авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«1 Нурушев М.Ж., Байгенжин А.К., Нурушева А.M. НИЗКОУГЛЕРОДНОЕ РАЗВИТИЕ - КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ: Казахстан, Россия, ЕС и позиция США (1992-2013 ...»

-- [ Страница 6 ] --

2. В этих условиях нельзя ограничиться частичным улучшением существующего миропорядка на базе ранее принятых решений. Движение по инерционному пути чревато нарастанием угрозы глобальных катастроф, социально-политических столкновений цивилизаций. Необходима долгосрочная, научно обоснованная стратегия, ориентированная на радикальные трансформации, инновационный прорыв, мобилизующая усилия цивилизаций, государств, социальных слоев, поколений на преодоление кластера глобальных кризисов и становление интегральной цивилизации – социально, ноосферно и инновационно ориентированной.

3. Долгосрочная стратегия партнерства цивилизаций должна быть конкретизирована в стратегиях трансформации главных составляющих генотипа цивилизаций – в энергоэкологической, демографической и миграционной, инновационно-технологической, становления интегрального экономического строя и трансформации глобализации, формирования многополярного мироустройства на базе партнерства цивилизаций и государств, становления интегрального социокультурного строя – возвышение науки и креативного инновационного образования, возрождение высокой культуры. Эти стратегии должны опираться на сеть долгосрочных программ и проектов партнерства цивилизаций, на формирование системы институтов и механизмов партнерства цивилизаций и государств при ведущей роли ООН, которая в перспективе может быть трансформирована во Всемирную конфедерацию государств и цивилизаций.

Таким образом, впервые ученые 11 стран (ученые России и Казахстана в последующем использовали материалы еще 9 государств) и 6 цивилизаций представили свое видение долгосрочных тенденций развития цивилизаций и обосновали главные контуры долгосрочной стратегии партнерства цивилизаций, позволяющей осуществить оптимистический, инновационно-прорывной сценарий преодоления глобальных кризисов и становления интегральной, гуманистически-ноосферной цивилизации.

3.2. Энергоэкологический кризис I-ой четверти XXI века.

Современный энергоэкологический кризис не является чем-то случайным и непредсказуемым. По мнению академика РАЕН Ю.В.Яковца [59], это закономерный этап цикличной динамики общества и глобального энергетического сектора.

При его диагностике следует учитывать, что:

– энергоэкологический кризис является составным элементом общецивилизационного кризиса в период смены отжившего свой срок индустриальной мировой цивилизации ноосферной интегральной цивилизацией, которая станет преобладающей в авангардных странах к середине XXI века;

– энергоэкологический кризис неразрывно связан с кризисами других составляющих генотипа цивилизаций – технологическим, демографическим, экономическим, геополитическим и социокультурным;

– современный кризис выражает переходную фазу в смене сверхдолгосрочных и долгосрочных энергоэкологических циклов и завершится с переходом от индустриального энергоэкологического способа производства и потребления к ноосферному способу производства и потребления;

– решающим фактором такого перехода является широкое распространение достижений технологической революции XXI века, энергосберегающих, экологически чистых технологий 6-го уклада. В этом плане технологическая и энергоэкологическая революции 2-й четверти XXI века неразрывно связаны.

Факторы кризиса. Каковы факторы и особенности энергоэкологического кризиса первой четверти XXI века?

1. Энергетический кризис. Важнейшим фактором высоких темпов роста мировой экономики II половины XX века было вовлечение в производство новых крупных месторождений нефти и газа. Однако к концу века лучшие материковые месторождения уже освоены и быстро истощаются, а добыча перемещается на морские шельфы, что связано с большим экологическим риском и высокими издержками. Новым ресурсом может быть освоение значительных запасов гидратов, но технологически их добыча пока не разработана.

Поэтому исчерпание запасов ископаемого топлива, которое составляет сейчас 81% в мировом балансе потребления энергии, становится все более весомым фактором глобального энергоэкологического кризиса, ограничителем экономического роста.

Следует учитывать, что до середины XXI века ископаемое топливо останется преобладающим энергоресурсом. Темпы роста альтернативной энергетики под влиянием аварии на станции Фукусима (Япония) замедлятся. Основными путями повышения эффективности этого фактора являются:

– увеличение коэффициента нефтеотдачи, что увеличит извлекаемые запасы нефти;

– применение новых, экологически чистых технологий использования угля и сланцев;

– разработка эффективных технологий добычи гидратов;

– изобретение и использование принципиально новых эффективных способов использования топлива;

– освоение и распространение энергосберегающих технологий шестого уклада, относительное, а потребления энергии в развитых странах, затем и абсолютное сокращение являющихся основными потребителями энергии. Страны с высокими доходами и доходами выше средних, где проживает 27,5% населения мира, потребляли в 2006 году 65.4% энергии, тогда как страны с низкими доходами (19,6% населения) - всего 5%.

Использование всех этих факторов смягчит тенденцию исчерпания ископаемого топлива. Но главным путем преодоления энергоэкологического кризиса останется повышение доли в мировом балансе возобновляемых и альтернативных источников. Это базисное направление энергоэкологической революции XXI века.

Экологический кризис. Если в XX веке экологический фактор не оказывал 2.

существенного влияния на экономическую динамику, она основана, в основном, на локальном уровне, то в XXI веке он приобрел глобальный характер и становится все более заметным тормозом экономического роста и улучшения качества жизни населения. Это находит выражение в нарастающем потоке выбросов парниковых газов в атмосферу, увеличении дефицит пресной воды во многих регионах, вырубке тропических лесов Южной Америки и Африки, падении естественного плодородия сельскохозяйственных земель, угрозе радиоактивных загрязнений типа аварий на АЭС в Чернобыле и Фукусиме. Соединяясь с неблагополучными экологическими изменениями, этот фактор делает все более реальной угрозу глобальной экологической катастрофы.

Осознание этой угрозы вынуждает мировое сообщество вырабатывать резервы снижения загрязнения окружающей среды на пути к ноосфере, гармоничной эволюции природы и общества. Поставлена цель сократить вдвое выбросы парниковых газов к середине XXI века, но синдром «Фукусимы» делает достижение этой цели менее вероятным.

Кроме того, подъем экономики в развивающихся странах, как показывает опыт Китая и Индии, связан с многократным увеличением потребления энергии и выбросов парниковых газов. Нарастает поток твердых отходов и загрязнений, особенно бытовых отходов в мегаполисах.

Экологический и энергетический кризисы неразрывно взаимосвязаны, образуют общую нишу энергоэкологического кризиса первой четверти XXI века. Его преодоление возможно во второй четверти века на базе глобальной энергоэкологической революции, перехода к ноосферному энергоэкологическому способу производства и потребления.

Фактор удорожания. Вовлечение в производство новых, более эффективных 3.

ресурсов было в предыдущие два столетия важнейшим фактором повышения эффективности воспроизводства, снижения стоимости продукции.

С последней четверти XX века произошел перелом тенденции. Средняя цена нефти поднялась с 2,11 долл. за баррель в 1970 г. до 28,21 долл. (в 13.4 раза) в 2000 году (при этом, правда, следует учитывать и обесценивание доллара). В начале XXI века эта тенденция продолжилась: в 2008 году цена достигла максимума в 146 долл., затем упала до 42 долл., но в последнее время вновь начала повышаться, превысив в 2011 году 100 $ за баррель.

Вместе с быстро растущими экологическими затратами это означает, что общество вынуждено все большую массу и долю труда тратить на удовлетворение потребностей в энергии и охрану окружающей среды, что сокращает долю ресурсов, направляемых на рост производства и повышение уровня жизни. К тому же резкие колебания цен на энергоносители служат дестабилизирующим фактором в мировой экономике.

Кадровые ограничения. Одним из факторов углубления энергоэкологического 4.

кризиса являются кадровые ограничения. Они выражаются в:

– значительном сокращении темпов роста трудоспособного населения и числа занятых, особенно в странах, охваченных высоким приростом населения (а число таких стран к середине XXI века, по среднему варианту прогноза ООН, превысит 50);

– сокращение доли занятых в материальном производстве за счет чрезмерного разбухания сферы услуг, особенно рыночных;

– отставание в развитии инновационного образования, острый дефицит кадров, способных изобретать, осваивать, производить и использовать принципиально новую технику и технологию, осваивать базисные инновации.

Кризис управления. Энергоэкологический кризис усугубляется тем, что системы 5.

управления (как корпоративного, так и государственного и международного) оказались неспособными предвидеть кризисные последствия и адекватно реагировать на них, во многом потеряли способность к долгосрочному стратегическому мышлению и действию. Этому способствовало распространение в конце XX века неолиберальных идей и реформ, иллюзия о необходимости ухода государства из экономики и определяющей роли «невидимой руки рынка». Глобальный энергоэкологический кризис 2008-2009 гг. развеял эти иллюзии и вынудил государства экстренно направить около 18 трлн. долл. США для спасения терпящих бедствие корпораций, банков, страховых компаний, ТНК. Это привело к значительному росту государственного долга во многих странах и экстренных мер по экономии ресурсов, в том числе, выделяемых на инновационные трансформации и социальное развитие. Это тормозит преодоление кризиса и экономический рост.

