отриц:пельных традиций и форм поведенин, спо­ собствующих преступлениям;

-развитие и совершенствование позитивных социальных процессов, противодействующих антиобщественному поведе­ нию (действиям) граждан и способствуюших соблюдению действующего законодательства, госу.Lй1Jственной и трудовой дисциплины;

повышение уровня сознательности граждан, формиро­ вание уважения к правовым предписаниям, активной жизнен­ ной позиции в борьбе с преступностыо и в упрочении режи­ ма правопорядка.

Субъектами комплексной социальной профилактики преступности являются государственные органы, обществен­ ные организации, трудовые коллективы, должностные лица и граждане, участвуюшие в деятельности по предупреждению преступности. В профилактической работе призваны также участвовать средства массовой информации.

Управление, закошюсть 11 правопорядок В комплексной социальной профилактике преступности следует предусматривать создание в регионах советов профи­ лактики;

организацию добровольных общественных формиро­ ваний для борьбы с преступностью;

проведение систематиче­ ского обучения профилактической работе лиц, привлеченных к борьбе с преступностью;

обмен опытом профилактической работы между различными ее субъектами;

налаживание сотруд­ ничества общественных организаций между собой и с право­ охранительными органами. Важно также предусмотреть поощ­ рение за работу по предупреждению преступных деяний.

' Объектами социально-профилактического воздействия долж­ ны быть негативные стороны различных факторов и процес­ сов общественной жизнедеятельности людей, способствующие совершению преступлений некоторыми из них. Круг объек­ тов социально-профилактического воздействия чрезвычайно широк. Поэтому определение конкретных объектов социаль­ но-профилактического воздействия выявляется в результате предпланового изучения состояния правопорядка в регионе.

Объекты социально-профилактического воздействия мож­ но примерно подразделить на три основhые группы:

- негативные стороны жизнедеятельности людей (мате­ риальная и социально-культурная база, уровень благососто­ яния и жилищно-бытовые условия, техническая оснащен­ ность производства, технологический процесс, условия труда и т. д.);

- негативные стороны организационно-управленческой деятельности субъектов профилактики (система общего и спе­ циального образования, социально-бытовое обслуживание, средства массовой информации, учреждения культуры, соци­ альная активность и т. д.);

- негативные стороны межлишостных отношений и по­ ведения людей (отношения между людьми в быту и в про­ цессе трудовой деятельности, на отдыхе, семейные отноше­ ния и т. д.).

Комплексное социально-профилактическое воздействие осуществляется тесно связанными между собой общими и специальными ~ерами.

Общими являются меры, не предназначенные исключитель­ но для профилактики преступлений, но объективно содейст Проблемы философщt nрава вующие их предупреждению (улучшение условий труда, отды­ ха и быта населения, повышение образовательного и культур­ ного уровня, совершенствование воспитательной и культурно­ массовой работы среди различных соuиальных групп, особенно среди несовершеннолетних, и т. д.).

Спеuи:urьными являются меры, предназначенные исклю­ rительно для uелей профилактики преступлений и направлен­ ные непосредственно на факторы, влияющие на преступле­ ния, а также на лиu, склонных к нарушению правопорядка (усиление охраны общественного порядка, улучшение воспи­ тательной работы с лиuами, склонными к престvпным дея­ ниям, повышение уровня соuиальноrо контроля за поведени­ ем лиu, ранее совершивших преступления, и т. д.).

Комплексная соuимьная профилактика преступлений должна быть научно обоснованной, реально обеспеченной со­ ответствующими материальными и иными ресурсами, отра­ жать спеuифические условия жизнедеятельности региона.

При ее разработке uелесообразно обеспечить:

выбор наиболее актуальных uелей профилактической деятельности;

- максимально полное использование возможностей су­ ществующей системы управления экономическими и соии­ ально-культурными проuессами с учетом компетенuии и функuий отдельных органов управления;

объединение и раuиональное использование имеюших­ ся в регионе сил и средств для проведения профилактической работы;

сбмансированное развитие всех ведущих направлений профилактической работы и охват ею всех сuспшных частей данного региона (городской и сельской местности, отдель­ ных населенных пунктов, районон и территориальных зон, наиболее пораженных антиобщественными проявлениями).

При разработке мероприятий региональной комплексной социальной профилактики преступлений следует учитывать спеuифические особенности регионов. Особенности каждо­ го региона должны быть отражены в мероприятиях при ор­ ганизаuии, разработке и реализаuии мероприятий комплекс­ ной социальной профилактики преступности.

Различные уровни комплексной couиcurьнoJ';

i профилакти У11равление, закоииость правопорядоте ки преступлений должны быть органически взаимосвязаны.

При этом в каждом регионе следует предусматривать общие и наиболее важные мероприятия, реализация которых воз­ лагается на определенные субъекты профилактической дея­ тельности. Соответствующие органы, организации и учреж­ дения, расположенные на данной территории, в своих мероприятиях воспроизводят общие мероприятия и в необ­ ходимых случаях детализируют их, а также включают те кон­ кретные мероприятия профилактической деятельности, ко­ торые вытекают из специфики соответствующих объектов.

В целях повышения переанальной ответственности за вы­ полнение соответствующих мероприятий комплексной соци­ альной профилактики преступлений целесообразно обозна­ чать конкретных исполнителей тех или иных действий.

Сроки, на которые разрабатываются мероприятия комп­ лексной социальной профилактики преступлений, должны строго соблюдаться.

Все отмеченные моменты должны найти тщательную про­ работку в типовых методических рекомендациях по комп­ лексной социальной профилактике преступности, в которых давно нуждаются государственные органы, общественные ор­ ганизации и трудовые коллективы.

Эти методические рекомендации посл ужат изучению ба­ зисных данных каждого региона страны.

Даже если в результате будет достигнуто хотя бы некото­ рое снижение преступности, это безусловно принесет обще­ ству значительную не только моральную, но и материаль­ ную выгоду.

Глава ПРАВОБАЯ КИБЕРНЕТИКА Под воздействием научно-технического прогресса, бурного роста производительных сил современного общества и мно­ гих других социальных факторов ускоряется всемирно-исто­ рический процесс, возникают все новые и новые глобальные, общепланетарные проблемы, укрепляется межгосударственное сотрудничество мирового сообщества, преобразуютсн условия общественного бытия. В этом движении огромную роль иг­ рает компьютерная революция, развивающаяся стремитель­ ными темпами. Будучи порождением научно-технического прогресса, она оказывает на него плодотворное воздействие, совершенствует технику, технологию и управление обществом, освобождает человека от монотонного, рутинного труда, тем самим значительно расширяя поле истинно человеческой, ин­ теллектуальной, творческой деЯтельности. Открьшаются захва­ тывающие перспективы взлета научной мысли, обновления и интенсификации теоретического мышления, достижения выдающихся результатов во всех отраслях науки.

Небывалые, исключительно благоприятные возможности открывает компьютерная революция и в сфере обогащения, развития и совершенствования права, законодательства и за­ конности.

Вместе с тем необходимо реально оценивать ее современ­ ные достижения, возможности и целесообразность исполь­ зования в той или иной сфере, а также социальные послед­ ствия внедрения в практику. Так, например, законодательная техника преследует цель достичь максимальной формализа­ ции законодательного текста. Кибернетика и компьютерная техника в состоянии оказать в этом деле неоценимую по­ мощь. Значительно сложнее дело обстоит с содержательной //раповая кuбepllellli/Кll · где стороной законотворчества, возможности компьюте­ ризации, по нашему глубокому убеждению, значительно - ­ скромнее по сравнению с формализацией законодательной деятельности. Чрезмерные восторги, надежды, ~воеобразно преувеличенная идеализация компьютерного процесса, охва­ тившая обширную часть интеллектуальной элиты мира, вы­ нуждают остановиться на основных, преимущественно обще­ методологических проблемах, на современных возможностях использования кибернетики и компьютерной техники в сфе­ ре, нас в данном случае интересующей.

Одна из центральных проблем, интенсивно обсуждаемых отечественной и мировой научной общественностыо уже не один десяток лет, возможность создания искусственного интеллекта' (следовательно, со временем, скажем, и искус­ ственного законодателя», «искусственного судьИ). С «искус­ ственным интеллектом связывается наступление второй компьютерной революции.

Прежде чем критически рассмотреть соображения, идеи и аргументы спорящих сторон, необходимо предварительно оговорить некоторые моменты методологического плана.

Сама постановка вопроса о возможностях компьютерных СJ1 стем является, на наш взгляд, некорректной. С одной сторо­ ны, любая попытка установить границы возможного рано или поздно, но неизбежно терпеЛа поражение результате разви­ J тия науки, познавательные потенции кvторой бесконечны на­ столько, насколько бесконечен сам мир. С другой стороны, не все возможности имеет смысл превращать в действитель­ ность, поскольку одни еще недостаточно созрели, а другие служат не столько прогрессу, сколько регрессу общества;

бо­ лее того, они чреваты непредсказуемыми, трагическими по­ следствиями (например, так называемое улучшение челове­ ческого рода с помощью биотехнологии).

