авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«1 Нурушев М.Ж., Байгенжин А.К., Нурушева А.M. НИЗКОУГЛЕРОДНОЕ РАЗВИТИЕ - КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ: Казахстан, Россия, ЕС и позиция США (1992-2013 ...»

-- [ Страница 2 ] --

В целях исправления подобной ситуации и достижения больших объемов сокращения выбросов рассматривался следующий вариант распределения обязательств: сокращать выбросы должны те страны, выбросы в которых на единицу территории превосходят средний для всех стран уровень, а остальные страны должны сохранить свои выбросы на уровне г. При таком подходе общие выбросы снижаются на величину, в три раза превосходящую Киотский уровень. В то же время обязательства по сокращению эмиссий остаются достаточно концентрированными и ложатся на небольшое число стран (рис. 5).

Рис. 5. Распределение обязательств по территориальному принципу и его сравнение с Киотским вариантом (в % от уровня 1990 г.) Источник: United Nations Statistics division [13], Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, расчеты авторов.

Как следует из представленного рисунка 5, зафиксированное в Протоколе распределение обязательств достаточно слабо соотносится с сокращением по территориальному принципу. Об этом же свидетельствует и невысокое (- 0,33) значение коэффициента корреляции между уровнем выбросов парниковых газов на квадратный километр площади стран-участниц и закрепленным уровнем обязательств.

- Выравнивание выбросов на душу населения.

Выравнивание выбросов парниковых газов на душу населения позволит добиться более социально справедливого распределения обязательств, поскольку объем выбросов объективно зависит от численности населения страны: для обеспечения равных условий жизни при более-менее одинаковом технологическом уровне больше выбросов должно производиться в стране с более высокой численностью населения (в силу более масштабного промышленного производства и т.п.) Сокращение выбросов на душу населения до среднего по странам уровня или сохранении уровня 1990 г. (если выбросы на душу населения в данной стране были ниже среднего уровня) приведет к суммарному снижению выбросов, в четыре раза превышающему Киотский уровень. Однако распределение обязательств крайне неравномерно и требует сокращения выбросов только от 9 участников (рисунок 6).

Рис.6. Распределение обязательств на душу населения и его сравнение с Киотским вариантом (в % от уровня 1990 г.) Источник: Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, расчеты авторов.

Как следует из диаграммы (рисунок 6), снижение выбросов, целесообразное при выравнивании выбросов на душу населения зачастую противоположно обязательствам по сокращению выбросов, заложенным в Киотский протокол. Вывод об отсутствии зависимости между уровнем выбросов на душу населения и распределением обязательств по снижению выбросов подтверждает и крайне низкое значение коэффициента корреляции (-0,05), свидетельствующее об отсутствии зависимости между этими параметрами.

- Выравнивание выбросов на единицу ВВП.

При данном подходе выбросы рассматриваются как дополнительный вид затрат.

Производство продукции с большими затратами, нежели «в среднем на рынке», является неэффективным и должно быть перестроено, либо прекращено. Высокий уровень выбросов на единицу ВВП является показателем неэффективности экономики, и, как и следовало ожидать, наиболее высокими выбросами в таком разрезе характеризуются страны с переходной экономикой, на которые и должен был бы лечь основной груз ответственности за сокращение выбросов (рисунок 7).

Во многих странах с переходной экономикой выбросы в течение 90-х годов существенно сократились вследствие кризисов, сопровождавшихся падением производства – особенно, это характерно для России и Украины. Масштабы падения производства в странах переходной экономикой, а следовательно и падения абсолютных объемов эмиссий, не были столь существенными. Однако абсолютное падение эмиссий сопровождалось не снижением выбросов на единицу ВВП, а их ростом. Например, в России это было связано с ухудшением энергоэффективности и повышением энергоемкости ВВП. Т.е. в данном случае формальное выполнение обязательств не привело бы к достижению стратегической цели.

Рис.7. Распределение обязательств по сокращению выбросов исходя из выравнивания выбросов на единицу ВВП и его сравнение с Киотским вариантом (в % от уровня 1990 г.) Источник: United Nations Statistics division [14], Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, расчеты авторов.

Вторым аргументом против использования именно такого подхода к распределению обязательств является недостаточность ресурсов у стран с переходной экономикой к внедрению новых (прогрессивных) технологий, обеспечивающих снижение выбросов на единицу производимой продукции, и недостаточность стимулов у стран с развитой экономикой к инвестированию.

При сокращении выбросов на единицу ВВП до среднего уровня или сохранении исходного уровня (для тех стран, в которых выбросы на единицу ВВП в 1990 г. были ниже среднего уровня) общее сокращение эмиссий в два раза превышает Киотский уровень.

И представленный рисунок, и расчетное значение коэффициента корреляции (-0,1) свидетельствуют об отсутствии значимой связи между уровнем выбросов на единицу ВВП и принятым в Протоколе распределением обязательств.

- Выравнивание предельных издержек сокращения выбросов Данный подход нацелен на повышение экономической эффективности сокращения выбросов - т.е. выбросы должны быть сокращены в первую очередь там, где это может быть сделано с наименьшими затратами. Очевидно, что максимальное сокращение при таком подходе должно быть достигнуто в развивающихся странах и странах с переходной экономики, в которых технологический уровень производства относительно низок. Расчет по методу выравнивания предельных издержек сокращения выбросов не был произведен в силу того, что для этого требуется сущест венный объем информации, которая на национальном (и тем более на международном) уровне отсутствует. Тем не менее, возможность применения данного подхода была заложена в механизмах гибкости Протокола, которые б удут рассмотрены ниже.

Как видно из приведенных графиков, все предложенные подходы, имеющие под собой единую основу, приводят к существенной дисперсии изменения обязательства странами участниками Протокола, причем в зависимости от использованного принципа существенно меняется распределение нагрузки по снижению эмиссий (рисунок 8).

Рис.8. Распределение обязательств по странам-участникам, исходя из различных принципов (в % от уровня 1990 г.) Источник: United Nations Statistics division [14], расчеты авторов.

Очевидно, что те страны, на долю которых приходится основная нагрузка, не поддержали бы соответствующий механизм распределения обязательств. Поэтому фактическое распределение обязательств, закрепленное в Киотском протоколе и существенно отличающееся от расчетных цифр по всем предлагаемым подходам, имело наибольшие шансы быть поддержанным. Т. е. основным достоинством Киотского варианта распределения обязательство по сокращению обязательств является достаточно низкая дисперсия обязательств и относительно одинаковые требования, предъявляемые ко всем странам. Однако подобный компромисс 3 имеет существенный недостаток – отсутствие стратегических ориентиров сокращения обязательств. Поскольку в Киотском протоколе обязательства распределены только на один, достаточно короткий, бюджетный период (с 2008 по 2012 гг.) у участников нет стратегического стимула сокращения обязательств, т.к.

никому из них неизвестно, каково будет дальнейшее распределение обязательств.

Недостижение поставленных требований в первом бюджетном периоде может стать дополнительным фактором для снижения обязательств в следующем бюджетном периоде, т.к. поставленная цель оказалась достаточно сложной и не достижимой.

. Вернее, не компромисс сам по себе, а компромиссное распределение обязательств в Киотском протоколе, не основанное ни на каком базовом принципе.

В то же время, использование одного из перечисленных выше базовых принципов (или определенной их комбинации) позволило бы зафиксировать цели не только на первый бюджетный период, но и на более длительный срок, предусмотрев определенные механизмы изменения (например, заложив прогнозную динамику изменения ВВП и численности населения). С точки зрения стабильности долгосрочной цели, наиболее соответствующим является распределение обязательств по сокращению выбросов на единицу территории страны, т.к. этот фактор наименее подвержен изменениям по сравнению с экономическими и демографическими показателями.

Таким образом, на основании проведенного анализа распределения обязательств между странами нами были сделаны следующие выводы:

- механизм распределения обязательств по Киотскому протоколу существенно отличается от механизма распределения обязательств по Монреальскому протоколу, так как обязательства установлены не для всех участников и на достаточно короткий промежуток времени. Т.е. имеющийся позитивный опыт международного регулирования в сфере экологии в данном аспекте не был использован;

- установленные обязательства не основаны на объективных критериях, что позволяет говорить о наличии определенного «стимула» к их неисполнению. Т.е. заложенный механизм распределения обязательств при прочих равных условиях не позволяет прогнозировать высокую эффективность Протокола как формы международного регулирования в сфере экологии.

Одним из факторов, который мог бы сгладить негативный эффект, является установление жестких штрафных санкций. Штрафные санкции за невыполнение обязательств по Протоколу были разработаны на седьмой конференции сторон Конвенции ООН об изменении климата, являющейся также конференцией сторон Киотского протокола, и включают следующие санкции:

- предоставление страной-нарушителем плана действий по возврату обязательств;

- временное аннулирование права страны-нарушителя продавать квоты;

- вычет недостающих квот из второго периода обязательств с повышающим коэффициентом 1,3.

Таким образом, никаких финансовых санкций за невыполнение обязательств по Протоколу не предусмотрено, в то время как приведенные механизмы, с точки зрения автора, не обладают высокой эффективностью в силу следующих причин:

1. Разработка плана действий не обязательно приводит к его выполнению и изменению ситуации.

