авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 15 |

«Институт государства и права Российской Академии наук {. Д. А. Керимов МЕТОДОЛОГИЯ ПРАВА ПРЕДМЕТ, ...»

-- [ Страница 8 ] --

она может содержать в себе также принципы и Методологи'tеские функt(ии философии права определения, которыми руководствуются субъекты правоот­ ношений.

Содержание и системные части нормы права отнюдь не про­ извольны, а зависят от природы и характера регулируемых об­ щественных отношений и тем самым объективно ими детер­ минированы. Всякая правовая норма, будучи общим правилом поведения, явля~ся единичной, поскольку регулирует не комплекс отношений, а отдельное типичное отношение или да­ же отдельные его стороны. И поскольку это отношение обла­ дает известной долей самостоятельности, постольку и регули­ рующая ее правовая норма приобретает относительную самостоятельность, устойчивость и автономность функциони­ рования. Но, являясь единичной, она не может не входить в систему соответствующего института права, вместе с которым оказывается способной регулировать то или иное отношение.

Эта способность правовой нормы приобретается благодаря на­ личию в ней также качеств, которыми обладает институт пра­ ва, в состав которого она входит. Подобным же образом и мя института права характерны общие качества отрасли права, а мя отрасли права общие качества системы права. Следов· тельно, относительн~ш самостоятельность, устойчивость и а,_ тономность фун~uионирования правовых норм, равно как и института и отрасли права, детерминирована не только их за­ висимостью от природы и характера общественных отношений, ими регулируемых, но и от тех правовых подсистем и систе­ мы, в состав которых по объективной необходимости они со­ ответственно входят;

образуется, так сказать, «двойное подчи­ нение отдельных целостно-системных правовых образований'· Таким образом, объективно создается органическая связь, зависимость и взаимообусловленность системы и подсистем 1 При этом, как правильно отмечает А. Ф. Черданцев, Между нормами пра­ ва существует не только "отраслевое", но и "профессиональное разделе­ ние труда", функциональная специализация. Такая специализация, с од­ ной стороны, обусловливает тесную связь отдельных частей системы права в проuессе правоного регулирования, а с другой проявляется в наличии в самой системе права особых норм, которые призваны обеспечивать един­ ство и согласованность права и представляют собой особый "механизм са­ морегулирования" внутри системы права... (Черданuев А. Ф. Системность норм права//Сборник ученых трудов. ·Свердловск, 1970. Вып. 12. С. 63).

Системность 11 cucтe!f/UЛШЗIII(IIЯ права, в своей совокупности образующих стройную целост­ ность определенного исторического типа права.

Итак, понятие правовой нормы категория абстрактная в том смысле, что выражает то общее, что свойственно кон­ кретным нормативно-правоным установлениям. Иначе гово­ ря, она выводит за скобки те общие признаки, которыми об­ ладает (в явном или предполагаемом виде) любое правило, а именно: условия, при которых действует то или иное пра­ вило, его содержание и последствия, которые наступают при несоблюдении или нарушении данного правила.

Из абстрактности ПQнятия правовой нормы следует недо­ пустимость ее приложения ко многим конкретным стать­ ям закона и подзаконного акта. Такая попытка разрушает са­ мо понятие правовой нормы, поскольку далеко не всегда статья закона и подзаконного акта содержит все перечис­ ленные ее части. Правовая норма, как понятие абстрактное, в указанном смысле не может быть одноэлементной или двух­ элементной, она всегда состоит из трех частей, элементов.

Каждая правовая норма логична, если содержит ответы на - -"Н обязательных вопроса: какое поведение она предусмат­ i.., lо'mает для субъектов правоотношений;

при каких условиях это поведение должно (или может) иметь место и какими бу­ дут последствия для лиц, не исполняющих или нарушающих установленное правило. Немыелима вообще какая бы то ни была норма, в особенности правовая, из которой прямо или косвенно, но вполне определенно не вытекали бы ответы на эти вопросы. Другое дело, что внешняя форма выражения правовой нормы в статье или статьях закона (подзаконного акта) далеко не всегда повторяет ее логическую структуру.

В целях краткости изложения нормативно-правоных ак­ тов, исключения из них ненужных повторений правотворче­ ский орган оправданно не воспроизводит в них те или иные части правовой нормы. Однако в любом из таких случаев можно восстановить структурную конструкцию правовой нормы, в сокращенном виде выраженной в нормативно-пра­ вовом акте. Но в таких случаях она, как правило, окажется более громоздкой пр сравнению с лаконично изложенным нормативно-правоным предписанием. В тех же случаях, ко­ гда не удается кратко сформулировать правовую норму в ста Методологu•tеские фунющи философии права тье или статьях нормативно-правового акта без утраты отдель­ ных моментов ее элементного состава, приходится, невзирая на громоздкость и повторяемость, воспроизводить все части правовой нормы. Но такие случаи сравнительно редки. В по­ давляющем же большинстве статьи нормативно-правового ак­ та не воспроизводят полностью структуру правовой нормы, во многих из них гипотеза или санкнин не приводятся, хо­ тя и подразумеваются, вытекают из самой формулировки той или иной статьи или указаны в других статьях того или ино­ го нормативно-правового актаl.

Обратимся теперь к проблеме систематизаuии законода­ тельства. В соответствии с объективным единством правовой системы и ее дифференuиаuии на отрасли права внутри это­ го единства строится и система законодательства. В проuес­ се правотворчества выражается, развивается и конкретизиру­ ется всеобщее объективное свойство права его системность.

Действующее законодательство состоит из огромного ко­ личества актов, принятых различными государственными ор­ ганами и в различные исторические периоды. Время от вре­ мени проводится упорядочение законодательства путем его систематизаuии, вносятся изменения и дополнения. В резуль­ тате многие акты не согласуются между собой, вновь создан­ ные акты противоречат ранее принятым или повторяют их.

В законодательстве часто встречаются серьезные пробелы и содержатся недостаточно ясные, нето•шые формулировки, понятия и термины. Имеется и много иных недостатков дей­ ствующего законодательства. Устранение этих недостатков, равно как и обновление законодательства, осушествляется, в частности, и с помошью его систематизаuии.

В юридической теории и практике различают два основ­ ных вида систематизаuии действуюшего законодательства:

инкорпораuию и кодификаuию.

Инкорпораuия не вносит существенных изменений и огра­ ничивается лишь внешней обработкой законодательного ма­ териала.

1 Подробнее об этом см.: Керимов. Д. А. Законодательная техника. М., 1997.

с. 44-61.

Системность 11 системапшзация Кодификация предполагает такое упорядос1ение законо­ дательного материала, которое направлено на его переработ­ ку путем исключения повторений, противоречий, восполне­ ния пробелов, преобразования характера и направленности материала. Тем самым в максимальной мере обеспечивается внутренняя согласованность, целостность, системность и полнота правоного регулирования соответствующих общест­ венных отношений' · Коллектив научных сотрудников Института законодатель­ ства и сравнительного правоведения при Правительстве Рос­ сийской Федерации пишет: Современное российское зако­ нодательство находится в неупорядоченном состоянии: не отработана единая, внутренне согласованная система россий­ ского законодательства;

имеется большое число формально действующих, но фактически утративших силу зако!lодатель­ ных и иных нормативных актов;

многие акты до сих пор не приведены в соответствие с Конституцией РФ;

нормативно не определен круг законодательных и иных актов бывшего Союза ССР, сохраняющих свое действие на территории РФ.

Нуждается в завершении разграничение правотворческих полномочий Федерации и ее субъектов.

Часто принимаются недостаточно отработанные законо­ дательные акты, в которых имеются существенные пробелы, противоречивые положения, что вызвано неоправданной спешкой при подготовке проектов. Нередко не обеспечива­ ется реальное применение законов на практике»2.

Ранее упоминалось, что в отличие от системности права систематизация законодательства допускает создание комп­ лексных отраслей и институтов законодательства. Дело в том, что на практике нередко возникает потребность в создании комплексных кодификационных сборников, смысл которых заключен в логическом объединении правоных норм несколь­ ких отраслей или институтов законодательства, регулирующих один и тот же круг общественных отношений (например, 1 Подробнее об этом см. там же. С. 80-\14.

~ 2 Уnорядочение законодательств! - насушная потребность nравового го­ сударства/ /ЖурнUl российского прав!. 1997. N2 1. С. 7.

Методологu•tеские функщш философиu права морское или воздушное законодательство, права собственно­ сти). Следовательно, если системность права носит объектив­ ный характер, не зависит от воли законодателя (кодифика­ тора) и определяется в конечном счете предметом правоного регулирования, то кодификация законодательства иногда может нарушать эту объективность и проводиться на осно­ ве субъективно избранного законодателем (кодификатором) классификационного критерия. Иначе говоря, если система права исключает дифференциацию, при которой правовые нормы одной отрасли права (института) оказались в другой отрасли (институте), то при кодификации законодательства правовые нормы различных отраслей права (институтов) группируются в единый комплекс. Кодификация законода­ тельства не может поэтому во всех случаях полностью сов­ падать с системой права. Но система права, отражая объек­ тивные закономерности общественной жизни в той мере, в какой они проявляются в праве и определяют его, тем са­ мым служит основанием для кодификации законодательст­ ва, для классификации, логической обработки и размешения законодательного материала в определенном порядке, необ­ ходимом для нужд практики.

