авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«Институт государства и права Российской Академии наук {. Д. А. Керимов МЕТОДОЛОГИЯ ПРАВА ПРЕДМЕТ, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Но если в данном случае просто воспроизводятся (с ука­ занными неточностями) некоторые философские взгляды, то гораздо хуже обстоит дело, когда выдвигаются самостоятель­ ные», без учета философской литературы оnределения ме­ тодологии'· Так, К. Д. Петряев пишет: !Уfетодология - это l Мы отвлекаемся от тех нередко встречающихся в л ите ратуре М етодоло ­ гических обозначений, авторы которых, не обременяя себя трудом понять существо новых методологических идей и разработок, объявляют llеоб х о­ димым их незамедлительное внедрение в те отрасли науки, где они ещ е н е получили распространения. В результате вместо раскрытин специфики при­ менения этих идей и разработок к с оотве тствующим объекта м читател я пы­ таются ошеломить осведомлеююстью в о бл асти м етод ологического З lla ­ IIИЯ. Еще более опасной является тенденция ни з в едения м етодол огии до эмпирического уровн51 или даже обыденного со з нания. Показателы1ы м в этом отношении является изложени е методол огически х пробле м иссл е­ дования политических систем в книге М е тодологич е ски е пробл е м ы об ­ шественных наук (М., С. Нел ьзя, конечно, отрицать ( или 1979. 292- 297) недооценивать) эмпирический э тап иссл ед ования, когда он шл яетс я осно­ вой для достижения рационального поз нания. Но не л ьзя также и предста­ влять дело так, будто уже первый этап исследования, без дальнейшего во з ­ вышения мыс л и до рационального у ровня, явл яется метод ологич е ски значимым. Такое представление не только обесценивает богатейшие потен ­ ции науки, но и отвлека е т от поиска новых гносеол огически х средств по ­ знания ее объектов.

''111' oflщnmJ' 'III OIII r/I I' II IIJI/1' lltmmmu• !111'11/1/l)oлo'llll ------------------- си сте м а су щ еств~ нны х а с JJ с кт ов миро в о зз р е ния и те ории (или ряда те орий). опреде ляющих исследовательские прин­ ципы науки '· Здесь методология представлена в составе двух компонен­ тов : мировоззрения и теории, связанных между собой систем­ но. Но теория и есть мировоззрение, а мировоззренческое зна­ чение теории ни у кого сомнений не вызывает. Еще более неопределенным оказывается второй компонент теория (или ряд теорий). Во-первых, отнюд ь не всякая теория или даже ряд теорий обладает методологической значимостью, а лишь те, которые в силу своей общенаучности могут быть исполь­ зованы в качестве ориентира в познании множества объектов (а не только тех, которые явились основой для создания дан­ ной теории). Во-вторых, если методология есть теория или ряд теорий, то, спрашивается, в чем же отличие методологии от любой теории? Автор пишет, что Методология не просто тео­ рия »;

что « говоря о единстве теории и методологии, важно по­ мнить, что каждая из них отличается своеобразием и их нель­ зя смешивать2. В резу.ГJьтате получилось, что теорию нельзя смешиватЬ с Не nросто теорие(I, т. е. методологией, кото­ рая, однако, и есть теория. С еще большими неожиданностя­ ми мы сталкиваемся, когда в дальнейших рассуждениях автор.

предостерегает от толкования методологии как простой «СО­ вокупности методов, как некой кладовой методоВ, посколь­ ку тогда О ней не приходится говорить как о наукез. Здесь методология из определенных исследовательских принuипов науки превратилась в самостоятельную науку. Но тут же этот - это вывод опровергается заявлением о том, что методология не наука, а генеральный путь познания~. Что же касается ме­ тодов (напомним, не имеющих отношения к методологии), то они лишь определяют, как идти этим путем 4. ОтлиLН·Iе ме­ тодологии от метода автор усматривает в том, что первая «ОТ 1 П етряев К. Д. Вопросы м етодологии историч еско й науки. Ки ев, 1971. С. 8.

2 Там же. С. 12.

3 Там же. С. 13.

t 4 Та м же. С. 16.

Предмет философи11 права ражает наиболее общие, генеральные принципы мировоззре­ ния», синтезирует наиболее жизненные, подвижные и гиб­ кие положения теории или ряда теориЙ, а второй (т. е. ме­ тод) является частным, производным понятием 1_ В. П. Кузьмин считает: Существует определенное неудоб­ ство в параллельном употреблении понятий "методология" и "метод", так как понятие "метод" ранее философами упо­ треблялось как тождественное понятию "методология". В со­ временных условиях, когда "учение о методе" (т. е. методо­ логия) само дифференцируется и в нем появляется много конкретных представлений об отдельных частных методах, подходах, методологических принципах, а соответственно приходится анализировать их отношения (обшего и частно­ го и др.), происходит столкновение прежних и новых пред­ ставлений об этом2.

К сожалению, вопреки этому справедJ1ивому замечанию (за исключением отождествления методологии с «учением о методе») автор продолжает, как он сам это оговаривает, поль­ зоваться Прежним, т. е. устаревшим, понятием методологии.

··методология- явление интегральное, объединяющее в себе ряд компонентов: мировоззрение и фундаментальные общетеоретические концепции, всеобщие философские законы и категории, обще- и частнонаучные методы. Поэ­ тому методологию нельзя сводить к одному из названных компонентов, в частности к методу или учению о методах, поскольку за ее пределами останутся другие компоненты. Но дело не только в этом. Методология вовсе не представляет собой простое суммирование теоретико-мировоззренческих концепций, принципов, методов и средств познания, выра­ ботанных отдельными отраслями науки. Подобно тому как невозможно лишь из совокупности эмпирических данных вывести теорию предмета науки, так и сумма компонентов методологии не образует ее системы.

1 Петряев К. Д. Вопросы методологии исторической науки. С. 18.

2 Кузьмин В. П. Место системного подхода в современном научном поз­ нании И марксистской методологии. Статья вторая. Принuип системности в методологии диалектического и исторического материализма//Вопросы 1980. N2 2.

философии. С. 50.

Поняпше методологии как общенау•tного феномена Методология как система не сводится к составляющим ее компонентам, она имеет и свои собственные (конечно же, относительно самостоятельные) интегративные закономерно­ сти развития. Эти закономерности обусловливают то, что компоненты методологии, будучи объединенниii'viИ в орга­ нически целостную систему, вступают в связи, отношения и взаимодействия между собой и тем самым приобретают свойства, отличные от их единичного существования идей­ ствия: фундаментальные общетеоретические концепции про­ низывают мировоззрение;

методы познания, сохраняя отно­ сительную самостоятельность, вместе с тем выступают как учение о методах и соответствующих теоретико-гносеологи­ ческих обобщениях;

всеобщие философские законы и кате­ гории освещают применимасть (или границы применимости) обще- и частнонаучных методов в конкретных исследовани­ ях, равно как и последние обогащают арсенал философии, и т. д. и т. п. Одним словом, методология представляет со­ бой сплав составляюших ее компонентов и выступает вовне, по удачному выражению В. П. Кузьмина, в виде своеобразно­ го свода законов научного познания'· Этот сплав образует­ ся в основном из двух диффузирующих блоков методоло-.

гического знания: теоретико-мировоззренческих концепций и системы методов познания различного уровня. Как спра­ ведливо подчеркивает С. А. Лебедев, методологическое зна­ ние существует в двух основных формах: в виде методологи­ ческих концепции, теорий и в виде отдельных методов, принципов, непосредственно входящих в саму структуру кон­ кретно-научных теорий. Таким образом, методологическое знание одновременно находится и вне частнонаучного зна­ ния, и внутри него»2.

Отсюда следует, что соотношение методологии и метода мо­ · жет быть представлено как диалектическое соотношения це лога и части, системы и элемента, общего и отдельного. Каж­ дый метод это лишь часть, элемент, отдельное в uелостной, 1 См. там же.

t 2 Лебедев С. А. Роль индукuии в проuессе функuионирования современ 1\ОГО научного Знания// Вопросы философии. 1980. N2 б. С. 87.

Предмет философшt nрава системной общенаучной методологии'. Включая в себя мно­ жество различных уровней, методология не сводится к ним не только потому, что имеет в своем составе и другие ком­ поненты, но также и потому, что обладает, в качестве обще­ научного образования, определенными интегративными зако­ номерностями макрасистемного характера.

Из сказанного вытекают и те выводы, которые определя­ ют нашу позицию по рассматриваемой проблеме.

Во-первых, методология вовсе не является самостоятельной (общей или частной) наукой, локальной отраслью научного знания, существующей изолированно от всей системы наук.

Она возникла исторически и развивалась отнюдь не усилия­ ми какой-либо одной науки, а всем комплексом научного зна. ния ;

функциональное же назначение м~тодологии состоит в обслуживании любого научного поиска. Иначе говоря, мето­ дология как по происхождению и развитию, так и по назна­ чению и роли это общенаучный феномен, внутренне им­ манентный науке в целом и каждой ее отдельной отрасли в частности. Этот феномен создан в результате синтеза всеоб­ щего познания и призван обслуживать его вне зависимости от того, в рамках какой конкретной отрасли знания это позна­ ние осуществляется. Методологическое знание это не не­ кая особая наука наук, это не только всеобщее средство по­ стижения бесконечных объектов науки, но и синтезированное следствие такого постижения. Однако всеобщность методоло­ гии не исютюrает, а, наоборот, предполагает ее приспособ­ ление к специфике исследуемых объектов.

