авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 25 |

«Григорий Петрович Климов Красная Каббала От автора Мои книги являются анализом того, что называется Богом и дьяволом. В ...»

-- [ Страница 17 ] --

Несмотря на то, со свойственной всем помешанным непоследовательностью, Лазаретти вскоре отправился в Рим, чтобы повергнуть к подножию Св. Престола свою с и м в о л и ч е с к у ю п е ч а ть и ж е з л, а в е р н у в ш и с ь в Монтелабро, начал осуждать уже и самую католическую церковь, назы вая ее л авкой, а все д ухо в е н ство атеистами и торгаш ам и, только эксплуатирую щ им и религиозные чувства своей паствы.

Вместе с тем он проповедовал необходи м ость реформы в религии и, называя себя новым Христом, властелином и судиею, убеждал своих последователей отречься от суеты мира сего, а в доказательство этого отречения требовал, чтобы они воздерживались от пищи и сношений с женщинами, даже если они женаты, и отказались бы от собранной верую щ им и довольно значительной суммы денег, более 100 тысяч лир, которая должна была оставаться без всякого употребления, спрятанною в вазе, - идея чисто безумная!

Впрочем, часть этих денег получила потом особое н азначение: в о ж ид ани и какого-то великого чуда Лазаретти заказал для своих избранников знамена и одежды с изображением зверей, виденных им во время галлюцинаций, одежды самого странного покроя, - в том числе одна, особенно богатая, предназначалась для него са м ого ;

для о с т а л ь н ы х ж е п о с л е д о в а те л е й бы ли приготовлены только нагрудники с вышитым на них крестом и двумя буквами С, из которых одна - вверх ногами: Э+ С. Знак этот служил эмблемою основанного им общества.

В августе 1878 года, когда народа собралось более о б ы к н о в е н н о г о, Л а з а р е т т и п о т р е б о в а л от св о и х последователей, чтобы они провели три дня и три ночи в посте и молитве, причем произносил проповеди, то общие для всех верующих, то частные для одних только приближенных, которые подразделялись на несколько орденов, носивших различные названия - отшельников духовных, кающихся и пр.

Затем в течение трех дней - 14,15 и 16 августа п р о и схо д и л а так н азы в аем ая и сп ов ед ь прощ ен ия (соп Геззю п е 6\ а т е п ё а ), а 17-го на б а ш н е бы ло водружено большое знамя с девизом: «Республика есть царство Божие». После этого пророк стал у подножия креста, нарочно воздвигнутого по этому случаю, собрал вокруг себя всех близких и заставил их поклясться ему в верности и послушании.

При этом один из братьев всячески старался уговорить Л азаретти отказаться от задуманного им опасного предприятия. Но все было тщетно. Когда ему указывали на возможность встретить войска на пути, он отвечал: «Завтра же я покажу вам чудо в доказательство того, что я послан самим Богом в образе Христа, владыки и судии;

следовательно, меня не могут убить - всякая сила и власть земная должна преклониться перед моей силой: достаточно одного движения моего жезла, чтобы уничтожить всех, осмелившихся сопротивляться мне».

На чье-то замечание, что правительство рассеет сборище силою, он возразил: «Я руками отброшу пули, я сделаю безвредным для себя и для моих последователей к а ж д о е о р у ж и е, о б р а щ е н н о е п р о т и в ни х, д а ж е королевские карабинеры превратятся в мой почетный караул».

Все более и более увлекаясь своей фантастической зад ачей, Л а за р е тти, не скр ы вавш и й д е л а е м ы х им приготовлений даже от папского делегата, обещал было ем у о тм ен и ть п р о ц е сси ю, но потом изм енил свое решение и написал, по-видимому, с полным убеждением:

«Я не мог исполнить данного вам обещания, потому что приказание свыш е, от самого Бога, заставило меня действовать иначе». А неверующим или отказывающимся исполнять его требования он грозил небесными громами.

В таком-то настроении повел Лазаретти утром ав густа то л п у св о и х п р и в е р ж е н ц е в по д о р о ге из М о н т е л а б р о в А р ч и д о с с о. На нем б ы л а н а д е т а королевская мантия красного цвета, вышитая золотом, голову украшала корона в виде тиары, с пучком перьев наверху, а в руках он держал свой жезл.

Х о т я и м е н е е б о г а т ы е, но о т л и ч а в ш и е с я разнообразием цветов и причудливостью покроя одежды его приближ енны х соответствовали степени, какую занимал каждый из них в обществе Священной лиги;

простые же члены его были в своем обычном платье, и только описанные выше символические знаки на груди отличали их от толпы. Сем еро из важ нейш их лиц б р а тс тв а несл и с т о л ь к о ж е зн а м е н с н а д п и сь ю :

«Республика есть царство Божие». При этом все пели сочиненный Лазаретти гимн, каждая строфа которого оканчивалась припевом: «Вечная Республика» и пр.

В Италии, вероятно, всем известно, что случилось потом.

Лазаретти, еще так недавно объявлявш ий себя королем из королей, потомком царя Давида, держащим в своей власти всех в л а д ы к зе м н ы х и со в е р ш е н н о неуязвимым, упал, сраженный чьей-то рукою, - может быть, самого же делегата, столько раз бывшего у него в гостях, или же только по его приказанию. Рассказывают, что, поглощенный своей последней уже иллюзией, он, падая, воскликнул: «Мы победили!» Процессия эта была устроена не только бессмы сленно, но даж е как бы н ар очн о с целью д о к а за ть ее н е о су щ е с тв и м о сть.

С ледствие, начатое потом против последователей Л а з а р е т т и, в п о л н е д о к а з а л о, что с о з д а н н о е им вероучение было плодом галлюцинаций.

Г. Ночито соверш енно справедливо говорит по этому поводу: «В тот день, когда был вскрыт ящик, где хранилось имущество пророка, и, вместо ожидаемых в е щ е с т в е н н ы х д о к а з а т е л ь с т в е го п р е с т у п н о й деятельности, оттуда вынули изображ ение Божией Матери и рядом с нею портрет Д авида в военном мундире, умиленно беседующего со Св. Духом;

когда из этого ящика, точно из Ноева ковчега, стали появляться н ео б ы кн овен н ы е ж и вотн ы е, со зд ан н ы е ф антазией пророка для украшения его знамен - орлы, змеи, голуби, крылатые лошади, быки, львы, гидры, - а затем оттуда же вы нули св я щ е н н и ч е ск и е од еж д ы, кор ол евски е мантии, венки из оливковых ветвей и терновые венцы, в тот же день, когда после долгих, тщательных обысков в квартирах и в карманах панталон лазареттистов полиция ничего не нашла у них, кроме распятия да четок, и, наконец, в особенности в тот день, когда публика получила в о зм о ж н о сть л ю б о ва ться тою стр анною обувью, какую носили последователи святого Давида, и папскими туфлями, которые надевал сам „пророк" и в которых он едва мог двигаться, - в этот день никто уже не сомневался, что правительство приняло мономаньяка за опасного бунтовщика».

Пунктом помешательства Лазаретти послужил тот член символа веры, где говорится о воскресшем Христе, «сидящем одесную Отца и паки грядущем судити живых и мертвых».

Так как этот обещанный судия долго не являлся, то Лазаретти вообразил себя в его роли и во всем старался подражать Христу: у него тоже были свои 12 апостолов и среди них апостол Петр, носивший на груди пару ключей, искусно вы р е за н н ы х из картона;

он точно так же постился и терпел всякие лишения, находясь во время суровой зимы на острове Монтекристо, где вел с Богом беседу, сопровождавшуюся раскатом грома, блеском м олнии и з е м л е тр я с е н и е м. И исус Х р и ст о с созвал учеников на тайную вечерю в день Пасхи, - и Лазаретти пригласил своих последователей на Троицу 15 января 1870 года, причем сказал им: «Так угодно было тому, кто руководит всеми моими поступками. Знайте, что теперь это составляет величайшее таинство;

вспомните, что вы находитесь теперь в том месте, которое Бог избрал для своего жилища. Скоро, скоро настанет время, когда им енн о зд есь б уд ут во зд ви гн уты в о схи ти те л ь н ы е памятники в честь его пресвятого имени, чтобы служить эмблемой божественного величия».

В сущ ности, он не установил за этой трапезой никакого таинства;

но, для того чтобы во всем походить на Иисуса Христа, Лазаретти утвердил таинство своего изобретения - исповедь прощения - довольно, впрочем, сходную с устной.

Но этого мало: ему захотелось также иметь свое преображение, сопровож даемое землетрясением, он предсказал, что это событие должно совершиться августа 1878 года.

Когда врач колебался сделать операцию сы ну Лазаретти, у которого была каменная болезнь, этот последний взял нож и сам вырезал камень. Ребенок умер;

отец же его продолжал твердить, нимало не смущаясь: «Сын Давидов не может умереть».

При медицинском исследовании трупа Лазаретти на теле его оказался знак - изображение креста внутри опрокинутой тиары. Спрошенные по этому поводу братья пророка объяснили, что он велел сделать во Франции золотую печать, которую называл императорской, и, обмакнув ее в кипящее масло, оттиснул ею знаки на теле, сначала себе, а потом жене своей и детям.

Таким способом бедный пророк хотел доказать с п о л н о й о ч е в и д н о с т ь ю не т о л ь к о с в о е в ы с о к о е происхождение, но также и знатность членов своей семьи, так как, по его словам, он был прямой потомок императора Константина, хотя, конечно, доказал этим лишь свое безумие, потому что именно у помешанных мы замечаем склонность выражать свои нелепые бредни символами и различными изображениями.

Однако Лазаретти не ограничивался одним лишь сознанием, что в жилах его течет царская кровь: ему хотелось еще и властвовать над целым миром, хотя под конец он уже настолько сузил свои требования, что готов был у д о в о л ь с т в о в а т ь с я п е р е д а ч е й св о и х прав какому-нибудь принцу. В одном из своих манифестов «К христианским государям» - он сделал следующее в о зз в а н и е : «Я о б р а щ а ю с ь б е з р а з л и ч н о ко всем христианским государям, католикам, схизматикам и еретикам, лишь бы они были крещеные.

Не беда, если они не облечены властью и не управляю т народам и, только бы в их ж илах текла царская кровь. Я призываю их всех, и первый же, кто явится ко мне - если ему будет не менее 20 и не более 50 лет и если при этом у него не окажется никаких физических недостатков, - будет царствовать вместо меня».