Глава ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ВОЗМОЖНОСТЬ Дальнейшее углубление познания права, законодательства и законности предполагает анализ соотношения действитель­ ности и возможности, их проявления в интересуюших нас сферах.

С помощью категорий действительности и возможности осуществляется проникновение в глубинные пласты сущно­ сти права, выявляются связи и зависимости развивающейся правовой системы, выясняется, в какой степени ее прошлое детерминирует настоящее, а настоящее будущее. Это со­ действует познанию закономерностей развития правовых явлений и процессов, целей и механизма правовага регу­ лирования соответствующих общественных отношений, на­ учному предвидению, прогнозированию и планированию ос­ новных направлений эффективного воздействия права, законодательства и законности на прогрессивное обществен­ ное движение.

Право, законошпельство и законность как определенная система принципов, норм и требований, действующих в об­ шестве, являются объективной реальностью. Но не все ре­ ально сушествующее реализуется. Нужно отличать существо­ ва ние правовых принципов, норм и требований от их действия. В связи с этим под действител.,ностью права, за­ конодательства и законности следует понимать лишь ту си­ стему принципов, норм и требований, которые, отражая по­ требности общественной жизни, реализуются, действенным образом регулируют соответствующие общественные отноше­ liИЯ. Только с учетом этого можно понять истинную приро­ ду того или ин dго правовага явления, объективный процесс е го развития, роль в общественной жизни, механизм право Методолагu•tеские фyнкt!lllt философшt права вого регулирования соответствующих отношений, его эффек­ тивность и т. Д.

Богатство и многообразие сторон объективного мира рас­ крываются в процессе его развитин не только в явлениях. ре­ ально сушествующих в действительности, но и в тех явлени­ ях, которые могут или должны наступить. Развивающаяся действительность именно в силу того, что она развивается, не может быть чем-то статически однообразным;

она пораж­ дает многочисленные и разнообразные возмо~ности, судьба каждой из которых зависит от объективных закономерностей и сложившейся в данный момент конкретно-исторической ситуации, от потребностей, интересов и целей государства, общества, нации.

Возможность, предшествуя новой действительности. пре­ вращается в нее при наличии соответствующих условий. Сле­ довательно, действительность и возможность едины, находят­ ся во взаимодействии между собой.

Отражая объективное развитие обшества, право, законода­ тельство и законность постоянно движутся и ИЗJ\,Iеняются, пе­ реходят от старого состояния к новому. Этот закономерный процесс осуществляется через реализацию правовой возмож­ ности, которая потенциально содержится в действительности в виде предпосылки, тенденции ее развития. Именно развитие действительности ставит вопрос о необходимости возникнове­ ния, изменения или отмены правовага регулирования соответ­ ствующих обшественных отношений и тем самым является причиной, порождающей правовую возможность, а затем и ее реализацию, превращение в действительность правовой жизни.

Правовал возможность является лишь потенцией социаль­ ной действительности. Однако правовал возможность нераз­ рывно и органически связана с социальной действительно­ стью, будучи ее продуктом, свойством, стороной, следствием развития. Она характеризует состояние данной действитель­ ности с учетом ее движения и изменения, является Проме­ жуточным звен()М между существуюшей действительностью и ее будущим состоянием.

В этой связи необходимо остановиться на традиционной юридической проблеме на соотношении сушего и ДОЛЖНОГО».

Действительность 11 воз.можность А А. Пионтконский отмечал, что «между '' сущим " и ''должным" нет непроходимой пропасти. '' Сущее" порожда­ ет "должное", и "должное" превращается в "сущее". Снязь "должного" и "сущего " в общественном развитии есть в ло­ гическом смысле взаимоотношение " возможности" и "дей­ ствительности". "Должное", имеющее опору в сущности, есть реально возможное. Оно в результате практической деятель­ ности людей превращается в действительность. Общее реше­ ние вопроса о связи "сущего" и ''должного " в общественном развитии имеет не посредственное отношение и к праву» 1.

Однако эту позицию не приемлют некоторые западные и дореволюционные отечественные ученые-юристы2. Так, на­ пример, С. П. Мокринекий писал: Н~..:.аузальная оценка права, как явления социальной жизни,.но само право, как таковое, нормативная природа прана составляет предмет юриспруденции. Юрист изучает право не как элемент суще­ го, не как частицу реальной действительности, но как нечто, лежащее вне действительности, относящееся к совершенно иной сфере чело веческого сознания, как непосредстве н­ ное выражение должногоз.

С таким разрывом сущего и должного согласиться не­ возможно. Между сущим и должным отсутствует непрохо­ димая пропасть, они находятся в диалектическом единстве.

Сущее порождает должное, и должное в результате право­ применительной практики превращается в сущее. Отноше­ ния должного и сущего в общественном развитии есть в ло­ гической интерпретации нечто иное, как взаимодействие и взаимопреходы правовой возможности в правовую действи­ тельность. Должное, имеющее в качестве своего источника сущее и опираясь на него, есть реально существующее пра­ вовое возможное. Оно в результате практической деятель 1 Пионтковский А. А. К методологии изучения действующего права//Уче­ ные записки ВИЮН. М., Вып. С.

1946. 1. 25.

2 См.: Kelseл Н. HauptproЬieme der Staatsrechtslel1re. Wieп, 1911. S. IV;

его же. Reiпe Rechtslehre. Wieп, 1960.

3 Мокринекий С. п: Система и методы науки уголовного права. СПб., 1906.

С. 3-4.

Методологu'lеск11е фуню(/111 ф11лософmt nрава ности по ее реализаuии превращается в правовую действи­ тельность.

При анализе правовой возможности следует различать два взаимосвязанных аспекта проблемы: возможность возникно­ вения того или иного правосознания, создания того или ино­ го правоного акта и возможность того или иного варианта, пу­ ти, способа практической реализаuии данного правосознания, данного правового акта. Тем самым обнаруживается проuесс превращения правовой возможности в действительность, в практику правового развития. Первоначально правовая воз­ можность как определенное правосознание возникает как предпосылка создания правового установления лишь пер­ вая стадия превращения ВQ?Можности в действительность;

вслед за этим наступает дейсТвие самого правового установ­ ления, регулирование соответствующего общественного отно­ шения. С этой точки зрения право (правосознание, правовые нормы, правоотношения и т. д.) может рассматриваться как действительность поскольку оно является уже объективно существующим и действующим, и как возможность до той поры, пока оно не реализовалось, не воплотилось в регулиру­ емых общественных отношениях и не ~IГ инеело практических результатов. В силу этого правовая возможность имеет слож­ ную природу. С одной стороны, она характеризует существу­ ющую и действующую правовую сисtему, а с другой - связь данной системы с условиями ее сушествования и действия.

Именно это обстоятельство детерминирует и то, что правовая возможность вовсе не является неизменной, она изменяется и развивается вместе с изменением и развитием соuиальной действительности, которая обладает многочисленными призна­ ками, чертами, свойствами, содержит в себе не только разные, но и противоположные, несовместимые, противоречивые воз­ можности. Тем самым соuиальная действительность не толь­ ко создает условия для борьбы противоположных правоных возможностей, но и, в зависимости от результатов этой борь­ бы, в зависимости от ряда как объективных, так и субъектив­ ных факторов, детерминирует свое развитие. Соuиальную дей­ ствительность нельзя понимать лишь как то, что необходимо и закономерно. Если бы она состояла только из необходимо­ го и закономерного, то ее развитие приобрело бы вид фаталь Дейсmвllmельность возможность ной неизбежности, и значение субъективного фактора свелось бы к нулю. Но дело, как известно, обстоит значительно слож­ нее. Социальная действительность включает в себя также и случайное, а поэтому незакономерное. Одна из функций пра­ ва в том и состоит, что, отражая необходимое (а не вообще действительное), она охраняет его от случайного или, во вся­ ком случае, ограничивает влияние случайного на закономер­ ное развитие действительности, способствуя тем самым наи­ более благоприятному развитию необходимого. В связи с этим следует различать реальные и формальные, общие и конкрет­ ные, необходимые и случайные правовые возможности. Пра­ вовая возможность реальна лишь в том CJ tyчae, если она со­ ответствует социальной действительности и тенденциям ее развития. Отрыв от фактов, событий, обстоятельств действи­ тельности, пренебрежение предпосылками и тенденциями развития, игнорирование реальных взаимосвязей и отношений правовой жизни превращают правовую возможность в фик­ цию, лишенную объективного содержания, обрекают ее на не­ реализуемость. Такая формальная правовая возможность по су­ ществу есть невозможность, поскольку она, как правило, не осуществляется. Поскольку в обоснование существования формальной возможности приводятся лишь формальные ос­ нования, постольку вероятность ее превращения в действитель­ ность ничтожна. Это достаточно ясно выразил Гегель\.