Все эти проявления глобального энергоэкологического кризиса снижают жизненно необходимые разработки и реализацию долгосрочной научно-образовательной стратегии глобального устойчивого развития, адекватного условиям XXI века и ориентированной на партнерство государств и цивилизаций для адекватного ответа на вызовы нового века.

3.3 Основные контуры глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизации На основе разработанного Глобального прогноза «Будущее цивилизаций» на период до 2050 года и Доклада к Конференции ООН РИО+20 «Основы глобальной стратегии устойчивого развития на базе партнерства цивилизаций» можно сделать следующие выводы о необходимости и основных контурах глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций [59,60].

Современный энергоэкологический кризис носит глобальный характер. Ни одна, даже самая мощная страна, цивилизация или группа стран не может решить их в одиночку. Только совместными усилиями всего глобального сообщества государств и цивилизаций можно преодолеть весьма опасные тенденции и обеспечить переход к ноосферному энергоэкологическому способу производства и потребления. Жизненно необходима глобальная стратегия. Ее особенности состоят в следующем.

Во-первых, эта стратегия должна носить долгосрочный характер - до середины столетия, охватывая завершение пятого Кондратьевского цикла, становление и развитие шестого цикла.

Это обусловлено длительностью и глубиной глобальных трансформаций, масштабом переходного периода от индустриальной к интегральной мировой цивилизации. Однако рекомендации «группы 8», «группы 20», ООН, ориентированные на частичное улучшение преобладающего, но устаревшего миропорядка, на среднесрочную перспективу не дают ориентиров для преодоления кризисных фаз долгосрочных и сверхдолгосрочных циклов.

Во-вторых, глобальную стратегию необходимо ориентировать на инновационно прорывной сценарий, на освоение и распространение в глобальных масштабах базисных и эпохальных инноваций, определяющих содержание энергоэкологической революции XXI века.

Полумеры, улучшающие псевдоинновации способны лишь затянуть кризис, продлить агонию отжившего свой срок индустриального энергоэкологического способа производства и потребления. Однако такой подход наталкивается на барьер узости и инерционности мышления, преобладающего ныне среди лиц, принимающих решения на национальном, корпоративном и международном уровнях, консервативно настроенных представителей поколения 90-х годов XX века, срок лидерства которого истекает. Потребуется смена лидеров, перенос центра тяжести в принятии решений к лидерам поколения 20-х годов XXI века, которое будет преобладать в предстоящие три десятилетия.

В-третьих, стратегия должна носить системный характер, обеспечивать сбалансированную трансформацию всех сторон общества, всех составляющих генотипа цивилизаций – энергетической и экологической, демографической и технологической, экономической, геополитической и социокультурной. Только такой согласованный подход к глубинным трансформациям даст нужный эффект, позволит осуществить болезненные трансформации в более короткие сроки и с меньшими рисками и потерями.

В-четвертых, по своим масштабам, пространству действия стратегия является общепланетарной, глобальной. Нет ни одной цивилизации, ни одного государства, которое не испытывало бы на себе ощутимое ее влияние, выступая в той или иной роли в процессе осуществления стратегии - экспортера или импортера энергии, динамики мировых цен на нее, пользователей.

В-пятых, важнейшим долгосрочным ориентиром стратегии должно быть существенное сокращение нарастающего разрыва в уровне энергоэкологического, технологического, экономического и социального развития между богатыми и бедными странами и цивилизациями. Полюсами богатства и бедности в современном мире являются, с одной стороны, североамериканская, западноевропейская и японская цивилизации, с другой - большая часть стран мусульманской и буддийской цивилизаций и, особенно, африканская цивилизация.

Пропасть между ними достигла крайнего предела, что ставит под вопрос их будущее. Только на основе партнерства цивилизаций, есть возможность сократить этот опасный разрыв.

В-шестых, любая стратегия, а тем более долгосрочная, глобальная, может быть успешно осуществлена лишь при наличии эффективной системы управления ее реализацией. Сейчас такой системы управления практически нет. Единственный глобальный орган, представляющий все цивилизации и почти все государства мира, – ООН – ослабила свою стратегически инновационную функцию, концентрируясь на выполнении ранее принятых решений, хотя они во многом не отражают реалии и противоречия новой исторической эпохи. Группировки ведущих государств - «группа 8» и «группа 20» – пытаются частично улучшить преобладающую ныне систему, исходя из собственных интересов. Еще более консервативный подход международных экономических организаций – Международного валютного фонда, Всемирного банка, ВТО, которые, в основном, представляют и защищают интересы развитых стран и ТНК. К обоснованию стратегических решений в минимальной степени привлекается наука.

Для осуществления долгосрочной глобальной стратегии потребуется сформировать эффективную, долгосрочную систему управления, включающую институты и организации, ориентированные на научную базу стратегических решений.

3.4. Содержание и структура экономической стратегии.

Основным содержанием управления реализацией стратегии является система долгосрочных мер, обеспечивающих преодоление глобального энергоэкологического кризиса.

Это, крупномасштабное освоение энергетических, экологически чистых технологий шестого уклада и повышение энергоэффективности, становление ноосферного энергоэкологического способа производства и потребления. Сокращение пропасти в уровне энерговооруженности и энергообеспечения богатых и бедных на базе институтов и механизмов партнерства государств и цивилизаций.

Содержание Стратегии должно быть конкретизировано при построении дерева целей, предусматривающего в долгосрочной перспективе стабилизацию уровня энергопотребления.

Она должна предусматривать повышение доли альтернативных и возобновляемых источников энергии до 30-35%, снижение выбросов парниковых газов в полтора-два раза к середине века, сокращение в 3-4 раза разрыва в энерговооруженности труда и энергопотреблении между странами с высокими и низкими доходами.

Важнейшим направлением реализации Стратегии является переход к энергосберегающему типу потребления – в производстве, жилищно-коммунальном и домашнем хозяйстве, отказ от энергорасточительных технологий, особенно в развитых странах, стабилизация, а затем снижение общего объема потребления энергии по планете (чему будут способствовать сокращение темпов прироста населения и освоение энергосберегающих технологий). В то же время для бедных стран с низким уровнем энергопотребления важнейшей задачей остается его повышение как основы экономического роста и преодоления отсталости.

Поскольку ископаемое топливо останется преобладающим источником энергии, необходимо предусмотреть меры по его сбережению с учетом интересов будущих поколений, повышению степени извлечения из недр и глубины переработки, освоению новых источников (гидратов, сланцев и т.п.).

Магистральным направлением реализации Стратегии является расширение использования возобновляемых и альтернативных источников энергии, прежде всего наукоемких – водородной энергии с топливными элементами, солнечной энергии, биотоплива новых поколений и т.п. Наряду с малыми автономными энергогенераторами, включая малые ГЭС, ветровые станции, возможно также сооружение крупных приливных станций по берегам Охотского моря.

Следует ожидать сокращения темпов роста, а возможно, и сокращение объема и доли в производстве энергии АЭС под влиянием аварии в Фукусиме.

Постепенное сокращение выбросов парниковых газов в атмосферу требует радикальных перемен, как в структуре энергопотребления, так и массового использования безотходных и малоотходных технологий. Отработки механизма стимулирования снижения выбросов, введения платежей за загрязнения как инструмента изъятия экологической антиренты и ее использования для финансирования освоения и распространения экологически чистых технологий, особенно в развивающихся странах. Потребуется создание системы экомониторинга, измеряющего источники и объемы загрязнений.

Механизмы и институты реализации Стратегии.

3. Механизмы реализации стратегии. Чтобы Стратегия стала выполняемым документом, а не суммой добрых пожеланий, надо создать эффективные механизмы ее осуществления.

Каковы основные элементы этих механизмов:

1. Система долгосрочного и среднесрочного прогнозирования и стратегического планирования.

Периодически (примерно раз в 5 лет) необходимо разрабатывать и уточнять долгосрочные прогнозы развития мирового энергосектора, происходящих в нем сдвигов, а также проводить мониторинг сопоставления прогнозных и фактических траекторий. На этой основе определяется система приоритетов для реализации инновационно-прорывного сценария прогноза и разрабатывается долгосрочный (с горизонтом 10-15 лет) стратегический план, который концентрирует ресурсы на сбалансированной трансформации энергосектора мира, а также отдельных стран. Эта работа может осуществляться на базе глобального и национальных энергоэкологических балансов.

2. Долгосрочные глобальные, международные и национальные программы являются основными инструментами реализации Стратегии. Так, в США были приняты долгосрочные программы по водородной и альтернативной энергетике;

в ЕС – водородная платформа с горизонтом до 2050 года. Международный коллектив ученых предлагает для реализации Стратегии глобальную программу «Чистая энергия» и международную энергоэкологическую программу «Энергия Арктики», которая может реализоваться при координирующей роли Ямало-Ненецкого автономного округа и при содействии Международного стратегического инновационно-технологического альянса.

По каждой программе необходимо логично построенное дерево целей, система проектов, обеспечивающих достижение целей, источники финансирования, система управления выполнением программ.

