авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«М.И. Долженкова, Ю.А. Толмачев ТАМБОВСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Администрация ...»

-- [ Страница 2 ] --

Большой вклад в изучение народного творчества внесла деятельность Тамбовской ученой архивной ко миссии. Тамбовская ученая архивная комиссия по заданию археологического общества несколько раз анкети ровала представителей земских властей, уездных исправников с целью выявления на территории уездов памят ников истории и культуры, археологических и этнографических редкостей, старинных обычаев и обрядов. В ходе анкетирования были получены сведения о найденных следах стоянок человека каменного века близ города Елатьма и в селе Потаньево Елатомского уезда, в деревне Кукушки Шацкого уезда, по рекам Хопер, Ворона и Ляда в Борисоглебском уезде, в деревне Куликово Спасского уезда, селе Кулеватово Моршанского уезда.. На месте раскопок были найдены каменные скребки и молотки, обнаружены ювелирные украшения, посуда из бронзы, серебра и даже массивная чугунная ваза, весом более двух пудов (Лебедянский уезд). О былых ратных сражениях свидетельствовали найденные в селах Саюкино и Лысые горы Тамбовского уезда меч и чугунные ядра, а также железная кольчуга, найденная при раскопках в центре Козлова [196]. Из переписки Тамбовской ученой архивной комиссии с протоиереем из села Кондровка Темниковского уезда узнаем, что когда-то в этих местах широко распространено было поклонение священным деревьям – липе и вязу. Благодаря косвенной ин формации, Тамбовская губернская ученая архивная комиссия (ТГУАК) изучала сведения о существовании древнего языческого капища [161]. Архивной комиссией по сути были собраны и сохранены те материальные свидетельства, которые уже в наше время позволяют судить о развитии народной художественной культуры в регионе.

Активные исследования тамбовского фольклора продолжались и в послереволюционные годы. Особый интерес этнографов в этот период вызывали элементы коммунистической идеологии и пропаганды, которые легче всего было обнаружить в частушках. Так, в 1924 году Н. Эмов в газете "Известия" опубликовал подборку тамбовских частушек, отражавших социальные перемены в крестьянской среде. Типологию частушек легко определить хотя бы по одной из них: "У меня-то в косе ленточка алеется. А что же мне не полюбить красного армейца" [352]. В 20-е годы тамбовский частушечный фольклор исследовал журналист Захаров-Мэнский, кото рый на страницах журнала "Огонек" опубликовал серию частушек, записанных в Козловском уезде. Среди них были такие: "Скоро, скоро снег растает, с нашей речки лед сойдет. Скоро, скоро по всем странам революция пройдет" или "Теперь мой милый ждет-пождет, на улице – страдание. А у нас теперь идет женское собрание".

Исследуя народное песенное искусство, Г.Поздняков отмечал, что в каждом селе, деревне, местечке не пременно имеется "душа улицы" – низовой музыкальный бунтарь или бунтарка, как характеризует их автор.

По сути, это запевала, заводчица (то есть та, кто заводит песни), "песельница". Как правило, эти люди обладали наибольшим природным музыкальным дарованием и кроме того, были очень общительны, с живым характе ром. Вследствие этого они становились всеобщими любимцами, пользовавшимися непререкаемым авторитетом у молодежной улицы, непременные участники вечеринок и свадеб. Автор сообщает, что в селе Инжавино такой душой улицы в 20-х годах ХХ века была Ксения Поветьева. Являясь инициатором всяких уличных игр и хоро водов, запевалой всех песен, она в то же время и сама сочиняла новые песни. Не раз, приходя вечером на улицу, она говорила, что сочинила новую песню на актуальную для села тему. Она лишь начинала свой мотив, органи зуя своего рода коллективное творчество по досочинению и аранжировке песни. Как правило, активней всего в таком творчестве участвовали подруги запевалы. Анализируя этот и другие примеры песенного творчества, Г. Поздняков создает своего рода схему возникновения песни [292]. Сначала появляется "индивидуальный за родыш песни на основе социального быта". Затем следует "свободное восприятие массою этого творческого зародыша", то есть из индивидуального творческого замысла появляется коллективный. Третий этап – коллек тивное обогащение "зародыша" подголосками, вставками слов и присловий. Четвертый этап – дальнейшее раз витие и распространение песни. Это своего рода алгоритм народного песенного творчества. Выводы автора хотя и наивны, но не безосновательны.

В тридцатые-сороковые годы ХХ столетия большую работу по собиранию песенного фольклора предпри нял хормейстер и композитор, преподаватель Тамбовского музыкального училища Г.А. Сметанин. Им было записано и обработано для хора свыше 30 песен разных районов Тамбовской области, среди которых были "Мальчишечка-бедняжечка, "Три кораблика", "Журба", "В саду при долине", "Голубь сизенький" и другие.

В 1941 году довольно крупная экспедиция была направлена в Тамбовскую область кафедрой фольклора Московского государственного института философии, литературы и истории. В составе экспедиции были сту денты института, многие из которых стали крупными отечественными фольклористами: Г.И. Терентьев, И.И.

Гришин, В.Е. Гусев, Л.Р. Копина, С.Г. Лазутин. Руководителями этой экспедиции были академик Ю.М. Соколов и Э.В. Годеман. По результатам экспедиции издан сборник "Тамбовский фольклор". Экспедици ей МИФЛИ было записано свыше 400 тысяч фольклорных произведений различных жанров, причем в опубли кованный по результатам экспедиции сборник вошла лишь незначительная часть [340]. Описывая результаты экспедиции, участники стремились подчеркнуть огромный творческий потенциал сказителей и песельниц не только как авторов-ретрансляторов или пересказчиков, но и как исполнителей, наделенных артистическим да ром. В устах умелого сказочника традиционная сказка выступала качественно новым произведением, отражав шим индивидуальные взгляды и мировоззрение исполнителя. Поэтому у каждого "сказителя" формировался собственный репертуар с любимыми героями, уникальными способами раскрытия образов, выбором поэтиче ских и артистических приемов. Огромную ценность представляют созданные авторами сборника творческие портреты сказочников и "песельниц" Тамбовского края. Так, В.И. Головашин из деревни Комендантской По крово-Марфинского района был известен на всю округу. Исследователи записали от него свыше 30 сказок, от метив при этом, что репертуар сказочника этим количеством фантастических историй не исчерпывается [340].

Сам Василий Иванович сказок не сочинял, а лишь пересказывал услышанное. Вот почему в его репертуаре ока залось множество литературных сказок, чаще всего волшебных, героев которых сказочник трактовал с необы чайными проникновением и артистизмом. Бывший солдат царской армии, сказитель с особой теплотой отно сился к героям-солдатам – сообразительным и находчивым, легко одерживающим верх над нечистой силой и самой смертью. С особым уважением Головашин рассказывал истории о подвигах русских богатырей, об их борьбе с врагами родины и народа, подчеркивая в этих ратниках особую целеустремленность. Участники экс педиции отметили в В.И. Головашине дар психолога-аналитика. Он не ограничивается поверхностным описа нием, а объявляет мотивы действия героев и их поступков, рисуя такие аффектные психические состояния как "кровь вспыхнула по щекам", "от стыда хотел броситься в море". В содержание сказок В.И. Головашин добав лял много почерпнутых собственным опытом описаний, сравнений, жизненных выводов, отчего сюжет очень усложнялся, что, впрочем, не мешало живости восприятия рассказа. Как писали фольклористы, язык его эпически спокоен, прост, без каких-то украшений [316]. Элементы этнопедагогики при рассказе присутствовали в том, что рассказчик постоянно спрашивал у аудитории, правильно ли его поняли и насколько воспринята слушателем логика рассказа.