Однако формальную правовую возможность не следует отождествлять с абстрактной правовой возможностью, кото­ рая фактически реально существует в социальной действитель­ ности в виде наиболее общей тенденции ее развития, отдален­ ной предпосылки ее возможного преобразования в будущем2.

1 См.: Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. 1. С. 241.

2 Между тем в философской литературе формальная возможность отожде­ ствляется с абстрактной. При этом абстрактная (формальная) возможность, в свою очередь, отождествляется с невозможностью, которая, как пишет М. Н. Руткевич, nротиворечит законам природы и общественной :Jсизни и сушествует «лишь в фантазии людей• (Руткевич М. Н. Диалектический ма ­ териализм. М., С. Конкретизируя это положе ние, А Е. Фурман 1959. 541).

отмечает: « Невозм.~Jжность может носить и абсолютный, и относительны й характер. Абсолютно невозможно все то, что противоречит объективным законам природы и общества... Относительная невозможность есть не воз Методолоm•tеские фуню(ии философии ирава Всякая абстрактная правовал возможность уже в силу то­ го факта, что она является возможностью, обладает извест­ ной долей реальности, равно как и всякая реальная правовая возможность, поскольку она не есть действительность, в из­ вестном смысле является абстрактной. С другой стороны, аб­ страктная правовая возможность при отсутствии достаточных условий может исчезнуть, ликвидироваться, но также может со временем и при благоприятных условиях превратиться в конкретную. Степень зрелости различных возможностей раз­ лична. Абстрактная (общая) правовая возможность, по мере своего вызревания и создания необходимых предпосылок и условий для реализации, превращается в конкретную право­ вую возможность. Следовательно, развитие действительности превращает абстрактную возможность в конкретную, которая, практически реализуясь, в свою очередь, изменяет эту дейст­ вительность. Этот методологический вывод довольно убеди­ тельно иллюстрирует Гегель: Чтобы понять, что такое раз­ витие, мы должны различать, так сказать, двоякого рода состояния: одно есть то, что известно как задаток, способ­ ность, в-себе-бытие... Если мы, напрнJ\•.ер, говорим, что че­ ловек от природы разумен, то он обладает разумом лишь в потенции, в зародыше;

в этом смысле человек обладает от рождения и даже в чреве матери разумом, рассудком, фанта­ зией, волей. Но так как дитя обладает, таким образом, лишь способностью или реальной возмо:жностью разума, то выхо­ дит то же самое, как если бы оно совсем не обладало разу­ мом;

последний еще не существует в нем... ибо дитя еще не способно совершать что-либо разумное и не обладает разум можность лишь при данных условиях• (Фурман А. Е. Материалистическая диалектика. М., 1969. С. 85-86). Но не все то, что противоречит законом природы и общества, является невозможным: слу,шйное противоречит этим законам, но вовсе не является невозможностыо. М. Н. Руткевич, однако, допускает, что формальная возмо.жность в процессе развития мо.жет пре­ вратиться в реальную» ( Руткевич М. Н. Диалектический материализм.

С. а А. Е. Фурман П()лагает, что относительная невозможность в ка­ 542), кой-то степени вкшочает в себя и возможность• (Фурман А. Е. Матери­ алистическая диалектика. С. но их нельзя отождествлять с невозмож­ 86), t1e ностыо (которая, кстати, существует отнюдь в фантазии людей, а является определенной характеристикой реальной действительности).

Действительность 11 возмо:ж:ность ным сознанием. Лишь тогда, когда то, что человек, таким об­ разом, есть в себе, становится для 11его, следовательно, когда оно становится разумом для себя, человек обладает действи­ тельностью в каком-нибудь отношении;

лишь тогда человек действительно разумен... Но не всякая ремьная и конкретная лравовая возможность является вместе с тем и необходимой. Таковой выступает лишь возможность, которая отражает закономерную тенден­ цию развития социмьной действительности. В сушиости эф­ фективность действия права есть не что иное, как степень ремизованности необходимой правовой возможности. Та же правовая возможность, которая возникает как продукт слу­ чайного стечения обстоятельств, противоречит закономерно­ му ходу обшественного бытия и его естественным потребно­ стям, является не необходимой, а случайной. Ее ремизаuия ничего, кроме вреда, принести не может, а поэтому рано или поздно она либо отменяется, либо сама по себе отмирпет.

Однако этот обший вывод имеет иногда исключения, когдп Счастливое» сочетание случайностей может быть эффектив­ но использовано в правотворчестве, но, как правило, на огра­ ниченный период времени.

Проведеиная детмизация понятия правовой возможности и ее классификация имеет важное методологическое значе­ ние дЛЯ более глубокого проникновения в существо соотно­ шения философии прпва с юридической практикой, позво­ ляет наглядно видеть процесс превращения теоретического как возможного в практическое как действительное, управ­ лять этим процессом в оптимальном и наиболее эффектив­ ном правовам регулировании соответствующих обшествен­ ных отношений.

Если социальная действительность изменяется, развивает­ ся и преврашается в новую действительность через реализа- · цию, в частности, правовой возможности, то и юридическая наука должна не только отражать объективно сушествующую в данных условиях места и времени действительность, но и вскрывать правовые возможности, определять среди них ре - - - - - - -~ 1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т IX. С. 26-27.

Методологи'lеские фyню(tlll философшt права альные, конкретные и необходимые, указывать рациональ­ ные пути их практического перехода в действительность;

не только описывать, комментировать и систематизировать пра­ вовые явления и проuессы, но и логически вычисл51ТЬ ве­ роятности совершенствования и преобразования правовой действительности, предвидеть возможности ее развития.

Мир возмоЖного бесконечно многообразен. Будущее всегда предстоит перед нами в виде богатейшего спектра воз­ можностей. В действительности же воплощается только не­ сколько возможностей. Взаимоисключающие возможности могут рассматриваться как потенциально существующие в действительности до тех пор, пока практическая реализация одной из них не стала самой действительностью. Смысл пра­ вотворческой и правореализующей практики в том именно и состоит, чтобы избрать ту именно возможность (или не­ сколько возможностей), которая в наиболее полной мере от­ вечает потребностям прогрессивного общественного разви­ тия. Однако между избранием той или иной возможности для реализации в действительность и самой ее фактической реализацией дистанция довольно значительная. Преодо­ ление этой дистанции, т. е. превращение правовой возмож­ ности в действительность, зависит в основном от комплек­ са взаимосвязанных обстоятельств, а именно: действия определенных объективных закономерностей, их познания и практического использования для нужд правового регули­ рования соответствующих общественных отношений;

нали­ чия благоприятных условий для такого познания и исполь­ зования;

отбора той именно правовой возможности, которая в наибольшей степени отвечает потребностям прогрессивно­ го развития;

зрелости избранной правовой возможности для практической реализации;

учета случайных факторов и, на­ конец, практической деятельности в правотворческой и правореализующей сфере.

Действие определенных объективных закономерностей является не только источником и причиной возникновения самой правовой возможности, но и основанием для ее пре­ вращения в действительность. Но одного лишь основания еще недостаточно для перехода возможности в действитель­ ность. Необходимо также теоретическое познание объектив Дейсmвllmельность возможность ных закономерностей, возникающих правовых возможностей и их использования в практической правотворческой и пра­ вореализующей деятельности, в определении зрелости этих возможностей для воплощения их в действительность. А это, в свою очередь, предполагает наличие таких демократи'-lеских условий жизни общества, которые позволяют осуществлять практический переход правовой возможности в действитель­ ность легко, беспрепятственно, свободно.

Зависимость каждой реальной возможвс·~ти от данных кон­ кретно-исторических условий выражает закономерную связь этих условий с тем явлением или проuессом, возможность возникновения которого она создает. Поскольку же ка.ждая реальная возможность является своего рода совокупным вы­ ражением и проявлением главным образом внутренней спе­ цифики данных конкретно-истори'-!еских условий, постоль­ ку внутренние специфические факторы этих условий играют непосредственно решающую роль в определении характера и зрелости существующих возможностей, в определении того, какая из реальных, в частности правовых, возможностей мо­ жет и должна быть реализована. Вот почему как правотвор­ ческая, так и правореализующая деятельность может претен­ довать на научную обоснованность лишь в том случае, если она опирается не только на глубокое знание объективных за­ кономерностей, но и на всесторонний учет тех конкретных условий места и времени (в том числе и случайных факто­ ров). И это понятно, поскольку объективные закономерно­ сти, определяя лишь основное направление, главную тенден­ цию, наиболее общие потребности социального развития, вовсе не исключают возникно~ения различных возможностей в зависимости от конкретных условий. Поэтому, для того что­ бы превратить желаемую возможность в действительность, ис­ ключая все другие возможности, для того чтобы дать простор тем объективным закономерностям, действие которых наибо­ лее выгодно для общества, или ограничить действие других закономерностей, тормозящих движение общества вперед, не­ обходимо не только изучить требования самих объективных закономерносте ~, но и тщательно проанали :тровать условин, в которых они действуют, использовать в практической дея­ тельности как сами эти закономерности, так и конкретные Методологu•tескuе фyiii0(/111 фuлософuu права условия их nроявления. Нельзя думать, что во всех случаях пра вотворческие органы обладают достаточными сведениями о сущности и характере тех общественных отношений, кото­ рые подлежат правоному регулированию в силу потребностей общественного развития. Эти потребности могут вполне со­ I:IX зреть, а познание в той мере, в какой это необходимо для правоного регулирования соответствующих отношений, мо­ жет отсутствовать. Именно этим объясняются пробелы, не­ совершенство, противоречивость различных актов действу­ ющего законодательства.

