авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
-- [ Страница 1 ] --

ФАЛЬШИВКА "ГОЛОДОМОРА"

ВАРИАНТЫ:

1933: НЕ ГОЛОДОМОР, А МОР ОТ ЛЕНИ И ВОРОВСТВА

НЕ ГОЛОДОМОР, А МОР БЕЗ ГОЛОДА

"ГОЛОДОМОР" ИЛИ КАК КРЕСТЬЯНЕ САМИ СЕБЯ УМОРИЛИ

Мор, но без

голодомора.

1933 г. - не голодомор, а самоотравление.

1933 г. - не голодомор, а самоумертвление.

Голод 1933. Что это было?

1933: КАК КРЕСТЬЯНЕ САМИ СЕБЯ ОТРАВИЛИ

ФАЛЬШИВЫЙ "ГОЛОДОМОР"

Миронин Сигизмунд Сигизмундович

Моё дело сказать правду, а не заставлять верить в нее (Жан Жак

Руссо).

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ВЕРСИИ "ГОЛОДОМОРА" ГЛАВА 2. КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ И "ГОЛОДОМОР" ГЛАВА 3. ЗАМЫСЕЛ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВА ГЛАВА 4. КРИЗИС ХЛЕБОЗАГОТОВОК 1928 Г. И КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ ГЛАВА 5. ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ 1932–1933 г.

ГЛАВА 6. А БЫЛ ЛИ НЕУРОЖАЙ И ГОЛОД?

ГЛАВА 7. САБОТАЖ И ПОВАЛЬНОЕ ВОРОВСТВО ГЛАВА 8. РЕАКЦИЯ ВЛАСТЕЙ НА ГОЛОД ГЛАВА 9. СКОЛЬКО ЖЕ БЫЛО ЖЕРТВ "ГОЛОДОМОРА"?

ГЛАВА 10. СТРАННОСТИ "ГОЛОДОМОРА" ГЛАВА 11. ЭТИ СТРАННЫЕ ОПУХАНИЯ ГЛАВА 12. О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ ПРИЧИНЫ СМЕРТИ КРЕСТЬЯН ГЛАВА 13. НАША ВЕРСИЯ ОБЪЯСНЯЕТ ВСЕ!

ГЛАВА 14. НАСИЛЬСТВЕННАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ И ГОЛОДОМОР ЗАКЛЮЧЕНИЕ ИСТОЧНИКИ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ФАКТОВ АННОТАЦИЯ Очередное сенсационное и в какой-то степени скандальное расследование видного публициста С.С.Миронина, автора нескольких бестселлеров об эпохе Сталина, последним из которых является книга об отравлении Сталина. С.С. Миронин, используя материалы, найденные в архивах И.И.Чигириным, в очередной раз применил свои медицинские познания. Анализ новых и уже известных архивных материалов с медицинской точки зрения позволил ему по–новому объяснить, почему возник так называемый "голодомор' и почему крестьяне погибли в 1933 г.

Автор убедительно доказывает, что хотя и был неурожай, но продуктов питания у крестьян было достаточно, чтобы избежать резкого увеличения смертности летом 1933 г., когда уже появилась пища нового урожая. Умерла же основная масса крестьян от хронического отравления ядами, выделяемыми вредителями зерна, которое во время уборочной крестьяне украли и спрятали и поэтому не сумели его очистить. Накопившиеся в спрятанном и неочищенном зерне яды вызвали поражение печени, ее цирроз, накопление жидкости в брюшной полости и после нарушения синтеза белков крови печенью – подкожные отеки. Гипотеза автора объясняет подавляющее большинство странностей, связанных с событиями 1932–1933 г. на Украине.

ВВЕДЕНИЕ Сразу скажу, что хотя на обложке я красуюсь один, моим настоящим соавтором про написании данной книги был уважаемый И.И.Чигирин, который предоставил мне многие архивные документы, касающиеся "Голодомора". К сожалению, на заключительном этапе работы он отказался быть в списке авторов. Но тем не менее в тексте читатель найдет очень много его материалов. Поэтому я решил не менять стиль написания, поскольку идеи и архивный материал мы нарабатывали вместе с Иваном Ивановичем. Огромное спасибо ему за это. Отмечу, что Чигириным лично написаны следующие разделы: "Воровство на мельницах", "Как воры и саботажники заметали следы", "Контрабанда", "Контреволюционный заговор", "Рыба" и некоторые разделы других подглавок.

Почему о "голодоморе" надо писать? Дело вот в чем. В последние годы во вногих бывших республиках СССР развернуты пропагандистские кампании против солидарного образа жизни, который вел советский народ и который был прямым продолжением традиций русского народа. Враги солидаризма делают все от них зависящее, чтобы дискредитировать СССР в глазах подрастающего поколения. В ход идут ложь, провокации, фальшивки... Самым любимым детищем антисоветчиков и антисолидаристов и в особенности украинских националистов является так называемый "голодомор", название которому уже само по себе предполагает, что украинцев в СССР в 1932–1933 гг. морили голодом.

Наряду с так называемыми «массовыми репрессиями 1937– годов» трудно найти более оболганный и извращенный период истории СССР, чем период голода в 1932–1933гг. Тема “голодомора” чрезвычайно политизирована и чрезвычайно противоречива. Летом– осенью 2012 г, а точнее 25 ноября (именно этот день 1932 г.

украинские националисты назначили днем начала "голодомора"), исполняется 80 лет со времени событий, обозначенных впоследствии как "голодомор" украинского народа.

Подобная стратегия направлена на то, чтобы стравить два братских народа, сделать русских и украинцев врагами. Слабые попытки русских ученых ответить на эти провокации и ложь не достигают цели по той простой причине, что сами эти российские ученые заманипулированы либеральной пропагандой и заражены идеями антикоммунизма и антисоветизма. «Защита» России от огульных обвинений теперешнего руководства Украины зачастую сводится к объяснению голода тем, что он был также на значительной части территории СССР, а также к обвинению в этой трагедии лично И.В.

Сталина и советского строя без рассмотрения объективных причин голода, подтверждённых документами.

На тему "голодомора" написаны горы трудов - сотни работ, особенно на Западе. До настоящего времени ведутся споры, в чём причины голода в 1932–1933 гг., какие его истинные масштабы и кто виновен в том, что так произошло. В ознаменовании 80–й годовщины этого события я и написал эту книгу.

С чего начинается исследование. Конечно, с вопросов – любое исследование начинается с вопросов. Если все и так понятно, исследовательской задачи нет. А понятно когда? Обычно тогда, когда в вопросе ни в зуб ногой. Что сказали, то и понятно. Дело в том, что во всей этой истории имеется множество странностей, которые не могут быть объяснены ни на основе гипотезы "голодомора" украинских националистов, ни на основе объяснения, предлагавшегося советской историографией. Сегодня, чтобы писать об этой трагедии с целью установить правду, совершенно необходимо хотя бы попытаться расчистить многочисленные завалы исторических фальсификаций, сопровождающих эту тему, предложить новые объяснения имеющимся фактам, которые кстати тоже следует тщательно проверить на предмет тех же фальсификаций. Поэтому любая статья, направленная на то, чтобы развенчать фальшивки и ложь в этом вопросе, уже изначально является полезной. Более того, несмотря на массу публикаций, появившихся в последние годы, основная масса вопросов по "голодомору" остается нерешенной.

Казалось бы, в чем может быть смысл очередной работы по данной проблеме? Перепевать аргументы, которые, как говорится, "обсосаны" сотни, а то и тысячи раз или попытаться найти новое прочтение темы?

Нет, причина в том, что до сих пор нет ни одной глубокой работы, которая бы осветила все вопросы, и в особенности и объяснила десятки странностей, касающихся событий, которые произошли в конце 1932 - первой половине 1933 г. Именно поэтому нашему обществу крайне необходима правдивая, без идеологических шор, информация о трагедии 1932-33 гг., об этом поистине страшном испытании, выпавшем на долю миллионов людей. Народ не должен забывать свою историю, он должен знать и помнить о трагедии года. Следует не допускать повторения подобных трагедий в будущем с учётом сегодняшней реальной возможности потери продовольственной безопасности страны. Всё это и подвигло меня написать эту книгу.

В большинстве случаев общественно значимая информация, распространяемая на уровне национальных стереотипов мышления, не соответствует значимости того, что было на самом деле. В мире господствуют мифы, причем, однажды возникнув, они никогда не исчезают, так как включаются в общий политико-идеологический контекст государственной и международной пропаганды на уровне «непреходящих ценностей граждан данной страны или всего прогрессивного человечества». Народу кажется, что их критикой или опровержением могут заниматься только сумасшедшие.

И тем не менее это делать надо. Важно, что в настоящее время общественное мнение резко изменилось. После разоблачения мифов либерастов ситуация поменялась до обратной: "Если – пишет П.Краснов – в "Перестройку" антисталинисты крушили сталинистов "цифрами и фактами" (как оказалось, лживыми или подтасованными), а сталинисты в ответ бормотали нечто вроде "всё равно верую", то сейчас напротив - сталинисты просто крушат оппонентов достоверными цифрами и фактами, к которым они получили доступ в результате развития Интернета, а их убогие оппоненты, тупо бормочут "верую в слезинку ребенка и тирана Сталина" на посмешище окружающим. Уже много лет абсолютно все серьезные интернет– споры между "сталинистами" и "антисталинистами" кончаются тотальным разгромом антисталинистов, которые показывают себя лжецами или невменямемыми идиотами".

Почему именно я написал данную книгу? Самый простой ответ - если не я, то кто же? Тема "голодомора" возникла естественным образом в качестве реакции на уже двадцатилетнюю политическую возню вокруг событий начала 1930-ых. Дело было так. В 2008 г. я опубликовал книгу "Голодомор на Руси", исходя из догмы, что голод в 1933 г. был.