1 Термин искусственный интеллекТ весьма услопен, более того, далеко не точен, но он настолько вошел в научный и обыденный обиход без всяких ого­ ворок, что может создать убt:жденность в осуwествленной замене естествен­ ного интеллекта искус(;

твенным если не во всех, то по крайней мере во мно­ гих сферах человеческой деятельности. Для того чтобы рассеять такого рода иллюзии, необходимо более подробно остановиться на данной проблеме.

/lроблелtы философt/11 nршщ Вспоминается в этой свя зи широкое увлечение компьюте­ ризацией в первые годы ее nризнания, когда некоторые авто­ ры говорили о чуть ли незамедЛительной замене, в частности, законодате,flя и судьи компьютерными системами. Такие идеи и рекомендации выдвигались лишь восторженными энтузиаста­ ми, которые, однако, имели очень смутные представления не только о состоянии кибернетики и компьютерной техники в тот период, но ио nрироде законатворчества и nравосудия, имеющих сугубо человеческий, тонкий, деликатный характер.

.Законотворчество, как и любое другое творчество, исклю­ чает его всепоглощающую формализацию и, следовательно, компьютеризацию. Речь может идти пока лишь о привлече­ нии кибернетических методов и компьютерных средств для вспомогательных, прикладных, подготовительных работ, су­ щественно облегчающих и ускоряющих сам процесс созда­ ния законов. Что же касается указанной ЗаJiлены, то она не только практически неосуществима, но и, что не менее важ­ но, неuелесообразна. Тем не менее и сейчас подобные идеи и рекомендации иногда выдвигаются, хотя и (под влиннием критики) более осторожно, осмотрительно, с различного ро­ да оговорками. Мы имеем в виду прежде всего идею созда ния «искусственного интеллекта)), который трактуется ныне с акцентом на слове интеллект, а его Искусственность остается в тени, на втором плане, затуш·евывается. Тем са­ мым создается впечатление, будто компьютер полностью за­ меняет человека'. Это, вообще-то говоря, так же нелепо, как несуразно утверждение, будто робот по всем параметрам за­ меняет работника. В действительности же компьютер и че­ ловек, робот и рабогник остаются тем, что они есть, и ни один из них не заменяет и не в состоянии заменить друго­ го. В их взаимодействии один может «усилить другого, но никак один не может превратиться в другоrо2.

1 В и звестной шутке о том, что тех ни к:\ дос"'иr;

rет такого совершенства, что человек сможет обойтись бе з самого себя, как раз и отражен а эйфо ­ рия относительно безграничных во з можностей комnьютера. Но ведь это не более чем шутка.

2 Компьютерная система представляет собой не более •rем инструмент в ин­ теллек:rуальной деятельности челове ка и выступает в качестве посредника меж­ ду объектом и субъектом позн а нин.

/lривовия кибериетшш Разве требует доказательства тот факт, что попытка «вдох­ нуть жизнь в неодушевленные предметы никогда не оживит этот предмет?!

Сказанное не основание для упреков в компыотерном аг­ ностицизме. Мы вовсе не отрицаем бесконечность компью­ терного познания, но призываем не смешивать и тем более не отождествлять искусственный интеллект с человеческим разумом, мышлением. Как бы искусственный интеллект ни приближался к естественному, как бы ни превосходил его в определенных отношениях, он всегда останется моделью че­ ловеческого разума, мышления, но не им самим, будет от­ личаться от подлинника (например, формализованный ком­ пьютерный язык от естественного). Учитывая современное состояние компьютерной техники, мы выступаем против не­ поколебимого убеждения в могуществе «Искусственного ин­ теллекта, своего рода компьютерного демиурга, способно­ го решить все задачи, преодолеть любые трудности, заменить во всех отношениях человека и каким-то образом облагоде­ тельствовать человечество.

Исходя из этих предпосылок, обратимся к д искуссии от­ носительно искусственного интеллекта. Попытки его соз­ дания оо'ушествляются в двух направлениях: по образу (мо­ деЛI:J), ч~ловечес-кому, т. е. в направлении воспроизведения · деятельности мо з га;

по образу (модели) технИческому, при котором машинными средствами достигаются результаты, аналогичные сознательной человеческой д~ятельности.

Тотальная компьютеризация общества, все возрастающи­ ми темпами проникаюшая почти во все сферы его жизнедея­ тельности, вовсе не означает соответствующего, все более энергичного вытеснения человека из интеллектуальной сфе­ ры деятельности. Дело обстоит как раз наоборот: чем мас­ штабнее процесс компьютеризации общества, тем выше зна­ чение человеческого разума, интеллектуальной деятельности личности, ибо при почтинеограниченной памяти, огромной скорости операций и прочих характеристиках современных компьютерных систем функционирование з ависит от про­ грамм, заложен fi ых в них специалистами.

Конструирование и функционирование систем искусст­ венного интеллекта, в том числе и сверхсложных нейроком ПроблеJitЫ философш1 11рива пьютеров (первых прототипов биокомпьютеров), свидетель­ ствуют об их возможности не только оперировать огромным объемом информации, недоступной отдельному индивиду, но и давать информацию о новом знании, самостоятельно ду­ мать (если допустимо употребить это слово в иносказатель­ ном смысле) и автономно действовать. И тем не менее эти системы бесконечно далеки от деятельности человеческого мышления. Достаточно напомнить, что если в мозгу человека функционирует около миллиардов нейроклеток, а возмож­ ности новейшего японского нейрокомпьютера приравнивают­ ся лишь к тысячам, то становится очевидным колоссаль­ ный ' разрыв между человеческим мозгом и компьютером 1. Но дело не только в этом. Создание чего-то подобного LJелове­ ческому мозгу, как справедливо отмечает академик Г. С. Пос­ пелов, потребует объединения в единый комплекс деснтков тысяч супер-ЭВМ, поскольку каждую отдельную мозговую клеточку можно сравнить с мощным сложнейшим компью­ тером. Следует при этом иметь в виду и другое обстоятель­ ство: если принцип функционированич.'Iевого полушария че­ ловеческого мозга (оперирующего логическими 'понятиями) относительно ясен, то пока практически ничего не известно о принципах работы правоrо полушария мозга2. При таком положении представляется, по крайней мере, преждевремен­ ным предложение о создании аналога человеческого мозга, естественного интеллекта.

Сторонники создания искусственного интеллекта в со­ ответствии с человеческим образом нередко для обоснования своей позиции ссылаются на ленинское положение о един­ стве материального и духовного. В. И. Ленин действительно отмечал, что за пределами основного вопроса философии оперировать противС'положностью материи и духовности бы­ ло бы громадно;

) ошибкойЗ. Из этого высказывания делает­ ся вывод о том, что свойства мозга кш особой высокоорга 1 См. : Известия. 1988. 6 января.

2 См.: Минаев Б. К. Проблемы представления Jll.li-Jий в компьютерных си­ стемах//Вопросы философии. 1987. N2 1. С. 52-53.

3 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 259.

Правовая кибериетика низованной материальной структуры вовсе не включают воспроизведения ряда интеллектушьных функций иными ма­ териальными системами'· Такое предположение вполне допустимо и оправданно по той причине, что человеческий мозг как источник духовно­ сти имеет вполне материальный субстрат, и нет логических оснований отрицать возможность создания другой материаль­ ной субстанции, которая обладала бы способностью осуще­ ствлять информационные операции. Но данное предположе­. ние не учитывает ряд нюансов, имеюших сушественное значение. Во-первых, в приведеином ленинском положении утверждается не тождественность материи и духовности, а недопустимость их противоположения, поскольку они взаи­ мопроникаемы. Во-вторых, допустимость возможности обра­ зования в далеком будушем материальной субстанции, спо­ собной осушествлять информационные операции, вовсе не означает вероятности создания искусственного интеллекта, поскольку сушиость интеллек;

а невоспроизводима, индиви­ дУfU!ЬНа и характеризует не всякий, а лишь человеческий мозг.

Наконец, в'-третьих, такой искусственный интеллект, как легко предвидеть, не компьютер, а нечто неизмеримо более сложное симбиоз биологических, физиологических, ком­ пьютерных и иных элементов. Иначе говоря, искусственный интеллект», если и допустить возможность и целесооб­ разность,- его создания, ничего обшего с компьютерным образом иметь не будет. В такой компьютер будет включен человеческий элемент, искусственное будет обогашено есте­ ственным, без которого нет интеллекта вообше и «искусст­ венного Интеллекта в частности. Полу'IИТСЯ, так сказать, че­ ловеко-компьютерный интеллект», имеюший мало обшего как с человеческим разумом, так и с современной компью­ терной системой.

Это направление создания так называемой компьютерной экспертной системы (Интерфейса, в создании которого, кстати, принимают участие такие мошные японские корпо 1 См., например: Ракитов А. И., Андрианова Т. В. Философия комnьютер­ ной революции//Вопросы философии. 1986. N2 11. С. 78.

Проблемы философшt ирава рации, как Хитачи и Саньо) имеет программу, предусма­ тривающую конструирование биокомпьютера, т. е. такой сверхмощной экспертной системы, функционирование кото­ рой в · какой-то мере воспроизводит закuномерности челове. ческого мышления. Характерным при этом 5IВЛяется ТОТ факт, что это функционирование будет основываться, как предпо­ лагается, на беЛковой памяти. Сейчас трудно предвидеть, что из этого получиться, но даже если придерживаться опти­ мистического предвидения, то ведь, по существу, речь идет уже не просто об ЭВМ, а о гораздо более сложном челове­ ческо-компьютерном устройстве. При всей интегративности человеческого и компьютерного, их, очевидно, можно будет различать: едва ли интеллектуальную роль будет играть ком­ пьютерная часть, а технологическую (в том числе и инфор­ мационную) человек. Дело будет обстоять наоборот, ина­ че теряется смысл вnедения челоnес1еского в компьютерное.