Уникальной рассказчицей была признана Феона Александровна Филимонова из деревни Торбеевки По крово-Марфинского района. Исследователи оставили довольно подробный творческий портрет Феоны Алек сандровны: "С первой же встречи она располагает к себе какой-то особенной простотой обхождения, сердечно стью. В свои сказки, которые она слышала от деда в родной деревне Лавровке, она вложила много личного, что придает сказкам особую теплоту и задушевность. Рассказ свой Феона Александровна ведет живо, мастерски вла дея диалогом;

ей свойственно исключительное богатство интонации, особый дар создавать образ и настроение музыкальными, звуковыми средствами" [340]. Героями большинства ее сказок были женщины, умные, находчи вые, не дающие себя в обиду, любящие и верные. Сказки Филимоновой были проникнуты мечтой о счастье, стремлением к торжеству справедливости и любви. Исследователи обратили особое внимание на нарочитый этический контекст сказок Филимоновой. Счастье, по мнению сказительницы, не может быть достигнуто не справедливым путем. Она осуждала в сказках тех, кто строит свое счастье на несчастье других. В сказках ут верждались лишь те жизненные идеалы, достижение которых возможно лишь в суровой борьбе с невзгодами и несчастьями или завоевано героями в поединке с таинственными силами [316].

Феона Александровна принадлежала к талантливой семье Филимоновых, в которой передавалось мастер ство сказочника от деда к внуку. Прекрасной сказительницей в Торбеевке была двоюродная сестра Ф.А. Филимоновой Марина Андреевна, ее внучатый племянник Володя также смог рассказать фольклористам несколько сказок. В самих произведениях Филимоновой искусство рассказывания сказок очень ценится. В од ной из сказок есть такая характеристика: "А этот малыш побаски любил сказывать. Побасник был, так не хуже меня, старушки грешной" [340].

Великолепным мастером этого жанра был Николай Тимофеевич Ананский из села Ново-Гаритово Избер деевского района – веселый рассказчик и балагур. Его аудиторию составляла молодежь, при этом рассказчик был очень подвижен, его живая веселая речь сопровождалась мимикой. Столь же живо, обыгрывая комические фрагменты сказок, рассказывал свои истории Иван Васильевич Шароватов из села Балыклей Красивского рай она.

Еще одним искусным сказочником являлся Мирон Григорьевич Полянский из села Осино-Гай Рудовского района. Тяжелые жизненные перипетии повлияли на содержание его творчества. В его волшебных сказках, ко торых было записано около тридцати, чрезвычайно распространены мотивы торжества справедливости, сочув ствие труженникам-беднякам, разоблачение скаредности, бесчеловечности и сатира на служителей церкви и бога тых. Среди тамбовских сказочников также названы Г.В. Кошелев из деревни Дмитровка Покрово-Марфинского района. Чуриков Д.И. из села Терновое Инжавинского района, А.Г. Волчихин из деревни Тюменевка Покрово Марфинского района, Г.А. Григорьев из деревни Челнавка Бондарского района.

Было выявлено экспедицией и множество песенниц – "песельниц", как они себя сами называли. В частно сти, назывались замечательные знатоки песенного искусства Д.И. Балышканова, А.А. Дроздова, Т.Я. Мацукова из колхоза имени Ленина Кирсановского района, А.Н. Тельнова из села Балыклей. В песни она вносила много своего, присочиняла, но не по забывчивости, а по собственному желанию, сообразуясь с настроением.

136 песен записали участники экспедиции от Дарьи Романовны Головашиной из деревни Комендантская Покрово-Марфинского района. Это и обрядовые, и лирические, и шуточные песни (племянник ее был извест ным сказочником) [340]. Из публикаций периодической печати можно выявить, что традиция рассказывания сказок дошла и до нашего времени. Традиции сказительниц постепенно исчезают, но в некоторых селениях еще живы бабушки-рассказчицы, которые умеют собрать около себя детей, увлечь их народной сказкой. В 60-х го дах ХХ века в селе Редькино Староюрьевского района жили сказительницы Татьяна Андреевна Привалова, Ма рия Никитична Чернышева и Е. Колпакова. По вечерам около их домов собирались дети, которым они мастерски рассказывали современные сказки [293]. Так, сказки с современным подтекстом рассказывала жительница села Вторая Гавриловка Аграфена Алексеевна Подкидышева – пожилая неграмотная крестьянка [261]. Ладовое строе ние южно-русских, в том числе и тамбовских песен, исследовал уже в наше время В.М. Щуров [351]. По его утверждению, в основе мелодики тамбовских песен лежит традиция народных причитаний с монотонным по вторением терцовой попевки. Встречаются и иные мелодии, в основе которых лежат уже квартовые обороты, по характеру они приближаются к плясовым мелодиям. Очень характерен для тамбовских песен переменный лад в сочетании с ладами народной музыки, близкими миксолидийскому.

Менее изученным оказалось тамбовское народное хореографическое искусство. К сожалению, не сохрани лось документальных свидетельств, позволяющих с определенностью судить о тамбовском танце. Однако из вестно, что хороводы, или карагоды, существовали в селах до восьмидесятых годов ХIХ века. Хороводы уст раивались, как правило, по воскресеньям. В хороводах исполнялись песни "А мы просо сеяли", "Уж я золото хороню", "Во веселой во беседе", "Пашенька". На троицу пели "Со венком я хожу, с зеленым я хожу". Играли в некоторые круговые песни-игры: "Плыла утка со утятами" и другие. Наиболее распространенной пляской была "Рассыпуха" – русская. Плясали даже зимой на улицах в шубах и валенках.

Исследования тамбовского хореографического фольклора были осуществлены только в восьмидесятых го дах ХХ столетия. Публикаций о танцевальном фольклоре Тамбовского региона сравнительно немного [236, 341]. Во многих из них подчеркивается, что наиболее распространенными плясками в Тамбовском регионе бы ли "Мотаня", "Рассыпуха", "Топотуха". Для этих танцев характерна импровизационность движений, резкие по вороты корпуса и головы, различные положения рук, замысловатые "дроби". Пляска всегда сочеталась с час тушками, в танце обязательно присутствовала соревновательность – "не уступить друг другу". Движения этих танцев дошли до нас из глубокой древности и являлись по сути идеальными представлениями наших предков об окружающей среде, об устройстве мира, об отношениях в крестьянской общине. В танцах применялись об разные символические жесты, позы, использовались те или иные предметы, помогавшие лучше выразить чув ства и отношения танцующих. В танце выражались и буйная удаль, и плавная лебединая поступь, и искрящийся задор, смелость, отвага, национальное чувство достоинства. Средством выражения этих чувств и состояний были такие хореографические движения, как шаркающий шаг, простой шаг, "моталочки", всевозможные дроби.