Догма эта была введена в оборот украинскими националистами и американским исследователем Таугером. Эта догма базировалась на посылке, что, если умерло добавочное количество людей, то должен быть голод. Версия Таугера была в том, что голод все-таки был вследствие неурожая. Неурожай же случился вследствие сочетания неблагоприятных факторов, среди которых не было засухи. И. И.

Чигирин, обратил внимание на обилие пищи в голодающей Украине летом 1933 г. и воровство и контрабанду руководителей Украины.

Надо было понять, где лежит истина. Однако любая попытка разобраться в вопросе встречается в штыки возгласами "Как Вам не стыдно так говорить о жертвах!" Поэтому сразу скажу, что мне очень жаль, что люди погибли, я сочувствую родным и близким, но это не отменяет необходимости найти правду. Эта книга не о том, что трагедии в 1932–1933 годах не было. Она была и помнить о жертвах трагедии надо.

Вопрос о "голодоморе" – вопрос политический, объект политической борьбы. Поэтому мы в тексте данной книги мы представили только нейтрально изложенные бесстрастные факты и логику нашего расследования. Я не буду касаться идеологии, всяких там " хохлокостов, геноцидов, я буду разбирать фактологию, а она вопиёт своей запутанностью – глубокое знакомство с фактическим материалом показало, что в деле "голодомора" оказалось такое количество белые пятен, загадок и тайн, что диву даешься.

Работая над книгой я задавал себе вопросы сами себе и пытаться на них отвечать, тестируя имеющиеся гипотезы на основе архивных материалов, исходя из того, что у каждого действия должна быть своя логика. Одним из главных методов доказательств в математике является доказательство от противного. В нем сначала принимают предположение, что утверждение A неверно, а затем доказывают, что при таком предположении было бы верно некоторое утверждение Б, которое заведомо неверно. Полученное противоречие показывает, что исходное предположение было неверным, и поэтому верно утверждение, которое по закону двойного отрицания равносильно утверждению A. В данной книге я несколько изменил последовательность доказательства. Я предполагал, что если версия А верна, то на основе здравого смысла и логики можно предположить определенный набор следствий. Если проверка реальности этих следствий показывала, что ни одно из указанных следствий не выполнялось, то версия А считалась неверной.

В этой работе я описываю собственную концепцию и не собираюсь спорить с авторами других версий, ибо для подобной дискуссии пришлось бы написать много томов. На основе данной версии удалось объяснить большую часть из тех странностей, которые связаны с "голодомором". Однако тот, кто убежден, что Сталин параноик, не найдет здесь ничего интересного, так как я не психиатр и не рассматриваю эту гипотезу, поскольку хорошо изучил историю болезни Сталина. Такому читателю лучше поэкономить время. Более того, если вы "уверены", то лично я вас ни в чем разуверивать не собираюсь. Ибо верующий подобен стене, о которую все аргументы разбиваются. А у меня нет того вагона времени, чтобы в вашей непроницаемой стене либерастических убеждений проделать хоть щелочку.

Большинство фактов, приводимых в данной книге, извлечены из опубликованных источников и не представляют научной новизны.

Одновременно в научный оборот вводится большое количество найденных И.И Чигириным архивных документов, значительная часть которых публикуется впервые. Книга похожа своеобразный детектив, где будут выдвигаться и отбрасываться версии, где будет поиск доказательств и опровержений, единственное отличие в том, что я не писатель и не следователь, а публицист и работаю я не с преступниками а с историческими фактами.

Так о чем книга? Книга посвящена событиям, произошедшим в 1932 и 1933 годах на Украине и в других республиках, краях и областях СССР, пострадавших от голода.

В первой главе изложены основные версии, касающиеся причин "голодомора" 1933 г. Во второй главе аргументируется, что коллективизация в СССР была объективно необходима, что другого выхода, кроме коллективизации не было. Показано, как международная обстановка тех лет делала создание боеспособной армии насущным делом правительства, покажем, к чему привел НЭП сельское хозяйство СССР. В третьей главе будет показано, что альтернативы коллективизации не было, хотя коллективизация задумывалась не так, как ее реализовали. В четвертой главе будет описан ход коллективизации и исследованы причины раскулачивания.

В пятой главе дается хронология событий, приведших к "голодомору".

В шестой главе анализируется ситуация с продовольствием в стране и на Украине и доказывается, что тот незначительный недостаток продовольствия никак не мог вызвать те жертвы, о которых все уши прожужжали украинские националисты. Кроме того, сделана попытка понять, почему было собрано относительно мало зерна. В седьмой главе описаны огромные масштабы разгильдяйства и воровства в сельском хозяйстве, имевшие место быть в то время. В восьмой главе описано, как реагировали власти СССР на недостаток продовольствия, доказано, что предпринятые меры были в основном совершенно обоснованными. В девятой главе проанализировано, сколько было на самом деле жертв "голодомора". В десятой главе разобраны странности "голодомора". Одиннадцатая глава посвящена вопросу так называемых "голодных опуханий". В двенадцатой главе исследована статистика смертности и сделана попытка на основе смертности объяснить механизм развития "голодомора". В тринадцатой главе мы обоснована гипотеза о том, что настоящей причиной столь высокой смертности было припрятывание зерна и его порча, приведшая потом к отравлениям. Наконец, в четырнадцатой главе разобран вопрос о насильственной украинизации на Украине и ее связи с голодом г., попытаемся оценить обвинения Сталина в том, что он будто бы хотел уничтожить украинцев и при этом ещё проводил насильственную украинизацию. Мы докажем там, что никакой цели уничтожить украинцев у Сталина не было.

При написании этой книги были использованы материалы из фондов Российского Государственного архива экономики, Государственного архива РФ, Российского Государственного архива социально политической истории, Российского Государственного архива древних актов, Государственного комитета статистики Украины, Межгосударственного статистического комитета СНГ, Федеральной службы государственной статистики РФ, а также Музея и культурного Центра А.Д. Сахарова.

Глубокая благодарность сотрудникам архивных и других учреждений, которые после официальных обращений предоставляли искомые материалы без задержек и благожелательно. Хочется персонально поблагодарить участников форума С.Г.Кара–Мурзы за бескорыстную помощь и критический анализ многих из представленных здесь материалов. Спасибо всем за участие и помощь.

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ВЕРСИИ "ГОЛОДОМОРА" Приступая к работе на книгой, мы четко осознавали, что нужно рассмотреть разные аспекты вопросов, относящихся к “голодомору".

Был ли голод? Если был, то чем вызван? Если был неурожай, то почему он случился (здесь надо рассмотреть особенности сельского хозяйства России)? Только ли при Сталине случался неурожай и голод? Если он случался и при царе, то почему царя мы делаем святым, а на Сталина вешаем всех собак? Верно ли действовал Сталин? Если голод был вызван коллективизацией, то можно ли винить Сталина в ее проведении, а, может, она была единственно возможным путем? А раз так, то надо проанализировать хотя бы ближайшие события, предшествовавшие голоду.

Если быть предельно кратким, то в 1932–1933 гг. на Украине произошло следующее. В 1932 г., когда в колхозах было уже почти 57% крестьян. Крестьяне единоличники и колхозники заселялись довольно халтурно. Были приписки с выполнением плана сева. Летом вроде бы ничего не предвещало катастрофы. Урожай, оценивавшийся статистическим управлением, прогнозировался довольно высоким.

Засухи в 1932 г. не было. Она была в 1931 г. в Днепропетровской области из–за сильного суховея. Осенью был собран вроде бы неплохой урожай. Особых признаков надвигающейся катастрофы не было. Правительство как обычно начало работу по заготовкам хлеба.

Планы заготовок были сверстаны, исходя из прогнозируемого урожая и величины засеянного клина. Неожиданно стали поступать сообщения, что заготовители на местах столкнулись с нехваткой хлеба. Как обычно, Сталин подумал, что это опять происки врагов СССР. Были приняты обычные бюрократические меры. Созданы комиссии, направлены на места бригады из центра. и т.д. Но ситуация не улучшалась. Потом начали поступать первые сообщения о голоде.

Причем часто они шли из рук крупных руководителей на местах и докладов ОГПУ.

Зимой и весной сообщения о голоде стали массовыми. Политбюро вынуждено было выделить огромное количество зерна на помощь Украине и в меньшей степени другим пострадавшим от голода областям. Голод был не только на Украине, но и на Кубани, Дону, Поволжье, Казахстане... Однако долгое время смертность была лишь слегка повышена. Странные вещи стали происходить ближе к лету 1933 г. Несмотря на то, что в огородах появилась пища нового урожая, люди начали массово умирать, пик смертности пришелся на май–июнь 1933 г., и только в августе смертность стала снижаться.

По поводу этих событий возникло множество гипотез, объясняющих почему и как возник голод 1933 г., то есть, так называемый "голодомор". Если опять быть краткими, то все гипотезы можно свести к следующим основным версиям.

1. Украинские националисты считают, что Сталин изначально ненавидел свободолюбивый, антикоммунистически настроенный украинский народ и в 1932-1933 гг. решили уничтожить всех украинцев, и для этого устроил полное изъятие зерна при плохом урожае, организовав искусственный голод. Отобранное же у украинских крестьян зерно Москва продала за границу. Сталин хотел уморить украинских крестьян..

2. Коллективизация, которая будто бы отбила у крестьян чувство хозяина. Тот кто так говорит, не понимает закона Чаянова. При социализме крестьянин будет производить зерно только для себя.

(Демократическая антисоветчина).

3. Крестьяне съели волов и поэтому мало засеяли (Ю. Мухин).

4. Не было засухи, но сочетание вредителей сельского хозяйства и плохой агротехники привело к неурожаю, а затем к голоду (М. Таугер).