Курьезнее всего то, что покойный граф Шамбор серьезно отнесся к этому приглашению и отправил к Лазаретти своего уполномоченного. Чем окончились совещания короля из дома умалишенных с королем из археологического музея - неизвестно.

«Мне нужен союзник-христианин, - говорится далее в манифесте. - Я решился теперь ускорить свое великое предприятие, и если они (христианские государи) не я в я т с я ко м не в т е ч е н и е т р е х л е т со в р е м е н и опубликования этой программы, то я покину Европу и отправлюсь в среду неверных, чтобы достигнуть при их помощи того, чего я не мог сделать, находясь между верующими.

Но горе, горе то гд а всем вам, х р и с т и а н с к и е государи! Вы будете наказаны семью головами великого антихриста, которые появятся из недр Европы, и в особенности одним ю нош ей, которы й после моего удаления придет из северных стран к центру Франции и будет выдавать себя за Того, кто Я сам».

Отсюда-то явилась у Лазаретти \6ее Яхе, что он царь царей. Когда городской голова Арчидоссо не хотел исполнять его приказаний, он сказал ему: «Я - монарх из монархов. Я ношу на своих плечах государей целого мира. Сколько у вас ни есть карабинеров и солдат, они все принадлежат мне, находятся в моей власти, и у вас не хватит веревок, чтобы связать меня». То же самое он говорил и другим лицам, особенно когда произносил п р о п о в е д и, что бы ло п о д т в е р ж д е н о м н о ж е ств о м свидетельских показаний.

Т ак, н а п р и м е р, св и д е те л ь Р осси, б ы вш и й на проповеди 17 августа, слышал, как Лазаретти называл себя королем королей, Христом, судией, которому будет подчинен даже король Италии. Он же говорил, что Папа не должен более жить в Риме и что ему найдут другую резиденцию. Далее свидетель Мецетти показал, что Давид непременно хотел устроить процессию 18 августа и говорил: «С чего вы взяли, что нас арестуют? Разве это в о з м о ж н о, ч тобы п о д д а н н ы е а р е с т о в а л и св о е го монарха?» То же показали и другие лица.

Что же касается эмблематического знака Э -г С, которому Лазаретти придавал огромное значение, то он олицетворял, по-видимому, идею о двух Христах, одном сыне Иосифа из Назареи и другом - сыне Иосифа Лазаретти из Арчидоссо. Но зато является совершенно непонятным, какое соотношение могло существовать между Иисусом Христом, императором Константином, псалмопевцем Давидом и самим Лазаретти.

О б ъ я сн е н и е это го ф акта сл е д у е т и скать в противоречиях и нелепых представлениях, свойственных мономаньякам, которые не останавливаются ни перед чем, лишь бы доказать истинность своей главной идеи, д р уги м и сл о в а м и, гл а в н о го п ун кта сво его п о м е ш а т е л ь с т в а, - и о б н а р у ж и в а ю т при э то м зам ечательн ое ум ение принять даж е внеш ний вид изображаемого ими лица.

Мне припомнилось, что в Павии была одна больная, считавшая себя членом семьи Наполеонов: она очень искусно подражала им в костюме, манерах, разговоре и пр. и в то же время называла себя дочерью Марии Луизы и Виктора Эммануила.

Вообще, у Лазаретти масса противоречий;

сначала он видел в Папе освободителя Италии, но потом, когда был отлучен им от церкви, стал назы вать папство и д о л о п о к л о н н и ч е ств о м ;

он готов был ум е р е ть за католическую апостольскую религию и в то же время отрицал устную исповедь - один из главных ее догматов;

считая себя сыном Давида, назывался также и сыном императора Константина и пр.

Однако в правительственных сферах сумасшествие Лазаретти отрицалось самым решительным образом. На суде в Сиене королевский прокурор выражал в своей речи такого рода соображения, нисколько, впрочем, не разъяснившие дела. «Возможно ли допустить, - говорил он, - чтобы процессия была устроена с целью посещения святых мест, когда для этого требовалось пройти мили? Мыслимо ли подобное путешествие с толпою, где было так много детей? На какие же средства стали бы жить члены этой процессии, когда мы знаем, что уже августа у них не было ни гроша? Затем, как допустить существование другой нелепой идеи - путешествия в Рим для того, чтобы в ы тр е б о ва ть у П ер в о св я щ е н н и ка Моисеев жезл, отнятый Львом XIII у Давида Лазаретти?»

Отвечать на все эти вопросы можно лишь тем, что хотя у сумасшедших и бывают иногда проблески гениальности, но в их у м е в с е -т а к и п р е о б л а д а ю т а б с у р д ы и противоречия.

Так, одним из необходимых средств господствовать над миром Лазаретти считал свой жезл, делившийся на частей - эмблемы четырех евангелистов и его самого.

Вот почему он устроил процессию, чтобы снова овладеть этим жезлом, который конфисковали у него в Риме.

Для понимания душ евного состояния подобных безумцев необходимо стать на их точку зрения, надо освоиться с этим б о лезнен ны м, по больш ей части лишенным логики мышлением, где самые ничтожные вещи получают громадное значение, а самые крупные, напротив, кажутся ничтожными, если только они идут вразрез с желаниями помешанного субъекта.

Во всяком сл уч а е, как ни бы ла н елепа цель путешествия, стремление министерства внутренних дел (РиЬИ со) н а й ти в этом д е й с т в и и клю ч ко в с е м у необъяснимому оказывалось еще нелепее.

Поводом к обвинению Лазаретти в мошенничестве послужили написанные им на имя неизвестных, ничего не имеющих лиц векселя, которыми он не думал, да и не м о г в о с п о л ь з о в а т ь с я, но к о т о р ы е с и л ь н о компрометировали его. Здесь опять является вопрос, для какой цели это было сделано, - и снова приходится отвечать, что именно бесцельность, бесполезность п р о ти в о за к о н н ы х д е й ств и й и со с та в л я е т о тл и чи е помешанного от настоящего преступника.

Ещ е б о л ее н е о сн о в а те л ь н ы бы ли о б в и н е н и я Лазаретти в том, что он выманивал у членов своего общества деньги и брал их себе. «У сумасбродов не бывает доходов», - говорит ломбардская пословица, и действительно, Лазаретти ничего не нажил от своих проповедей и пророчеств, кроме гонений да насмерть сразившей его пули. Жену и детей он оставил без всяких средств, ж изнь вел самую скромную, изнурял себя покаянием, лиш ениям и всякого рода и сам первый подавал своим последователям пример соблю дения четырех постов в продолжение года. Большую часть времени он проводил в монастырях и пещерах, например на о с т р о в е М о н т е к р и с т о и л и с р е д и м р а ч н ы х вулкани чески х скал М онтелабро, а получаем ы е от француза дю Ваша деньги тратил на постройку церкви и нелепой башни, представлявшейся его расстроенному воображению каким-то священным ковчегом, эмблемой нового союза между народами.

Но всего очевиднее выражалось умопомешательство Лазаретти в его сочинениях.

В о -п е р в ы х, п о т о м у, что все они н а п о л н е н ы описаниями зрительны х и слуховы х галлю цинаций, нередко изложенных с такой живостью, что даже самая богатая фантазия человека, находящегося в здравом уме, не могла бы создать ничего подобного.

Так, в сочинении «1_ойа соп 0\о» он говорит: «Точно удар грома разразился надо мною и ослепил меня, в с л е д с т в и е чего я упал на зе м л ю как м е р тв ы й.

Множество голосов раздались посреди грохота и треска, и я услышал слова: Повелевай, повелевай, повелевай!

Больше я ничего не мог понять. Вновь послышался грозный голос Бога, говоривший мне»...

На п е р в о й ж е с т р а н и ц е п р е д и с л о в и я к его « Р е с к р и п т а м » с к а з а н о : «Я б е з м о л в с т в о в а л в продолжение 20 лет... но настало время, когда я должен был заговорить согласно повелению свыше. Мне было приказано поучать народы, и я поучал, и впредь буду поучать. Если народы не поверят моему учению, мне останется только повторять сказанное. Если они сочтут мое учение ложным, я не поверю, чтоб мои слова могли быть лживыми. Если они заподозрят меня в притворстве, пусть разберут мое поведение». (Буквально то же самое высказывал и Савонарола.) А вот и еще отрывок в том же роде: «Я слышал громовой потрясающий голос Бога, и с горных вершин в долину проникал такой грохот, что мне казалось, будто они сталкиваются между собою».

П р е д с к а з а н и я в ы р а ж а л и с ь им с п о л н е й ш е й самоуверенностью и даже иногда в стихотворной форме, например:

О, вы, монархи и цари Европы, Настанет день, когда рука Господня В отмщенье вам на головы падет И сокрушит гордыню вашу, И вас самих повергнет в прах.

Во-вторых, хаотическая беспорядочность, туманные, напыщенные выражения, неправильный слог и масса противоречий, составляющие характерную особенность произведений Лазаретти, в которых лишь крайне редко попадаются худож ественно написанные страницы, с полной очевидностью свидетельствуют, что в создании этих произведений совсем не участвовал гений, всегда более или менее ровный в своем творчестве, и что они вызваны болезненным психическим состоянием мозга.

П о э т о м у Л а з а р е т т и бы л с о в е р ш е н н о п рав с психиатрической точки зрения, когда на вопрос, каким образом он, не получивший никакого образования, мог написать столько книг? - отвечал: «Бог вдохновлял меня», только вместо «Бог» следовало бы сказать «помешательство».

И действительно, вдохновенны й «пророк»

сознавался, что он сам не понимает некоторых из своих сочинений и что, находясь в спокойном состоянии, не может уловить смысл того, что было написано им во время экстаза.

Следует еще заметить, что священным видениям у Лазаретти почти всегда предш ествовали обмороки, головны е боли, п о л у б е ссо зн а те л ьн о е состо ян и е и лихорадочные пароксизмы, продолжавшиеся по 28 часов, а иногда и по целым месяцам.

Вот как описывает он сам эти припадки: «Мною овладевает дух, происходящ ий не от человека;

он в ы з ы в а е т во м н е м г н о в е н н о е в д о х н о в е н и е, сопровождаемое сильной головной болью, вызывающей у меня сонливость и путаницу в мыслях. Когда я засыпаю, мне представляется видение, и, проснувшись, я сознаю, что оно было чуждо моей природе» (1_оЛ:а соп Эю). На заглавном листе этого сочинения он написал: «Это был экстаз, во время которого я ничего не сознавал (сНе Шйо п гарО;

он продолжался 33 дня».