Аналогичным образом дело обстоит и с реализаuией пра­ вовых установл~ний: даже при наличии научно обоснован­ ной системы действующего законодательства и благоприят­ ных условий для его реализаuии в практике. как известно.

имеют место так называемые административные и судебные ошибки.

Конкретно-исторические услоню1 са~1и по себе, разумеет ­ ся, не являются причиной перехода правовой возможности в действительность, но их познание необходимо для того, что­ бы обнаружить содержащиеся в них причины, вызывающие определенное следствие превращение возможности в дей­ ствительность. С другой стороны, неправильно представлять дело так, будто бы познание объективных закономерностей и наличие благоприятных условий (также познанных) сами по себе являются достаточными предпосылками для перехо­ да правовой возможности в са!\ю право, а права в соuиаль­ ную действительность. При таком упрощенном понимании проблемы оказалось бы, помимо прочего, неясным. по ка­ кой именно причине из всего множества правовых возмож­ ностей реализуются только некоторые из них.

В общественной жизни, и в частности в правовой ее сфе­ ре, развитие происходит значительно сложнее. Здесь, как и во всех иных областях жизни общества, действуют противо­ положности во всем многообразии проявлений их противо­ речивых тенденuий, противостоящих сv;

л, факторов и обсто­ ятельств. Можно отметить три основные и взаимосвязанные линии, по которым проявляются эти противоположности : во­ первых, между соuиальной действительностью и действуюшей правовой системой ;

во-вторых, между соuиальной действи Действительность и возможность тельностью (в том числе и действующей правовой системой) и порождаемыми ею правовыми возможностями;

в-третьих, между самими правовыми возможностями.

Многообразие существующих правоных возможностей является выражением различных тенденций развития соци­ альной действительности. Следовательно, борьба противопо­ ложных тенденций в сфере действительности имеет сущест­ венное, более того, определяющее значение в выборе той правовой возможности, которая должна оказаться практиче­ ски осуществимой. Иначе говоря, разрешение противоречий в области действительной жизни в конечном счете обуслов­ ливает исход борьбы в области отбора правовых возмож­ ностей. И это понятно, поскольку компетентный государст­ венный орган призван правоными средствами не только разрешать возникающие противоречия, но и закреплять те тенденции социальной действительности, которые отражают закономерный процесс ее развития. В этом пункте рассуж­ дений мы вплотную подошли к вопросу о соотношении ка­ тегорий действительности, необходимости и возможности в праве, рассмотрение которого позволит глубже проникнуть в диалектику теорt:тического и практического. На этой про­ блеме мы остановимся подробно в последующем. Здесь же отметим, что необходимость развития объективной действи­ тельности, проявляясь в форме случайности, может породить также возможности, которые при определенных условиях не обязательно должны превращаться в действительность. В этом случае событие, наступление которого ожидается или пред­ полагается, является только возможным, но не необходимым.

Наряду с этим та же необходимость, выражая внутреннюю тенденцию развития объективной действительности, пораж­ дает такие возможности, которые рано или поздно, но в ко­ нечном счете обязательно превратятся в действительность.

В этом случае событие, которое должно произойти, являет­ ся не только возможным, но и необходимым. Действитель­ ность, порождая такие возможности, вместе с тем создает и условия, при которых их превращение в действительность яв­ ляется неизбежным. Следовательно, в зависимости от исто­ рического характера действительности необходимость ее развития порождает возможности, которые имеют характер Методологи•tеск11е фунК/(1111 ф11лософшt права либо необходимой возможности, либо случайной возможно­ сти' · Сложившалея конкретно-историческая ситуация вме­ сте с тем предопределяет как то, какая из наличных взаимо­ исключающих возможностей на данном этапе развития будет реализована, так и быстроту превращения возможности в дей­ ствительность.

Нетрудно видеть, что данные общие положения имеют ме­ тодологическое значение, в частности и в особенности, для правотворчества. Если развитие действительности порожда­ ет как необходимые возможности, так и возможности слу ­ чайные, то прогрессивное воздействие на действительность может быть достигнуто прежде всего тогда, когда nравотвор­ чество опирается на необходимые возможности, сnособству­ ет правовыми средствами их превращению в действитель­ ность. Если не всякий процесс превращения возможности в действительность есть вместе с тем прев!Jащение возможности в необходимость, то ориентация прежде всего на необходи­ мую возможность является условием научного право т ворче­ ства. Если, наконец, развитие действительности nорождает наряду с необходимыми случайные возможности, не отража­ ющие закономерных тенденций развития этой действитель­ ности, то, следовательно, в nроцессе правотворчества следу­ ет учитывать и контролировать случайные возможности, предотвращать их превращени е в действительность или, по крайней мере, использовать их временно, ограниченно и в интересах nравовага регулирования соответствующих обше­ ственных отношений. Из nоложею1~1 о\1 обязательной ори­ ентации прежде всеt о на необходи~1ую возможность при со­ здании правовых норм вовсе, разумеется, не вытекает, что при познании действительности допустимо в процессе пра­ вотворчества игнорировать случайные возможности. Измен­ чивость социальной действительности, выступаюшей в раз 1 Следует различать nонятия случайности и возможности: если - уже су­ шествующий фактор, то возможность - лишь nредnосылка такого факто­ ра. Выражение же «Случайная воз можность • в данном случае исnольз ует­ ся в том смысле, что такая возможность не только еше не сущест в ует в действительности (как и всякая воз можность). но и nотенuиально отража ­ ет не за кономерные, а случайные тенденuии развития действительности.

Действительность 11 возможность нообразных формах необходимости и случайности, ставит пе­ ред правотворчеством задачу познания этих форм в их един­ стве и соотношении к моменту создания правовой нормы.

Лишь в этом случае законодатель не только обнаружит за­ кономерное развитие необходимости, пробивающей себе до­ рогу через массу слуtiайностей, но и смnжет контролировать действие слуtiайных факторов и даже использовать их при благоприятной ситуации в интересах общества.

Таким образом, науtiно обоснованное правотворtiество, от­ ражающее объективность общественного развития, исходит прежде всего из необходимой тенденции этого развития, оп и­ раетел на нее, реализует ее и тем самым открывает простор социальному прогрессу и обеспеtiивает его правовыми сред­ ствами. Необходимость поэтому оказывается тем мостом, по которому в основном проходит путь превращения правовой возможности в правовые нормы, а затем в результате их практиtiеской реализации в социальную действительность.

Отмеченное соотношение необходимости и случайности в правотворtiестве носит всеобщий характер и в силу этого не исключает использования благоприятного стечения слуtiай­ ных обстоятельств, которые в конечном счете способствуют быстрому и полному достижению целей законодателя.

Обнаружение необходимой правовой возможности еще не является достаточным основанием для ее гревращения в пра­ вовую норму и для реализации в социальной действительно­ сти. Требуется, помимо этого, определить ее обоснованность, зрелость для практического перехода в действительность. Ме­ рой развитости ВС?зможности является вероятность, которая характеризует величину основания для осуществимости воз­ можности, силу действия причин и условий, ее породивших.

Иначе говоря, вероятность характеризует параметры воз­ можности, ее осуществимость, реализуемость. У правовой возможности иногда отсутствует достаточно обоснованная вероятность осуществления в данных конкретных условиях места и времени. В этом случае мы будем иметь дело с аб­ страктной правовой возможностью, которая связана с дей­ ствительностью ЗЕачительным временно-пространствеиным расстоянием и переход которой в действительность проис­ ходит посредством множества других, более конкретных Методологu'lеские функt(/111 философшt 11ршщ правовых возможностей. При этомнередко переход абстракт­ ной правовой возможности в действительность осушествля­ ется не через сумму однозначных правовых возможностей, а через их систему. Познание этой системы позволяет не только обнаружить всю сложность механизма перехода абстрактной правовой возможности в действительность, но и определить, в какой степени прошлое и настояшее детерминируют и пре­ допределяют основные черты будушеrо состояния правовой системы и ее действия.

