авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

тех средств, которые совместно с фактативной формой глагола выражают некоторый набор видовых значений, а также перечислением тех значений, которые данные конструкции могут иметь, согласно нашим материалам.

4.3.2.1. Фактативная конструкция Фактативная конструкция строится по схеме “S – pron(EXI) – (DO) – V(FCT)”.

Термин «фактатив» принадлежит В. Велмерсу, который даёт это имя комбинации перфектива и дуратива. В. Велмерс [Welmers 1973] говорит о том, что в некоторых языках макросемьи Нигер-Конго различаются два типа глаголов – активные и стативные. При этом одна и та же конструкция используется для отсылки к настоящему времени, если в ней употреблён стативный глагол, и к прошлому, если в ней употреблён активный глагол. Этим объясняется и наименование, данное значению такой конструкции: она «выражает наиболее естественный факт по отношению к данному глаголу: в случае употребления в ней активного глагола это то, что ситуация наблюдалась или имела место, а в случае употребления стативного глагола это то, что ситуация имеет место в данный момент времени21» [Welmers 1973: 346-347].

Фактативная конструкция языка кла-дан не подвергалась пока серьёзному целенаправленному изучению, однако на данный момент можно сказать, что она устроена очень сходным образом с хорошо изученной фактативной конструкцией «...the construction expresses the most obvious fact about the verb in question, which in the case of active verbs is that the action was observed or took place, but for stative verbs is that the situation obtains at present».

языка дан-гуэта. Согласно В.Ф. Выдрину, категория фактатива в языке дан-гуэта похожа на категорию, описанную В. Вельмерсом лишь в том отношении, что «занимает в аспекто-темпоральной системе центральное место и находится в сильной зависимости от лексической семантики глагола» [Выдрин 2009б: 108].

Однако фактатив в дан-гуэта имеет следующие специфические особенности:

а) нейтральным значением фактативной конструкции оказывается хабитуалис;

б) помимо хабитуалиса, фактатив может выражать такие значения, как контрфактив, результатив, пердуратив, перфект, перфектив, таксис одновременности;

в) один и тот же глагол может выражать в составе фактативной конструкции более одного аспектуального значения;

аспектуальная интерпретация фактативной конструкции зависит от нескольких факторов, среди которых: лексическая семантика глагола, «наличие обстоятельств, включение/невключение в состав сложного предложения;

лексикализация» [Выдрин 2009б: 108].

Естественно ожидать, что сходным образом устроена семантика фактативной конструкции и в языке кла-дан. Это означает, что она представляет собой явление, достаточно далёкое от того, которое было описано Вельмерсом для некоторых нигеро-конголезских языков. В настоящей работе мы ограничимся перечислением тех значений, которые, согласно нашим материалам, может иметь фактативная конструкция.

Фактатив в языке кла-дан может передавать значения, иногда логически противоположные друг другу, которые при этом могут выражаться другими конструкциями, гораздо более узкими по набору своих значений и создающими, таким образом, конкуренцию фактативу в той или иной семантической зоне.

Перечислим эти значения и проиллюстрируем их примерами:

А. Перфектив:

(а) пунктив (мгновенная, точечная ситуация):

(TMAQ 140) (103) y yaale g l y k ltr 1sg.EXI приходить.FCT вчера двор PP 3sg.EXI быть.FCT письмо pl y k два сажать PP ‘Когда я пришёл вчера домой, он писал два письма’.

В данном примере пунктивное значение выражается фактативной конструкцикией первой клаузы, имперфектная22 конструкция второй клаузы описывает фоновое действие.

(б) комплетив (достижение естественного предела некоторого процесса):

(TMAQ 99) [Q: Сколько времени потребовалось твоему брату, чтобы закончить письмо? R:] (104) y ltr w y ll d Имперфектная конструкция строится по схеме «S – pron(EXI) – k – V”. На данный момент не принято однозначного решения по описанию синтаксического устройства этой конструкции, поэтому, несмотря на то, что она включает местоимение экзистенциальной серии, она не стала предметом описания в настоящей работе.

3sg.EXI письмо голос сажать.FCT час один ‘Он написал письмо за один час’.

(в) лимитатив (длительная ситуация, ограниченная с двух сторон временными рамками):

(105) y d z ll d 3sg.EXI кашель убивать.FCT час один ‘Он кашлял в течение часа’.

Б. Имперфектив (а) Дуратив (срединная фаза состояния):

(TMAQ 117) [В разговоре о воде озера, которое находится вне поля зрения и говорящего и слушающего:] (106) l y w d tuaa 1sg.EXI старший брат 3sg.EXI 3sg.NSBJ дело знать.FCT сейчас l yi y s d CONJ вода 3sg.EXI холодный сегодня ‘Мой старший брат знает сейчас, что вода сегодня холодная’.

(б) Итератив и его разновидности:

1) Итератив:

(TMAQ 40) [Q: Знаете ли вы моего брата? R:] (Да,) (107) y y lu k 1sg.EXI 3sg.NSBJ видеть.FCT день REL PL PP ‘Я его часто вижу’.

Фреквентативное значение привносится в данное предложение обстоятельством, выраженным послеложной группой y n k ‘часто’.

2) Хабитуалис, в том числе узитатив, квалитатив, капацитив:

а) узитатив:

(108) yi ka ku l (l a) k 1sg.EXI вода пересекать.FCT лодка FOC.3sg.EXI PP ‘Я переправляюсь через реку на лодке’.

б) квалитатив:

(TMAQ 71) [Говорящий сообщает о своих привычках:] (109) wl li aa pe p 1sg.EXI вставать.FCT утро PP рано ‘Я встаю рано утром’.

в) капацитив:

(110) kll y 1sg.EXI ложка ломать.FCT ‘Я могу сломать ложку/Я умею ломать ложки’.

(в) генерическое значение, значение «вечных истин»:

(TMAQ 73) [Q: Какие звуки издают кошки? R:] (111) ya lu w ii y кошка PL 3pl.EXI мяукать.FCT ‘Кошки мяукают’.

4.3.2.2. Ретроспективная конструкция Ретроспективная конструкция образуется по схеме “S – pron(EXI) – k23 – (DO) – V(FCT)”. Как и фактативная конструкция, от которой она образована, ретроспективная конструкция имеет очень противоречивый набор, казалось бы, несовместимых значений. Первые три из них являются характерными значениями показателей ретроспективного сдвига, функцией которых в различных языках мира является «не локализовать ситуацию на оси времени, а изменить уже существующую локализацию», сдвигая её «по оси времени назад» [Плунгян 1998:107]. Это позволяет нам на данном этапе, до момента проведения более детального исследования данной конструкции и возможности употребления данного показателя в других видо-временных конструкциях языка, считать k показателем ретроспективного сдвига, а конструкцию, в которой он употребялется, называть ретроспективной конструкцией.