5. Наконец, одной из версий является версия о том, что путем "голодомора" Сталин хотел вынудить голодающих крестьян сдать государству золото. Но не было у крестьян значительных запасов золота и уже тем более не было бриллиантов (откуда?).

После того, как сформулированы основные версии, мы попробуем использовать эти версии и сформулировать предсказания, вытекающие из этих гипотез, предсказать, что бы мы имеели в документах, если бы каждая из этих версий была правильной, а затем сравним их с фактическим материалом, который имеется в нашем распоряжении. Если предсказания совпадут с имеющимися фактами, то гипотеза, давшая указанные предсказания, будет принята, если – нет, то она будет отвергнута.

Как видим, всех этих версиях недоедание и истощение сомнению не подвергаются. Следовательно голод от истощение должен быть подавляющим диагнозом во всех версияx тех событий. Раз среди умерших подавляющая часть должна быть истощенной, то должно быть много фотографий истощенных людей. Запомним эти предсказания.

А теперь более подробно проанализируем первую версию. Итак, согласно версии украинских националистов, примем, что Сталин решил уморить украинский народ из–за того, что украинцы будто бы хотели отделиться от СССР. Для этой цели заготовки зерна в 1932 году, когда никакой засухи не было, были организованы таким образом, чтобы выгрести у украинских крестьян все зерно, чтобы им не осталось на пропитание и на следующий урожай и чтобы начался голод. В результате из–за голода (недоедания) они бы все умерли.

Сначала встанем на место Сталина и подумаем, как все это организовать.

1. Надо убедить в этом соратников. Ведь не секрет, что мнения в Политбюро ВКП(б) часто не совпадали и только что в 1929–1930 году там произошел звонкий конфликт, закончившийся отставкой Бухарина, Рыкова и Пятакова. Для того, чтобы убедить надо в личных разговорах или в письмах изложить аргументы, доказывающие необходимость этого злодеяния. Поэтому либо в письмах, либо в воспоминаниях, либо в других документах долны остаться следы злодейского поведения Сталина. В письмах Сталина Кагановичу нет ни одного даже намека на то, что Стаоин хотел морить голодом украинцев.

2. Надо сделать так, чтобы урожай оказался маленьким. Для этого не надо посылать на Украину трактора и солярку, так как,если украинские крестьяне стали поедать волов после выхода из колхоза (это установил Мухин), то зачем им мешать умирать. Пусть сами помогают товарищу Сталину в этом деле.

3. Уже если начался голод, то ни в коем случае нельзя оказывать Украине помощь зерном, а если оказывать, то так, для маскировки формально в минимальных размерах, так, чтобы никто не догадался о злодейском намерении, но уж никак нельзя почти все зерновые резервы бросать на спасения украинских крестьян.

4. Если целью "голодомора" являлись украинские крестьяне, то надо максимально выгребать зерно главным образом в тех областях Украины, где процент украинцев больше, чем в остальных областях.

5. Кроме того, в тех же областях должны были бы приняты меры для тогло, чтобы уморить также городское украинское население.

Следовательно, мы долны найти приказы о том, чтобы питание в этих городах было меньшим, чем в тех зонах Украины, население которых большей частью состояло из русских.

6. Если все дело обстояло так, как считают украинские националисты, то в статистических отчетах о причинах смертности должен был бы быть увеличен пункт 50 или пункты, описывающие инфекционные заболевания, которые ведут к истощению, или пункты 29 и заболеваний желудочно–кишечного тракта, также дающие истощение.

Так как из–за голода человек подвергается истощению, но не опуханию. Либо в статотчетах должны быть пункты 51, с записью "смерть от голода или истощения" и такие записи должны быть массовыми. Либо должны существовать инструкции, запрещающие ставить диагноз причины смерти, которые описаны в пункте 50, 29, 30.

7. Смертность должна быть максимальной на пике голода, то есть зимой и весной 1933 г., но не летом 1933 г. когда уже подоспел новый урожай с огородов, можно было удить рыбу в речках, а также ловить живность в полях. Должен был быть съеден почти весь скот.

Именно это наблюдалось во время голода 1921–1922 гг.

8. Смертность среди крестьян должна быть выше в тех областях, где больше всего заготовили зерна, где при заготовках забрали больше.

После того, как мы сформулировали предсказания, попробуем оценить имеющиеся литературные данные на предмет соответствия их предсказаниям.

ГЛАВА 2. КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ И "ГОЛОДОМОР" Прежде всего мы должны ответить на вопрос о том, повлияла ли сама по себе коллективизация на возникновение "голодомора". Напомним ещё раз, что по одной из версий, голод 1933 г. возник как результат коллективизации. И именно коллективизацию "демократическая" точка зрения считает одной из главных причин голода 1932-33 г.г., поскольку неизбежный беспорядок, вызванный реорганизацией сельского хозяйства, а также глубокие потрясения в экономических и общественных отношениях: недостаток опыта, самовольство и неисполнительность местных властей без сомнения должны были бы снизить производство зерна. Но так ли это? Действительно ли коллективизация привела к неурожаю (пока слово голод мы здесь не употребляем)? Действительно ли можно было бы обойтись без нее и возродить Великую Россию без тех огромных жертв, которые был понесены в годы коллективизации?

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ТУПИК СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В СССР Хотя большинство историков считает, что главными причинами коллективизации являются геополитические, я с ними не соглашусь. И вот почему. Не только внешние причины заставили Сталина начать коллективизацию - имелась масса внутренних причин, требующих немедленной реформы сельского хозяйства. На все эти внешние и внутренние экономические факторы наложились нарастающие проблемы сельского хозяйства. На них мы сейчас и остановимся.

Следует подчеркнуть, что совершенно отделить внешние причины от внутренних невозможно, поскольку они тесно переплетены между собой.

К основным внутренним причинам мы бы отнесли. 1 Резкое уменьшение товарности сельского хозяйства вплоть до начала голода в городах. 2. Постоянное падение собираемости налогов. 3. Потеря технологии сельского хозяйства.

Нынешние демократы обвиняют Сталина в том, что он своей коллективизацией сломал нормальный ход восстановления экономики страны. Но так ли обстояло дело на самом деле?

Сначала несколько слов об экономике сельского хозяйства в России.

Надо сразу сказать, что территория России/СССР не самая благоприятная для ведения сельского хозяйства. Экономика России подчиняется трем экономическим законам, не ведомым Западу.

1. Закон Милова, который звучит так: В сельском хозяйстве России вследствие очень короткого лета напряженность полевых работ в сельском хозяйстве России очень велика вследствие чего тягостность сельскохозяйственного труда чрезмерна. Поэтому 1) ужасающе мал добавочный продукт;

2) из-за короткого лета чрезмерна тягостность сельскохозяйственного труда в России.

2. Закон Чаянова. В России в условиях отсутствия механизации труда чрезмерная тягостность сельскохозяйственного труда ограничивает рост сельскохозяйственного производства. Почему-то считалось и считается сейчас, что для роста производства зерна надо было материально заинтересовать крестьян, но А. Чаянов показал, что это положение не верно. Мотивация к труду у семейных крестьян мало определяется добавочными потребностями. Он определяется основными потребностями по выживанию. Всякое трудовое крестьянское хозяйство имеет естественный предел своей продукции, который определяется соразмерностью напряжения годового труда семьи со степенью удовлетворения ее потребностей. Пределом крестьянских усилий является обеспечение семейного пропитания. То есть, тягостность труда ограничивает рост производства и из–за чрезмерной тягостности труда, крестьянин не будет увеличивать производство ни за какие добавочные коврижки. После работ Чаянова стало совершенно ясно, что при ручном сельскохозяйственном труде, повышение оплаты за зерно немедленно бы снизило производство зерна, особенно товарного, что и случилось после революции.

3. Закон Паршева гласит: "При прочих равных условиях и при границах, открытых для перемещения товаров, капитала и рабочей силы, деньги инвесторов всегда будут вкладываться не в Россию, а в любую другую страну, кроме тех, которые не ещё более не пригодны для проживания". Вследствие холодного климата западные банкиры и любые другие не озабоченные патриотизмом предприниматели будут инвестировать капиталы в экономику России в последнюю очередь.

Капитал же, если не закрыть границы, всегда будет утекать из России.

Поэтому никаких надежд на иностранные инвестиции не было, нет и не будет (при прочих равных условиях).

Следствие из закона Паршева. При означенных выше условиях любой промышленный или сельскохозяйственный продукт, произведенный в России, будет дороже, чем в любой другой стране, кроме Монголии.

Где выгоднее растить зерно при использовании невосполнимой энергии? Там где благоприятный климат, поскольку дешевле экспортировать нефть, а на полученные средства импортировать зерно и мясо.

Указанные законы определяли развитие сельского хозяйства на Руси.

Сталин в то время не знал законов, по которым функционирует сельское хозяйство России, но интуитивно их как бы чувствовал, по крайней мере, его действия позволяют это предполагать.

ПРИЗРАЧНОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ Чтобы выжить и чтобы накормить города, большевики пошли по пути Временного правительства и ввели продразверстку. После того, как большевики победили в Гражданской войне, был введен НЭП. Однако НЭП не только не решил проблем сельского хозяйства, но и усугубил их. Очень часто можно слышать такую сентенцию: мол, "период НЭПа был звёздным часом русского крестьянства. За три-четыре года после гражданской войны крестьяне восстановили сельское хозяйство". Хотя по сравнению с Гражданской войной улучшилось снабжение городского населения, в стране появились в свободной продаже продовольственные товары, это был не более, чем мираж, восстановление было призрачным. НЭП дал передышку стране, но не решил ни одну проблему.