Проuесс перехода от абстрактной правовой_ возможности к конкретной есть проuесс нарастания тех условий и при­ чин, которые увеличивают вероятность ее реализаuии. Отсю­ да следует, что практика правотворчества и правореализу­ юшей деятельности, опираясь на необхпдимые возможности и определяя степень их зрелости, lUII перехода в действитель­ ность должна своевременно создавать правовые нормы и осу­ шествлять их предписания. В равной мере недопустимо как преждевременное преврашение правовой возможности в дей­ ствительность, так и запаздывание в этом деле. Эффектив­ ное правовое регулирование соответствуюших обшественных отношений предполагает обнаружение возникших возможно­ стей, определение их зрелости, развитости, обоснованности - для перехода в действительность и при наличии т;

1ковой изучение путей, способов и средств их практической реали­ заuии. В этой связи возникает важный для правовой прак­ тики вопрос об определении момента преврашения возмож­ ности в дейстnительность, своевременного разрешения с помошью права намечаюшихся противоречий. Не каждая только что возникшая правовая возможность должна быть тут же преврашена в действительность. Преждевременность при­ нятия лравового акта не способствует созданию условий для реализаuии соответствуюшей возможнС'сти, для ее наиболее безболезненного перехода в действительность, для успешной ликвидаuии образовавшегося противоречия. В проuессе со­ здания правовага акта и его осушествления необходимо пред­ видеть те конкретные препятствия и трудности, которые мо­ гут возникнуть при разрешении назревших или назреваюших противоречий, и с учетом этого установить не только наи­ более uелесообразные пути, способы и средства, но и сроки Деiiствительность 11 вoзJftO.)f(Hocmь реализаuии правовага акта, при которых практическое раз­ решение противоречий. переход возможности в действитель­ ность будут осуществлены в максимальной степени безболез ­ ненно, легко и гармонично.

Изложенное со всей очевидностью по~--..азывает, что пере­ ход правовой возможности в соuиальную действительность предполагает единство познания и действия. Только на этой основе теоретическое воплощается в практическом;

благода­ ря этому последнее обретает в полной мере сознательность.

Но прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению этого проuесса, необходимо подробно остановиться на про­ блеме uели права и средств ее достижения, что раскроет смысл перехода возможности в действительность.

Глава ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО С проблемой действительности и возможности в праве и за­ конодательстве органически связаны н из них вытекают про­ блемы цели и средства. Правовая возможность первична по отношению к цели права и законодательства, она является непосредственной причиной цели. Целенаправленность и це­ лесообразность права и законодательства аккумулирует в се­ бе правовые возможности и конкретизирует их превращение в действительность.

Более того, из сущности права вытекает, ею обусловли­ вается и определяется его цель, познание которой имеет фун­ даментальное методологическое значение для юридической теории и практики. Цель, как философская категория, ле­ жит в основе исследования правовых явлений и процессов, детерминирует правuтворчество, само право, законодатель­ ство и его реализацию, совершенствование и развитие пра­ вовой системы.

Проблема цели в философии наиболее продуктивно разра­ ботана Гегелем. Он указывал, что цели как субъективной ка­ тегории противостоит объективность. Цель есть ближайшим образом нечто сущее внутри меня, субъективное, но она долж­ на стать также и объективной, сбросить с себя свой недоста­ ток, перестать быть только субъективной 1, Разъясняя свою мысль, Гегель далее пишет: Можно здесь задать вопрос : по­ чему же субъективность есть недостаток? Если то, у чего есть недостаток, не стоит, вместе с тем выше своего недостатка, то 1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. VII. С. 39.

Цель 11 средство для него это не недостаток... Цель, поскольку она пока лишь наша цель, есть для нас недостаток, ибо свобода и воля суть для нас единство субъективного и объективного. Цель долж­ на быть положена объективно, и она получит в этом полага­ нии не новое одностороннее определение, а лишь свою реа­ лизацию' · Преодоление Недостатка цели, снятие противоположно­ сти между субъективностью и объективностью осуществляет­ ся только путем реализации цели и благодарней. Гегель счи­ тает, что суть дела исчерпывается не своей целью, а своим • осуществлением, и не результат есть действительное целое, а результат вместе со своим становлением... »2. Реализация же цели требует определенной деятельности, а также средств, с помощью которых цель объективируется. В деятельности че­ ловека, использующего соответствующие средства, субъектив­ ный характер цели превращается в объективность воля «представляет собой процесс перевода субъективной цели в объ­ ективность через опосредование деятельности и некоторого средстваз, цель «смыкает себя через некоторое средство с объ­ ективностью... 4. Следовательно, «В этом смысле воля стана-, вится обьективной лишь через выполнение своих целей s. Де­ ятельность воли заключается в том, что «она снимает противоречие между субъективностью и объективностью, пе­ ремещает свои цели из первого определения во второе... б, ис­ пользуя при этом соответствующие средства. Эти средства есть нечто более высокое, чем цель, поскольку в своих орудиях человек обладает властью над внешней природой, хотя по сво­ им целям он скорее подчинен еЙ7. Благодаря деятельности -t и средствам сама цель, хотя бы И была совершенно частной 1 Там же.

2 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. IV. С. 2.

3 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. Vfl. С. 39.

4 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. У. С. 200.

5 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. VII. С. 51.

t 6 Там же. С. 53.

7 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. У\. С. 205.

Методологu•tескuе фу11Кt!1111 фuлософшt nрава и субъективной, превращается в объективную, Когда она ста­ новится явлением'· В результате в цели начало и конец од и­ наковы друг с другом, так как мы субъективное делаем объ­ ективным для того, чтобы его снова получить обратно2.

Всякая деятельность имеет определенную цель. Деятель­ ность, лишенная цели. является бесцельной, бессмысленной деятельностью. Любая деятельность, направленная на дости­ жение той или иной цели, будучи по своей природе субъек­ тивным фактором, определяется объективной действительно­ стью, поскольку возникает как закономерное следствие уже достигнутого уровня разюния этой действительности.

Возникнув же под воздействием определенных условий объ­ ективной действительности, цель по необходимости всегда реализуется в той или иной материально или духовно ощу­ тимой форме, которая в итоге представляет собой результат реализации потребности. С другой стороны, любая деятель­ ность человека непосредственно обусловливается и направ­ ляется осознанной целью, которая как закон определяет спо­ соб и характер его действий и которой он должен подчинять свою волюз. Будучи порождением конкретных условий об­ щественного бытия и в конечном счете определяясь им, цель представляет собой идеальный образ тех результатов волевых действий индивида, ради которых эти действия им соверша­ ются. Поскольку осуществляющий волевое действие индивид ранее воссоздал мысленно то, к чему стремится, предвосхи­ тил в сознании желаемый результат своего действия, постоль­ ку он оценил основания и мотивы, в силу которых необхо­ димо выполнить данное действие, чтобы достигнуть уже идеально представленного результата. Ilель является, таким образом, исходным пунктом и двигательной силой волевой деятельности и одновременно направляющим фактором в этой деятельности. Цель возникает раньше, чем ее реальное воплощение в действительность, поскольку является иде:Ulь 1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. Vll. С. 52.

2 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. IX. С. 292.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 189.

Цель 11 средство ным внутренним образом подлежаших созданию предметов, явлений, процессов;

они заранее намечаются человеком в ка­ честве цели в их еше субъективной форме. В этом смысле цель выступает в качестве внутренне-побуждающего начала в деятельности людей по преобразованию действительности.

РеализациЯ же данной цели как возможности осуществляет­ ся человеческой деятельностью.

rне может вызвать сомнения то, что этиrобщефилософские и психологические представления имеют прямое методологи­ ческое отношение к познанию, права и законодательства. Оп­ ределяясь условиями жизни обшества, закономерностями его развития, право является объективным социальным образова­ нием. Вместе с тем право, будучи выражено и закреплено в законодательстве, должно рассматриваться и как фактор субъ­ ективный, поскольку прежде, чем возникнуть, оно созревает в сознании людей, получает форму правосознания, затем за­ крепляется в правовых принципах, в нормативных и ненор­ мативных предписаниях, реализуется в правоотношениях и иных видах воздействия на общественные отношения, нако­ нец,"воплошается в законности и правопорядке как итоге до­ стижения правовой цели. Сознательность проявляется на ка- · ждом из этапов этого процессfl. Так, правотворчество, будучи объективно детерминировано реальной действительностью, вместе с тем по своей природе субъективно, поскольку осу­ шествляется людьми, преследуюшими сознательно поставлен­ ные цели. Точно так же правореализующий процесс направ­ ляется людьми, сознательно воплощающими правую цель в действительность, в установление определенного режима за­ конности и правопорядка. Отсюда вытекает, что нет резкой грани между объективным и субъективным вправе, хотя, по­ нятно, субъективное и не совпадает с объективным. Обычно полагают, пишет Гегель, что субъективное и объектив­ - ное неподвижно противостоят друг другу. Но это неверно, так как они скорее переходят друг в друга, ибо не представляют собой абстрактных определений, как, например, положитель­ ное и отрицательное, а имеют уже более конкретный смысл'· 1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. VIТ. С. 52.

Методологицеские функt(/l/1 философш1 11рава Цель права, подобно самому праву, может рассматривать­ ся и как объективная, и как субъективная категория. Она объ­ ективна, поскольку определяется условиями жизни общест­ ва, реально существует в различных проявлениях, необходимо закрепляется в действующем законодательстве и его реализа­ -й:ИИ, в законности и правопорядке. С другой стороны, цель права, как и всякая цель, субъективна, поскольку формиру­ ется сознанием людей, выражается в законатворчестве и реа­ лизуется сознательной деятельностью людей. Именно поэто­ му, когда мы говорим о деятельности людей по созданию законов и подзаконных актов или их реализации, то пользу­ емся удачным выражением Гегеля: ••• в лице цели имеем со­ держание, которое известно уже заранее ;

эта деятельность по­ этому не слепа, а зряча'· Важно при этом отметить, что объективный источник воз­ никновения цели права и субъективная ее природа две ор­ ганически связанные между собой стороны одного и того же явления. Цель права как идеальное выражение положитель­ ного или отрицательного, должного или возможного поведе­ ния людей объективна, закономерна и необходима по источ­ нику возникновения и по содержанию. Вместе с тем он а субъективна по своей природе как продукт сознательного твор ­ чества людей, организованных в государство.