2. Запрет на продажу квот направлен на минимизацию вероятности торговли квотами, не обеспеченными сокращениями выбросов, и с небольшой степенью вероятности негативно отразится на положении страны, не исполняющей свои обязательства 4.

3. Произведение вычета квот является механизмом «откладывания» выполнения обязательств на достаточно неопределенный период и может служить стимулом к выполнению обязательств только для стран, предполагающих совершать сделки, в т.ч.

форвардные, по продаже квот.

4. Хотя это может негативно отразится на положении корпорации-резидентов данной страны, сокращающих выбросы и участвующих в международной системе торговли квотами. В то же время, эффект от данной санкции будет во многом определяться механизмом распределения квот внутри страны и теми правами, которыми будут наделены корпорации. Также вероятно, что компании сохранят свое право торговать квотами на внутреннем рынке.

Из приведенных факторов следует, что предусмотренные штрафные механизмы являются эффективными только для тех стран, которые намереваются участвовать в торговле квотами в качестве продавцов. Те страны, для которых велика вероятность невыполнения обязательств по Протоколу, не являются и не позиционируют себя как продавцов квот. Т.е.

действие данных штрафных санкций направлено на тех субъектов, которые в них не нуждаются и выполняют свои обязательства в силу сложившихся обстоятельств и/или поставленных внутренних целей.

Тем не менее, в целях снижения отрицательных стимулов, заложенных в механизме распределения обязательств Протокола, и устранения негативного эффекта низкой действенности штрафных санкций его разработчики предприняли попытку создания положительных стимулов, направленных на превращение процесса достижения принятых обязательств в выгодный и прибыльный процесс. Эти стимулы получили название «механизмов гибкости».

1.3. Механизмы гибкости Киотского протокола Заложенные в Протоколе механизмы гибкости и обусловили волну эйфории, наступившую после его принятия. Это был первый подобный шаг, предпринятый на международном уровне, и он рассматривался как действенное средство преодоления «изъянов» международного регулирования в сфере экологии, неизбежно возникающих при попытке решения более-менее масштабных и неоднозначных проблем 7.

На национальном уровне механизмы гибкости Киотского протокола имели прототип, хотя и неполный, в виде реализованной в США программы «Кислотные дожди».

7. Следует отметить, что в Монреальском протоколе по веществам, разрушающим озоновый слой, также были заложены определенные «механизмы гибкости», а именно возможность совместного выполнения обязательств по ограничению потребления веществ, разрушающих озоновый слой, а также возможности передачи части лимитов производства веществ, разрушающих озоновый слой, другим странам. Однако данные механизмы не получили широкого применения и их роль в выполнении обязательств по Монреальскому протоколу была относительно низка.

В 1990 году Конгресс США в рамках закона о чистом воздухе ("Сlеаn Аir Асt) объявил о начале разработки программы «Кислотные дожди» ("Асid Rain Ргоgrаm"). Целью этой программы являлось снижение к 2010 году выбросов диоксида серы на 10 млн. тонн и оксидов азота на 2 млн. тонн по сравнению с уровнем 1980 года, причем 85% снижения планировалось достигнуть только за счет торговли квотами, а 15% за счет прямого регулирования.

В качестве основных этапов реализации программы выделяем следующие стадии:

- определение целевых установок снижения выбросов (целевые параметры были описаны нами выше);

- определение основных участников программы.

Агентство США по охране окружающей среды определило более 2000 предприятий, являющихся наиболее крупными эмиттерами диоксида серы и оксидов азота.

- Определение правил взаимодействия субъектов.

Для каждого из выделенных на втором этапе предприятий была установлена предельная квота выбросов, рассчитанная таким образом, чтобы суммарные выбросы укладывались в рамки предусмотренных сокращений. Предприятие может самостоятельно выбирать, каким образом оно выполняет свои обязательства (внедряет более чистые технологии, покупает необходимую часть квоты и т.п.). Если в какой-то период квота предприятия оказалась больше, нежели фактические выбросы, она может распорядиться этим излишком двумя способами:

- продать другому предприятию, выбросы которого оказались больше предписанной квоты, - зарезервировать на следующий период выполнения обязательств.

В случае, если ситуация сложилась обратным образом, т.е. выбросы оказались больше разрешенного количества и предприятие не приобрело необходимую часть квоты на рынке, то предусмотрены определенные санкции:

- автоматическое сокращение квоты следующего периода на объем превышения фактических выбросов над квотой данного периода;

- штраф в размере 2 500 долларов за тонну превышения;

- другие административные и уголовные наказания [15].

- разработка и введение в действие системы мониторинга и контроля, которая отвечает за сбор информации об эмиссиях и выполнение установленных лимитов. Также на эту систему возлагается функция отслеживания сделок, совершаемых с квотами на выброс.

Наиболее существенное сокращение выбросов диоксида серы было достигнуто в первый год реализации программы: за 1995 год эмиссия сократилась на 3 млн. тонн, а за года реализации программы выбросы диоксида серы уменьшились на 5 млн. тонн. Следует отметить, что эти объемы на 30% ниже сокращений, предусмотренных Агентством США по охране окружающей среды, при этом наиболее существенные результаты были достигнуты на наиболее «грязных» производствах. Что касается оксидов азота, то средний уровень выбросов по сравнению с 1996 годом сократился на 46% [16].

В качестве иллюстрации успеха применения именно рыночных механизмов торговли квотами, а не прямого регулирования, можно привести динамику сделок на рынке квот.

Положительной тенденцией является не только рост общего количества сделок с квотами на выбросы (в 1994 году была совершена 551 сделка, а в 1997 – уже 2 030), но и увеличение доли сделок, совершаемых из экономических соображений: с 62 в 1994 году до 750 в году [15].

Помимо физических объемов рынка, важным экономическим показателем, который является существенным критерием успешности реализации программы, являются издержки на реализацию и соотношение издержек с получаемыми выгодами. Следует отметить, что и по этому критерию программа «Кислотные дожди» может быть признана эффективной, о чем свидетельствуют следующие цифры.

По экспертным оценкам, издержки на обозначенное выше сокращение выбросов диоксида серы и оксидов азота в условиях отсутствия рыночных механизмов и применения исключительно прямого регулирования, составили бы от 5 млрд. долларов в год до 7,4 млрд.

долларов в год в ценах 1990 года. При условии же использования рыночных механизмов предполагаемые издержки значительно ниже и регулярно происходит их пересмотр в сторону дальнейшего снижения. В 1990 году затраты прогнозировались на уровне 4,6 млрд.

долларов в год (ЕРА), в 1994 году – на уровне 1,9 млрд. долларов в год (Genегаl Ассоunting Оfficе), а в 1998 году – уже на уровне 0,89 млрд. долларов в год (Rеsources for the Future) в ценах 1990 года. Такая понижающая тенденция стоимости реализации программы свидетельствует о ее экономической эффективности и о существенном потенциале снижения выбросов посредством применения более чистых технологий.

Что касается выгод от реализации программы, то к 2010 году они оцениваются в следующие суммы:

- 40 млрд. долларов в год от предотвращения нанесения ущерба здоровью населения, - 3,5 млрд. долларов в год от улучшения видимости (что, в частности, приводит к снижению вероятности аварий и катастроф).

Помимо финансовых выгод следует отметить также ряд моментов, которые в настоящее время сложно оценить в денежных показателях. К таким качественным улучшениям относится сокращение числа кислотных озер и рек и увеличение срока службы зданий и сооружений.

Таким образом, становится ясно, что выгоды от реализации программы во много раз превышают издержки на ее осуществление, что позволяет сделать вывод о ее высокой не только экологической, но и экономической эффективности. Подобная характеристика результативности программы позволила использовать ее в качестве примера эффективных действий по решению экологических проблем. В частности Киотский протокол был разработан с учетом именно данного позитивного опыта.

Положения Протокола действуют на международном уровне, что существенно затруднило воплощение разработанных механизмов в жизнь. В частности, сложность построения систем мониторинга и контроля, практическая невозможность применения санкций к тем субъектам, которые не исполняют условий Протокола, его разработчики стремились расширить сферу его действия посредством:

- распространения сферы его влияния не только на непосредственных участников (развитые страны и страны с переходной экономикой), но и на развивающиеся страны, - повышения стимулов выполнения обязательств у непосредственных участников посредством расширения возможных альтернатив выполнения и повышения их экономической привлекательности.

Исходя из имеющегося опыта и других перечисленных факторов, механизмы гибкости (а их четыре), зафиксированные в Киотском протоколе включали следующее:

- Первый – это Совместное выполнение обязательств по Протоколу, изложенная в статье Киотского протокола, предусматривает механизм объединения стран и совместными усилиями достижения сокращения выбросов, при этом некоторые из этих стран могут перевыполнить обязательства, а некоторые недовыполнить, что является внутренним делом группы (устанавливается соглашением). Основной целью является не превышение суммарными вы бросами группы параметров, установленных Протоколом. При этом если суммарные выбросы превышают установленное количество, то каждая сторона несет ответственность за с обственный уровень выбросов, установленный соглашением. Данный механизм реализуются только между странами Приложения I Рамочной конвенции. Их суть в том, что предприятия выполняют проект, в результате которого сокращаются выбросы парниковых газов. Эти сокращения реализуются, в том числе и иностранному покупателю, а полученные деньги направляются целевым образом на финансирование этого проекта. Данный механизм позволит более развитым странам за счет инвестиций сокращать выбросы парниковых газов в странах с более низким уровнем технологического развития. В этом случае обе стороны могут поделить между собой полученные единицы сокращения выбросов. И здесь Казахстан может найти свою нишу как инвестор, среди менее развитых соседних стран (Киргизия, Туркмения и др.).