тн В -тр е ть и х, н е н о р м а л ь н о с т ь у м с т в е н н ы х способностей Лазаретти подтверж дается еще и той неудержимой потребностью проповедовать и писать, к о т о р а я с о в е р ш е н н о не г а р м о н и р о в а л а с е го специальностью - извозчика, едва только грамотного.

В этом случае я повторяю уже сказанное мною по поводу мании писательства у Манжионе и Пассананте, т. е. что если бы какой-нибудь студент или чиновник вздумали сидеть по целым дням за чтением газет или за составлением нелепейших статей по разным вопросам, то в этом не было бы ничего странного, но когда извозчик вдруг обнаруживает особые дарования - не относительно того, как править лошадьми или чего-нибудь в этом роде, но, у д а р и в ш и с ь в с о ч и н и т е л ь с т в о, п р и д у м ы в а е т идеальные формы республиканского правления, за что, пожалуй, не взялся бы даже Мадзини, - то мы имеем п о л н о е пр аво за к л ю ч и т ь, что п о д о б н ы й су б ъ е к т находится гораздо ближе к дому умалишенных, чем к Валгалле.

В -ч е т в е р т ы х, прям ы м д о к а за т е л ь с т в о м су м а сш е ств и я Л а за р е тти сл уж а т ц елы е стран и ц ы горделивого бреда и самовозвеличения. Вот что говорит, например, он, разумея себя самого, в «Манифесте к народам»: «Узнав, что бедный и простой человек выдает себя за Христа и объявляет, что он происходит от племени царя царей, вы, конечно, изумитесь и скажете, что это возмущает человеческую гордость, а между тем это верно: уж е века том у назад собы тие это было предсказано, и во всех книгах говорится о том образце добродетели, который послан в мир».

Горделивое помешательство рассматриваемого нами субъекта уже проявляется, впрочем, и в том, что он пишет к государям, к папе, точно к равным себе или даже низшим, хотя общественное положение его было одно из наиболее скромных.

П о сл е в ы с о к о м е р н о г о о б ъ я с н е н и я со всем и м онархам и и с Папой Д авид прям о о б р ащ а е тся к бывшему королю прусскому, нынешнему императору германскому, укоряет его за коварные замыслы против И та л и и и п р е д с к а з ы в а е т е м у р а з н ы е б е д с т в и я.

Французам он советует прежде всего разбить нечестивую статую Вольтера и сж ечь его сочи нени я, а пепел, оставшийся от них, зарыть как яд, взятый из ада. «На том же самом месте, - продолжает он, - вы воздвигнете статую Искупителя Иисуса Назарянина, держащего под своею пятою Вольтера, изображенного в виде демона, и пусть Искупитель заградит ему рот крестом, который тот хватает зубами и руками. Когда это будет сделано божественный гнев смягчится и невзгоды перестанут терзать народ».

Папе он писал, между прочим, следующее: «Прежде всего я обращаюсь к тебе, преемник Петра, видимый глава Церкви, с целью предупредить тебя, чтобы ты не доверял чужеземному вмешательству. Знай, что под предлогом защиты прав Церкви расставляют сети тебе и всей итальянской нации. Замышляется не что иное, как внести бедствие и разорение среди нас, итальянцев».

Короля Италии Лазаретти третирует еще развязнее.

«При дворе у тебя, - пиш ет он ему, - происходит столпотворение вавилонское, управление твое - тирания, разбойничество, законы и учреждения твои переполнены глупы м и, ер етически м и, нелепы м и и непонятны м и правилами, возмущ аю щ ими нравственное чувство и здравы й смы сл. Говорю тебе, что хуж е не мог бы поступить даже тот, кто вздумал бы открыто идти против всякой н р а в ств е н н о сти. Каким ж е образом намереваешься ты, король мой, спастись от этих дурных людей? Я знаю, они довели тебя до крайнего, ужасного положения! Мне очень неприятно будет видеть твою гибель, которая порадует тех, кто сумел лестью довести тебя до этого. Не знаю, чем помочь тебе, король мой, но вижу тебя в дурных обстоятельствах. Если бы я мог быть возле тебя, то, ради твоих предков, я постарался бы спасти тебя».

Но этого мало. Через несколько страниц Лазаретти начинает фамильярничать даже с самим Богом. «Я желал бы, - гов о р и т он, о б р а щ а я сь к нем у, - чтобы вы (сохранено обращение автора к Богу во множественном числе, не принятое у нас) перестали относиться с таким презрением»... И потом немного ниже прибавляет: «Я согласен исполнить вашу волю, Господь мой, но лишь на том условии (условие с Богом!), чтобы я мог передать другим свою власть и свои громадные владения (у извозчика-то!);

а себе я оставлю бедность, труд» и т. д.

Однако из последующих строк видно, что смирение это было напускное: «Повторяю вам, что я и мои потомки посвящены вам (VI звато сопзасгай), и я, как кровный родственник, хочу быть в зависимости только от своих же кровных;

этого я требую от вас по праву моих предков. На этих условиях я принимаю сделанное вами мне предложение повелевать миром». И действительно, в письме к королю он объявил:

«Мне, ничтожнейшему из людей, вышедшему из народа... Бог обещал всю землю. В доказательство этого он послал мне дар пророчества и светлый ум для того, чтобы исправлять законы и делать открытия в науках и искусствах».

В е л и к и е о т к р ы т и я эти с о с т о я т в с м е ш н ы х т о л к о в а н и я х на п е р в ы е гл а в ы к н и г и Б ы т и я с прибавлением нелепейшей палеонтологии, которая могла прийти в голову разве каком у-нибудь крестьянину, побывавшему в музее. Вот образчик научных познаний пророка: «Сначала было 15 видов крупных животных;

но они все погибли, потому что были слишком велики, - из них 7 жвачных, а 3 амфибии. Строение этих животных было таково, что чешуйчатой шкуры их не могло пробить никакое железо. Были пресмыкающ иеся с ядовитым дыханием, предназначенные для воды, и люди называли их животными смерти и яда!!!» и т. д. все в том же роде.

«В эпоху сооружения Вавилонской башни на земном ш аре п р о и зо ш е л р а зр ы в, в с л е д ст в и е чего се в е р отделился от запада. И северные народы живут еще во мраке и нечистотах» (стр. 105).

Вслед за тем автор п р и бавляет: «Это совсем особенные истины, со времени потопа и до сих пор лишь остававшиеся в памяти людей;

открытие этих истин было предоставлено полноте времен (рвепена с!е1 1етр|).

Человек должен узнать все после снятия этих печатей».

В-пятых, следует еще заметить, что нелепости и противоречия встречаются почти на каждой странице сочинений Лазаретти. Так, например, после того как им было уже сказано, что во время потопа погибли все ж ивотны е, кроме взяты х в ковчег, он прибавляет:

«осталось на земле множество животных».

Д алее, чем, кроме ум опом еш ательства, можно объяснить себе описание разных невозможных животных - быка с 12 и слона с 10 рогами, лошади о 13 ногах и пр., а та кж е гр о м а д н о е зн а ч е н и е, какое он придавал происхождению своего деливш егося на пять частей жезла, которому посвящена почти целая глава сочинения «1_ойа соп 0\о», где без всякого стеснения объясняется, что ж езл за р о д и л ся в н едрах ж ены Л а за ре тти от сношений с его же сыновьями и первыми членами его частей!!!

В -ш е сты х, но если д а ж е и не р а ссм а тр и в а ть внутреннего содержания произведений Лазаретти, то уже одна внеш няя форма их, особенности в слоге, составление новых слов или же употребление их в о с о б о м с м ы с л е и пр. - все это м о ж е т с л у ж и т ь доказательством его психического расстройства. Так знаменитую башню свою он называл «ТигпзёаувсИса», сыновей своих - «Сшпзёа-ую» и пр.

В п р и л о ж е н н о м к со ч и н е н и ю «Ьо^а соп 0\о»

послесловии - нечто вроде списка опечаток - он сам говорит, что слова 1етро (время) и ргоГе!:а (пророк), повторяющиеся бесчисленное множество раз, не следует понимать в общепринятом значении. Повторений у него вообще масса, и не только отдельных слов, но даже целых фраз и в особенности цифр. Так, не говоря уже о том, что он, подобно Пассананте, по 70-80 раз повторяет слова ргоуа1е и пргоуа!е, в «Ьэйа соп О\о» по крайней мере столько же раз употреблена фраза «11ото а те саго 7 ЯдИо с!е1 7 ЯдНо ёеП'иопло» (Дорогой мне человек, 7 сын 7 сына человека), хотя гораздо прощ е было прямо сказать Енох и Авраам.

Еще чаще употребляется слово 1 е тр о время и (цифра) 7;

например, «С неба упадут камни в 7777 весом из одного веса в 7777 на 47 двойных граммов веса». Или:

«Число жертв будет в 1777 времен, заключающих в себе 17 раз 1777». Или: «После моего поднятия на небо прошло время из 3 времен, состоящих из 77 часов для каждого времени».

В заключение нашего диагноза напомним, что хотя в молодости Л азаретти обнаруж ивал склонность к пьянству и кутежам, но потом, после происшедшей с ним перемены, он сделался вы соконравственны м и мог служить образцом святости, что главным образом и было причиною всеобщего уважения к нему. Кроме того, он до самой последней минуты горячо любил своих детей и жену, которой писал самые нежные письма и даже стихи.

М е ж д у тем с у м а с ш е д ш и е, и в о с о б е н н о с т и мономаньяки, лишь в исключительных случаях сохраняют подобную п р и вя зан н о сть к близким после потери рассудка;

но зато у них редко проявляется и та страсть к писательству, какую мы замечаем в маттоидах.

К какой же категории психически больных людей следует причислить Лазаретти?

П о-м оем у, у него была пром еж уточная меж ду м а тт о и д о м и м о н о м а н ь я к о м ф о р м а го р д е л и в о го помешательства, сопровождающегося галлюцинациями.

Приложение 8. О родословной Ленина Новая книга о «тайнах родословной» Ленина Татьяна Колоскова Сотрудники Государственного исторического музея О. Абрамова, Т. Бородулина и Т. Колоскова подготовили книгу «Между правдой и истиной. Об истории спекуляций вокруг родословия В.И. Л енина». Наш ж урнал уже касался этой темы, представив на своих страницах ф рагм енты исследования М. Ш тейна «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима» (№ 2(5), 1998).