Как в мужском, так и в женском танцах использовались "качалочка", присядки. Очень характерными были свист и подголоски во время танца.

Несмотря на значительные трудности, в современных условиях продолжаются исследования народного творчества и ведется работа по возрождению традиции художественной культуры. В частности, тамбовский краевед А.М. Кальницкая [233] обращает внимание на то, что наряду с разрушением традиций очевиден про цесс сдерживания окончательного умирания явлений фольклора возможными в условиях государственной цен трализации формами. Эту задачу решают методические центры народного творчества, фольклорные студии, народные хоры, кружки народной песни. Однако говорить об аутентичных коллективах не приходится, таковых нет. Автор сетует на то, что многие жанры устного народного творчества фактически отмирают: среди резуль татов проведенных экспедиций совершенно отсутствуют записи былин, трудовых песен, народной драмы, при читаний, последние широко бытуют, но имеют определенные сложности фиксирования [233].

К сожалению, не создана всеобъемлющая программа возрождения и развития в регионе народной художе ственной культуры. Однако прошедшие в последнее время многочисленные конференции и фестивали ис кусств, посвященные народному искусству, позволяют с оптимизмом смотреть на перспективы развития тради ционного народного творчества.

ТРАДИЦИОННОЕ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ Художественные ремесла на Тамбовщине были очень распространены. Каждая крестьянская семья почти полностью обеспечивала себя предметами быта, одеждой, нехитрой обувью, мебелью, посудой и тому подоб ное. Основой патриархального хозяйства были земледелие и скотоводство. Ремесло, в том числе художествен ное, имело в крестьянском хозяйстве существенное, но далеко не преобладающее значение. Внутри каждой крестьянской общины (деревенской или сельской), наряду с патриархальным хозяйством, существовала неко торая специализация. Ряд членов общины, освоив то или иное художественное ремесло, занимались кустарным промыслом, выполняли заказы односельчан и иногда вывозили свой товар на ярмарку. Однако, в целом, по ре гиону кустарные промыслы не получили широкого развития, а были направлены лишь на удовлетворение ути литарных потребностей местного населения. Вот почему многие энциклопедические издания, характеризуя хозяйство Тамбовской губернии, подчеркивали, что число кустарей в Тамбовской губернии на рубеже ХIХ – ХХ веков в целом было невелико и составляло только 5 % от всего мужского населения. Наиболее распростра ненным был деревообрабатывающий промысел, особо развит он был в Спасском, Моршанском и Шацком уез дах. Было развито бондарное, токарное, мебельно-столярное, экипажно-колесное и щепное производство. В то же время отмечалось, что для многих видов кустарных изделий были очень характерны низкое качество и гру бость приемов обработки. Сырьем для производства были природные материалы или продукты, производимые в крестьянском хозяйстве. Занимались промыслами в свободное от полевых работ время. Все работы обычно выполнялись силами семьи кустаря, наемный труд почти не применялся. Известны были также и промысловые артели в Моршанском, Спасском и Темниковском уездах. Качество обработки в артелях было выше. Орнамен ты, узоры и формы изделий отличались, наряду с чрезвычайной простотой и лаконичностью выразительных средств, отточенностью и завершенностью, выкристаллизовавшихся в процессе многовековой работы не одно го поколения мастеров [11].

Уже в ХIХ веке в Тамбовской губернии начали активно осуществляться исследования народных промы слов. Первая попытка таких исследований была предпринята в 1850 году, когда Императорское географическое и Вольное экономическое общества собрали сведения о существующих кустарных промыслах. Однако сбором статистической информации тогда ученые и ограничились без всякой обработки или анализа полученных мате риалов. Результаты этого исследования были опубликованы в "Материалах для статистики России". Вторая попытка исследования была предпринята в 1870 году Центральным статистическим комитетом при посредни честве губернских комитетов. В результате в 1872 году появился сборник "Материалы для изучения кустарной промышленности и ручного труда в России", в котором давалось описание состояния кустарных промыслов в семнадцати губерниях. При министерстве финансов начинает работать комиссия по исследованию кустарных промыслов. На основе предоставленных ею материалов Императорское географическое общество издало "Свод материалов по кустарной промышленности в России". Данные, касающиеся Тамбовской губернии, были опуб ликованы в "Тамбовских губернских" ведомостях за 1878 год. Самые крупные в этом отношении источники – это списки населенных мест Тамбовской губернии и газета "Тамбовские губернские ведомости". Отметим дос таточную хронологическую продолжительность охвата анализом, в таблице представлены данные за 12 лет.

Вторая таблица показывает, насколько распространены кустарные промыслы в Тамбовских уездах и каково количество занятого кустарными промыслами населения. Лидерами в развитии кустарных промыслов (данные за 1870 год) являются Спасский и Шацкий уезды. Напротив, такие уезды, как Кирсановский, Лебедянский, Ус манский, Козловский вообще не представлены сведениями о наличии в них промыслов. В целом в губернии заня тие промыслами было явлением крайне нехарактерным, промыслы встречаются лишь в 1,25 % населенных пунк тов и ими занято 3,75 % мужского населения губернии. Тем не менее желание тщательно исследовать состояние и развитие художественных промыслов губернии не покидает ни губернское начальство, ни общественность. Вот почему в Тамбове в 1878 году активно начинает работать комиссия, созданная по инициативе министерства фи нансов, возглавил которую М. Девель. Комиссия разработала и опубликовала обоснованную программу изучения кустарных промыслов в губернии [298].

Программа представляла достаточно объемный по форме и многоаспектный по содержанию документ, включающий 10 разделов. Первый раздел программы был посвящен выявлению местоположения промыслов и демографическому анализу занятого промыслами населения. Во втором разделе предусматривался общий ана лиз промысла, его технологическое описание, форма собственности на орудия производства и сырье, постоян ный или временный характер имеет занятие промыслом, каковы временные и людские затраты на производст во. В третьем разделе полагалось дать подробное описание истории возникновения и развития промысла, ука зать колебания в объемах производства художественной продукции. Четвертый раздел представлял описание экономических условий функционирования промысла: условия хозяйствования, отношения собственности, влияние на развитие промысла освобождения крестьян от крепостного права. Пятый раздел рассматривал внешние условия функционирования промысла: особенности помещения, в котором работают кустари, его са нитарно-гигиенические условия и техника безопасности, наличие подсобных помещений. В этом же разделе предполагалось дать подробный экономический анализ производственного процесса. То есть аккумулировались данные, более характерные для построения современного бизнес-плана. Шестой раздел описывал кадровый потенциал развития промысла – особенности формирования трудового коллектива, сроки овладения ремеслом, внутреннее устройство артели, проблемы и недостатки организации, условия кредитования. В седьмом разделе необходимо было дать анализ потребностей промысла: экономических, кадровых, в машинах и оборудовании, финансовых, сырьевых и так далее. Восьмой раздел – анализ организации сбыта. Это был своего рода план маркетинговых операций. Девятый раздел предполагал глубокий анализ социально-культурных условий функ ционирования промысла, в том числе уровень образования, наличие местных фольклорных традиций, культур но-религиозные традиции. Заключительный раздел должен был представить общие выводы. Эта программа стала основополагающим документом для глубоких статистических и экономических исследований. В 1880 – 1884 годах статистическое отделение губернской управы вновь проводило исследование кустарных промыслов Тамбовщины. Во всех уездах губернии было зарегистрировано 24 803 семьи, в которых кто-либо занимался кустарным промыслом. Статистические данные позволяли сделать выводы о степени распространения кустар ных промыслов по уездам и по видам кустарной деятельности.