- Второй – Emissions Trading Mechanism – механизм торговли квотами на выбросы, предусмотренный статьей 17 Киотского протокола. Данный механизм торговли квотами на выбросы представляет собой рыночный инструмент для снижения выбросов парниковых газов.

Суть его в том, что в качестве цели для каждого участника Приложения «Б» к протоколу определено конкретное количество ЕУК, или суммарный объем выбросов ПГ, которые могут быть осуществлены. Если ЕУК той или иной страны остаются неиспользованными, они могут быть предметом торговли с теми странами Приложения «Б», которые превысили выделенный для них объем. В рамках квот, определенных Киотским протоколом, правительство каждой отдельной страны может самостоятельно создать внутреннюю систему распределения и торговл и квотами. В соответствии с данным механизмом стороны могут передавать/приобретать единицы эмиссии парниковых газов.

Торговля эмиссионными квотами была предложена в 1968 году канадским экономистом Джоном Дэйлсом. Ее суть в то время заключалось в создании рынка прав за загрязнения с целью ограничения выбросов в водоемы. Новым в этой идее было то, что правительство могло установить конкретный объем суммарных загрязнений в качестве экологической цели.

Торговля квотами на международном уровне была реализована в рамках Киотского протокола. К концу марта 2009 года протокол был ратифицирован в 181 стране, чьи совокупные выбросы составляют 61 % общемировых выбросов парниковых газов.

Суть торговли заключается в том, что государство на определенных условиях переуступает часть квот иностранным покупателям. В активе продающего государства эти квоты сокращаются, в активе приобретающей страны на эту величину прибавляются. Каждая страна может с использованием внутренних инвестиций добиться сокращения выбросов парниковых газов и выставить полученные сокращения на продажу. Возможна также торговля неиспользованными квотами на выбросы. Данный механизм актуален для стран с переходной экономикой, в которых в связи с общим экономическим спадом и простоем промышленных предприятий с начала 1990-х годов наблюдается сокращение выбросов парниковых газов.

Третий – Joint Implementation Mechanism (JI) – «механизм совместного осуществления (СО)», предусмотренный статьей 6 Киотского протокола. В соответствии с этим механизмом инвестор из страны Приложения 1 может реализовывать экологические проекты на территории другой страны Приложения 1. Сокращение выбросов, достигнутое в результате реализации такого проекта, распределяется инвестору, осуществившему проект, в форме Единиц сокращения выбросов (ЕСВ – Emission Reduction Units (ERU). Получение ЕСВ, в свою очередь, должно привести к сокращению количественных обязательств страны, определенных Киотским протоколом, для которых принято наименование «Единицы установленного количества» (ЕУК – Assigned amount units (AAU). Механизм совместного осуществление позволяет реализовать проекты, направленные на сокращения выбросов в одной из стран, и распределять между собой полученные единицы сокращения выбросов.

Четвертый – Clean Development Mechanism (CDM) – «механизм чистого развития (МЧР)», предусмотренный статьей 12 Киотского протокола. В соответствии с этим механизмом инвесторы из развитых стран, перечисленных в Приложении 1 и в Приложении «Б» к Киотскому протоколу, имеют возможность реализовывать экологические проекты на территории развивающихся стран, не вошедших в Приложение 1. Это позволит осуществлять замену устаревших технологий на более современные за счет проектов, реализуемых на их территории странами, которые вошли в указанное Приложение. Он очень похож на механизм проектов совместного осуществления. Единственное отличие заключается в том, что он реализуется в развивающихся странах, например, в странах СНГ (кроме Украины и Белоруссии), которые присоединились к Киотскому протоколу. Так называемые «сертифицированные» единицы выбросов парниковых газов – квоты будут принадлежать только инвестору.

Сокращение выбросов, которое будет достигнуто в результате реализации такого проекта, будет считаться реализованным за счет инвестора. Инвесторам это дает возможность существенно снизить стоимость реализации экологических проектов, благодаря которым будут выполнены их обязательства по сокращению выбросов. Для развивающейся страны механизм дает возможность привлечь инвестиции в модернизацию основных средств и улучшить экологическую ситуацию. Согласно механизму чистого развития страны Приложения 1 могут осуществлять проекты, направленные на сокращения выбросов, в странах, не вошедших в Приложение 1 (т.е. в развивающихся странах) и учитывать полученные сертификационные сокращения выбросов в выполнении своих обязательств;

Первым механизмом является совместное выполнение обязательств. С нашей точки зрения, данный механизм не нуждается в подробных комментариях в силу двух причин:

- является довольно понятным сам по себе.

Его реализация предполагает довольно тесную экономическую и политическую интеграцию стран, поскольку при заключении соглашения происходит перераспределение обязательств и рисков, т.е. ряд стран берут на себя большие обязательства, нежели это предусмотрено Протоколом, чтобы другие страны могли увеличить свою квоту на выброс и не предпринимать меры по сокращению выбросов. Единственным стимулом подобной «благотворительности» могут являться общие экономические и политические интересы и желание не ограничивать развитие этих стран дополнительными экологическими ограничениями. В настоящее время подобная общность интересов характерна только для стран Евросоюза. Европейский Союз на сегодняшний день представляет собой единый в мировом сообществе пример попытки реализации данного механизма на практике. Страны ЕС уже заключили между собой соглашение, перераспределяющее обязательства по снижению выбросов, вследствие чего обязательства ряда стран (в частности, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, а также Германии и Люксембурга) были увеличены, а некоторым странам (например, Португалии) было, наоборот, разрешено существенно увеличить эмиссии. Более подробный анализ перераспределения к вот, в рамках ЕС приведен ниже.

Вторым механизмом гибкости является международная торговля квотами на выбросы парниковых газов. Отметим, что данный механизм включает в себя гораздо больше вариантов, чем может показаться на первый взгляд. Рассмотрим два из них, которые, по мнению автора, являются наиболее простыми и легко реализуемыми:

Торговля сертифицированными сокращениями выбросов. Данный вид деятельности возможен до вступления в силу обязательств стран и заключается в том, что если при осуществлении природоохранных проектов (одобренных конференцией сторон Протокола) достигается сокращение выбросов по сравнению с исходной ситуацией на определенную величину. Этот вид сокращения надлежащим образом сертифицируется, страна может продать это сокращение другой республике, которая впоследствии может использовать приобретенное количество для исполнения принятых на себя обязательств.

Собственно торговля квотами. Страна, прогнозируя объемы выбросов, может решить, что сокращение произошло на большую величину, чем это требуется для исполнения ее обязательств. В этом случае она может продать часть своей квоты другой стране, которой требуется дополнительное количество разрешенных выбросов. При этом подобная деятельность может вестись как до окончания отчетного периода, так и постфактум, когда все показатели уже будут точно известны. Таким образом, будут действовать нормальные рыночные механизмы, формирующие цену на товар.

Также существует возможность депонирования (banking) части неиспользованных квот. Суть данного механизма сводится к следующему: в случае, если выбросы страны в течение бюджетного периода были, ниже установленной квоты и не были реализованы на рынке, неиспользованная часть квоты может быть сохранена для исполнения обязательств в следующем бюджетном периоде. За исключением определенных ограничении на квоты, относящиеся к стокам в лесном хозяйстве. Реализация данного механизма позволит достигнуть некоторой временной гибкости, что также способствует облегчению исполнения обязательств.

Третьим механизмом гибкости является механизм совместного осуществления. Сутью этого механизма гибкости является совместная реализация рядом стран проектов, нацеленных на сокращение выбросов, и распределение полученных вследствие этого сокращений выбросов в соответствии с условиями договора. Основным препятствием применения механизма совместного осуществления является требование дополнительности к базовому сценарию. Т.е., чтобы проект был признан проектом совместного осуществления, стороны должны спрогнозировать выбросы по модели «business as usual». Сравнить исходную позицию с реализацией проекта и доказать, что в отсутствие данного проекта эти сокращения не были бы достигнуты. Тем не менее, следует отметить, что эти препятствия отнюдь не самые серьезные и данной механизм вполне может быть успешно реализован, поскольку помимо экологической эффективности, он предполагает и коммерческую эффективность.

Что касается последнего из обозначенных выше механизмов, а именно механизма чистого развития, то он является одним из наиболее спорных. Этот механизм нацелен на привлечение развивающихся стран к мировому экологическому процессу. Поскольку эти cтраны опасаются, что экологические ограничения приведут к замедлению и так проблематичного экономического роста, суть механизма чистого развития заключается в том, что инвесторам разрешается осуществлять проекты, направленные на сокращение выбросов, в развивающихся странах и зачитывать себе достигнутые единицы сокращения выбросов.

Следует отметить, что реализация данного механизма сталкивается с рядом проблем.