Рассматривая цель в праве, выраженную в законодатель­ стве и практике его реализации, как категорию субъективную, можно констатировать, что она может отражать реальную действительность как в соответствии с ее объективными закономерностями, так и вопреки им. В. И. Ленин писал:


Фактические отношения не мертвы, а живут и развиваются.

Юридические определения могут соответствовать прогрессив­ ному развитию этих отношений, но могут также (если эти оп­ ределе ния плохи) "соответствовать" регрессу или застою2. Ре­ альность и эффективность действия права и законодательства определяются прежде всего тем, насколько они точно и пол­ но отражают и правильно предусматривают реализацию объ 1 Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. 1. С. 248.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 8. С. 259.

Цель средство u ективных возможностей в соответствии с познанными зако ­ номерностями общественного развития. Если цель права и за­ конодательства основана на научном позн;

шии закономерно­ стей общественного развития, то она обеспечивает наиболее целесообразные пути и средства использования этих законо­ мерностей. В противоположность этому фикция права и за­ конодательства есть не что иное, как отражение в их прин­ ципах, оценках и велениях объективно невозможного, того, что фактически не может быть реализовано в данных усло­ виях места и времени.

Как и всякая цель, правовая цель отнюдь не является про­ дуктом, извне навязанным праву, спускаемым откуда-то свер­ ху!, а представляет собой результат творчества людей, при­ влеченных как к созданию правовых норм, так и к их реализации. В правотворчестве, как и в любой иной дея­ тельности, люди, определяя свои цели, подчиняя свои дей­ ствия достижению этих целей, тем самым критически отно­ сятся к действительности, констатируют, что те или иные стороны, черты, факты, явления, процессы этой действитель ­ ности не соответствуют их потребно_стям, интересам, устрем­ лениям и поэтому или нуждаются в изменении, преобразо­ вании, или должны получить дальнейшее развитие в том или ином направлении. Это и достигается четким определением правовой цели и ее закреплением в законодательстве. В право~ вой цели непосредственно выражается опережающее отраже­ ние сознанием действительности, и в этом состоят творческие потенции законодательства в преобразовании действитель ­ ности. Правотворчество должно исключать созерцательное отражение в правовых установленияхобъективной действи­ тельности, пассивно их приспосабливать к стихийно склады­ вающимся общественным отношениям. В этом случае утра­ чивается целевая направленность правовых установлений. · Напротив, научная обС'Iснованность правотворчества предпо­ лагает активное, целеустремленное проникновение в глубин 1 На деле, - отмечал В. И. Ленин, - uели человека порождены объек­ тивным миром и ~ редполагают его, - находят его как дашюе, наличное.

Но ка:жется человеку, что его uели вне мира взяты, от мира независимы ("свобода")» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. С.

29. 171).

Методологицеские фуuю(/111 философии пршт ные процессы общественной жизни, смелое и решительное их лреобразование правовыми средствами в интересах соци­ ального прогресса. Именно поэтому критерием ценности пра­ вовых установлений должен быть не только факт точного и всестороннего отражения в них материальной и духовной дей­ ствительности, но и степень преобразования этими установ­ лениями регулируемых ими общественных отношений.

Развитие бытия порождает объективные возможности в двух основных формах: с участием и вмешательством чел.овека и без его участия и вмешательства. Право, законодательство свя­ зано с первой из указанных форм, поскольку оно направле­ но на сознательное регулирование деятельности и поведения людей и через посредство такого регулирования достигает QIJ: ред~ленной цели: превращения объективной возможности в материальную или духовную действительность через посред­ ство деятельности людей. Поскольку же правовая цель связа­ на с объективными возможностями, осуществление которых предполагает определенное правовыми нормами установлен ­ ное действие и поведение людей, постольку отмеченное вы­ ше отсутствие резкой грани между объективным и субъектив­ ным в праве (законодательстве) конкретизируется в данном случае в том, что реальные возможности и цели права (зако­ нодательства) не разделены непроходимой пропастью. Они вза­ имодействуют и взаимно обогащают друг друга: возможность отражается в цели права (законодательства) и определяет ее. содержание, а реализация этой целй приводит к преврашению возМожности в действительность и к дальнейшему развитию объективной реальности. Тем самым право (законодательство) не только отражает возможности, порох·де нные действитель­ ностью, но и в результате своей реализации преобразует эту действительность.

0(5основание первичности объективных возможностей по отношению к правовой цели методологически необходимо для того, чтобы исключить какое бы то ни было проявление субъ­ ективизма и волюнтаризма в правовой теории и практике.

Объективная возможность лишь отражается в законода ­ тельстве и определяет цель, которая в нем выражена. Поэто­ му-то и в содержании законодательства концентрируется не только отражаемое, но и смысл отражения- uель, непосред Цель 11 средство ственно определяющая тот или иной характер, способ или ме­ тод правового регулирования общественных отношений и на­ мечающая коыкретные пути превращения возможности в дей­ ствительность. Следовательно, uель законодательства есть не что иное, как превращение объективной возможности в иде­ альную (до ее практической реализации) действительность, т. е. в ту действительность, которой еще нет, но которая мо­ жет, более того, должна быть. Иначе говоря, цель законода­ тельства это не только отражение и закрепление существу­ ющих отношений, но и своеобразная форма будущего в настоящем, прообраз того общественного состояния, к кото­ рому сознательно стремится законодатель.

Объективная закономерность никогда не выступает в за­ вершенной форме, в окончательном виде, а существует как необходимость, тенденция, возможность. Всякая закономер­ ность создает определенные объективные возможности того или иного поведения, действия, поступка, направленных на достижение конкретной цели. И если любая цель является идеально выраженным результатом предстоящего поведения, действия, поступка и всегда выступает как задача, которую предстоит разрешить, то законодательство является одним из средств целесообразного разрешения этой задачи, указателем пути в процессе движения к цели. В законодательстве воссо:..

здаются порядок, этапы, темпы, способы и другие действи(I людей, ведущие к определенной цели. Следовательно, для то­ го чтобы цель законодательства быра научно обоснованной, нужно учитывать не только саму цель, но и необходимость ее право во го закрепления в конкретных условиях жизнедея­ тельности того или иного общества;

следует изучать конкрет­ ные возможности, исходить из этих возможностей и оnирать­ ся на них. Но возможности, как было ранее отмечено. имеют различную степень обоснованности, развитости, зрелости для их перехода в действительность. Именно поэтому в зако­ нодательстве закрепляются цели ближайшие, перспектинные и конечные. Каждая ближайшая цель, будучи закреплена в со­ ответствующих конкретных правилах поведения, выражает за­ дачи правоного регулирования в данный период историческо­ го развития ~бщества и является необходимым шагом, ступенью, звеном в цепи, связывающей близлежащую цель с Методологи•tеские функции философшt права перспектинной целью, которая, в свою очередь, является сред­ ством, периодом, этапом на пути к конечной цели. Если объ­ ективно существующие возможности являются основой для закрепления в законодательстве их безотлагательного превра­ щения в действительность, то зарождающиеся, возникающие объективные возможности могут учитываться в законодатель­ стве лишь как перспективная цель. Такой учет означает, что при существующих условиях еще нет всех необходимых пред­ посылок для полного осуществления цели, выраженной в за­ конодательстве, хотя некоторые из данЕых предпосылок уже существуют, а недостающие могут быть созданы и необходи­ мо появятся в процессе дальнейшего общественного развития.

По мере того как под воздействием общественной практики недостающие предпосылки для превращения возможности в действительность будут возникать, созревать и развиваться, перспективные цели станут превращаться в ближайшие, но отсюда вовсе не следует, что в законодательстве должны на- ~ ходить отражение лишь последние. Закрепление перспектив­ ных целей в законодательстве не только оправданно, но и не­ обходимо хотя бы уже потому, что тем самым указывается путь сознательного, организованного и гармоничного обществен­ нога развития.

В зависимости от того, охватывают ли цели полностью ре­ зультат, преследуемый законодателем, или выражают лишь составные, подчиненные части этого результата, они подраз­ деляются на общие и специфические. Формулируя общие це­ ли, законодатель конкретизирует их в специфических целях, причем эта конкретизация должна быть доведена до такого уровня, чтобы данная специфическая цель могла выступать в качестве непосредственной цели деятельности. Если же цель выражена в чрезмерно общей форме, то ее реализация ста­ новится затруднительной, вызывает необходимость создания _новой нормы, в которой данная цель доводится до соответ­ ствующей степени конкретизации.