В этот раз предлагаем читателям фрагменты из новой книги (глава «Новая книга о „тайнах родословной Ленина"), в которой автор полемизирует с М. Штейном и вводит в научный оборот новые исторические факты.

Г л а в а н а п и с а н а Т.Г. К о л о с к о в о й, к а н д и д а т о м философских наук, заведующей филиалом ГИМа (музей В.И. Ленина).

М. Г. Штейн, испытавший на себе давление сил, которые пытались и до сих пор, по его мнению, пытаются любыми путями скрыть правду о предках Ленина, особо настаивает на том, что «генеалогия - наука точная, подтасовок не терпит». Полностью солидаризируясь с этой позицией, остановимся на отдельны х сю ж етах книги, где автор, на наш взгляд, изменяет заявленному подходу.

Прежде всего, это касается характеристики прадеда В ладим ира Ильича по м атеринской линии, М ойш и Ицковича Бланка. Комплекс документов о нем хранится в настоящ ее время в Архиве П резидента Российской Федерации. Впервые для широкой общественности их п р о ко м м е н ти р о в а л В.В. Ц аплин, у ч а ств о в а в ш и й в изъятии этих документов из архивов Ж итомирской и Хмельницкой областей в 60-х годах.

М. Г. Штейн этих документов не видел и считал, что они были уничтожены. Следуя за В.В. Цаплиным, он, однако, безусловно, принял его негативную оценку личности Мойши Бланка. Для тех, кто незнаком с работой Цаплина, напомним некоторые обстоятельства жизни Бланков в Староконстантинове и Житомире, поскольку он и п р о л и в а ю т с в е т на а т м о с ф е р у, в к о т о р о й формировались личность и убеждения деда Владимира Ильича - А.Д. Бланка.

В начале XIX века мещанин Мойша Бланк был п р и п и са н к с т а р о к о н с т а н т и н о в с к о м у е в р е й с к о м у обществу, занимался, шинкарством - традиционным д е л о м е в р е й с к о г о н а с е л е н и я, ж и в ш е г о в ч е р те оседлости. В его собственном доме находилось питейное заведение, приносящее ему каждую неделю 10 рублей серебром чистого дохода. Кроме того, в Новоград-Волынском уезде (повете) Бланк арендовал землю, засевая ее собственными силами цикорием. Был женат на женщине по имени Марем (Марьям), от брака с которой имел двух сыновей: Абеля и Сруля.

Документы свидетельствуют, что с 1803 года Мойша Ицкович оказался в перманентном конфликте с кагалом.

Так, в 1803 году его обвинили в краже чужого сена, в 1805 году против М.И. Бланка и шурина его, Вигдора Ф роим овича, было возбуж дено уголовное дело по обвинению их в незаконной продаже простой водки вместо фруктовой. Оба дела рассматривались в местном гражданском суде, который признал Бланка в обоих случаях невиновным. Комментируя события, В.В. Цаплин заметил, что «этого оправдательного решения еще недостаточно для того, чтобы считать его идеально честным и безупречным представителем своего сословия даж е с точки зрения господствовавш ей в то время морали».

Само суждение Цаплина, на наш взгляд, вынесено без учета реалий внутренней религиозно-бытовой жизни еврейского общ ества в начале XIX века. Иначе его н асторож и ло бы, что оба иска р ассм атр и ва л и сь в обычном порядке гражданского судопроизводства. Дело в том, что в местностях, присоединенных к России после р а з д е л о в П о л ь ш и, д е л а м и е в р е й с к о го о б щ е с т в а за в е д о в а л ка га л, д е й с т в о в а в ш и й как орган сам о управления евреев. Вместе с тем, кагал ведал финансами общины, раскладкой податей, распоряжался различными статьями доходов, а также был наделен судебными функциями по делам разного характера, возникавшим м е ж д у е в р е я м и. Н е см о тр я на то, что Г о р о д с к о е полож ение 1785 года уравняло евреев в правах с другими гражданами, в том числе ввело норму, чтобы дела между евреями разбирались не в еврейских, а в о б щ и х с у д а х, на п р а к т и к е р а в в и н с к о -к а г а л ь н а я организация сопротивлялась вмешательству нееврейской власти в дела св ое го в н у тр е н н е го бы та. О б ы ч н о заподозренный в краже или продаже негодной водки вызывался в катальный суд, допрашивался и в случае признания вины подвергался наказанию. У кагала, жестко регламентировавшего как общественную, так и частную жизнь евреев, оставались огромные материальные возможности, чтобы наказать ослушников.

Однако в случае с Мойшей Бланком кагал почему-то решил расправиться с ним руками местной (нееврейской) власти.

В 1806 году М. Бланка обвинили в оскорблении катального Штейнберга и в доносе местным властям на то, что некоторые евреи или утаивают, или своевременно не приписывают к ревизии родившихся детей. Согласно еврейской традиции подобные действия рассматривались как тяжкие преступления против кагала. Доносительство государственной власти возбранялось под угрозой херема (проклятия). Подвергшийся херему становился изгоем, его преследование объявлялось богоугодным делом.

«Положение о евреях» 1804 года лишило кагал права прибегать к суровым мерам воздействия на народ, в частности, предавать херему. Видимо, считаясь с этим, кагал решил уничтожить своего врага по-другому. В году 22 ж и те л я С та р о к о н ста н ти н о в а, К рем ен ца и Б е р д и ч е в а о б в и н и л и его в п о д ж о г е г о ро да Староконстантинова. Пожар произошел 29 сентября года. Сгорело значительное количество строений. Бланка арестовали. Уголовное дело, начатое в Новоград-Волынском магистрате, передали в Сенат, где оно и было заслушано 3 июля 1809 года. Коллективный донос не убедил Сенат в виновности Бланка, и его освободили из-под стражи. Однако жить в Староконстантинове стало невозможно, и семья Бланков спешно перебирается в Житомир.

Комм ентируя эти драм атические собы тия, В.В.

Цаплин видит их причину в несносном характере Мойши Ицковича, не сумевшего и не желавш его поладить с к а г а л о м. С п о р у нет, х а р а к т е р у Б л а н к а был действительно «неудобный». Однако в «Деле об убытках, понесенных Староконстантиновским мещанином М.И.

Б л а н к о м по д е л у о п о д ж о г е б у д т о им г о р о д а Староконстантинова» хранятся документы, позволяющие предполож ить, что у этого конф ликта была и иная подоплека.

Выявляя в 1965 году документы о семье Бланков в Государственном архиве Житомирской области, Цаплин получил это дело в день перед отъездом и знакомился с н и м с п е ш н о. В и д и м о, п о э т о м у он п р о п у с т и л содержащееся в деле прошение Мойши Бланка на имя императора от августа 1816 года. Семь лет спустя после своего отъезда из Староконстантинова, где остались дом и все и м ущ е ств о, Б ланк п и ш ет о п р и ч и н ах столь поспешного бегства: «Каким мщением пылали ко мне староконстантиновские евреи, упоенные фанатизмом я к о б ы за р е л и г и ю с в о ю. Он и, с ч и т а в ш и е ме ня отступником от религии потому, что я (своею) сохраняя истинный закон Моисея, отвергал суеверные обряды к истинном религии, не относящ иеся и еще восставал противу буйственны х их о христианской религии и исповедующих оную мнений, преследовали меня с таким остервенением, что ж изнь моя всегда находилась в опасности, и я для сохранения оной должен был оставить собственный свой в городе Староконстантинове дом и искать спасение в губернском городе Житомире. Чтобы б о л е е и м е т ь с п о с о б о в п р е д о х р а н е н и я с е б я от преследования врагов моих и посягания на жизнь мою и нанимал для себя и семейства своего для жительства дом, тогда когда имел свой собственный и не мог в оном жительствовать».

Бланк объяснял причину конфликта с кагалом своим религиозны м инаком ы слием. Возмож но, Цаплин не обратил внимания на этот докум ен т, посчитав его у л о в к о й я б е д н и к а. О д н а к о в т ом ж е д е л е ес т ь свидетельства противной стороны, которая в ходе судебной перепалки, среди прочих грехов, обвиняла Б л а н к а и в т ом, б у д т о он к и ч и л с я, что с л е д у е т «истинному Закону Моисея», в отличие от других, якобы погрязших в предрассудках.

Эти документы позволяют предположить, что одной из причин кон ф л икта Бланка с кагалом бы ло его критическое отношение к внутреннему быту еврейского общества, а попытки возвысить голос протеста повлекли за с о б о й в т е ч е н и е пяти л е т ч е т ы р е с у д е б н ы х разбирательства, целью которых было заставить его замолчать. Интересно, что прошение Бланка на имя императора, написанное в августе 1816 года, не дошло до адресата, перехваченное местной администрацией.

Вскоре произошел инцидент, ставший предметом нового судебного разбирательства, грозившего самому Бланку и его старшему сыну Абелю ссылкой на поселение в Сибирь. 18 ноября 1816 года М. Бланк пришел в дом к сыну, видимо, недавно женивш емуся. Сына дома не было, а его молодая жена Малка Потца стала требовать у свекра обещанную за Абелем в приданое сумму денег.

Началась перебранка. На крик собрались соседи, кто-то ударил Мойшу Ицковича сзади. На вопрос Бланка, кто его уд ар и л, приезж ий ф актор Я н кель Ш и м ан ови ч, остановившийся в доме сына, указал на Абеля. Мойша обратился в городскую полицию с просьбой взять под стражу сына за неповиновение родителю и причинение побоев.

Абель был арестован. Началось следствие. Однако единственный свидетель, спровоцировавший Мойшу на прошение о взятии сына под стражу, исчез из города. ноября М. Бланк подал прошение на имя гражданского губернатора с просьбой освободить сына, пострадавшего из-за наговора, и оставить его прежнее прошение без дальнейшего производства, предав его забвению.

Гр аж д ан ски й губ ер н ато р поручил гор о д ско м у магистрату проверить законность прошений Бланка, а также обратить внимание на поведение отца и сына. декабря был проведен допрос 12 житомирских евреев о поведении Бланков, и они под присягою его одобрили.

Такой же опрос был проведен в Староконстантинове, где Б ланки бы ли за п и са н ы по р е в и зи и. З д е сь ж е староконстантиновских евреев под присягой утверждали, что «с самого начала знания их Мошка Бланка оный Бланк был поведения самого худшего по еврейскому закону подвергал себя неоднократно криминалу, замечен в разных воровских делах и блудодействованию».