Авторы исследования делали выводы о необходимости государственного регулирования развития кустар ного производства. Стимулами для подъема кустарного производства могли стать Саратовская региональная и Всероссийская Петербургская выставки. Статистические данные позволяют сделать также вывод о том, что наиболее развиты промыслы были в северо-восточных уездах (Шацком, Моршанском, Спасском и Тамбов ском), а наиболее распространенным был промысел, связанный с обработкой дерева [294].

Но из опубликованных статистических данных трудно было вычленить факты, относящиеся к развитию художественных ремесел и промыслов на Тамбовщине. В 1900 году вышел сборник "Кустарные промыслы Тамбовской губернии", в этом издании давалась довольно подробная информация о месте бытования промысла, производимой продукции и лучших мастерах. Заметим, что данные этого сборника получены от "добровольных корреспондентов" и издан он был тамбовским земством. Материалы этого сборника показывали тенденции раз вития кустарных промыслов на Тамбовщине, определяли географию распространения художественных реме сел, исследовали особенности производимой продукции и способы ее реализации. Особая ценность сборника состоит еще и в том, что в нем есть полные сведения о наиболее крупных артелях ремесленников и указаны имена лучших тамбовских мастеров [246].

Самым распространенным в Тамбовской губернии в конце ХIХ века был щепной промысел, связанный с резьбой по дереву и изготовлением деревянной посуды и предметов домашнего обихода. Деревянная посуда производилась в селе Уварово, лучшим мастером тут считался А.Ф. Таваркин, а также в селах Грязи и Крутое (Больше-Избердеевской волости). Уткин Д. и Федулов И. славились мастерством резьбы в селе Хмелинка Ка рай-Салтыковской волости. В Шацком уезде в селе Чернояр резьбой занимались мастера Я.В. Лосев, И.Я. Ло сев, И.И. Шустов и К.А. Назаров. На весь Моршанский уезд славились ковши, изготовленные Аверьяном Рыж ковым. Посуду также делали в Елатомском уезде в селе Рожково, признанными мастерами тут были Х. Крупнов и Н. Пупочкин.

Общероссийскую известность приобрел промысел, возникший в Темниковском уезде, в селении Полхов ский Майдан. Посуда здесь изготовлялась на токарном станке и затем раскрашивалась яркими анилиновыми красками. Яркие кубышки, матрешки, кубки-поставцы, деревянные раскрашенные яйца были непременным товаром на многих ярмарках.

Были в Тамбовской губернии и мастера, изготовлявшие резные прялки. В Борисоглебском уезде в селе Алешки работал И. Яковлев, в Усманском уезде прялки делали в селах Березнеговатка и Беляево. Лучшим масте ром признавался Я.П. Иванов [246]. В Липецком уезде прялки делали в селах Семеновка и Романовка. Братья А.С.

и Б.С. Чаркины славились искусством резьбы в Козловском уезде. В Лебедянском уезде в селе Большой Хому тец прялки делал Е.Л. Дьяконов.

Моршанский уезд славился промыслом резьбы по дереву, в частности, изготовлением детской игрушки.

Чаще всего это были рубленные топором коньки из плоских чурок. Очень скупыми средствами создавались образы сильного могучего коня с крутой шеей, мощной грудью и широко расставленными ногами, складыва лось впечатление монументальности и скрытой динамики. Кроме игрушек, моршанские резчики изготовляли деревянную посуду – черпаки для пива, солонки-утицы. Созданные мастерами села Пичаево они попали в мос ковские музеи. На выставку в Москву их представили в 1920 году из Заметчинской волости. Черпаки имели круглую форму с плоским дном, с высокой, поднимающейся вверх ручкой с крючком. На ручке обязательно изображались солнечные символы – лучистая розетка, а над ней стилизованная фигурка конька. Искусствовед Н.В. Мальцев отмечал в работах моршанских мастеров элементы и приемы пластической системы барокко. Это проявлялось в пухлости щек, укрепленых кистях рук произведений деревянной пластики, ее эмоциональной выразительности. Для скульптур мастеров Заметченской и Пичаевской волостей характерно тщательное изо бражение мускулатуры, четкая моделировка объемов, что придает скульптуре монументальность и мощность.

Вырезали в Моршанском уезде также и кукол [8].

Широкое распространение в селах Тамбовщины получило гончарное искусство. В Шацком уезде гончары работали в селе Островка. Славились горшки, изготовленные мастерами села Пахотный угол Тамбовского уез да. В Моршанском уезде гончарными считались села Кулеватово, Зайцево и Хлебниково. Лучшими мастерами здесь были Я.А. Богатырев, Т.А. Зарубин, братья А.М. и И.М. Мякотины. Славился своим искусством и мастер С.И. Чернышев из села Ольховец Лебедянского уезда. Наибольшую же известность приобрел промысел рома новской глиняной игрушки Липецкого уезда. Здесь изготовлялась обливная синяя игрушка, лучшими мастера ми были Д.П. Ковряков, Л.М. Митин, П.С. Митин, Н.П. Чеботарев.

Начало романовскому промыслу было положено мастерами, вывезенными дедом первого царя из рода Ро мановых Никитой Михайловичем. В новое свое имение он переселил крестьян из Скопинского уезда Рязанщи ны. Вот откуда некоторое сходство в скопинском и романовском промыслах.

Первая коллекция романовской малой пластики была собрана в начале ХХ века Петровским обществом распространения научных знаний в Липецке. В собрание вошли тогда игрушки и скульптурные композиции малой формы. В отчете Петровского общества читаем: "Игрушки очень разнообразны. Некоторые работаются по старинным формам. Но в последнее время старина заменяется новыми формами, например, появляются кук лы, изображающие японцев" [30]. В конце ХIХ – начале ХХ веков в Романове гончарством занималось 12 семей, производимые тысячами игрушки продавали тряпичникам. Те разносили мелкие свистульки по всей округе, меняя их на продукты и утильсырье. Кроме мелких свистулек, производились и более крупные фигуры – мелкая пластика, статуэтки. Несмотря на точное место своего производства, романовская игрушка во многих музеях продолжала числиться тамбовской. Помимо традиционных для свистулек образов птиц и зверей, в Ро манове изготовляли мчащихся на тройке генералов в золотых эполетах и роскошно одетых дам. Сюжеты эти черпались мастерами из впечатлений о поездках в курортный Липецк. Работали романовские скульпторы очень широко и смело. Фигурки лепили крупные, высотой до 40 см, а иногда и до метра. Раскрашивали очень сочно, ярко, броско, используя анилиновые красители, имитируя бронзой позолоту и алюминием серебро. Реже ис пользовалась глазурь. Манера исполнения романовских мастеров позволяет отнести романовскую игрушку почти к натуралистическому искусству. Одно из самых ранних официальных упоминаний об игрушечном про мысле на Тамбовщине относится к 1853 году. "Тамбовские губернские ведомости" на своих страницах расска зывали о характерных для промысла игрушках, запечатлевших образы нарядных барынь, "кормилок", петушков с золотыми гребешками, целого сонма реальных и фантастических игрушек. В конце ХIХ века промысел сла вился своими всадниками – очень маленькими, но чрезвычайно пропорциональными и гармоничными фигур ками. В них не было столь свойственных игрушкам других губерний приземистости, грубости, неуклюжести.