Механизм чистого развития требует, как минимум, организации четкой и прозрачной системы мониторинга и контроля выбросов, что является довольно проблематичным в условиях отсутствия финансовых, кадровых и других ресурсов. Помимо этого, в условиях неизвестности общих выбросов по стране реализация механизма чистого развития сводится к модернизации уже имеющихся предприятий и никак не учитывает строительство новых (к чему более склонны иностранные инвесторы). Таким образом, непрозрачность экологической инфраструктуры развивающихся стран может привести к слабой привлекательности этого механизма для серьезных инвесторов, значительным возможностям манипуляции с выбросами и перевода грязных производств в развивающиеся страны, и как следствие, росту выбросов в развивающихся странах 6.

Очевидно, что включение данных механизмов гибкости в текст Протокола существенно облегчает выполнение своих обязательств странам Приложения I, однако, вопрос заключается в том, способны ли эти механизмы стать определяющим стимулом и побудить страны выполнить обязательства. Имеющийся опыт свидетельствует о том, что ответ на данный вопрос является отрицательным.

Большая часть исследований, посвященных Киотскому протоколу, его вступлению в силу и последствиям, к которым это можно привести в экологическом и экономическом плане, были осуществлены в США. Это было вызвано двумя факторами:

- наличием подготовленной научно-исследовательской базы (в США сосредоточена существенная часть исследовательских институтов), - актуальностью проблематики, обусловленной высокими выбросами парниковых газов и существенными сокращениями в соответствии с текстом Протокола.

Несмотря на то, что США официально заявили о выходе из Протокола, и следовательно, актуальность подобных исследований для американских компаний и институтов существенно снизилась, но их результаты представляют собой существенный интерес. В частности, на примере американских исследований можно показать роль механизмов гибкости, в процессе достижения зафиксированных Протоколом обязательств.

Очевидно, что однозначного ответа на вопрос о затратах, связанных со снижением выбросов парниковых газов, не существует, поскольку для этого требуется учет тех факторов, оценить которые довольно сложно. В частности, требуется спрогнозировать:

- интенсивность и экономическую эффективность развития новых технологий;

- цены на традиционные энергоносители;

- общие тенденции развития производства;

- цены на квоты на мировом рынке и т.п.

6. В то же время, как показано ниже, принятые политические усилия и большая степень инсти туциональной проработки, привели к тому, что механизм чистого развития в настоящее время является более привлекательным для инвесторов, нежели механизм совместного осуществления, несмотря на менее прозрачные экологические последствия.

Поэтому также не может быть однозначно оценен эффект от использования механизмов гибкости. Тем не менее, результаты большинства исследований свидетельствуют о существенном снижении издержек выполнения обязательств Киотского протокола при использовании механизмов гибкости. Так, например, роль механизмов гибкости для США чрезвычайно велика. В случае их отсутствия затраты на достижение Киотских параметров у них возрастают более чем в два раза. Собственно, при разработке Протокола именно США являлись инициаторами включения в него механизмов гибкости.

По свидетельству участников разработки текста Протокола, США выдвинули два основных условия своего участия в нем, а именно:

- страна-спонсор, осуществляющая инвестиции по сокращению эмиссий за рубежом, должна получать разрешение на собственные эмиссии;

- следует разрешить международную торговлю квотами на эмиссии.

Как видно из перечисленных выше механизмов гибкости, оба требования США нашли свое отражение в Киотском протоколе. Первое превратилось в механизм совместного осуществления, а второе так и осталось торговлей квотами.

Тем не менее, удовлетворение требований США и существенное облегчение выполнения обязательств посредством использования механизмов гибкости не удержали США от выхода из Протокола. Как следует из приведенного рисунка (Рисунок 6), выполнение обязательств по Протоколу в любом случае приводит к снижению экономической активности в США и ухудшению положения ряда компаний (прежде всего, крупных компаний, действующих в сфере энергетики и тяжелой промышленности), следовательно, некоторому снижению уровня доходов и уровня жизни американцев.

Вследствие действия данных факторов, ратификация Протокола и выполнение его положений на практике могли существенно подорвать позиции руководства США среди поддерживающих их компаний и простых налогоплательщиков. На другой чаше весов находился международный престиж страны как борца за экологию и сохранение планеты в качестве места, пригодного для жизни следующих поколений. Очевидно, что итоговое решение относительно участия США в Протоколе зависело от приоритетов, придаваемых внешним и внутренним интересам.

Пока президентом США оставался Билл Клинтон, во многом ориентированный на сотрудничество с другими странами мирового сообщества и проведение более открытой политики, Америка не отказывалась от участия в Протоколе, и предпринимались попытки нахождения компромисса между внешними и внутренними интересами. Как только правящая верхушка сменилась, и президентом стал Джордж Буш младший, стремящийся сохранить поддержку со стороны крупнейших американских компаний и существенно снизивший внешнюю открытость страны, Америка заявила о выходе из Протокола, поставив текущие внутренние интересы выше достаточно смутных экологических перспектив.

Таким образом, очевидно, что интенсивность участия стран в процессе решения экологических проблем по-прежнему зависит от их внутренних интересов. Стимулирующие факторы, предусматриваемые в текстах соглашений, пока не могут играть решающей роли и являются только дополнительным плюсом для тех, кто в силу каких-либо других обстоятельств имеет желание и возможности участвовать в данном процессе. То есть необходимым условием повышения эффективности решения экологических проблем является обязательность исполнения решений, принимаемых на международном уровне, и использование механизма принуждения, аналогичного на национальном уровне. В условиях отсутствия данных механизмов экологическая активность будет подвержена влиянию национальных экономических и политических интересов.

В результате анализа материалов данной главы, мы пришли к следующим выводам:

1. Одной из важнейших задач, стоящих перед мировым сообществом, является необходимость предотвращения загрязнения окружающей среды. Экологическая проблема в силу присущих ей характеристик (это невозможность соблюдения административно территориальных границ и высокий уровень неопределенности относительно причин и возможных способов решения) может быть эффективно решена только посредством коллективных и скоординированных действий всех членов мирового сообщества.

2. Оценка эффективности имеющегося опыта международного регулирования в сфере экологии приводит к выводу о том, что существенный прогресс, может быть, достигнут в отношении тех вопросов, которые являются достаточно узкими, хорошо проработанными и не противоречат основным экономическим интересам стран-участниц. Несоблюдение данных условий и отсутствие внешних механизмов мотивации (поощряющих соблюдение принятых обязательств и штрафы за их несоблюдение) ставит прогресс в сфере экологии, в зависимость от внутренних интересов стран-участниц Протокола.

3. Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата был призван учесть выявленные недостатки: в него были включены так называемые «механизмы гибкости», поощряющие выполнение обязательств, а также были разработаны и утверждены определенные штрафные санкции за несоблюдение обязательств. В то же время анализ распределения количественных обязательств, выявивший отсутствие методологической (как экономической, так и экологической) основы распределения квот, анализ штрафных санкций и отказ ряда стран (в первую очередь, США) от участия в Протоколе позволяют сделать вывод, что причины неэффективности ранее существовавших экологических соглашений в значительной степени не были устранены. Фундаментальной причиной этого явления следует считать недостаточно высокую степень глобализации мирового сообщества и мирового хозяйства.

ГЛАВА 2. РЕАЛИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМОВ КИОТСКОГО ПРОТОКОЛА В КАЗАХСТАНЕ 2.1 Реализация Протокола в Казахстане в хронологии.

26 марта 2009 года, после почти десятилетнего обсуждения, Казахстан ратифицировал Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Помимо оправданного стремления к участию в масштабной борьбе с глобальным потеплением ратификация Киотского протокола Казахстаном преследовала ряд экономических целей, включая привлечение инвестиций по механизмам Киотского протокола и участие в глобальной системе торговли эмиссионными квотами.

Для тех, кто мало знаком, или практически не знаком с Казахстаном, мы приводим краткое сведение месторасположения на континенте, особенностях биоразнообразия республики и потенциальных возможностях поглощения СО2 по всей территории страны.

Республика Казахстан расположена в глубине Евроазиатского материка (рисунок 9), она занимает центральные и южные широты умеренного пояса от 55°26' с.ш. до 40°59' с.ш. и от 46°05' до 87°03' в.д. Протяженность территории страны – 1600 км с севера на юг и 3000 км с запада на восток, площадь – 2,7 млн. км2 [17].

Рис.9. Физическая карта Республики Казахстан с указаниями масштаба территории По материалам IV-го Национального доклада Республики Казахстан о биологическом разнообразии, территория страны обладает уникальным набором ландшафтных комплексов:

от пустынь до высокогорий и экосистем внутренних морей. Засушливые и субгумидные земли занимают более 75% территории Республики Казахстан. В них сосредоточено более 40% видового состава всего биологического разнообразия.

Флора республики по ряду оценок включает более 13 тыс. видов, в том числе – более 5754 вида высших сосудистых растений, около 5000 – грибов, 485 – лишайников, более 2000 – водорослей, около 500 – мохообразных. Наиболее полной инвентаризации подверглись виды грибов и высших растений. Среди растений 14 % видов являются эндемиками. В их числе немало реликтов.