3. Финансирование программ – необходимо условие их успешного выполнения, реализации Стратегии энергоэкологического партнерства. Для этого могут быть использованы как средства Глобального экологического фонда, так и инвестиции заинтересованных государств и компаний, кредиты Всемирного банка и ведущих международных и национальных кредитных организаций. При этом следует учитывать, что проекты в области энергетики обычно отличаются длительностью сроков окупаемости, а в области экологии вообще могут быть не осуществлены без государственной и международной поддержки. Следует воспользоваться предложенным Международным стратегическим инновационно технологическим альянсом механизмом проведения международных конкурсов и аукционов инновационных проектов на базе Международной биржи инновационных проектов.

На заседании Круглого стола в рамках Всемирного саммита РИО+20 в Йоханнесбурге в 2002 году академик Ю.В. Яковец предложил механизм финансового обеспечения глобального устойчивого развития за счет отчислений от рентных доходов – мировой ренты, экологической антиренты и финансовой квазиренты. Это предложение было поддержано участниками заседания Круглого стола, но не получило отклика в ООН. Стоило бы вернуться к этому вопросу и учесть вероятность введения для финансирования глобальных и международных программ и проектов за счет изъятия мировой экологической антиренты – своего рода «зеленого налога», подобно тому, который введен в Индии. Это потребует от государства и компаний снижать выбросы парниковых газов и в то же время создает достаточные источники финансирования глобальных и международных экологических программ, а также для поддержки энергоэкологических программ в бедных странах. Подобное предложение обосновано в докладе Нобелевского лауреата по экономике Джозефа Стиглица на XV Всемирном конгрессе Международной экономической организации в Страсбурге в июне года.

Нынешние резкие колебания мировых цен на энергосносители во многом носят спекулятивный характер, ведут к крупным масштабам международных перераспределений фондов, делают ненадежными перспективные расчеты эффективности структурных сдвигов, использования новой техники и технологий в энергосекторе. Цены перестают быть измерителями стоимости и эффективности, превращаются в инструмент биржевых спекуляций, источник хаотических колебаний. Поэтому необходима выработка механизмов международного регулирования динамики мировых цен, чтобы повысить их устойчивость и предсказуемость.

3.6 Институты реализации глобальной энергоэкологической стратегии.

Предложенные механизмы реализации долгосрочной глобальной международной стратегии должны опираться на сеть адекватных масштабам стратегии и ее механизмам международных организационно-правовых институтов. О каких институтах идет речь?

1. Формирование в рамках ООН организации, ответственной за разработку и выполнение глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций. Сейчас такой организации нет. ЮНЕП отвечает в основном за разработку прогнозов экологического развития и поддержку некоторых экологических проектов. Финансированием международных и некоторых национальных проектов занимается Глобальный экологический фонд, Международное энергетическое агентство, представляющее в основном развитые страны (ОЭСР), периодически публикует экологические прогнозы.

Необходимо создать единый глобальный международный орган, который мог бы выступить заказчиком Глобальных энергоэкологических программ и проектов и отвечающий за их использование. Возможны два варианта: либо создать по решению Всемирного саммита или Генеральной ассамблей ООН новую специализированную энергоэкологическую организацию.

Либо расширить компетенцию ЮНЕП, поставить под ее эгиду Глобальный экологический фонд. Второй вариант представляется более подходящим и быстро реализуется, но он потребует радикального пересмотра компетенции и структуры ЮНЕП. В функции этого органа можно ввести формирование глобального механизма реагирования на чрезвычайные ситуации и природные катастрофы типа землетрясений в Гаити, Японии, цунами в Тихом океане, извержения вулканов в Исландии, экологической катастрофы в Мексиканском заливе и другие.

Глобальное энергоэкологическое право – новая отрасль международного права, регулирующая систему правовых отношений в области взаимодействия государств и ТНК, в том числе при реализации энергоэкологических программ и проектов, а также реакцию на чрезвычайные ситуации в этой сфере. Ряд элементов этого права уже существует, например, в виде международных соглашений о запрете испытаний и распространения ядерного оружия и других средств массового уничтожения. Потребуются также специализированные международные судебные органы для разрешения споров в этой сфере, органы исполнения судебных решений за соблюдением принятых норм глобального экологического права (типа экологической полиции).

Если будет принято решение о введении механизма возмещения экологического ущерба (изъятие мировой экологической антиренты), то потребуется специальный механизм мониторинга объема и конкретных источников загрязнений.

Специализированный орган потребуется и для выполнения функции международного мониторинга и регулирования динамики мировых цен на энергоресурсы, применения глобального антимонопольного законодательства в этой сфере.

Экспериментальной базой для создания механизмов будущего глобального права может служить нормативно-правовая база Европейского союза в регулировании энергетики и экологии. Следует с этой точки зрения изучить накопленный опыт, возможности и перспективы его использования в глобальных масштабах.

Финансовые институты – необходимое условие реализации Стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций, ее программ и проектов. Сейчас функцию регулирования глобальных финансово-кредитных отношений выполняют в основном Международный валютный фонд, Всемирный банк и менее известный Фонд финансовой стабильности. Существует ряд организаций типа Международной финансовой корпорации, Европейского банка реконструкции и развития и т.п. Но во всех этих организациях превалируют и «заказывают музыку» богатые страны, внесшие наибольший финансовый вклад в фонды этих организаций. Интересы стран, представляющих большинство человечества, нередко игнорируются либо нарушаются. Насущной задачей является демократизация деятельности этих организаций. Шаги в этом направлении были предложены «Группой большой двадцатки», однако они оказались малодейственными.

Стоит обсудить вопрос о создании, наряду с Глобальным экологическим фондом, Всемирного энергоэкологического банка реконструкции и развития, возложив на него функции поддержки не только экологических проектов, но и проектов по преодолению поляризации в этой сфере, развитию энергетической базы и энергоэкологических технологий в отстающих, бедных странах («полюса бедности») с учетом экологических требований.

Кадровое обеспечение реализации Стратегии, ее программ и проектов должно опираться на сеть существующих и вновь создаваемых образовательных и консультативных институтов.

Речь идет как о кадрах разработчиков и исследователей энергоэкологических программ и проектов, так и о кадрах национальных и международных чиновников и руководящих работников корпораций, осуществляющих руководство, выступающих в роли их заказчиков и приемщиков полученных результатов и практического использования этих результатов.

Энергоэкологические программы и проекты, тем более международные, обладают значительной спецификой и требуют специальных знаний. Сейчас таких знаний не хватает, что служит источником многочисленных ошибок и просчетов, провалов ряда проектов, при осуществлении базисных инноваций в этой сфере.

Исправить положение можно было бы как использованием специальных программ образования в ведущих университетах мира, так и путем организации переподготовки и дополнительного профессионального образования на базе Глобального инновационного Интернет-университета (ГИИУ) в партнерстве с ведущими университетами. По энергоэкологической программе «Энергия Севера» намечается организовать профессиональное образование на базе создаваемого Арктического научно-образовательного комплекса в партнерстве с ГИИУ и Санкт-Петербургским государственным политехническим университетом.

В исследованиях стенного биома значительных успехов достигли ученые Оренбурга. В Институте Степи Уральского отделения РАН (г. Оренбург) доктора географических наук А.А.

Чибилев, С.В. Левыкин С.Жданов в тесном контакте с казахстанскими коллегами проводят большую работу по восстановлению степных угодий, трансформации вторичных степей, роль которых в депонировании углерода огромна. Институт степи УрО РАН является ведущим степеведческим научным центром федерального значения, имеющим высококвалифицированные научные кадры, современную приборную базу и успешно решающим важнейшие научные фундаментальные и прикладные проблемы комплексного изучения степей Северной Евразии как единого эколого-географического и историко культурного пространства.

В конце XX века в степных регионах России и Казахстана особо остро встали проблемы оптимизации степного землепользования, вызванные деградацией почвенного покрова и ландшафтно-биологического разнообразия. В этот период были разврнуты масштабные исследования почвенного покрова степей Южного Урала, Тургайского плато, оптимизации степного земледелия на ландшафтной основе. Были разработаны научные основания для выделения уникальных, редких и исчезающих почвенных таксонов, что привело к созданию первой в России региональной Красной Книги почв. С февраля 2008 г. по настоящее время лабораторией руководит д.г.н. С.В. Левыкин (рисунок 34).

Рис. 34. Коллеги из России: директор института Степи, член-корреспондента РАН, д.г.н. Чибилв А.А., заведующий лабораторией агроэкологии, д.г.н. Левыкин С.В. и профессор Оренбургского государственного аграрного университета, заслуженный деятель науки, д.б.н. РФ Шевченко Б.П.

Целью деятельности лаборатории является разработка агроэкологических основ степного землеустройства для сохранения и восстановления степных экосистем на сельскохозяйственных землях. Анализ процессов поглотительной способности углерода степными пространствами, в разрезе географических зон. При сохранении основных научных направлений работы лаборатории, здесь разврнуты исследования в сфере анализа динамики степных агроландшафтов Заволжско-Уральского региона, степной агроэкологии и землеустройства, направленные на решение задачи восстановления ресурсов титульных степных биообъектов на землях сельскохозяйственного назначения.