Перечислим значения, которые может выражать ретроспективная конструкция, согласно нашим материалам, иллюстрируя их примерами:

1) отдалённое прошлое («ситуация имела место в отдалённый момент в прошлом» [Плунгян 2001]):

(112) lee y k l s k 1sg.NSBJ мать 3sg.JNT быть.JNT ребёнок маленький с la y k d lk g 1sg.NSBJ бабушка 3sg.EXI RETR 3sg.NSBJ класть.FCT школа в ‘Когда моя мама была маленькой, моя бабушка привела её в школу’.

2) прекращённое прошлое («ситуация имела место в некоторый момент в прошлом, но потом перестала иметь место» [Плунгян 2001]):

(113) le k gl y d k k раньше CONJ война 3sg.NEG.PFV начинаться ещё 1sg.ecxl RETR lue ee k k aa li aa d жизнь хороший делать.FCT но 1sg.NEG.IPFV завтра POSS знать ‘До того, как началась война, мы жили хорошо, а теперь я не уверен в завтрашнем дне’.

3) аннулированный результат («результат ситуации перестал иметь место»

[Плунгян 2001]):

(114) y k w yaa 3sg.EXI RETR выходить.FCT на свет ‘Он выходил (но вернулся)’.

(TMAQ 61) [В комнате холодно. Окно закрыто. Q:] Согласный показателя ретроспективного сдвига озвончается после местоимения 1 ед. (см.

примеры (116), (117)) (115) k fltr li -p-?

2sg.EXI RETR окно открывать-Q ‘Ты открывал окно?’ 4) экспериенциалис («сочетание перфектива и значения «описываемое действие имеет место, хотя бы однажды (но, может быть, и больше раз), в жизни субъекта, т.е. субъект имеет опыт совершения этого действия» [Идиатов 2003, 292-293]):

(116) g z y d k 1sg.EXI RETR барабан убивать.FCT день один с ‘Однажды я играл на барабане’.

5) акциональный перфект (действие, «в том или ином отношении актуальное для последующего временного плана и рассматриваемое с точки зрения этого плана» [Маслов 2004, 54]):

(117) [Разговаривают в комнате;

тот, кто спрашивает, молоко ещё не видел.

– ‘Где деньги?’] – g ll l 1sg.EXI RETR молоко покупать.FCT ‘Я купил молока’.

4.3.2.3. Конструкция будущего времени Конструкция будущего времени образуется по схеме “S – pron(EXI)– (DO) – V(FCT) – la”. На всём множестве контекстов, имеющихся в нашем распоряжении, эта конструкция конкурирует с другой конструкцией будущего времени, эволюционировавшей в таковую из видовой проспективной конструкции.

Проспективная конструкция строится по схеме “S – pron(PROSP) – (DO) – V”.

После каждого из следующих примеров на возможные значения конструкции будущего времени с субъектным местоимением экзистенциальной серии приводится синонимичное предложение с проспективной конструкцией, где позиция субъектного местоимения занята местоимением проспективной серии.

1) предиктив (“утверждение о том, что описываемое положение дел будет реализовано в некоторый момент в будущем” [Dahl et al. 1992, 30]):

(FTRQ 101) [A: У меня болит голова. B: Возьми это лекарство.] (118) y y y la 3sg.EXI 2sg.POSS болезнь заканчивать.FCT FUT ‘Оно тебе поможет’ (букв. ‘оно закончит твою болезнь’).

=y y y 2) проспектив (действие неизбежно произойдёт в будущем, о чём, как правило, свидетельствуют некоторые предпосылки, имеющиеся в момент речи [Идиатов 2003, 271]):

(FTRQ44) [Мой брат устал.] (119) y y z la p ypi 3sg.EXI сон бить.FCT FUT рано вечер ‘Он заснёт рано (сегодня) вечером’.

=y y z p y pi 3) интенционалис (действие, которого желает участник ситуации и для осуществления которого он предпринимает усилия [Плунгян 2003:1, 316-317]):

(FTRQ 54) [Q: Твой брат намеревается остаться здесь? R:] (Нет,) (120) y k s la By ku z 3sg.EXI дом брать.FCT FUT Абиджан год.LOC за ‘В следующем году он будет жить в Абиджане’.

=y k s Bi i ya ku z 4) будущее расписания, или “time-table future” по [Dahl et al. 1992] (заранее установленное будущее;

будущее, предусмотренное графиком [Dahl et al. 1992, 31]):

(FTRQ 90) (121) tr y l la idi i k поезд 3sg.EXI отправляться.FCT FUT полдень PP ‘(По расписанию) поезд отправляется в полдень’.

=tr y l idi i k 4.4. «Сопряжённый статус»

4.4.1. Образование сопряжённой формы глагола Будем называть форму глагола, в составе которой выражается граммема «сопряжённый статус», сопряжённой формой глагола. Для образования сопряжённой формы глагола используются несколько типов чередований, распределение которых обусловлено фонологически, либо – в редких случаях – задано лексически. Сначала рассмотрим чередования, обусловленные фонологически, т.е. дополнительно распределённые в зависимости от сегментной и супрасегментной структуры глагола, к которому они применяются: это чередования (1) УВ, В, НН и (2) УНУН соответственно, применяемые к тональному контуру последней (чаще всего – единственной) стопы глагола.

Посредством этих чередований образуются сопряжённые формы практически всех глаголов языка, за исключением тех, набор и характер форм которых задаётся лексически и о которых речь пойдёт ниже: b ‘гнить’ b, ‘высыхать’, ku ‘резать’ ku;

w ‘разбивать’ w;

l ‘рожать’ l, tr ‘чернеть’ tr;

g ‘проходить’ g, kp ‘стряпать’ kp, s ‘плавить’ s;

l ‘выжимать’ l, ‘искать’, gb ‘тащить’ gb.

Глаголы, тональный контур которых является модулированным падающим, т.

е. Н-УН или Н-Н-УН, могут образовывать сопряжённые формы также посредством чередований (3) Н-УНУН-УН и (4) Н-Н-УНУН-УН-УН соответственно, так что сопряжённые формы глаголов с вышеуказанным тональным контуром имеют по две взаимозаменяемых формы: / ‘искать’, gbgb/gb ‘тащить’. Глаголов, имеющих другие типы падающих тональных контуров, например, В-УН или УВ-УВ-УН, в наших материалах не оказалось.

