авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |

«Институт государства и права Российской Академии наук {. Д. А. Керимов МЕТОДОЛОГИЯ ПРАВА ПРЕДМЕТ, ...»

-- [ Страница 7 ] --

Любая правовая часть обладает относительной самостоя­ тельностью, мера которой зависит от типа целостного пра­ вового образования, в состав которого она входит. Так, ча­ сти правовой нормы настолько органически связаны между собой и настолько непосредственно подчинены общему, что их раздельное существование бессмысленно. Относительная самостоятельность этих частей выражается в том, что каж­ дая из них выполняет специфические, только ей свойствен­ ные функции в составе целого правовой нормы. В отли­ чие от этого в таком целостном правовам образовании, как, например, институт права, части его обладают значительно большей относительной самостоятельностью, поскольку са­ ми по себе регулируют соответствующие общественные от­ ношения, хотя, разумеется, и не без известного влияния це­ лого института права.

Мера относительной самостоятельности правовых частей является одним из признаков устойчивости их целостности.

Превышение этой меры или ее недостаточность влечет за со­ бой выход соотве1ствующей части из состава целого, но от­ нюдь не всегда влечет за собой разрушение целого. Только при условии выхода определенных (основных, главных, су­ щественных) частей из состава целого возможно разрушение последнего. При этом его части лишаются качества таковых, обретая самостоятельное существование или становясь час­ тями других целостных правовых образований.

Мера относительной самостоятельности правовой части нередко достигает уровня полной автономии. Эта «автоно­ МИЯ, «независимость функционирования правовой части, в свою очередь, воздействует и соответствующим образом не­ посредственно определяет характер того целостного право­ вого образования, в составе которого она обрела известную «аВТОНОМНОСТЬ 1.

1 А. Голдвер сnра ~елливо отмечает, что части системного uелого обладают большей или меньшей стеnенью автономии, независимостью от других частей, что отражается в той или иной мере на существовании и Методологи•tеские функщт философии права Следует, далее, отметить и другую важную особенность от­ дельных частей целого. Для некоторых из них характерно не только то, что они входят в состав соответствующего целого, но и то, что одновременно являются частями nругого цело­ стного правового образования. В результате оказывается, что разнообразие свойств, связей и отношений этих правовых ча­ стей гораздо богаче и шире их разнообразия лишь как час­ тей данного целого (т. е. целого, в которое они прямо вхо­ дят). Об этом свидетельствует, например, тот факт, что общая часть того или иного кодекса (как целого) может служить не только особенной частью того же кодекса, но и играть ту же роль для других законодательных установлений. То же мож­ но сказать и о некоторых правовых приниипах той или иной отрасли права и тем более о приниипах права вообще.

Различные правовые части в составе. целостного права­ вого образования занимают отнюnь не равноценное поло­ жение. Одни из них менее подвижны, статичны, стабиль­ ны, другие более nинамичны, активны, изменчивы. Они имеют различное значение: в целостном правовам образо­ вании. Все это обусловливает постоянное возникновение, обострение и разрушение самой правовой целостности.

Противоречие между правовыми частями, в результате их преодоления, влечет за собой изменение и развитие цело­ стного правового образования 1.

функционировании данной системы (см.: Goldнer А. Repriprocity апd Autoпomy iп Fнпctioпal оп Т11еогу. L., 1959.

Theory/ /SymposiLrm Sociological Р. 241-270).

1 Оскар Ланге по : тому поводу пишет :,, в систе м ах, образуюших uелое, nоявляются противоречия, которые делают невозможным сохранение системы в неизменном состоянии. Противоречия вы з ывают в системе изменения, которые приводят к преодолению возникших противоре•rий. Эти изменения, однако, становятся источником новых противоречий, которые вызывают новые изменения в систе\1е, и т. д. В реультате системы, образуюшие uелое, никогда не могут оставать-:я в неи з менном состоянии, они беспрерывно меняются. Но эти и з менения протекают в определенном направлении или образуют процесс развития. В ходе развития отдельные uелые связываются в более сложные системы, в uелые " более высокого порядка", которые отличаются новыми свойствами и новыми. не встречавши~1ИСЯ ранее закономерностями (Ланге О. Целое и развитие в свете кибернетики//Исследования по обшей теории систем. М., С.

1969. 182).

Целое 11 •шсть Из сказанного следует, что у различных правовых частей далеко не одинаковые перспективы: некоторые из них суше­ ствуют временно и обречены на неизбежное исчезновение, другие несут в себе зародыш более прогрессивного правово­ го целого, возможность более эффективного, рационсUiьно­ го, целесообразного регулирования соответствуюших обше­ ственных отношений и т. д. Поэтоr, Iу задача научного познания правовых частей того или иного конкретного це­ лостного правового образования отнюдь не сводится лишь к определению их места, значения и роли в функционирова­ нии данного целого;

необходимо также проследить процесс их развития, будушего, возможностей, потенций в совершен­ ствовании действуюшего законодательства.

Познание части, однако, вовсе еше не означает познания целого. При исследовании отдельного правового явления сле­ дуетвсегда находить его место как части целого, поскольку оно не может сушествовать и функционировать вне целост­ ного правового образования, в состав которого оно входит и которым в той или иной степени определяется.

Целостное правовое образование это не только простая совокупность его частей. В сложном переплетении частей це­ лостного правового образования возникает своеобразный комплекс функциональных связей, характерный только для этого целого и вне его не сушествуюший. Именно это своеоб­ разие целого видоизменяет характер ei"O составных частей, преврашая их из отдельных правовых явлений в организован­ ную правовую систему. Поэтому невозможно понять целое, исходя лишь из особенностей отдельных его частей и даже их совокупности. Гегель по этому поводу писал: Целое по своему понятию есть то, что содержит в себе части. Но если целое будет положено как то, что оно есть по своему понятию, если оно будет разделено, то оно перестанет быть целым 1.

При изучении правовой действительности необходимо ис­ следовать не только влияние части на целое, но и обратное влияние целого на части. Ясно, например, что сушность пра­ ва может быть познана и познается на основе тшательного ~ l Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. I. С. 227.

Методологu'lеские фунюmt философтt права изучения отдельных правовых проявлений и определения за­ кономерностей их развития. Но не менее очевидным явля­ ется и то, что существо, назначение и роль каждого отдель­ ного правового явления, как и закономерность его развития, находятся в прямой связи и зависимости от сушности того исторического типа права, составной частью которого оно яв­ ляется.

Предшествующие рассуждения непосредственно подвели нас к иентральной методологически-правовой проблеме системе права и систематизаuии законодательства, рассмот­ рению которых посвящена следуюшая глава.

Глава СИСТЕМНОСТЬ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ В развитии отечественной и мировой науки последние годы ознаменованы взрывом» интереса к проблеме системного подхода, системного метода, системных исследований (прав­ да, в последнее время этот интерес несколько затухает).

Прежде чем непосредственно перейти к рассмотрению си­ стемности права и систематизации законодательства, сл еду­ ет отметить, что в западной науке за последние десятилетия получили широкое расвроетранение системные исследования которые преподносятся как дерзкая тео­ (Sistems Researc\1), ретическая идея, как поворотный пункт «В современной на­ учной мысли, открывший путь К новым взглядам и прин­ ципам, и т. д. и т. п.l Эта далекая от научной скромности самореклама, к со­ жалению, первоначально ввела в заблуждение и некоторых наших философов2.

1 См., например: Берталанфи Л. Обшая теория систем//Исследования по об ­ шей теории систем: Критический обзор. М., 1969. С. 23-24;

Ackoff R. L.

Games, Decisioпs, апd Orgaпisatioпs// Geпera l Systems. 1959. Vol. ТУ.

Р. 145-!50.

2 Так, В. Н. Садовский и Э. Г. Юдин, характеризуя значение современного систе м ного д вижениЯ, писали О новом н аправлении иссл едовательской де ­ ятельности, о выработке но в ой системы принuипов научного мышления, о фор м ирова нии нового подхода к объекпм исследования, о ра з работке но­ вых принuипов поз нания и научно-практической деятельности » (Садов­ ский В. Н., Юд ин Э. Г. Задачи, методы и приложения обшей те ории сис- ­ тем / / Исследования по обш6i теории систе м. С. Спр а ведливости ради 4, 7).

следует, однако, зам етить, что позже И. В. Бл ауберг и тот же Э. Г. Юди убедительно крити ~уют состояни е той же обшей теории систем, призывают Подвергать принuипи ал ьной критике попытки инте рпретировать этн иссл е ­ дования ка к " новую ", " совр е менную " версию философии• (Блаубе рг И. В., Методологu•tескuе функt(/1/t фuлософщt права Действительно ли системное движение представляет со­ бой совершенно новое явление в науке? Конечно же, нет.

Еще Гегель сформулировал системную идею применительно к философии: Каждая часть философии есть философское целое, замкнутый в себе круг, но философская идея имеет­ ся в каждой из этих частей в особенной определенности или особом элементе. Отдельный круг, именно потому, что он есть внутри себя целостность, прорывает границу своего эле­ мента и служит основанием более обширной сферы;

целое есть поэтому круг, состоящий из кругов, каждый из которых есть необходимый момент, так что система их своеобразных элементов составляет всю идею, которая вместе с тем про­ является также и в каждом из них' · Нельзя недооценивать и многие другие системные идеи Гегеля2.