Во-вторых, будучи познавательным базисом всей системы научного знания, методология имеет в качестве своих соста­ вляющих ряд компонентов. Это не только система методов, но и учение о них, не только определеннан мировоззрен­ ческая позиция исследования, но и всеобщие теоретические принципы, не тоJ 1ЬКО общенаучные, но и частнонаучные ме 1 В. П. Кузьмин пршильно отмечает, что Методология есть система осно ­ ваний и методов научного познания. а всякое отдельное методологическое средство (подход, принuип, тип анализа) лишь относительно самостоятель­ ная часть методологии• (Кузьмин В. П. Место системного подхода в совре­ менном научном познании... / /Вопросы философии. С.

!980. N2 2. 50).

Понятие методолоmи как общенауцного феномена тоды познания. Все эти компоненты органически между со­ бой связаны, взаимопроникают и обогащают друг друга.

Именно в силу таким образом понимаемой универсальности методология является интегральным руководством в на­ учном познании и познавательным стержнем всякого иссле­ дования.

В-третьих, объединяя познавательные возможности всех наук, методология умножает и обогащает исследовательский потенциал каждой из них. Эти интегративные качества ме­ тодология обретает благодаря тому, что ее ядром является фи­ лософия- единство диалектики, гносеологии и логики. Это единство не следует понимать упрощенно, как их полное сов­ падение. Речь идет совсем о другом: нет, конечно, диалек­ тики без гносеологии и логики, равно как нет гносеологии и логики без диалектики, но каждая из них несет на себе со­ вершенно определенную методологическую нагрузку. Обоб­ щенно говоря, одна и та же система законов и категорий в диалектике выступает в качестве мировоззрения и принuи­ пов познания объективного мира, в гносеологии как сред­ ство решения конкретных познавательных задач и в логике как форма научного мышления 1.

Единство диалектики, гносеологии и логики как методоло­ гического ядра в познавательном проuессе выступает в каче­ стве средства субъективного осмысления объективного разви­ тия, которое, в свою очередь, овладев массами, преобразуется благодаря общественной практике во вторую объективность.

В этом и состоит основной смысл единства онтологического и гносеологического.

1 П. В. Алексеев по этому поводу отмечает: •Межлу диалектикой, логикой 11 тео рией познания имеется полное тоЖдество, когда в предмете филосо­ ф\\\'\... вычленяются только всеобщие законы развития;

кажлая из трех ди­ ' 111'\IIЛИн в этом случае с полным правом может быть названа уIением о 11 • о б 1uих законах развития. Но за этими рамками они имеют свои пред­ м " f iii,Je области, не покрываемые никакой другой;

поэтому любая из них ( "1 • 11 • что большее, чем только наука о всеобщих законах развития. Если ' 1'111'1, J tиал е ктическую логику, то она изучает всеобщие законы развития под 1 ' V lltoм ' tрс ния того новоtо, что можно извлечь из онтологического рассмо 11 11 1 JIJIII с пособов и при~щипов познания (Алексеев П. В. Предмет, стру ' V 11 ф у нкции диалектического материализма. С. 133).

PII Предмет философ1111 11рава В-четвертых, структурно методология имеет несколько уровней, основными из которых являются: диалектика-миро­ воззренческий, определяющий главные направления и общие принципы познания в целом (высший уровень) ;

общенауч­ ный (междисциплинарный), используемый при познании особой группы однотипных объектов (средний);

частнонауч­ ный, применяемый в процессе познания специфики отдель­ ного объекта (низший уровень), и, наконец, переходвый от познавательно-теоретической к практически- преобразова­ тельной деятельности, вскрываюшей общие пути и формы внедрения результатов научных исследований в практику.

Нетрудно видеть, что данная структурная схема уровней методологии в принципе совпадает с уже выдвинутой в фи­ лософской литературе, но дополняет ее, уточняет по содер­ жанию и имеет более четкую организацию, где высший, сред­ ний и низший уровни методологии соотносятся с общим, особенным и отдельным в познавательном процессе. Кроме того, данная схема доводится до логической завершенности, указывая общие пути и формы воплошения результатов по­ знавательно-теоретической деятельности на практике.

Вместе с тем следует заметить, что приведенная схема, ко­ нечно же, условна, поскольку между различными уровнями методологии существует органическая связь, взаимозависи­ мость, соподчинение и взаимопроникновение. Так, тот или иной частнонаучный метод используется с учетом общена­ учных методов исследования, обязательно основывается на всеобщих законах и категориях философии, направляется ми­ ровозз ренческой позицией самого исследования (тем самым данная схема может быть изображена не только по вертика­ ли, но и по горизонтали). В свою очередь всеобщие законы и категории философии, равно как и мировоззренческие ус­ тановки, сами по себе ничего не дают для познания конкрет­ ных объектов. Познавательного успеха не достигнет тот, кто механически прикладывает их к исследуемым объектам в надежде получить соответствующие знания.

Методологические воззрения и методы обретают позна­ вательную силу лишь в том случае, если они «переведены · на конкретные установки и требования, обусловленные прирадой самого объекта познания. Но дело не только в Понятие методологии как общенау•tного феномена этом. Ошибочным является также представление, будто ис­ пользования одного метода философии вполнх достаточно для познания изучаемого объекта. Философские методы дей­ ствуют не изолированно друг от друга, а Все вместе, каж­ дый метод просвечивает то одну, то другую сторону, чер­ ту, особенность исследуемого объекта, а в единстве его целостность как в генетическом, историческом, так и в суб­ станциональном, содержательном, функциональном отноше­ нии. Это значит, что при исследовании того или иного объ­ екта надо переходить от одного метода к другому, от монометода к полиметодам.

Наконец, предложенная схема допол няет традиционную тем уровнем методологического з н ания, который обозначен как переходный от научно-познавательного к непосредствен­ но-практической цеятельности по преобразованию природ­ ной и социальной среды. Поскольку этот уровень структуры методологии не рассматривается в имеющейся литературе, он подробно раскрывается в соответствующей гл аве монографии.

Остается лишь добавить, что изложенное понимание мето­ дологии, по нашему убеждению, предпочтительнее изложен­ ных другими авторами. Оно не только наиболее адекватно бесконечному богатству самой методологии, ее огромным и· разносторонним потенциям в познании бытия и сознания, но и открывает широкий путь всем наукам в ее возвышении.

Такое понимание методологии имеет следующие преиму­ щества:

-во-п ервых, философия рассматривается как теоретико­ мировоззренческий плацдарм и как отправная система ме­ т одов в правовых исследованиях;

во -вторых, можно применять общенаучные положения и выводы междисциплинарных исследований в процессе по­ з н а ния правовой реальности ;

- в-третьих, происходит ориентация на широкое исполь­ ·юuание в ходе правового исследования частнонаучных ме­ т нов, как самостоятельно выработанных, так и тех, которые ра :;

работаны другими специальными науками;

- 11 - четвертых, расширя ется проблематика методологии, •r то IIО 'J rюляе'Г довести ее до логическс-й завершенности;

·r.ск тивное превращается в объективное, абстрактное Предмет философии права в конкретное, правовая теория в практику правовага строительства;

- в-пятых, весь вышеотмеченный комплекс компонентов методологии значительно расширяет и углубляет средства обоснования и доказывания результатов, достигнутых в про­ цессе правовага исследования, внедрения научных знаний в практику.

Из изложенного вытекает и наше понимание методологии права и государства. Прежде всего необходимо сказать, что таких самостоятельных отраслей научного знания не суще­ ствует. Возьмем, в частности, методологию права, посколь­ ку проблемы методологии государства пока, к сожалению, не обсуждаются. Методология права есть не что иное, как об­ щенаучный феномен, объединяющий всю совокупность принципов, средств и методов познания (мировоззрение, фи­ лософские методы познания и учения о них, обще- и част­ нонаучные понятия и методы), выработанных всеми обше­ ственными науками, в том числе и комплексом юридических наук, и применяемых в процессе познания специфики пра­ вовой действительности, ее практического преобразования.

Такая трактовка понятия методологии права не соответ­ ствует общепринятой в юридической науке. В литературе имеются прямо противоположные точки зрения: одна из них отрицает мировоззренческий, а следовательно, и методоло­ гический характер общей теории государства и права, а дру­ гая, наоборот, утверждает самостоятельное сушествование методологической науки в лице той же обшей теории го­ сударства и права. Первая точка зрения основывается на том, что общая теория государства и права является...сд~!J.Иа:~ТЬ-ной политико-правовой наукой, и в силу этого она не может быть мировоззренческой и философской I. Однако лишение этой науки мировоззренческой функции противоречит ее факти­ чеС'кой роли в обшественной жизни и равнозначно отрица­ нию ее методологичности. Если, помимо всего прочего, об­ щая теория государства и права является не только 1 См., например: Гальперин Г. Б., Королев А. Л. Методологические и тео­ ретические вопросы науки истории государства и права в СССР. Л., 1974.

С. 23.

Понятие методологии как общенау•tного феномена специально юридической, но и политической наукой, то уже в силу этого она не может не быть вместе с тем и мировоз­ зренческой наукой, тем самым выполняющей методологиче­ ские функции в системе юридичеоких наук.