В нашем распоряжении имеется всего два глагола с тональным контуром Н-Н – tr ‘чернеть’ и g ‘проходить’, которые, однако различаются по набору сопряжённых форм. Первый из них имеет стандартную сопряжённую форму, образованную посредством чередования (1): tr tr, второй – помимо стандартно образованной формы, имеет также форму, образованную посредством чередования НУН: gg/g. Можно заметить, что эти два глагола имеют разную сегментную структуру с точки зрения вокалического наполнения: один из них (tr ‘чернеть’) имеет две идентичные гласные, другой (g ‘проходить’) – две разнородные гласные. Не имея в распоряжении других глаголов с такой же тональной структурой, мы можем предположить, что именно это различие является причиной того, что тональный контур второго из них может подвергаться чередованию НУН. Мы выбираем такой способ описания, при котором применение данного чередования будет, коль скоро это оказывается возможным, задано фонологически, т.е. сегментной структурой глагола, а не лексически.

При образовании форм двустопных глаголов – одноморфемных и двуморфемных – чередованию подвергается, как уже было сказано, тональный контур последней, или второй стопы. Проиллюстрируем это примерами: kpse ‘портить’ kpse, dl ‘останавливаться’ dl, yl ‘садиться, сидеть’ yl, wl ‘ложиться;

лежать, спать;

класть’ wl, g -fuaa ‘быть опустошённым’ g -f, le-k ‘начинать’ le-k, le- ‘проглатывать’ le.

Некоторое количество глаголов образуют сопряжённые формы (или некоторые из сопряжённых форм) посредством чередований, заданных лексически. Глагол l ‘плодоносить’ имеет две сопряжённые формы: одна из них (l) образована посредством чередования (1), другая (l) – посредством нестандартного чередования НУН, заданного лексически, поскольку, в отличие от одной из сопряжённых форм глагола g ‘проходить’, в данном случае нестандартная форма не может получить никакого фонологического обоснования.

Два глагола y ‘давить (ногами), раздвигать (руками)’ и kuaa ‘скрести, обтёсывать’, в отличие от остальных глаголов с тональной структурой (Н-)Н-УН, не имеют сопряжённых форм, образованных посредством чередований (3) и (4):

yy, kuaakuaa.

Ещё одним глаголом с нестандартной парадигмой является глагол kaaya ‘терять сон’, в котором граммемы «фактатив» и «сопряжённый статус»

выражаются одинаковым набором из четырёх чередований:

kaayakaaya/kaaya/kaaya/kaaya – либо мены тона не происходит, либо происходит мена тонального контура второй стопы на последовательности ультранизких тонов, либо происходит мена тональных контуров обеих стоп на последовательности ультранизких тонов. При четвёртом варианте чередования kaayakaaya мене подвергаются тональные контуры обеих стоп, но по-разному:

УВ-УНН-УН;

УВ-УВН-Н.

Сопряжённые глагольные формы выступают в так называемых сопряжённых конструкциях – конструкциях, имеющих синтаксически зависимый статус.

Существуют три типа сопряжённой конструкции: фактативная “S – pron(JNT) – (DO) – V(JNT)”, ретроспективная “S – pron(JNT) – k – (DO) – V(JNT)” и имперфективная “S – pron(JNT) – (DO) – V(JNT) – k”.

4.4.2. Конструкции с субъектным местоимением сопряжённой серии Сопряжённая конструкция используется «для выражения связи данной предикации с предшествующим (а иногда и с последующим) контекстом» [Выдрин рук. а]. Такая конструкция используется, в частности, в нарративном контексте и в релятивной клаузе. Местоимённая позиция занята местоимением особой субъектной серии II, отличной от субъектной экзистенциальной серии I и называемой сопряжённой:

Таблица Единственное число Дв.ч. Множественное число лицо 1 2 3 инкл. 1 экс. 1 инкл. 2 I экзистенциальная / y k k k w w / y/ k k k II сопряжённая Местоимения этой серии, исключая местоимение 3 ед., характеризутся тем же сегментным составом, что и местоимения экзистенциальной серии. Однако в то время как для серии I характерен низкий тон для местоимений-локуторов и ультра низкий для местоимений-нелокуторов, в сопряжённой серии тональное противопоставление локуторов и нелокуторов нейтрализуется – все местоимения имеют высокий тональный контур. Сопряжённое местоимение 3 ед. имеет два варианта, различающиеся своей сегментной базой. На данном этапе исследования можно предположить, что является факультативным комбинаторным вариантом y: вариант без консонантного начала встречается только в неначальной позиции в предложении, однако, возможно, позиция в предложении является не единственным фактором, определяющим распределение этих вариантов. Так, для языка дан-бло местоимения 3 ед. соответствующей серии y и распределены следующим образом: форма без начального сонанта «употребляется только в неначальной позиции», она предпочтительнее в контексте, характерном для употребления логофорических местоимений в тех языках, где таковые имеются, тогда как форма с начальным сонантом «более верятна в тех контекстах, где её антецедент фокализован» [Эрман 2002, 171].

4.4.2.1. Релятивная клауза Говоря о релятивной клаузе, мы будем использовать определение, данное в работе [Andrews 2004: 1]: релятивная клауза – это зависимая клауза, которая ограничивает референцию именной группы ролью её референта в ситуации, описываемой в этой зависимой клаузе.25 В языке кла-дан, как и в других южных языках манде, существуют несколько стратегий релятивизации – релятивизация Термин принадлежит Трубецкому, который понимает под факультативным комбинаторным вариантом позиционный вариант, находящийся в соответствующей позиции в отношении свободного варьирования с основным вариантом [Трубецкой 1960, 55-56].

A relative clause (RC) is a subordinate clause which delimits the reference of an NP by specifying the role of the referent of that NP in the situation described by the RC.

генитивного типа, или левосторонняя релятивизация, и релятивизация с внутренней вершиной. Левосторонняя стратегия в языке кла-дан практически не изучена и не является предметом настоящего исследования, поэтому мы ограничимся лишь общей её характеристикой, для того чтобы показать принципиальное отличие этой стратегии от стратегии релятивизации с внутренней вершиной, и проиллюстрируем её использование несколькими примерами.

Левосторонняя релятивизация устроена по модели субстантивного определения в генетивной синтагме: это стратегия с внешней вершиной, слева от релятивизуемого имени помещается зависимая клауза, вершиной которой является бессуфиксное отглагольное имя. Лексический тональный контур вершины релятивизации меняется или не меняется на ультранизкий тон/последовательность ультранизких тонов в зависимости от её тонального класса. (122) [gi aa ] l y a s k маниока есть любовь.REF 3sg.EXI 1sg.POSS лошадь гнать.FCT ‘Моя лошадь любит (есть) маниоку’.

Посредством левосторонней релятивизации происходит продуктивное образование номинаций, в том числе и для заимствованных реалий: s w p (p) ‘швейная машина’ (букв. одежда-шить-вещь.REF), s zu s (s) ‘хозяйственное мыло’ (букв. одежда-мыть-мыло.REF), f (f) s s l ‘место, где добывают глину для изготовления горшков’ (букв. горшок-глина-брать-место.REF).