В Казахстане находятся центры эндемизма флоры (горы Каратау, Западный Тянь–Шань), уникальные природные комплексы – сосновые боры на песках (Ара– и Аман– Карагай, Наурзум);

лесные и степные комплексы низкогорий Центрального Казахстана;

оригинальные по флористической композиции пустынные сообщества Бетпак–Далы, Южного Прибалхашья, Илийской котловины;

набор лесных, кустарниковых и степных сообществ Южного Алтая, Калбинских гор и Тарбагатая, среднегорий Джунгарского Алатау и Тянь–Шаня с хвойными еловыми лесами и фрагментами яблоневых лесов;

водно–болотные экосистемы низовьев Урала, Торгайской ложбины, озер Тенгиз, Алаколь;

пойменные леса (тугаи) Сырдарьи, Или, Чарына.

В Казахстане сконцентрированы уникальные генетические ресурсы растительного агробиоразнообразия (АБР) мирового значения. Они включают 194 вида растений, определяющих генетический потенциал 24 сельскохозяйственных культур. Ряд из них представляет значительную ценность как для развития сельского хозяйства, так и для расширения экспортного потенциала.

Мировое признание получило плодовое агробиоразнообразие и, прежде всего, дикой яблони и абрикоса обыкновенного. Большой, прежде всего экономической, перспективой характеризуются также казахстанские генетические ресурсы фисташки настоящей, миндаля обыкновенного и винограда винного.Большие перспективы имеет освоение природного агробиоразнообразия цветочно–декоративных растений.

Фауна Казахстана представлена многообразием видов как строго охраняемых, так и широко используемых в промысловых и хозяйственных целях. Здесь обитают 835 видов позвоночных животных, в том числе млекопитающих – 178, птиц – 489 (из них гнездящихся), пресмыкающихся – 49, земноводных – 12, рыб 104 и круглоротых –3 вида.

Объектами охоты являются 34 вида млекопитающих и 59 видов птиц.

Агробиоразнообразие животного мира (диких сородичей домашних животных) Казахстана изучено недостаточно и в настоящее время практически не используется в селекционной работе. На территории республики обитают виды позвоночных, которых относят к диким предкам домашних животных. Список степных и горных млекопитающих республики составляют: муфлон, горный баран, кабан, кулан, шакал, волк, пятнистая кошка и ряд других.

Среди птиц – это, прежде всего, утиные и куриные.

Следует отметить, что целый ряд диких животных республики, за исключением горного барана – архара, неиспользуется в биотехнологии породообразовательного процесса, в выведении новых сельскохозяйственных пород, хотя обладают необходимыми потребительскими свойствами, и могут размножаться и не требуют районирования, адаптации к казахстанским условиям. Один из наиболее успешных примеров этого – искусственное разведение маралов в условиях Восточного и Центрального Казахстана и выведение новой породы овец архаромеринос.

Непосредственное участие автора данной монографии (руководитель проекта – М.Ж.Нурушев) позволило в конце прошлого столетия, с целью восстановления в природу Казахстана, впервые завезти 11 голов лошадей Пржевальского. Ныне, они успешно развиваются на территории Национального хаповедника «Алтын-Емель» (Алматинская область) и каждый казахстанец имеет возможность видеть и изучать поведение диких сордичей домашних лошадей (рисунок 10). Активно используется разнообразие диких пушных зверей, часть из которых давно и успешно разводятся в неволе: норки, соболь, лисица. Перспективно использование селекционно генетического потенциала других обитающих на территории Казахстана высокоценных диких пушных зверей: горностая, сурка-байбака, ондатры, выдры, процессы, доместикации которых проходят достаточно успешно.

Рис. 10. Успешно прошедшие адаптационный период Лошади Пржевальского на территории национального парка «Алтын-Емель»

Из всего видового разнообразия рыб и круглоротых (около 140 видов) в настоящее время искусственным способом выращиваются порядка 5-8 форм, включая гибриды. Это осетровые на Каспии, сиговые в Северном и Восточном Казахстане, дальневосточные растительноядные (белый амур и толстолобики) преимущественно в южных регионах, практически повсеместно – карп (фактически смесь диких и домашних форм сазана), а так же ряд гибридов.

Из амфибий и рептилий важны как генетический ресурс, прежде всего, виды ядовитых змей, а так же виды, использующиеся в традиционной восточной медицине: семиреченский лягуш-козуб, восточный удавчик и др. Своеобразие видов герпетофауны предоставляет возможность для ее разведения и экспорта в качестве экзотических.

Казахстан, благодаря географическому положению в центре континента Евразии и уникальному сочетанию природных комплексов степей, пустынь, гор, крупных внутриконтинентальных водоемов с впадающими в них реками и обширными дельтами характеризуется большим разнообразием экосистем и соответствующим им типов растительности. В Казахстане представлен полный спектр подзональных вариантов растительности степей, пустынь и горных поясов, характерных для Центральной Азии.

Экологическая ситуация в РК характеризуется в значительной мере деградацией природных систем, что ведет к дестабилизации биосферы, утрате ее способности поддерживать качество ОС, необходимое для жизнедеятельности общества. Остро стоит проблема ее опустынивания. Критическое состояние биоразнообразия связано с хозяйственной деятельностью, загрязнением природной среды и стихийными бедствиями, а также незначительной площадью охраняемых экосистем. Отмечено истощение биоразнообразия и деградации экосистем на 66% площади республики, особенно в зоне пустынь и степей, при распашке земель и перевыпасе. Сложной остается ситуация по вопросу обеспечения охраны лесов от пожаров и незаконных рубок на территории государственного лесного фонда.

Надо понимать, что плодородная почва не только выполняет сельскохозяйственную функцию, но и играет роль глобального депо углерода. В настоящее время в почвенном покрове нашей планеты аккумулировано около 1500 миллиардов тонн углерода, что равноценно миллиардам тонн углекислого газа. В 2011 году на Земле в результате деятельности человечества выбросы углекислого газа побили все предыдущие рекорды и составили 34, миллиардов тонн [18,19]. За этот период в результате деградации почв в атмосферу выделено более 100 млрд. тонн углекислого газа, что в три раза превышает все промышленные выбросы человечества. Если допустить, что почва потеряет весь углерод, то это превышает выбросы углекислого газа в 2011 г в 160 раз. Поэтому сохранение и приумножение органического углерода в почве имеет огромное значение для сохранения биоразнообразия, предотвращения процессов опустынивания и деградации почв, а также для существования разнообразия экосистем и ландшафтов, а также смягчению климата [20,21,22]. Углеродный пул почвы включает органический и неорганический углерод. Первый состоит из двух основных фракций:

углерод, связанный в живой и мертвой биомассе, и углерод, входящий в состав гумуса. В составе пула неорганического углерода выделяются две основные фракции: «черный углерод», образовавшийся в результате природных пожаров, и углерод, связанный в карбонатах [23,24,25]. Если в классических плодородных почвах преобладают органический углерод в виде гумуса, то в пустынных почвах преобладает неорганический углерод (карбонаты) [23,24,25].

«Черный углерод» или «биоуголь» использовался в древние времена индейцами для существенного повышения плодородия почв в дождевых лесах Амазонки. Эти почвы известны ныне под названием Терра претта (Terra preta). Биоуголь можно готовить из различных органических материалов – древесины, соломы, сельскохозяйственных и твердых коммунальных отходов. В Казахстане ежегодно выделяется огромное количество сельскохозяйственных и твердых коммунальных отходов, которые даже при правильном складировании на специализированных полигонах медленно выделяют немалое количество парниковых газов и, особенно метана, занимающий доминирующую позицию (до 60-70%). Как показывают исследования зарубежных ученых, превращение этих отходов в биоуголь и дальнейшее использование этого продукта, как мелиоранта почвы, способствовало бы длительному депонированию неорганического углерода. За счет чего повышается продуктивность этих земель и всей экосистемы, что ведет к ускоренному депонированию органического углерода (синтезированного из углекислого газа атмосферы) в почве за счет мультипликативного эффекта [24-29].

Использования биоугля как мелиоранта почвы нежелательно в северных бореальных и особенно полярных широтах Земного шара, так как тонкие пыли неорганического углерода оседая на ледяной покров Земного шара, способствует ускоренному таянию ледников [23].

В последние годы в связи с проблемой выброса в атмосферу большого количества парниковых газов, природные экосистемы стали рассматриваться в совершенно новом для них аспекте. Повышение плодородия деградированных почв способом связывания (депонирования) атмосферного углерода позволяет сбалансировать мощные выбросы углекислого газа в атмосферу при сжигании природного топлива. Таким образом, изучение процесса депонирования углерода при восстановлении почв позволит решить не только проблему повышения плодородия почв, но и позволит снизить эмиссию парниковых газов.


Антропогенная трансформация органического углерода в пространстве и во времени разбалансировала природную схему превращения органического вещества, что повлекло к зарождению острейшей для человечества проблемы – глобальному изменению климата. В настоящее время наблюдается нарушение этого цикла в связи с размещением в окружающей среде огромного количества твердых комунальных отходов (ТКО). По данным Мирового банка [30,31] в настоящее время в год образуется 1,3 млрд. тонн ТКО или 1,2 кг ТКО в сутки на человека и, в частности, в Казахстане – примерно 2,0 млн.тонн ТКО в год. Объем образования сельскохозяйственных отходов в год огромно и превышает объем ТКО 25-30 раз. [32-34]. Для снижения эмиссии парниковых газов в Казахстане с 2012 года действует налог на отходы [35].