Несмотря на цифры, вроде бы указывающие на восстановление народного хозяйства, это восстановление было призрачным, основанным, как и сейчас в РФ, на проедании богатства страны, которое было накоплено при прежнем режиме. Например, тот факт, что в годы НЭПа резко выросла текучесть кадров и производственный травматизм, начались тенденции по фальсификации продуктов питания и товаров, доказывают, что тогда происходили именно те самые процессы, которые идут в нынешней России. Развилось воровство, взяточничество даже среди кристально вроде бы честных, прошедших каторги и ставших, как кремень, большевиков-коммунистов.

Вместе с тем, даже к 1928 году сельское хозяйство Советского Союза так и не вышло на довоенный уровень. Посевные площади под зерновые культуры составили только 94,7 %, а валовой продукт сельского хозяйства составил 91,9 % от показателей 1913 года.

Товарность сельского хозяйства упала, особенно в области зерновых культур. В дореволюционной России крупные хозяйства производили 83% товарного зерна, а бедняцкие и середняцкие хозяйства - лишь 17%. Ликвидация крупных помещичьих хозяйств большевиками немедленно аукнулась нехваткой продовольствия в городах и снижением выручки от экспорта хлеба – в годы НЭПа экспорт хлеба упал до 0,6 мнл т. Объем товарного зерна, поступающего в промышленные города, также катастрофически уменьшался.

Российские экономисты совершенно неправильно оценивают НЭП как период благоприятного экономического развития. На самом деле и промышленность и сельское хозяйство в годы НЭПа находились в перманентном кризисе. Это убедительно продемонстрировал в своих работах американский историк М. Таугер, который прямо пишет – НЭП в отличие от мифов, которые распространяются о нем в литературе, не был периодом истории СССР, при котором будто бы не было голода. М.

Таугер указывает, что НЭП был периодом хронического отсутствия безопасности в отношении продовольственного снабжения страны.

Советское правительство постоянно все эти годы боролось с последствиями какого–нибудь кризиса. Другими словами, лидеры СССР постоянно работали в качестве менеджеров кризиса.

Только сельское хозяйство оправилось от голода 1921–1922 гг., как грянула засуха 1924 года и последующий голод. Голод 1924 года отражен в серии статей в сборнике под редакцией А.И.Рыкова.

Интересно, что серьезные засухи в 1924–1925 году в Европейской России и 1928–1929 году на Украине привели в соответствующих областях к голоду, но об этом никто из отечественных и украинских историков почему–то не пишет. Хотя документальные подтверждения этих событий имеются.

В июле 1924 года была создана комиссия по борьбе с последствиями неурожая, которая существенно помогла пострадавшим. Затем последовал хороший урожай 1925 и 1926 года. В 1926 году почти процентов товарного зерна оказалось в руках 6% крестьянских хозяйств. Но уже в 1927 году случилась засуха в Поволжье, на Украине и в ряде других районов, что вызвало резкое уменьшение собранного урожая, буквально до уровня ниже прожиточного минимума. Отметим, что даже в условиях острого финансового дефицита советская власть начинает помогать крестьянам – в году начинают формироваться машино–тракторные станции (МТС).

В конце 1927 г., несмотря на то, что плановые заготовки за 2-е полугодие на 10% превысили уровень 1925 г., хлеба повсеместно не хватало, за ним выстраивались огромные очереди, так как частные заготовки были запрещены. Между 1 октября 1927 г. и 1929 г. цены на сельхоз. продукты выросли на 25,9%, цены на зерно на свободном рынке выросли на 289%". Даже в 1929 году погодные условия снова сделали планы Украины по нормализации зерновой ситуации проблематичными.

Нужда в зерне была огромная, ибо быстрый рост городского населения во время первого пятилетнего плана привел к перемещению большого количества людей в города и увеличил число людей, которых обеспечивало продовольствием государство, с 26 мнл человек в 1930 г до 40 млн чел в 1932 году. По данным Ивницкого, численность городского населения за 4 года выросла на 12,4 млн человек.

К концу НЭПа в городах быстрыми темпами росла безработица, составив к 1927 г. более 10% городского населения. В Сибири резко снизилось производство масла, которое раньше шло на экспорт. Для технологического перевооружения сельского хозяйства нужны были деньги, но денег на реконструкция села просто не было. С 1918 по 1949 год на долю сельского хозяйства приходилось капиталовложений менее 1% национального дохода.

Oтсталость сельского хозяйства была ужасающей. В начале 20-х гг. в нашей деревне преобладала соха да лучина, в то время как США, Великобритания, другие европейские государства практически полностью завершили электрификацию сельского хозяйства.

Россия убирала хлеб косами, которые покупала у Германии. Уже строили Турксиб, вторую колею Транссибирской магистрали - а рельсы покупали в Германии. Страна не производила ни электрических лампочек, ни термометров, ни даже красок. Первая карандашная фабрика в СССР, прежде чем ей присвоили имя Сакко и Ванцетти, называлась Хаммеровская.

Как видим, поведение крестьян, потеря ими технологии сельского хозяйства, постоянные засухи и другие природные факторы в годы НЭПа вызывали всё большую нехватку зерна (неурожаи 1927, 1928, 1931 гг.). Даже в 1930 году многие области пострадали от плохой погоды и полегания хлебов. Частью на Северном Кавказе. Местные власти обратились за помощью в центр и они ее получили. От полегания хлебов пострадали Казахстан и Среднее Поволжье. Поэтому фоном последующего голода 1932–1933 года является хроническая нехватка продовольствия. Голод 1928–1929 года был главной причиной зернового кризиса 1932–1933 года, так как резко уменьшил поступление зерна в госрезервы. В ответ советским правительством был увеличен импорт зерна.

В этот период СССР покупал там целые заводы, новейшие технологии, станки, машины, оборудование, материалы, нанимал большое количество иностранных специалистов для монтажа, настройки и пуска в эксплуатацию всего приобретенного производственного комплекса, а также для обучения наших рабочих и инженерно технических кадров. Достаточно сказать, что в начале 30-х годов на долю России приходилось от трети, до половины всего мирового импорта машин и оборудования!

ПАДЕНИЕ СОБИРАЕМОСТИ НАЛОГОВ Одной из целей коллективизации было улучшение собираемости налогов, поскольку в годы НЭПа налоги собирались из рук вон плохо.

Налоги собирались с большим трудом. Например, в 1921 г. на Волыни "во многих местах приходится прибегать к помощи вооруженной силы.

К декабрю 1921 г. всего собрано 34% задания". В январе 1922 г.

госинфсводка ВУЧК (26.01.22г.) сообщала, что крестьяне Лохвицкого уезда Полтавской губернии неудовлетворительно относятся к кампании сбора продналога. Поэтому "вследствие нежелания крестьян выполнять гужналог приходится применять репрессивные меры в виде ареста и взятия заложников".

Вспомним, что целью перехода от продразверстки к продналогу было создание у крестьян стимулов к восстановлению и расширению хозяйства, увеличению производства и реализации сельскохозяйственной продукции. В 1922 г. был осуществлен переход к единому натуральному налогу на продукты сельского хозяйства, который исчислялся в единой весовой мере (пуде). Продналог был значительно меньше продразверстки.

Как правило, в годы НЭПа размер налога определялся в пудах ржи, но собирался различными продуктами. Крестьянин вынужден был сдавать налог в натуральном выражении. Кроме того, на жителей деревень был распространен трудгужналог, заменивший трудовую и гужевую повинность 1919 г., денежный подворный налог и еще два гражданских целевых налога для борьбы с эпидемиями. Кроме того, взимались дополнительные налоги: квартирный, военный и др.

Всего крестьянин вынужден был оплачивать 13 налогов.Такое их количество вызывало у крестьянства порой негативное отношение. К тому же, кроме натурального налога необходимо было оплатить различные денежные налоги (гужевой, топливный, подворно имущественный и т.д.).

При НЭПе налогообложение крестьян в среднем не уменьшилось, но изменились принципы налогообложения. "При царе 15коп. платил за год, а теперь - уплатил налог, плати самооблог, бери облигацию, выполняй хлебозаготовку и т.д." - писал крестьянин Романчук в газету "Радянське село", 1928 г. После введения продналога уровень налогообложения вырос по сравнению с довоенным. Это докладывал еше Ларин на заседании ВСНХ в 1923 году, с цифрами и разбивкой по губерниям - и его доклад ни малейших возражений не вызвал, особенно в части фактического материала. Напротив, Преображенский прямо после него встал и заявил, что задача как раз и состоит не в том, чтобы черпать из села меньше, а чтобы черпать из него еще больше: ведь все равно крестьянин в коммунизм не вписывается.

Помимо налога, с крестьян брали т.н. "обложение" – когда им "предлагалось" сдать государству по твёрдой цене (как минимум, вдвое низшей по сравнению с рыночной) ещё столько же хлеба. Такая попытка впервые была сделана в конце 1916 г. (та самая знаменитая царская продразвёрстка!), но, как известно, далеко на этом пути власть при царе не продвинулась.

В 1922-1923 гг. отмечались "случаи в Екатеринославской губернии, где продинспекторы требуют продналог, хотя бы таковой совершенно не уродился, заставляют купить, но уплатить или забирают на товарообмен в других губерниях". В продкампании зачастую использовалась военная сила. К числу так называемых мер по выкачке продналога относились и запреты "крестьянам продавать продукты на рынках до получения удостоверения о сдаче продналога полностью".

(Дебальцевский уезд Донецкой губернии).

В 1926-1928 годах налоги собирались с ещё большим трудом, да и те не всегда доходили до финотделов, так как местные Советы, постоянно нуждавшиеся в деньгах, латали свой дырявый бюджет.

Документы 30-х годов говорят о постоянных недоимках по сельхозналогу, по самообложению и прочим сборам. Финансовые инспекторы писали в своих отчетах о растущих недоимках, достигавших 20, 30 и более процентов от общего сбора налогов.