Мы, авторы монографии (Н.М.), на протяжении последних 15-ти лет проводим совместные экспедиции на обширном пространстве казахстанско-российского приграничья по сохранению и восстановлению степных экосистем, возрастной анатомии, физиологии и этологии копытных (рисунок 30). Мы, за последние 10 лет, с Борис Петровичем опубликовали четыре монографии и два учебных пособия. Безусловно, данный пример может послужить образцом подражания казахстанско-российского сотрудничества в области научных исследований, для последующих поколений.

Другой особенностью, стоящее подражания, является его поистине дружеское отношение ко всем казахстанцам. Видимо, это связано с неизгладимыми впечатлениями его детства. Он родился в Акбулаке (Оренбургская область), в голодные годы его воспитывали казахи, каждого из которых он помнит по имени и фамилии. Именно подобного рода примеры взаимного уважения, добрососедства и поддержки описывал в своих трудах Лев Николаевич Гумилев, именем которого гордится каждый сотруник нашего университета. Высокий профессионализм Борис Петровича и человеческие качества, это тема отдельной книги. Хочу остановиться на особенностях наших научных трудов, т.е. монографиях.

Наши труды восполняли друг друга по многим параметрам, причем с полярных точек зрения. Изучив мою докторскую диссертацию посвященной селекции, технологии и этологии (поведение) табунной казахской лошади (в ней были изложены труды за 25 лет), он дал согласие быть первым оппонентом. С тех пор мы восполнили значительный пробел по многим насущным проблемам естествознания. Приведу лишь два примера.

Поразительно, но факт, что о возрастной биологии козы, о разводимых породах, особенностях козъего пуха, молока, могера и технологиях козоводства в Казахстане не было выпущено, ни одной книги. Хотя благодаря молоку этого животного в голодные годы, выжили не сотни, а десятки тысяч казахов. Наша монография «Возрастная биология козы (в схемах, рисунках и таблицах)», изданная в АО «Кокше-Полиграфия» в 2010 г. – 300 С. [61] является единственной, посвященная данной отрасли. Спустя два года, после ее выпуска и распространения в 2000 экземпляров, в Казахстане и России начали зарождаться специализированные козоводческие хозяйства. Вот в чем сила книги.

Другой пример. «Экофизиология животных при гиподинамии», Астана (2013 г.), раскрывает новый пласт проблем, от чего выбраковываются самые высокопродуктивные животные и как это предотвратить [62]. Когда страна завозит более половины молочных продуктов извне, и это угрожает продовольственной безопасности страны, может ли быть актуальнее темы в агарном секторе. Мы, в определенной степени, смогли бы проконсультировать проблему осуществления прогресса в данной наисложнейшей отрасли, где не последнее место занимает биотехнология, в частности, трансплантация эмбрионов. Если в КНР уже сегодня, ежегодно получают более 100 тысяч телят – это колоссальный успех в молочном скотоводстве. Это не перевозка самолетами сотни животных.

Другая сторона прогресса связана с производством средств малой и средней механизации доения, хранения, транспортировкой и реализацией, либо переработкой, которой должны снабжаться фермеры отдаленных участков. Это позволит наиболее полно осваивать наши пастбищные ресурсы страны, которые составляют 25-28 млн. тонн кормовых единиц, при их стоимости 1,2 млрд. долларов США (данные Всемирного банка, 1994 г.) [63] В освоении пастбищ поучителен профессиональный опыт Австралии. Но это уже тема другого плана.

Когда едут специалисты из одной страны в другую (не имеет значение, откуда и куда) перенимать опыт зарубежных стран, прежде всего они должны обладать азами той специальности, иначе поездка может быть безрезультативной, либо губительной для страны, этому есть множество примеров. Самое существенное в обеспечении продовольственной безопасности страны, это необходимость эффективного освоения многомиллиардных кормовых единиц урожая естественных пастбищ, остающихся не востребованной с весны до глубокой осени. Будучи оптимистом, верю, что верное решение из сложившейся ситуации, предложит независимый аграрный консультационный Совет, под руководством Кайрата Евниева. Его фундаментальное образование и опыт в аграрном секторе вселяет большую надежду. Надеюсь в обеспечении экологически чистыми мясными продуктами питания за счет развития пастбищного животноводства, и в частности, табунного коневодства, в роли действующего научного консультанта пригодятся и наши знания. (Н.М.).

Нам нельзя забывать исторические высказывания выдающихся политиков XX-го столетия. Когда Советский Союз впервые начал закупать зерно из Канады, стареющий Уинстон Черчиль высказался: «Я думал, что умру от старости, скорее я, наверное, умру от смеха…».

Если мы, уже сегодня со всей ответственностью не будем относиться к развитию молочного скотоводства и пастбищного животноводства, мы можем погубить не только престарелых иностранцев, но и себя и соотечественников. Надо уметь стыдиться, в этом тоже нет ничего плохого. Еще великий мыслитель Сократ говорил: «Нет ничего лучше искусства, выше знаний, красивее стыдливости, нет врага страшнее зависти».

Пропагандируя познание, надо поддержать отечественное аграрное производство, кто хотел бы вложить свою лепту в развитие традиционной отрасли, продолжить дело предков и не стыдиться в этом. Акцетированное развитие пастбищного животноводства нужно производить с учетом водно-земельных ресурсов, основанных на кормоемкости пастбищ и обеспеченности пресной водой. Определение наиболее эффективных зон развития пастбищного животноводства, для последующего государственного субсидирования, невозможно без приборов дистанционного зондирования Земли на авиационном базировании. Вот почему нами была внесена на рассмотрение ректора ЕНУ им. Л.Н.Гумилева, профессора Ерлана Сыдыова, проект создания нового Института биологических ресурсов и дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ на авиационном базировании). В техническом плане всю надежду возлагаю на друзей-соратников, ученых-специалистов с большой буквы, прошедших большую школу МГТУ им. Баумана и ФТИ РАН соответственно, это: доктор физико-математических наук Саутбеков С.С. и доктора технических наук Боранбаев С.Н. и Сабденов К. (см. последнюю главу).

По данным ВОЗ организму казахстанцев все еще не хватает витаминного и экологически чистого продуктов питания, каким является натуральное молоко, либо кумыс собственного производства. Протеиновая часть питания в рационе, в основном пополняется за счет мучной продукции, при этом хлебной продукции потребляется почти в полтора раза больше нормы.

Огромный пласт возможностей развития аграрного сектора лежит в производстве энергии, путем получения биогаза из сжиженного навоза животных (нейтрализация метана, закиси азота). Следует отметить, что и здесь практически крайне мало методик и рекомендации, по их внедрению. Без теории низкоуглеродного развития в аграрном секторе, и ее сопровождения на пилотных участках не может быть ощутимого прогресса в сельской экономике. Вот почему мы уделяем особое внимание развитию животноводства, ибо эта отрасль сопряжена с производством биогаза, удобрения, утилизацией отходов, т. е.

низкоуглеродным развитием.

Подбор и расстановка профессиональных кадров в реализации идей, нацеленных на форсированное индустриально-инновационное развитие, при их определенной нехватке, одна из существенных в Казахстане. Это, ощущается при реализации научных проектов, профессиональном сопровождении и внедрении. Однако, если кто нуждается в профессиональной консультации по вышеуказанным направлениям экономики, ученые университета готовы поделиться знаниями и опытом на благо страны. Эти истины прописаны и в Концепции развития ЕНУ им. Л.Н.Гумилева – как исследовательского университета страны.

Ученые международной кафедры управления и инжиниринга в сфере охраны окружающей среды проводят совместные исследования в разрезе международных проектов с учеными США, Европы и России. О результатах экспедиционных исследовании с учеными Института Степи (Россия) можно судить по совместным публикациям и результатам международного Симпозиума под названием: «Степи Северной Евразии», собирающие один раз в два года, ученых более 20 стран (рис. 35). Нами разработан и утвержден перспективный План восстановления лошади Пржевальского в природу степей Оренбуржья (научный руководитель - С.В. Левыкин, научный консультант - М.Ж.Нурушев). Хотя лошади из зоопарков Европы еще не передислоцированы, но мы полны оптимизма, что процесс реинтродукции (восстановление) данного экотипа на территорию России будет произведен в самое ближайшее время.

За успехи в области восстановления степных экосистем и достигнутые результаты, руководство института Степи (УРО РАН) и Оренбургского государственного аграрного университета, выдвинули кандидатуру доктора биологических наук Российской Федерации и Республики Казахстан М.Ж.Нурушева на конкурс действительного члена Российской академии естественных наук. Общее собрание Президиума РАЕН единогласно одобрила данное решение (рис. 36). Быть в рядах такой академии почетно каждому. Действительно, что в историческом прошлом, члены данной академии, с математической точностью до одной недели, предсказали начало последних двух мировых экономических кризисов, задолго до этого. И, нам, вдвойне приятно, что это отделение циклов и прогнозирования РАЕН, пополнилось иностранным членом из Казахстана.