Очевидно, что материальный и идеальный мир отнюдь не состоит из отдельных, друг от друга изолированных предме­ тов, явлений и процессов, а представляет собой органически взаимосвязанные, взаимодействующие и взаимопроника­ ющие объекты и, естественно, требует системного к ним под­ хода и познания. Об этом, вслед за Гегелем, писал и Ф. Эн­ гельс: «Уразумение того, что вся совокупность процессов природы находится в систематической связи, побуждает на­ уку выявлять эту систематическую связь повсюду, как в ча­ стностях, так и в целомз. В не меньшей степени эта систе­ матическая связь присуша и общественным явлениям, что и побуждает науку выявлять социальные образования систем­ ного типа, изучать различные уровни системности этих об Юдин Э. Г. Философские проблемы исследования систем и структур//Во­ просы философии. С. См. также: Лекторский В. А., Швы­ 1970. N2 5. 65-66).

рев В. С. Актуальные философеко-методологические проблемы системного подхода//Вопросы философии. С.

1971. N2 1. 151.

1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. I. С. 33.

2 Н. В. Мотрошилова справедливо отмечает, что разработка идей систем­ Jюсти «принадлежит к величайшим достижениям диалектической мысли Ге­ геля (Мотрошилова Н. В. Принuип системности в Науке логики Геге­ ля/ /Вопросы философии. 1980. N2 1О. С. 139).

3 Маркс К., Энгельс Ф. Co'I. Т. 20. С. 35-36.

Системность 11 Сllстематuза/(1/Я разований, их связи, отношения и взаимодействия как в це­ лом, так и в частностях.

В то же время, как признают и сами западные авторы, «СО­ временное системное движение породило поток разноречи­ вых, неопределенных и противоречивых суждений прежде всего о его сушестве, о характере системного исследования, о самом понятии системы I.

И тем не менее утверждение о том, что системный под­ ход к исследованию материальных и социальных явлений не может претендовать на абсолютное новшество, вовсе не озна­ чает его бесплодности. Нельзя не видеть известных достиже­ ний современных системных исследований (особенно обшей теории систем)2, хотя они и остаются пока довольно скром­ ными. В настоящее время определены лишь основные на­ правления системных исследований, происходит процесс накопления понятийного аппарата этих исследований, про­ ведены отдельные «пробы, эксперименты их приложения к различным объектам познания3.

1 Автор обшесистемной концепции (в современном ее варианте) Л. Берта­ ланфи nризнает ее ограниченностьинеразвитость на сегодняшний день (см.:

Берталанфи Л. Обшая теория систем. С. 23-82). См. также: Bllck R. С. Оп tl1e Logic of Geпeral Bel1avioш Sistems Theoгy//Miппesota Stlldies iп the Philosopl1y of Scieпce. Uпiveгsity of Miппesota Pгess. 1956. Vol. 1. Р. 233-238;

Yottпg О. R. Sшvey of Geпeral Sistems Tl1eoryjjGeпeгal Sistems. 1964. Vol. IX.

Р. 61-80.

2 В. А Лекторский и В. С. Швырев пишут: Было бы, разумеется, неоправ­ данным преувеличением утверждать, что развитие современных системных исследований радикально меняет ориентацию гносеологических исследо­ ваний. Однако несомненным фактом является возникновение в гносеоло­ гии новых проблем или, точнее, некоторых новых аспектов старых проб­ лем в связи со специфической для современной 1 t ауки nрактики анализа сложно организованных объектов (Лекторский В. А, Швырев В. С. Акту­ альные философеко-методологические проблемы системного подхо­ да/ /Вопросы философии. С.

1971. Ng 1. 152).

3 Отметив, что системные исследования принесли уже познавательные и nрактические результаты в ряде областей знания, авторы отмечают: Тем не менее обший категориальный апnарат системного подхода находится еше в nроцессе своей разработки (Коновалов А. Г., Демидов А. И., Га­ маюнов А. Сист~ный подход и его nрименение в социально -истори­ 3.

ческом познании//Ленинская теория познания и современная наука. Са­ ратов, С.

1970. 135-136).

Методолог!l'tеские фynкt(llll философщt 11рава Актуализация системных исследований обусловлена по крайней мере двумя важными обстоятельствами. Во-первых, все более настоятельной практиLiеской необходимостыо це­ лостного, системного и комплексного освоения и преобра­ зования природных и социальных условий жизни. Ныне от­ '-!етливо выявляется потребность внедрения системного подхода и метода не только в науку, но и в организацию и управление производством, социальной и духовной жизне­ деятельностью общества, в том '-!ИСле в сферу практической политики и правовага регулирования общественных отноше­ ний. Во-вторых, современное теорети'-!еское и практическое знание и деятельность настолько углубляются, специализиру­ ются и дифференцируются, '-!ТО общая картина обществен­ ного бытия, общественная практика как бы распадаются на отдельные, на первый взгляд не связанные между собой и обособленные друг от друга фрагменты или формы деятель­ ности. Возникает объективная потребность не только в сис­ тематизации знания и деятельности, но и в их интеграции, синтезе, в восстановлении общей картины общественного бы­ тия, общественной практики в целом. И эту задачу призва­ ны реализовать системные исследования, '-!ТО позволит под­ готовить основания и предпосылки для нового витка как в углублении, специализации и дифференциации знаний идея­ тельности, так и в их новой, более высокого уровня инте­ грации, в их синтезе.

Если попытаться определить в наиболее общей форме по­ нятия системного исследования, то можно сказать, ч:то оно предполагает всесторонний анализ сложных динами'-!еских целостностей, части которых (представляющие собой подси­ стемы данных целостных систем) нахuдятся между собой в органи'-!еском единстве и взаимодействии 1.

1 В nоследние годы значительную nоnулярность в научных кругах nриоб­ рела синергетика, реализуюшая nотребность в глобальном осмыслении си­ стем новыми средствами мышления (нелинеИного. причинно-следственно ­ го характера, учитываюшего эффект логики случайной фл у ктуаuии). См..

например : Пригожин И., Стенгере И. Порядок из хаоса. М., Аглилу­ 1986;

лин И. А. Синергетическое представление соuиальных систем: коннепuия моделирования управления// Анализ систем на пороге век:~: теория и XXI практика. М., 1996;

Гомаюмов С. От истории синергетики к синерrетике Системность и системапшзсщия Системный подход к исследованию сложных динамических целостностей позволяет обнаружить внутренний механизм не только действия отдельных его компонентов, но и их взаи­ модействия на различных уровнях. Тем самым открывается возможность обнаружения субстанционально-еодержатель­ ной и организационной многослойности систем, глубокой диалектической связи и взаимозависимости субстанциональ­ но-содержательных частей, структур и функционирования яв­ лений бытия как сложных целостных организмов. Однако, как подчеркивает И. Клир, понятие системы в различных научных дисциплинах используется различным образом и применяется для решения различных проблем. Эти различия обусловлены главным образом традицией и специфическими методами и задачами отдельных науК 1.

Обращает, однако, на себя внимание то обстоятельство, что в понятие системы как в отечественной, так и в миро­ вой литературе включается столь обширное количество сущ­ ностио-разнокачественных предметов, явлений, nроцессов, что за их nределами практически не остается ничего иного2.

В результате оказывается затруднительным следовать тради­ ции и специфическим методам и задачам отдельных наук..

При такой ситуации оказывается, что любое всеобщее оп­ ределение системы может претендовать в лучшем случае на «метатеоретическое», Идеально-моделированное или абст ­ рактно-формализованное значение, отвлеченное от качест­ венной характеристики реальных системных образований.

А отсюда следует, что сами всеобщие определения системы должны классифицироваться в зависимости от целей их фор истории/ /Обшественные науки и современность. Делокаров К. Х.

1994. N2 2;

Раuионализм и соuиосинергетика/ /Обшественные науки и современность.

и др.

1997. N2 1, При всей плодотворности данного методологического 11аправления ис­ следований, вместе с тем думается, что многие его моменты пока недос­ таточно теоретически осмыслены и нуждаются в более четком выражении.

1 Клир И. Абстрактное понятие системы как методологическое средст­ во//ИсследоваiiИf по обшей теории систем. С. 288.

2 Подробнее об этом см.: Садовский В. Н. Основания обшей теории систем.

М., С.

1974. 51 - 106.

Методологи•tеские функt(t/11 философии nрава мулирования. В таких классификациях наиболее важным оп­ ределением является, на наш взгляд, всеобщее определение системы гносеологической направленности, поскольку вся­ кая наиболее абстрактная категория имеет прежде всего смысл познавательного инструментария.

Исходя из данного предположения, нам представляется, что всеобщее определение системы, имеющее гносеологическую цель, должно включать в себя такой «набор характеристик, который позволил бы ориентировать любое системное иссле­ дование, во-первых, на обнаружение составных частей систем­ ной целостности;

во-вторых, на выявление специфических ка­ честв каждой из частей;

в-третьих, на аналитическое изучение связей, отношений и зависимостей частей между собой ;

в-чет­ вертых, на обобщение частей в их качественной определен­ ности и взаимодействии, раскрывающем свойства системы как единого целого;

в-пятых, на познание функционального назначения, роли и эффективности воздействия системы и каждой ее части на среду и обратного влияния среды на си­ стему. Такой системный анализ! позволяет ориентировать на­ учный поиск на всесторонний учет связей, отношений, взаи­ модействий компонентов изучаемого объекта, в целом объекта со средой его существования и функционирования.