Например, в Марийской области ситуация с недоимкой была плачевная, в январе 1926 года она возросла до 60%. За неуплату налога в срок у крестьян-неплательщиков описывали имущество, а их самих отдавали под суд. Но не помогало.

После военной тревоги 1927 года (конфликта с Англией) крестьянин стал отказываться выполнять самообложение – отчасти приберегая хлеб "на всякий пожарный", отчасти – вследствие быстрого роста цен промтоваров и замораживания цен на продукцию сельского хозяйства (как раз на XV съезде Сталин объявил, что повышения закупочных цен отныне не будет). Тем самым, Советская власть попыталась через механизм низких закупочных цен на продовольствие перераспределить часть продовольствия в пользу города без возмещения селу увеличением поставок промышленных товаров.

Иными словами, как и в царское время, власть начала давить на крестьянина с тем, чтобы направить изъятые средства на нужды индустриализации.

Но увеличенное налогообложение не помогало. "Налоги были вроде бы больше, на бумаге, но не соберешь - отмечает Капустян Процветала кампанейщина, комбеды защищали бедняков, а партячейки коммунистов. Прием батраков в партию за 1928г. увеличился почти в 3 раза по сравнению с 1927 г. А, например, политическое руководство Украины законодательными актами "О фонде КНС", "Положение о съездах, комиссиях и комитетах незаможного селянства УССР", "О льготах, правах и обязанностях незаможного селянства" и др. подпитывало советскую сельскую элиту в лице комнезамов, ставя, таким образом, членов этой организации в положение исключительное по отношению к сельчанам. Например, к 10-летию Октября ЦИК СССР принял Манифест, который дополнительно освобождал от уплаты единого сельхозналога ещe 10% крестьянских хозяйств. Ранее такая льгота распространялась на 25% крестьянских хозяйств".

Свое отношение по этому поводу крестьяне выражали в письмах в газету "Радянське село", которые обнаружил Капустян. "Скажите, почему в партию не идут пахари и другие, которые хотят честно жить?

А пошeл, кто работать не хочет, а лишь собак по селу гоняет. А если соберут партийцы всех крестьян на свое собрание, то придeт несколько непартийных крестьян, то так насмеются, что и бокам больно. Среди них есть такие лежебоки, а все же пытаются указывать понимающему пахарю. И тут же сетуют: "Не смогли объяснить дядькам, не слушаются дядьки". Неужели этот дядько будет слушать неука, если он раз в двадцать больше знает того коммуниста лежебока, который у себя дома забор ленится поправить".

Одновременно правительство - пишет Капустян - пыталось перенести налоговый пресс на зажиточные хозяйства. Так, в 1926/27гг. в сравнении с предыдущим годом середняки и зажиточные крестьяне вынуждены были увеличить уплату налога соответственно на 10-30% и 80-130%. А в 1927/28 г. 14% самых зажиточных хозяйств вынуждены были уплатить 30% от общей суммы налога, а в 1928/ г. эта цифра составляла более 60%.

Из–за чрезмерного налогового пресса зажиточные слои села вынуждены были сворачивать свою сельскохозяйственную деятельность, беднели и разорялись. Зажиточный крестьянин Осадчий из Бердичевщины размышлял по этому поводу: "Может быть я и кулак, т.к. я имею прибыли по подсчетам сельсовета 800 руб.. Продналога мне начислили 120 руб. 25 коп., самооблога 75руб. 22коп. Итого я должен заплатить 195 руб. 47 коп. Я имею 7 десятин 3 сажна никуда не годного песка, а также имею очень хорошую рамочную пасеку.

Когда меня зачисляют в кулаки, т.е. враги государства, значит, весной я ликвидирую пасеку. Буду собирать по 3 коп. с десятины, но зато не буду считаться врагом государства. Хотя и не буду приносить пользы, но зато буду числиться незаможником, буду фундаментом государства, хоть и гнилым, но фундаментом: Я работаю, как каторжник и, в конце концов, потерял уважение своих селян и вынужден продавать корову, оставив детей без молока, чтобы только уплатить налоги, чтобы не подвергнуть себя ешe большим оскорблениям".

"Выдумок и инициатив" на местах по поводу выкачки налогов было великое множество. "У нас в Межевском районе, Днепропетровского округа, - писал крестьянин в газету "Радянське село", - преподнесли нахально самооблог по 1000 руб. Спрашивается на кого наложили? На того, кто трудится. Отец не мог заплатить налог, так они пришли и забрали лошадь, коров, овец и продали. Остался отец с 15 душами семейства без ничего".

Зажиточных крестьян вызывали в сельсовет и предлагали облигации на значительную сумму. В случае отказа от покупки облигаций, их стоимость переводилась комиссией в самооблог, который в принудительном порядке изымали. В некоторых сeлах особо злостным несдатчикам хлеба на ворота приколачивали чeрные доски с надписями: "враг советской власти". Нередко одновременно проходили несколько кампаний: 1) крестьянский заем;

2) самообложение;

3) хлебозаготовки. При этом учащиеся школ нередко ходили по селу под музыку с плакатами: "Все излишки хлеба государству".

Крестьяне быстро нашли ответ на внеэкономическое давление властей. Зажиточные крестьяне, опасаясь, что их посчитают за кулаков, часто прибегали к разного рода уверткам, например, нанимались на работу (с лошадью) к безлошадному крестьянину, с тем, чтобы сойти за бедняков. Крупные зажиточные хозяйства дробились на меньшие, чтобы скрыть доходы и уменьшить налоги. Как говорили в те годы, «сейчас в зажиточные никто не лезет, а все лезут в бедняки, потому что в деревне это стало выгоднее». Число хозяйств, относимых к кулацким в 1929 году уменьшилось на 25%.

Как реакция государства на трудности хлебозаготовительной кампании 1927 года, которые были названы "хлебным кризисом" в деревне было введено самообложение. Например, в Марийской области 11 февраля 1928 года было принято постановление Мароблисполкома о порядке самообложения в Маробласти, которое вводилось на срок с 1 февраля по 1 октября 1928 года.

Самообложение существовало не только в денежной, но и в натуральной форме, а также в виде трудового участия. Сбором налогов занимались Сельсоветы.

С 1923г. система ценообразования была нарушена. Волевым решением были завышены цены на промышленные товары, таким образом, искусственно были образованы "ножницы цен". Соотношение между стоимостью сельскохозяйственной и промышленной продукции за время с 1 января по 1 ноября 1923г. изменилось с 1:1,7 до 1:3,1.

Так, 1 пуд ржи 1 января 1923г. стоил 1,5 аршина ситца, а 1 сентября всего лишь 0,5 аршина. До конца 20-х годов так и не удалось установить нормальное соотношение цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства.

В письме, в ЦК КП(б)У от 23 января 1926 г., которое приводит Капустян, крестьяне-незаможники напоминали властям, затрагивая, конечно, тему "ножниц": "Мы, незаможники, т.е. беднота, решили выразить всю правду, которая должна быть известна всему нашему правительству. За царя сапоги были 3 руб., а если 6 руб. - то это самые лучшие, а теперь вытяжки 12 и 14 руб. Ситец был "гарный" по 15 коп., а если 20коп. - так очень хороший. Теперь мы полуодеты, полу-обуты, во всех нас штаны с заплатками, жёны наши босые, а мы скоро останемся без штанов. Если бы правительство вникло у бедноту - то могло бы дать распоряжение, снизить цены, доступны для бедноты".

Будучи народной по духу, советская власть не могла существовать за счет повышения налогов, так как это вредило ее авторитету. Более того, в целях пропаганды советская власть вынуждена была снижать налоги. Весной 1925 г. власть пошла на экономические уступки крестьянству: был снижен сельхозналог (многообразные натуральные повинности крестьян были заменены единым денежным сельхозналогом в 1923 г.), узаконен наемный труд, увеличены сроки аренды земли, устранены многие административные препятствия на пути свободной торговли. Крестьяне, нанимавшие работников, получили политические права, которых прежде были лишены. В году натур-поставки были заменены денежным налогом, сельскохозяйственный налог был снижен. Было разрешено более широкое право аренды земли и найма батраков.

На Пленуме ЦК ВКП (б) 23-30 апреля 1925 года Политбюро пошло на дополнительные экономические уступки крестьянству, которыми реально могли воспользоваться все без исключения его слои.

Резолюция Пленума «Очередные задачи экономической политики партии в связи с хозяйственными нуждами деревни» допускала сдачу земли в долгосрочную аренду (до 12-ти лет), выделение крестьян из общины для организации хуторских и отрубных хозяйств, снятие административных ограничений с применения наемного труда и создание кредитных товариществ. Общая сумма единого сельскохозяйственного налога понижалась до 280 млн. руб. Изъятие налога в натуре не предусматривалось. 13–20 мая 1925 года было разрешено применять наемный труд на арендованной земле. Казалось, все шло хорошо, но это только казалось.

Стало понятно, что на налоги индустриализацию не проведешь.

Оказалось, что когда продовольственные ресурсы ограничены, а распоряжение ими отдано в руки крестьян, страна попадает в тупик.

СССР не мог содержать тяжёлую промышленность, культуру и науку, не мог совершить технологический рывок, чтобы начать использовать новые энергоресурсы для увеличения производительности труда.

Однако дела государственные требовали денег и поэтому в 1926 г.

снова начался процесс неуклонного роста налогового бремени в деревне. Государство вынуждало крестьян, с помощью экономических и административно-репрессивных мер, продавать хлеб по низкой цене государственно-кооперативным заготовителям. Одновременно цены на промышленные товары постоянно повышались. В 1927 г. у зажиточных были изъяты «излишки земли» и отданы переселенцам и малопосевным бедняцким хозяйствам. В 1927–1928 году частный сектор играл уже меньшую роль в снабжении городов, чем в предыдущие годы.