Рис. 35. Результаты работ высоко оценены Рис 36. Диплом академика Российской академии коллегами из России естественных наук (РАЕН) Формирование институтов по реализации долгосрочной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций и совместные международные проекты помогут достижению целей Стратегии в более сжатые сроки, что будет способствовать более быстрому преодолению кризиса. Становлению ноосферного энергоэкологического способа производства и потребления не только в авангардных странах, но и в масштабах планеты.

3.7 Глобальный энергоэкологический баланс.

Разработка и выполнение долгосрочной глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций потребует создания и использования новых прогнозно-аналитических инструментов, ведущее место среди которых займет глобальный энергоэкологический баланс в разрезе цивилизаций ведущих стран.

Его главное преимущество – интегральный подход к сбалансированной динамике процессов энергетической, экологической, экономической, технологической, демографической динамики.

Развивая идеи моделей input-output и мировой экономики Василия Леонтьева и используемого на практике топливно-энергетического баланса, энергоэкологический баланс идет значительно дальше пронизывая всю структуру экономики и предоставляя критерии для оценки сбалансированности принимаемых стратегических решений и результатов их осуществления.

Методология построения энергоэкологического баланса предусматривает выделение четырех блоков:

– основные макроэкономические показатели – динамика численности населения, ВВП по ППС в постоянных ценах (объем и на душу населения), средний технологический уклад (экспертная оценка);

– энергетический баланс - потребление энергии в тоннах нефтяного эквивалента (объем и на душу населения), доля ископаемого топлива в структуре энергопотребления, чистый импорт (экспорт) энергии в % к ее потреблению;

– экологический баланс - эмиссия CO2 (объем, на душу населения и на тонну энергопотребления);

– энергоэкологическая эффективность - ВВП по ППС на тонну потребления энергии, на тонну эмиссии CO2 и на сумму потребления энергии и эмиссии CO2.

Данные для построения баланса в ретроспективе (кроме среднего технологического уклада) имеются в публикациях Всемирного банка, ООН и Международного энергетического агентства. На основе данных демографического прогноза ООН, прогноза Международного энергетического агентства и данных Всемирного банка разработан (с участием аспиранта РАГС Ермолаева П.В.) экспериментальный глобальный энергоэкологический баланс на перспективу до 2050 года (табл.6).

Таблица 6. Долгосрочный прогноз динамики глобального энергосектора на основе энергоэкологического баланса (А - инерционный сценарий, Б - инновационно-прорывной сценарий) [60] Сценарий 2050 в % 1990 2000 2007 2020 2030 2040 к 1 блок Население, млн. А 5259 6057 6610 7675 8309 8801 9150 человек Б 7851 8752 9686 10461 ВВП по ППС, млрд. А 35968 47971 63092 78000 95000 108000 120000 долл. Б 88500 108500 131000 153000 на душу населения, А 6913 7883 9530 10160 11430 12270 13110 долл. Б 11210 12400 13520 14630 Средний А 3,6 3,8 3,9 4,1 4,3 4,5 4,7 технологический Б 4,3 4,7 5,0 5,2 уклад (оценка) II блок Потребление А 8556 9733 11665 14000 17000 18600 19500 энергии, млн. т.н.э. Б 13100 15000 16000 16200 на душу населения, А 1,63 1,61 1,76 1,82 2,05 2,11 2,13 т.н.э. Б 1,67 1,91 1,65 1,55 Доля ископаемого А 81 80 81 79 77 75 71 топлива, % Б 76 71 64 57 III блок А 22520 24688 30749 36400 38800 37000 34200 Выбросы CO2, млн.

Б 31000 26000 21000 16000 т А 4,3 4,1 4,6 4,7 4.7 4,2 3.7 на душу населения, т Б 4,0 3,62 2,2 1.5 на 1 т потребления А 2,63 2,54 2,64 2,60 2.28 1,99 1.75 энергии, т Б 2,37 1,53 1,25 0,99 IV блок Энергетическая А 5,57 5,59 5,81 6,15 эффективность, Б 4,20 4,92 5,44 6,76 7,23 8,19 9,44 долл/т.н.э.

Экологическая А 1,42 1,94 2,05 2,14 2,45 2,92 3.51 эффективность, Б 2,84 4,17 6,24 7,56 1,21 1,39 1, долл/ т CO А 1,55 1,70 1,94 2,23 Энергоэкологическая Б 1,98 2,65 3,54 4,75 эффективность, долл/ т.н.э. + т CO Стоимостные показатели (ВВП по ППС) приняты в постоянных ценах 2005 г., которые могут существенно отличаться от показателей в текущих ценах или при иной временной базе.

Средний технологический уклад определен на базе экспертной оценки. Темпы роста ВВП на перспективу дифференцируются с учетом падения темпов в первой четверти XXI века (на нисходящей фазе пятого Кондратьевского цикла) и ускорения темпов на восходящей волне ше стого цикла во второй четверти наступившего столетия.

Исследование тенденций и перспектив развития мирового энергосектора на базе блоков глобального энергоэкологического баланса показало следующие результаты.

1. В перспективе темпы прироста населения в мире существенно сократятся (с 1,18% в - 2010 гг. до 0,34% по среднему варианту прогноза ООН в 2045-2050 гг.), что будет способствовать сокращению темпов роста потребления энергии. В то же время падение доли населения в трудоспособном возрасте (особенно в странах с депопуляцией – России, Украине, Японии, большинстве стран Западной и Восточной Европы) станет тормозом роста ВВП и, следовательно, энергоэкологической эффективности. При инновационно-прорывном сценарии это противоречие может быть разрешено на основе многократного повышения темпов роста производительности труда в результате широкого распространения технологий шестого уклада.

Темпы прироста ВВП в реальном измерении также замедлятся по сравнению со II половиной XX в. - при обоих сценариях. Это обусловлено замедлением темпов роста населения и притока занятых, а также все более ощутимым влиянием ограниченности и удорожанием вовлекаемых в производство минеральных и других природных ресурсов и растущими вложениями в экологические проекты.

При инерционном сценарии можно ожидать увеличения объема ВВП к 2050 г. в 1.9 раза (на душу населения – на 38%), при инновационно-прорывном - в 2,43 раза (на душу - на 53%).

Указанные выше ограничения будут частично компенсироваться ускорением и повышением эффективности научно-технического прогресса в связи с освоением и распространением шестого технологического уклада.

2. Темпы прироста потребления энергии на душу населения сейчас чрезмерно высоки и в перспективе должны быть минимизированы, а к середине века принять отрицательное значение в результате распространения энергосберегающих технологий, уменьшения энергорасточительства в развитых странах, особенно на транспорте, в энергетике и жилищно коммунальном хозяйстве. Общий объем потребления энергии в мире за 43 года увеличится на 68% по инерционному сценарию и на 38% по инновационно-прорывному в связи с высокими темпами роста потребления энергии в отстающих и быстро развивающихся странах и цивилизациях.

В условиях нарастающего дефицита ископаемого топлива во второй четверти XXI века энергетический баланс может быть поддержан лишь за счет опережающего роста использования возобновляемых и альтернативных источников энергии, доля которых к концу периода может достигнуть 30% при осуществлении инновационно-прорывного сценария.

3. Эмиссия парниковых газов в атмосферу в ближайшие десятилетия будет увеличиваться за счет роста в быстро развивающихся странах при снижении в развитых странах. Во второй четверти века вероятен перелом тенденции, хотя достичь поставленной цели снижения эмиссии на 50% против 2007 г. к середине века чрезвычайно сложно из-за роста энергопотребления и эмиссии в быстро развивающихся странах.

4. Увеличение глобальной энергоэффективности в долгосрочной перспективе вряд ли будет существенным в связи с замедлением темпов прироста ВВП, существенным приростом потребления энергии. В то же время будет наблюдаться опережающий рост экологической эффективности, особенно при инновационно-прорывном сценарии (в 4,66 раз). Это обусловит высокие темпы повышения энергоэкологической эффективности (в 1,5 по инерционному сценарию и в 3,2 раза по инновационно-прорывному).

В ближайшие полтора-два десятилетия, вероятно, будет преобладать инерционный сценарий. При формировании и последовательной реализации глобальной стратегии энергоэкологического партнерства цивилизаций возможны реализация инновационно прорывного сценария и достижение поставленных стратегических целей. Опыт Германии показывает, что перелом негативных тенденций возможен. При инерционном сценарии и отсутствии глобальной стратегии будут нарастать противоречия и конфликты, угрозы экологической и социальной катастрофы. При этом, следует учесть, что угрозы социальной катастрофы гораздо опаснее других. Для ее профилактики поучителен пример Республики Казахстан.

Инициативы Президента Казахстана Н.А.Назарбаева по созданию новой модели мировой экономики и социальной модернизации общества заслуживает особого внимания. Ибо, концепция потребительского общества, оказалось губительной. Такая идеология породило массовое социальное иждивенчество в развитых странах мира и является одной из главных причин глобального кризиса. Концепция Общества всеобщего труда, предложенная президентом Казахстана Н.А.Назарбаевым – это теоретически взвешенная, практическая и прагматическая идея. Поднимая авторитет человека труда, автор поясняет, что все ценности мировой цивилизации, все экономические и культурные богатства создаются человеческим трудом, а не виртуальными финансовыми институтами.