Тем самым исследовательская мысль направляется, в частно­ сти, на обнаружение и осмысление тех внутренних механиз­ мов правовой системы, которые обеспечивают ее состояние в единой целостности, условий ее устойчивости, предt:tльных границ изменчивости и т. д.

Из сказанного понятен и тот интерес к системности, ко­ торый не только ориентирует исследование на всестороннее познание сложных целосткостей природного и общественно­ го бытия в единстве их структурно-функциональных и иных зависимостей. Благодаря этому интересу достигнуты весьма плодотворные результаты как в теоретической, так и в прак­ тической деятельности. Но если в практической деятельно­ сти системность использовалась пока преимущественно для 1 В литературе Системный анализ принято понимать расширительна как инструмент познания интегрированных uелостностей.

Системность 11 систелшпшзаt(IIЯ решения прикладных задач, то в теоретической деятельно­ сти в основном разрабатывались общие принuипы систем­ ности, их философское обоснование!.

Сейчас наступил такой период в научном развитии, ко­ гда, продолжая совершенствовать общенаучные представле­ ния о системности, надлежит переходить к их использова­ нию в конкретных отраслях знания, в том числе и в правоведении, где и происходит непосредственное «слияние теоретической мысли с практическими потребностями соuи­.

ального прогресса Системный подход, метод, исследование являются катего­.

риями гносеологическими и поэтому входят в качестве состав­ ных компонентов в арсенал теории познания, пронизывают все ее основные зRконы и категории. Но это вовсе не означа­ ет, будто системный подход или метод играет, как полагают некоторые авторы, ведущую роль в общей стратегии исследо­ вания. Такое представление является, конечно же, преувели­ чением, поскольку функuию общей стратегии исследования выполняет отнюдь не системный подход vли метод, а теория познания, в состав которой входит и системный педход,.и ме­ тод. Теория познания и системность не располагаются на од-.

ной линии методологической значимости. Теория познания как всеобшая методология соотносится с системностью как с одним из своих моментов. Именно поэтому сама по себе си­ стемность, оторванная от теории познания, не только непри­ менима к исследованию любого объекта, но и страдает той ограниченностью, которая не позволяет ей проникнуть в тот или иной объект с достаточной мерой глубины и обстоятель­ ностью. На это важное обстоятельство обращали внимание многие отечественные ученые. Так, В. Г. Афанасьев указывал, что системный подхоТJ., взятый вне исторического аспекта, становится простой фотографией объекта в его статике, стру­ ктурной и функuиональной постоянности, что... означает 1 См., например: Афанасьев В. Г. Нау'шое уnравление обществом. М., 1968;

его же. Системность и общество. М., его же. Общество: системность, 1980;

познание и упра-вление. М., Садовский В. Н. Основания общей тео­ 1981;

рии систем;

Юдин Э. Г. Системный подход и nринuиn деятельности/ /Ме ­ тодологические проблемы современной науки. М., и др.

1978, Методологu•tескuе фуию(t/11 фuлософшt права отрицание закономерностей, ведь эти последние суть не толь­ ко закономерности раз и навсегда данного функционирова­ ния системного объекта, но и его движения, развития 1.

Теория познания исходит из того, что реально сушеству­ юшие и функuионируюшие социальные образования, и преж­ де всего сама социально-экономическая историческая фор­ мация (в состав которой входит и правовая система, без которой понять последнюю невозможно), требуют системно­ го их исследования. Между тем исследование социально-эко­ номической исторической формации осушествляется, как правило, в двух основных направлениях: системно-историче­ ском и системно-логическом. При этом если в процессе си­ стемно-исторического исследования, нацеленного на конкрет­ но-исторические формы проявления этой формации, нередко упускается из виду обшая логическая закономерность ее раз­ вития, то в процессе системно-логического исследования, на­ правленного на обнаружение обших закономерностей разви­ тия формации, зачастую упускается из виду то, что она сама имеет собственное историческое измерение. Иначе говоря, на­ блюдается тот разрыв единства исторического и логисrеского, о котором речь шла ранее: системно-логическое исследова­ ние стремится избавиться от исторической эмпирии, а си­ стемно-историческое- от логической абстракции. Тем самым как первым, так и вторым направлением преимушества ин­ теграции исторического, логического и системного подходов оказываются далеко не полностью реализованными2.

Системность социально-экономи•{еской, исторической формации в целом обусловливает и системность (или под­ системность) ее компонентов: экономической, политической, правовой систем. Отсюда вытекает необходимость системно 1 Афанасьев В. Г. Системность и общество. М., 1980. С. 187.

2 По этому поводу М. А. Барr справедливо отмечал: ''Без предварител ьно­ го теоретического анализа исторического сод ержания категории " форма ­ uия" всякое внешнее " примеривание " теоретических абстракuий к конкрет­ но-историческим условиям данного региона и данной эпохи неизбежно превращается в накладывание " некоего трафарета" на живую действитель­ ность» (Барr М. А. О двух уровнях марксистской теории исторического по­ знания / /Вопросы философии. С.

1983. N2 8. 1 1 1-112).

Системность 11 cucme.!lmnшзal!IIЯ го подхода и исследования также и этих компонентов. Та­ кой подход к исследованию данных систем (подсистем) дол­ жен, однако, учитывать системную целостность изучаемой формации и под этим углом зрения постоянно видеть свя­ зи, взаимодействия, противоречия изучаемого объекта, явле­ ния или процесса с другими компонентами, с социальным организмом в целом, с его историческим движением, изме­ нением и развитием. Исследования отдельных объектов, яв­ лений и процессов формации представляют собой те •кир­ пичикИ, из определенного соединения, синтезирования которых создается научное представление об этой формации как о целостной, функционирующей и развивающейся сис­ теме. Подобное представление, в свою очередь, позволяет увидеть тенденции движения и перспективы развития этой системы, закономерности ее смены другой, нарождающей­ ся, новой формацией.

Системный подход к исследованию правовых явлений не­ обходимо предполагает их комплексное исследов а ние, кото­ рое требует в первую очередь выяснения качеств системно­ сти и структурно-функциональных зависимостей самих этих явлений. Выдвижение этой задачи на первый план обуслов­ лено исходным пунктом в понимании соотношения бытия и сознания. Задача, однако, осложняется тем специфическим обстоятел ьством, что данное соотношение в социUiьной, осо­ бенно в правовой, сфере (в отличие от природы, где дейст­ вуют слепые, бессознательные силы, если мы отвлекаемся от обрат ного влияния на нее человека) выступает не только в прямой и обратной зависимости, но и в виде как объек­ тивной, так и субъективной связи. Любой правовой феномен нвляется объективным в силу закономерности его возникно­ вения и общих тенденций развития. Но с другой стороны, этот феномен субъективен в том смысле, ч то он является про- · дуктом человеческого созн а ния и деятельности.

Рассмотрим теперь общее определение понятия системы,.

предложенное в мировой и отечественно i1 литературе, учи­ т ывая замечание К. Боулдинга о том, что система • есть ске­ л ет науки в том смысле, что ее целью является разработка t основ или структур систем, на которые наращиваются плоть и кровь отдельных дисциплин и отдельных предметов иссле Методологи'lеские функt(ll/1 философиu права дования в их движении к упорядоченному и последователь­ но построенному телу знания I_ А. Д. Холл и Р. Е. Фейджин пишут: «Система это мно­ жество объектов вместе с отношениями... между объектами и между их атрибутами (свойствами)2. Чрезмерная абстракт­ ность этого определения очевидна и для самих авторов, отме­ чающих, что оно не удовлетворяет требованиям точности и полноты, что В самом деле, трудно с·ннать, что такое опре­ деление понятия системы достаточноз. Но, увы, то же самое можно сказать и относительно других определений, сформу­ лированных зарубежными авторами. Так, Р. Л. Акоф считает, что систему можно определить как любую сущность, концеп­ туальную или физическую, которая состоит из взаимозависи­ мых частей4. И. Клир полагает, что множество величин, уро­ вень анализа, отношения между величинами, свойства, определяющие эти отношения, это основные признаки ка­ ждой системы независимо от того, с точки зрения какой на­ учной дисциплины определяется объект как системаs. М. То­ да и Э. Х. Шуфорд (мл.) пишут: Системой в самом широком смысле может быть решительно все, что можно рассматривать как отдельную чщностьб.

Правильно отмечают В. Н. Садовский и Э. Г. Юдин, что употребление термина система разными авторами и в раз­ ных науках существенно отличается друг от друга и не толь­ ко по приписываемым им значениям, но и, что fioлee важно, по лежащим в их основе содержательным и формальным прин 1 Боулдинг К. Общая теория систем -скелет науки//Исследования по об­ щей теории систем. С. 124.

2 Холл А. Д., Фейджин Р. Е. Определение понятие системы/ /Там же.

с. 252..

3 Там же. С. 253.

4 Акоф Р. Л. Системы, организации и междисциnлинарные исследова­ ния//Там же. С. 145.

5 Клир И. Абстрактное понятие системы как методологическое средст­ во/ ;

там же. С. 289.

6 Тода М., Шуфорд Э. Х. (мл.). Логика систем: введение в формальную теорию структуры/ jfaм же. С. 334.