Что касается второй точки зрения, объявляющей общую теорию государства и права методологической наукой 1, то против нее мы и раньше возражали2;

теперь же, уточняя на­ шу позицию, считаем, что лишь определенная часть, напра­ вление общей теории государства и права, а именно фило­ софия права, является методологической наукой.

Эта позиция еще более укрепилась в нашем представлении после того анализа, который был проведен выше при рассмот­ рении философских воззрений относительно самостоятель­ ного существования методологической науки;

если вообще не существует методологии в качестве самостоятельной отрасли науки, то тем более не может быть отдельной методологиче­ ской науки в рамках системы юридических наук. Тем самым вовсе не принижается значение общей теприи государства и права, а, наоборот, подчеркивается не только ее гносеологи­ ческое, но и онтологическое (социология права) значение в развитии юридической науки в целом.

Солидаризуясь с нашей прежней (ныне уточненной) по­ зицией по данному вопросу, С. З. Зиманов пытается опери­ ровать доводами, с которыми мы, к сожалению, согласиться не можем. Справедливо отметив, что решение о том, являет­ ся ли общая теория государства и права методологической наукой или наукой, имеющей методологическое значение в системе юридических наук, принuипиально важно, посколь­ ку от этого зависит определение характера и функций самой науки, ее места и роли в системе правоведения, С. Зима­ 3.

нов указывает: Познавательная роль теории права ограниче­ н а ее теоретическими конструкциями как познанными зако­ IIОмерностями правовой системы. Формирование методов в с п е циальных науках происходит путем образования теории, •1 с рсз теории. А система теории в общем правоведении не со • 1 ('м.. нuпример: Васильев А. М. Правовые категории. М., 1976. С. 19.

См. : К е римов Д. А. Философские проблемы права. М., С.

1972. 29-30.

• Преdмет философrт 11рава держит ни обwих принципов и логических процедур позна­ ния, ни тем более требований и методов научно-теоретиче ­ ского мышлениЯ 1.

Во-первых, познавательная роль теории права отнюдь не ограничена лишь теоретическими конструкцияМИ онтоло­ гического порядка, она разрабатывает и гносеологические конструкциИ, в частности тем направлением в обшей тео­ рии права, которое именуется философией права. Во-вторых, возникает вопрос: каким же образом теории права удается познавать специфику своего предмета и создавать теорети­ ческие конструкции » без специфической методологии их по­ знания? Ведь хорошо известно, что методология познания есть аналог предмета или, вернее, поз нанного в этом предме­ те. В-третьих, обwее правоведение содержит и обwие прин­ ципы, и логические процедуры познания, и тем более требо­ вания и методы научно-теоретического мышления, например принципы и логические процедуры толкования права, срав ­ нительного правоведения, правовой кибернетики и многие другие. Н аконец, в-четвертых, и сам автор в противоречии с критикуемыми в данном случае положениями пишет: Об­ wая теория права не является методологиL1еской наукой, но она имеет методологическое, точнее теоретика-методологи ­ ческое, значение для правоведения. Всякая теория, если она подлинная, т. е. выражает истинные закономерности реаль­ ных явлений, содержит в себе подход и способы освоения явления и его фрагментов. Обшая теория права, содержащая в своем теоретическом арсенале познанные законы, принци­ пы бытия и функции правово й системы в целом, располага­ ет специальными правил ами и способами оценки и освое­ ния правовых норм, их системы и частей ;

следовательно, в системе правоведения она наука не только общетеоретиче­ ская, но и в этом смысле теоретика-методологич еская. Ме­ тодологическая роль обшей теории права носит частномето­ дологический, предметно-методологический характер2.

1 Зиманов С. 3. Место обшей теории лрава 13 советском лравоведенниj/Со­ ветское государство и лраво.1984. NQ 4. С. 13.

2 Там же. С. 14.

Лонятие методологии как общенау'tноо феномена Думается, автор изложил бы свою позицию более четко, ес­ ли бы исходил из того факта, что теория права включает в се­ бя два направления: социологию права и философию права.

Нельзя себе представлять дело так, будто общая теория пра­ ва приобретает методологическое значение в системе отрас­ левых правоведческих наук лишь благодаря тому, что разра­ батывает онтологически-фундаментальные концепции, ав сфере гносеологии ее задача ограничивается лишь «Приложе­ нием» диалектики к познанию правовых явлений и процес­ сов. То, что онтологически-фундаментальные концепции об­ щей теории государства и права имеют методологическое значение для отраслевых государство ведческих и правоведче­ ских нilук, ни у кого не вызывает сомнения, поскольку тео­ ретически бесспорны и практически доказаны историческим развитием данных наук. Что же касается гносеологической ро­ ли общей теории государства и права по отношению к отрас­ pe·IJJ левым наукам данного комплекса, то здесь должна идти отнюдь не о механическом «Приложении, а о творческом при­ менении, о таком преобразовании философских законов и категорий, которое позволило бы проникнуть в специфику ис­ следуемых объектов. Если бы такое применение сводилось к механическому приложению философских законов и кате­ горий к указанным сферам науки и практики, то повышен­ ный интерес к методологии был бы едва ли оправдан. В том­ то и дело: применение философских законов и категорий предполагает их приспособление, переработку», «преобра­ зование согласно специфике этих сфер. Подобно этому, об­ щая философия «переплавляется в философию права как в одно из основных направлений общей теории государства и права (точнее, общей теории права и государства).

Из изложенного очевидна наша позиция о единстве, орга­ нической связи, взаимодействии и проникиовении друг в дру­ га онтологического и гносеологического направлений (частей) общей теории государства и права- социологии права и фи­ лософии права.

.

Глава ФИЛОСОФИЯ ПРАВА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГОЗНАНИЯ Вопрос о предмете философии права, равно как и любой иной науки, не так прост, как может показаться на первый взгляд.

Еще Гегель справедливо указывал: Понятие предмета не яв­ ляется природным нашим достоянием. Каждый человек об­ ладает пальцами, может получить в свое распоряжение кисть и краски, но это еще не делает его живописцем. Точно так же обстоит дело и с мышлением. Мысль о праве не есть не­ что такое, чем каждый обладает непосредственно;

лишь пра­ вильное мышление есть знание и познание предмета, и на­ ше познание должно быть поэтому научным 1.

Каждый более или менее существенный этап в развитии науки всегда сопряжен с необходимостью возвращения к рас­ смотрению ее предмета2. Это вполне закономерный процесс, поскольку само развитие не только вле•1ет за собой количе­ ственное расширение и качественное изменение тех явле ний, которые неизбежно включаются в орбиту исследования, но и представляет собой все более всестороннее и углубленное проникновение в эти явления, в их взаимосвязи и взаимо­ отношения. Научное овладение новыми объектами (или их свойствами), более высокий уровень их познания, необходи­ мость системного подхода к ним и анализа во взаимодейст 1 Гегель Г. В. Ф. Cor. Т. УП. С. 19.

2 И. С. Нарский считает: « Периодическое возвращение той или иной на­ уки к рассмотрению своего собственного предмета с uелью его уточнения свидетельствует о ее быс 1·ром развитии (Н арекий И. С. Еше раз о пред ­ мете и функциях философии марксизма//Философские науки. 197 1. N2 1.

С. 84).

Философия права в системе социального знания вии с другими отраслями знания со временем приводят к пре­ образованию науки.

Именно с такой ситуаuией мы сталкиваемся в данный ис­ торический период, стремясь определить предмет философии права как наиболее сложного, многогранного направления в правоведении, обслуживающего все ее отрасли.

Правовая реальность изучается не только юридическими, но и другими общественными науками. Один и тот же соuи­ альный объект оказывается в поле зрения многих отраслей об­ щественного знания, что, однако, не означает совпадения их предметов. Общественные науки изучают, в частности, пра­ во на том или ином уровне, в том или ином аспекте, пресле­ дуют те или иные uели познания.

Правовая система, как и иные сложные соuиальные фе­ номены, имеет в своем составе разнокачественные компонен­ ты, различные подсистемы и многогранные в структурном и функииональном отношениях образования. В зависимости от того, какие из этих компонентов являются объектами изуче­ ния, и составляется соответственно предмет каждой отрасли общественного знания.

Юридические науки изучают общие, особенные и отдель­ ные проявления правовой действительности, и в соответст­ вии с этим определяется предмет каждой отдельной отрасли правовага знания.

Из сказанного вытекает бесплодность попыток провести аб­ солютную разграничительную линию между предметами об­ щественных и, в частности, юридических наук, поскольку сами общественные и правовые явления и проuессы органически между собой связаны, взаимодействуют и взаимопроникают в ходе своего развития. Тем более невозможно провести такую разграничительную линию между предметами юридических на­ ук, изучающими один и тот же объект право. Однако это утверждение не означает, будто исключается возможность оп­ ределения спеuифического предмета той или иной науки. От­ граничение предмета одной науки от другой должно идти не толrко по линии расчленения объектов исследования, но и по ас tt скта м, уровнямп uелям исследования в случаях совпадения 11 х объектов. Например, природа, общество, человек, государ­ ·т tю, нр ава и т. д. являются объектами исследования множе tt Предмет философиu права ства наук, хотя уровень, аспект или цель их исследования в каждой науке особые, характерные для предмета именно дан­ ной науки. Даже в пределах единого комплекса юридических наук, изучающих право в различных проявлениях, довольно четко (но не абсолютно) обнаруживается отличие предмета ка­ ждой ее отдельной отрасли. Без такого rтличия юридическая наука выглядела бы как бесформенное нагромождение разно­ порядковых правовых объектов.