В итоге, Казахстан за годы независимости создал крепкий фундамент социального государства. Стандарты жизни в Республике неуклонно повышаются. По мнению Президента, для успешной реализации политики социальной модернизации необходимы следующие слагаемые:

- социальная и экономическая модернизация должны идти максимально синхронно;

- новые производства, новые системы образования и науки, развитие среднего класса, расширение социальных гарантий всей системы социальных отношений;


- учитывать, что процесс модернизации сопровождается усилением активности граждан, раскрытием их творческого потенциала;

- культивировать в обществе, начиная с детства, понимание того, что государство - не постоянный донор, а партнер, создающий условия для роста благосостояния граждан;

- стратегия государства строится в направлении от социальной защиты к социальному прогрессу, т.е., иждивенчество недопустимо;

Успех модернизационного процесса в теории и на практике во многом зависит от того, на каких принципах он осуществляется.

Во-первых, это принцип эволюционности;

во-вторых, принцип общей ответственности;

в-третьих, принцип партнерского участия;

в-четвертых, принцип стимулирования;

в-пятых, принцип профессионализма.

Заключение к первым трем главам.

Ратификация и вступление в силу Киотского протокола стало значительным шагом на пути к участию Казахстана и казахстанских компаний в механизмах Киотского протокола.

Однако, существует ряд сложных задач, которые предстоит решить, прежде чем участие Казахстана и казахстанских компаний в этих механизмах сможет быть полноценным и начнет приносить существенные экономические выгоды.

Законодательные акты, на которых основывается его реализация в стране, вызывают ряд вопросов и нуждаются в существенном реформировании. В частности, необходимо:

1) конкретизировать процедуру распределения лимитов на выбросы и их соотношение с разрешениями на эмиссии в окружающую среду;

2) расширить перечень видов деятельности, для реализации которых распределяются лимиты;

3) законодательно закрепить механизмы банкинга и заимствования квот;

4) определить, каким образом будет осуществляться налогообложение сделок купли продажи квот;

5) определить площадки, на которых будут производиться сделки, и юридические инструменты, с помощью которых они будут производиться;

6) конкретизировать основания для отказа в переоформлении разрешений в связи со сделками купли-продажи квот;

7) разработать процедуры реализации проектов СО и ДСВ.

Казахстан официально принял решение о добровольном сокращении выбросов парниковых газов в атмосферу на 15% до 2020 года. С 2013 года в Казахстане запускается внутренняя система торговли парниковыми газами, в первый год ее функционирования будет отрабатываться инфраструктура, техника и правила торговли. Национальный план будет охватывать до 2020 года. Система будет стимулировать природопользователей к разработке программ и проектов по снижению выбросов парникового газа.

Все перечисленные очевидные проблемы в работе механизмов сокращения выбросов парниковых газов в Казахстане, будут учтены при инициировании изменений в законодательство РК, которые планируются в соответствии с «Дорожной картой», а созданная в результате законодательная база будет максимально простой, прозрачной и последовательной.

Значимость проводимых работ в ЕНУ имени Л.Н.Гумилева, как в масштабе решения экологических проблем экономики страны, так и в воспитании подрастающего поколения студентов, магистрантов и докторантов, в плане освоения теории и практики охраны окружающей среды, трудно переоценить. Есть насущная необходимость применить знание ученых данного университета в освоении реализации Программы «зеленого» роста и экологического образования, в целом, признав ее «диалоговой площадкой» по внедрению новых разработок.

VI-ая Конференция министров Азиатско-Тихоокеанского региона и VII-ая Конференция Министров окружающей среды Европы в г. Астане, явилось ключевым звеном в формировании «зеленого» роста и трансферта технологии из развитых западноевропейских стран в восточную зону, с охватом проблемных регионов Казахстана. О проблемах на местах и предложении возможных путей достижения взаимной поддержки в «зеленом» росте, путем создания «зеленого Моста», хорошо изложили казахстанские ученые-экологи, что является новой страницей в истории экологического развития страны.

Тенденция развития мирового энергосектора на базе глобального энергоэкологического баланса позволяет заключить, что:

- в перспективе темпы прироста населения в мире существенно сократятся (с 1,18% в - 2010 гг. до 0,34% по среднему варианту прогноза ООН в 2045-2050 гг.), что будет способствовать сокращению темпов роста потребления энергии. В то же время падение доли населения в трудоспособном возрасте (особенно в странах с депопуляцией - Россия, Украина, Япония, большинстве стран Западной и Восточной Европы) станет тормозом роста ВВП и, следовательно, энергоэкологической эффективности. Темпы прироста ВВП в реальном измерении также замедлятся по сравнению со II половиной XX в. Это обусловлено замедлением темпов роста населения и притока занятых, а также все более ощутимым влиянием ограниченности и удорожанием вовлекаемых в производство минеральных и других природных ресурсов и растущими вложениями в экологические проекты.

При инерционном сценарии можно ожидать увеличения объема ВВП к 2050 г. в 1.9 раза (на душу населения - на 38%), при инновационно-прорывном - в 2,43 раза (на душу - на 53%).

Указанные выше ограничения будут частично компенсироваться ускорением и повышением эффективности научно-технического прогресса в связи с освоением и распространением шестого технологического уклада.

- темпы прироста потребления энергии на душу населения сейчас чрезмерно высоки и в перспективе должны быть минимизированы, а к середине века принять отрицательное значение в результате распространения энергосберегающих технологий, уменьшения энергорасточительства в развитых странах, особенно на транспорте, в энергетике и жилищно коммунальном хозяйстве. Общий объем потребления энергии в мире за 43 года увеличится на 68% по инерционному сценарию и на 38% по инновационно-прорывному в связи с высокими темпами роста потребления энергии в отстающих и быстро развивающихся странах и цивилизациях. В условиях нарастающего дефицита ископаемого топлива во второй четверти XXI века энергетический баланс может быть поддержан лишь за счет опережающего роста использования возобновляемых и альтернативных источников энергии, доля которых к концу периода может достигнуть 30% при осуществлении инновационно-прорывного сценария.

- эмиссия парниковых газов в атмосферу в ближайшие десятилетия будет увеличиваться за счет роста в быстро развивающихся странах при снижении в развитых странах. Во второй четверти века вероятен перелом тенденции, хотя достичь поставленной цели снижения эмиссии на 50% против 2007 г. к середине века чрезвычайно сложно из-за роста энергопотребления и эмиссии в быстро развивающихся странах.

- Увеличение глобальной энергоэффективности в долгосрочной перспективе вряд ли будет существенным в связи с замедлением темпов прироста ВВП, существенным приростом потребления энергии. В то же время будет наблюдаться опережающий рост экологической эффективности, особенно при инновационно-прорывном сценарии (в 4,66 раз). Это обусловит высокие темпы повышения энергоэкологической эффективности (в 1,5 по инерционному сценарию и в 3,2 раза по инновационно-прорывному).

Лидерство Казахстана в сфере нераспространения ядерного оружия, тесное сотрудничество с передовой общественностью мировых держав в этой проблеме, является примером для многих стран. Необходимо продление мирового моратория на испытания ядерного оружия. Движение инициирует создание зон, свободных от ядерного оружия в крупных регионах мира, по примеру Казахстана, подписавшего Договор о безъядерной зоне в Центральной Азии (г. Семипалатинск, 08.09.2006 г.). На пути к безъядерному миру одной из главных задач является поиск новых подходов к ядерной безопасности.

Разработанная учеными Казахстанской академии естественных наук и РАЕН Энергоэкологическая стратегия, предложенная организационному комитету ООН для рассмотрения и идея G-Global, предложенная Президентом страны Н.А.Назарбаевым, включают все элементы устойчивого развития, то есть вопросы экономики, экологии и социального развития, социальной справедливости и культурного многообразия. Для решения глобальных проблем мировому сообществу нужны глобальные сплачивающие идеи, и чтобы мировые лидеры объединились вокруг важных ценностей и решений. И здесь, G-Global выступает как потенциальная объединительная идея многополярного мира, касаясь реформирования мировой экономики, валютно-финансовой системы, инновационного развития, ядерной и экологической безопасности. Основываясь на межэтнической, межрелигиозной толерантности и геополитики G-Global набирает большие обороты в Интернете, как фундаментальная объединяющая сила многополярного мира.

Казахстан является крупнейшей экономикой Центральной Азии. Со времени обретения независимости Казахстан добился значительного экономического роста – 10% в год. Страна смогла достичь таких результатов во многом за счет разработки полезных ископаемых и поступлений иностранных инвестиций в минерально-сырьевой сектор. Сейчас настало время подготовиться к будущему и максимально раскрыть потенциал роста, используя новый инструментарий зеленого развития. В связи с чем, Президент страны Н.А.Назарбаев поставил задачу о необходимости разработки и утверждения Стратегии перехода к зеленой экономике до 2050 года, в которой будут обобщены и доработаны различные элементы принятых правительственных планов развития и отраслевых программ. Она будет продолжением и развитием Стратегии 2030 и ответом на новые глобальные вызовы, примером для многих стран, ищущих выходы из нарастающих кризисов.