Употребление сопряжённой конструкции связано со стратегией релятивизации с внутренней вершиной. При такой стратегии определяемая именная группа находится внутри релятивной клаузы. Если вслед за А. Эндрюс различать такие элементы релятивной конструкции, как ИГгл – та ИГ, референция которой, согласно определению выше, ограничивается ситуацией, описываемой в релятивной клаузе, и ИГрел - ИГ, выражающая роль референта ИГгл в ситуации, описываемой зависимой клаузой, то релятивные конструкции с внутренней вершиной могут быть охарактеризованы как такие, где ИГгл и ИГрел совпадают.

В кла-дан элемент главного предложения, соответствующий ИГрел, выражен местоимением 3 лица той серии, которая соответствует его синтаксической функции и/или видо-временному или модальному значению конструкции главной клаузы.

(123) [ k lu w kiaa p] человек REL PL 3pl.JNT правда говорить.JNT 1pl.excl.EXI alu l y 3pl.NSBJ уважение класть.FCT ‘Людей, которые говорят правду, уважают’.

В кла-дан имена существительные делятся на два тональных класса: к первому принадлежат имена, тональный контур которых в генитивной синтагме при тех или иных условиях (предположительно – сдвиге референции) подвергается мене на ультранизкий тон или последовательность ультранизких тонов;

ко второму же тональному классу принадлежат имена, чей лексический тональный контур в соответствующем контексте подвергается нулевому чередованию.

В предложении (123) ИГрел kee lu ‘люди’ занимает позицию подлежащего в зависимой клаузе, в главной клаузе ей соответствует ИГ прямого дополнения, выраженная несубъектным местоимением третьего лица множественного числа alu. (124) [ g li a k lu g -a yaale] w 1sg.JNT RETR речь REL PL слышать.JNT вчера 3pl.NEG.IPFV k ee быть хороший ‘Слова, которые я вчера услышал, были нехорошими’.

В предложении (124), наоборот, ИГрел li a kee lu ‘слова’ является прямым дополнением в зависимой клаузе, а в главном предложении ей соответствует субъектное местоимение третьего лица множественного числа w, являющееся одновременно маркером отрицательной имперфективной конструкции.

Если главная клауза является (неглагольным) эквативным предложением, а ИГрел должно было бы соответствовать её подлежащее, то на поверхностном уровне оно отсутствует:

(125) [k k l k y lku l] 1pl.incl RETR женщина REL видеть.JNT рынок в Za b Зан жена COP ‘Женщина, которую мы видели на рынке, жена Зана’.

За вершиной ИГрел следует детерминатив k;

он маркирует ту именную группу зависимой клаузы, которая подвергается релятивизации. Его статус как детерминатива подтверждается тем, что если именная группа содержит показатель множественного числа, то k предшествует показателю:

(126) [ k lu w dl y] автомобиль REL PL 3pl.JNT останавливаться.JNT здесь alu p s y l 3pl.NSBJ наполнять GER 3sg.EXI существовать.FCT ‘Машины, которые здесь останавливаются, уже наполненные’.

ИГрел может занимать в релятивной клаузе любую синтаксическую позицию:

подлежащего, прямого дополнения, косвенного дополнения, сирконстанта. В предложении (126) ИГрел k lu ‘машины’занимает в зависимом предложении позицию подлежащего, в главном предложении ему соответствует выраженная несубъектным местоимением 3 мн. alu именная группа посессора внутри генетивной синтагмы, вершиной которой является номинализованный глагол p ‘наполнять’. ИГрел в позиции прямого дополнения демонстрирует предложение (125), где, как уже отмечалось выше, именной группе прямого дополнения в зависимом предложении не соответствует никакого элемента в главном предложении. Следующие два примера иллюстрируют способность ИГрел занимать синтаксическую позицию косвенного дополнения и сирконстанта соответственно.

(127) [y z-t w k lu t] w kpd 3sg.JNT думать.JNT дело REL PL на 3pl.EXI плохой ‘Дела, о которых он думает, нехорошие’.

ИГрел w k lu ‘дела’ входит в придаточном относительном в послеложную группу с вершиной t ‘на’, в главном предложении ей соответствует субъектное местоимение 3 мн. экзистенциальной серии, занимающее позицию подлежащего в (неглагольном) квалитативном предложении27.

(128) [ k kuaa ka l k k] 2sg.JNT RETR барабан обтёсывать.JNT мотыга ребёнок REL с le y s 3sg.NSBJ конец 3sg.PRF затупиться ‘Мотыга, которой ты обтёсывал барабан, затупилась’.

В предложении (128) ИГрел ka l k ‘мотыга’, является зависимым послелога k внутри послеложной группы сирконстанта, занимающей постглагольную позицию. Соответствующий ей элемент главной клаузы – группа посессора, выраженная несубъектным местоимением 3 ед. внутри ИГ подлежащего.

В подавляющем большинстве случаев, вне зависимости от того, какую позицию занимает соответствующий ИГрел элемент главной клаузы, придаточное относительное предложение находится в препозиции к главной клаузе и не образует составляющей в структуре главной клаузы. Такие релятивные клаузы, препозитивно примыкающие к главной клаузе, принято называть ‘co-relatives’ [Andrews 2004: 9]. В [Keenan 1985] такие клаузы классифицируются как отдельное от релятивных клауз явление, однако поскольку в кла-дан встречаются также и постпозитивные и вложенные релятивные клаузы, не различающиеся по своей структуре от препозитивных, то мы будем считать корелятивные клаузы одним из типов релятивной клаузы. К аналогичному решению при описании релятивных клауз в хинди приходит и А. Эндрюс.

В наших материалах есть, однако, всего лишь один пример, где зависимая клауза занимает ту позицию, которая соответствует ИГрел в главном предложении, но и в этом случае местоимённая реприза непосредственно после релятивной клаузы необходима.

(129) w y kp [k k lu w 3pl.EXI краска намазывать.FCT дом REL PL 3pl.JNT tr] alu a чернеть.JNT 3pl.NSBJ на ‘Дома, которые чернеют, замазывают’.

Таким образом, оказывается, что не всякое неглагольное предложение (а только, вероятно, эквативное) обходится без подлежащего, если подлежащее кореферентно ИГрел.

В предложении (129) ИГрел k k lu ‘дома’ занимает позицию подлежащего в зависимой клаузе. Сама зависимая клауза, вложенная в главную клаузу, находится в постглагольной позиции внутри послеложной группы с вершиной a ‘на’, непосредственно вслед за релятивной клаузой следует местоимённая реприза в виде несубъектного местоимения 3 мн. alu.