Для силуэтов тамбовских игрушек были характерны пластичность и округлость линий, изделия мастериц были расписаны очень умеренно, частично оставлялся видимым фон. Сюжетно-образную основу для глиняных сви стулек составляли лошадки, коровы, бараны, петухи с высоким гребнем и большими крыльями, поднятыми над спиной. Менее распространенными были свистульки, увенчанные фигурками собаки или оленя, головками сол дата в папахе или барыни в капоре.

Еще одним видом тамбовской глиняной игрушки были произведения сюжетной мелкой пластики: дамы и офицеры в колясках и каретах, запряженных парой или тройкой лошадей;

гусары или купцы в щедро украшен ных мундирах или костюмах. Тамбовские игрушки иногда поливали желто-зеленой поливой, более поздние образцы раскрашивались анилиновыми красителями. В начале ХХ века появились сюжетные композиции, уни кальные для народного творчества. Это портретные изображения Льва Толстого "Толстой беседует", "Толстой на прогулке", "Толстой за работой". При изготовлении этих скульптурных композиций использовался штамп оттиск со скульптурного портрета Л.Н. Толстого [9].

Еще один центр изготовления гончарных изделий располагался под Липецком в селе Доброе. Изготовляли игрушку братья Пустоваловы, однако их игрушка в сравнении с романовской была более грубой и наивной [30].

Сборник "Кустарные промыслы Тамбовской губернии" упоминает еще об одном промысле, сообщая, что в селе Федоровка Тамбовского уезда гончарством занимались все жители. Позднее этот промысел получил из вестность как бондарский гончарный промысел. Промысел в Федоровке селе специализировался на производ стве керамической посуды – кувшинов, тарелок, сосудов для кваса, ваз для цветов, крынок, декоративных таре лок, пепельниц, ламп, копилок и свистулек. Эта обливная посуда и предметы мелкой пластики отличались раз нообразием форм и декоративных орнаментов. Иногда посуда украшалась лепниной, игрушка-свистулька под купала богатством творческой фантазии. Народные художники, следуя древнейшим русским традициям, обра щались к образам диковинных птиц и неведомых зверей. Сюжетную основу декоративного оформления состав ляли сцены охоты, фигурки животных. Особенностью творческой манеры бондарских мастеров было обраще ние к традициям техники чернолощения. При этом посуду в полусухом виде "лощили" галькой, затем обжигали на сильно коптящем пламени наглухо закрытого горна и присыпали землей. Если никаких нарушений техноло гии не происходило, то посуда приобретала глубокий черный цвет, а полосы от лощения камнем – серебристый оттенок. Лучшими мастерами бондарского промысла уже в ХХ веке были признаны Г.С. Иванов, В.В. Павлов, Л.И. Попкова, П.Я. Попков, П.Л. Харитонов и Е.И. Уткина. Наибольшей известностью пользовались работы Г.С. Иванова. Он делал не только посуду, но и множество свистулек и произведений мелкой пластики. Излюблен ными образами мастера были звери и птицы. Одна из его работ – скульптура, изображающая гончара за работой, – не раз экспонировалась на различных выставках.

Свидетельством широкого развития гончарного искусства в Тамбовском регионе могут служить воспоми нания художника М. Добужинского, в которых явно прослеживается интерес автора к народному декоративно прикладному искусству. Довольно подробно он описывает свои впечатления от ярмарки в селе Инжавино, куда он ездил, сопровождая мать. Художник писал: "На эти "базары" мужики привозили самодельную керамику – глиняные горшки, кувшины, "махотки", плошки, миски самых примитивных форм с зеленой и коричневой по ливой, редко украшенные каким-нибудь бедным орнаментом в виде прямых и волнистых полосок. Среди этих посудин, в порядке и беспорядке расставленных, наваленных на соломе возле телег, я выискивал забавные гли няные свистульки, желтые и зеленые, восхищавшие меня своим неуклюжим юмором. Они были в виде лошадок без задних ног с выгнутой колесом шеей, иногда с подбоченившимся всадником на спине, другие в виде бары ни в шляпе с тюрнюром и почти всегда с гусем под мышкой. И я чувствовал, что в этих наивных и веселых без делушках есть настоящее народное искусство, они мне даже казались какими-то драгоценностями" [268].

Интерес художника к народному творчеству не был праздным, он с отрочества был хорошо знаком с искус ством рисования лубка. Более близкое знакомство с декоративно-прикладным искусством Тамбовского края по зволило ему сделать следующий вывод: "Я не подозревал о поразительном и необъяснимом сходстве этих русских коньков и дам с формами таких же игрушек Микенской Эллады", свидетельствующий о общемировой эстетиче ской ценности этих примитивных гончарных изделий.

В каждом селении широко развито было ткацкое искусство. Замечательные холсты ткали крестьянки сел Малая Даниловка и Селезни Тамбовского уезда. Около 110 мастериц жило в деревнях Горденинская, Голицын ская, Протасовская, Каверинская. Лучшими ткачихами из них считалась семья Черемисиных. Много мастериц ткачих жило в селе Романово Липецкого уезда и в близлежащих деревнях Частая Дуброва (130 человек), Сту деные хутора (140 человек). Лучшие мастерицы – Д. Таравкова, Н. Андреева, С. Чеботарева. В Тамбовском уез де ткацкими считались села Мирополье и Коровино, где работали мастерицы П.А. Цепляева, У.И. Гурова, А.И. Селезнева, Ф.Г. Яковлева, С.Е. Капустина, А.Е. Тимофеева, А.М. Корнеева, К.И. Гусева. Особым мастер ством ткачества отличались также и крестьянки Моршанского уезда.