Не могут также гарантировать существенного уменьшения выделения парниковых газов в атмосферу полигоны ТКО. Складированные органосодержащие отходы выделяют в атмосферу биогаз, содержащий парниковые газы и токсичные вещества. Из вышеизложенного следует, что поиск решений, направленных на снижение эмиссии парниковых газов, а следовательно и на темпы антропогенных изменений температуры, актуальны для живой природы.

В Казахстане сбор биогаза на полигонах ТКО, можно признать, не практикуется, и причиной этому является то, что его качество намного ниже, чем у природного газа, а себестоимость вырабатываемой электроэнергии гораздо выше, чем электроэнергии, вырабатываемой традиционными методами при сжигании ископаемого топлива. Но, несмотря на это во многих развитых странах мира осуществляются специальные мероприятия по минимизации эмиссии биогаза. Одним из методов, позволяющих снизить эмиссию парниковых газов от геотехногенной системы полигона ТКО, является разработка технологии производства биоугля из органических отходов. Изучение данного вопроса поможет раскрыть фундаментальные аспекты экологического режима взаимодействия "антропогенный углерод – почва – биоценоз" при прогнозируемом потеплении.

Проведенный экспертами анализ (Проект ПРРОН/ГЭФ «Оценка национального потенциала Казахстана для выполнения Международных Конвенций») показал наличие основных групп барьеров по реализации Концепции по биоразнообразию в Казахстане, проявляющихся на всех трех уровнях: системном, институциональном и индивидуальном.

1. Несовершенство системы управления биоразнообразием.

2. Незаинтересованность бизнеса в реализации Конвенции по биоразнообразию (КБР).

3. Слабое участие гражданского общества в процессах сохранения, восстановления и использования биологического разнообразия.

4. Проблемы международного сотрудничества.

Казахстан является самым крупным источником выбросов антропогенных парниковых газов в государствах Центральной Азии и по объему выбросов занимает третье место среди стран бывшего Советского Союза после России и Украины. Структура выбросов парниковых газов в Казахстане аналогична структуре выбросов стран с развитым топливно-энергетическим комплексом. Основная доля эмиссий парниковых газов в Казахстане поступает в атмосферу от энергетической деятельности (около 80%), включающей электро- и теплоэнергетику, добычу, транспортировку и переработку различных видов органического топлива, главным образом, энергетических углей, высокосернистых и высокозольных. Уголь – наиболее распространенный и дешевый вид топлива в стране – занимает почти 60 % в структуре топливного баланса Казахстана. В настоящее время на выбросы диоксида углерода от его сжигания приходится в среднем около 80 % общего количества эмиссий CO2. На выбросы CO2 от сжигания природного газа и жидкого топлива приходится примерно по 10 %. На втором месте находится сельское хозяйство (9%), третьим по значимости источником выбросов являются промышленные процессы (8 %). Доля отходов составляет около 3 %.

Текущий статус Казахстана как участника Киотского протокола и перспективы реализации механизмов Киотского протокола в Казахстане, включая создание системы распределения и торговли квотами, вызывают ряд практических вопросов, которые могут представлять существенный интерес как для казахстанских природопользователей, так и для иностранных инвесторов.

Перспективы участия Казахстана в реализации Киотского протокола. Как было указано выше, Киотский протокол предусматривает так называемых три «механизма гибкости», которые призваны стимулировать мероприятия по сокращению антропогенного воздействия на мировой климат. Все три механизма тем или иным образом способствуют выполнению обязательств по сокращению выбросов парниковых газов (ПГ), которые приняли участники Киотского протокола.

Казахстан с самого начала прилагал усилия к тому, чтобы стать участником Приложения 1. Такое желание вполне объяснимо – уровень выбросов ПГ 1992 года, который на данный момент признан для Казахстана базовым (пока в виде добровольного обязательства – не превышать уровень выбросов 1992 года на период с 2008 по 2012 год), превышает реальный уровень выбросов на сегодняшний день примерно на 80 миллионов тонн. Теоретически, когда Казахстан станет стороной Приложения 1 с базовым уровнем выбросов, составляющим 100% от уровня 1992 года, ЕУК, являющиеся эквивалентом этих 80 миллионов тонн, могут стать товаром, который Казахстан сможет предложить на международных рынках квот. Кроме того, в рамках механизма совместного осуществления казахстанские предприятия получат возможность привлекать для реализации на территории Казахстана проекты по сокращению выбросов, осуществляемые за счет инвесторов из развитых стран, тем самым осуществляя модернизацию своей инфраструктуры.

Текущий статус Казахстана в рамках Киотского протокола Однако даже после ратификации Киотского протокола Казахстан не может эффективно реализовывать ни один из его механизмов. Это обусловлено следующим. Текущий статус Казахстана после ратификации Киотского протокола характеризуется следующим определением: «сторона, включенная в Приложение 1 для целей Киотского протокола, и остающаяся Стороной, не включенной в Приложение 1 для целей РКИК», как было закреплено так называемым «Марракешским решением» в 2001 году. На практике это означает, что Казахстан принимает на себя добровольные обязательства по выполнению положений Киотского протокола, однако в Приложении 1 он не упомянут, и ЕУК для него не определены.

Если бы Казахстан не рассматривался в качестве страны Приложения 1, то на его территории могли быть реализованы проекты в рамках механизма чистого развития, в которых наша страна участвовала бы в качестве принимающей стороны, а не инвестора. Но формально, как сторона Приложения 1 для целей Киотского протокола, Казахстан может принимать участие в проектах по механизму чистого развития лишь в качестве инвестора. Достаточно сложно представить, чтобы казахстанские инвесторы начали реализацию экологических проектов на территории другой развивающейся страны с учетом того, что стоимость реализации таких проектов будет сравнима со стоимостью аналогичных проектов на территории самого Казахстана. Более того, такая реализация в контексте Киотского протокола не будет иметь смысла, поскольку для Казахстана не определены количественные обязательства по сокращению выбросов. Казахстан также не может участвовать в реализации проектов по механизмам совместного осуществления, поскольку в таких проектах могут участвовать только те страны Приложения 1, для которых определены ЕУК. Аналогичным образом невозможно осуществлять торговлю ЕУК при отсутствии таковых.

Таким образом, существующий статус Казахстана не позволяет эффективно участвовать в реализации механизмов Киотского протокола. Для того чтобы такая реализация стала возможной, необходимо включение Казахстана в Приложение 1 с определением конкретных количественных обязательств по сокращению выбросов. Следует отметить, что Казахстан предпринял значительные усилия для того, чтобы на конференции сторон РКИК, состоявшейся в Копенгагене в декабре 2009 года, нашу страну включили в Приложение «Б».

18 сентября 2009 года, на следующий день после того, как Киотский протокол вступил в силу для Казахстана, в секретариат конференции было направлено предложение об изменении Приложения «Б» к Киотскому протоколу. Где руководство нашей страны просит о включении туда Казахстана с количественными обязательствами на 2008-2012 годы, на уровне 1992 года и примечанием, что страна находится в процессе перехода к рыночной экономике. Было, таким образом, предложено рассмотреть этот вопрос на конференции сторон РКИК в Копенгагене и принять решение о включении Казахстана в Приложение «Б» с 2010 года. Предложение не было принято, в числе прочего, по формальным причинам – любое предлагаемое изменение в Киотский протокол должно быть сообщено сторонам не позднее, чем за шесть месяцев до даты соответствующей встречи сторон (в данном случае оно было сообщено за три месяца). Однако конференция сторон приняла решение о том, что в случае если Казахстан будет соответствовать требованиям к стороне Приложения 1, на следующей конференции сторон, которая состоится в Мексике 29 ноября – 10 декабря 2010 года, может быть принято решение о включении Казахстана в Приложение 1.

Следует отметить, что, по мнению отдельных экспертов, дополнительной причиной, по которой Казахстан не был включен в состав участников Приложения «Б», мог стать тот потенциальный излишек ЕУК, наличие которого преподносится как одна из причин необходимости включения Казахстана в состав участников Приложения «Б» до конца первого периода обязательств. Наличие такого излишка, часто называемого «горячим воздухом» и не являющегося результатом реальных усилий по сокращению выбросов, не всегда приветствуется участниками Киотского протокола из числа развитых стран, в том числе и потому, что одновременный выброс на рынок большого количества квот может привести к снижению цен на них. Как было сказано выше, действие первого периода обязательств по Киотскому протоколу оканчивается в 2012 году.


Ожидалось, что в Копенгагене будет достигнуто соглашение о принципах работы после 2012 года – либо посредством внесения изменений в Киотский протокол, либо посредством разработки нового соглашения. Также ожидалось, что будут определены конкретные цели и обязательства сторон по сокращению эмиссий ПГ. К сожалению, эти ожидания не были оправданы. Итогом переговоров в Копенгагене стало так называемое Копенгагенское соглашение, являющееся, несмотря на свой во многом исторический характер, скорее политической декларацией, подтверждающей намерения сторон по сдерживанию роста глобальной температуры, нежели юридически обязывающим документом.

Однако следует надеяться, что сторонами РКИК в оставшийся период времени все-таки будут приняты взаимные и обязывающие к выполнению документы, поскольку, несмотря на отсутствие таких соглашений в результате встречи в Копенгагене, с каждым днем все более очевидно, что проблема изменения климата требует скорейшего решения.