Важно заметить, что такого же мнения придерживался и основоположник кибернетики Норберт Винер, который в хо­ де нашей беседы в г. на мой вопрос о возможности со­ здания искусственного интеллекта» ответил: «Большое пре­ имушество человека это его способность проводить осмысленную работу с идеями, которы-:;

пока еще не совсем ясны... Вопрос использования машин в будущем включает ис­ пользование систем с механическими и человеческими эле­ ментами... Но в создании машинно-человеческой системы нужно точно сознавать функции человека в ней, чтобы улуч­ шить их деятельность в сфере функции человека в ней, че­ ловеческие элементы будут необходимы в сtюрме человече­ ской критики. Другими словами, я думаю, что особое внимание в этих проблемах, особенно в социологических проблемах, должно быть уделено машинам, не как самодо­ влеюшим способам их разработки, но как элементам машин­ но-человеческой системы... Если взять кибернетику как во­ прос гомеостазиса (равновесия) длн общества, то можно достичь многого, но опасно подходить к этому вопросу с чи­ сто механической точки зрения'· 1 Стенограмма беседы Н. Винера с Д. А. Керюювым. 1962. С. 1-3.

Правовал кибернетика, l Другой автор, Хьюберт Дрейфус, хотя и допускает фор~, мализацию всего знания, тем не менее не разделяет стой­ кого оптимизма относительно возможности создания ИС­ кусственного интеллекта t.

Попытки создать искусственный интеллект наподобие человеческого мозга едва ли приведет к успеху, поскольку, как известно, сознание, как и вообще высокие психическИе функции, по свидетельству естествоиспытателей (Ч. Шер­ рингтон, И. М. Сеченов), продукт отнюдь не мозга, а ду­ ховного организма, личного действиЯ, функциональных органов, «органов нервной системы2.

Естественное, воплощенное в искусственном, обедняется, равно как и искусственное не в состоянии в полной мере вос­ произвести естественное. Интеллект», олицетворенный в компьютере, преобразованный и действующий 13 нем, пере­ стает быть интеллектом, так же как искусственная интел­ лектуальностЬ» не есть естественная. Поэтому надежды тех, кто ставит вопрос не только о со здании компьютерных сис­ тем «ускоряющих интеллектуальную, творческую деятель­ ность человека (что уже воплощено 13 действительности, на­ пример игра в шахматы чемпиона мира с компьютерной системой) и имеет еще не использованные огромные по­ тенции в перспективе, но и о создании такого искусствен­ ного интеллекта, который был бы подобен человеческому ПО форме восприятия и осмысления мира, реально неосу­ ществимы ни в настоящем, ни в обозримом будущем. Сов­ ременное состояюiе компьютерного хозяйства не дает доста­ точных оснований для выдвижения этой задаLIИ ни сегод ня, ни завтра (заметим, кстати, что значение отдельных достИ­ жений 13 данной области вередко преувеличивается)З.

1 См,: Дрейфус Х Чего не могут вычислительные 1\ШШИI-JЫ, Критика и с ­ кусственного разума. М., 1978. С ! Об, 43, 2 Подробнее об этом см. : Велихов Е. П., Зинченко В. П., Л е кто рскиН В. А.

Сознание : опыт междисuиплин~рного подход~/ /Вопрос ы философии. 1988.

N2 1. С. 11-19.

3 Например, утверж:r1ается, будто уже сегодня успешно э ксплуатируютс н сложные информаuионно-поисковые системы, системы м а шинного (ком­ пьютерного) перевода и т. д. (см.: Минаев Б. К. Проблемы представле Пробле.мы философии права Если говорить о попытках второго направления созда­ ние искусственного интеллекта по технической модели, то иллюзорность замены человеческого разума, мышления машинными конструкuиями еще более очевидна. Дело в том, что воспроизведение «сознательной» деятельности ограничи­ вается довольно узким кругом задач, решаемых человеком.

Кроме того, имеiотся задачи, которые вообще недоступны тех­ ническому интеллекту». Трудно, конечно, отриuать величай­ шие достижения комплексного искусственного интеллекта, ориентированного не только на соответствующие данные, но и на знания (так называемые экспертные системы). Эти сис­ темы успешно справляются с моделированием в тех областях, где действуют законы ряда естественных наук (например, био­ логии или медиuины), но попытки аналогичного моделиро­ вания в области общественных и гуманитарных наук пока не увенчались успехом. И это понятно, ибо такие сугубо челове­ ческие факторы проuесса научного познания, как использо­ вание накопленного соuиального опыта, обобщение данных гуманитарного порядка, гипотезы общественного развития, диалектические операuии с «Людским материалом, предпо­ лагают творчество и вдохновение, богатый соuиальный опыт и мудрость, прозрение и интуиuию, подключение к разуму чувств 1, в том числе и шестого чувства. Все это недоступно даже самым совершенным техническvш компьютерам, экс­ пертным системам. Они способны обрабатывать лишь форма­ лизованные данные. Полностью же формализовать весь ре::wь­ ный мир задача практически неосуществимая, нереальная уже потому, что в лучшем случае мы получим упрощ~нную, огрубленную, мертвую копию живой действительности.

ния... //Вопросы философии. С. Информаuионно-поиско­ 1987. N2 1. 52).

вые системы у нас применяются весьма ограiiИ'Iенно и особой сложностью не отличаются. Что же касается успешной» реализации системы машин­ ного перевода, то, увы, ничего подобного пока не существует.

1 Мысль и чувства, - пишет Ш. Теркл, - неразрывны. Когда их отры­ вают друг от друга инеправомерно считают взаимоисключающими, позна­ ние может свестисJ, к чисто логическому проuессу, холодному, сухому и безжизненному. а эмоциональное начало рассматриваться в качестве при­ митивно-животного и не поддаюшегося анализу• (TLIГkle Secoпd Sl1. Tl1e Self.

Compвters апd Нш11ап У., Р.

tl1e Spirit. N. 1984. 63 ).

Правован кибериетшт Формализованное отображение действительного мира не­ избежно сопровоЖдается утратой его естественноисторической сущности. Но если даже допустить возможность абсолютной формализаuии мира, то она будет представлнть собой нечто прямо противоположное человеческому мышлению, творче­ ству, которое во многом нелогично, эмоuионально, парадок­ сально, эвристично. Не следует забывать и о том, что чело­ веческое сознание включает в себя и «подсознательнуЮ часть, которая невеспроизводима в компьютерной системе в силу не­ возможности ее формализаuии. Можно ли при этих очевид. ных признаках творческого проuесса говорить о машинном интеллекте? Заложенная в экспертных системах информаuия едва ли может претендовать на подлинное з нание, которое включа­ ет в себя, помимо пассивных формально-информаuионных данных, и многое другое. Вообше, инфоrмаuия есть не бо 1 К. А Зуев пишет, что...любой компьютер - не более чем сложный эле к­ тронный прибор, но отнюдь не эффективный интеллектуальный nо мощник человека» (Зуев К. А. Социологические и социально-nси хологичес к ие про­ блемы компьютерной революцИiнjjВопросы философии. С.

1987. N2 5. 139).

Югославский ученый М. Поnович считает: Чем тесне е общественны е я в­ ления и процессы связаны с материальным прои з водством или биологи­ ческими законами рождения и смерти, тем в большей мере эти явления и их закономерности поддаются измерению, тем бол ьше возможностей дл я nрименения математических методов. Но 'Iем сложнее социальные явле­ ния, чем больше в них выражена психасоциальная составляющая в сфе­ ре этической или политической деятельности, в искусстве, философии ил и религии, -тем труднее измерить отношения между этими явлениями, тем меньше возможность выразить свойственные им законы языком точных чи­ сел• (Popovic М. Pred!Тiet socio!ogije. Beog1·ad, 1966. S. 69).

Другой югославский ученый, Д. Маркович, допол няет, указывая, что применение математически х методов в общественных науках допустимо, если при этом учитывается специфика общественных отношений и зако­ НОВ (Маркович Д. Общая социология. Росто в -на-Дону, С.

1993. 27).

Наконец, В. А. Звегинцев пиш ет: « Со здател и систе м класса и с кус стве н ­ ный интеллект не руководствуются nсихологичес к.·LМИ структу рами, кото­ рые свойственны процессам человеческого мышле нин. Этого они не м о ­ гут сделать хотя бы по той простой причине, что так ие структуры еше не раскрыты наукой, не говоря уже о том, что здес ь мы и мее м дело с · ' ме ха­ низмами" разного п tрядка, работшошими по с вои м " п равилам " (З ве гин­ цев В. А Компьютерная революция: пробл е мы и зада чи//Вопросы фи л о­ софии. С.

!987. NQ 4. 94).

Проблемы философшt 11рива лее чем представление о знании, предпосылка, основание, но еще не само знание. Только после ее активной мыслитель­ ной обработки она превращается в подлинное знание. Поэ­ тому необходимо отличать знание от представления о нем.