Отличительной особенностью тамбовского узорного ткачества является яркое разноцветье, причем тона и оттенки отличались в каждой деревне. Да и внутри одной деревни крестьянки соперничали друг с другом в вы боре сочных ярких тонов. С большим вкусом и мастерством оформлялись тканые полотенца, скатерти, подзоры простыней, поневы. Для орнаментов тамбовского узорного ткачества характерна строгая геометричность и ритмичность. Сравнительно редко встречались растительные мотивы, а также изображения фигур. Эти сюжеты, как правило, тоже сильно геометризированы. Растительные мотивы или изображения фигур обычно вплетались в орнамент со строгим линейным ритмом. Узор ткани выстраивался на пересечении диагональных линий, и поэтому в орнаменте легко прослеживалось его ромбическое происхождение. При этом орнамент был строго симметричным не только по вертикальной, но и по горизонтальной оси. В целом характерно было фризовое построение орнамента в виде горизонтальной полосы, в которой отдельные элементы повторялись, образуя ра порт. Колорит тамбовских тканей определяли звучные яркие тона, с преобладанием красного оттенка в сочета нии с белым. Очень часто тканый орнамент, украшавший подолы одежды, ее рукава и кушаки, дополнялся вы шивкой и аппликацией из других тканей. Наиболее распространенной техникой тканых изделий был перебор, в этой технике выполнялись полотенца и передники. Узор при этом получался не очень ярким, поскольку узор ные нити были переплетены с нитями основы. Очень древнее происхождение имела техника закладного ткаче ства. В этой технике выполнялись лишь фрагменты узора, в целом же узор представлял собой сочетание не скольких техник ткачества. Закладным ткачеством украшались, как правило, детали женского костюма – руба хи, передники, шушпаны. Не менее распространенным видом ткачества в губернии была пестрядь. Народная пестрядь была очень разнообразной и ткалась из льняных, шерстяных и хлопчатобумажных нитей. Цвета пест ряди подбирались так, чтобы они гармонировали и прекрасно сочетались. Наиболее сложным видом ткачества, имевшим распространение в Тамбовской губернии, было браное ткачество, при котором узор получался рель ефным. Браными узорами украшались полотенца, ткачества и детали женской одежды. По своему виду и вы пуклым формам браное ткачество приближалось к вышивке. Менее распространенным было ремизное ткачест во (самый сложный тип узорного ткачества). Образцы его уже в середине ХХ века находили в селе Александ ровка Тамбовского района [12].

О высочайшем уровне тамбовских мастериц–ткачих свидетельствует факт направления в губернию для изучения и оказания методической помощи летом 1911 года специалистки по ткачеству отдела сельской эконо мии и сельхозстатистики управления землеустройства А.Г. Доливо-Добровольской [173].

Исследованием своеобразия традиционной тамбовской вышивки занималась искусствовед И.П. Работнова.

Качественное отличие тамбовских образцов было подмечено еще в конце ХIХ века. Старинные мотивы орна мента, выполненные черным или цветным шелком в сочетании с серебряной или золотой ниткой, сразу при влекли к себе внимание суровостью колорита и тонкостью техники. Тогда же исследования, посвященные там бовской вышивке, были опубликованы. Одно из первых исследований принадлежало княжне С. Шаховской.

Уже в советское время проблемой идентификации тамбовской вышивки занималась В.Я. Яковлева.

Тамбовская вышивка представляла собой действительно уникальное явление в структуре художественной вышивки юга России. И если в более поздних образцах, относящихся к рубежу ХIХ – ХХ веков, достаточно легко можно было обнаружить сходство с аналогичными образцами вышивки юга России, то более ранние об разцы тамбовского рукоделия очень самобытны. Старинные образцы тамбовской вышивки, относящиеся к кон цу ХVIII – началу ХIХ веков, очень сдержанны и благородны по колориту, в котором преобладает черный цвет.

Искусствоведы полагают, что корни старинной тамбовской вышивки относятся к Рязанскому региону, архаич ный облик орнаментов свидетельствует о домонгольском происхождении последних [302].

Традиции вышивок черным шелком с металлическими нитями своим происхождением обязаны погранич ным контактам тамбовских и рязанских земель. Больше всего таких вышивок встречалось у населения, относя щегося по социальному статусу к государственным крестьянам или служилым людям. В 1904 году обширная коллекция таких вышивок была собрана В.П. Шнейдером в северных и восточных уездах Тамбовской губер нии. Обычно шелками вышивали головные уборы – лопасти и очелья так называемых "сорок", при этом ис пользовались швы крест и роспись. В подобной манере вышивались также древние образцы девичьего и жен ского головного убора – полотенца. На девичьих полотенцах, которые носили название "связка", вышивка рас полагалась на концах в виде квадратов или прямоугольников. Женские же головные полотенца были шире и орнамент на них вышивался тонкой полосой по краям.

Богато украшалась вышивкой подвенечная одежда – свадебные платки ("косяки" и "ширинки"). На платке, который складывался наискось, вышивку делали только в одном углу. На ширинках вышивались все четыре угла. В тамбовской вышивке узоры из черного шелка перемежались многоцветными, более праздничными и нарядными тонами. Вышивка могла быть ковровой или с просветами фона. Иногда черными нитками обозна чался лишь контур орнамента, внутри же узор сплошь закрывался цветными нитками. Тамбовские узоры вы полнялись в технике шва "двусторонний крест" – очень малохарактерной для русской вышивки в целом. Встре чаются также образцы, выполненные в технике цветной перевити. Наиболее распространенными элементами орнамента являлись "круги" – простые ромбы, "хряст" – ромб, пересеченный двумя диагоналями, "репей" – ромб с продленными концами, ромб с крюками, косые кресты, меандр и его части, геометризованные изобра жения женских фигур и различные мотивы растительного происхождения – розетки, листья, елочки и сосновые ветки [302]. Но если перечисленные виды орнамента в целом характерны для южнорусских вышивок, то орна ментальные формы, в основе которых лежит квадрат или сочетание двух овалов, встречаются в российских вышивках значительно реже.

Одна из наиболее характерных особенностей вышивок Тамбовщины – центрическое построение компози ции, вписанной в квадрат. В этом тамбовский орнамент и по колориту, и по форме очень близок коптским (Древний Египет) тканям V – VII веков. Однако орнамент большинства тамбовских вышивок, выполненных черным шелком с серебром, более спокоен и уравновешен, чем узоры коптских тканей. Тамбовские изделия отличает классически строгая и безукоризненно отточенная форма узоров, ясная и логичная орнаментально логическая основа. Характерный для тамбовской вышивки двусторонний крест представляет собой два пересе ченных диагональных стежка, замкнутых в квадрат стежками, соединяющими их концы. Такое же сочетание диагонального креста и квадрата лежит в основе большинства орнаментальных фигур. Вышивку отличает со размерность мельчайших частей и целого, ковровые вышивки построены на игре квадратных форм, взятых в разных масштабах, или на сочетании вписанных в квадрат по диагонали фигур более сложных очертаний. Ино гда в качестве основного орнамента выступает рисунок, выполненный черным шелком, а фоном служит заткан ная металлической ниткой внеорнаментальная часть. Иногда на черном фоне вышивается орнамент красно коричневым шелком.

Другая большая группа тамбовских вышивок выполнена в технике счетной глади. Иная техника обуслови ла и другую орнаментальную композицию. В основе ее непрерывный фриз, имеющий, как правило, трехчаст ную симметричную форму по горизонтальной оси. Орнамент средней полосы состоит из двух мотивов: схема тизированных женских фигур – "скоморохов", данных в зеркальном отражении, и фигур, похожих на латин скую букву "S", помещенных то вертикально, то горизонтально. Различная техника вышивки двух групп обу словливает и их фактуру. Вышивка двойным крестом имеет зернистую структуру, а вышивка счетной гладью по фактуре шелковистая, как атлас. Еще одну группу вышивок составляют многоцветные вышивки Кирсанов ского уезда, счетная гладь которых имеет местную особенность: узоры строятся из крошечных прямоугольни ков, которые у искусствоведов получили название "гладь кирпичиком". Ведущим в этих вышивках является красный цвет, получаемый при крашении шелка-сырца корнем морены, очень нежный и нерезкий. Морена дает самые различные оттенки красного: коричневатые, терракотовые, винно-красные, розовато-песочные. Эти от тенки в кирсановских вышивках сочетаются со светло-охристыми и кремовыми, зеленоватыми и голубыми и объединены неизменным черным контуром [302].