Также в нашем распоряжении имеется несколько примеров, где релятивная клауза постпозитивно примыкает к главной клаузе, не образуя внутри неё какой либо составляющей.

(130) y d laa lu g [aglo k lu 3sg.EXI 3sg.NSBJ давать.FCT баран PL у манго REL PL w b] 3pl.JNT гнить.JNT ‘Она отдаёт баранам сгнившие плоды манго’ (букв. плоды манго, которые сгнили).

В предложении (130) ИГрел aglo k lu ‘(плоды) манго’ выполняет функцию подлежащего в зависимой клаузе, в главной же клаузе ей соответствует именная группа прямого дополнения, выраженная несубъектным местоимением 3 ед..

В наших материалах в релятивной клаузе используются следующие виды конструкций: сопряжённая фактативная, сопряжённая ретроспективная, сопряжённая имперфективная, а также перфектная и плюсквамперфектная.

Последние две встречаются в наших материалах крайне редко, однако возможность их употребления в релятивной клаузе свидетельствует о том, что функция сопряжённых конструкций более узкая, чем маркирование зависимого синтаксического статуса клаузы. Все три сопряжённые серии являются сопряжёнными вариантами только тех (глагольных) конструкций, где позиция субъектного местоимения занята местоимением экзистенциальной серии, – фактативной, ретроспективной, имперфективной. Основные значения этих сопряжённых конструкций, встречающиеся в наших материалах, входят в число значений, свойственных соответствующим им несопряжённым конструкциям.

Так, в число значений фактативной сопряжённой конструкции входят хабитуалис (131) и дуратив (132):

(131) [ k y s] y l pl человек.REF REL 3sg.JNT рано вставать.JNT 3sg.EXI работа много k y g делать.FCT день в ‘Тот, кто рано встаёт, делает за день много работы’.

(132) [ k y lk a gi g ] человек REL 3sg.JNT боль чувствовать.JNT 3sg.NSBJ нога в y b a y ta s 3sg.NEG.IPFV мочь 3sg.OPT хождение брать ‘Человек, чувствующий боль в ногах, не может ходить’.

Также в наших материалах есть по одному-два примера, в которых сопряжённая фактативная конструкция имеет такие значения, как предшествование некоторому событию, результат которого сохраняется на момент речи (133), результатив (129) и прогрессив (134), которые для несопряжённой фактативной конструкции в наших материалах пока зафиксированы не были;

последние два из них, однако, входят в число значений фактативной конструкции в диалекте дан гуэта:

(133) [y aa k wl tli t] y 3sg.JNT рис REL класть.JNT стол на 3sg.PRF k становиться холодный ‘Рис, который она поставила на стол, остыл’.

(134) [ k lu w k] fa yaalu (yaa alu) g человек REL PL 3pl.JNT худеть.JNT сила 3sg.NEG.IPFV. в 3pl.NSBJ ‘У людей, которые худеют, нет сил’.

Сопряжённая имперфективная конструкция имеет в наших примерах хабитуальное (135) и дуративное значения (136):

(135) [ k y l k k li aape aa gbe] человек REL 3sg.JNT работа делать.JNT IPFV утро и ночь -УН ( a) d 1sg.EXI-3sg.NSBJ знать.FCT ‘Я знаю человека, который работает днём и ночью’.

(136) [ li a k g -kul k] gba 2sg.JNT секрет REL хранить.JNT IPFV человек весь y (y ) d 3sg.EXI.3sg.NSBJ знать.FCT ‘Все знают секрет, который ты хранишь’.

Ретроспективная сопряжённая конструкция имеет набор значений, все из которых, за исключением плюсквамперфекта, свойственны и несопряжённой ретроспективной конструкции. Перечислим эти значения, иллюстрируя примерами.

1) Временная дистанция (событие имело место вчера или ранее):

(137) [y k l k kp/kp yaale] y 3sg.JNT RETR место REL рыхлить.JNT вчера 3sg.PRF kpaa k v сухой хватать уже ‘Земля, которую он вчера взрыхлил, уже высохла’.

(138) [ d y k d k l 1sg.EXI отец 3sg.JNT RETR бык REL покупать.JNT ku bi e g ] в году прошлый в 1pl.excl.JNT 3sg.NSBJ перерезать горло.JNT ‘Мы перерезали горло быку, которого отец купил в прошлом году’.

2) акциональный перфект:

(139) [y k s k z l a] y 3sg.JNT RETR одежда REL вешать.JNT верёвка на 3sg.PRF kpaa k v сухой хватать уже ‘Одежда, которую она повесила на верёвку, уже высохла’.

3) Плюсквамперфект (предшествование некоторому событию, имевшему место в прошлом (140), в том числе и такому, чей результат актуален и важен на момент речи (141):

(140) [ l y k gi aa k w\w] 3sg.NSBJ дочь 3sg.JNT RETR маниока REL толочь.JNT y (y ) s y t kp k (УН) 3sg.PRF.3sg.NSBJ брать 3sg.PRF то готовить 3sg.NSBJ с ‘Она приготовила кашу «то» из маниоки, которую натолкла её дочь’.

(141) [y k w k le-l lu 3sg.JNT RETR деньги REL передать.JNT 3sg.NSBJ ребёнок PL a p l] y g на деревня в 3sg.PRF теряться ‘Деньги, которые он передал своим детям в деревню, потерялись’.

4) Прекращённое прошлое:

(142) [y k popoli k le-gl ku pl g ] 3sg.JNT RETR мотоцикл REL водить.JNT год много в y kpse 3sg.PRF испортиться ‘Мотоцикл, который он водил несколько лет, сломался’.

Как уже было сказано выше, в релятивной клаузе могут использоваться также перфектная и плюсквамперфектная конструкции. Перфектная конструкция образуется по схеме “S – pron(PRF) – (DO) – V”: позицию субъектного местоимения занимают местоимения перфектной серии, глагол выступает в своей исходной форме, с лексическим тоном.

(143) [v k lu w g] w i lu оса REL PL 3pl.PRF умирать 3pl.NEG.IPFV человек PL s-d z кусать больше ‘Мёртвые осы уже не кусаются’.

Плюсквамперфектная конструкция является полипредикативной и образуется по схеме “S – pron(PRF) – k – [pron(PRF) – (DO) – V]”: в главную клаузу, где позицию субъектного местоимения занимает местоимение перфектной серии, а сказуемым является глагол k ‘быть’, вложена другая клауза, имеющая структуру перфектной конструкции, но не имеющая материально выраженного подлежащего.


(144) [y k y k lu t] aa lu 3sg.PRF быть 3sg.PRF рис REL PL сажать птица PL w gba 3pl.PRF 3sg.NSBJ весь есть ‘Птицы съели весь рис, который он сажал’.