Представление есть вторичное знание (т. е. знание о знании), которое всегда отлично от первичного;

оно вносит элемент субъективизма· в его интерпретацию. Работоспособность, быстрота реакции, объем памяти, формально-логические операции и даже воспроизводство нового формализованно­ го знания, значительно превосходящего некоторые возмож­ ности человека, это еще не сознательность, не разум, не интеллектуальность и не творчество.

Естественный интеллект и интеллект экспертной систе­ мы сопоставимы лишь по результатам той или иной деятель­ ности, но отнюдь не по процессу деятельности. И именно поэтому они не могут быть тождественны или даже аналогич­ ны. Узкоформализованное «мышление экспертной системы не может претендовать на соперничество с безграничными познавательными возможностями естественного интеллекта, хотя и превосходит его фактически неограниченным объе­ мом памяти и колоссальным быстродействием. Эти преиму­ щества экспертr1ой системы несомненны, но для него недо­ стижима полифункциональность естественного интеллекта.

Нет слов, экспертная система не только освобождает людей от однообразной, нудной, рутинной работы, но и усиливает могущество человеческого разума, расширяет и повышает эф.:.

фективность общественной деятельности.

Компьютерная экспертная система оперирует информаци­ ей, но отнюдь не знаниями, формы которого настолько мно­ гообразны и многомерны (теория, интуиция, воображение, до­ гадка и т. д.), настолько творчески-активны и динамичны (поливариантность познания, деятельности, поступков и т. д.), что не могут быть воспроизведены в своей целостности и про­ тиворечивости ни в какой, даже самой совершенной искусст­ венной системе. Знание, как некий результат познания, може;

г быть отторгнуто от обладающей им личности, от ее сознания, интеллекта, творчества. Такое отторжение лишает знание многих из отмеченных его свойств, и прежде всего процессу­ альности, динамичности, активности, творс1еского характера.

Правовал кибер11еmшш В результате знание преобразуется в информашiю как стати­ ческую часть сознания. И лишь эта часть сознания является основой функционирования компьютерной экспертной сис­ темы. Это функционирование осуществляется не как творче­ ски-мыслительный процесс, а как формально-логическое опе­ рирование отдельными результатами человеческого познания.

Но ведь логика не порождает нового знания, а лишь опреде­ ляет путь постижения знаний и их истинность. IJ.9 эт~~У.-.! о_~ _ экспертная сист~.r~:ш не в состоянии пораждать творчески-но­ вое- 3Нание.-бблаш1я И;

/формаuИаГИ Логй-Чеё.I(iil оnерируя Им, экспертная система способна давать новые решения той или иной задачи, но эти решения обретают характер знания лишь в том непременном случае, если возвращаются к человеку.

Следовательно, только во взаимодействии экспертной систе­ мы с человеком, а не сама по себе экспертная система в со­ стоянии пораждать новое знание;

лишь при включенкости экс­ пертной системы в творчески-мыслительный процесс человека она может привести к возникновению нового знания (не слу­ чайно экспертные системы обычно характеризуются как че­ ловека-машинные). И тем не менее популярность создания «технического интеллекта растет, что невольно провоцирует вопрос: не является ли затянувшаяся Мода на искусствен­ ный интеллект» данью голому прагматизму и технологическо­ му культу? Или другой вопрос: кто конкретно несет ответст­ венность за реализованное в жизни неправильное решение, предложенное искусственным интеллектом?

Метафорическое понимание «искусственного интеллекта не должно, однако, принижать значения компьютеризации общественной жизни. Компьютерная революция объектив­ но развивается необычайно бурно, обогащая человечество новой информацией, новыми возможностями, новыми сред­ ствами преобразонания природы, общества, человека и его мышления. Она приведет к радикальным изменениям э ко­ номических, политических и социальных институтов, госу­ дарственного управления и общественного самоуправленин, характера труда и межличностного общения, ненностных ориентаций и пп.иоритетов, психической ируктуры и деятель­ ности людей. Это и многое другое не может не привлечь к себе внимания обществоведов, призванных незамедлительно Проблемы философш1 11рива приступить к разработке имеющихся и вновь возникающих в большом количестве проблем.

Для иллюстр ации ограничимся лишь сферой права и законодательства. Здесь нами сделано уже немало: впервые разработаны принципиальные основы организации и мето­ дическое обеспечение компьютерной · справочно-информаци­ онной службы ·в области действующего законодательства, со­ здана серия компьютерных идентификаций, заложены фундаментальные основы для решения прикладных задач правовой кибернетики и т. д. Но предстоит сделать несрав­ ненно больше, реализовать куда более.:ложные задачи.

Возьмем, в частности, проблему труда, изменение харак­ тера которого под воздействием компьютеризации повлечет за собой пересмотр под соответствующим углом зрения все­ го трудового законодательства. Компьютерная оптимизация режима трудовой деятельности обеспечит ее высокую произ­ водительность и вместе с тем отразится на физиологическом и психологическом состоянии человеческого организма, что потребует правовоЙ охраны здоровья трудящихся. Или обра­ тимся к проблеме преобразования системы управления, кото­ рая существенно меняется во многих отношениях, и прежде всего значительно сокрашается численность государственно­ го аппарата. В связи с этим возникают проблемы, связанные с трудоустройсп. ом высвобождающихся работников, с их пе­ реквалификацией и целесообрюным использованием, собес­ печением социальной справедливости при решении множе­ ства вопросов жизнедеятельности работников и их семей.

Очевидно, все это будет нуждаться в правовой регламентации.

Даже отмеченные частные примеры СjJИдетельствуют о том, что компьютерная революция, подобно научно-техническо­ му прогрессу вообще, влечет за собой не только величайшие блага и прогрессивные преобразованин, но и некоторые не­ гативные последствия на индивидуальном, коллективном и общественном уровне. И хотя мы находимся н самом начале долгого и сложного пути компьютеризации общества, тем не менее уже сейчас следует тщательно продумать социальные и психологические ее последствия.

Компьютеризация в значительной мере ограничивает предметную деятельность, обшение, социокультурную сфе Правовал кибернетика ру человека, которые являются объективными доминантами его всестороннего развития и гармоничного совершенствова­ ния. Деятельность человека перемешается преимущественно из области предметной в область операций с модельными, знаковыми символами;

всесторонность труда как средства развития сознания исчезает, он становится односторонним, узким, прагматичным. Индивид замыкается в самом себе, об­ щается лишь с компьютером и в результате отчуждается от общения с коллективом.

Компьютеризация имеет те негативные последствия, ко­ торые могут привести к утрате или, по крайней мере, к суще­ ственному снижению критического отношения к действи­ тельности людей, постоянно работающих с ЭВМ, поскольку такая работа ограничивается лишь требованием строго ин­ струментального мышления. Творческие способности чело­ века и тем более чувст~:Jенный уровень познания будут обес­ цениваться, поскольку лишены строгой оценки реальности.

Исторический аспект познания потеряет сколько-нибудь ра­ Циональный смьrсл. Постоянное общение с ЭВМ с помощью --Язьrка посредника обернется обеднением естественного языка, который утратит такие свои удивительные качества, как многозначность, метафоричность, способность приспо­ сабливаться к любым условиям, обстоятеJ1 ьствам, ситуациям.

В связи с этими обстоятельствами оправданными являются не только вопрос об очеловечении машины, но и озабочен­ ность перспективой превращения человека в придаток маши­ ны, так сказать, машинизации человека. Эту перспекгиву сле­ дует иметь в виду ради ее предотвращения, установления общественного контроля за процессом компьютеризации.

Однако не следует преувеличивать эту опасность. Едва ли компьютеризация зашла или может зайти так далеко, когда не человек, а машина может оказаться подлинным субъектом деятельности;

когда человек «оказывается не в системе дея­ тельности, а вне ее, он теряет место и роль субъекта деятель­ ности'· Машина не может ни при каких условиях превра 1 Зинченко В. П. Эргономик1 и инфорлl~тика//Вопросы философии. 1986.

NQ 7. С. 61.

Проблемы философш1 права титься в субъект деятельности хотя бы уже потому, что она не субъект, а человек не может быть бездеятельным хотя бы уже потому, что тогда он не человек.

Тем не менее сказанное все же таит в себе опасность де - персонификации личности, человек может превратиться в своеобразный автомат, придаток машины. Эта опасность вполне реальна. Из возможности она в свое время может пре­ вратиться в действительность, если уже сейчас не позаботить­ ся о том, чтобы разрабатываемые специалистами компьютер­ ные системы ориентировали работающих с ними людей не только на формальное, но и на образное мышление. Эта за­ дача чрезвычайно сложная, но поиск ее решения крайне не­ обходим для снижения тех негативных последствий компью­ теризации, о которых говорилось выше.