Систе.мность 11 систематизm(uя uипам: нередко в их использовании просто отдают дань моде или же исходят из чрезвычайно широко понимаемого изме­ нения характера исследуемых объектов (системные объекты);

иногда под их употребление подводят философскую и обще­ научную базу и т. д. Если учесть, что практически каждый ис­ следователь системных проблем опирается на свое понимание понятия "система"... то мы оказываемся перед фактически без­ брежным морем оттенков в истолковании этого понятия 1.

К сожалению, таким же безбрежным морем оттенков в оп­ ределении понятия системы характеризуется и отечественная, в частности философская, литература. Например, в Философ­ ском словаре указывается: «Система- множество связанных между собой элементов, составляющее определенное цело­ стное образование2. В результате получается, что любая, а не только объективная, закономерная, необходимая связь ме­ жду частями целого образует систему. Но. как было показа­ но выше, суммативное целое, конгломерат частей целого или механический агрегат вовсе не является системой, которая есть органическое, внутреннее объединение частей целого Sistema, (что, между прочим, и означает латинский термин т. е. соединение). Возьмем другое определение интересую­ щей нас категории. «Система, пишет А Г. Спиркин, это целостная совокупность элементов, в которой все элемен­ ты настолько тесно связаны друг с другом, что выступают по отношению к окру;

жающим условиям и другим системам как единое целое»З.

u.

1 Садовский В. Н., Юдин Г. Задачи, методы и приложения обще~i тео­ рии систем/ /Там же. С 7, 12.

2 Философский словарь. М., 1968. С. 320. В Кратком словаре по филосо­ фии также указывается, что система это совокупность элементов, свя­ занных между собой определенным образом и образующих некоторое це­ лостное единство (Краткий словарь по философии. М., С.

1966. 264).

«Краткость• словаря оставляет пользующегося им в полном недоумении:

во-первых, почему «совокупность, а не «внутреннее объединение•? Во-вто­ рых, почему «элементов, а не «Частей прежде всего? В-третьих, почему связанных, а не Соединенных? В-четвертых, каким именно определен­ ным образом? В-п~пых. какое именно некоторое•? В-шестых, какое имен­ но «едИНСТВО? И Т. Д. И Т. П.

3 Спиркин А. Г. Курс марксистской философии. М., 1965. С. 161.

Nlетодологиtеские фуикt(/111 философш1 права Помимо ранее отмеченного отождествленюi понятий це­ лого и системы здесь подчеркивается тесная связь элемен­ тов системы, и в этом усматривается ее сущность и специ­ фика. Но такой критерий, как тесная связь, ничего не определяет и поэтому не может вскрыть особенность систе­ мы. Можно привести сколько угодно целостных образований, составные частИ которых весьма тесно связаны между собой, но которые, тем не менее. не являются системами.

Приведеиные и другие подобные им определения систе­ мы настолько неточны, что вряд ли могут претендовать на применимасть к различным явлениям социальной жизни и тем более к праву.

Более осторожно подходит к этому сложному вопросу В. С. Тюхтин, отмечающий, что к настоящему времени еще не выработаны общепринятые определения понятия систе­ мы, приложимыс к изучению любых объективно существу­ ющих или мыслимых предметов;

что трудности выработки унифицированных понятий коренятся в факте огромного (практически неисчерпаемого) множества качественно раз­ нородных систем;

что, наконец, логически более строгого и унифицированного определения системы естественно ожи­ дать в аксиоматической форме, а это возможно при доста­ точной зрелости системных исследований, в частности на ос­ нове изучения различных классов сис;

тrм '· Обобщая ряд отечественных и зарубежных исследований, В. С. Тюхтин предлагает следующее «рабочее» определение понятия системы: Система это множество связанных меж­ ду собой элементов (любой природы), имеющее тот или иной вид упорядоченности по определенным свойствам и связям и обладающее относительно устойчивым единством, которое характеризуется внутренней целостностью, выражающейся в относительной автономности поведения и (или) существова­ ния этого множества в окружающей среде»2.

Нетрудно видеть, что это определение имеет ряд преиму­ ществ по сравнению с вышеприведенными (указание на упо 1 См.: Тюхтин В. С. Системно-структурный подход и специфика философ­ ского знания/ /Вопросы философии. 1968. N2 11. С. 48 - 49.

2 Там же. С. 48.

Системность 11 систелtатизащtя рядоченность составляюwих частей системного целого по их свойствам и связям, устойчивое единство, автономность по­ ведения и т. д.). Но и оно не может в полной мере удовлетво­ рить нас прежде всего потому, что, во-первых, не подчерки­ вает объективного, закономерного, необходимого характера связей частей системного целого и, во-вторых, не отмечает со­ единения частей целого по содержательным признакам. Без этих суwественных моментов невозможно понять, в частности, системность права, отграничить ее, с одной стороны, от дру­ гих целостных правовых образований, а с другой от струк­ турности права.

Значительно хуже дело обстоит с определением понятия системы и правовой системы в юридической литературе'.

Учитывая сложность рассматриваемой категории, особен­ но в ее приложении к право вы м объектам, а также недостат­ ки приведеиных дефиниций, можно предложить иной вари­ ант рабочего определения понятия системности права.

Системность права- это объективное объединение (соеди­ нение) по содержательным признакам определенных право­ вых частей в структурно упорядоченное целостное единство, обладаюшее относительной самостоятельностью, устойчиво­ стью и автономностью функционирования.

Рассмотрим признаки понятия системности права, заклю­ ченные в этом определении.

Части правового системного целого необходимо объеди­ l.

нены и тем самым находятся в соединенном состоянии. При этом такое соединени~ имеет объективный характер. Если 1 В редких юридических patibтax, претендуюwих на системное осмысле ­ ние права, вовсе отсутствует определение понятия системы. Вместо этого отмечается. что любое явление... с точки зрения его uелостности может быть рассмотрено в 13Иде системы• ;

что «любой J-.:ОJiКретный объект может представпять различные системы •, а сама си стема зависит ОТ нелей субъ­ екта • (Тиунова Л. Б. Системные снязи правовой действительности. СПб., С. Эти странные умозаключения не выдерживают кри ­ 1991. 13, 14, 15).

тики. Во-первых, отнюдь не любое явление или uелостность является сис­ темой. Во-вторых, отнюдь не любой объект может ПредставюiТЬ раз­ личные системы. В tтретьих, система объективна и вовсе не зависит «ОТ uелей субъекта, его познающего. В-четвертых, нельзя смеwишпь систе ­ му и отруктуру, часть и элементы и т. д.

Методологтtеские фуню(ии философшt права этого нет, то целое носит лишь сумматинную природу или его вообще реально не существует.

2. Части системного правовага целого соединены между со­ бой по определенным содержательным основаниям, которые характеризуют субстанциональные особ·:нности их свойств и связей. Иначе объединение правовых частей не будет иметь системной прИроды.

Системное правовое целое образует единство в резуль­ 3.

тате структурной упорядоченности его частей, определяющей их функциональные зависимости и взаимодействие. Без это­ го не может быть действия системы и, следовательно, нет и самой системы l.

Объективное объединение и соединение по содержатель­ 4.

ным признакам определенных правовых частей в структур­ но упорядоченное целостное единство обусловливает нали­ чие у системного правовага целого свойства относительной самостоятельности, которое выражается в том, что, во-пер­ вых, ее качества не сводятся к качествам системаобразующих частей;

во-вторых, она обладает способностью существенно видоизменять составляющие ее части2 и создавать новые ча­ сти в пределах своего единства;

в-третьих, она может высту­ пать в виде части или подсистемы другой, более объемной системы, равно как и в границах свое1 ·о органического един­ ства расчленяться на внутренние подсистемы (или системы иного уровня);

в-четвертых, она необходимо связана с внеш 1 В связи с этим нельзя согласиться с мнением В. И. Кремянского, раз ­ личающего неорганизованные и организованные системы. Под неорпши­ зованными системами подразумеваются хаотические агрегаты, взаимосвя­ зи, компоненты которых однообразны и просты (см.: Кремянекий В. И.

Некоторые особенности организмов как • Систем • с точки зрения физики, кибернетики и биологии//Вопросы философии. Но «неорга­ 1958. N2 8).

низованные системы• именно в силу того, что они хаотичны, системами быть не могут, а в лучшем случае представляют собой одну из разновид­ ностей ueлoro сумматинное uелое.

2 Б. М. Кедров отмечал необходимость учитывать природу компонентов, которые, вступая в uелостную систему, •Претерпевают иногда весьма су ­ щественные изменения и преврашения вплоть до полного их разрушения • (Кедров Б. М. О соотношении форм движения материи в природе/ /Фило­ софские проблемы современного естествознания. М., С.

1959. 150).

Системность 11 систематизш~ия ней средой, ощущая ее воздействие на своих входах и реа­ гируя ответными реакциями через свои выходы. Отсутст­ вие относительной самостоятельности лишает правовую це­ лостность системного характера.

Структурная упорядоченность придает системному пра­ 5.

вовому целому относительную устойчивость, лишь в преде­ лах которой допустимы изменения свойств ее частей и их свя­ зей. Система разрушается, если эти изменения выходят за пределы минимальных или максимальных ее Порогов.