Несмотря на положительные отзывы житомирских евреев, городской магистрат Житомира, основываясь на показаниях староконстантиновских евреев, признал Мойшу и Абеля Бланков «неодобренными», постановил в целях «воздерж ания их впредь от худы х поступков отдать их 6-ти ж и то м и р ски м оседлы м и ни в чем неподозрительным жителям о честной их впредь жизни на поруки, а в случае не взятия на таковые, согласно указу 1763 года февраля 10-го числа сослать оных Мойшу и Абеля Бланков в Сибирь на поселение».

За недоказанностью вины Абель был отпущ ен из-под ареста, а Мойше пришлось заплатить пятьдесят рублей ассигнациями за необоснованные прошения и дать подписку, что он впредь не будет затруднять начальство подобными жалобами. Казалось бы, этот эпизод сем ей н ой ж изни Б ланков - ещ е одно свидетельство конфликтного характера Мойши Ицковича.

Однако действия странного свидетеля, оговорившего сына перед отцом, сп р о в о ц и р о в а в ш е го Бланка на обращение в суд и исчезнувшего в момент следствия, даю т основани е предполож ить, что конф ликт был организован.

Действительно, новое судебное разбирательство, последовавш ее вскоре после обращ ения Бланка за поддерж кой к им ператору, дало возм ож ность староконстантиновским евреям скомпрометировать его перед местной властью.

Обращаясь к императору, М. И. Бланк заявлял о своем несогласии с религиозным фанатизмом еврейского общ ества, соп ровож д авш и м ся нетерпим остью к окружающим христианам. Этого было достаточно, чтобы к а г а л ь н о -р а в в и н с к а я о р га н и з а ц и я о б ъ я в и л а его « п р е с т у п н и к о м е в р е й с к о го з а к о н а, п о гр я зш и м в блудодействии».

Конфликт Бланка с кагалом пришелся на первую четверть XIX века, когда русское правительство пыталось провести культурную реформу еврейского общества с целью преодоления его р е л и ги о зн о -н ац и о н ал ьн ой замкнутости. Эти попытки находили поддержку среди наиболее продвинутой части еврейства, понимавшей, что с п ер е хо д ом в р усское п о д д а н ств о в о в л е ч е н и е в общегражданскую жизнь невозможно без культурного сближения с окружающим населением.

Еще в последние десятилетия XVIII века среди польско-литовского еврейства распространились идеи немецкого философа Моисея Мендельсона (1729— 1786), в ы с т у п а в ш е г о за с о ю з е в р е й с к о й т р а д и ц и и и е вр о п ей ско го п р о свещ ен и я. С тор он н и кам и мендельсоновского движения часто выступали богатые е в р е й ск и е куп цы, и м евш и е то р го в ы е сн о ш е н и я с промышленными центрами Западной Европы.

В п ер во е д е с я т и л е т и е XIX века в о тд е л ь н ы х м естностях России в черте оседлости евреев стали сам остоятельно появляться ячейки последователей Мендельсона. Крупнейшим еврейским просветителем первой половины XIX столетия считается Ицхак Бер Л е в и н з о н ( 1 7 8 8 — 1 8 6 0 ), б о л ь ш у ю ч а с т ь ж и з н и проживший в Кременце на Волыни. Он резко критиковал традиционное еврейское образование и призывал евреев изучать светские науки и русский язык.

Взгляды еврейских просветителей - сторонников сближения с русским народом импонировали русскому правительству. Однако, по мнению еврейских историков, правительство само обессилило культурную реформу, не реш ивш ись в первой четверти XIX века упразднить власть кагально-раввинского сою за над еврейским народом.

Официальный раввинат, озабоченный ослаблением своего влияния и продолжавший держать еврейский народ в тисках обрядовы х стеснений, повел борьбу против попыток насаждения светского образования среди евреев. В этой борьбе он нашел себе сторонника в лице «заклятого врага» - хассидизма, появившегося, как известно, на Подолии и привлекшего к себе в конце XIX века зн а ч и те л ьн о е населен ие П одолии, Волы ни и Украины.

Как пишет Ю. Гессен: «Хассиды и их противники были в одинаковой мере заинтересованы в том, чтобы кагал решительно выступил против малейшей попытки насадить п росветительские идеи среди еврейского о б щ е ств а». В этих усл о в и я х лиц, кри ти чески относившихся к внутреннему быту, принуждали молчать.

Тот же Гессен отмечает: «Отдельные личности были со в е р ш е н н о б есси л ьн ы б о р о ться с кагал о м, р асп о л агавш и м м ате р и ал ьн ы м и ср е д ства м и, п р и вл екавш и м нередко на свою сто р о н у м естную ад м инистрац ию, и его власть ф актически не была умалена».

Эти нормы внутреннего быта еврейского общества, как нам представляется, повлияли на судьбу М. Бланка и его сыновей. Предположение о том, что конфликт с кагалом был вызван не только сложным характером Б л а н к а, но и е го с т р е м л е н и е м к с б л и ж е н и ю с христианским окружением, подтверждает и тот факт, что в Житомире Мойша Ицкович довольно мирно уживался с евреями, несмотря на то, что рискнул отдать своих сыновей учиться и общеобразовательное христианское училище. Для подобного шага в то время нужно было иметь достаточно мужества. «Положение о евреях» года предоставило еврейскому населению доступ во все государственные школы.

Однако призыв властей отдать еврейских детей в общ ие с христианами школы вызвал ож есточенное сопротивление кагалов. «Стремление кагалов, - писал Ю.

Гессен, - было направлено к тому, чтобы еврейские дети не обучались не только в казенных школах, но и вообще у учителей-христиан и даже у немецких евреев. Их тревож ило, что наука поколеблет в детях рвение в и с п о л н е н и и т р е б о в а н и й р е л и г и о з н о -о б р я д о в о й традиции». Закон 1804 года не носил принудительного характера, каждая семья самостоятельно должна была решать вопрос о поступлении детей в общую школу. Но, делая свой выбор, родители бросали вызов кагалу.

С 1807 года, когда кагалам бы ло предлож ено высказаться по сути культурной реформы, последние не щадили сил, чтобы задавить саму мысль о необходимости приобщения детей к светской культуре. Понятно, что о см е л и в ш и й с я п р е сту п и ть т р а д и ц и ю, ста н о в и л ся м иш енью для со п л е м е н н и к о в, вы зы вал их гнев и ненависть.

Сыновья Мойши Бланка росли в семье, постоянно конфликтовавшей с кагалом. Обучаясь в житомирском поветовом училище, они близко общались с христианами.

В этих условиях, видимо, у молодых людей оформилось желание преодолеть замкнутый круг еврейского быта, вклю читься в общ егр аж данскую ж изнь российских подданных, поступить на государственную службу. Так случилось, что их путь к намеченной цели прошел через принятие христианства и ассимиляцию, означавш ие разрыв с культурой своего народа.

На склоне лет крестился и сам Мойша Ицкович Бланк. Об этом мы узнаем из его письма к императору Николаю I от 18 сентября 1846 года. Первый публикатор э т о г о п и с ь м а, М.Г. Ш т е й н, о ц е н и л е г о к а к «любопытнейший документ, характеризующий и эпоху, и л и ч н о с ть ав то р а - ч е л о в е к а, кото р ы й стр е м и л ся причинить вред соплеменникам, может быть, даже без непосредственной пользы для себя «.

Чтобы убедиться в справедливости этой оценки, попробуем прочитать письма М. Бланка в контексте эпохи и, в частности, на фоне мер, предпринимавшихся правительством в 40-е годы XIX века для преобразования еврейского быта.

Б л а н к п р е д л а га л ряд п р и н у д и т е л ь н ы х мер к с б л и ж е н и ю е в р е е в с х р и с т и а н а м и, с ч и т а я, что принуждение, примененное во благо заблуждающимся, оправдано. Видимо, такой подход, вполне разделяемый высшими правительственными кругами, объясняет тот факт, что письмо житомирского мешанина выделили из м н о г о ч и с л е н н ы х ж а л о б е в р е е в, к о т о р ы м и, по утверждению современного историка, были завалены власти на протяжении всего царствования Николая I. октября 1846 года, представляя записки крещеного еврея Бланка императору Николаю I, министр внутренних дел Лев Перовский писал: «Предложения Бланка состоят в том, чтобы запретить Евреям ежедневную молитву о пришествии Мессии и повелеть молиться за Государя Императора и весь августейш ий дом Его. Запретить Евреям продавать христианам те съестные припасы, которые не могут быть употребляемы самими Евреями в пищу, как, например, квашеный хлеб во время пасхи и задние части битой скотины, запретить также христианам раб о та ть для Е вреев в су б б о тн и е дни, когда сии последние, по закону своему, работать не могут».

Как сообщ ает М.Г. Штейн, в декабре 1844 гола Комитет для определения мер коренного преобразования евреев в России, опираясь на записку Бланка, принял решение: «сделать через Министерство Внутренних Дел распоряжение о строгом подтверждении и наблюдении, чтобы при Богомолении Евреев непременно совершаемы б ы л и у с т а н о в л е н н ы е м о л и т в ы за Г о с у д а р я и И м п е р а то р ску ю Ф а м и л и ю, п о д в е ргая в и н о в н ы х в неисполнении сего преданию суду по законам».

Комментируя этот факт, Штейн заключает: «Бланк добил ся своего - не только новой м олитвы, но и усиления враждебного отношения николаевского режима к ни в чем неповинным людям... По ненависти к своему народу Д. Бланка можно сравнить, пожалуй, только с другим крещеным евреем - одним из основателей и руководителей Московского Союза русского народа В.А.

Грингмутом».

Столь эмоционально выраженный приговор, на наш взгляд, мало согласуется с историческими реалиями.

В книге Ю. Гессена «История евреев в России», в главе, посвященной законодательству о евреях 40-х г о д о в X IX с т о л е т и я, а в т о р п и с а л : « М ы с л ь о необходимости внести культурное преобразование в еврейский быт упорно держалась в правительственных кругах б л а го д ар я во зд е й ств и ю са м и х евр е ев, тех немногих из них, которые относились критически к жизни в черте оседлости;


одни действовали в этом отношении открыто, другие - тайно;

одни влияли непосредственно на представителей бюрократии;

другие косвенным путем, высказывая свои мысли во всеуслыш анье, находя в еврейской среде адептов, выступавших потом уже от своего имени.