Предпринятые меры по вхождению Казахстана в состав участников Приложения. Как отмечено выше, существует ряд требований, соответствие которым Казахстан должен подтвердить для вхождения в состав участников Приложения 1. В общем виде эти требования были сформулированы в 2005 году и, помимо прочего, включают:

- формирование единого координационного центра по утверждению СО и МЧР проектов;

- создание национальной системы оценки антропогенных выбросов из источников и антропогенной абсорбции поглотителями парниковых газов;

- создание национального реестра источников и поглотителей парниковых газов и пр.

Для выполнения этих требований Министерством охраны окружающей среды РК (МООС) предусмотрен план действий под названием «Дорожная карта-2010», опубликованный на сайте МООС. Указанный план включает ряд мер, которые должны были обеспечить соответствие Казахстана перечисленным выше требованиям еще в конце 2010 года.

Данные меры, среди прочего, включали:

- проведение инвентаризации выбросов ПГ – май 2010 года;

- создание государственного реестра антропогенных выбросов и абсорбции ПГ – четвертый квартал 2010 года;

- разработка процедуры реализации проектов совместного осуществления – 30 июня года;

- подготовка национального доклада для утверждения ЕУК – 17 сентября 2010 года и др.

Однако существующая законодательная база, регулирующая вопросы распределения и торговли квотами, а также вопросы оформления соответствующих разрешений, вызывает целый ряд серьезных вопросов. Учитывая, что механизмы Киотского протокола должны заработать в Казахстане уже в ближайшее время, ответы на вопросы, которые в общем виде сформулированы ниже, не были найдены в кратчайшие сроки и реализованы. Слабая организация работ и отсутствие профессионального подхода сыграли в этом, на наш взгляд, не последнюю роль. В результате по тем или иным обстоятельствам они не выполнялись.

2.2 Вопросы распределения и торговли квотами в Казахстане.

В соответствии с Правилами ограничения, приостановления или снижения выбросов парниковых газов в атмосферу, утвержденными Правительством РК 11 февраля 2008 года, МООС ежегодно определяет лимиты предельно допустимых выбросов ПГ для природопользователей. Несмотря на то, что указанные правила были утверждены в 2008 году, предусмотренная правилами система распределения на основании заявок от природопользователей начала работать в начале 2011 года. Поскольку, как следует из выступлений официальных представителей МООС, создание внутреннего рынка торговли квотами привязывается министерством к включению Казахстана в Приложение 1 и определению для нашей страны ЕУК.

Лимиты будут определяться на основании данных инвентаризации выбросов ПГ, для осуществления которой будут использоваться отчеты природопользователей. Согласно требованиям МООС такие отчеты должны быть предоставлены до 30 марта 2010 года, а итоги инвентаризации – подведены к концу мая 2010 года. Базовым годом для определения лимитов будет считаться 2008 год.

Важно, что правила распространяются не на всех природопользователей, а только на тех, кто осуществляет виды деятельности, указанные в приложении № 1 к правилам. Данный перечень видов деятельности, на наш взгляд, нуждается в серьезной корректировке.

К примеру, из видов деятельности, относящихся к добыче нефти и газа, в приложении № упомянуто только сжигание попутного газа при добыче нефти. В то же время, в соответствии с п. 2 статьи 30-5 Закона РК «О нефти», сжигание попутного газа при добыче нефти запрещено.

На практике сжигание попутного газа при добыче нефти в настоящее время осуществляется на основании разрешений, выданных в соответствии с п. 2-1 той же статьи – однако действие таких разрешений ограничено во времени, и подавляющее большинство недропользователей, вне зависимости от наличия разрешений, осуществляет реализацию программ по утилизации попутного газа. На крупнейших месторождениях Казахстана, к примеру, на месторождении Карачаганак, утилизируется до 99% попутного газа.

Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, при которой единственный вид деятельности при добыче нефти, для занятия которым могут быть выделены квоты, фактически запрещен. Логика в таком решении, тем не менее, есть. Определяя сжигание попутного газа как один из видов деятельности, для занятия которым будут выделяться квоты, правила тем самым опосредованно поощряют реализацию программ утилизации. Если в базовом 2008 году компанией недропользователем было сожжено то или иное количество попутного газа, а в 2009-2010 году реализована программа по его утилизации, то освободившиеся в результате такой программы квоты, присвоенные в соответствии с данными 2008 года, могут быть впоследствии успешно проданы. Более того, такая система поощряет привлечение инвесторов для реализации программ утилизации в рамках проектов СО.

Однако, в этом случае, серьезно пострадают недропользователи, начавшие реализацию программ по утилизации до начала базового года и в базовом году. Потому что уровень выбросов ПГ за 2008 год у них будет ниже. И снова парадоксальная ситуация – наиболее ответственные компании, раньше прочих приступившие к реализации проектов по утилизации ПГ, в результате пострадают, потому что им будет присвоено меньше квот, а значит, будет меньше возможностей для торговли.

Для разрешения этой ситуации, на наш взгляд, нужно расширить перечень, включив туда, кроме сжигания попутного газа, и другие виды деятельности, в результате которых осуществляются выбросы ПГ при добыче нефти. Но прежде всего, необходимо изучить каковы общие эмиссии парниковых газов в Казахстане.

2.3 Общий объем эмиссии ПГ в Казахстане и разрешения на его выбросы.

По состоянию на 2011 год углекислый газ в атмосфере Земли представлен в количестве 0,0392 % [36]. Отличительной особенностью парниковых свойств диоксида углерода по сравнению с другими газами является е долговременное воздействие на климат, которое после прекращения вызвавшей е эмиссии остается в значительной степени постоянным на протяжении до тысячи лет. По данным ученых [37] установлено, что вклад естественной эмиссии углекислого газа в «парниковый эффект» на порядок выше (600 000 млн. т/ год), чем антропогенной (22000 млн. т/ год). Однако суммарный выброс имеют постоянный и долговременный характер. Наряду с промышленными выбросами CO2, немалый вклад на накопление CO2 в атмосфере вносит эмиссия его с деградированных земель, однако эта сторона вопроса малоизучена.

По данным Стратегического плана Министерства охраны окружающей среды страны на 2011-2015 годы Казахстан занимает первое место в мире по удельному показателю объема выбросов парниковых газов на единицу ВВП. С 2009 года Казахстан присоединился к всемирному движению по предотвращению глобального потепления, обусловленного постоянным увеличением объема парниковых газов от сжигания углеводородного топлива. При этом республика планирует ожидаемое снижение выбросов парниковых газов с 2015 года [38].

Для достижения этой цели Казахстан должен перейти к «зеленой экономике» и сократить выбросы как парниковых газов, так и других вредных веществ, предотвращая и снижая загрязнение окружающей среды [39].

В последние годы исследования РГП «КазНИИЭК» направлены на разработку технологии современного мониторинга пастбищных земель для объективной оценки биоэкологического состояния, продуктивности и оптимальных нагрузок скота, а также оценки ресурсного потенциала пастбищных земель как природного резервуара накопления углерода.

Определенные исследования также ведутся в рамках создания в Институте методологической базы для ведения национального мониторинга парниковых газов в Казахстане, в соответствие с его обязательствами по Киотскому протоколу, которые охватывают все секторы экономики, включая сельское и лесное хозяйство. Результаты направлены на устойчивое использование пастбищных ресурсов в животноводстве Казахстана и снижение темпов опустынивания земель.

Для достижения этой цели Казахстан начал путь к «зеленой экономике», сокращая выбросы как парниковых газов, так и других вредных веществ, предотвращая и снижая загрязнение окружающейсреды. Сельскохозяйственный сектор экономики в последние годы обеспечивает от 14 до 31 млн. тонн выбросов парниковых газов в атмосферу при величине стока от 6 до 9 млн. тонн в эквиваленте СО2, что составляет 6-12% и 2-3 % соответственно от общей эмиссии парниковых газов в Казахстане. Очень важно при расчетах баланса парниковых газов в сельскохозяйственном секторе объективно оценить углеродный потенциал лесных и природных лугопастбищных экосистем. Как показывают предварительные расчеты, огромные площади природных пастбищ, наравне с лесами, являются достаточно объемным резервуаром накопления углерода из атмосферы. Потенциальные запасы углерода на пастбищах превышают общий его запас в лесных экосистемах ориентировочно в три раза и составляют только в биомассе 450-500 млн. тонн в расчете на восстановленный растительный покров. Более точные результаты по оценке углеродоемкости природных экосистем и динамики баланса парниковых газов можно получать на базе их регулярного мониторинга и математического моделирования продукционных процессов на пастбищах [39].

За 35 лет почвы Северного Казахстана потеряли 570 млн. т органического углерода. При минерализации органический углерод почвенного гумуса, в основном, окисляется до СО2, и эмиссия углекислого газа в атмосферу за этот период составила не менее 1,5 млрд. т. На первом этапе устойчивого органического земледелия следует ожидать обратный процесс связывания СО2 атмосферы и закрепления его в почвенном органическом веществе примерно в таком же объеме. Одновременно на остальной территории республики в органическом веществе почв будет связано еще не менее 1,5 млрд. т СО2. Приведенные объемы углекислого газа нуждаются в уточнении после пересчета по почвенным зонам и подзонам Казахстана [40]. А. Мендешевым и С. Жердевой была изучена динамика выделения СО2 орошаемыми степными почвами Северного Казахстана [41].