Реализация Стратегии будет преследовать цель повышения эффективности использования всех природных ресурсов и снижения образования отходов производства и потребления. Стратегия предусмотрит условия для повышения восприимчивости экономики к зеленым технологиям и инновациям, стимулы, критерии и принципы привлечения инвестиций в зеленые проекты, в создание новых производств, новых рабочих мест для достижения цели перехода к «зеленой экономике».


В Стратегии необходимо предусмотреть вопросы эффективного использования водных ресурсов, управления отходами производства и потребления, улучшение городских инфраструктур, создание системы подготовки кадров в области зеленого развития, раскрытия инновационного потенциала. Здесь должны быть определены система несложных индикаторов зеленого роста и государственных инструментов регулирования процесса перехода к зеленой экономике. Целевые индикаторы должны быть определены на основе сверхдолгосрочного планирования, выполненного на основе сложных компьютерных моделей. Зачастую прогноз развития составляются не более чем на 5 лет, тогда как развитые (Германия, страны Скандинавии) и многие стремительно развивающиеся страны (Китай) перешли на долгосрочное планирование до 2030–2050 годов. Современные вызовы обусловливают необходимость перехода к сверхдолгосрочному прогнозированию параметров развития на основе построения и использования компьютерных моделей для принятия государственных решений.

Необходимо выделение бюджетных средств на создание Секретариата Зеленого моста в г. Астана. Как крупнейший имиджевый проект он послужит важной площадкой для продолжения межрегионального диалога в поисках наилучших сценариев зеленого развития и утвердит Казахстан как лидера в Центрально-Азиатском регионе.

По мнению экспертов, целесообразно создание Экологического инвестиционного фонда в Казахстане, который стал бы единым оператором зеленых денег и функционировал на возвратной основе с четко прописанной политикой инвестирования средств в экологические проекты. Несмотря на рост выделяемых бюджетных средств, вопросы окружающей среды по прежнему рассматриваются изолированно от экономического развития и финансируются по остаточному принципу. Во всех промышленно развитых странах экологические инвестиции становятся все более значимым направлением в национальных стратегиях развития и в международной конкуренции. На протяжении ряда лет в отчетах международных организаций (ЕЭК ООН, ПРООН, ОБСЕ, Комиссия Европарламента) особое внимание уделяется неразвитой системе аккумулирования и распределения средств на решение экологических проблем в Казахстане.

Деятельность Фонда будет направлена на решение глобальных экологических проблем (переработка отходов, мониторинг Каспия, опустынивание земель, исторические загрязнения и т д.). Фонд может под управлением Банка Развития Казахстана или любого другого института развития, аккумулировать зеленые инвестиции из различных источников, обеспечивая источник длинных денег на льготных условиях для потенциальных инвесторов, учитывая долгий срок окупаемости экологических проектов. Дополнительно, Фонд может выступать оператором и держателем сертификатов на углеродные квоты по мере запуска рынка торговли квотами в стране. На сегодня существует большой опыт эффективного функционирования подобных фондов в Польше, Бельгии, Дании, Франции, Белоруссии.

Потенциальными источниками капитализации Фонда могут рассматриваться:

50 % поступлений от экологических платежей, выплат и штрафов, поступающих в местные бюджеты;

Гранты, техническая помощь доноров, целевые кредитные ресурсы международных организаций;

Экологические налоги как к пример налог на выброс твердых бытовых отходов;

Ежегодная капитализация из бюджета;

В Фонд передаются все государственные активы, существующие или возникающие в сфере экологии.

Актуально создание грамотного инструментария для привлечения зеленых инвестиций и трансферта технологий. Очень важно обеспечить бизнесу широкий доступ к финансовым ресурсам для зеленых проектов по низкой ставке вознаграждения как это происходит в таких развитых странах как Япония, к примеру (ставка вознаграждения на заимствования – 2% годовых), чтобы частный сектор находил зеленые проекты привлекательными. Важно создать систему налоговых, таможенных льгот и преференций для зеленых проектов, которые, как правило, будут иметь высокие капитальные затраты и длительный срок окупаемости.

Назрела необходимость пересмотра существующих планов развития регионов с тем, чтобы реализация индустриальные проектов и модернизация инфраструктуры в регионах происходила с учетом задач и возможностей, которые предоставляет зеленая экономика.

Крупные энергоемкие проекты имеет смысл реализовывать в регионах, где существует профицит энергии, масштабные сельскохозяйственные проекты должна реализовываться с учетом особенностей водообеспечения регионов, где они осуществляются.

По мере подготовки Стратегии перехода к зеленой экономике необходимо будет пересмотреть и адаптировать под требования зеленой экономики законодательную и нормативно-правовую базу страны. Без реформирования правовой основы зеленый рост не случится. Необходимо реформировать структуру Министерства окружающей среды с преобразованием его в Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, наделив его расширенными полномочиями по государственному управлению в сфере минерально-сырьевых ресурсов, водного и лесного хозяйств, земельных отношений, биоразнообразия.

Необходимо создать на базе «NAZARBAEYEV UNIVERSITY» и ЕНУ им. Л.Н. Гумилева в Астане, как наиболее подготовленного в учебном и техническом плане отдельного факультета, где проходили бы подготовку кадры по различным специальностям, которые могут быть особенно востребованы в условиях зеленого роста (зеленые инженеры, экономисты, экологи и т.п.). Необходимо широкое вовлечение общественности в пропаганду зеленого пути развития, с глубокой информированностью о проблемах и задачах зеленого роста. В условиях глобального изменения климата единственно верным решением является «Зеленый Рост».

В рамках существующих свободных экономических зон целесообразно рассмотреть возможность создания экотехнопарков для освоения зеленых технологий. В некоторых развитых странах (Швеция, Финляндия) успешно реализуется проекты по созданию экологических городов, так называемых симбиосити. В качестве пилотного проекта в Казахстане на такое создание симбиосити может претендовать Иссыкский район Алматинской области.

ГЛАВА 4. ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛИ КИОТСКОГО ПРОТОКОЛА НА ПРАКТИКЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА 4.1. Распределение обязательств между странами ЕС.

Детальный анализ подходов ЕС к достижению целей Киотского протокола по сокращению выбросов парниковых газов, на наш взгляд, является необходимым условием разработки и реализации эффективной стратегии развития Казахстана на экологическом рынке вследствие двух основных факторов:

Европейский Союз в настоящее время находится на стадии перехода от совокупности национальных государств, формально объединенных определенными соглашениями, к единому Союзу, функционирующему в соответствии с едиными законами и правилами:

полномочия властных институтов стран, входящих в состав Европейского Союза, все больше перераспределяются в пользу союзных институтов.

Подобное положение Евросоюза позволяет ему более активно и эффективно (по сравнению со многими другими странами) действовать в отношении задач, для решения которых требуется международный подход, в частности, и в отношении проблемы выбросов парниковых газов. Также опыт Европейского союза является чрезвычайно ценным для разработки и применения международных механизмов регулирования в сфере экологии в условиях повышения степени глобализации мирового сообщества (рисунок 24).

Принимая во внимание выход США из Киотского протокола, Европейcкий Союз становится одним из основных стратегических партнеров Казахстана и России в использовании предусмотренных протоколом механизмов гибкости. Следует отметить, что еще одним перспективным партнером Казахстана в сфере реализации Киотского протокола является Япония. Анализу мер в области реализации Киотского протокола, предпринимаемых Японией, в данной работе уделено относительно немного внимания в силу следующих причин: во-первых, анализ мер, принимаемых Японией, представляет собой анализ национального регулирования, в то время как основной темой работы является реализация Киотского протокола в Казахстане, России и ЕС.

Как уже было отмечено выше, Европейский Союз является основным инициатором активного решения экологических проблем на международном уровне. В то же время решение ряда существенных вопросов в данной области, которое могло бы быть осуществлено на международном уровне, переносится в рамки ЕС. Особенно ярко данный тезис может быть проиллюстрирован на примере распределения обязательств между странами-членами ЕС.

В тексте Киотского протокола зафиксирован единый для всех стран ЕС уровень обязательств по снижению выбросов парниковых газов - на 8%, к уровню 1990 г. Однако, страны Европейского Союза (рисунок 37), воспользовавшись предусмотренным Протоколом механизмов совместного выполнения обязательств [64], в процессе ратификации Протокола произвели существенное перераспределение обязательств (решение Совета Европейского Союза от 25.04.2002 2002/358/СЕ). При этом общее сокращение выбросов по странам ЕС изменилось достаточно незначительно, увеличившись с 72,5 млн. т. эквивалента СО2 до 76, млн. т, то есть добровольного увеличения обязательств по сокращению выбросов не произошло. Только правительство Соединенного Королевства в добровольном одностороннем порядке увеличило свои обязательства по сокращению выбросов, взяв на себя внутреннее обязательство, сократить к 2010 г. выбросы парниковых газов на 20% по сравнению с уровнем 1990 г.

В то же время разброс целевых параметров по странам (рисунок 38) стал значительно более существенным не только по сравнению с изначальной для ЕС нулевой дисперсией обязательств;

но и по сравнению с дисперсией обязательств по всем странам-участницам Протокола (0,0273 против 0,0028).