Философия права представляет сложный симбиоз фило­ софии, социологии, общей теории права, отраслевых юри­ дических и ряда иных наук. Поэтому определение ее пред­ мета первоначально предполагает выяснение соо т ношения и взаимодействия с этими науками, что позволит вскрыть общ­ ность и различие их назначения и роли в познании права.

Начнем с анализа соотношения и взаимодействия филосо­ фии, социологии и обшей теории права (в состав которой входит и философия права, что будет обосновано в дальней­ шем).

Эта задача осложняется тем, что сама философия вну­ три себя делится на два основных направления, исследующих философию природы (философия естествознания) и фило­ софию общества (социальная философия), разделяясь в этих рамках на онтологическое и гносеологическое направления (так называемые исторический материализм и диалектиче­ ский материализм). Кроме того, от философии уже отпо'!­ ковались, но органически с ней связаны ряд наук, развива­ ющихся относительно самостоятельно (например, этика, эстетика и др.). Эта довольно сложная структура философии предполагает необходимость выяснения как предмета соци­ альной философии, поскольку право является социальным феноменом, так и предмета теории познания, поскольку фи­ лософия права является гносеологическим направлением общей теории права (что будет обосновано в дальнейшем).

Так называемый исторический материализм, твердо вошед­ ший в отечественный научной оборот, есть фактически не что иное, как общая социология наука об обществе в целом'.

1 Еще В. С. Нем'rинов отмечал, '!ТО Исторический материал изм и есть марксистская СОUИОЛОГИЯ (Немчинов В. С. И збранные произв едеН И Я. Т. f.

М., 1967. С. 374).

Философия права в системе СОI(иального зuания В этом легко убедиться, сравнив проблематику историческо­ го материализма и общей социологии (бытие и сознание, ба­ зис и надстройка, производительные силы и производствен­ ные отношения, классы и классовая борьба, национальное и интернациональное, революция и контрреволюция и т. д.) l.

Ф. Энгельс заключал, что применяет «выражение "исто­ рический материализм" для обозначения того взгляда на ход всемирной истории, который конечную причину и реша­ ющую движущую силу всех важных исторических событий...

находит в экономическом развитии в вытекающем отсюда разделении общества на различные классы и в борьбе этих классов между собой2.

Допустимо, конечно же, применять различные выраже­ НИЯ (в том числе, например, и «исторический идеализм) для более четкой формулировки мысли, но возводить подобно­ го рода выражения в ранг самостоятельной науки нет осно­ ваний, тем более тогда, когда уже существует наука- соци­ альная философия или общая социология (что одно и то же), которая призвана исследовать те же проблемы, что и исто­ рический материализм. Другое дело, что приоритет исто­ рического материализма в отечественном обществоведении бьш настолько безусловен, непререкаем и абсолютен, что об­ щей социологии не оставалось ничего иного, как заняться преимущественно конкретно-социологическими методами исследования (хотя, как известно, один из методов, каким бы важным и эффектУ!вным он ни был, не может быть по­ ложен в основу предмета той или иной науки). Что же ка­ сается «хода всемирной истории, всех важных исторических событий, то это предмет исторической науки и, если угод­ но, марксистской общей социологии, рассматривающей эти ход» и события не в историческом, а в логическом осмыс 1 Дискуссия о предмете социологии, проведенная на стр;

шицах журнала СоциологиIеские исследования• и в других изданиях начиная с г. и в последующие годы, обогатила социологическую науку множеством но­ вых, оригинальных и плодотворных идей, но, увы, не коснулась вопроса о соот11оше11ии oбщeJi!l социологии и исторического материализма•. Види ­ мо. это н е позволила сделать устоявшаяся традиция.

2 М а ркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22. С. 305-306.

• Предмет философшt права лении. Это подтверждается и современным развитием обшей социологии, все больше охватываюшей и поглоwаюwей проб­ лематику «исторического материализма.

Исторический материализм определяется и как распро­ странение диалектики на социальные явления и процессы.

Но такое распространение не есть исключительная прерога­ тива лишь исторического материализма, поскольку при ис­ следовании явлений и процессов, происходящих в общест­ ве, диалектика используется не только материализмом, но - даже и в не меньшей мере идеализмом.

Итак, тенденция развития общественных наук исключает исторический материализм в качестве самостоятельной научной отрасли знания и восстанавливает общую социоло­ гию в ее истинном предназначении.

Общая социология является наукой об основных и главных закономерностях общества как единого целостно-системного образования, о его истории в логической интерпретации, о со­ временном состоянии и перспективных тенденциях развития.

Осуществляя глобальный синтез всех отраслей обществовед­ ческого знания, она обогащает себя и вместе с тем вооружа­ ет каждую из этих отраслей всеобшей теорией общества, на основе и в соответствии с которой каждая отраслевая обще­ ственная наука изучает свой специфический предмет как часть (или тот или иной уровень познания) общественного целого.

Однако было бы ошибочным полагать, что общая социо­ логия есть простая сумма выведенных за скобки общих по­ ложений обществоведения, совокупность его голых абстрак­ ций, застывших догм, мертвых схем и моделей. Общая социология развивается (должна развиваться), постоянно обо­ гащаясь новыми достижениями отраслевых обществоведче­ ских наук, и, обобщая эти достижения, создает концепцию общественного развития в его целостности, единстве и сис­ темности. С другой стороны, глобальный синтез всех отрас­ левых общественных наук вовсе не означает превращения об­ щей социологии в единственную науку об обществе или в науку всех общественных наук. Он означает лишь ту зако­ номерность развития науки вообще, когда одна из ее отрас­ лей призвана осуществлять функцию интеграции всех дру­ гих, обобщая, синтезируя их основные, главные, наиболее Философия права в системе СО/(Ilального знат1я значимые достижения. Конкретизируя эти достижения в сня­ том виде, общая социология создает целостно-системную картину общественного бытия. И этот процесс вполне зако­ номерен, о чем свидетельствует история науки: дифферен­ циация и интеграция наук всегда протекали параллельно, от­ почкованиt одной н1.уки от другой сопровождается в перспектине их слиянием на более высоком теоретическом уровне. Подобная закономерность, как будет показано в даль­ нейшем, действует и в отношении различных отраслей и на­ правлений правоведения.

Целостно-системная картина общественног() бытия это образ объективной реальности, жизнед~ягельности общест­ ва, фиксирующий его главные, основополагающие, сущно­ стные признаки, принuипы, тенденции закономерного раз­ вития. Эвристическая роль формирующейся картины состоит не только в том, что она не только помогает каждой отрас­ левой общественной и специальной социологической науке видеть и учитывать свой предмет в контексте целого, но и ориентирует на междисциплинарное исследование общест­ венных явлений и процессов.

Следовательно, общая социология в системе обществен­ ных наук играет ведущую роль. Во-первых, она выступает в качестве обобщающей, логико-синтезируюшей науки, впи­ тывающей п себя наиболее значимые достижения отраслевых общественных на) к, и прежде всего отраслевой социологии.

Во-вторых, общая социология является теоретико-методоло­ гической основой для развития отраслевых общественных и специальных социологических наук. Помимо общетеорети­ ческой концепции общественного развития, он:1 разрабатыва­ ет особенно интенсивно в последние десятилетия методо­ логи'-!еские основания принципы, методы, используемые как ею самой, так и отраслевыми общественными и специ­ альными социологическими науками для более углубленно­ го и всестороннего познания соответствующих объектов. При этом общая социология, естественно, взаимодействует с фи­ лософией, исследующей проблемы теории познания, гносео­ логии и диалектики, и опирается на нее.

Аналоги'!нуюt функцию выполняет и общая теория права, 110 на более конкретном уровне, т. е. в рамках отраслевых • Предмет философии права юридических наук. Она, во-первых, интегрирует, системати­ зирует и обобщает знания и достижения отраслевых юриди­ ческих наук и тем самым создает целостно-системную кар­ тину правовой жизни общества;

во-вторых, осуществляя глобальный синтез всех отраслей юридической науки, обо­ гащает себя и вместе с тем вооружает каждую из этих отрас­ лей всеобщей концепцией права, на основе и в соответствии с которой каждая отраслевая юридическая наука исследует свой специфический предмет как часть (или уровень) пра­ вовага целого.

Отсюда вытекают и другие признаки общей теории пра­ ва, аналогичные признакам обшей социологии: она не явля­ ется единственной юридической наукой, не претендует на роль науки для всех юридических наук, не есть простая сум­ ма выведенных за скобки общих положений правоведения.

Отмеченная тождественность (хотя и на различных уров­ нях) общей социологии и общей теории права обусловлива­ ет необходимость рассмотрения их взаимосвязи и взаимодей­ ствия (вопросы же структуры общей теории права, ее взаимосвязи и взаимодействии с отраслевыми юридически­ ми науками будут рассмотрены ниже).