б. Относительная самостоятельность системного правово­ го целого обусловливает относительную автономность ее функционирования, степень которой определяет уровень данной системы. Но отсутствие вообще какой бы то ни бы­ ло автономности функционирования лишает целое характе­ ра системности.

Отмеченные существенные признаки системности права вскрывают органическую связь частей, ее составляющих. Эта связь выражается в такой зависимости системаобразующих компонентов, когда исключение или изменение одного из них может вызвать изменение других или даже повлечь раз­ рушение всего системного целого.

Анализ системных образований в праве обнаруживает раз­ личный уровень множественности их комплекса: наряду с од­ носистемными имеются и многосистемные правовые образова­ ния. Так, система правовой клеточки» нормы права - относительно проста, односистемна. Но уже система института права включает в себя ряд простых систем (подсистем), соот­ ветствующих правовых норм, и тем самым становится много­ системной. Еще более комплексным является многосистемное образование на уровне отрасли права, поскольку включает в себя подсистемы различных уровней правовые нормы и ин­ ституты. Наконец, вершиной многосистемности является си­ стема права, состоящая из подсистем правовых норм, ин­ ститутов и отраслей. При этом система права не просто совокупность ее подсистем, а система подсистем. Тем самым образуется иерархия правовых систем, создающих стройное зда­ ние правовой сис.темности: от основания (система многообраз­ ных правовых норм) через промежуточные этажи (система институтов и отраслей права) к его вершине (система права).

Nlетодологи.,еские функt(/111 философии права Прежде чем перейти к анализу этого uелостного nравово­ го здания в аспекте его системности, необходимо остановить­ ся на двух моментах, имеюших методологическое значение для исследования права в указанном аспекте.

Правовал система может быть признана замкнутой лишь весьма относительно, поскольку определяется соuимьно-эко­ номической системой в uелом, зависит от нее и развивает­ ся вместе с ней. Но дело не только в этом. Правовая систе­ ма имеет внутрисистемные и межсистемные связи как прямого, так и обратного порядка;

она закрепляет экономи­ ческие, политические и соuимьные системы (и подсистемы), воздействует на них посредством своего обшеобязательного нормативно-регулируюшего свойства, в определенной мере направляет их движение, изменение и развитие. Эти межси­ стемные связи правовой системы детерминируют и характер ее внутрисистемных связей, которые формируются как ре­ зультат опредеЛlюwего влияния тех систем, на которые, ес­ ли можно так выразиться, Накладывается правовал систе­ ма. Поскольку же, далее, внутренние и внешние связи правовой системы могут быть как однородными, так и не­ однородными, постольку возникает проблема соотношения их качественных характеристик и колич~ственных изменений (при этом мы исходим из той предпосылки, что лишь одно­ родные связи поддаются количественному измерению). Оста­ новимся, хотя бы вкратuе, на затронутом вопросе.

Исследование правовых систем предполагает анализ всех тех реальных условий, факторов и обстоятельств, которые с объективной необходимостью порождают, определяют и детерминируют их развитие. Прежде всего необходимо под­ вергнуть тщательному изучению как качественные, так и ко­ личественные характеристики, параметры, измерения достиг­ нутого уровня производительных сил, производственных отношений, спеuифики гражданского общества и политиче­ ского строя, в своей системной совокупности соответствую­ щее им право и законодательство. Только интегрированное качественно-количественное исследование данных социаль­ ных комплексов позволит выяснить соuиальную сушность, истинное назначение и роль права и действующего законо­ дательства.

Системность 11 систематиза/(1/Я Но лишь количественный анализ, отвлеченный от каче­ ственной сушиости правовой системы (и ее компонентов), не имеет сколько-нибудь значительной научной ценности.

Только их интеграция в системном исследовании права и за­ конодательства дает высокий коэффициент научной резуль­ тативности познания. При этом ведущим звеном в этой ин­ теграции, как показывает исторический опыт большой науки, принадлежит качественной стороне, поскольку ис­ пользование количественных методов исследования право­ ных систем ограничивается только измерением однородных связей данной системы. Количественные методы неприме­ нимы и к тем правовым системам, уроьеt!Ь общности кото­ рых отвлечен от отдельных видов правовых систем. Иначе говоря, количественным методам исследования недоступны универсально-всеобщие правовые системы (например, сис­ тема правовага регулирования в целом) именно в силу их универсальности и всеобщности;

они применимылишь при ограниченной степени обшности правовых систем. Вместе с тем, используя количественные методы, можно обнаружить наиболее сушественные факторы общественной жизни и определить меры воздействия каждого из них на правовые процессы. В этих исследованиях, как свидетельствует уже накопленный опыт, должны быть использованы статистиче­ ские данные, многообразные приемы количественного вы­ ражения качественных переменных, характеризующих пра­ вотворческую и особенно правореализующую'деятельность, построение формализованных обобшений и моделирование с широким применением матемаТИ'Iеского аппарата, кибер­ нетики, теории операций, теории массового обслуживания, теории игр и т. д. Однако в этих исследованиях мы стмкива­ емся с существенными трудностями, обусловленными пре­ жде всего тем, что для ряда качественных показателей раз­ вития правовой системы и ее. подсистем пока не найдены адекватные способы их специфически юридического коли­ чественного измерения.

Необходимая интеграция качественных и количественных методов исследО!ftНИЯ правовых систем и действующего за­ конодательства, правореализующей деятельности особенно наглядно обнаруживается при использовании конкретно-со Методологи•tеские фуню~ии философии права циологических и конкретно-юридических методов. Следует, однако, оговорить, что в последние годы среди некоторой ча­ сти социологов и юристов укоренилось не просто ошибоч­ ное, но даже вредное мнение, будто эти методы приобрета­ ют чуть ли не основаполагаюшее значение в развитии науки.

Между тем собранный и систематизированный с помощью этих методов Эмпирический материал при всей его важно­ сти не имеет пока научной значимости, ибо должен быть еще осмыслен на уровне рационального обобщения. Непонима­ ние этого оказывает неблагаприятное влияние на сами кон­ кретно-социологические и конкретно-юридические методы прежде всего тем, что лишает их общей методологической ос­ новы и единого концептуального стержня. В результате они применяются нередко бессистемно, стихийно, случайно и по­ этому теряют какую-либо ценность для науки.

Эффективность количественного подхода к познанию пра­ вовых систем, законодательства и практики его реализации зависит от природы и характера исследуемого объекта, от за­ дач, целей и аспекта самого исследования. Так, если при ко­ личественном исследовании в заданЕо л аспекте отдельных правовых подсистем достигнуты некоторые успехи, то пока еще никому не удавалось теми же методами получить анало­ гичные результаты при изучении правовой системы в целом.

Некоторые авторы полагают, что причиной тому недоста­ точная развитость существующих в мире количественных ме­ тодов (их детское состояние»). Но думается, что и при до­ статочной развитости этих методов их использование не даст сколько-нибудь серьезных результатов в исследовании право­ вых явлений и процессов, где необходим главным образом и прежде всего качественный анализ, сущностное обобщение их субстанционально-содержательной природы. Более того, вообще математическая юриспруденция, которая еще ждет своей детальной разработки для различных уровней исследо­ вания правовых систем, должна опираться на общую мето­ дологию познания явлений и процессов. В такой интегра­ ции залог ее грядущих научных достижений.

Основным, главным свойством любой системы, вьпека:..

ющим из предшествующих ее характерl·iстик, является ее ин­ тегративность, которая, с одной стороны, образует качество Системность 11 системапmза/(1/Я системы, а с другой соединяет ее компоненты во внутрен­ не организованную структуру.

Интегрированные качества правовой системы обусловли­ вают методологические основания ее исследования. Так, единичная правовал норма или статья нормативно-правово­ го акта, отделенная от uелостной правовой системы, не в со­ стоянии воздействовать на соответствующие общественные отношения. Лишь в единстве с иными правоными средства­ ми, входящими в состав данной правовой системы, достига­ ется эффективное правовое регулирование этого отношения.

Система права действует, функционируt;

т, исполняет опре­ деленную роль. Функционирует не только система права в це­ лом, но и каждый ее компонент. При этом функции компо­ нентов детерминированы, производны от функций системы в целом. В правовой системе нет и быть не может бездейству­ ющих компонентов. Мертвый компонент, как правило, ОС­ танавливает всю систему;

в результате она, сохраняя простую целостность, лишается качества системности.

Функционирующий характер правовой системы обуслов­ ливает те методологические основания ее исследования, кото­ рые сводятся к необходимости изучения деятельности каж­ дого компонента этой системы. Помимо этого, исследование должно вскрывать как взаимодействие между отдельными компонентами правовой системы (внутренний механизм вза­ имодействия), так и взаимодействие данной системы со сре­ дой, другими системами (внешний механизм).

Однотипность компонентов системы, их интеграция в единой структурно-организационную целостность, относи­ тельная самостоятельность и автономность функционирова­ ния, устойчивость и стабильность вовсе не означают неиз­ менности системы. Система динамична, она постоянно развивается в силу присущих ей внутренних и внешних про­ тиворечий. Отсюда вытекает необходимость при исследова­ нии правовой системы выявлять эти противоречия, находить пути их разрешения.