Не все говорили одно и то же о характере средств, с помощью которых следовало осуществить реформу, но нет сомнения, что отдельные евреи сочувствовали, в принципе, систем е репрессивны х мер, полож енной правительством... в основу своей преобразовательной деятельности».

М. Г. Штейн начинает свою последнюю книгу о родословной Ленина с вопроса к его племяннице О.Д.

Ульяновой, упорно признающей лишь русскую, шведскую и немецкую ветви в родословной Ульяновых. Зачем, вопрошает автор, когда фактически уже не действует цензура, когда сняты многие ограничения, заявлять об отказе от своих еврейских предков по линии бабушки М.А. Ульяновой (в девичестве Бланк)?

Н ам п р е д с т а в л я е т с я, что в т а к о й п о з и ц и и единственной прямой наследницы Ульяновых скорее выражен протест против распространенной сегодня практики «использовать родословную В.И. Ленина для его дискредитации. Анализ доступных в настоящее время исслед овател ям д о кум е н то в уб е ж д ае т нас, что по материнской линии на генеалогическом древе В.И.

Ленина есть русская, шведская, немецкая и еврейская ветви. Вместе с тем мы разделяем и точку зрения О.Д.

Ульяновой, что „пока вопрос о предках В.И. Ленина по линии его деда - потомственного дворянина Александра Д м и тр и е в и ч а Б лан ка - тр е б у е т д о п о л н и т е л ь н о го исследования".

«Российский КТО есть КТО» №2 1999 стр. 34— Приложение 9. Какое-то безумие тлело в нём...

Герман Назаров Архивные находки Германа Назарова заставляют усомниться в хронике болезни и последних дней Ленина.

О ф ициально считается, что, хотя кратковрем енны е головокружения и даже отключения сознания случались с В. И. Лениным и раньше, его таинственная болезнь впервые проявилась явственно в Горках 25 мая года.

В этот день после ужина он почувствовал изжогу, а перед сном слабость в правой руке: утром разразилась сильнейшая головная боль, была рвота. Он с трудом объяснялся с окружающими;

не мог читать;

пробовал писать, но сумел вывести только букву «м»;

ослабела правая рука и нога. Через час неприятные ощущения прошли, и врачи приписали их гастриту. Но вечером мая последовал повторный, более сильный удар, и п роф ессор Крем ер впервы е зап о д о зр и л у Л енина мозговое заболевани е, характер которого, однако, представлялся врачам весьма загадочным.

В отличие от обычного атеросклероза, при котором идёт непрерывное прогрессирую щ ее нарастание раз возникших болезненных процессов, у Владимира Ильича после довольно частых ударов наступали улучшения состоян и я с во сста н о в л е н и е м п р о ф е сси о н а л ь н о го интеллекта. Это о б сто я тел ьство застави л о врачей предполож ить, что болезнь Ленина есть следствие сифилитического изменения сосудов мозга. Они решили, ч т о е с л и э т о с и ф и л и с, то е с т ь н а д е ж д а на выздоровление! И хотя исследование глазного дна этой догадки не подтвердило, Ленина на всякий случай стали лечить инъекциями мышьяка.

Сам Владимир Ильич довольно мрачно оценивал своё состояние. Говорят, 30 мая 1922 года он даже пригласил к себе Сталина и просил его принести цианистый калий, чтобы в случае чего покончить с собой.

Но потом он от этой мысли отказался.

Хотя в течение всего лета 1922 года «кондрашка», как говорил сам Владимир Ильич, хватал его время от времени, в целом его состояние постепенно улучшалось, и врачи разрешили ему приступить к работе с 1 октября.

Он с радостью окунулся в работу: председательствовал в Совнаркоме, заседал на пленуме ЦК, в Политбюро и Совете труда и обороны и даже выступил на сессии ВЦИК и на IV к о н г р е с с е К о м и н т е р н а. Н о п р е ж н е й работоспособности у него, по собственному признанию, увы, уже нет.

13 д е к а б р я в Г о р к а х его н а с т и г а е т н о в ы й сильнейший удар, 15 и 16 декабря его состояние резко ухудш ается, и консилиум врачей убеж дает Ленина временно совершенно отказаться от работы. 18 дека бря Политбюро возлагает на Сталина ответственность за собл ю д ен и е реж им а, устан овл е н н ого врачами для Ленина. И вдруг Сталин узнаёт, что, несмотря на запрет, В лади м и р И льич п р о д о л ж а е т вм еш и в аться в политическую жизнь и что Крупская 21 декабря передала какое-то л ен и н ско е письм о Т р о ц ко м у. 22 декабря взбеш енный Иосиф Виссарионович сказал Надежде Константиновне по телефону что-то такое, от чего она, по словам ленинской сестры Марии Ильиничны, «была совершенно не похожа сама на себя, рыдала, каталась по полу и пр.». А в ночь на 23 декабря Ленина разбил паралич правой части тела.

По всей видимости, этот инцидент побудил Сталина собрать лечивших Ленина врачей и 24 декабря 1922 года в присутствии Каменева и Бухарина провести совещание, на котором было принято решение: «Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5-10 минут, но это не должно носить характера переписки и на эти записки Владимир Ильич не долж ен ж дать ответа.

Свидания запрещ аются. Ни друзья, ни домаш ние не д о л ж н ы с о о б щ а т ь В л а д и м и р у И л ь и ч у н и ч е го из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений».

Судя по тексту этого решения, в болезни Ленина политические проблемы играли не меньшую роль, чем медицинские. Действительно, в то самое время, когда соратники разрабатывали процедуру его политической изоляции, сам Владимир Ильич «диктовал» один за другим важнейшие политические документы, в том числе и пресловутое «завещание», в котором он предлагал XII съезду обдумать, как бы половчее сместить Сталина с поста Генерального секретаря. Конец этим таинственным диктовкам положил удар 10 марта 1923 года, после которого Ленин стал настоящим инвалидом: произносил не более десятка слов (» вот-вот», «иди», «вези», «веди», «аля-ля» и почему-то «гут морген «), утратил сп о с о б н о с т ь п и сать, мог п е р е д в и га т ь ся то л ь к о в инвалидной коляске.

21 января 1924 года Ленина настиг последний удар.

У н его з а к л о к о т а л о в гр у д и, в з гл я д стал бессознательным. Временами он глухо стонал, судороги пробегали по телу. Врачи впрыскивали ему камфару, делали искусственное дыхание. Но всё было напрасно.

Он умер в 18,50...

* ж* Как и все, я верил официальной версии вплоть до того момента, пока не натолкнулся в архиве на никогда прежде не публиковавшийся документ. Это было письмо Ленина Дзержинскому. В своей переписке с соратниками Ленин часто использовал гриф «Совершенно секретно».

Не преминул он прибегнуть к нему и на этот раз. Под грифом «Совершенно секретно» он писал:

«Дорогой Феликс!!! Всё, что со мной произошло, как мне кажется, дело рук Сталина и тех, кто с ним. Это ужасно. Меня фактически изолировали от партии и общ ества. Вчера охрана была удвоен а. С ейчас их н асч и ты ваю что-то около ста человек. Мне даж е тропинки отвели, по которым я должен, видите ли, п р о г у л и в а т ь с я. По д р у ги м д о р о ж к а м п р о ст о не положено!!! Как Вам это нравится. Это разве нормальное отношение, когда какой-то жлоб из В.Ч.К., или уж не знаю кто, заявляет, что имеет специальные инструкции:

не разговаривать со мной, не принимать от меня никакой почты, не рассказывать мне ничего и т. п. Это что? Как прикажете это понимать? Я неоднократно за последнее время требовал встречи с Вами, тов. Калининым, Влад.

Бонч-Бруевичем, Каменевым, не говоря уже о тех, кого мне просто хотелось бы увидеть.

Вот уже три месяца ко мне никого не пускают.

Полная изоляция. Отклю чили телеф он. Барышня со станции говорит, что с Москвой нет связи. Какая херня, прости Господи. Я стал намного лучше себя чувствовать.

Мне кажется, что меня отравят или убьют. Убьёт охрана.

Отравят врачи. Что же мне делать? Бежать? Невозможно.

Смотрят за каждым шагом. Говорят, что всё из благих соображений. Я не верю. Я понимаю, что всё скоро кончится. Кто бы знал, не поверил бы. Врачи смотрят на меня и разговаривают со мной, как с умалишённым, как с ребёночком, глупеньким маленьким ребёночком. Это заговор. Это приведёт к диктатуре одной группы в партии над всеми, и кончится всё большой кровью.

Я не понимаю, имею ли я сейчас в правительстве вес, что с моим кабинетом в Кремле? Почему я лишён с в я з и ? Я н и ч е го не п о н и м а ю. Я п е р в о е л и ц о в государстве, меня никто не отстранял от исполнения обязанностей. Моя болезнь просто превратилась в изоляцию. Меня вылечили и изолировали. По-другому это никак не н азовеш ь. Если м ож но п р е д п р и н ять какие-либо меры??? К примеру, перевести меня в первую градскую, в Москву. Я не могу больше жить в лесу.

Я медленно схожу с ума.

Я предчувствую, что со мной хотят что-то сотворить.

Мне никто не верит, все действуют по одной инструкции.

Тех, кто со мной находит общий язык, убирают, и более я не вижу этих прекрасных людей. Куда они делись, к примеру: Шишкин, Лазарев, Апаев. Где они? Живы, или их убрали? (Здесь Ленин делает вставку: «Необходимо провести проверку, выяснить, где на самом деле эти люди. Если их убрали, то это будет основанием того, чтобы привлечь к ответственности Сталина и других». Г.Н.) Мне н е о б хо д и м о со звать П ол и тб ю ро. Я уж е обращался с открытым письмом к товарищам, но Сталин ухмылялся.

Он о б о зв а л Н а д е н ь к у Д Е Г Е Н Е Р А Т К О Й И П Р О С Т И Т У Т К О Й !!!! (П о с л е д н и е два сл ова Л е н и н подчеркнул. - Г.Н.).

Как Вам это нравится! И главное, после требования и зв и н е н и й о тн о ш е н и я м е ж д у нам и стали п р осто невыносимыми. Я превратился в его личного врага. А ведь у него кавказский темперамент.