Взаимодействие наук вообще является необходимой и ак­ туальной потребностью развития самой науки, повышения качества, эффективности и результативности научных иссле­ дований. Оно обусловлено объективными причинами: не только внутренней логикой и тенденциями развития науки, но и запросами практики. Современная общественная пра­ ктика ставит перед наукой такие комплексные задачи, кото­ рые не в состоянии решить порознь каждая отдельная отрасль знания. Их решение возможно лишь при сотрудничестве, проникиовении одних в другие и взаимодействии наук, в ча­ стности общей социологии и общей теории права. Приходит­ ся, однако, признать, что такое сотрудничество, взаимопро­ никновение и взаимодействие пока не налажено.

Общая социология выступает по отношению к общей тео­ рии права не столько в роли стабилизатора стереотипов юри­ дического мышления, сколько в качестве катализатора и сти­ мулятора развития этой теории. Общая социология в силу своего предназначения обязана быть Возмутителем спокой • Философия права в системе СОI(иального знания ствия» применительно к общественным наукам, в том чис­ ле и к общей теории права;

ставить перед ними новые зада­ чи, цели, проблемы.

Эту миссию общая социология пока выполнить не в со­ стоянии, поскольку только еще начинает освобождаться из плена устоявшихся традиций и догм мышления. Более того, стандартная тематика исторического материализма), авто­ матически перешедшая в общую социологию, свидетельст­ вует о множестве пробелов в познании реальной действитель­ ности. Ограничимся лишь одним примером. Известно, что природа и общество органически между собой связаны, со­ ставляя единство объективного мира. Это обусловливает не­ обходимость при изучении общества учитывать и закономер­ ности развития природы. В предмете обшей социологии должны найти место также явления и проuессы природы, во всяком случае социальные аспекты влияния природной сре­ ды на общественное развитие, а именно: социальный гене­ зис, содержание и последствия воздействия природы на об­ щество и общества на природу. Отсюда вытекают и такие глобальные проблемы общей социологии, как экологическая, демографическая, национальная, защита окружающей среды, воздействие человека на природу, создание второй приро­ ды), биосоциальная природа самого человека, а также про­ блемы биосоциологии, биоэтики и многие другие.

Общая социология занимается этими проблемами, но да­ леко не достаточно. В решении обозначенных проблем заин­ тересованы и специалисты по общей теории права;

ее проб­ лематика в современную эпоху значительно расширяется.

Разумеется, объектами исследования являются объективные за­ кономерности развития правовых явлений и процессов, но для того чтобы проникнуть в их глубинную сущность, овладеть ими наиболее полно, необходимо изучить и другие смежные объ­ екты: влияние природных условий на характер правовой си­ стемы того или иного общества, воздействие природных фа­ кторов на правотворчество и правореализацию, правомерное или противоправное поведение (действие или бездействие), nр а вовое стимулирование научно-технического прогресса, 11равовая охран а природной среды, правовое регулирование от­ rюшений в связи с освоением космоса и т. д.

Предмет философш1 права К сожалению, каждая из наук, в данном случае нас инте­ ресующих, до сих пор не выходит из своей квартиры. Ка­ залось бы, с общественных наук теперь уже снят тотальный пресс, в течение более чем полувека давивший свободу мыс­ ли, подчинявший ее господствующей идеологии и политике, которые сами по себе были менее всего научно обоснован­ ными. Однако было бы наивно полагать, что высвобождение из-под пресса давления на мысль вполне достаточно для не­ замедлительного свободного творчества, ибо оно предполага­ ет не только разрыв с воинствующим догматизмом, стандарт­ ными формами мышления, но и овладение новейшими достижениями мировой науки, ее методологическими возмож­ ностями. Такое преобразование научного мышления лишь на первый взгляд кажется простым и легким делом. Долгие го­ ды насилия над мыслью закрепостили ее настолько, что вы­ ход из этого состояния потребует огромных усилий и продол­ жительного времени t. И этот процесс окажется тем успешнее, если само мышление будет энергичнn стремиться к освобо­ ждению, выйдет на широкие простары свободного творчест­ ва, использует его для критического анализа действительно­ сти, для вдохновения и смелых дерзаний в постановке и решении новых проблем обшественного прогресса.

Распространенное мнение об абстрактностИ философии, общей социологии, общей теории права и особенно фило­ софии права, обобщенно отражаюших реальную действитель­ ность общественной и, в частности, правовой жизни, нель­ зя понимать в том смысле, что эти науки не интересуют конкретные общественные и правовые явления, процессы, ситуации и факты. При обобщении этих конкретностей указанные науки не могут отвлекаться от них. Без опоры на конкретность нt:возможно образование научных абстракций, исключается аргументация положений и выводов философ­ еко-социологических и правоных исследований. При этом, l Печально-губительную роль в этом отношении играет государство, ко­ торое не в состоянии использовать новейшие достижении науки. Ученые могут обрашаться к государству от имени знания, но если первое не слу­ шает вторых, а непрофессионально их поучает, то ~х такого государства неизбежен.

Философия права в системе СОI(иалыtого знания однако, данные науки должны учитывать не только статич­ ное состояние исследуемых объектов, но и их движение, раз­ витие, преобразование. И решение этой задачи не может не иметь абстрактногu характера, выраженного в пропюзах. Ес­ ли к тому же иметь в виду и то обстоятельство, что общест­ венных, в том числе и правовых, явлений, процессов, ситуа­ ций и фактов великое множество, что они находятся в определенной целостной системе, органически взаимосвяза­ ны, взаимодействуют и проникают друг в друга, то все это бесконечное многообразие невозможно выразить иначе, как через абстракцию. Поэтому научная абстракция, будучи единством многообразного, сама по себе оказывается кон­ кретнее любой созерцательной конкретности. И только та­ кая научная абстракция, синтезирующая, в частности, кон­ кретные правовые явления, процессы, ситуации и факты, обретает доказательную силу, имеющую существенное значе­ ние в юрисдикционной практике. Выбор правовых конкрет­ ностей для обобщения не должен носить необоснованный ха­ рактер, нельзя произвольно Выдергивать эти конкретности из их целостно-системной правовой реальности. В огромном массиве правовых явлений, процессов, ситуаций, фактов из­ влекаются лишь те, которые типичны, имеют принципиаль­ ное, важное значение для характеристики состояния и разви­ тия права. Лишь обобщение таких конкретностей в правовой абстракции приобретает доказательность, которой руковод­ ствуется практика.

Эти общетеоретические положения, равно как и соотноше­ ние, взаимодействие иных наук (психологии, естествознания, кибернетики и др.) с правоведением и, в частности, с фило­ софией права, будут развиты и конкретизированы в последу­ ющих рассуждениях. Но прежде необходимо более определен­ но выяснить предмет философии права и ее соотношение, взаимодействие с философией, общей теорией права и отрас­ левыми юридическими науками.

Глава ФИЛОСОФИЯ И ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА Философия включает в себя органически между собой свя­ занные социальную философию и методологию познания бы­ тия. Функции первой выполняет общая социология, вто­ рой собственно философия.

Общая социология рассматривает наиболее общие законо­ мерности, взаимосвязи и взаимодействие всех общественных явлений с точки зрения их места в общс:м историческом дви­ жении. Она исследует также и такой общественный феномен, как право, но не для того, чтобы подменить общую теорию права, а для того, чтобы, опираясь на данные и выводы этой науки, определить место права в общем историческом разви­ тии. Тем самым общая социология служит теоретической ба­ зой для всех общественных наук, в том числе и юридической науки, а собственно философия -методологическим фунда­ ментом и ориентиром для этих наук. В лице философии юри­ дическая наука, и прежде всего общая теория права, обрета­ ет подлинно научную теорию и методологию познания сложных правовых явлений и процессов. На основе этой тео­ рии и методологии общая теория права определяет законо­ мерности возникновения и развития права, механизм функ­ ционирования и формы регулирующего воздействия на общественные отношения, разрабатывает основные категории юридической науки.

Право подчиняется общим объективным закономерностям развития общества, изучаемым общей социологией. Вместе с тем, будучи относительно самостоятельным звеном общест­ венной жизни, право имеет свои закономерности, которые оказываются специфическими по отнош е нию к общесоциаль­ ным закономерностям и одновременно общими по отноше • Философия и общая теория права нию к тем конкретным закономерностям, которые действу­ ют в пределах отдельных сфер. правовой жизни (и которые изучаются отраслевыми Юридическими науками). В соответ­ ствии с этим общая теория права изучает как общие законо­ мерности общественной жизнедеятельности, определяющие развитие правовых явлений, так и те относительно самосто­ ятельные специфические закономерности, которые вместе с тем являются общими для всех частей правовага механизма.

Отсюда логически вытекает, что общая теория права должна не только опираться на теорию общей социологии, но и раз­ рабатывать на ее основе те конкретно-теоретические прин­ ципы, которые позволяют углубляться в исследование право­ вой действительности. Аналогично этому она должна не только опираться на собственно философию, но и разраба­ тывать на ее основе методологические принципы, которые обеспечивают углубленное познание явлений и процессов пра­ вовой действительности. Следовательно, общая теория права представляет собой науку, которая по сравнению с общей со­ циологией и собственно философией является более конкрет­ ной ступенью в псзнании реальностей правовой жизни.

Степень обобщения явлений и процессов в научных по-.