Каждая из систем существует и функционирует в опреде­ ленной внешней среде, которая определяет, оплодотворяет • и развивает данные системы, детерминирует направленность их функционирования. Поскольку же среда своеобразна, веч J\1етодологи•tесюtе фующии философии права но движется и постоянно изменяется, создавая неповтори­ мые жизненные ситуаuии, постольку и познание данных си­ стем предполагает изучение их прямых и обратных инфор­ маuионно-коммуникативных связей с внешней средой.

Только в этом случае окажется возможным выяснить как пря­ мое влияние среды на правовую систему, так и эффектив­ ность ее обратного воздействия на эту среду, понять как те преобразования, которые nроисходят под влиянием среды в правовой системе, так и те преобразования, которые претер­ певает среда под воздействием данной системы.

Любая система существует в определенной среде и для этой среды. Поэтому исследование правовой системы будет наиболее полным при рассмотрении всей совокупности оп­ ределяющих ее условий экономической, соuиальной и духов­ ной сфер общества и обратного воздействия системы на дан­ ные сферы общественной жизнедеятельности.


Система имеет ядро, вокруг которого объединяются, ин­ тегрируются и структурируются ее компоненты. Это ядро иг­ рает также роль направляющего, стимулирующего начала в организааии и функционировании всей системы и каждого ее компонента;

под его воздействием осуществляется коор­ динааия деятельности всего комплекса компонентов систе­ мы, развитие каждого компонента и всей системы. Таким ядром правовой системы является конституция, на основе, в соответствии и во исполнение которой осуществляются (должны осуществляться) правовое регулирование обществен­ ных отношений, вся правотворческая и правореализующая деятельность государства.

Подводя итог предшествующим рассуждениям, отметим их выводы: во-первых, не всякое целое есть система, но любая система целостна. н~т системы без целого, которое и прида­ ет ей единство;

во-вторых, аналогичным образом не всякая структура системна, но любая система не может не содержать в себе структуру. Нет системы без структуры, которая в сня­ том виде содержится в системе;

в-третьих, то же относитс и к функциям. Не всякое функuионирование системно, но любая система не может быть нефункuионирующей. Нет си­ стемы без функuионирования, которое и обусловливает ее ди­ намичное развитие.

Систелtность 11 систематизш(IIЯ Понятие системы, следовательно, более емкое, богатое, уни­ версальное по сравнению с понятиями целого, общего. По­ этому в одинаковой мере излишними являются определения типа «целостная система, структурная система, функцио­ нирующая система, поскольку и то, и другое, и третье (це­ лое, структура, функция) являются имманентными свойства­ ми системы. С этой точки зрения можно было бы избежать и использования в настоящей работе указанных определений, но мы сознательно пошли на такое использование с той лишь це­ лью, чтобы показать гносеологическую роль каждого из ос­ новных компонентов понятия системы, их связи, отношения и взаимодействия.

В. П. Кузьмин писал: Чтобы ответить на вопрос ("что такое система", надо прежде всего знать, чем она отличает­ ся от несистемы. Возьмем для примера два объекта: кучу яб­ лок и яблоко. Куча- это простая сумма, суммативное мно­ жество, и как таковая она системой не является. Яблоко же есть органическое целостное единство, интегральное обра­ зование составляющих его элементов или компонентов. Та­ ким образом, как мы видим уже из этого простейшего при­ мера, различие сумматинных и целостных множеств состоит в феномене интеграции. Соответственно исходным, базовым признаком системы является интегральная целостность или интегральное единство, а специфическим предметом изуче­ ния интегральные свойства и закономерности объекта или комплекса I.

Наряду с этими положениями (с котор1:1ми мы солидари­ зуемся) В. П. Кузьмин выдвигает идею о необходимости различения целостных систем и системных комплексов.

«В первом случае,- полагает он,- предметом изучения ока­ зываются прежде всего их структура, законы соединения частей в некое структурное или функциональное целое, их внутренние механизмы и интегральные закономерности. Во втором же случае предметом изучения становятся связи, взаи 1 Кузьмин В. J1, Место системного подхода в современном научном по­ знании и марксистской методологии/ /Вопросы философии. 1980. Ng 1.

С. 60.

Методологи'lеские функщш философш1 права --~---------------- модействия и отношения двух или нескольких объектов-си­ стем, образующих полисистемный комплекс'· Отнюдь не исключая возможности различения целостных систем и системных комплексов, мы, однако, полагаем, что такое разлИчение вовсе не исключает их совпадения. Uелост­ ная система может включать в себя и определенный системный комплекс, и тогда различение предмета их познания, выдви­ нутое В. П. Кузьминым, теряет смысл. Сам же автор указы­ вает, что система есть «объединение частей в целое и что со­ ответственно должны быть выявлены законы объединения частей в целое;

вместе с тем система есть и само целое, а это значит, что должны быть выявлены ее базисные основания, законы ее структуры, функuионирования, движения и раз­ вития. С этой точки зрения познание, в частности, правовой системы предполагает исследование объективных оснований соединения ее частей в определенную интегральную и струк­ турно-функциональную целостность. Но правоnая система вместе с тем не только многосистемное образование, но и по­ лисистемный комплекс (т. е. комплекс частей, компонентов системы, каждая из которых сама может рассматриваться как uелостная система). В ее состав входит множество подсистем различного уровня правовые нормы, институты и отрасли.

Это обстоятельство предполагает познание не только ее ин­ тегральных и структурно-функциональных качеств, но и ее 1 Кузьмин В. П. Место системного подхода в современном научном ПО·· знании и марксистской методологии/ /Вопросы философии. 1980. N2 1.

с. 57.

Аналогичную мысль выразил и Питирим Сорокин: Свойства различных частей автомобиля с·тличшотся от свойств собранного автомобиля как еди­ ной системы. Свойства человеческого организма как системы нельзя узнать, изучая его органы или клетки, вырезанные из живого организма. То же са­ мое верно и в отношении свойств единых соuиальных или культурных си­ стем по сравнению с характеристиками их отдельных членов... В настоящее время во всех науках- физике, биологии, соuиальной психологии твер­ до установлено, что свойства систем в корне отлнчаются от свойств их эле­ ментов или компонентов и что просто значение какой-то малой части од­ ного или нескольких элементов отнюдь не отражает адекватно свойств системы, в которую входит эта часть• (Сорокин П. А. Существенно важные черты русской наuии в двадuатом веке//0 русской наuии. Россия и Аме­ рика. М., 1992. С. 26, 35).

Системность 11 систематuза/(IIЯ связи, отношения, взаимодействия подсистем, которые в ка­ честве составных частей, компонентов образуют полисистем­ ный комплекс данной целостной системы.

Отмеченные особенности правовых систем являются объ­ ективными детерминантами 1 соответствующего познаватель­ ного подхода к ним и самого процесса познания, которые, в сущности, и определяют характер системного и структурно­ функционального исследования правовых явлений и процес­ сов. Такое исследование предполагает многомерное измерение правовых систем: во-первых, изучение каждого компонента данных систем самих по себе;

во-вторых, обнаружение мно­ гочисленных и разнообразных связей · каждого компонента с другими, родственными компонентами данных систем;

в-третьих, определение причин возникновения, действия и развития компонентов данных систем и системнь1х комплек­ сов в конкретных условиях внешней среды, выявление взаи­ модействия данных систем с другими системами обществен­ ного организма.

При всем различии данных направлений они имеют один и тот же объект познания, но каждый из них обнаруживает отнюдь не тождественную группу детерминантов, связей, · зависимостей и отношений. Интеграция результатов позна­ ния объектов, осуществленная по указанным направлениям, воссоздает данный объект в его исторической закономер­ ности развития, в сущностно-содержательной определенно­ сти, в структурно-функциональном единстве и целостной си­ стемности.

Система права воздействует на внешнюю среду не только прямо или через свои компоненты, но и косвенно, путем воз­ действия на другие системы или их компоненты. Например, регулируя произведетвенные отношения, правовые нормы че­ рез них воздействуют и на развитие производительных сил.

1 Определяя систему права как объективную категорию, А И. Бобылев пи­ шет, что она Обусловленное состоянием обшественных отношений. внут­ реннее строение права, выражаюшееся в единстве и согласованности всех действующих пра\овых норм и их логическом распределении по отраслям и правовым институтам (Бобылев А И. Современное толкование системы права и системы законодательства//Государство и право. С.

1998. N2 2. 24).

Методологu'lеские фуНКI(/111 философш1 права Но и правовое воздействие на производственные отношения отнюдь не всегда осуществляется непосредственно, а через регулирование иных отношений. Так, через правовое регу­ лирование трудовых отношений осуществляется воздействие и на nроизводственные отношения. При этом такое опосре­ дованное воздействие нередко имеет ряд этажей. Регули­ руя, например, семейно-брачные отношения, правовые нор­ мы воздействуют на нравственные отношения, которые, в свою очередь, через другие посредствуюшие звенья в конеч­ ном счете влияют на производственные отношения. Здесь, как и во многих иных случаях, обнаруживается общая зако­ номерность: подобно тому как производственные отношения в конечном счете определяют nрямо или косвенно (опосре­ дованно), через промежуточные звенья все иные отношения, так и обратное воздействие последних на nроизводственные отношения реализуется не только прямо, но и косвенно, че­ рез другие отношения. При этом наблюдается и иная зако­ номерность, а именно: чем выше удаляется надстроечное яв­ ление от базиса, тем больше количество nромежуточных звеньев, через посредство которых осуществляется прямое, косвенное и обратное воздействие базиса на надстроечное яв­ ление и надстроечного явления на базис.