В 1931-1932 годы крестьяне-единоличники платили налоги, в несколько раз превышающие налоги с колхозников. Но не помогало, обеспеченность зерном падала из года в год. Поэтому одной из задачей коллективизации было увеличение собираемости налогов и увеличение закупок хлеба по фиксированным ценам. Вот почему с середины 1920–х годов усиливаются иные, неналоговые методы поступления средств в казну, такие, как принудительные займы, заниженные цены на зерно.


Подытоживая, можно сказать, что несмотря на все меры, принимаемые советской властью для сбора налогов и получения хлеба от крестьян, они были недостаточны. Крестьяне либо не платили налоги, либо сворачивали производство зерна. Поэтому одной из задач коллективизации было улучшить собираемость налогов и покупку хлеба во время хлебозаготовок.

МОЖНО ЛИ БЫЛО МАТЕРИАЛЬНО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ РУССКИХ КРЕСТЬЯН?

Общим лейтмотивом всех анализов объективности коллективизаии было указание на то, что власти, мол, допустили ошибку не создав условий для материальной заинтересованности крестьян. Почему-то считалось и считается сейчас, что для роста производства зерна надо было материально заинтересовать крестьян. Мол надо было увеличить оплату за зерно, как это сделал в 1953 г. Маленков. Но А. Чаянов показал, что в 1928 г. это положение срабатывало, было не верным.

Крестьяне реагировали на увеличение тягловой нагрузки на себя тем, что, если эта нагрузка была им не по силам, они сворачивали производство до минимума необходимого для прокорма себя и скотины. Поэтому при ручном труде, повышение оплаты за зерно немедленно бы снизило производство зерна, что и было продемонстрировано после революции в годы НЭПа, когда производство товарного зерна действительно снизилось.

Считалось, что достаточно увеличить предложение промышленных товаров – и крестьяне станут отдавать за них всё больше и больше хлеба. Практика её опровергла: крестьяне предпочитали улучшение питания промышленным товарам. Затем для увеличения изъятия власть испробовала перед 1928 г. другой вариант – поднять цены на промтовары, ликвидировав таким путём «товарный голод», расширить «ножницы цен». Но этот путь приводил к ещё большей натурализации хозяйств крестьян, которые отказывались покупать промышленные товары и все стали производить сами.

Российский крестьянин производит продукты. В основном для себя.

Столько, сколько считает нужным, и сколько ему позволяют силы и наличные условия. Он производит для других только в том случае, если получает за эти продукты адекватное возмещение. Это - природа крестьянского хозяйства в России. По-другому русские крестьяне себя не ведут. Державное величие, индустриализация, общественные интересы и прочие городские забавы им глубоко безразличны.

Крестьяне произвели сами для себя столько, сколько считали нужным.

Ни у кого ничего чужого не отбирая.

Если возмещение крестьянского труда неадекватно - он ничего не производит на сторону. Так есть и так было всегда в истории. Если царь брал непомерную дань с земельной единицы - крестьянин сокращал посев. Если брал непомерную дань с души - подавался в бега или в разбойники. Если большевики во время продразверстки забирали "все лишнее" - он не выращивал ничего, сверх минимально необходимого. Если большевики предпочитают платить за хлеб пустыми бумажками, как в 1928 г. да поменьше - тактика та же.

Крестьянин в России жил натуральным хозяйством. Он сам мог сделать многие товары или попросить выковать что–то нужное в хозяйстве кузнеца. Только металл нужен. Остальное можно сделать самому.

Благо – зима длинная. Деревня жила, сама съедая все, что производила.

Крестьянство работало в основном на свой прокорм. Действительно, в 1925 г. поголовье скота в крестьянском хозяйстве впервые превысило уровень 1916 г. Ежегодное производство животноводческой продукции в среднем за 1926–1928 гг. возросло по сравнению с 1909–1913 годами на 26%, а потребление мяса в семьях трудящихся увеличилось почти вдвое. Эти цифры свидетельствуют о том, что крестьяне стали тратить больше зерна на выращивание скота.

Крестьяне освобождали землю из-под хлеба на продажу для выпаса скота. Именно поэтому в годы НЭПа впечатляющими темпами увеличивалось поголовье скота: с 1925 по 1928 год примерно на 5% ежегодно – в этом выразилось предпочтение крестьянами повышения собственного благосостояния через улучшение питания, а не через приобретение промышленных товаров. Питания же мясом как минимум в десять раз дороже с энергетической точки зрения, чем питание на основе зерна. Например, СССР импортировал зерно, так как производил сам много собственного мяса. Сейчас РФ экспортирует зерно, так как собственное производство мяса резко снизилось.

Не зря Чаянов после своих исследований изменил свои взгляды и в качестве выхода из кризиса стал развивать идеи крупных фабрик зерна. Почитайте его работы 1928 года. Чаянов понял, что поднять товарность сельского хозяйства можно было только через увеличение производительности труда, а увеличить производительность труда без механизации было невозможно. Чаянов не был конъюнктурщиком и пустым мечтателем. Он пошел дальше большевиков. Но его идеи были рановаты и Сталин не был готов к ним.

Реформа 1861 г. и особенно революция привели к тому, что вековые чаяния крестьян сбылись – они владели землей, помещиков больше не было. Но не было механизмов принуждения отдавать хлеб. Чем меньше произвели, тем проще. Чтобы не забирали, ещё проще сажать картофель, так как картофель и овощи не забирали. Поэтому надо заготовлять грибы, овощи, капусты квашенную, мясо соленое.

Выгоднее было траву косить, чтобы было молоко, зерно производить было невыгодным. Крестьяне в массе своей играли в «итальянскую забастовку» и сокращали посевы до уровня личного прокорма, чтобы не отдавать налоги. Крестьяне ничего не покупали и хлеб по ценам закупочных контрактов не сдавали. Этому способствовало наличие перекупщиков, которых развелось пруд пруди в годы НЭПа.

Даже Великая отечественная война не заставила всех колхозников поднатужиться: только за 5 месяцев 1942 г. тех колхозников, кто не отрабатывал минимум трудодней, отдали под суд. Их оказалось тысяч, из них 117 тысяч были осуждены. Осужденные обязывались работать в своем же колхозе, но с них 6 месяцев удерживалось 25% трудодней в пользу колхоза. Да и после войны колхозники не очень хотели напрягаться. Пришлось принимать меры. За лето 1948 г. только из РСФСР были высланы в отдаленные районы 12 тысяч колхозников за уклонение от работы. Причем высылались они по решению колхозного собрания.

Советская власть долго пыталась заставить крестьян в добровольно– принудительном порядке дать деньги на развитие промышленности.

Несмотря на все потуги советской власти заставить крестьян работать на страну, они работали, исходя из закона Чаянова. Крестьяне говорили так: "Ты мне керосинчику дай, а вот налоги я платить не стану." Поднапрячься и сделать что-то лишнее русский крестьянин может только ради высоких идеалов (это может быть солидарность с земляками или престиж) или под силовым нажимом в виде пресса государства, собирающего налоги, действий хозяев жизни или бандитов. Советская же власть в отличие от царской проявляла мягкость по отношению в беднякам.

И все-таки, допустим, что Запад вдруг ни с того ни с сего стал бы пушистым и мягким и дал бы денег для развития своего могильщика.

Можно ли было бы обойтись без коллективизации в таком случае. Нет и ещё раз нет. Причина была в быстрой деградации сельского хозяйства. Резко ухудшилась технология сельскохозяйственного производства. Зачем стараться, если все равно нет стимула?

Технология падала, так как после революции давление на крестьян резко снизилось. Давили в основном на богатых, а бедные лентяйничали вволю. Они производили питание только для себя, так как тягостность труда была очень велика. Проще было записаться в партячейку, чем таскать тяжелые плуги.

Возникло несколько порочных кругов. Чтобы увеличить производство зерна, надо было механизировать труд крестьян, чтобы механизировать этот труд, нужна была сельскохозяйственная техника, чтобы сделать или купить эту технику нужны были деньги. Денег в кредиты и за золото Запад не давал. Инвестиции в СССР не шли по закону Паршева. Взять средства можно было только у себя. Где?

Снова круг замкнулся, указывая на крестьянина. Надо было разрушить порочный круг. Материальная заинтересованность работает, если тягость труда не велика, как, например, случилось тогда, когда на село пришла механизация. С другой стороны, трактора надо было обслуживать. А для их производства нужны рабочие для промышленности. Ещё один порочный круг замкнулся.

Ну и пришлось товарищу Сталину во имя спасения страны крестьянина прижать. Ещё М. Таугер обосновал концепцию, что неурожай стал результатом системного кризиса сельскохозяйственного производства, к которому «сталинский режим» имел лишь косвенное отношение. А все решения «сталинского режима» (насколько они были правильные и верные – другой вопрос) – как раз и были вызваны необходимостью этот кризис преодолеть.

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ Не меньшую угрозу СССР представляла внешняя угроза. Охотников до полезных ископаемых, найденных в России/СССР, был вагон и маленькая тележка море. На границах СССР нарастала напряженность.

Соседи воровали ресурсы на границах. В 1927 году – конфликт с Англией, убийство советского посла Войкова в Варшаве, в июле года Китай захватывает КВЖД. Агрессивное поведение Японии, Китая, воровство соседями ресурсов СССР по границам, конфликт с Англией в 1927 г.... привели к тому, что советские лидеры поняли, что скоро война, что границы без оружия не защитить. Новая война была очень вероятна. Возможная будущая война с Китаем или Японией стала последней каплей, которая вынудила Сталина принять меры к созданию хозяйственной системы, гарантирующей снабжение города и военной промышленности и армии зерном.

Давайте представим, что вы находитесь в 1927 г. на месте Сталина.