нятиях и определениях зависит, как известно, не только от уровня развития соответствующей науки, но и от назначе­ ния этих понятий и определений. Так, если D философии признаются достаточными наиболее общие понятия и опре­ деления правовых явлений и процессов для познания, объяс­ ll е ния и характеристики всеобщих закономерностей общест­ в е нного развития, то общая теория права такими понятиями и о пределениями удовлетвориться не может, так как назна­ Ч С JJи е этой науки состоит, помимо всего прочего, в методоло­,· ич сс ком обслуживанию отраслевых юридических наук.

Л · то означает, что общая теория права должна не только · ЩЮIJИкать в суть соответствующих правовых явлений и !JPOilCCcoв, но и вскрывать их особенное, специфическое co J ~ · р ж ание, формы внутренней организации и внешнего выра.,, ю1, условия их функционирования, осуществления, ре­ JУJ J J / I 'ати вности и т. д. Таким образом, общая теория права с включением в сферу своего предмета всеобщих на­ 11 ti HIJI У ' '"' ' ' х 'li t KO IIO B развития права, исследуемых философией, Пред.мет философии права вскрывает и формулирует особые, специфические научные законы развития права. Именно в этом смысле общая тео­ рия права является более конкретной ступенью познания пра­ ва по сравнению с философией.


Однако отграничение общей теории права от философии следует проводить не только по степени конкретности по з ­ нания, но и по различию аспектов изучения права этими нау­ ками. Объектом изучения философии являются всеобщие Зl­ коны возникновения, формирования и развития обшества как целостно-системного социального организма. Но сушно­ стью не исчерпывается все богатство содержания и формы явления или процесса. Поэтому познание сушности права от­ нюдь не исключает, а, наоборот, предполагает необходимость всестороннего изучения объективных специфических зако­ номерностей этого особого, относительно самостоятельного общественного явления специальными науками.

Данные положения пока не обнаруживают в полной мере разграничительной линии между предметами философии и об­ шей теорией права, поскольку указывают на специфику всего комплекса юридических наук, а не специально общей теории права, которая изучает не только содержание и формы пра­ - вовых явлений и процессов, но и как философия также их сушность. Действительно, обшая теория права и зучает об­ щие закономерности развития права, действуюшие во всех со­ циально-экономических формациях, а также закономерности, выражаюшие взаимоотноШения права со всеми другими сфе­ рами обшественной жизни. Но в отличие от философии об­ шая теория права изучает также и специфические закономер­ ности, сушествующие и действуюшие внутри самого права, закономерности взаимодействия компонентов его внутренней системы, структуры, механизма функционирования и т. д.

Этим и определяется специфический, по сравнению с фило­ софией, аспект исследования правоных явлений и процессов, осуществляемый обшей теорией права. Поэтому в общей тео­ рии права закономерные связи правовых явлений и процес­ сов с другими факторами общественной жизни изучаются уже обогащенные познанием их внутренних вза имных отношений.

Итак, вооружая обшую теорию права и другие юридические науки всеобшими методами научного познания обшественной 68..

Философия 11 общая meopuя права ---- жизни, философия составляет их методологическую базу, ос­ нование, фундамент, проникает в эти науки, пронизывает со­ бой их содержание. В свою очередь общая теория права, рав­ но как и другие юридические науки, дает конкретный материал для широких философских и общесоuиол лических обобще­ ний, необходимых для дальнейшего совершенствования диа­ лектики соuиального познания и действия.

Наконеu, общая теория права отличается от философии сферой действия и функuиональным назначением. Если фи­ лософия является общетеоретической и методологической основой для всех общественных наук, то сфера действия об­ щей теории права значительно уже;

она призвана обслужи­ вать лишь комплекс спеuиальных, отраслевых юридических наук. Общая теория права возникает и действует « на стыке философии и отраслевых юридических наук. И это вполне естественно, поскольку всякое познание предполагает не­ сколько Срезов, ступеней, уровней обобщения исследуемых объектов. В частности, от познания отдельных, конкретных, непосредственных проявлений правовой действительности правоведение в uелом поднимается до обобщения их спеuи­ фических особенностей в общей теории права. Эти обобще­ ния используются философией R качестве основы для более высокого уровня обобщений, для опредеJ.ения места и роли права во всеобщем историческом развитии общества.

Кроме того, общая теория права, имеющая своим ядром философию, наряду с ней включает в свой предмет как об­ щенаучные, так и частнонаучные методы исследования и тем самым также отличается от предмета философии. Следова­ тель но, общая теория права шире философии, поскольку включает в свой предмет не только законы и категории фи­ лос офии, но и нефилософские обще- и частнонаучные ме­ тоды, необходимые ей для познания правовых явлений и про­ нсссов. Вместе с тем общая теория права уже философии, I ЮСколь ку разрабатывает пути, методы и средства познания 11 • нсего бытия, а лишь ограниченную сферу этого бытия 11 р анону ю де йствительность.

• Глава ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА И ФИЛОСОФИЯ ПРАВА Современное состояние общей теории права предстает в виде преимущественно социолоГического ИС't'Олкования правовой реальности, поскольку воспроизводит ее объективное состоя­ ние, изменение, развитие и совершенствование. Вместе с тем в недрах общей теории права постепенно происходит зарожде­ ние и становление нового философского направления, обра­ щенного к самому себе, к тому, каким путем, методами и спо­ собами познаются правовые объекты. Общая теория права приобретает способность проверять, оттачивать и обогащать свой познавательный арсенал и тем самым создавать предпо­ сылки для перехода на качественно новую ступень освоения правовых явлений и процессов. Это новое направление фи­ лософия права, вопрос о предмете которой является дискусси­ онным. Различные авторы определяют предмет данного на­ правления по-рсlЗНому, и поэтому он лишается четкости и однозначности 1.

Оставляя в стороне критический анапиз эти х определе­ ний, сформулируем нашу позицию по данному вопросу и тем самым выразим отношение к иной трактовке интересующе­ го нас предмета.

Исторически философия права родилась в недрах обшей теории права или, во всяком случае, развивалась параллель­ но с ней. Так или иначе, но философия права представля­ ет собой н ауку, органически связанную с общей теорией права.

1 См., например: Лукич Р. О философии права. Белград, 1978.

Общая теория права и философия права На наш взгляд, общая теория права включает в себя две основные части: соuиологию права и филосnфию права, водораздел между которыми проходит, у(.,лuвно говоря, по ли­ нии онтологического и гносеологического познания право­ вых объектов, явлений и проuессовl. Эта линия действитель­ но носит условный характер, и прежде всего потому, что не может быть онтологии вне гносеологии, равно как и наобо­ рот. Именно поэтому и соuиология права, и философия права являются составными частями, направлениями одной нау­ ки общей теории права. Но каждая из этих частей, напра­ влений в силу спеuифики своего предмета обладает относи­ тельной самостоятельностью, автономностью.

Довольно длительный период времени общая теория пра­ ва выступала в качестве онтологической теории (соuиологии права). Постепенно и все в большей мере в ее рамках возни­ кали вопросы о том, какими путями, методами и способами происходит самопознание правовых явлений и проuессов, ка­ кова их гносеологическая природа. Именно эти вопросы и очертили круг интересов философии права2.

Подобная тенденuия естественна для исторического раз­ вития любой науки, когда периоды, характеризующиеся накоплением преимущественно онтологического материала, неизбежно сменяются периодами его гносеологического осмысления, обобщения и систематизаuии. Именно благо­ даря проuессу гносеологизаuии наука приобретает способ­ ность взглянуть на себя со стороны, проверить, отточить и обогатить арсенал своих инструментов и тем самым соз­ дать предпосылки для перехода на качественно новую сту 1 Ю. В. Тихонравов ошибО'IНО утвержджт, что д. А. Керимов и его по­ следователи отождествляют теорию права с социологией (Тихонравов Ю. В.

Основы философии права. М., С. Мы вовсе этого не делаем, что · 1997. 39).

о чевидно из последующего изложения нашей позиции. Речь идет не о со­ циологии вообще, а социологии права как одном из основных направ ­ u л ений общей теории права.

2 Ф. В. Таранавекий отмечал, что философия права «сводит философский ::ш е мент к так называемой гносеологии, т. е. теории познания, и полагает осо бую з адачу философии права в исследовании особенностей теории по­ ·шшшя правовых явлений (Тарановский Ф. В. Учебник энциклопедии пра­ в а. Юрьев, С.

1917. 10).

Предмет философшt 11рааа пень изучения действительности. То же самое происходит с общей теорией права: постепенно, шаг за шагом происходит зарождение и становление нового направления в лоне самой общей теории права философии права, которую можно охарактеризовать как разработку логики, диалектики и тео­ рии познания правовага бытия. Это направление не только раскрывает механизм регуляции познавательной деятельно­ сти ученого, направляет по правильному пути исследователь­ ский процесс, оптимизирует и рационализирует его, но и в контексте исторически развивающейся культуры является по­ казателем достигнутого уровня самосознания общей теории права и ее познавательных потенций. Философия права, та­ ким образом, выступает, с одной стороны, предпосылкой ис­ следования, определяющей движение мысли к истине пра­ вовага бытия, а с другой сама является итогом работы познавательной мысли. При этом оказывается, что гносео­ логическое содержание философии права отнюдь не менее ценно, чем добытые социологией права конкретные онтоло­ гические знания реального бытия права.

Подводя итог вышеизложенным соображениям, мы при­ ходим к следующим выводам относительно предмета фило­ софии права.