4.4.2.2. Нарративная цепочка Нарративная цепочка используется при перечислении некоторого числа последовательно совершившихся событий. Использование сопряжённой конструкции в нарративном контексте сигнализирует о том, что «временная соотнесённость соответствующей глагольной формы идентична временной соотнесённости той формы, которая предшествует ей в тексте» [Плунгян 2003:2, 30]. В нарративной цепочке, как правило, «первый предикат «полноценно»

маркирован в отношении видо-временных характеристик», благодаря чему временная соотнесённость остальных предикатов может быть вычислена «на основании исходного предиката в цепочке» [Плунгян 2003:2, 30]. Эти обстоятельства и позволяют говорить о конструкции, применяемой в нарративной цепочке, как демонстрирующей сопряжённый статус составляющих её непервых предикаций.

В кла-дан, однако, и в первой предикации нарративной цепочки может употребляться сопряжённая (фактативная) конструкция. В наших материалах, в первой клаузе нарративной цепочки используется одна из трёх следующих конструкций: сопряжённая фактативная (145), ретроспективная (146), перфектная (147), причём последняя используется значительно реже, чем первые две.

(145) y y wl yl s y солнце 3sg.JNT ложиться.JNT CONJ луна 3sg.JNT выходить.JNT ‘Солнце зашло, и вышла луна’.

(146) Za y k yaaki y yl y kiaa Зан 3sg.EXI RETR мысль сажать.FCT CONJ 3sg.JNT правда p говорить.JNT ‘Зан подумал и сказал правду’.

(147) y y kpd yl y b 3SG.PRF сон плохой осуществлять CONJ 3sg.JNT просыпаться.JNT ‘Он увидел плохой сон и проснулся’.

Клаузы связываются между собой союзом yl, который, однако, способен маркировать не только следование событий во времени, либо причинно следственную связь между ними, но и одновременность событий в сложноподчинённых предложениях, где первая клауза имеет имперфективную конструкцию прошедшего времени:

(148) Ml y k ili - k yl y Мари 3sg.EXI быть.FCT думать IPFV CONJ 3sg.JNT 3sg.NSBJ g le-gbl l голова опустить.JNT ‘Мари думала, опустив голову’.

Сопряжённые конструкции используются также в зависимых клаузах и других типов сложноподчинённых и бессоюзных предложений, например, временных (149) и условно-гипотетических (150):

(149) kpl lu w ye k l lu взрослый PL 3pl.JNT разговаривать.JNT IPFV ребёнок PL w lg 3pl.EXI молчать.FCT ‘Когда взрослые разговаривают, дети молчат’.

(150) li w d p d y zia если 2sg.JNT деньги класть вещь.REF один видеть.JNT дорога t l s на 2sg.PROH идти 3sg.NSBJ брать ‘Если увидишь на дороге кошелёк, не бери его’.

4.5. Некоторые проблемы, связанные с глаголами с нестандартной парадигмой В наших материалах есть три глагола, которые ведут себя нерегулярным образом в некоторых из вышеописанных конструкций. Это глаголы k ‘делать’, a k ‘чесаться’ и ii y ‘мяукать’. Описание морфологического поведения этих глаголов представляет большие трудности.

В действительности, имеется две проблемы, связанные с этими глаголами.

Наиболее серьёзная из них связана с глаголами k ‘делать’ и a-k ‘чесаться’.

Согласно нашим материалам, эти глаголы выступают в разных формах в сопряжённых конструкциях внутри различных контекстов, более широких, чем клауза. При исследовании образования сопряжённых форм в языке кла-дан каждый глагол ставился в два типа контекстов – нарративная цепочка и сложноподчинённое предложение с придаточным относительным. Эти два глагола выступают в разных формах в сопряжённых конструкциях одного и того же типа, в зависимости от того, находится ли эта конструкция во второй клаузе нарративной цепочки или в релятивной клаузе. Распределение различных форм этих глаголов представлено в таблице 5.

Таблица лексическая NARR REL форма k ‘делать’ k/k k;

k a-k ‘чесаться’ a-k/a-k a-k Глагол k ‘делать’ имеет в сопряжённой конструкции две формы: k и k. В сопряжённой конструкции внутри нарративного контекста обе формы являются допустимыми и взаимозаменяемыми, в сопряжённой же конструкции релятивной клаузы наблюдается некоторое распределение этих двух форм, о котором будет сказано ниже.

Глагол a-k ‘чесаться’ в сопряжённой конструкции в нарративном контексте может выступать как в форме a-k, образованной посредством чередования (1), так и в форме a-k, образованной посредством чередования (3), подобно «правильным» глаголам (151). В сопряжённой же констукции релятивной клаузы первая из этих форм недопустима (152).

(151) gb y yl i aa yl 3sg.NSBJ собака 3sg.PRF садиться на земле CONJ y a-k/a-k 3sg.JNT 3sg.REFL чесаться.JNT ‘(Вышеупомянутая) собака села на землю и почесалась’.

(152) gb k y a-k (*a-k) tl собака REL 3sg.JNT 3sg.REFL чесаться.JNT сильно gb y a блоха 3sg.EXI 3sg.NSBJ на ‘У собаки, которая сильно чешется, есть блохи’.

Вторая проблема связана с глаголами k ‘делать’ и ii y ‘мяукать’. Как уже говорилось выше, две формы первого из них некоторым образом распределены в сопряжённых конструкциях релятивной клаузы. Согласно нашим данным, форма с низким тоном появляется в имперфективной сопряжённой конструкции (154), тогда как форма с меной лексического тона глагола на ультранизкий используется в фактативной (153) и ретроспективной (155) сопряжённых конструкциях:

(153) k y l k человек REL 3sg.JNT работа делать.JNT li aape aa gbe -УН ( a) d утро CONJ ночь 1sg.EXI-3sg.NSBJ знать.FCT (154) k y l k k человек REL 3sg.JNT работа делать.JNT IPFV li aape aa gbe -УН ( a) d утро CONJ ночь 1sg.EXI-3sg.NSBJ знать.FCT ‘Я знаю человека, который работает днём и ночью’.

(155) k y k l k k человек REL 3sg.JNT RETR работа делать.JNT 2sg.NSBJ с yaale d вчера 1sg.NSBJ знать ‘Я знаю человека, который работал с тобой вчера’.

В наших материалах глагол a-k ‘чесаться’ употреблён в релятивной клаузе в фактативной сопряжённой конструкции (152), и на данном этапе можно сделать предположение, что он ведёт себя так же, как и глагол k ‘делать’, то есть что недопустимость в ней формы a-k обусловлена именно типом конструкции – фактативной сопряжённой конструкцией.