Вы не имеете ни надлежащего образования, ни знаний (они вообще отсутствуют, так как опыта построения подобного общества в истории просто не было), ни опыта для того, чтобы эффективно управлять новой Россией под названием СССР. Вы, как говорится, задним местом чувствуете, что очень скоро, в пределах лет 10–15 Запад обязательно нападет на СССР – предстоит война на выживание. Каковы ваши действия?– спрашивает Юрьев. Сначала требуется посмотреть активы.


Оказывается с активами не густо. Человеческого материала пока довольно много - превышение рождаемости над смертностью, которого в Европе уже нет. Однако материал невысокого качества.

Народа должного уровня (по образованности, по патриотизму), из которого можно набрать сильную многомиллионную армию, тоже нет.

Есть какая-то армия, но цена ей в большой войне близка к нулю.

Население достаточно послушно власти, и в силу памяти о недавнем терроре, и в силу естественной социальной апатии, всегда наступающей через 10-20 лет после бурных революционных событий.

Ситуация в стране управляема в краткосрочном плане, поэтому есть время сделать ее управляемой и в более длительной перспективе.

Природных ресурсов тоже много, в том числе экспортно-способных, но взять их ой как нелегко.

Сильной армии нет. Царские генералы большей частью истреблены, а остальные ненавидят новую власть. Среди нoвых хороших генералов почти нет — не считать же таковыми деятелей типа Тухачевского?

Современного оружия нет. Промышленности, которая может такое оружие произвести, тоже нет, как и науки и технологических структур, которая может его разработать. Доколлективизационное сельское хозяйство, отчего-то часто превозносимое либеральными публицистами, на самом деле крайне отсталое по всем параметрам и не гарантирует обеспечения продовольствием городов.

Не лучшее положение и в идеологии. Идей патриотизма нет вообще, слова "Россия" и "русский" считаются пусть не ругательством, но явным моветоном. Хотя общенациональная идея есть - это национал большевизм, на советском языке "концепция построения социализма в отдельно взятой стране". Элита никуда не годится. Она заражена идеей мировой революции. Ей бы только шашкой махать. Она будет тормозом на пути любых серьезных реформ и модернизации "Вам надо получить промышленность, способную производить современное оружие, причем не только сами заводы, но и КБ, и техникумы с ПТУ, и людей, уже ставших специалистами и руководителями, и коллективный опыт, который станет неоценимым при переброске промышленности на Урал в 1941 году? - спрашивает Юрьев - Это индустриализация. Вам надо получить если не современное, то хотя бы "засухоустойчивое" сельское хозяйство индустриального типа, одновременно решив вопросы резкого расширения посевов технических культур для промышленности, нейтрализации склонного к брожению крепкого крестьянства, создания пула трудовых ресурсов для новой промышленности? Это коллективизация. Вам надо поменять плохую элиту, освободив место для подходящей под нужды государства? Это репрессии. Где взять новую элиту — не удельных бояр, а опричников? А вот она и выкуется из людей, вооруженных идеями построения социализма в отдельно взятой стране, направленных проводить индустриализацию, коллективизацию и репрессии".

Итак, без армии и флота свoи богатства и землю не защитишь. Армия же не может воевать без оружия, желательно собственного производства. Производство оружия требует военной промышленности. Военная промышленность в свою очередь основана на тяжелой промышленности. Военная промышленность не будет функционировать без развитой тяжелой промышленности и науки.

Тяжелая промышленность требует развития технологии и науки.

Технологию не разовьешь с нуля в условиях коротких исторических сроков. "Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за десять лет. Или мы сделаем это, или нас сомнут",- говорил Сталин. Технологию надо было либо покупать, либо создавать самим, но в обоих случаях для этого нужны были деньги.

Самым правильным было и закупать технологию с оборудованием и вкладывать средства в создание собственной технологической и научной базы.

Денег в виде кредитов до 1929 г. Запад, кроме, может быть, Германии, у которой была масса своих экономических проблем, нам не давал, так как СССР отказался отдавать царские долги. Кроме того промышленность требует создания армии рабочих, а где их взять, если 85% населения живет в деревнях и не больно охоча до перемены места жительства. После ужасов Гражданской воны, продразверстки и голода 1921–1922 гг. крестьяне боялись покидать деревни и переезжать в города. В свою очередь у государства не было средств для того, чтобы материально заинтересовать переселенцев в города.

Закупки же оборудования требуют наличия конкурентноспособного товара, а этим товаром в то время могли быть только нефть, уголь, зерно и лес. Увеличение добычи леса, нефти и угля требовало того же, что и создание тяжелой промышленности, поэтому, если делать индустриализацию быстро, то единственным товаром для обмена было золото или зерно. Но тут Запад объявил СССР так называемую "золотую блокаду" (см. ниже). Итак, круг снова замкнулся на крестьянах.

Итак, насущная необходимость проведения коллективизации диктовалась внешнеполитическими причинами. Уже одной этой причины достаточно, чтобы, как в анекдоте про Петра Первого, не рассматривать другие причины коллективизации, а они были и не менее важными. Сталину пришлось решать задачи модернизации в очень трудных условиях: 1) при меньшей численности населения;

2) при изношенности и разграбленности заводов и фабрик;

3) в условиях финансово–экономической бедности;

4) в ухудшенной геополитической ситуации;

5) при невозможности брать госкредиты на Западе (кроме, может быть, Германии);

6) при отсутствии боеспособной, технически оснащенной армии.

ПОРОЧНЫЙ КРУГ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ Для того, чтобы купить технологию, надо было найти деньги. Золото не принималось Западом, поэтому выход был только в экспорте зерна.

Но цены на зерно падали из-за выхода на европейский рынок Аргентины, Бразилии и Австралии. рынок Чтобы получить нужные деньги надо было продать больше зерна. Для этого требовалось увеличить производство зерна и сократить его потребление на селе и одновременно освободить рабочие руки для промышленности, при сохранeнии производства зерна, то есть надо было увеличить производительность труда крестьян, снизить тягостность труда, как следует из закона Чаянова. Для этого нужны были трактора. Если их покупать, то не хватит хлеба. Крестьяне не больно его продавали.

Надо делать самим, но для этого надо купить технологию и набрать в город рабочих на тракторные и металлургические заводы. Круг замкнулся.

В то же время, промышленность стагнировала, а, значит, армия была недообмундирована, недовооружена или вооружена устаревшим оружием. Нужны были новые и эффективные виды вооружения, а для них – заводы, а для заводов – люди, оборудование. В этой ситуации главная задача правительства была - обеспечение быстрого индустриального роста. Для этого нужны деньги на закупку оборудования и технологий за рубежом. То есть, валюта. Вопрос: где ее можно было достать правительству СССР? Взять кредит у Запада? не давали, так как СССР отказался платить по долгам царской России, а если бы и дали, то обставили бы такими условиями, при которых сам кредит терял бы свою ценность.

Вот, например, что по этому поводу 24 августа 1930 года Сталин писал В.М. Молотову: «Надо бы поднять (теперь же) норму ежедневного вывоза до 3-4 мил[лионов] пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов. Найдутся мудрецы, которые предложат подождать с вывозом, пока цены на хлеб на междун[ародном] рынке не подымутся до "высшей точки". Таких мудрецов немало в Наркомторге. Этих мудрецов надо гнать в шею, ибо они тянут нас в капкан. Чтобы ждать, надо иметь валютн[ые] резервы.

А у нас их нет. Чтобы ждать, надо иметь обеспеченные позиции на междун[ародном] хлебн[ом] рынке. А у нас нет уже там давно никаких позиций, - мы их только завоевываем теперь, пользуясь специфически благоприятными для нас условиями, создавшимися в данный момент.

Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба».

Дале. Требовалось заполучить крестьян в виде рабочих рук в промышленность и заставить их работать более производительно.

Коллективизация позволяла силком через так называемое раскулачивание выгонять из сел кулаков и иже с ними, что создавало необходимую численность рабочих рук в промышленность. Из колхозов было проще получать почти весь хлеб, оставляя крестьянину возможность питаться с приусадебного участка. Колхоз – это как бы барщина. Приусадебные участки давали возможность прокормить семью. Картошка отож.

Рынок не мог обеспечить связь сельского хозяйства и промышленности и вообще вместить наличное население. Бедняку и середняку, даже кулаку НЕЧЕГО было купить у отечественной промышленности. Трактор-то ему нужен, но мелкому хозяину нужен небольшой трактор, а поди разверни его производство - это ДОРОГО.

Самое интересное, что и колхозу трактор "не нужен". Это мы видели в 90-е, когда спрос на трактора упал чуть не на два порядка. И зерно "не нужно". Читайте Аганбегяна. А уж в 30-е - 50е и подавно.

Трактора отправлялись в МТС и обслуживали колхозы. Точно так же и сейчас нанимают соседа с трактором вспахать огород. Проще и дешевле сначала развернуть производство (причем сразу массовое) довольно однотипных мощных тракторов, но они нужны только большому полю. Ответ простой - согнать всех на одно большое поле.

Практически ЛЮБОЙ ценой. Что и было сделано.

Получался замкнутый круг или Гордеев узел. Разрубить узел могла лишь коллективизация. Она позволяла более выгодно, на широких площадях, без чересполосицы использовать купленные на Западе и произведенные трактора. Часть же продовольствия, которая шла на корм рабочему скоту, пошла бы в закрома государства для прокорма новых работников промышленности и для обмена на технологию на Западе. Для создания промышленности, производящей трактора, нужны были деньги. Круг смова замкнулся.