Ф еликс, Н аденька говорит, что до неё дош ли сведения, что СТАЛИН ПРОИЗНЁС ФРАЗУ, БУДТО БЫ ПЕДЕРАСТАМ В КРЕМЛЕ ПРИШЁЛ КОНЕЦ. КОНЕЧНО ЖЕ, ЭТО БЫЛО ПРОИЗНЕСЕНО БОЛЕЕ ГРУБО И РУГАТЕЛЬНО, НО, КАК Я СДЕЛАЛ ВЫВОДЫ, ЭТО ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЕ ПРЯМО КО МНЕ И МОИМ ТО ВАРИЩ АМ. (Этот абзац Сталин, просматривая это письмо, подчеркнул красным карандашом и написал: «Ильич совсем тронулся» - Г.Н.) Я р асп о л а га ю св е д е н и я м и, что без моего ведом а происходят перестановки. И везде ставит он. Одобряет ЦК. Что же творится в ЦК??? Я читаю газеты, и всё вроде бы нормально, на первый взгляд. Стало быть, пресса в его руках. Это конец. Будь проклят тот день, когда я дал своё согласие на стационарное лечение в Горках. Будь оно всё проклято. Нет ничего отвратительнее этой н а и гр а н н о й и зо л я ц и и. С о тн и д е б и л о в из В.Ч.К., здоровенные такие парни. Мне с ними тяжело говорить.

П остоянно приходится зади р ать голову. Я требую уменьш ить охрану. Зачем такое количество. Можно обойтись и меньшим числом.

Потом, на первом этаже расположились несколько уполномоченных. Чем они занимаются, ума не приложу.

На вопросы не отвечают. Говорят, что приставлены ко мне, чтобы я побыстрее выздоравливал.

Очень прошу, предпримите меры, привезите меня в М оскву. Я хоч у в стол и ц у. Я д авн о не общ ал ся с рабочими коллективами. Я стал отставать от жизни.

Гор ячо о б н и м а ю, твой У л ь я н о в (Л е н и н ).

20.12.1921 г.»

Жж ж С ам ое о ш е л о м л я ю щ е е в этом письм е - дата!

Оказывается, Ленин был изолирован уже в 1921 году, когда широкие массы слыхом не слыхивали ни о какой его болезни! Официальная версия кем-то сдвинута на целый год!

Я стал вним ательно просм атривать ленинские биографические материалы и в воспоминаниях М. И.

Ульяновой нашёл подтверждения тому, что говорилось в письме. Так, сильные головные боли, головокружения и бессонницы начали мучить Владимира Ильича ещё в январе-феврале 1921 года. В конце лета его осмотрел главный врач Боткинской больницы Ф. Готье, нашёл у него небольшое расширение сердца и посоветовал на две н е д е л и п о е х а т ь в Го р ки. И эти « д в е н е д е л ь к и »

действительно растянулись на три месяца - до конца декабря 1921 года! Мы-то считали, что Ленин в Горках отдыхал, а он, оказывается, находился там едва ли не под арестом!

А что же Дзержинский? Как он реагировал на крик ленинской души?

В архивной папке сохранился и «ответ» Феликса Эдм ундовича: на следую щ ий же день он переслал ленинское письмо Сталину с небольшой запиской.

«Строго секретно. Из Горок продолжает поступать корреспонденция от Ленина. По-прежнему в письмах Ильича речь идёт о готовящемся заговоре против него. С одной стороны - м едперсонал, с другой - охрана.

Предлагаемые меры:

1. Посетить Ленина делегацией из десяти человек.

Развеять его мысль о готовящемся заговоре. Нанести т о в а р и щ е с к и й ви зи т. (В о зл е это го п р е д л о ж е н и я Дзержинского Сталин делает пометку: «Можно!» - Г.Н.) 2. Разрешить пользоваться связью. Соединять его с одними и теми же абонентами, которых предварительно заинструктировать. Контролировать звонки.

3. Целесообразно рассмотреть вопрос о переводе Ленина в первую городскую клинику. (Возле этих двух предложений Сталин красным карандашом подчеркнул:

«Нельзя!» - Г.Н.) Пред. В.Ч.К. Дзержинский».

Чуть ниже подписи Д зерж инского последовала резолюция Сталина: «Заменить охрану, сменить поваров!

Всех! И. Сталин. 30.12».

жж* Мы знаем, что п озд нее в связи с врем енны м у л у ч ш е н и е м зд о р о в ь я Л е н и н у дали в о зм о ж н о сть выступить на II съезде партии, проходившем с 27 марта по 2 апреля 1922 года, и выступление это показало, что вождь с трудом поддерживал связную речь. Он даже не смог участвовать в прениях по своему докладу. А апреля Сталин был избран Генеральным секретарём партии.

Из впервые публикуемого у нас письма Ленина Д зерж и н ском у вы текает сенсационны й вы вод, заставляю щ ий коренным образом пересмотреть всю официальную версию. Ведь из него следует: Владимир Ильич прекратил свою деятельность как глава партии и государства в декабре не 1922-го, а 1921 года;

и всё, что официально сообщалось о его дальнейшей жизни, было лишь прикрытием страшной тайны - его многолетней политической изоляции.

жжж Благостную официальную картину последних дней Ленина в Горках, в которой живописуется, как Владимир Ильич учился заново говорить и писать, как он стремился следить за политическими событиями, как устраивал деревенским детям новогоднюю ёлку и заботился об обслуживающем персонале, полностью перечёркивает ещё одно страшное письмо, хранящееся всё в той же архивной папке с грифом «О собой важ ности». Его написал Сталину один из лечащ их врачей Ленина в Горках.

«Товарищу Сталину И.В.

Москва, Кремль.

Строго конфиденциально.

Уважаемый Иосиф Виссарионович!

За последние несколько дней здоровье нашего пациента заставляет проявлять серьёзное беспокойство, и речь идёт не об осложнении общих терапевтических осо б ен н о стей, а о более тр ево ж н о м, о полном расстройстве психики пациента, что, на мой взгляд, никак не связано с ранением и лечением, и изоляцией в том числе.

Пациент стал излишне чудашлив. Это выражается в громком, продолжающемся смехе, который переходит в кашель и рвоту. Причём причины, которые могли бы вызвать этот смех, самые нелепые - кошка, сторож за окном, уборка снега, разговор с поваром на кухне и т. п.

Пациент долго спит. Он просыпается в 14, а иногда в часов. П рим ерно через час после пробуж дения он приходит в чувство. Начинает расспрашивать работников и обслугу, м едперсонал о п р о и схо д ящ и х в стране событиях. Подолгу ищет газеты, журналы, сразу пишет письма в ЦК. За последние две недели им написано более 300 писем, причём пишет он их постоянно, днём, вечером, глубокой ночью и вплоть до 4-5 часов утра. (В этом м е сте, на п о л я х п о м е тк а С та л и н а кр а сн ы м карандаш ом: «300— 150=150 где ещё 150 писем?»;

Сталин продолжал пристально следить за Лениным и «отлавливать» его письма на волю. - Г.Н.) Товарища Баштанова он не устаёт расспрашивать о подробностях, как он, Баштанов, передавал его письма, кому и кто, что говорил, как смотрел, что спрашивал и т. п. Некоторые письма он прячет под матрац, в ш каф ах, в других укромных местах. Т. о. постоянная писанина писем и указаний, употребление в тексте нецензурной брани и т. п., р а с с о в ы в а н и е писем в т а й н и к а х в ы зы в а ю т серьёзные опасения в том, что при нормальной динамике о б щ и х в ы зд о р о в и те л ь н ы х п р о ц ессо в им еет место развитие болезни головного мозга, т. е. психического расстройства.

Пациент совершенно не отдаёт себе отчёта, что гражданская война окончилась, что наступила мирная созидательная жизнь. После того, как коммутатор не стал соединять пациента с Кремлём и внеш ним миром, пациент требует или просит работников и обслугу, медперсонал самим позвонить, подозвать к телефону нужного абонента, а затем часами разговаривает с ним, даёт указания и т. п. Вчера, при таком обмане медсестры Прохоровой Н. Ф., он сумел поговорить с Рыковым.

(Здесь пометка Сталина: «Убрать, заменить». - Г.Н.) Просил его забрать из пансионата, рассказывал о том, что его т р а в я т я д а м и, р т у т н ы м и п а р а м и и т. п.

Действительно, пациент в последнее время ведёт себя плохо. Все лекарства, которые ему выписывают вовнутрь, он пробует на вкус. Фактически не расстаётся с кошкой.

Кладет её в постель, постоянно носит на руках. Часами плачет, с каждым днём срывы учащаются. Если раньше, примерно полгода назад, он плакал 1-2 раза в неделю, то в настоящее время он стал плакать по 1-2 раза в день.

Странным образом ведёт себя и супруга пациента. Она обвиняет медперсонал в заговоре против пациента. Во всём ему подыгрывает.

На о с н о в а н и и и з л о ж е н н о г о п р о ш у в а ш е г о разреш ен и я о создан и и м е д и к о -п си хи а тр и ч е ск о го кон си л и ум а для о св и д е те л ь ств о в а н и я п ациента и выставления медицинского диагноза, поскольку ещё с т о и л о бы р а з п о в т о р и т ь с я, ч т о п р и о б щ е м в ы з д о р о в л е н и и т е р а п е в т и ч е с к о г о х а р а к т е р а за последние несколько месяцев у пациента развивается, если не п р о гр е сси р у е т п си хи ч е ска я б о л е зн ь, для диагностирования которой необходимы специальные познания в области психиатрии. (Возле этого абзаца пометка Сталина: «Разреш аю !» - Г.Н.) К примеру, пациент на протяжении нескольких суток отказывается чистить зубы. Он считает, что в зубном порошке яд, который проявится после выпитого чая или кофе. Изо рта пациента исходит жуткий неприятный запах. На во п р о с врачей о п р о и сх о ж д е н и и за п аха п а ц и е н т отвечает, что специально не будет чистить зубы, чтобы сбивать с ног контру и заговорщиков, которым он будет дышать в лицо.

Пациент убивает время в постоянной писанине, которую затем распихивает по тайникам. Его письма сотрудники и медперсонал находят в самых неприличных местах. Я прямо-таки устал изымать эти конверты с бесчисленными указаниями. После пробуждения пациент, как правило, старается попасть к телефону. Когда ему о твечаю т, что с М осквой нет связи, он впадает в истерику. Т. о. он испортил 4-й телефонный аппарат.