По результатам инвентаризации парниковых газов проведенных в Казахстане общие эмиссии газов с прямым парниковым эффектом в 2007 году без учета поглощения CO2 лесами составили 246,74 млн. тонн CO2-эквивалента, включая 189,71 млн. тонн эмиссий от всей энергетической деятельности, 18,52 млн. тонн от промышленных процессов, 14,35 млн. тонн от сельского хозяйства, и 4,6 млн. тонн от отходов. Поглощение CO2 сектором лесного хозяйства и землепользования в 2007 г. составило 9,2 млн. т, как показано в таблице 1.

Таким образом, нетто-эмиссии с учетом поглощения CO2 сектором ЗИЗЛХ оценены в 237,54 млн. т CO2-эквивалента. Общие эмиссии CO2 в 2007 г. составляют 208,23 млн. т без поглощения углерода лесами, а с учетом поглощения – 199,03 млн. т.

На рисунке 11 и в таблице 1. приведена динамика совокупных антропогенных выбросов парниковых газов по секторам МГЭИК (в СО 2-экв.). С 1990 по 2000 гг. в Республике Казахстан происходило уменьшение выбросов парниковых газов во всех секторах в связи с общей экономической ситуацией в стране. В 2000 г. общие национальные выбросы были на 49 % ниже уровня 1990 года и на 51 % ниже уровня 1992 года.

Таблица 1. - Общие эмиссии газов с прямым парниковым эффектом в Казахстане, млн т CO2 эквивалента Категории источников 1990 1992 1994 2000 2005 2006 МГЭИК 238,3 261,2 243,7 137,3 186,3 193,3 208, CO 220,1 246,3 236,5 126,6 170,2 178 189, Энергетическая деятельность 216,8 243 233,9 120,3 163,7 171,3 184, Сжигание топлива 3,3 3,3 2,6 6,3 6,5 6,7 5, Летучие эмиссии 18,3 14,9 7,2 10,7 16,1 15,3 18, Промышленные процессы Изменение землепользования и лесное хозяйство (сток)* -8,1 -7,1 -4,8 -7,1 -5,9 -7,5 -9, 65,15 58,34 44,82 23,13 33,63 38,41 35, CH 40,6 34,7 25,1 10,0 17,6 19,4 18, Энергетическая деятельность 39 32,8 23,9 9,6 17 18,6 17, Летучие эмиссии 1,6 1,9 1,2 0,4 0,6 0,8 0, Сжигание топлива 0,05 0,04 0,02 0,03 0,03 0,01 0, Промышленные процессы 20,9 20,2 16,7 9,1 11,7 14,5 12, Сельское хозяйство 3,6 3,4 3 4 4,3 4,5 4, Отходы 4,2 4,1 3,4 1,8 2,3 2,9 3, N2O 0,8 0,9 0,9 0,4 0,5 0,6 0, Энергетическая деятельность 0,8 0,9 0,9 0,4 0, Сжигание топлива 0,6 0, 2,2 1,9 1,1 0,7 0, Сельское хозяйство 1,3 1, 0,4 0,4 0,5 0.3 0.4 0.4 0. Отходы 307,65 323,64 291,92 162,23 222,23 234,61 246, Общие эмиссии Нетто-эмиссии (источники и стоки) 299,55 316,54 287,12 155,13 216,33 227,11 237, Млн. тонн СО2-экв.

1990 1992 1994 2000 2005 2006 Годы Энергетическая деятельность Промышленные процессы Сельское хозяйство Отходы Рис. 11. Динамика эмиссий ПГ от всех категорий источников с 1990 по 2007 гг.

Несмотря на наблюдающийся в настоящее время рост выбросов ПГ, суммарные эмиссии парниковых газов в 2007 г. остаются все еще значительно ниже уровня 1990 года.

Распределение выбросов по секторам мало изменялось на протяжении периода 1990…2007 гг.

По доли вклада в общие эмиссии доминируют выбросы от энергетического сектора — в 1992 и 2007 гг. их доля составила 80 % и 79,4 %, соответственно. Подробный анализ динамики выбросов парниковых газов по отдельным секторам приведен в соответствующих главах отчета. Необходимо отметить, что данные о выбросах и абсорбции парниковых газов, включенные в настоящий кадастр, несколько отличаются от данных, приведенных в Первом Национальном сообщении РК по РКИК ООН (ПНС), представленном в 1998 г., в связи с выполненными за прошедшее с момента разработки ПНС время улучшениями оценок. В соответствии с требованиями руководящих документов РКИК ООН совершенствование кадастра будет продолжаться и в будущем.

На рисунке 12 представлен вклад каждого источника в общие национальные эмиссии.

Видно, что на протяжении всего периода основным источником эмиссий парниковых газов в Казахстане является энергетическая деятельность, доля которой практически не менялась по годам и в 2007 г. составляет 82,6,0 %.

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% Годы 1990 1992 1994 2000 2005 2006 Отходы Сельское хозяйство Промышленные процессы Энергетическая деятельность Рис. 12. Доли категорий источников эмиссий в общих национальных эмиссиях ПГ, в % На втором месте по доле вклада в эмиссию, находятся промышленные процессы. Их вклад возрос от 5.5 % в 1990 г. до 11,8 % в 2007 г. Вклад сельского хозяйства снизился от 12,3 % в 1990 г. до 5 % в 2007 г. Доля эмиссий от категории «Отходы» на протяжении рассматриваемого периода находилась в пределах 1,4-1,6 %. В таблице 2 представлена динамика эмиссий СО2 от основных категорий источников выбросов ПГ в Казахстане.

Таблица 2 - Эмиссии CO2 по категориям источников в Казахстане, млн. тонн.

Годы/Категории источников 1990 1992 1994 2000 2005 2006 Энергетическая деятельность 259,9 280 261,3 136,6 187,7 188,2 189, Промышленные процессы 18,3 14,9 7,2 10,7 16,1 15,3 18, Всего 278,2 294,9 268,5 147,3 203,8 203,5 208, Из данных таблиц 1 и 2 видно, что выбросы основного парникового газа СО2 в Казахстане образуются в результате деятельности, связанной со сжиганием топлива, и в результате некоторых технологических процессов в промышленном производстве, не связанных со сжиганием топлива. Причем вклад энергетической деятельности за весь период преобладает над долей СО2 от промышленных процессов и составляет от 91 до 97 % от суммарных выбросов СО2. В Казахстане общие удельные эмиссии ПГ в 2007 году составили около 15,8 т на душу населения, из них 13,37 т приходилось только на СО 2. В 2006 году эти показатели составляли более 16,2 т на душу населения, из них около 12,3 т приходилось на CO2.

В 2006 г. в Найроби (Кения) на Конференции Сторон РКИК ООН, в числе прочих вопросов, по просьбе Казахстана обсуждался вопрос о базовом годе Казахстана для последующих инвентаризаций парниковых газов. Казахстан информировал Стороны, что он хотел бы иметь в качестве базового 1992 год – первый год независимости, когда по нашему мнению статистические данные более надежные. Поэтому в данном отчете мы проводим сравнения по отношению к 1992 г. В 2007 г. выбросы ПГ без учета стока составляли 72,4 % от уровня 1992 года.

По объему выделяемых парниковых газов Казахстан является крупнейшим источником в Центральной Азии, занимая третье место в СНГ после России и Украины. Общие национальные эмиссии парниковых газов с прямым парниковым эффектом в 2006 году без учета поглощения СО2 лесами составили 249,4 млн. тонн СО2 эквивалента, включая 198, млн. тонн эмиссий от всей энергетической деятельности, 15,3 млн. т от промышленных процессов, 30,8 млн. тонн от сельского хозяйства, и 5,2 млн. тонн от отходов. Для сравнения в 1992 базовом году общие национальные эмиссии парниковых газов с прямым парниковым эффектом составили 339,1 млн. тонн. Таким образом, Казахстан имеет задел около 90 млн. тонн и при эффективном управлении этот задел в виде инвестиций может быть направлен на модернизацию энергетического сектора, озеленение городов, реализацию проектов по уменьшению потерь в теплосетях, газо- и нефтепроводах и т.д.

В республике имеется значительный потенциал по энергосбережению. Сокращение эмиссии СО2-эквивалента в энергетическом секторе предполагается получить как за счет модернизации традиционных отраслей энергетики, так и за счет использования возобновляемых источников энергии, а также внедрения ресурсосберегающих технологий.

Сейчас изношенность промышленного и энергетического оборудования РК, по разным оценкам, превышает критический рубеж в 60%, и ее модернизация потребует миллиардных инвестиций, Киотский протокол - это инструмент привлечения инвестиций в эти сектора экономики. Примером реализации механизмов Киотского протокола в Республике может служить модельный проект по энергоэффективности на Уральской ТЭЦ. В рамках проекта японской правительственной организацией NEDO было организована установка новейшего японского оборудования, которое позволило вырабатывать дополнительное электричество, улучшило КПД производства. Инвестиции по проекту составили порядка 15 миллионов долларов США, сокращение выбросов, порядка 600 тысяч тонн в год, достигнутое в результате проекта должно быть передано Казахстаном Японии.

В целом осуществление механизмов Киотского протокола позволит достигнуть целей по вхождению Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира, а также обеспечит реализацию Стратегии индустриально-инновационного развития, которой предусмотрено повышение ВВП при одновременном снижении энергоемкости.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.