Еще одна группа тамбовских вышивок, в которых контуры орнамента намечены черным швом "роспись", а пространство внутри фигур зашито гладью цветным шелком. Излюбленный мотив здесь – репей кудрявый – ромбик с попарно отходящими от его углов спиральками. Весь узор прихотливо украшался мелкими, нарядны ми, как бы кружевными графическими фигурками. Причем выполнялись орнаменты, скорее всего, по рисунку, а не по счету нитей.

Талант, мастерство и творчество тамбовских вышивальщиц нашло отражение в рассказе С.Н. Терпигорева "В раю". Помещица Дукмасова так рассказывала о своих крепостных-вышивальщицах: "Вот этот, мой друг, чепчик, – говорила она гостье, – вышивали две девки ровно полгода..., а вот эту рубашку подвенечную две дев ки вышивали год и три месяца". Наконец, принесли пеньюар весь вышитый гладью: дырочки, фестончики, го родки, кружочки, цветочки – живого места на нем не было – все вышито! – Ну а сколько же, тетенька, времени вышивали его? – Два года... двадцать девок два года вышивали его, три из них ослепли".

Более поздние тамбовские вышивки имеют несколько иные технологические и колористические особенно сти. В Эрмитаже хранится коллекция тамбовской вышивки, собранная исследователями прикладного искусства Ф.М. Плюшкиной, И.А. Гольбако и Н.А. Шибельским в конце ХIХ – начале ХХ веков. Тамбовская вышивка представлена классическими образцами коврового красочного шитья цветными шелковыми нитями, выполнен ными в технике двусторонней глади и шва "роспись". Мастерицы изобразили фигурки алых нарядных птиц, чередующиеся с женскими фигурами. Сочетание этих образов символизировало славянское божество "Мать Сыру Землю". Кроме того, в тамбовской вышивке присутствовало множество солярных символов – парные ко ни, олени в сочетании с птицами, солнечные ладьи. Много работ тамбовских вышивальщиц выполнялось в тех нике цветной перевити, когда по прореженной ткани столбики плотно перевивались яркими цветными нитями, пустые пространства заполнялись белой нитью. Тона тамбовской цветной перевити были очень яркими и силь ными, сочетались красный, желтый, синий и зеленый оттенки [5].

В собрании Государственного музея есть замечательная коллекция изделий из бисера, произведенных тамбовскими крестьянками в первой половине ХIХ века. Бисером украшались головные уборы крестьянок. С особой тщательностью декорировались такие детали, как позатылень и рясна. Изысканную красоту изделиям придавали строгий подбор цветового ритма и геометрически четкий орнамент. Композиционно многие узоры бисерных вышивок напоминают узорные концы тканых полотенец. При этом необычный эффект достигался сочетанием многоцветных и прозрачных элементов узора. Как и в ткачестве, орнамент вышитых бисерных ук рашений состоял из различных вариантов ромба с использованием самых разнообразных сочетаний и расцве ток. Серебряный стеклярус, например, сочетался с полосками черного или вишневого цвета, а рядом проклады валась золотая кайма. Позатыльни тамбовских головных уборов часто дополнялись таким элементом, как рясна – длинные бисерные кисти, которые крепились к верхним углам позатыльня. Носили их перекинутыми от вис ков на грудь, и они представляли собой наиболее архаичный тип женских украшений.

Изготовлялись тамбовскими крестьянками и шейные нагрудные украшения из бисера. Непременной дета лью праздничного костюма были цепочки из бисера. Одним из видов таких украшений были разноцветные би серные полоски шириной 3-4 см с бисерными же бахромками и шерстяными кисточками. Встречались цепочки в виде жгута, обнизанного бисером голубого цвета. Очень красивыми были также бисерные ожерелья с круп ным геометрическим орнаментом. Вводился бисер и в декоративное оформление одежды. Им обнизывали по долы и кисти поясов.

Цепочки из бисера производились в открытой М.Ф. Якунчиковой мастерской в селе Соломенки. Из самого мелкого бисера там низали цепочки и ожерелья с традиционным и созданным мастерицами орнаментом. Юве лирность этой работы заключалась в том, что в работе использовался мельчайший бисер [7].

Менее распространенным, но все же представленным в сборнике "Тамбовские кустарные промыслы", ока залось кружевоплетение. В Шацком уезде в деревне Липяная изготовляли кружевные полоски для полотенец и рубах. В Усманском уезде кружево изготовляли в деревне Данковка. В традиции елецкого кружева работали мастерицы Лебедянского уезда. Этот промысел был широко развит в деревнях Рождество, Гребенкино, Ищень (лучшие мастера К.А. Костина и А.И. Гриднева), Гулевка, Скороварово, Нижняя Бруслаевка и Хрущевка (луч шие мастера Н.Ф. и М.Ф. Зайцевы, А.Е. Санина, Д.Т. Королева, В.А. и П.Г. Новиковы). В селе Челепянь изго товляли вышитые кружева. Навыком изготовления кружев – коклюшечных, игольных или вязаных, по всей видимости, владели почти в каждой крестьянской семье, но после открытия в ряде уездов школ-мастерских по изготовлению кружев, кружевоплетение приобрело характер художественного промысла. Очень активно кру жевоплетение развивалось в городах Кадом и Темников. В первом десятилетии ХХ века там было открыто не сколько мастерских и школ-мастерских, основателями которых являлись как земские власти, так и частные ли ца. Это были достаточно крупные учебно-производственные организации, в которых работало до 1000 мастериц и их учениц [2].

Юным мастерицам также передавали опыт более старшие кружевницы в Соломенской мастерской (Мор шанский уезд). Фомина Л.2 в своем исследовании повествует о создании и творческих достиженях учебной мастерской в имении А.Н. Нарышкиной Быкова гора (Шацкий уезд). Под руководством хозяйки здесь разви вался кружевной промысел и ковроделие. Великолепные работы этой мастерской были представлены, в частно сти, на открывшейся в Тамбове в 1912 году в зданиях Присутствия и Народного Дома сельскохозяйственной и кустарной выставках. Автор также упоминает о Борисовской и Екатерининской школах-мастерских кружево плетения, а также о кружевных и мережковых изделиях М.Ю. Авиновой, представленных на выставке.


Очень много кустарей занималось изготовлением узорных кушаков. Их изготовляла община черничек в селе Татаново во главе с Ф.Е. Незнановой. Славились своими изделиями Козмодемьяновская слобода Лысогор ской волости и деревни той же волости Горденинская, Голицынская, Каверинская, Протасовская. Ткали кушаки Фомина, Л. Вышивка от Нарышкиной / Л. Фомина // Тамбовская жизнь. – 1993, 31 дек. – С. 4.

и в Рождественской слободе Челнавской волости Козловского уезда.