С точки зрения последовательности осуществления целей во времени они подразделяются на ближайшие и перспектив­ ные. Ближайшие цели выражают актуальные задачи правового регулирования в данный период исторического развития об­ щества и подлежат непосредственному осуществлению. Пер Цель 11 средство сп:ективные цели выражают более отдаленные результаты, ко­ торые достигаются посредством реализации определенной со­ вокупности ближайших целей. При этом недостаточно ясное выражение ближайших целей в правовых нормах отвлекает от насущных задач правового регулирования, превращает их в декларации, оторванные от средств, с помощью которых они могут быть реализованы. С другой стороны, игнорирование значения перспективных целей правотворческой и правореа­ лизующей деятельности вносит стихийность в эту деятельность.


Воздействуя на поведение людей, законодатель в одних слу­ чаях имеет в виду только наступление изменений в самом их поведении, в других наступление определенного матери­ ального результата. В первом случае цели можно назвать функдиональными, во втором предметными. При этом пра­ вовЪiе нормы, включая предметные цели, тем самым должны включ'ать и функциональные. Последние же в идеально реа­ лизованном виде учитываются при постановке предметных целей, а будучи фактически реализованными, становятся ре­ альными средствами их осуществления. Законодатель в пред­ метной цели предвосхищает результат, выражающийся в том или ином предмете, но сам этот результат всегда является следствием определенного поведения, действия.

Правовые цели, соответствующие объективным законо­ мерностям общественного развития, являются истинными, а противоречащие им -ложными. Однако объективной истин­ ности недостаточно для того, чтобы данная правовая цель могла быть реализована. Помимо этого, необходимо, чтобы данная цель обладала также признаком реальности. Реальна та цель, для осуществления которой уже имеются достаточ­ ные (а не только потенциальные) средства. Истинность и ре­ альность в правовой цели не всегда совпадают. Истинная цель может быть в данный конкретный момент нереальной, и в то же время не всякая реальная правовая цель является ис­ тинной. Невозможность немедленного осуществления данной правовой цели сама по себе еще не снимает вопроса о ее объ­ ективной истинности. Для истинной цели, однако, характер­ но, что рано и.т,~и поздно, но она непременно будет осуще­ ствлена. В некоторых случаях могут быть реализованы и такие правовые цели, которые противореч_ !)т объективным закона Методологи•tеские фyнкt(llll философшt права мерностям общественного развития. Но от этого они вовсе не становятся истинными. Правовые цели, основывающие­ ся на случайных лравовых возмоЖностях, будучи реализова­ ны, не ведут к исчезновению тех правовых целей, которые возникают на основе необходимых правовых возможностей.

Для реализации цели необходимы соответствующие сред. ства. Именно средства выступают в качестве связующего зве­ на между субъектом цели и объектом его деятельности, на­ правленной на достижение определенного результата. Без средств цели нереальны, неосуществимы, равно как и при от­ сутствии целей существуюшие средства не приводят к како­ му-либо результату. Более того, при наличии и целей, и,. средств нужна еще деятельность, которая при помощи средств преврашает цели в результат. Следовательно, цель и средства соотносительна едины. Определенная цель предпо­ лагает, требует и определенных средств, по отношению к ко­ торым эта цель выступает первичной, доминирующей, руко­ водяшей. Как справедливо заметил Гегель, цель е'сть...

всеобшее, руководящее, и мы обладаем средствами и оруди­ ями, деятельность которых мы определяем соответственно этим целям!. Но благодаря средству реализованная цель об­ ретает объективность, определенность и конкретность. Цель законодательства определяет те правовые средства, с помо­ шью которых эта цель достигается. При этом в зависимости от характера самой цели правовые средства являются общи­ ми (нормативность, обшеобязательность, формальная опре­ деленность, обеспеченность государственным принуждением) или специфическими (гражданско-, административно- или уголовна-правовые методы правового регулирования обще­ ственных отношений). По отношению к этим средствам (как общим, так и специфическим) цель законодательства высту пает в качестве доминанты. Но с другой стороны, цель за­ ' конодательства, реализуясь в своих средствах, сама превра­ шается в средство своего собственного осуществления. Здесь проявляется обшая закономерность перехода, превращения целей в средства для достижения определенных результатов 1 Гегель Г. В. Ф. Co'I. Т. l. С. 48.

Цель 11 средство через материальную и духовную деятельность людей. Подоб­ но тому как в психологической сфере происходит сдвиг мо­ тива на интерес, а интереса на цель', так и в правовой сфе­ ре правосознание сдвигается на правовые uели, а правовые цели на средства его ремизаuии ради практичсского до­ стижения того результата в регулировании обшественных от­ ношений, который имелся в виду правовой целью. Тем са­ мым законодательство выступает в единстве цели и средства достижения этой цели. Благодаря этому единству оно не толь­ ко обретает характер ориентира, установки должного или воз­ можного поведения членов общества, но и становится силой, способной обеспечить реализацию этой установки.

Одн ако одного наличия цели и средств законодательства, как было отмечено, недостаточно для достиже ния предусмот­ ренного его веле ниями результата. Необходима еше деятель­ ность людей, используютих правовые средства для объекти­ визации правовой цели в регулируемых обшественных отношениях. И здесь мы вnлотную подошли к рассмотрению правореализуюшей деятельности с точки зрения воплощения правовой цели в действительность, к проблеме целесообраз­, ности законодательства и его практического осуществления на основе законности. Цель законодательства, если говорить в наиболее общей форме, состоит в реализации требований законности и в установлении режима правоnорядка в жи з­ недеятельности обшества. Более nодробно эта проблема бу­ дет рассмотрена в дальнейшем2.

Научное познание не только отображает состояние дей­ ствительности в настоящем, но и, основываясь на тенденци­ ях ее закономерного развития, намечает предполагаемые ре­ зультаты целенаправленного воздействия на неез.

1 Подробнее об этом см. гл. 21 наст. изд.

2 См. гл. 23 наст. изд.

3 Западные ученые довольно часто отрицают возможность прогноз ирова­ ния социального развития. Так, еше К. Пирсон писал: •Наука представл я­ ет собой по отноulению к прошлому описш1ие, по отношению к будуще­ му- веру• ( Пирсон К. Грамматика науки. СП б., 1911. С. 141 ). Ан ало гичiiОЙ nозиции придерживаются и современные авторы. Например, К. Попп е р Методологu•tеские фуню(/111 фuлософиu права Отсюда следует, что и наука, призванная составить основу управления общественным развитием, должна в совершенст­ ве владеть прогностическим орудием познания. С тем боль­ шим основанием это относится к юридической науке. При­ ходится, однако, констатировать тот факт, что до сих пор юридическая наука в основном ограничивалась выполнением диагностической и этиологической функций и меньше забо­ тилась о своих прогностических обязанностях. Но теперь и в юридическую науку стало проникать прогнозирование 1, кото­ рое требует не только глубокого осмысления правоных явле­ ний и процессов, но и предвидения их развития. Прогнози­ рование является необходимым этапом становления правовой цели, которая всегда включает в себя те моменты предвиде­ ния, которые наиболее достоверны, строго основаны на объ­ ективных закономерностях действительности, ее реальных возможностях. Если действительность порождает правовые возможности, часть которых выражается и закрепляется в це­ ли законодательства и тем самым определяет пути дальней­ шего развития этой действительности, то, следовательно, все пишет : Хотя социальная система и обнаруживает некоторые черты собст­ венной логики, все же она работает вслепую, неразумно. Люди, которые по­ падают в ее механизм, также в целом слепы или почти слепы. Они не мо­ гут предвидеть даже наиболее важные результаты своей деятельности• (Popper К. R. Falscl1e Propheteп - Hegel, Marx LlПd die Folgeп. Веrп, 1958.

S. 141). Фурастье пишет: Наука доказывает, что будущее существует и что в настоящее время оно в значительной степени непознаваемо для челове­ ка• (Foшastie Metamorplюse des 20. Jahrlшпders. Di."Jsselclorf;

Wieп, J. Die gro(\e 1964. S. 96).

И тем не менее западная наука пытается предвидеть будущее, о чем сви­ детельствует, в частности, широко рекламируемая ныне футурология•.

1 М. Д. Шаргородекий по этому поводу писал: Пропюз социш1ьных яв­ лений может вызвать у государства, общественных, политических органи­ заций и т. д. целенаправленные действия, в частности издание новых пра­ воных норм, которые должны привести к изменениям в прогнозируемых общественных процессах, к изменениям с точки зрения их ускорения, со­ здания, преобразования, сдерживания и других модификаций последних.

Таким образом, возникают прогнозы с информационной обратной связью ;

именно эти прогнозы, между которыми и деятельностыо человека имеет­ ся информационная обратная связь, представляют для правовой науки осо­ бый интерес• (Шаргородский М. Д. Прогноз и правоная наука//Правове­ дение. С.