Совершенствуя компьютерные системы, необходимо в первую очередь позаботиться о тех, кто с ними будет рабо­ тать. И начинать этот поиск следует с повышения гуманитар­ ной культуры самих специалистов, разрабатывающих компью­ терные системы, с объединенин усилий специалистов по вычислительной технике и представителей различных отрас­ лей общественных и гуманитарных наук. Основной смысл такого объединения в предотвращен~и компьютерного от­ чуждения личности от своей индивидуальности, от коллек­ тива и общества. Как известно, отчужденныf,i труд как бы от­ рывает от человека его духовную сущность, угнетает, гасит у него тнгу к творческ.)му труду, лишает Ltувства удовлетворен­ ности своей дея1ельностыо. До сих пор философия, социо­ логия, психология и кибернетика менее всего были озабоче­ ны этой проблемой, хотя ее актуальность возрастает и будет возрастать по мере развертывания компьютерной революции и компьютеризации обществ::t.

И вновь мы обращаемся к праву и законодательству, ибо с их помощью легче всего предотвратить компьютерную отчу­ жденность личности. Закон может просто запретить создание таких компьютерных систем, которые не ускоряют, а тормо­ зят продвижение к свободному труду, имеющему обществен­ ный, научный, гуманный характер. Но время грубого, запре­ тительного, приказнаго законодательства прошло, наступила пора более гибкого, деликатного, рекомендательного право Правовая кибернетика вого регулирования соответствующих общественных отноше­ ний. И над этим нужно серьезно поработать, чтобы, совершен­ ствуя компьютерные системы, обеспечить благополучие более высокой uенности по сравнению с любым искусственным ин­ теллектом благополуlrие человека.

Компьютеризаuия общества имеет и то большое значение, что позволяет организовать неограниченный, выборочный и зачастую неквалифиuированный, а повсеместный, постоян­ ный и высокопрофессиональный контроль исполнения пра­ вовых предписаний в масштабе всей страны.

Вполне допустимо, что изложенные мысли покажутся от­ дельным читателям отвлеченными от темы настоящей кни­ ги. Такое впечатление сегодня оправданно, поскольку в рос­ сийском парламенте, к сожалению, почти никто пока не предпринимает практических шагов к использованию, хотя бы ограниченно, компьютерной техники в проuессе зако­ нотворчества, равно как и правоохранительные органы не применяют компьютерную технику в своей деятельности по укреплению законности и правопорядка. Но очень скоро ис­ пользование этой техники будет необходимо, если, конечно, мы не намерены и в данном случае оказаться на задворках развития uивилизаuии и прогресса. Ведь компьютерные си­ - стемы уже много лет используются и весьма успешно в парламентах, правоохранительных орi-а•шх (и в государст­ венном управлении вообще) многих стран мира, и отнюдь не только для подсчета голосов. Поэтому мы считаем оправдан­ ным такой несколько теоретический экскурс, поскольку он имеет, на наш взгляд, не только познавательное, но и прак­ тическое значение, по крайней мере ориентируя на разум­ ное и достаточно полное определение возможных граниu ис­ пользования компьютерных систем в законатворчестве и правореализаuии. И нам в ближайшем будущем предстоит полнее использовать подобную технику. Для этого необхо­ димо знать ее возможности, необходимо позаботиться о том, чтобы наши законодатели, правоохранительные органы, ра­ ботая с компьютерной техникой, не отчуждались от реаль­ ной действител ~;

ности.

Чем же конкретно может быть полезна компьютерная тех~ ника, в сшстности, законотворчеству?

ПроблеАtьt философии llpttвa Помимо отмеченного выше, ограничимся лишь одной, но достаточно убедительной иллюстрацией. Как известно, при решении задач законатворчества вообще и кодификации за­ конодательства в особенности большое значение имеет отла­ женная организация справочно-информационной службы, позволяющая быстро и точно ориентироваться в многообраз­ ных и часто обширных отраслях законодательства, отбирать и сравнивать правовые нормы по тем или иным признакам, отрабатывать оптимальный вариант нового правовага устано­ вления и т. д. Весьма эффективным было бы использование для этих целей компьютерных систем, которые в состоянии, во-первых, накапливать и систематизировать по определен­ ным параметрам практически неограниченный объем законо­ дательной информации и, во-вторых, выдавать эту информа­ цию по любому признаку или совокупности признаков.

Хранимая и накапливаемая в компьютере информация способна охватить все действуюшее (и недействующее, если необходимо) российское федеральное законодательство, а также акты субъектов Федерации, законодательство других стран, международное право. Эта информация может быть организована с любой степенью разветвленности и сложно­ сти системы признаков (например, информация по странам, по предмету или методу регулируемых общественных отно­ шений, по формам выражения законодательства, по хроно­ логической последовательности издания законодательных актов и т. д.).

Назначение справочно-информационной службы состоит, как известно, в том, чтобы на конкретный вопрос давался кон­ кретный, точныi1 и иссrерпываюший ответ. Эта сама по себе простая, хотя и требующая определенных навыков работа ока­ зывается довольно трудоемкой в тех случаях, когда поиск от­ вета требует переработки значительного объема информаци­ онного материала. Именно с этим постоянно приходится сталкиваться в области законодательной 'Jеятельности. И здесь помощь компьютера незаменима.

Компьютеризация справочно-информационной службы ос­ новывается на том, что имеется один или несколько призна­ ков того, чт6 нужно узнать. Любой полный ответ повторяет признаки, заданные в вопросе, и добавляет к ним признаки, Правован кибернетшш не содержащиеся в нем (т. е. в вопросе они являлись неиз­ вестной величиной, которую нужно было найти), но тем не менее составляющие определенное органическое целое. Таким образом, полный ответ есть не что иное, как совокупность не­ которого числа признаков, постоянно между собой связанных.

Исходя из этих соображений, Ленинградская секция пра­ вовой кибернетики Научного совета по комплексной проб­ леме Кибернетика АН СССР провела еще в начале 60-х годов опыт компьютеризации справочно-информацион­ ной службы в области законодательства. В небольшом чис­ ле правовых норм были выделены те признаки, по по­ ( 117) воду которых в практике могут возникнуть вопросы, т. е.

понятия (субъекты, объекты и т. д.) и отношенин (права и обязанности). Признаки вносились в отдельные ячейки памяти компьютера и свнзывались в определенной смысло­ вой последовательности. По этим признакам компьютер вел поиск и выдачу необходимого материала. Опыт был перво­ начально проведен на обычной перфорационной сортировоч­ ной машине, а затем повторен на электронно-вычислитель ­ ной машине. В качестве известных задавались любые из.

признаков, составляюших норму, и по ним находилась та норма (или нормы), которая была ответом на поставленный вопрос. Отсюда вытекало, что основной задачей, которая воз­ никает при компьютеризации справочно-информационной службы, является выделение в нормативно-правовам мате­ риале тех признаков, по которым можно производить поиск соответствующих норм, хранимых в шtмя·,и компьютера. Та­ кими признаками будут все те элементы данной нормы, по поводу которых в практике могут возникнуть вопросы (по­ нятия, отношения и т. д.).

Справочно-информационная служба, компьютеризованная по щшсанному принципу, имела тот недостаток, спо требо­ вала значительного труда по переработке правовой инфор­ мации от стадии обработки отдельной статьи законодатель­ ного акта до стадии ввода всех законодательных актов в память компьютера (выделение признаков, их группировка, установление ~вязей между ними и т. д.). Эта работа выпол­ нялась вручную. Однако и при таком условии компьюте­ ризация справочно-информационной службы в области за Пробле,иы философшt права конодательства экономически оправданна. Об этом свиде­ тельствует и работа, проведенная по нашей методике аме­ риканскими професеарами Дж. Хорти и В. Келе вместе с персоналом Законодательного центра Питсбургского универ­ ситета!. Их усилиями была создана так называемая ленточ­ ная библиотека законов: на магнитную ленту залисывались тексты действующих законодательных актов всех штатов. Од­ новременно была разработана система поиска правовой ин­ формации при помощи компьютера, обеспечивающая воз­ можность из всего обширного законодательства, записанного на магнитную ленту, отбирать те статьи, которые могут со­ держать ответ на заданный вопрос. Эта система, по сущест­ ву, копировала нашу, о чем пишут сами американские авто­ ры в указанном докладе.

Остановимся на общих приниипах системы хранения, по иска и отбора законодательных материалов.

Вся работа разбивается на четыре традиционных этапа:

l) подготовка исходных документов;

хранение, предусматривающее Кt:'д'tрование и ввод в за 2) поминающее устройство;

поиск;

3) выдача документов.


4) Подготовка исходных данных для записи их на ленту про­ ходит три стадии:

а) разметка исходного законодательного материала;

б) печатание его н а флексорайторе (быстродействующее печатное устройство) или электрических пишущих машин­ ках с приспособлением для бумажной ленты;

в) проверочное чтение программы.

От лиц, выполняющих эту работу, требуется предельная точность и профессиональная осведомленность.

Исходным мпментом является отбор законодательных ак­ тов и их разметка. Последняя предполагает ряд операций, сход­ ных с теми, которые проводятся с законодательным матери­ алом в процессе его кодификации (например, фиксация 1 См.: Hony J. F. Searcl1i11g statL!toгy Law Ьу compLtter//1пterim repot1. Healtl Law Ceпter. 1962. N2 l, 2, 3.