К сказанному остается добавить, что сами надстроечные яв­ ления воздей ствуют друг на друга прямо или косвенно. Так, право обычно воздействует, например, на политику прямо, хотя имеется и косвенное влияние, когда, скажем, nраво воз­ действует на нравственность, а нравственность на полити ­ ку или, наоборот, политика на нравственность, а послед­ няя на право. И здесь проявляется аналогичная закономерность: чем дальше друг от друга отстоят надстроеч­ ные явления, тем больше nромежуточных звеньев, через по­ средство которых осуществляется их взаимное влияние!.


Исследование сложных взаимодействий правовой систе­ мы со своими компонентами в некоторой мере облегчается 1 Традиuионное в марксистской литературе соотношение базиса и надстрой­ ки использовано в данном случае с учетом его чрезмерно обобшающей схе­ матичности: этим соотношением далеко не охватываются мно г ие явленил и проuессы действительности.

СистеJwность 11 системапшзtщия при различении понятий право в целом » и право как це­ лое. Под понятие право в целом подпадают все проявле­ ния правовой реальности, рассматриваемые в своей совокуп­ ности, но безотносительно к специфике составляющих его частей. В этом смысле право в целом равнозначно поня­ тию все права», охватывающее все правовые явления не­ зависимо от их значимости в правовой жизни общества.

Иной смысл вкладывается в понятие Право как целое.

Здесь акцент делается на внутреннем единстве права, на от­ ношении права как целого со всеми составляющими его ча­ стями и каждой правовой части к объединившему их пра­ воному целому. Следовательно, понятие право как целое является развитием и конкретизацией понятия « Право в це­ лом, поскольку выражает внутреннее единство, органиче­ скую связь и взаимодействие разнообразных правоных яв­ лений, объединенных в определенный тип целостност и.

Вместе с тем понятиями право в целом и право как це­ лое характеризуют правоную систему, но в различных пло­ скостях, срезах, уровнях.

Различение понятий «право в целом и право как целое имеет познавательное значение потому, что ориентирует, оп­ ределенным образом направляет исследовательский процесс.

Познание право как целое является логическим основани­ ем исследования всех его составных частtй а познание права в целом определяет особенности, специфику, своеобразие каждой составной части правовой целостности. Правоведе­ ние призвано исследовать как право в целом, так и пра­ во как целое, в результате чего правоная система будет по­ знана в единстве и тождестве противоречий.

Сказанное может быть обращено и на познание законо­ дательства. Сложность отмеченных прямых и обратных свя­ зей, зависимостей и отношений, взаимодействий и взаимо-.

проникновений во много крат возрастает, если иметь в виду не только их закономерность, необходимость, но и включен­ ность в это переплетение случайных факторов. Как отмеча ­ ет В. Г. Афанасьев, «необходимые причинные связи, законы функционирования целого переплетаются со случайными воздействиями;

проявляются через случайности. Отсюда на ­ ступление того или иного следствия, являющегося резулыа Методологи•tеские фуню~1111 философшt права том перекрещивания, столкновения необходимых и случай­ ных взаимодействий, приобретает вероятностный характер, тем более что в целостной системе наряду с одно-одно­ значными имеют место и одно-многозначные и много-одно­ значные детерминации. Учесть роль и значение случайных причин в функционировании целого позволяют методы ста­ тистики и теории вероятностей 1.

Такие причинно-следственные зависимости во взаимодей­ ствии НеОбХОДИМОСТИ И СЛуЧаЙНОСТИ ОСОбеННО ХарактерНЫ ДЛЯ правовой сферы. Нередко закономерно необходимое разви­ тие правовых процессов коренным образом изменяется из­ за случайных воздействий.

Что же касается методов статистики, теории вероятностей и многих иных специальных методов, способных оказать по­ мощь правовым исследованиям, то приходится с сожалени­ ем констатировать, что до сих пор они, за редкими исклю­ чениями, вовсе не используются в правоведении, особенно в отраслевых юридических науках, где они могли бы прине­ сти максимальную пользу.

Обратимся теперь к соотношению системы права со свои­ ми компонентами, а также компонентов системы между собой.

Регулируя ту или иную относительно изолированную сфе­ РУ общественных отношений, право, в свою очередь, диф­ ференцируется, подразделяется на отрасли, в которых объе­ диняется комплекс правовых норм, призванных своей совокупностью воздействовать на данную область обществен­ ных отношений. Единые по своей сущности отрасли права в то же время разнообразны в зависимости от тех отноше­ ний, которые ими регулируются. Каждая отрасль имеет свои специфические черты и характерные особенности, в то же время находясь во взаимной связи, обусловленности с дру­ гими отраслями права той же формации. Ф. Энгельс отме­ чал: В современном государстве право должно не только со­ ответствовать обшему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне со 1 Афанасьев В. Г. О uелостных системах//Воnросы философии. 1980. N~ 6.

с.п Системность и систематизm(ия гласованным выражением, которое не опровергало бы само се­ бя в силу внутренних противоречий 1.

Следовательно, системное единство права и его дифферен­ uиаuия, деление на отрасли внутри этого единства являют­ ся не субъективно-произвольным, а объеt'"тивно-детермини­ рованным.

Система права это обусловленное экономическим, по­ литическим и соuиально-культурным строем общества вну­ · треннее объединение в согласованное, упорядоченное и еди­ ное uелое правовых норм и одновременно их подразделение на соответствующие отрасли, обладающие сами по себе от­ носительной самостоятельностью и автономностью функцио­ нирования.

Каковы же критерии подразделения отраслей права вну­ три единой правовой системы? В отечественной юридической науке установлено, что такими критериями являются предмет правовага регулирования (главный, основной) и метод пра­ вовага регулирования (дополнительный, производный). Под предметом правовага регулирования имеют в виду обществен­ ные отношения определенного вида, которые подвергаются правоному воздействию (имущественные, трудовые, админи­ стративные и т. д.). Природа этих отношений обусловливает и избрание метода воздействия, с помощью которого осуще­ ствляется наиболее эффективный проuесс правовага регули­ рования. Это и степень автономности субъектов правоотно­ шений, и их взаимоположение (равенство сторон или их соподчиненность), и пути, способы и средства защиты или восстановления нарушенных прав и т. д. Из сказанного следует, что метод правовага регулирования определяется в основном его предметом, но зависит также от интересов и uе­ лей государства при выборе форм воздействия на соответст­ вующие общественные отношения. Именно этим объясняет­ ся, что тот или иной вид общественных отношений может быть урегулирован по-разному, что правовая зашита разных сторон одного и того же вида общественных отношений мо­ жет быть обеспечена различными средствами.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 418.

Методологu•tеские фуию{и/1 философии права Однако это более или менее установившееся в отечествен­ ной юридической науке заключение оспаривается отдельны­ ми авторами с прямо противоположных позиций. В резуль­ тате, несмотря на проведение двух широких дискуссий, проблема осталась нерешенной. Оставляя в стороне крити­ ческий анализ этих дискуссий и последующих безуспешных попыток реши·ть данную проблему (поскольку этот анализ был проведен нами ранее!), мы полагаем необходимым: во­ первых, ясно и четко разграничить критерии оснований диф­ ференциации отраслей права и отраслей законодательства ;

во-вторых, углубить дальнейшее исследование самих обще­ ственных отношений (предмет правовага регулирования), что позволит определить критерии основания разграничения как отрасли права, так и отрасли законодательства;

в-третьих, вернуться к обсуждению проблем системы права в целом, а также оснований выделения его подсистем отраслей пра­ ва и отраслей законодательства.

Следует также отметить, что при исследовании системы права в юридической науке делается упор на обнаружение дифференциации ее отраслей и явно недостаточно изучают­ ся пути укрепления их системного единства. МеЖду тем гра­ ни меЖду различными отраслями права и особенно меЖду от­ раслями законодательства весьма подвижны вследствие динамической подвижности самих общественных отношений, подвергаемых правоf!ому регулированию. Отсюда постоянное изучение одной из важнейших особенностей системы права и системы законодательства, их внутренней изменчивости, даст возможность поддерживать гармоничное развитие час­ тей системного целого и, следовательно, совершенствовать их.

Решение проблемы системы права и системы законо­ дательства предполагает предварительнJ~ тщательное изучение тех их подсистем, комплекс которых и образует данные систе­ мы. Иначе говоря, успех познания системного целого зависит от знания частей, его составляющих. На основе такого знания окажется возможным также и практическое совершенствова­ ние как системы в целом, так и ее подсистем. Чем правиль 1 См.: Керимов Д. А. Философские проблемы права. М.. 1972. С. 289-295.

Системность и cucmeмamuзlЩllЯ нее определены признаки, понятие и система отрасли, ин­ ституга и нормы права, тем более обоснованными будут ре­ комендации по дальнейшему развитию и повышению логиче­ ской последовательности правовой системы в целом. Поэтому и следует перейти к позитивному рассмотрению составных компонентов системы права и законодательства различно­ го уровня их подсистемных образований, и прежде всего от­ расли права. Как известно, проблемы системы отрасли права входят в предметы соответствующих специальных юридических наук и более или менее успешно ими разрабатываются. Хуже дело обстоит с общими вопросами с определением призна­ ков и понятия отрасли права как относительно самостоятель­ ного системного правоного образования. В связи с этим име­ ет смысл остановиться на данных вопросах более подробно (хотя и обобщенно, поскольку критический анализ соответ­ ствующей литературы проведен нами ранее').