1971. NQ 1. 42).

Цель 11 средство стороннее познание данной цели в конкретно-исторических условиях ее образования и реализации означает вместе с тем прогнозирование перспектив правовой жизни общества. При этом, однако, следует иметь в виду, что цель законодательст­ ва и правовое прогнозирование категории, не совпадающие друг с другом не только в количественном, но и в качественном отношении: во-первых, в отличие от цели законодательства правовое прогнозирование может быть не только официаль­ ным, но и доктринальным;

во-вторых, цель законодательства носит нормативный характер и обеспечена государственным принуждением, в то время как правовое прогнозирование при­ обретает такой же характер лишь тогда, когда оно выражено в цели законодательства и нормативно закреплено им;

в-треть­ их, на основе одного и того же правовага прогноза могут оп­ ределяться и закрепляться различные цели законодательства.

Правовое прогнозирование не само по себе, а только посред­ ством цели законодательства может быть практически реали­ зовано в соответствующем регулировании общественных от­ ношений. Однако содержание правовага прогноза может оказаться таковым, что цель законодательства будет направ­ лена не на его реализацию, а, наоборот, на ликвидацию воз­ можности и условий ее осуществления или, во всяком случае, на торможение осуществления.

Законодательство достигает своей цели, как ранее отмеча­ лось, лишь при условии его реализации. Следовательно, цель законодательства имеет как бы две органически взаимосвязан­ ные стадии своего развития: на первой стадии она намечает, планирует, определяет характер правовага регулирования со­ ответствующих общественных отношений или иных правовых мероприятий;

на второй представляет собой установку на активные действия, направленные на последовательное осу­ ществление этой цели. Отсюда вытекает двуединая задача пра­ вовага прогнозирования: в сфере правотворчества и в сфере правореализации. Синтез прогнозов в этих двух сферах будет наиболее надежным критерием научной обоснованности це­ ли законодательства и его осуществления.

J1рогнозирование в юридической науке это, на наш взгляд, определение комплекса возможных вариантов перспе­ ктивного развития правовой действительности путем исполь Методологи'lеские функt(/111 философш1 права зования широкого диапазона специальных методов, обеспе­ чивающих научную обоснованность и достаточную точность выдвинутых предложений, моделей, проектов. Отсюда выте­ кает, что горизонт прогнозирования в юридической науке чрезвычайно широк;

он может и должен охватывать как прак­ тически прикладные вопросы правового развития (например, прогноз состояния преступности по определенной категории дел в таком-то регионе в предстоящем году), так и глобаль­ ные, фундаментальные, крупномасштабные проблемы буду­ щего изменения правовой системы в перспективе (например, прогноз развития правовой системы, планирование законо­ дательной деятельности на длительную перспектину и т. д.).

При этом, разумеется, как практически прикладные, так и фундаментальные прогнозы должны быть тесно соподчине­ ны между собой, увязаны;

и тоЛько в этом случае они будут социально и юридически ценными.

Если попытаться конкретизировать направления правово­ го прогнозирования, то их можно обозначить следующим комплексом основных проблем:

какие общественные отношения (или их стороны) пред­ полагается в будущем подвергнуть правовому регулированию, т. е. в каком направлении будет развиваться действуюшее за­ конодательство;

в какой последовательности должно и будет развиваться действующее законодательство, т. е. каков план законопроект­ ных работ;

каковы пути дальнейшего совершенствования действующе­ го законодательства (научная обоснованность правового ре­ гулирования, перспективы инкорпорации и кодификации за­ конодательства, повышение уровня законодательной техники и т. д.);

каковы перспективы демократизации законодательной де­ ятельности вообще и законодательной процедуры в шстности;

какова будет роль правовой системы в различных сферах общественной жизнедеятельности (в повышении уровня управления, в укреплении законности, в правовам информи­ ровании населения и т. д.);

какова будет эффективность действия отдельных норм, ин­ ститутов и отраслей законодательства в зависимости от пред Цель 11 средство полагаемых изменений в экономической, политической, со­ циальной и культурной жизни общества;

каковы будут последствия (результаты) реализации право­ вых установлений как в разрезе общей динамики общест вен­ ного развития, так и в разрезе группового и индивидуально­ го сознания, действия и поведения;

какова вероятность изменения, в количественном и каче­ ственном отношениях, характеристики преступности, право­ нарушений, антиобщественных явлений и процессов как в масштабе страны в целом, так и в отдельных ее регионах;

каковы будут наиболее действенные меры по борьбе с пре­ ступностью и причинами, ее пороЖдающими;

каковы общесоциальные и специально юридические пу­ ти дальнейшего укрепления законности и упрочения режи­ ма правопорядка в стране.

Эти проблемы правового прогнозирования могут быть, ко­ нечно же, дополнены, конкретизированы, развиты. Очевид­ но, однако, что их решение окажется тем более успешным, чем в большей степени оно будет научно обоснованным. На­ учность прогнозируемых тенденций в сфере правовой жизни позволит так воздействовать на соответствующие условия, сре­ ду и факторы, чтобы они наилучшим образом способствова-· ли дальнейшему совершенствованию законодательства, укреп­ лению законности, упрочению правопорядка в стране.

Прогнозы должны основываться только на объективных за­ кономерностях общественного развития, на естественных, не­ обходимых и существенных связях и отношениях развиваю­ щейся правовой действительности (с учетом, разумеется, случайных факторов). Нельзя прогнозировать, тем более в правовой сфере, рассчитывая лишь на случайное стечение об­ стоятельств, поскольку оно может и не наступить. Вместе с тем при исследовании будущего необходимо считаться со все­ ми возможными, в том числе и случайными, факторами и их комбинациями. Лишь изучив действительное состояние пра­ вовых явлений и процессов в настоящем, можно предсказать неизбежность того или иного направления их развития в бу­ дущем. След~ вательно, знание объективной внутренней ло­ гики процесса Движения законодательства есть тот необходи­ мый фундамент, на основе которого оказывается возможным Методологи'tеские фуню(ll/1 философии права предусмотреть закономерные последствия его действия в грядущей перспективе.

Существенное значение для методологии проп-юзирования развития законодательства имеют, по крайней мере, два наи­ более важных момента.

Во-первых, к процессу прогнозирования развития право­ вой действительности следует подходить не то.1ько с точки зрения внутренних тенденций закономерного движения пра­ вовых явлений, но и со стороны тех внешних факторов, ко­ торые будут или смогут оказывать воздействие как на процесс превращения правовой возможности в действительность, так и на результат этого превращения. Глубокая зависимость за­ конодательства от той социальной среды, в которой оно раз­ вивается, требует прогнозирования и изменения самой этой среды. Только в этом случае может быть обеспечена досто­ верность соответствующих правовых прогнозов.

Во-вторых, правовая действительность порождает не одну, а множество возможностей для ее развития. В этих условиях прогнозирование развития законодательства должно не толь­ ко выявить спектр возможностей и вероятность их превра­ щения в действительность, но и избрать именно ту возмож­ ность, реализация которой окажется наиболее' действенной с точки зрения социальной эффективности предстоящего пра­ вового регулирования обшественных отношений. Ценность правового прогнозирования состоит в однозначном ответе на вопрос, какую из правовых возможностей следует избрать для преврашения в действительность правовой жизни.

Правовое арогнозирование конкретизируется в практике законодательного планирования. В этой связи следует оста­ новиться на соотношении правоного прогнозирования и плана законодательной деятельности.

Если правовая цель является отражением определенной,.

правовой возможности и установкой преврашения этой цели в действительность, то план законодательной деятельности представляет собой конкретную программу этого превраще­ ния. В законодательном плане определяются этапы, последо­ вательность, темпы, сроки, средства реализации прогноза, вы­ раженного в правовой цели. Тем самым законодательный план учитывает обшественные возможности, сушествующие сред Цель 11 средство ства и наличные силы, на основе которых устанавливает кон­ кретные показатели и их взаимную связь. Следовательно, пра­ воная цель не только пронизывает содержание законодатель­ ного плана, но и конкретизируется им. В законодательном плане прогностическая цель локализуется в пространствеино­ временном отношении;

вместе с тем она получает четкую оп­ ределенность, ориентацию на осуществимость!. Если, далее, правовое прогнозирование есть прежде всего результат тео­ ретического поиска и исследования возможных путей изме­ нения соответствующего объекта, то законодательный план является фиксацией желаемого движения к правовой цели.

Следовательно, правовой прогноз представляет собой ту на­ учно-информационную основу, из которой выводятся право­ ная цель и законодательный план. Реализация же правовой цели и законодательного плана в порядке обратной связи яв­ ляется критерием правильиости правовага прогноза.

Все высказанные методологические соображения имеют практическое значение. Поэтому необходимо подробно рас­ смотреть важное для юридической науки соотношение тео­ ретического (методологического) и практического в сфере права, законодательства и законности.

1 Зависимость плана от цели, - пишет Т. А. Казакевич, - не исключа­ ет и его относител ьной самостоятельности, прояnляюш е йся прежде всего:

в активности плана, в его обр атном воздействии на цель;

в том, что 2) 1) план более конкретен и подвижен. чем цель ;

в том, '!ТО могут быть раз­ 3) ЛИ'Iные варианты планов для достижения одной и той же цел и, а также ряд посл едоватеЛьных промежуточных, поэтаnных пл а нов, о х ватывающих в своей совокупности весь процесс реализации цели • (Каз акевич Т. А. Це­ лесообразность и цель в общественном развитии. Л., С.

1969. 68).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.