Было очевидно, что коллективизированные крестьянские хозяйства потребуют значительного количества техники, особенно тракторов и комбайнов. Проблему требовалось решить в самый короткий срок. В 1924 на заводе «Красный путиловец» (ныне Кировский завод) было организовано серийное производство колёсных тракторов. Вошли в строй действующих предприятий: в 1930 —Сталинградский, в 1931 — Харьковский, в 1933 — Челябинский тракторные заводы. Если в начале 1-й пятилетки тракторы поступали в сельское хозяйство СССР преимущественно из зарубежных стран, то в 1932 импорт тракторов полностью прекратился. Всего за годы 1-й пятилетки (1929—32) сельское хозяйство СССР получило 153,9 тыс. тракторов, из них 94, тыс. отечественного производства. Одновременно создавались крупные заводы сельскохозяйственного машиностроения: в вступил в строй «Ростсельмаш» (Ростов-на-Дону), в 1931 — завод комбайностроения «Коммунар» (Запорожье) и др. Это дало возможность в ходе колхозного строительства осуществлять техническую реконструкцию колхозно-совхозного производства. В 1932 в сельском хозяйстве СССР работало 148 тыс. тракторов (в 15 сильном исчислении) и 14 тыс. зерновых комбайнов, а в соответственно 684 тыс. и 182 тыс.».

ЗОЛОТАЯ БЛОКАДА ИЛИ ГДЕ ДЕНЬГИ, ЗИН?

Разрушенная экономика требовала вливаний технологии и изделий тяжелой промышленности, которая внутри страны была практически уничтожена. Вопрос был в том, где найти деньги на индустриализацию? В кредит денег не давали из–за отказа платить царские и белогвардейские долги не давали кредитов. И никаких источников средств больше не предвидилось.

Поэтому взамен советское правительство могло предложить зерно, лес, полезные ископаемые и золото. Золотой запас, доставшийся от Российской империи, был уже частично украден или растрачен. Не так уж много золота было в СССР после того, как золотой запас был утерян в годы Гражданской войны. Поэтому пришлось обращаться к населению и экспроприировать золото в церквях. Система Торгсинов была ориентирована прежде всего на ГОРОДСКОЕ население, обладавшее запасами золота, антиквариатом, фамильными драгоценностями и т. п. (бывший средний класс царской России, интеллигенция, нэпманы и т. д.). Открытию торгсинов предшествовала попытка ОГПУ изъять ценности принудительным путем (т. н. "золотая лихорадка", 1930 год, сажали бывших нэпманов, требовали выдать валюту и золото). Но результат был ничтожен.

По мнению Н.А. Ивницкого, вместо коллективизации было бы использовать оставшийся золотой запас СССР для покупки зерна, но Ивницкий не знал о золотой блокаде со стороны Запада - в начале 30 х годов 20-го века СССР столкнулся с очень неприятными для себя обстоятельствами: почти на все статьи советского экспорта - лес, нефть, уголь и другое сырьё были введены эмбарго.

Смотрим на даты. Первая пятилетка начинается в 1929 г. - пишет Н.

Стариков - в 1930-1931 году ограничения ввели США, подобный декрет был издан во Франции в 1930 г. 17 апреля 1933 г. британское правительство объявило эмбарго на основные товары экспорта СССР, которое охватывало до 80% нашего экспорта. Введение эмбарго на ввоз советских лесоматериалов и нефтепродуктов особенно больно ударило по советской внешней торговле. Капиталисты неожиданно отказались принимать в торговле с Россией золото в качестве платежного средства! Сначала Запад отказался в качестве оплаты принимать от СССР золото, затем - все остальное, кроме зерна. Это удивительное поведение капиталистических держав вошло в историю под названием «золотой блокады». В качестве оплаты импорта СССР не принималось ничего (даже золото), кроме... зерна. Эмбарго Запада действовало: конец 20-х гг. - 1 половина 30-х гг. XX века.

Дополнительным усугубляющим фактором было то, что зерно являлось стратегическим продуктом. СССР просто больше нечего было предложить на внешнем рынке. Это прекрасно понимали за рубежом, поэтому и диктовали свои условия, которые советское правительство вынуждено было принимать.

Сталинское руководство ставится перед выбором: либо отказ от восстановления промышленности, т.е. капитуляция перед Западом, либо продолжение индустриализации, ведущее к страшному внутреннему кризису. Заберут большевики зерно у крестьян – очень велика вероятность голода, что в свою очередь, скорее всего, приведет к внутреннему взрыву и смещению власти. В любом варианте Запад остается в выигрыше. Конечно, СССР нашёл способ обойти золотую блокаду, и продолжал вывозить золото, но с огромными потерями. Принимали через подставных лиц, но все было резко усложнено.

В 1932-1933 г. умирает масса людей, и сразу после этого (!) Запад вновь готов принимать от большевиков нефть, лес и драгоценные металлы. В 1934 г. экспорт зерна из СССР вообще прекратился.

Буржуи ввели эмбарго на закупки нефти, но экспорт советской нефти непрерывно рос до 1933 года. Буржуи согласились покупать советскую нефть с 1934 года, но большевики отказались её продавать - в связи с индустриализацией самим оказалась нужнее. Как видим, в "голодоморе" виноваты и страны Запада.

Следовательно для России, называвшейся в то время СССР, единственным выходом была опора на собственные силы. Надо было найти собственные средства. Но где и как найти средства у себя в стране? - у кого? У рабочих, которые сами живут впроголодь? абсурд, с рабочих взять нечего. Буржуи и помещики уже давно раскулачены. У людей, разбогатевших в период НЭПа? - нет, у тех денег сравнительно мало. Да и не хотелось идти на поклон к нарождающейся мелкой буржуазии. Остается церковь и крестьяне.

Церковь уже "доили" в 1921–1922 гг. В сухом остатке - крестьяне.

У крестьян? - да, у них средства были (например, зерно), но крестьяне расставались с ними крайне неохотно, и только за необходимые им промышленные товары, которых СССР производил очень мало, а чтобы производил много, нужно было ввезти оборудование, которое можно было получить только на деньги от экспорта своих товаров за границу, которые, в свою очередь, можно было взять только у крестьян. За оборудование надо было платить, но была золотая блокада. Значит, необходимо было продавать зерно. Однако мировые цены на хлеб сбивали аргентинским зерном. Круг снова замкнулся.

ГЛАВА 3. ЗАМЫСЕЛ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ И ЕЕ АЛЬТЕРНАТИВА А теперь ответим на вопрос, как и почему вообще возникла идея коллективизации? Как пишет Н. Назаренко, "коллективные хозяйства Советская власть стала вводить чуть ли не с первых дней. А курс на коллективизацию был принят на 15 съезде ВКП(б) - это декабрь года. Массовую же коллективизацию начали запускать с 1929 года. А это постановление датируется аж январем 1930. Как-то оно не стыкуется, что коллективизация проводилась так уж сильно за счет раскулачивания. А уж взаимоувязка - была, только обратная. Не коллективизация за счет раскулачивания, а раскулачивание по факту коллективизации".

В декабре 1927 года решением ХV Съезда ВКП(б) была намечена коллективизация. Исследуя особые папки Политбюро, М. Таугер обнаружил, что замысел коллективизации возник из программы, принятой в 1928 году – создание нескольких десятков крупных совхозов на целинной земле в восточных и юго–восточных областях, затем используя естественные запасы питательных веществ получать гарантированные урожаи в течение 5–10 лет. Что имелось в виду? Был одобрен курс на ПОЭТАПНУЮ, в течение 10–15 лет коллективизацию сельского хозяйства. Коллективизация планировалась несплошная, ненасильственная, на новых еще не освоенных землях планировалось создать мощные зерновые совхозы. Основная идея коллективизации состояла в том, чтобы увеличить посевные площади. Вначале было решено построить десятки зерновых совхозов в зонах нетронутых земель восточнее Волги.

Самое интересное, в том, что замысел коллективизации был довольно мягкий, однако ход коллективизации сопровождался насилием, так как ей сопротивлялись кулаки и часть середняков. Поэтому к задаче освобождения части крестьян от села с целью направления их в город для работы на новых предприятиях, добавился политический аспект. В марте 1930 года возникла ситуация латентной гражданской войны.

Сталину пришлось осадить ретивых администраторов на местах, иначе волна надвигавшейся гражданской войны грозила перерасти в кровавую бойню и смести советскую власть. После статьи Сталина в Правде, многие крестьяне вышли из колхозов, а на Украине они к тому же съели волов, что стало предпосылкой надвигавшегося голода.

Представители так называемой "правой оппозиции" (Н.И. Бухарин, А.И. Рыков и др.) делали ставку на постепенный перевод крестьянства на путь социализма, говорили даже о "мирном врастании кулака в социализм". Однако их идеи не были восприняты партийным большинством. Большую роль в этом сыграли такие факторы как быстрый рост кооперации, увеличение числа бедняцких колхозов (что рассматривалось как предпосылка коллективизации) и, наконец, хлебозаготовительные трудности 1927 - 1928 гг., когда административные методы разрешения кризиса дали быстрые и заметные результаты, породив соблазн использовать их в деревенской политике в целом.

Молотов не рассматривал коллективизацию в качестве актуальной задачи социально-экономической политики партии. "Нельзя, конечно забывать, - повторял он в заключительном слове на съезде, - что на ближайшие годы наше сельское хозяйство будет развиваться главным образом как масса мелких крестьянских хозяйств.

Как видим, никто с коллективизацией не спешил и никакой форсированной коллективизации не предполагалось. Однако голод 1928 года и необходимость экспорта зерна для того, чтобы купить на полученные деньги технологию и машины, а также нарастающая угроза импорта продовольствия вынудили лидеров СССР действовать более решительно. Неурожай 1928 года стал главной причиной зернового кризиса и решения о форсировании коллективизации.

Именно зерновой кризис 1928 года заставил Политбюро ускорить поиск путей решения зерновой проблемы путем реформирования сельского хозяйства, как говорят проблемы достали.

Сами по себе колхозы не являлись конечной целью движения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.