Во-первых, философия права органически связана с фило­ софией, являетс1 как бы ее ответвлением, но вместе с тем и отличается от философии, проникая в специфику познания лишь правовых явлений и процессов, используя не только все­ общие законы и категории дисuтектики, но также общенауч­ ные и частнонаучные методы. С одной стороны, она органи­ чески связана с комплексом юридичесtИХ наук, будучи одним из ее направлений, а с другой отличается тем, что выпол­ няет специальные гносеологические функции, являясь теори­ ей познания, логикой и диалектикой развившощегося права.


Во-вторых, будучи познавательным базисом всей системы юридических наук, философия права- наука многослойная, имеет в своем составе ряд компонентов. Это не только сис­ тема методов, но и учение о них, не только общенаучные.

но и частнонаучные средства познания, не только общие. но и специальные способы познания. Все компоненты связаны между собой, взаимопроникают и обогашают друг друга, со Общая теория права 11 фuлософuя 11рава здавая то синтезированное образование, которое именуется философией права. Именно в силу универсальности фило­ софия права является интегральным руководством в научном познании и познавательным стержнем любого правовага ис­ следовании.

В-третьих, объединяя познавательные возможности всех юридических наук, философия права умножает и обогащает исследовательский потенuиал каждой из них. Эти интегра­ тивные качества философия права обретает благодаря тому, что ее ядром является философия единство диалектики, гносеологии и логики.

Комментируя сказанное, необходимо отметить также, что право это не только юридический, но и соuиальный фе­ номен. Оно определяется в конечном счете экономическими отношениями, испытывает на себе прямое воздействие поли­ тики, морали, культуры, одним словом, всей духовной жиз­ ни общества. Поэтому в проuессе формирования и развития философии права использовались и используются не только всеобщие методы диалектики, но и те о"iJJ'.енаучные понятия и частнонаучные методы, которые были выработаны смеж­ ными науками. В результате возникает методологическое по­ ле, накапливаются методологические знания в юридической науке как синтез познавательных средств не только данного направления, но и других наук, прежде всего философии, а также общенаучные и частнонаучные понятия и методы дру­ гих наук, пригодные для познания спеuифики правовых яв­ лений и проuессов. Тем самым образуется определенная стру­ ктура философии права, аналогичная структуре общенаучной методологии: диалектический, обще- и частнонауLtный, пра­ ктически-преобразовательный уровни.

Итак, философия права выступает в качестве фундамен­ те:U1ьного основанРя любого правовага исследования.

Изложенные выводы о предмете философии права нуж­ да ются в дополнениях. Во-первых, правовая теория и юри­ д ический метод органически взаимосвязаны. Нет правовой теории без юридического метода, равно как и наоборот. Бo­ Ji ee того, юри4ический метод, по сущеL:1.зу, та же правовая тео рия, но обращенная к исследовательскому проuессу, к по­ и ску, обнаружению, приращению нового правовага знания.

Предмет философш1 права Именно поэтому юридический метод не является предначер­ танием, озаряющим исследователя извне. Он вытекает из осо­ бенностей самого объекта познания, из его собственной внут­ ренней логики. Именно поэтому противостоят друг другу не правовая теория и юридический метод, но еще не познан­ ные и подлежащие познанию объекты и юридический метод.

Основываясь на· внутренней логике исследуемого объекта, юридический метод овладевает им и создает его правовую теорию, погружается в нее и тем самым утверждает основа­ ние для дальнейшего движения правоuсго познания соответ­ ствующих объектов. Следовательно, душой юридического метода является правовая теория познаваемого объекта. Но если суть юридического метода правовая теория, то фи­ лософия права не может существовать как «безобъектная»

доктрина, все предначертания которой сводятся к априорным умозрительным постулатам;

если, далее, юридический метод снимается и погружается в правовую теорию данного объек­ та ;

если, наконец, юридический метод и правовая теория со­ ставляют единый сплав, то, очевидно, исключается сущест­ вование этого метода вне самого объекта познания. Поэтому исключается возможность существования и самой филосо­ фии права как абсолютно независимой от других наук, и прежде всего от общей теории права.

Современная наука переживает подъем благодаря интегра­ ции, слиянию, объединению различных наук и их познава­ тельного инструментария. Этот процесс, постепенно охваты­ вающий и юридическую науку, приводит к плодотворным результатам, возникновению множествt новых и оригиналь­ ных методологических направлений именно на стыке наук.

Всестороннее познание права, углубленное проникновение в его сложные явления и процессы невозможно в рамках юри­ дического догматизма. Юридические концепции типа «ЧИС­ того учения о праве отживают свой век. Лишь в единстве и органической связи с закономерностями и тенденциями об­ щественного развития в целом могут быть поняты и объяс­ нены, развиты и преобразованы правовые системы, институ­ ты и отношения, отвечающие современным потребностям социального прогресса. Это означает не только их узкоюри­ дическое, но и значительно более широкое вИдение, прежде., Общая теория права 11 философия права всего философское и социологическое, историческое и эко­ номическое, политическое и психологическое, этическое и ак­ сеологическоеl. Отсюда и объективно необходимое, неизбеж­ ное и неотложное веление нашего времени сотрудничество всех отраслей обществоведения в комплексном познании со­ циальных объектов, в том числе и правовых.

В связи с изложенным надлежит коснуться также предме­ та социологии права. В нашей (как, впрочем, и зарубежной) литературе иногда утверждается самостоятельность данной науки и даже ее выход за пределы правоведения. Ни первое, ни тем более второе не выдерживает критики. Судя по заяв­ лениям отдельных авторов, предметом социологии права яв­ ляются те же правовые объекты, явления и процессы, изуча­ емые на том же уровне, что и в обшей теории права (сущность права и социальный механизм его действия, эф­ фективность законодательства и правоприменительной дея­ тельности, правосознание, законность, престиж прана и т. д.).

Возникает естественный вопрос: в чем же отличие социо­ логии права от общей теории права? Ответ, между тем, оче­ виден: социология права является не чем иным, как одним из основных направлений (наряду с философией права) об­ щей теории права. Нельзя сводить социологию права лишь к эмпирическому уровню познания, осуществляемого кон­ кретно-социологическими методами2;

она возвышается над этим уровнем и достигает рационального осмысления пра­ вовой реальности. Здесь обнаруживается та же аналогия, что и в соотношении общей социологии и обшей теории права:

социология права, основываясь на общей социологии, изуча­ ет конкретные проявления общественной жизнедеятельности 1 Заметим, кстати, что правовая аксеология менее всего разработана в оте-.

чественной юрислруденuии (см., например: Нерсесянu В. С. Философия права: Учебник. М., С.

1997. 53-61).

2 В. В. Лалаева справедливо замечает:,,Без использовании тс:оретvРtеского потенииала юридической науки с оuиология nр.ша не: может, на мой взгляд, обрести статус nолноиенной научной дисuиnлины и будет представлять со­ бой комплекс эмnирических исследований, не выходящих на фундаменталь­ ные nроблемы правовой жизни общества» (Лаnаева В. В. Соuиология пра­ N2 7.

ва: в nоисках новой nарадигмы//Государство и nраво. 1992. С. 20).

Предлtет философш1 права в правовой сфере, имеющие общую значимость для всех от­ раслевых юридических наук. Именно поэтому она и явлнется составной частью, одним из основных н аправлений общей теории прана. И именно поэтому странным выглядит утверж­ дение, будто общее и конкретное изучение права выходит за пределы правоведения.

Что же касается конкретно-социологических методов ис­ следования правовых объектов, явлений и процессов, то они отнюдь не единственные;

наряду с ними социология права использует и множество иных, не менее важных методов, спо­ собов и средств познания. Кроме того, использование кон­ кретно-социологического метода вовсе не является привиле­ гией лишь социологии права, он используется (или долже н широко использоваться наряду, разумеется, с другими мето­ дами) в познании конкретных проявлений соопзетствующе­ го законодательства и в обобщении практики его примене­ ния, реализации вообще 1.

Переживаемый ныне Россией кризисный период отодви­ нул познание многих основополагающих, фундаментальных проблем развития науки на второй план. Но со временем н е ­ избежнан стабилизация (и, будем надеяться, прогрессивное развитие) обстановки в стране потребует такого рода иссле­ дований, которые будут способствовать укреплению зак он­ ности, повышению уровня социологической и пр авов ой культуры нашего народа. Это побуждает уже сейчас прово­ дить подготовительную работу, в котоrой, смею надеяться, положительную роль сыграют и изложенные в данной мо­ нографии соображения.

1 См., например: К;

t'зимирчук В. П. Пра во и м етоды его изучения. М., 1962.

Глава ФИЛОСОФИЯ ПРАВА И ОТРАСЛЕВЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕНАУКИ Благодаря тому чтu общая теория права является обобщающей наукой в системе юридических наук, она и приобретает че­ рез философию права методологическое значение в этой си­ стеме. Именно философия права, используя прежде всего все­ общие диалектические методы в их приспособленном для познания правовых явлений и процесr:;

ов виде, обеспечивает методологическое единство отраслевых юридических наук.

Из того факта, что всеобщими диалектическими методами пользуются и все другие науки, в том числе и отраслевые юри­ дические, нельзя делать вывод, в частности, о том, что не толь­ ко философия права, но и все юридическое науки имеют ме­ тодологические функции. Конечно, отраслевые юридические науки могут вырабатывать (и нередко вырабатывают) отдель­ ные методологически значимые для ряда частных проблем по­ ложения, но отсюда не следует, что функциональное назначе­ ние этих наук состоит в разработке методологии правоведения.