Другой глагол – глагол ii y ‘мяукать’ – проявляет свою нерегулярность, во первых, тем, что в каждой клетке парадигмы имеет от одной до трёх форм. Его парадигма представлена в таблице 6.


Таблица лексическая FCT&RETR FUT NARR REL форма ii y ‘мяукать’ ii y/ii y/ ii y ii y/ii y/ ii y/ii y/ ii y ii y ii y Формы, в которых глагол выступает в сопряжённой конструкции, образованы чередованием (1), применяемым к тональному контуру только второй стопы (ii y), либо к тональным контурам обеих стоп (ii y). Третья форма образуется посредством чередования НУН, применяемого к тональному контуру второй стопы ii y.

Во-вторых, глагол ii y ‘мяукать’ выступает в разных формах в независимых фактативной и ретроспективной конструкциях, с одной стороны, и в конструкции будущего времени, с другой стороны.

В фактативной и ретроспективной конструкциях он может иметь две формы, образованные посредством чередования ХУН, являющегося стандартным средством выражения граммемы «фактатив», однако применяющегося либо к тональному контуру только второй стопы (ii y), либо к тональным контурам обеих стоп (ii y), а также форму, образованную посредством нулевого чередования, применяемого к тональному контуру второй стопы (ii y). В конструкции же будущего времени возможна только эта последняя форма, совпадающая с независимой, а также лексической формой глагола.

Поведение глаголов k ‘делать’ и ii y ‘мяукать’ наталкивает на мысль, что категория «понижение тона» состоит не из трёх, а из пяти граммем: ‘независимый статус’, ‘фактатив’, ‘будущее время’, ‘фактативный сопряжённый статус’, ‘импрефективный сопряжённый статус’. Однако нестандартность поведения только двух глаголов из общего количества примерно двухсот непроизводных глаголов, а также недостаточность материала, касающегося их поведения в этих пяти конструкциях, не позволяют нам пока сделать каких-либо чётких выводов. Эту проблему ещё только предстоит решить.

5. Заключение В настоящей работе была рассмотрена глагольная морфология языка кла-дан, представленная словообразовательными моделями и системой словоизменения, а также явлениями, занимающими промежуточное положение на шкале деривационно-грамматического континуума. Среди морфологических средств, выражающих грамматические значения в языке кла-дан, представлены как сущности, так и операции – редупликация и чередование. При этом если сущности, используемые в качестве морфологических средств в глагольной сфере, являются исключительно сегментными (т.е. представлены цепочками фонем) и служат только для словообразовательных целей, то чередования, используемые в глагольной системе кла-дан, являются преимущественно супрасегментными (т.е.

применяются к супрасегментным сущностям) и функционируют, по большей части, в сфере словоизменения. Редупликация же занимает некоторую срединную позицию, обслуживая как сферу словообразования, так и ту зону шкалы грамматических значений, где оказываются значения, по одним своим признакам тяготеющие к словообразованию, а по другим – к словоизменению.

Данные выводы, однако, могут быть опровергнуты результатами дальнейших исследований в области формального устройства глагольных конструкций. Так, имеется некоторое количество сущностей, статус которых как словоформ vs.

морфем пока неизвестен. Это уже встречавшиеся показатель имперфективной конструкции k, показатель будущего времени la, показатель герундия s. Кроме того, безусловно предметом морфологического описания является оставшийся за рамками настоящего исследования супрасегментный ультранизкотоновый суффикс глагольного инфинитива.

Данная работа также должна послужить основанием для дальнейшего исследования в области грамматической семантики глагольных конструкций, которая включает в качестве основных следующие задачи: установить набор значений каждого типа глагольной конструкции, характеризуя совмещение этих значений с типологической точки зрения и определяя семантические зоны конкуренции конструкций, а также установить акциональные классы глаголов языка.

Список сокращений В – высокий тон NEG.IPFV – имперфективно отрицательная серия местоимений Н – низкий тон NSBJ – не-субъектная серия местоимений УВ – ультравысокий тон PL – показатель множественного числа УН – ультранизкий тон POSS – посессивная серия местоимений, показатель посессивной связи CONJ – союз PRF – перфектная серия местоимений DISTR – показатель дистрибутива PROH – прохибитивная серия местоимений excl – эксклюзивное местоимение PROSP – проспективная серия местоимений EXI – экзистенциальная серия REF – референциальная мена тона местоимений существительного FCT – фактатив REFL – рефлексивная серия местоимений FOC – показатель фокуса REL – релятивный показатель GER – герундий RETR – показатель ретроспективного сдвига IMP – императивная серия sg – единственное число местоимений incl – инклюзивное местоимение TAX – показатель таксиса pl – множественное число vi – непереходный глагол IPFV – показатель имперфектива vt – переходный глагол JNT – сопряжённый статус, сопряжённая серия местоимений Литература Выдрин В.Ф. Методические рекомендации по описанию языка южной группы манде// Южные манде: Лингвистика в африканских ритмах. Материалы петербургской экспедиции в Кот д'Ивуар. К 50-летию Константина Позднякова.

СПб: Европейский Дом, 2002 С. 9-38.

Выдрин В.Ф. Редупликация прилагательных в языках манде // VII Международная конференция по языкам Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии и Западной Африки. Москва, 16-18 сентября 2003. Сборник докладов. Часть 2, М.: ИСАА, МГУ, с. 246-254.

Выдрин В.Ф. Личные местоимения в южных языках манде // ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA. Труды Института лингвистических исследований. Т. 2, Ч.

2. СПб.: Наука, 2006 С. 333-419.

Выдрин В.Ф. Стратегии релятивизации в языках манде (на примере дан-гуэта и бамана) // Африканский сборник – 2007. СПб.: Наука, 2008. С. 320-330.

Выдрин 2008 – Выдрин В.Ф. Метрическая стопа в языках манде // Фонетика и нефонетика. К 70-летию Сандро В. Кодзасова. М: Языки славянских культур, 2008. С. 308-317.

Выдрин 2009а – Выдрин В.Ф. Превербы в языке дан-гуэта // Вопросы языкознания, 2009, № 2. с. 75-84.

Выдрин 2009б – Выдрин В.Ф. Фактатив в языке дан-гуэта // XXV Международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки:

«Восоковедение и Африканистика в диалоге цивилизаций» Санкт-Петербург, 22-24 апреля 2009. Тезисы докладов. СПб.: Восточный факультет СПбГУ, 2009.

с. Выдрин рук. а – Выдрин В.Ф. Восточный якуба (дан-гуэта) // Языки мира.

Рукопись.

Выдрин рук. б – Выдрин В.Ф. Язык дан // Языки мира. Рукопись.

Выдрин рук. в – Выдрин В.Ф. Дан-гуэта-русско-французско-английский словарь.

Рукопись.