Правовал кибериетика законодательных актов, подлежащих компьютерной обработ­ ке;

освобождение от актов, формально отмененных компетент­ ными государственными органами;

освобождение от актов с определенными в них сроками действия, которые уже истек­ ли и не продлены, а также от актов хотя формально и не от­ мененных, но фактичеL:КИ утративших силу в связи с появив­ шимися позднее законодательными актами). Подготовленный соответствующим образом текст законодательных актов запи­ сывается на ленте и вводится в запоминаюшее устройство ком­ пьютера. Затем осуществляется сортировка слов для создания двух основных алфавитных списков. Один из них содержит все слова необщего типа, так называемые ключевые слова, кото­ рые являются координаторами, определяютими документ по содержанию;

при этом неинформаuионные слова союзы, предлоги и т. п. исключаются с указанием их положения (адресов) в документе. Другой содержит эти же слова сука­ занием числа повторений каждого слова в общем материале.

Оба списка, так же как и полный текст. записываются на лен­ ту. Такое размещение информаuии в памяти компьютера да­ ет основание предусмотреть возможность динамического по­ иска, т. е. поиска по определенной программе.

Составление программы поиска- важнейший этап рабо­ ты. От ее правильиости во многом зависит результат компью­ терного поиска законодательного материала по запросу.

Цель любого поиска (ручного или компьютерного) одна­ выделение из обшего объема законодательного материала тех актов, которые интересуют запрашивающего. При выборе пу­ ти поиска следует исходить из того, что в основу должен быть положен принuип формализаuии рнда выnолннемых челове­ ком операuий. Иначе говоря, необходимо изучить проuесс человеческой деятельности в этой области и моделировать его. Как известно, законодатель при отборе правовых актов по интересующему его вопросу бегло просматривает соответ­ ствующие источники и. основываясь на своих знаниях и опы­ те, опознает те слова или комбинаuии слов, которые указы­ вают на то, tпо соответствующий акт относится к делу и поэтому долже!-j быть внимательно прочитан.

Аналогично этому организуется компьютерный поиск за­ конодательной информаuии. Беря за исходный момент при Проблелtы философш1 nptum поиске ключевые (необшие) слова, используемые при поста­ новке самой правовой проблемы, можно включать в програм­ му поиска компьютером несколько групп слов. Например, для поиска необходимого законодательного материала по во­ просу право на пенсию по старости » составляются три груп­ пы слов, которые могут быть сигналами о принадлежности той или иной статьи правовага акта к данному вопросу. Груп­ па включает в себя слово пенсии ;

группа слово ста­ 1 2 рость», а также слова, имеюшие аналогичный смысл;

груп­ па слова мужчина, женшинl, лица,. имеющие 3 иждивенцев, стаж работы » и т. п.

При отборе слов для составления программы поиска ру­ ководствуются тем, что каждая статья правовага акта, в ко­ тором содержится по крайней мере одно из этих слов, мо ­ жет иметь отношение к данному вопросу и поэтому должна быть выделена. Но это, однако, не означает, что каждая ста­ тья правовага акта, в которой встречается одно из этих слов, будет обязательно отобрана для информации. Может случить­ ся так, что наличие в правовам акте слова из группы еще не означает принадлежности данного правовага акта к ин­ тересующему запрашивающеrо вопросу.

А вот комбинация слов группы и группы дает боль­ 1 шие основания считать, что эта статья правовага акта отно­ сится к данному вопросу (например, комбинация слов «лен­ СИЯ и Старость). Сочетание же слов всех трех групп дает еще больше оснований считать, что статья правовага акта от­ вечает на заданный вопрос (например, комбинация слов «пенсия», старость и мужчина).

Для составления поисковой программы необходимо опре­ делить ключевые слова и составить по указанному принuипу группы слов. Количество слов, отбираемых для поисковой про­ граммы, может быть различным. В каждом конкретном слу­ чае используется столько слов, сколько нужно для того, что­ бы найти все правовые материалы, относяшиеся к заданному вопросу. Значительную помошь в этой работе оказывают сло­ вари, справочники, специально подготовленные списки час­ тоты повторения слов, инструкции и другие указатели, После того как сгруппированы различные слова, каждое из них проверяется в списке частоты повторения. Если имеют ме Правовил кибериетшш сто вариаuии в грамматических формах, эти вариании сл еду­ ет добавить к данной группе. Составив таким образом груп ­ пы слов, можно дать задание компьютеру установить, в каких правовых актах, введенных в его память, встречаются интере­ сующие нас слова. Компьютер ищет в алфавитном порядке именно то первое слово, которое нас интересует, например nенсии». При этом он тут же копирует номер каждого доку­ мента (адрес), в котором встречается это слово. Поиск про­ должается до тех пор, пока не будут обнаружены все другие интересую~J.Iие нас слова. Этот проuесс повторяется для каж­ дого слова сначала в группе затем в группах и Можно, 1, 2 3.

следовательно, считать, что если в nравовам акте содержится по крайней мере одно слово из группы 1и одно из груnпы или то этот акт потенциально относится к интересующему 3, нас воnросу. Последовательно анализируя таким путем со­ ответствующие слова и их сочетания, компьютер способен обнаружить не только необходимую группу, но и отдельную статью каждого правовага акта. Отобрав запрашиваемые nра­ вовые материалы, компьютер на выходе выдает их nолный текст в отпечатанном виде.

Описанный метод поиска информаuии ве сьма раuиошUiен.

Об этом свидетельствуют эксперименты, проведеиные в Питсбургском университете. Остановимся лишь на одном из них. По запросу и з общего числа статусов, относящихся к 3 %, заданному вопросу, компьютером не было найдено лишь в то время как при поиске крупным спениалистом вручную не было обнаруже:-ю при поиске «вручную пропусков 53 %;

было примерно в раз больше, чем при поиске компыоте­ ром. Вместе с тем нифры сравнения качества компьютерной поисковой системы с ручным поиском не показали ни од­ ного случая, в котором последний оказался бы выше своего соперника. Наконен, время, затраченное К· 'МПЬютером на по­ иск, было неизмеримо меньшим, чем время, потраченное для этой же uели на работу Вручную. Заметим также, что точ­ ность компьютерного поиска может быть повышена. В ча­ стности, статьям правового акта, которые не включают слов, входящих в алфавитные списки ключевых слов, необходимо условно прис Боить эти слова (если их содержание так или иначе характеризуется соответствующими словами алфавит Пробле.11tы философшt права ных списков). Разумеется, это следует сделать после того, как списки будут подготовлены на базе массы статей правовых актов, которые составляют основу алфавитных списков. В от­ нощении этих трудных статей можно было бы пойти даже на то, чтобы они выдавались « Юl всякий случай». Лучше убе­ диться в том, что они к вопросу не относятся, чем риско­ вать пропуском необходимых статей щ:..авовых актов.

Мы описали наиболее простой метод использования ком­ пьютерной технологии, необходимый для информационно­ го обеспечения одного из моментов законатворческого про­ цесса. Но метод оказался исходным для его значительного усовершенствования мировой и отечественной практикой.

Стремительное развитие компьютерных средств открывает новые и многообразные перспективы применения компьютер­ ных систем для удовлетворения нужд пр.шотворчества. Уже се­ годня можно просматривать на дисплее введенный в компь­ ютер текст законопроекта, альтернативных законопроектов, проводить их текстуальное сравнение, редактировать и обес­ печивать единство унотребляемых терминов, снимать нечет­ кость понятий и определений, вызывать формулировки ранее принятых законов и подзаконных актов, сверять их с новым законопроектом, запрашивать всевозможные спра­ вочные материалы, организовывать проведение конкретно­ правовых исследований и выяш1ять общественнос мнение по вопросам правоного регулирования соответствующих общест­ венных отношений, распечатывать подготовленный законо­ проект и многое другое.

Учет, обработка и хранение в памяти компьютера всех ра­ нее разработанных законопроектов, международных договоров и соглашений, разнообразных сведений создают банк данных по законодательству, которым можно будет воспользоваться при подготовке новых законопроектов. В более отдаленной перспективе при наличии подготовленных специалистов мож­ но будет решать с помощью компьютерных систем и многие другие, куда более сложные задачи законатворчества и коди­ фикации законодательства: обнаружение ошибок, повторений, противоречий в действующем законодательстве, его более стро­ гую систематизацию, достижение системной целостности и единства всего зако нодательства, поиск оптимального пути ре Правовал кибертrетика ализации правовых установлений, определение эффективно­ сти действия каждой правовой нормы, каждой статьи закона и законодательной системы в целом.

Изложенное со всей очевидностью свидетельствует о целе­ сообразности и необходимости незамемительного внедрения компьютерных систем в процесс законатворчества и правореа­ лизации в целях совершенствования законодательной систе­ мы, укрепления законности и режима правопорядка в нашем обществе.


Вместо заключения БУДУЩЕЕ РОССИЙСКОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ Потребность поделиться соображениями о будущем отечест­ венного правоведения возникла как реакция на кризисное положение, которое оно переживает нынеl. Здесь нужны кол­ лективные усилия всего сообщества юристов, хотя бы пото­ му, что наука эта- многоотраслевая, каждое ответвление ко­ торой предполагает специальные знания и основанные на них прогнозы.

Правоведение в России довольно успешно развивалось в дореволюционный период. Октябрьский переворот г.

выдвинул ряд теоретиков, стремившихся концептуально обосновать неспетаятельность буржуазного права и зало­ жить фундамент «нового типа права социалистического.