Задача же философии права именно в том и состоит, чтобы разрабатывать методологию всех правовых явлений и процес­ сов, в том числе и тех, которые изучаются отраслевыми юри­ дическими науками. И именно философия права обладает в большей мере, чем любая другая отрасль или направление юри­ дического знания, методологической значимостью, выполшi­ ет основные методологические функции в системе юридиче­ ских наук. Эта роль философии права обусловлена тем, что благодаря ей создаются методологические основания для все­ го правоведени~, для всех отраслевых юридических наук, вы­ рабатываются о"бщие принципы, пути и методы познания, ис­ пользования и преобразования правовой действительности, Предмет философии 11рава прим~ня е мые всеми отраслевыми юридическими науками в IIJIOitccce исследования специальных правовых объектов.

Ведущая методологическая роль философии права в сис­ те м е юридических наук вовсе не исключает, а вполне допу­ скает разработку отраслевыми юридическими науками мето­ дологических проблем, которые нередко достигают не только общетеоретического, но и философско-правового уровня (на­ пример, проблемы вины и ответственности в гражданском и уголовном праве). Наряду с этим отраслевые юридические на­ уки разрабатывают частнонаучные методы исследования спе­ циальных правовых объектов, которые, при их общей значи­ мости, включаются в философию права.

Если комплекс юридических наук анталагически воспроиз­ водит картину правовага бытия как целостно-системного зна­ ния, то философия права трансформирует и преобразует это знание в гносеологические средства освоения этого бытия.

Иначе говоря, философия права использует добытые отрасле­ выми юридическими науками знания для дальнейшего, более всестороннего и глубокого познания правовой действительно­ сти и перспектин ее совершенствования.

Философия права, как было показано ранее, является по отношению к философии специальной наукой, но вместе с тем она выступает в качестве общей науки, выполняюшей ме­ тодологическую миссию по отношению к более узким раз­ делам правоведения, т. е. к отраслевым юридическим наукам.

Подобно тому как, например, обшая биология, опираясь на философию, вооружает общими подходами и методами ис­ следования все разделы биологической науки (ботанику, зоо­ логию и т. д.), так и философия права разрабатывает мето­ дологические проблемы правоведения, вооружает подходами, принципами, обшими методами исследования все отрасле­ вые юридические науки.

Следует иметь в виду и другой важный аспект рассматри­ ваемого соотношения. Каждая отраслевая юридическая нау­ ка отражает лишь отдельную, хотя и кередко сушественную сторону всеобщей связи правовых явлений и процессов как между собой, так и L окружающими общественными факто­ рами, фиксирует лишь некоторые моменты, части или чер­ ты этих связей. Но если бы мы пользавались лишь метода Философия права и отраслевые юриди'lеские науюt ми, выработанными теми или иными отраслевыми юриди­ ческими науками, то лишили бы себя возможности выяснить связи между различными областями правовой действитель­ ности, обнаружить закономерности развития права в целом', определить его место и роль в общественной жизни. Даже доскональное знание гражданского или уголовного законо­ дательства не может дать полного представления о значении права в жизни общества, его возможностях, эффективности, результативности. Методологическая миссия философии права в том и состоит, чтобы вскрывать пути и методы по­ знания nрава во всем его объеме, внутренние связи и тен­ денции закономерного развития всех правовых явлений и процессов в их единстве, целостности и системности.

Философия права есть не что иное, как интеграция всей со­ вокупности принцилов познания, выработанных ею самой, философией и комплексом юридических наук, применяемых в процессе исследования специфики правовой действительно­ сти, ее развития и преобразования. Она истори'-lески возник­ ла не сама по себе и не из самой себя, а в результате изучения конкретных проявлений права. В процессе такого изучения по­ степенно обнаруживалось, что всем правовым объектам свой­ ственны общие черты, особенности, которые могут быть по­ знаны с помощью определенных подходов, способов, методов, приемов. Так зарождалась и обогащалась философия права, ос­ новной, главный смысл которой состоит в гносеологическом обслуживании отраслевых юридических наук, изучающих от­ дельные, особенные и чйстные проявления права. Следователь­ но, философия пр,ша продукт философии, общей теории права и всего комплекса юридических наук. Ее назначение со­ стоит в том, чтобы вооружать все отраслевые юридические нау­ ки методологическим инструментарием.

1 К. М. Коркунов по этому nоводу ука з ывал: Если человек ознакомится со значением главнейших терминов, с разделе нием науки на отдельные отрасли и с содержанием каждой и з них, его изучение nрава не сделает­ сн еше от этого осмысленнее. Полу L\ИТЬ краткое nонятие о частях н е з на­ 'IИТ еше nолучить nонятие и о целом. Соединение частей в одно живое це­ лое не есть вовсе ~rакое легкое и nростое дело, чтобы оно само собоi лавалось каждому ознакомившемуся с •шстями (Коркунов К. М. Лекции 110 обшей теории nрава. СПб., С.

1909. 11).

Предмет философ1111 11рава Характерной особенностью современного развития науч­ ного знания является образование своеобразного поля пере­ сечения, активного взаимодействия и взаимопроникновения различных, казалось бы далеко друг от друга стоящих наук, теоретических конuепuий и методов познания, что обогаща­ ет их и приносит исключительно плодотворные результаты.

Если в прошлом внутренняя связь наук имела весьма ограни­ ченные пределы и сами эти связи были очень слабыJ\tи, то со временем контакты между науками расширялись и углуб­ лялись, между науками возводились «МОСТЫ, их контакты превращались в устойчивые отношения. На смену слабым связям и контактам наук приходило их взаи Jvюдействие, вза­ имопроникновение, на основе которых образавывались дву­ единые или даже многоединые науки. В соответствии с этим проuессом начали вырисовываться и новые методологические подходы, когда один и тот же объект исследуется сразу не­ сколькими науками или объединенными в единую uелост­ ность двумя науками и более (например, молекулярная био­ логия, атомная энергетика, астрофизика, космонавтика, математическая экономика, логика, лингвистика и т. д.). Но­ визна этого методологического подхода состоит прежде все­ го в том, что к исследуемому объекту прю,,lеняются всеоб­ щие диалектические, обще- и частиснаучные методы не только одной науки, но и ряда наук. При этом методы раз­ личных наук взаимодействуют, проникают друг в друга, объ­ единяются, интегрируются, создавая ранее неизвестные, своеобразные инструменты познания.

Совершенно очевидно, что философия права не может на­ ходиться по ту сторону развития науки наших дней. MeжiJ,y тем мы непогрешим против истины, если скажем, что имен­ но эта отрасль наусшого знания пока менее всего взаимодей­ ствует, сотрудничает (не говоря уже о взаимопроникновении) с другими общественными и тем более естественными и тех­ ническими науками. Такому взаимодействию, сотрудничест­ ву наук, использованию разнообразных методов, выработан­ ных иными отраслями научного знания для исследования правовых объектов, препятствуют многие представители са­ мой философии права. Едва ли можно найти более актив­ ных сторонников чистотьl» своей отрасли науки, чем в фи Философия 11рава и отраслевые юриди'lеские 11ауки лософии права. Отстаивание подобной чистоты данной нау­ ки оборачивается против нее самой, обрекая на изолирован­ ность, ограниченность, узость.

Опасения о размывании границ предмета философии права не имеет под собой сколько-нибудь рациональных ос­ нований. Размывание границ философии права отнюдь не уничтожает предмета Jlанной науки, но обогащает его, вли­ вает в его душу» •'е теоретические и методологические цен­ ности, которыми обладают иные науки. В противоположность этому, обособление философии права может достичь такого предела, который приведет ее к отрыву от всего комплекса общественного знания, исключит участие в комплексном ис­ следовании общественного бытия, лиши1· возможности ис­ пользовать методологические достижения иных наук в позна­ нии правовой сферы жизни общества.

Историческое развитие любой науки, в том числе и фило­ софии права, сопровождается изменениями и преобразовани­ ем ее предмета. Отпадение одних и выдвижение других объ­ ектов познания, восполнение традиционной проблематики данной науки новыми направлениями исследований и про ­ никновение в сферу иных отраслей научного знания кажут-.

ся иной раз неоправданными или даже недопустимыми с точ­ ки зрения чистоты той науки, основы которой устоялись, вошли в арсенал неопровержимых догм и которые являются как будто бы достаточ:-rыми для решения назревающих или назревших пробле;

,t практики. Так рождается отрицание да­ же того благотворного влияния, которое несут с собой, в ча­ стности, тенденции объединения наук и их методов в комп­ лексном исследовании соответствующих объектов.

Современная наука переживает небывалый п своей исто­ рии подъем именно благодаря объединению различных наук и их познавательного потенциала. Этот процесс, постепенно · охватывающий и юридическую науку, приносит исключитель­ но плодотворные результаты, приводит к возникновению мно­ жества новых и оригинальных методологических направлений именно На стыке наук. К ним относятся, например, право­ вая кибернетика, криминология, конкретно-социологические t ~ исследования правовон жизни, социально-психологическое изучение правовага или противоправного поведения, профи Предмет философи11 11рава лактическое право и многое другое. Перспективность этих на­ правлений не вызывает сомнений.

Следует отметить еще два важных мпмента.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.