После истерики, как правило, безмолвствует, это длится на протяжении часа, полутора. Затем ещё несколько часов ходит по дому, гуляет мало.

Ест плохо. Много пьёт воды и постоянно ходит в уборную, через каждые 20-40 минут. По дому мочится.

Лечащий врач: (подпись неразборчива) Горки, дня 16 XII 1923 года».

*** Так вот она, самая страшная и наиболее тщательно скрываемая тайна - Ленин сошёл с ума!

Но когда это произошло? В декабре 1923 года? Или летом 1921-го? Как мог политик Сталин установить этот медицинский факт раньше профессиональных врачей?

жжж Когда в конце 1917 года известный революционер Г.

Соломон (Исецкий) впервые встретил Ленина, в семью которого он был вхож ещё с дореволюционных лет, он был поражен произош едш ей во Владимире Ильиче переменой.

- Помните: того Ленина, которого вы знали десять лет назад, больше не существует, - говорил Владимир Ильич. - Он умер давно, с вами говорит новый Ленин... Я б у д у б е с п о щ а д е н ко в с е м у, ч т о п а х н е т контрреволюцией!.. И против контрреволюционеров, кто бы они ни были, у меня имеется товарищ Урицкий... Не советую вам познакомиться с ним!

«В словах его, взгляде, - вспоминал Соломон, - я почувствовал и прочел явную неприкры тую угрозу полупомешанного человека... Какое-то безумие тлело в нём»...

И это безумие не замедлило проявиться в нём в самых ужасающих формах в ближайшие три года. Если непредвзятым, незашоренным глазом посмотреть на л е н и н ски е р е зо л ю ц и и, п р е д п и са н и я, те л е гр а м м ы, н е в о з м о ж н о не у ж а с н у т ь с я и х б о л е з н е н н о й кровожадности. «Ссылайте на принудительные работы в рудники», «наводите массовый террор», «запирайте в концентрационные лагеря», «отбирайте весь хлеб и веш айте кулаков», «без идиотской волокиты и не сп р а ш и в а я н и ч ье го р а зр е ш е н и я р а с с т р е л и в а й т е, расстреливайте, расстреливайте». Расстреливайте всех и за всёкапиталистов за утаивание денег, кулаков за сокрытие хлеба, офицеров за неявку на регистрацию, проституток за спаивание солдат, солдат за невыход из вагонов, дем оби лизован ны х за хранение винтовки, крестьян за нерасчистку снега.

И ряд ом с этим к а к а я -то н е п о с т и ж и м а я ж алостливость: «12 ф ранцузов пленны х от холода страдаю т. О деть -г пищ а». И в этом же 1919 году б е с п р е ц е д е н т н а я по к р о в о ж а д н о с т и р е з о л ю ц и я, обнаруженная мной на никогда не публиковавшемся письме Дзержинского Ленину.

«В Ростове захвачены в плен 300 ООО казаков войска Донского, - писал Феликс Эдмундович 19 декабря 1919 года. - В районе Новочеркасска удерживается в п л е н у б о л ее 200 ООО ка за ко в во й ска Д о н ск о го и Кубанского. В городе Шахты, Каменске удерживается более 500 000 казаков. За последнее время сдались в плен около миллиона казаков. Пленные размещены следующим образом: в Геленджике - около 150 ч е л о в е к, К р а с н о д а р е - о к о л о 500 000 ч е л о в е к, Белореченская - около 150 000 человек, Майкопе около 200 000 человек, Темрюк - около 50 000 человек.

Прошу санкции.

Председатель В.Ч.К. Дзержинский».

Резолюция Ленина на письме: «Расстрелять всех до одного. 30 декабря 1919 г.».

* жж В мае 1919 года предсовнаркома Ленин нашёл время, чтобы дважды напомнить железнодорожной ЧК в Ж лобине о необходимости вернуть реквизированный велосипед аптекарю Г. Рабкину. И в этом же месяце он подписал чудовищный, до сих пор скрываемый от народа документ, который мне удалось обнаружить в архиве:

«1 мая 1919 г.

Председателю В.Ч.К. №13666/2 тов. Дзержинскому Ф. Э.

УКАЗАНИЕ В соответствии с решением В.Ц.И.К. и Сов. нар.

комиссаров необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией.

П о п о в н а д л е ж и т а р е с т о в ы в а т ь как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше.

Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады.

Председатель В.Ц.И.К. Калинин П р е д се д а те л ь Сов. нар. К о м и сса р о в У л ь я н о в (Ленин)».

И опять совмещение несовместимого - именно мая, в День международной солидарности трудящихся, Ленин подписы вает докум ент, требую щ ий «расстреливать беспощадно и повсеместно» тех, кто молится Богу.

Допускаю, что именно это патологическое соседство сентиментальности и зверства как раз и навело Сталина на догадку, что вождь невменяем. В таком случае он стал для Ленина поистине бичом Божьим, обрекшим его на унизительное и мучительное умирание.

О том, что Сталин не забыл ленинского «указания»

об уничтожении русского православного духовенства, свидетельствует ещё один найденный мной документ.

Это адресованная Берии Выписка из протокола № заседания Политбюро ЦК от 11.11.1939 г.

- По отношению к религии, служителям русской православной церкви и право сл авн о верую щ и м ЦК постановляет:

1. Признать нецелесообразным впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей РПЦ, преследования верующих.

2. Указание тов. Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 г.

за № 1 3 6 6 6 -2 «О б о р ь б е с п о п а м и и р е л и ги е й », адресованное председателю ВЧК т. Дзержинскому, и все с о о т в е т с т в у ю щ и е и н с т р у к ц и и В Ч К - О Г П У -Н К В Д, касающиеся служителей РПЦ и православноверующих, отменить...

Секретарь ЦК И. Сталин».

Это р е ш е н и е сд е л а л о п р а в о сл а в н у ю ц ерковь с о ю з н и ц е й с о в е т с к о й в л а с т и в го д ы В е л и к о й Отечественной войны. Энергично разрушать этот союз стал через двадцать лет верный ленинец Хрущев...

«ЧП» № 6,1999 г.

Приложение 10. Об антисемитизме Из постановления принятого на заседании СНК от 25 июля 1918 года.

...С о в е т Н а р о д н ы х К о м и с с а р о в о б ъ я в л я е т антисемитское движение и погромы евреев гибелью для дела рабочей и крестьянской революции и призывает тр у д о в о й н аро д С о ц и а л и с т и ч е с к о й России всем и ср е д ств а м и б о р о ть ся с этим з л о м Совнарком предписывает всем Совдепам принять решительные меры к пресечению в корне ан ти сем и тского движения...

Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин) жжж Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки Отвечаю на Ваш запрос.

Национальный и расовый шовинизм есть пережиток ч е л о в е к о н е н а в и с т н и ч е ск и х нр авов, св о й ств е н н ы х периоду каннибализма. Антисем итизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.

А н т и с е м и т и з м в ы го д е н э к с п л у а т а т о р а м, как гром оо твод, вы вод ящ и й кап итал и зм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.

В СССР стр о ж ай ш е п р есл ед уется законом а н ти с е м и ти зм, как я в л е н и е, гл уб о ко в р а ж д е б н о е Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью.

И. Сталин 12 января 1931 г.

Впервые опубликовано в газете «Правда» № 329, ноября 1936 г.

Вместо послесловия. Как убили моего мужа. Воспоминания М.В.

Меньшиковой Тихо и скромно жили мы в Валдае. Наш достаток, плод долговременного, неустанного труда мужа, исчез как дым. Мы стали почти нищими. Все заработанное м уж ем о тн ял и, отняли и все, что он мог бы ещ е заработать, так как перестали печатать, написанное им.

Трудно было сводить концы с концами. Моя мама переселилась к нам, чтобы помочь нам, приглядывая за нашими малолетними детьми. Она ежедневно занималась с ними, разделяя труд преподавания с мужем. Детей у меня было шестеро, мал-мала меньше, и я ожидала седьмого. Муж учил их, гулял с ними и ходил на службу.

Я хлопотала о пропитании семьи, стряпала, хозяйничала.

Все в о з р а с т а ю щ а я д о р о го в и з н а и у гр о за го л од а тревож или меня из-за бедны х ребятиш ек. Мы уже поговаривали о переселении в Саратовскую губернию, в уездный городок, где, как нам писали, все же легче было прокормиться бедным людям.

О, если бы мы успели осуществить это намерение.

Но вот неожиданно, негаданно, 1 сентября, в субботу, в половине восьм ого утра к нам вторгаю тся четы ре солдата и один ш татский. Не предъявляя никакого ордера, они спрашивают прислугу - дома ли товарищ М.

Прислуга отвечала: «Дома. Они у себя наверху. Я пойду доложу».

Но они удерж али ее, говоря, что сами пойдут наверх. Услыхав это, старшая дочь моя, десятилетняя Лида, прошмыгнула наверх раньше их. Муж стоял у умывальника и мылся. Встревоженная Лида сказала ему:

«Папа, к тебе солдаты». Я тоже была наверху. Солдаты вошли.

- Вы товарищ Меньшиков?

-Д а.

- Товарищ Меньшиков, мы должны у вас сделать обыск.

- Пожалуйста.

Товарищи принялись за дело, рылись в комоде, перебирая всякую мелочь. Увидав авторский значок, старший солдат сказал:

- Это монархический значок.

Я не утерпела и сказала ему:

- А у вас что это болтается, скажите, пожалуйста.

- Это? Это тоже монархический значок.

- Ну вот видите. Вы его еще носите, а у нас он только лежит в комоде.

Перевернув все вверх дном, они добрались до старенького кортика, который муж бережно хранил в память своей юности и морской службы.

- Почему кортик не был сдан своевременно?

Муж поспешил отыскать и предъявить им квитанцию о своевременной сдаче оружия. Кортик же этот ему разрешили оставить на память по его просьбе.

Из чемодана вытащили все старые дневники мужа, пачку писем и вырезки из «Нового времени». Покончив с обыском, гости заявили:

-Т овар и щ Меньшиков, мы должны вас арестовать.

Эти слова поразили меня как громом. За что? Что он сделал? Что они нашли? Разве можно так ни с того, ни с сего уводить из дома мирного обывателя, ни с чем с подозрительным не уличенного. Так нельзя...

Я еще не верила своим ушам. Дети тоже испугались, стали плакать и просить солдат, чтобы отца не уводили.

Муж старался нас успокоить, но это было нелегко.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 25 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.