Рис. 37. Карта стран-участниц Европейского Союза в Киотском Протоколе в разрезе административных границ Анализ международного регулирования показывает, что экономические связи Казахстана являются традиционно тесными с европейскими, а не с азиатскими странами.

Следует отметить, что данный механизм был предусмотрен именно по настоянию Европейского Союза.

Перераспределение обязательств в рамках ЕС позволяет сделать два важных вывода:

подтвердить ранее высказанный тезис о стратегической нецелесообразности равномерного распределения обязательств между участниками;

- проиллюстрировать нежелание брать на себя излишне жесткие внешние обязательства и стремление сохранить максимально возможную внутреннюю свободу в определении целей по сокращению выбросов (перераспределение обязательств в рамках ЕС сопряжено со значительно меньшими издержками, нежели внесение изменений в приложение к Киотскому протоколу).

Рис. 38. Перераспределение обязательств между странами ЕС Источник: Киотский протокол к Рамочной Конвенции ООО по изменению климата, Решение Совета Европейского Союза от 25.04.2002 2002/358/СЕ [64].

В то же время возникает вопрос, на основе чего обязательства были перераспределены именно таким образом. Нами были выдвинуты две группы гипотез:

1. «Гипотезы стратегической цели» – к данной группе были отнесены основания распределения обязательств, преследующие достижение определенных целей в будущем. К примеру, к данной группе относятся проанализированные выше (см. главу 1) распределение по территориальному принципу, распределение по принципу выравнивания выбросов на душу населения и распределение по принципу выравнивания выбросов на единицу ВВП.

2. «Гипотезы экстраполяции»7 – к данной группе были отнесены основания распределения обязательств, обусловленные предыдущим развитием стран-участниц. В частности, в качестве подобных гипотез могут быть рассмотрены:

распределение обязательств пропорционально достигнутому уровню экономического развития;

- распределение обязательств пропорционально динамике выбросов парниковых газов за предыдущий период времени;

- распределение обязательств пропорционально уровню энергоемкости экономики.

7. При проверке «гипотез первой группы (в отличие от Главы 1) в качестве среднего уровня принималась не средняя арифметическая между уровнями всех стран-участниц, а средняя взвешенная (скорректированная на структуру населения, территории и ВВП соответственно), позволяющая рассматривать ЕС как единое социально-экономическое пространство.

Также к числу факторов исходного состояния стран, обусловивших распределение обязательств, можно было бы отнести уровень экологической чистоты (с точки зрения выбросов парниковых газов) используемой энергии. Тем не менее, по нашему мнению, проведение анализа зависимости распределения обязательств от уровня экологической чистоты используемой энергии является нецелесообразным, несмотря на то что снижение относительных выбросов в энергетике при условии повышения эффективности использования энергии является одной из основных целей Киотского протокола. В качестве основных причин нецелесообразности проведения подобного анализа могут быть названы следующие факторы:

1. Показатель выбросов парниковых газов на единицу потребляемой энергии зависит от баланса собственного производства и импорта энергии. При прочих равных условиях, чем выше доля импорта, тем более «чистой» является энергия для страны-потребителя. Если страна является чистым экспортером энергии, то относительный показатель выбросов будет более высоким.

2. Показатель выбросов парниковых газов на единицу произведенной энергии зависит от того, за счет каких источников была получена энергия. Наиболее экологически чистыми с точки зрения выбросов парниковых газов являются:

- Возобновляемые источники энергии;

- Атомная энергия.

На сегодняшний день только данные двух видов энергетики не приводят к возникновению эмиссий парниковых газов. При этом на сегодняшний день доля возобновляемых источников энергии в производстве энергии в ЕС невелика – около 11%, в то время как доля атомной энергетики значительно выше – порядка 30% [65]. Таким образом, экологичность энергетики ЕС достигается, в первую очередь, благодаря атомной энергии. Учитывая негативное отношение Европейского союза к перспективам развития атомной энергетики, логично, что цель повышения экологической чистоты энергетики (а следовательно, фактически увеличения роли атомной энергетики) не была формализована посредством соответствующего распределения обязательств. В то же время требование увеличения доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе стран-членов ЕС в качестве меры по достижению обязательств по сокращению выбросов закреплено в ряде официальных документов ЕС.

Ниже приведено сопоставление сокращения выбросов при использовании гипотез стратегической цели и фактически установленных обязательств (рисунок 39).

Рис. 39. Варианты распределения обязательств в рамках ЕС в соответствии с гипотезами стратегической цели и их сравнение с фактическим распределением (в % от уровня 1990 г.) Источник: United Nations Statistics Division [66], Решение Совета Европейского Союза от 25.04.2002 2002/358/СЕ, расчеты авторов Как видно из диаграммы, наиболее близко фактическое распределение обязательств принципу выравнивания уровня выбросов на душу населения. Этот вывод подтверждают и расчетные коэффициенты корреляции, значения которых приведены в таблице 7.

Таблица 7. Корреляция фактического распределения обязательств в рамках ЕС с гипотезами стратегической цели Параметр 1 Параметр 2 Значение ко № эффициента корреляции Изменения выбросов, необходимые Фактическое распределение 0, для достижения сокращения общих обязательств по сокращению выбросов на 8% при выравнивании выбросов в рамках ЕС уровня выбросов на душу населения Изменения выбросов, необходимые Фактическое распределение 2 0, для достижения сокращения общих обязательств по сокращению выбросов на 8% при выравнивании выбросов в рамках ЕС уровня выбросов на единицу территории Изменения выбросов, необходимые Фактическое распределение 3 - 0, для достижения сокращения общих обязательств по сокращению выбросов на 8% при выравнивании выбросов в рамках ЕС уровня выбросов на единицу ВВП Источник: United Nations Statistics Division [66]. Расчеты авторов.

При анализе гипотез второй группы были приняты следующие предпосылки:

1. В качестве индикатора уровня экономического развития был принят показатель, отражающий величину валового внутреннего продукта страны на душу населения;

2. В качестве индикатора динамики уровня выбросов был принят показатель, отражающий процентное изменение уровня выбросов парниковых газов в странах ЕС за период с 1990 по 1995 гг.

Результаты анализа гипотез второй группы приведены в таблице 8.

Таблица 8. Корреляция фактического распределения обязательств в рамках ЕС с гипотезами экстраполяции Параметр 1 Параметр 2 Значение ко № эффициента корреляции Уровень экономического разви- Фактическое распределение -0, тия (ВВП(ШО) на душу населе- обязательств по сокращению ния) выбросов в рамках ЕС Динамика выбросов за 1990- Фактическое распределение 2 0, 1995 гг. обязательств по сокращению выбросов в рамках ЕС Энергоемкость, усредненная за Фактическое распределение 3 0, 1990-1999 гг. (МЮе/Млрд ШО) обязательств по сокращению выбросов в рамках ЕС Источник: United Nations Statistics Division [66], Решение Совета Европейского Союза от 25.04. 2002/358/СЕ. Расчеты авторов.

Приведенные в таблице 8 данные позволили сделать следующие выводы:

- распределение обязательств по сокращению выбросов не зависит от уровня экономического развития стран.

Таким образом, реализованная в масштабах мирового сообщества идея того, что наиболее развитые страны должны принять на себя основную тяжесть по сокращению уровня выбросов, не нашла воплощения в странах ЕС. Очевидно, по мнению стран Евросоюза недостаточный (более низкий по сравнению с другими странами - членами ЕС) уровень экономического развития не должен являться оправданием менее ответственной экологической политики.

- фактическое распределение обязательств по сокращению выбросов в значительной степени определяется уровнем сокращения выбросов, достигнутым за предыдущие годы, причем характер данной зависимости является позитивным. Т.е., чем большее сокращение выбросов было достигнуто за период времени после 1990 г., тем большие обязательства приняли на себя страны.

Очевидно, что система распределения обязательств в рамках ЕС противоположна логике, основанного на уровне мирового сообщества. 1990 год был выбран в качестве базового года с целью учесть те действия стран по сокращению выбросов, которые уже были предприняты в 90-х годах. Так, в частности, к числу выигравших от данного подхода относятся такие члены ЕС, как Люксембург, Германия и Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Реализованный же в рамках ЕС механизм распределения обязательств нивелировал преимущества этих стран, наложив на них наи более строгие обязательства (28%, 21% и 12,5% сокращения соответственно).

Таким образом, по мнению европейских институтов власти «прошлые заслуги» не должны дать возможность участникам «почивать на лаврах». Достигнутые государством сокращения выбросов, должны, подкреплены дальнейшими действиями 8.

8. Принимая во внимание продемонстрированную зависимость, можно было бы сделать вывод о том, что верным является и обратное: странам, выбросы которых за период с 1990 г. увелич ивались, разрешено еще больше увеличить выбросы. Однако проведенный статистический анализ показывает, что квоты на выбросы в данном случае значительно меньше зависят от динамики эмиссий, нежели в случае отрицательной тенденции. Тем не менее, игнорировать н аличие подобной зависимости недопустимо. Таким образом, следует сделать вывод, что, распределяя обязательства, страны ЕС принимали во внимание существующие тенденции и выстраивали распределение обязательств во многом в соответствии с ними.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.