При всей утопичности этот замысел сыграл определенную роль если не в революционном преобразовании, то, по меньшей мере, в критическом отношении к догмам и кано­ нам традиционного пр а воучения. Пос п едующее поколение советских ученых исправляло крайности в воззрениях своих предшественников и вместе с тем обогащало правовую нау­ ку плодотворными идеями. После Всесоюзной конференции научных работников-правовиков г.) в отечественном ( правоведении повсеместно утвердился советский нормати­ визм. И только спустя почти четверть века, преодолевая «ЧИ­ стое правоучение», стали возникать и распространяться идеи социологического, многоаспектного, правопонимания.

1 Об удручающем положе н ии отечественной науки см.: Лахтин Г. А., Кула­ гин А. С., Корепанов Е. Н. Кризис э кономики, кризис науки/ /Вестник Рос­ сийской Академии наук. октябрь. Т. С. 867-872.

1995, 65. N2 IO.

Будущее poccuiictcoгo правоведеиия Однако все это в прошлом. Последние же годы, начиная с «перестройки» до настояшей реформации, правоведение ничем сколько-нибудь значимым не обогатилось. Фундамен­ тальные правоведческие исследования фшТИL!ески исчезли, от­ дельные произведения посвящены лишь прикладным, частным разработкам либо свелись к плохому комментаторству плохого законодательства, беспомощному обобщению беспомощной правоприменительной практики. Правоведение стоит перед опасностью утонуть в обилии материала, накопившегася по второстепенным, частным вопросам, не связанным в систему.

В юридической литературе, особенно учебной, воспроизводят­ ся уже давно решенные и хорошо известные проблемы и менее всего выдвигаются новые проблемы, новые идеи и разработки, отражающие современное состояние общественного развития, его потребности, нужды, запросы. Отсутствует достаточно яс­ ное представление о том, что с помощью уже известных истин невозможно решить новые пробле.\lы;

не хватает достаточно четкого понимания, что с помощью с·юживwихся стереотипов, шаблонов, окаменевших wтампон, устаревших форм мышле­ ния решение новых f!роблем исключаетси. Поэтому подлин­ но научное решение новых проблем заменяется призывами, лозунгами, морализированием. Всевозможными конференция­ ми, симпозиумами, «круглыми столами, посвященными на­ учно-практическим проблемам права, поддерживается лишь видимость активности юридической науки. Столь тяжелое со­ стояние, естественно, тревожит правоведа, озабоченного во­ просом: каковы пути преодоления кризиса юридической нау­ ки, ее возрождения и прогрессивного развития?

Изложенная весьма негативная оценка состояния совре­ менного правоведения в целом, возможно, кому-то покажет­ ся чрезмерно пессимистической, несправедливой, но едва ли кто-либо восхищен нынешними довольно скромными дос­ тижениями в данной области. Ведь очевидно, что правове­ дение охватила апатия.

В этих условиях обнаруживает себя альтернатива: либо продолжать оплакивать опустошенное настоящее, либо уст­ ремиться в будущее. Предпочтительнее. rюумеется, второе, оставляющее надежду, что в обозримой перспектине отече­ ственная юриспруденция. вновь станет живой, творческой и Будущее poccuiicloгo правоведетт деятельной. Во имя этого необходимо отказаться от формаль­ но-догматического подхода к самой соци.wьной реальности, от прежнего чисто нормативистекого толкования права, добиваться соответствия действующего законодательства пра­ вовым принципам и ценностям, выходить за пределы уста­ новившихся ~зкоюридических форм постижения соответст­ вующих объектов, явлений и процессов.

Будущее отечественного правоведения видится прежде всего в исследовании двух основополагающих, фундаментсwь­ ных, краеугольных проблем: методологии права и сотрудни­ чества с другими естественными, техническими и обществен­ ными науками.

Методологии права посвящена и настоящая монография, в которой предпринята попытка раскрыть огромные, неис­ черпаемые познавательные потевнии более всестороннего и углубленного исследования права, правотворчества и право­ реализании. Пора, наконен, понять, что смысл разработки методологических проблем правоведения состоит отнюдь не только в самосознании данной науки, повышении культуры правового мышления, но и в вооружении предстоящих пра­ вовых исследований мощным познавательным инструмента­ рием, позволяющим проникнуть в глубинные, еше не изве­ данные пласты правовой реальности.

Ф. Бэкон писал:.два человеческие стремления- к Зна­...

нию и Могущест sу - поистине совпадают... » ! Но стремление к Знанию, равно как и Могуществу, обеспечивается теми ме­ тодологическими средствами, которыми овладевает челове­ чество. В результате сами эти средства обретают Знание и Могушество ученого и благодаря ему, через него вооружают человечество.

Любое исследование научно, если оно истинно, т. е. есл и оно отражает реальность глубоко и полно, точно и аде кват­ но и на этой основе не только объясняет настоящее, но и предвидит контуры будушего. Как писал Гегель: «... истинная форма истины устанавливается в нсtучности... 2 Истинность 1 Бэкон Ф. Новый Органон. Л., 1935. С. 100.

2 Гегел ь Г. В. Ф. Соч. Т. fV. С. 3.

Будущее российского nравоведеиил --------------- научного исследования является его имманентным свойст­ вом (хотя истинность не тождественна науСiности, посколь­ ку охватывает не только научные, но и другие человеческие знания). Но чтобы достигнуть научный истины, необходимо овладеть методологией ее постижения. Прав Пол Фейерабенд, когда отмечает: Процедура, осуществляемая в соответствии с правилами, является научной;

процедура, нарушающая эти правила, ненаучна. Эти правила не всегда формулируются яв­ но, поэтому сушествует мнение, что в своем исследовании ученый руководствуется правилами скорее интуитивно, чем сознательно. Кроме того, утверждается неизменность этих правил. Однако тот факт, что эти правила существуют, что наука своими успехами обязана применению этих правил и что эти правила "рациональны" в некотором безусловном, хотя и расплывчатом смысле, этот факт не подвергается ни малейшему сомнению 1. ' Из приведеиных соображений вытекает: во-первых, безу­ словное существование правил исследования, которым нау­ ка обязана своими успехами познания действительности;

во­ вторых, ученый должен не интуитивно, что не исключается, · а вполне сознательно руководствоваться правилами исследо вания;

в-третьих, расплывчатые правила необходимо сделать рациональными, строгими, точными;

в-четвертых, эти пра­ вила отнюдь не неизменны, а развиваются, уточняются, по­ стоянно совершенствуются. И когда ученый претендует на монопольное обладание единственно приемлемыми метода­ ми и знаниями, это свидетельствует не только о его самомне­ нии, но и о его невежестве2.

Именно эти проблемы подробно освешены в настоящей мо­ нографии (особенно во втором разделе). Поэтому перейдем к проблеме сотрудничества с другими естественными, техниче­ скими и общественными науками. И это сотрудничество, хо- · тя и в меньшей мере, освешено в данной монографии (в ча­ стности, соотношение обшей теории права с кибернетикой, философией, социологией, психологией и иными пауками).

• 1 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 127.

2 Там же. С. 138.

Будущее российского llравоведетtя Но здесь это соотношение нуждается в дополнениях.

Прежде всего отметим, что знамением современного раз­ вития естественных и технических наук являются их все воз­ растающая, углубляющаяся и укрепляющаяся интеграция, он­ тологическое и гносеологическое взаимопроникновение, в результате которых, как раньше отмечалось, возникают но­ вые и весьма плодотворные научные направления мате­ матическая генетика, биофизика, биохимия, кибернетическая медицина и многие другие. Такой симбиоз дает замечатель­ ные плоды, открывает новую эру в комплексном освоении телесной природы.

В этом плане в общественных и гуманитарных науках де­ ло обстоит куда хуже!. Здесь отсутствует сколько-нибудь устойчивый союз не только с естественными и техническими науками, но даже между родственными отраслями научного знания правоведением, экономикой, политологией, фило­ софией, социологией, психологией, этикой. Приходится с бес­ покойством констатировать это печальное обстоятельство, су­ щественно снижающее потенцию общественных наук2.

1 К. А Даллакян пишет: Триумф рационализ~1а, тотальная сентенция и тех­ низация культуры на базе интенсивного развития технических наук, демон­ стрирующих своими вьшающимися изобретения~IИ nощшляющее превосход­ ство над гуманитарным знанием, оттеснили философию на задворки общественного сознания, беспрецедентно сузив предмет ее исследований.

Этому в определенной степени содействовала и сама философия в лице та­ ких ее направлений, как позитивизм, экзистенциализм, nраrматизм и др.

(Даллакян К. А. Фе.юмен воли в структуре отношения Человек- приро­ да: Социально-философский аншшз. М., С.

1999. 10-11).

Едва ли уnрек в отношении, например, экзистенциализма оправдан. От­ меченные в nриведенной цитате философские наnравления внесли извест­ ные положительные моменты в развитие данной науки. Дело, однако, не только в этом. Сказанное относится и к другим отраслям соuиальноrо зна­ ния. Хотя нельзя не видеть того факта, что э1ю.аоция сознательного зна­ ния, подобно Возвращению блудного сына•, постепенно начинает зани­ мать в науке nодобающее место.

2 Столь nассивное состояние современного обществоведения характерно не только для отечественного, но и для заnадного социального знания. Э. Гус­ серль по этому nоводу пишет: Евроnейские нации больны, говорят нам, сама Европа в кризисе. В естественных средствах леченин нет недостатка.