Идиатов Д.И. Семантика видо-временных показателей в языке бамана/ Основы африканского языкознания: Глагол/ Под ред. В.А. Виноградова, И.Н.

Топоровой;

Ин-т языкознания. – М.: Вост. лит., 2003.

Кузнецова Н.В. Морфология личных местоимений в языке гуро // Африканский сборник – 2007. СПб.: Наука, 2008. С. 367-409.

Макеева 2007а – Макеева Н.В. Неглагольные предложения в языке кла-дан // Африка: история, экономика и политика, культура: Сборник материалов VI Всероссийской школы молодых африканистов. 24-25 октября 2007. Под ред.

Т.М. Гавристовой. Ярославль: ЯрГУ, 2007.

Макеева 2007б – Макеева Н.В. Фонологическая система кла-дан // Африканский сборник – 2007. Под ред. В.Ф.Выдрина. СПб: Наука, 2008, с. 331-344.

Макеева Н.В. Редупликация прилагательных в языке кла-дан. 2008.

http://mandelang.kunstkamera.ru/index/mandelang/semya_mande/south_mande/dan/ kla_dan/ 14.05.2009.

Макеева рук. – Макеева Н.В. Модификации в языке кла-дан. В.А. Виноградов и др.

(ред.). Исследования по языкам Африки III. М.: Советский писатель, в печати.

Маслов Ю.С. Избранные труды: Аспектология. Общее языкознание/ Сост. и ред.

А.В. Бондарко, Т.А. Майсак, В.А. Плунгян. М.: Языки славянской культуры, 2004.

Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Т. I. Пер с фр. под общ. ред. Н.В. Перцова.

Москва – Вена: Языки русской культуры: Венский славистический альманах, 1997.

Мельчук И.А. Курс общей морфологии. ТТ. III, IV. Пер. с фр. под общ. ред. Н.В.

Перцова и Е.Н. Саввиной. Москва – Вена: Языки русской культуры: Венский славистический альманах, 2000, 2001.

Плунгян В.А. Плюсквамперфект и показатели «ретроспективного сдвига» // Язык.

Африка. Фульбе. Сборник научных статей в честь А.И. Коваль. СПб., М.:

Европейский дом, 1998. с.106-115.

Плунгян 2003а – Плунгян В.А. Общая морфология: Введение в проблематику. М.:

Едиториал УРСС, 2003.

Плунгян 2003б – Плунгян В.А. Африканские глагольные системы: Заметки к типологии // Основы африканского языкознания: Глагол. Под ред. В.А.

Виноградова, И.Н. Топоровой;

М.: Вост. лит., 2003. С.5-40.

Рожанский Ф.И. Редупликация как особый языковой механизм (материалы к типологии). Рукопись.

Татевосов С.Г. Семантика составляющих именной группы: кванторные слова. М.:

ИМЛИ РАН, 2002.

Тестелец Я.Г. Введение в общий синтаксис. М. РГГУ. 2001.

Трубецкой Н.С. Основы фонологии. М., 1960.

Эрман А.В. Субъектные местоимения в дан-блово и модально-аспекто темпоральные значения // Южные манде: Лингвистика в африканских ритмах.

Материалы петербургской экспедиции в Кот д'Ивуар. К 50-летию Константина Позднякова. СПб. Европейский Дом, 2002. С. 154-182.

Храковский В.С. Семантические типы множества ситуаций и их естественная классификация // Типология итеративных конструкций. Л., 1989.

Зализняк А.А., Шмелёв А.Д. Введение в русскую аспектологию. М.: Языки русской культуры, 2000.

Andrews A.D. Relative clauses. Draft. 2004.

http://arts.anu.edu.au/linguistics/People/AveryAndrews/Papers/ 14.05.2009.

Creissels D., Jatta S. La composition verbale en Mandinka // Mandenkan 2, 1981, pp. 31 48.

Cusic D. Verbal plurality and aspect. Ph.D. Dissertation. Stanford: Stanford University, 1981.

Dahl. Tense and aspect systems. Oxford – New York, 1985.

Dahl., de Groot, Tommola H. (eds). Future Time Reference in European Languages. 1.

EUROTIP Working Papers, Series 6, No. 2. Stockholm. 1992.

Dressler W. Studien zur verbalen Pluralitt. Wien: sterreichische Akademie der Wissenschaften, 1968.

Durie M. The grammaticalization of number as a verbal category // Proceedings of the annual meeting, Berkeley Linguistic Society 12, 1986.

Dumestre G. La morphologie verbale en Bambara // Mandenkan 2, 1981, pp. 49-67.

Dumestre G. Le Bambara du Mali: Essais de description linguistique. Paris:

Universit de la Sorbonne nouvelle, 1987.

Lehmann Ch. On the typology of relative clauses // Linguistics, 1986, Vol. 24, №4, pp.

663-680.

Kastenholz R. Mande languages and linguistics. Series: African Linguistic Bibliographies 4 (ed. by. F. Rottland & R. Vossen). Hamburg: Helmut Buske Verlag, 1988, 274 p.

Keita B. Les prverbes du dialonk // Mandenkan 17, 1989, pp. 69-80.

Kuznetsova N. Le statut fonctionnel du pied phonologique en gouro // Mandenkan 43, 2007, pp. 13-45.

Kuznetsova N. Morphology and syntax of pronouns in Guro (preliminary remarks).

Доклад на 2 Международной конференции по языкам манде, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН (Кунсткамера) Восточный факультет СПбГУ, 15-17 сентября 2008 г.

Kuznetsova O. Les constructions relatives dans la langue guro // Langues et linguistique mand : 2e Colloque international, St Petersbourg (Russie), 15-17 septembre 2008.

Communications et rsums. Edit par Valentin Vydrin. St Petersbourg, 2008.

Makeeva N. Morphologie des pronoms personnels en kla-dan. In: Mande languages and linguistics. 2nd International Conference, St. Petersburg (Russia), September 15-17, 2008. Abstracts and Papers. V.Vydrin (ed.). St. Petersburg, 2008, pp. 104-112.

Perekhvalskaya E. Les propositions relatives en mwan // Mandenkan 43, 2007, pp. 47-59.

Platiel S. La formation des verbes en San // Mandenkan 2, 1981, pp. 69-83.

Prost A. Les langues mand-sud du groupe mana-busa. Dakar: Mmoires de l'Institut franais de l'Afrique Noire, 1953, 182 p.

Vydrin V. On the problem of the Proto-Mande homeland // Вопросы языкового родства – Journal of Language Relationship 1, 2009, pp. 107-142.

Vydrine V. Bibliographie de la linguistique mand sovitique (annote). Mandenkan 19, 1990, pp. 83-105.

Wood, Esther J. 2007. The semantic typology of pluractionality. Ph.D. diss. Berkeley:

University of California.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.