За последние десятилетия отечественная юридическая нау­ ка сделала важный шаг в теоретической разработке понятия отрасли права, указав, что ее самостоятельность определяет­ ся совокупностью следующих признаков: предметного крите­ рия, а также метода правового регулирования, специфических правовых принципов, характерной внутренней и внешней фор­ мы, особого механизма регулирования, нерасторжимости входящих в нее инетитугон и обособленности законодатель­ ства. Основываясь на этих признаках, понятие отрасли права можно определить следуюшим образом.

Отрасль права- это объективно сложившаяся внугри еди­ ной системы права в виде ее обособленной части группа пра­ воных инетитугон и норм, регулируюших качественно однород­ ные обшественные отношения на основе определенных принципов и специфическ!1Х методов, в силу этого приобре­ · таюших относительную самостоятельность, устойчивость и ан тономность функционирования.

~истемный подход к анализу права предполагает не толь­ ко его дифференциацию на подсистемы первого, так сказать, уровня на отрасли права. Одно и то же обшественное от­ t 1 См. там же. С. 295-298.

Методологюtеские фунЮ(/111 фuлософmt 11рава ношение имеет, как известно, множество признаков, особен­ ностей, сторон, которые в зависимости от условий, места и времени их проявления приобретают различный характер.

Это обс1'оятельство обусловливает необходимость всесто­ роннего урегулирования правом каждого типичного общест­ венного отношения (если, разумеется, эти отношения вооб­ ще нуждаются· L урегулировании его правом). В силу этого дифференциация права происходит и внутри каждой отдель­ ной отрасли права, выражаясь в делении ее на ряд правовых институтов. Отдельная правовая норма, как правило, не в со­ стоянии урегулировать с требуемой полнотой и всесторон­ ностью то или иное общественное отношение без сочетания, взаимодействия с другими правоными нормами, направлен­ ными на регулирование того же отношения. Совокупность этих правовых норм, соединенных между собой в определен­ ное системное целое, и образует правовой институт.

Таким образом, оказывается, что отрасль права, будучи под­ системным образованием системы права, сама выступает в ка­ честве системы по отношению к институтам права, ее обра­ зующим. Но и институт права обладает всеми признаками системного правового образования, поскольку представляет со­ бой объективно сложившуюся внутри отрасли права в виде ее обособленной части группу правоных норм, регулирующих с требуемой детализац11ей типичное общественное отношение и в силу этого приобретающих относительную самостоятель­ ность, устойчивость и автономность функционирования.

Из этого определения вытекает, что институт права от­ личается от отрасли права прежде всего объемом предмета регулирования: он регулирует не всю совокупн()сть качест­ венно однородных общественных отношений, а лишь раз­ личные стороны (признаки, особенности) одного типично­ го обшественного отношения. Вместе с тем институт права, будучи подсистемой системы отрасли права, имеет общие с ней характеристики объективную обособленность и орга­ ническое единство компонентов, специфичность метода, от­ носительную самостоятельность, устойчивость и автоном­ ность функционирования.

Следует заметить, что вопрос о природе, системе, струк­ туре правового института в отечественной юридической нау Системность 11 cucmeмatii/IЗOI(IIЯ ке разработан недостаточно. Более того, его трактовка про­ тиворечива. Так, если считается общепризнанным, что от­ расль права не может быть комплексной, то одновременно допускается существование комплексных институтов права.

Так, И. В. Павлов, считавший несостоятельной постанов­ ку вопроса о комплексных отраслях права, вместе с тем счи­ тал, что некоторые правовые институты являются характер­ ными не для какой-то одной, а для двух или более отраслей права!. При этом И. В. Павлов, по-видимому не замечал, что его аргументы, отрицающие существование комплексных отраслей права, в той же самой мере могут быть отнесены к отрицанию существования и комплексных институтов пра­ ва. В самом деле, если нельзя включать правовую норму, от­ носящуюся к одной отрасли права, в другую отрасль права, то тем более недопустимо включать институт права, содер­ жащий в себе комплекс» норм различных отраслей права, в какую-либо отрасль права, так как тем самым данная отрасль права сама превратилась бы в комплексную. Следовательно, одно из двух: либо наряду с самостоятельными отраслями права существуют и самостоятельные КОJ\Шлексные инсти­ туты права, не включенные в соответствующие отрасли пра­ ва, либо институты права являются частью соответствующих отраслей права и вследствие этого обладают, кроме специ­ фических признаков, им присуших, также теми общими при­ знаками, которые характеризуют отрасль права в целом. Мы оказались бы непоследовательными, если бы, отрицая суще­ ствование комплексных отраслей права, вместе с тем допус­ кали самостоятельное существование комплексных институ­ тов права, ибо, как было отмечено выше, те доводы, которые дают нам убедительные основания для отрицания комплекс­ ных отраслей права, в не меньшей мере должны быть отне­ сены и к отрицанию комплексных институтов права. Меж­ ду тем именно эта непоследовательность, эта логическая противоречивость характеризует рассуждения всех тех, кто, правильно отрицая наличие в системе права комплексных от t 1 Павлов И. В. О системе советского соuиалистического права//Советское государство и право. 1958. N2 11. С. 10.

Методологи'lеские функl(lш философшt 11рава раслей права, вместе с тем допускает существование в ней комплексных институтов права, тем самым нарушая систем­ ное единство права и разрывая однопорядковое соотнош е ­ ние его.системы и подсистем.

Нетрудно понять истоки этого, равно как и многих дру­ гих заблуждений, которые кроются в отождествлении права и законодательства. Только законодательству свойственно со­ здавать комплексные отрасли и институты права, но само право, будучи объект ивной категорией, не способно иметь комплексные отрасли и институты права.

Остается теперь перейти к последнему компоненту системы права к норме права. В отечественной литературе дается множество определений данной «клеточке' правовой систе­ мы. Но все эти определения страдают тем, что не отличаются от общего определения понятия права, традиционно исполь­ зуемого в отечественной литературе. Различие между ними в лучшем случае сводится к количественной стороне: правовая норма лишь единичная часть правовой системы 1.

Между тем нельзя давать одинаковое определ ение цело­ му и части целого не только потому, что они не совпадают, но также и потому, что их отождествление не имеет сколь­ ко-нибудь рационального смысла. Задача состоит не в том, чтобы показать лишь количественную разницу между правом и правовой нормой, а в том, чтобы, опираясь на общее по­ нятие права, вскрыть специфические качественные призна­ ки правовой нормы.

Если общее понятие не только имеет познавательное зна­ чение, но и должно служить инструl\iентом более углублен­ ного познания явлений, то необходимо от общего понятия права проникать в глубь составляющих его частей, в частно­ сти в правовую норму, чтобы обнаружить ее специфические особенности. При этом в тех случаях, когда определяется та или иная часть какого-либо целого в ряду всего комплекса однопорядковых категорий, вовсе не обязательно повторять 1 См., например: Недбайло П. Е. Советские социал истические пра во вые нормы. Львов, 1959. С. 28 ;

его же. Применение советски х правовых нор м.

М., 1960. С. 37;

Иоффе О. С., Шаргородекий М. Д. Вопросы теории пра­ ва. М., 1961. С. 132, и др.

Систе.мтюсть 11 cucmeмaтmtзal(IIЯ в этих определениях все те общие черты, которые характер­ ны как для целого, так и для всех его частей. Более того, по­ добное повторение не имеет ни теоретической, ни практи­ ческой ценности и лишь отвлекает от задач вскрытия и понимания той особенности, которая характерна для специ­ фики изученного явления и, следовательно, его места, зна­ чения и роли в составе целого. Это, однако, вовсе не озна­ чает, что, исследуя часть, можно игнорировать существенные признаки целого. Без этого невозможно познать часть, но речь в данном случае идет не о процессе познания, а о его итоге формулировании определения целого и его части.

Основываясь на этих соображениях, представляется воз­ можным выдвинуть следующее определение правовой нормы.

Норма права это объективно сложившесся внутри института права единичное общее правило поведения, регу­ лирующее типичное общественное отношение или одну из сторон этого отношения и в силу этого приобретающее от­ носительную самостоятельность, устойчивость и автоном­ ность функционирования.

Если теперь провести сравнительный анализ предложен­ ных определений подсистем права, то в них легко обнару­ жить повторяющиеся моменты, в частности указание на их относительную самостоятельность, устойчивость и автоном­ ность функционирования. Но в данном случае за этими повторениями скрывается различный смысл, ибо уровень их относительной самостоятельности, устойчивости и автоном­ ности функционирования различен. Что же касается всех дру­ гих моментов каждого из предложенных определений, то они своеобразны, отличны друг от друга не только в количест­ венном, но и в качественном отношении.

Прокомментируем теперь отдельные стороны выдвинуто­ го определения нормы права. Положение, что правовая нор­ ма представляет собой общее правило, не следует понимать лишь в том смысле, что каждая правовая норма всегда со­ держит непосредственное указание для поведения лиц в оп­ ределенном случае. Характеристика нормы права как обще­ го правила озш~чает не только отсутствие в ней конкретности (персонификации) адресата и неопределенность случаев ее применения ;



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.