Мы прямо-таки тонем в nотоке наивных и экзальтированных реформатор­ ских идей. Но nочему столь высокоразвитые науки о духе пасуют перед тем, Будущее российского правоведеиия Призывы о необходимости сотрудничества и взаимодейст­ вия общественных наук с естественными и техническими на­ уками мы слышим, понимаем и соглашаемся с ними уже де­ сятилетия. Но от слов к делу путь оказался не только долгим, трудным, но и, за очень редкими и малозначительными ис­ ключениями, непройденным и непреодоленныrvс Обществен­ ные науки последние десятилетия были заняты комментиро­ ванием и восхвалением практики, в том числе и порочной.

О сотрудничестве и взаимодействии с естественными и тех­ ническими науками речь вообще не заходила. Интерес есте­ ственных и технических наук к сотрудничеству и взаимодей­ ствию с общественными науками был и до сих пор остается минимальным. Для того чтобы этот интерес усиливался, необходим решительный поворот этих наук к современным проблемам общественного развития, к серьезному участию в исследованиях соuиальных явлений и проuессов. При этом необходимо глубоко осознать: любая естественнонаучная конuепuия, всякое, даже техническое устройство в конечном итоге пресJiедуют достижение определенного соuиального эффекта и поэтому предполагают исследование своей соии­ альной значимости. С другой стороны, такое исследование яв­ ляется отправным пунктом для естественнонаучного позна­ ния и проектирования технических систем. (Ведь известно, что разработка технических систем вне ~оuиального контек­ ста влечет за собой низкую эффективность или вовсе исклю­ чает их применимость.) Общество, как известно, не простая совокупность людей, в нем собранных;

оно представляет собой сложную систему связей, отношений и взаимодействий людей, которая изна­ чально предполагает упорядос1енность. Без этой упорядочен­ ности нет общества как uелостного образования. Среди упо­ рядочивающих факторов общественной жизнедеятельности главным, наиболее действенным и эффективным является право. Но право функuионирует отнюдь не изолированно от других регулирующих факторов. Отсюда вытекает необходи • что успешно осушествляют в своей сфере науки естестl!енные'?» (Гуссерль Э.

Кризис европейского человечества и философия//Вопросы философии. 1986.

С.

N2 3. 101).

Будущее poccuiicкoгo правоведепил мость комплексного воздействия на жизнедеятельность обще­ ства средствами различных наук. Их кооперация диктуется не только внутренней логикой развития соответствующих на­ ук, но и запросами практики, нуждающейся в разработке и внедрении комплексных научно-исследовательских программ.

Неповторимое пересечение различных знаний, методов и тра­ диций одной науки, перенесенных и использованных в дру­ гой, обогащает последнюю. Так, социальная философия рас­ ширяет рамки правоведения за счет вИдения общей картины мира, позволяет ей ставить и решать значительно более ши­ рокий круг задач по ~равнению с традиционной проблемати­ кой. В свою очередь правоведение конкретизирует представ­ ление социальной философии об общей картине мира.

Необходимость изучения права как сложноорганизован­ ной системы средствами различных наук имеет теоретическое и практическое значение не только для правоведения. Оно важно с точки зрения обогащения разJ,ичных научных дис­ циплин знанием функционирования общества в его непосред­ ственной данности. Регулируя отношения индивидов в про­ цессе жизнедеятельности и общения, правовые установления учитывают (или должны учитывать) социальные, психологи­ ческие, интеллектуальные, физиологические, половозрастные и иные присущие им особенности, разнообразные возмож­ ности, интересы, цели, устремления, тем самым ориентируя познание на раскрытие этих особенностей в их взаимосцеп­ лении, единстве и системной целостности. Правовое регули­ рование соответствующих общественных отношений высту­ пает в роли акцептора познавательной функции комплекса наук. И чем глубже :Iсследованы указанные характеристики, тем в большей м.:ре науки пополняются знанием фактических возможностей человека. В свою очередь эти знания исполь­ зуются для адекватного отражения в законодательстве и пра­ ктике его применения.

К сожалению, это происходит чрезвычайно редко. Отрад­ но, однако, отметить, что лед наконец тронулся: за послед­ ние годы в юриспруденции появились отдельные многообе­ щающие исследования, в частности по таким комплексным направлениям, как правовая кибернетика, криминология, конфликтология и даже правовая физиология и биология.

Будущее российского 11равоведетtя Заслуживают быть отмеченными здесь новаторские работы М. И. Ковалева. В начале своих рассуждений он справедливо отмечает: В подлинной науке, не замешенной на политике или идеологии, нет четких и ясных путей, ведущих к абсолют­ ной истине, нет "широкой столбовой дороги", а есть "крутые каменистые тропы", на которых рассыпаны зерна истины, и их добыча связана с колоссальными трудностями: такие зер­ на истины нелегко отли'ШТЬ от ложного их правдоподобия. Ис­ тория науки свидетельствует: часто то, ЧТо'J считалось аксио­ мой многие десятилетия, на поверку оказывалось ложным, а что подвергалось осмеянию и забвению как явное заблужде­ ние, оказывалось истиной. В научных исследованиях (теорети­ ческих и экспериментальных) действительных успехов доби­ вается тот, кто ищет прежде всего истину, а не доказательство того, что она может быть найдена лишь в рамках какой-либо одной заранее заданной идеологии и с помощью одного за­ ранее кем-то выработанного и названного универсальным ме­ тода. Наша юридическая наука, поглошенная чисто юридиче­ скими, догматико-схоластическими исследованиями, прошла мимо потрясающих открытий в медицине, биологии, молеку­ лярной инженерии и связанных с нею проблем человеческо­ го права и человеч~ского достоинства!. И далее автор указы­ «... нельзя вает: категорически отвергать, что определенные отрицательные черты характера, психики и т. д. связаны с на­ следственностью. Однако они носят криминогенный характер лишь постольку, поскольку в определенных социальных ус­ ловиях с их наличием сопряжены некотсрые преступления, особенно насильственные. И шшее: «...уже на современном уровне развития генной инженерии возникает реальная опас­ ность злоупотребления генетическими знаниями и непредска­ зуемыми по своим последствиям экспериментами с человече­ ской породой. Чтобы не опоздать с постановкой и решением этих задач в рамках прав человека и человечества, необходи­ мо уже сейчас наметить реальные пути нормативного реше­ ния многих вопросов. Пока я предполагаю поставить лишь не 1 Ковалев М. И. Генетике~ человека и его права (Юридические, социаль­ ные и медицинские проблемы)/ /Госуде~рспю и право. 1994. N2 \. С. 12. 14.

Будущее российского nравоведетшя сколько вопросов, касающихся только основных моментов так называемого ~.и~~Q о J.!IШJЗ..Ёс, но, как представляется, обсуждать и решать их надо уже сейчас на законодательном уровне. Н)ридическая наука и законодательная практика в области регулирования проблем биологии и генетики челове­ ка должны развиваться в соответствии с достигнутыми резуль­ татами и открытыми перспектинами в сфере генетической ме­ дицины, биологии и самой генетики, опираясь на первые и предугадывая социальные, а следовательно, и юридические по­ следствия вторых 1.

В западных странах активно обсуждается (но менее всего у нас) множество вопросов евгеники, клонирования, патер­ нализма, пересадки органов, пробирочного зачатия всего биосоциального и биоэтического спектра. Эти обсуждения имеют преимущественно нравственную направленность, од­ нако без подключения к ним правоведения и права едва ли будут достигнуты практически эффективные результаты. Не­ предсказуемость же некоторых экспериментов над людьми чревата огромными и тяжелыми послс:ц.:.:твиями, непоправи­ мым вредом (к примеру, попытки «улучшить» человеческий род). Поэтому-то настоятельно требуется в подобного рода исследовательские новации интегрировать правоведческий компонент, право, и в первую очередь международное пра­ во, с помошью которого представится возможность устано­ вить мораторий на отдельные эксперименты в масштабах всей планеты. Иначе мы получим вежелательный разнобой в тех негативных последствиях, которые породят несогласованные научные исследования и их результаты, затрагивающие ин­ тересы всего человечества.

Возьмем, в частности, упоминавшееся улучшение чело­ веческого рода с помощью массового клонирования. Получит ли человечество действительно улучшенный вариант своего рода? Будет ли соответствовать этот вариант исторически из­ менившимся общественным условиям жизни? Кому будет по 1 Ковалев М. И. Генетика человека... / /Государство и право. 1994. N2 1.

С. 14, 15, 17;

см. также : его же. Право на жизнь и право на смерть//Го­ сударство и право. 1992. N2 7.

Будущее российского правоведения ручено определить, улучшился ли человеческих род? Каки­ ми методами, средствами, способами будет определено это улучшение? Удовлетворят ли современные представления об улучшении» человеческого рода последующее поколение?

Без предварительного, научно обоснованного ответа на эти и многие иные вопросы недопустимо проводить эксперимен­ ты на людях и в uелом над человечеством. Без правового ре­ шения здесь (равно как и в других подобных случаях) не обойтись.

Проиллюстрируем это и на другом примере. Обратимся к трудовым правоотношениям и правовому управлен11ю трудо­ выми проuессами.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.