Многие крестьянки Тамбовщины занимались ковроделием. В Тамбовском уезде в деревне Козьмогород ская-Сурова ковры делала П.И. Толстопятова. Много мастериц ковроткачества было в Усманском уезде. В де ревнях Поворки, Отролики жили мастерицы Ф.И. Чекалина, А.И. Минаева, О.П. Власова и А.П. Тархова. В Ли пецком уезде в селе Фащевка работали М.Е. и Ф.А. Поповичевы. В Кирсановском уезде в селах Караул и Чер новка изготовляли валяные ковры [246]. Ткали ковры и в Борисоглебском уезде в деревне Сергеевка. В Лебе дянском уезде ковры производили в деревнях Рождествено, Гребенкино, Ищень. Лучшими мастерицами здесь были Е.А. Шальнева и А.И. Гриднева. В деревнях Щербаково, Федянино и Кузовкино делали махровые ковры, в селе Сезеново этим промыслом занимались монашенки. Но самые красивые ковры – подлинные произведения искусства – изготовляли в селе Соломенки под руководством М.Ф. Якунчиковой по специальным рисункам.

Лучшими мастерицами были Н. Амплева, П. Бубенцова, А. Беспалова, М. Ивашина, П. Теплова.

Развитие художественных промыслов на Тамбовщине в конце ХIХ века связано с деятельностью М.Ф. Якунчиковой – племянницы мецената С.И. Мамонтова. Она организовала в селе Соломенки Моршанского уезда швейную и вышивальную мастерские, в которых работало свыше 100 женщин. Мария Федоровна Якун чикова приехала в имение своей тетки село Громок осенью 1891 года. Этот год был трудным, неурожайным, многие крестьяне бедствовали. Первым желанием Якунчиковой было помочь крестьянам пережить зиму. По этому она закупила материалы и организовала мастерскую по пошиву теплой одежды, которую раздавала не имущим. За пошив одежды художница расплачивалась с крестьянками и тем самым помогала им выбраться из нужды. Зная интерес Якунчиковой, из соседнего села Соломенки пришли женщины и предложили купить у них старинные вышивки, шитые по полотну разноцветным шелком. Возраст этих работ был почтенным, но краски вышивок не потускнели и не утратили своего блеска. Мария Федоровна купила все эти вышивки, составив це лую коллекцию. Эта коллекция вызывала восторг у знатоков русской вышивки. Якунчикова в надежде, что на выки художественной вышивки не утрачены, поручила женщинам из Соломенок скопировать старинные вы шивки в увеличенном размере в виде оконных гардин, ламбрекенов, подушек и другого. Лучшим мастерицам поручалось делать более мелкие вышивки для отделки дамских платьев и нарядов. Эксперимент удался, изде лия соломенских мастериц мгновенно раскупались в столицах. Мария Федоровна решает расширить дело, она привлекает больше мастериц, разрабатывает современный по тому времени дизайн и орнамент изделий и вы шивок, делает много рисунков и эскизов. Доход мастерской почти полностью направлялся на закупку сырья:

тканей, шелка, канители червонного золота и серебра, которое привозилось из Москвы или из-за границы. Так в селе Соломенки возник новый кустарный промысел. В селе производились ткани для вышивок, там же они бе лились или окрашивались в самые разнообразные цвета, ткались также тонкие шерстяные ткани и сукна. У М.Ф. Якунчиковой появилась помощница Н.Я. Давыдова, которая делала очень тонкие и модные рисунки. Уси лия мастериц и художниц были оценены по достоинству. На Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде со ломенская мастерская была удостоена диплома II степени, а 18 ее участниц получили премии выставочного комитета. Особо было отмечено панно "Жар-птица", выполненное по рисунку Е.Д. Поленовой. А в 1900 году на Всемирной выставке в Париже с огромным успехом экспонировалось панно "Крестьянская девочка", выпол ненное в лоскутной технике. Жюри присудило работе золотую медаль. На Всероссийской кустарной выставке в Петербурге в 1902 году работы соломенских мастериц были отмечены почетным дипломом. Мастерская в на чале ХХ века стала крупным промышленным производством, на котором работало более 100 мастериц. Годо вой оборот предприятия составлял 9 – 11 тысяч рублей, треть этой суммы шла на заработную плату и оплату сырья, произведенного в домашних условиях [270].

Еще менее распространенными на Тамбовщине были кузнечные промыслы и ремесла, связанные с худо жественной обработкой металла. Есть сведения о том, что кованое кружево для строительства поставляли там бовские кузнецы-ювелиры, обосновавшиеся на реке Студенец. В своих воспоминаниях М. Добужинский пишет, что в Кирсановском уезде его внимание привлекло богатое убранство жестяным кружевом каменных домов.

Жестяным орнаментом типа "репей" были украшены ворота, водосточные трубы были выполнены в виде дра кона с зубами и крыльями [268].

Были в губернии и мастера, изготовлявшие музыкальные инструменты. В Козловском уезде славились своим искусством мастера изготовления гармоник Ф.П. Широнков, И.К. Алимов, А.Н. Балабаев, А.Г. Кадонцев.

Ливенские и русские гармошки изготовляли в селе Куймань Лебедянского уезда Д.П. Подосонков и И.К. Берсенев. В Елатомском уезде работал мастер В.И. Володин.

Широко представленным был также промысел плетения из лозы и соломы. Соломенные корзины и кули плели в селе Козмодемьянском Тамбовского уезда. В Елатомском уезде в деревнях Торопово, Истлево, Савры Малышево делали корзины. Лучшими мастерами здесь были Никуловы и Лазутины. Мастер С.Н. Каров рабо тал в деревне Липовка Борисоглебского уезда, в Липецком уезде славились братья Кулаковы.

Были мастера, которые плели великолепные лапти. Это Е.Е. Хромов и П.М. Сигаев из Кирсановского уез да, Д.М. Нестеров и И.Н. Ишин из Елатомского уезда, А.М. Крамских и Т.А. Ростовцев из Липецкого уезда [246].

В России существовала традиция преподнесения подарков царской семье. Этими подарками могли быть выполненные собственноручно произведения прикладного искусства. Подобное творчество стимулировалось царской семьей. Сведения о мастерах-изготовителях непременно поступали к императорской фамилии, и мас тер в ответ получал подарок от монархов. Так, в мае 1911 года в подарок цесаревичу Алексею мастерами Коз ловских вагонных мастерских Н. Мастеровым, А. Щукиным, Ф. Фотеевым и Г. Ивановым был преподнесен настольный письменный прибор, изображающий модель железнодорожной платформы. Императрица в ответ пожаловала мастерам серебряные часы [163].

В декабре того же года крестьяне А.Е. Черкасова и А.П. Валуев поднесли цесаревичу полотенце, а великой княгине Ольге кофточку [181].

Стимулирующее воздействие на развитие декоративно-приклад- ного искусства на Тамбовщине оказывали многочисленные выставки и ярмарки. Они не только способствовали выявлению и участию мастеров как авторов высокохудожественных экспонатов, но и являлись своего рода смотрами лучших достижений в области традици онных художественных ремесел. Мастера представляли свои изделия на выставочно-ярмарочных мероприятиях разного уровня, от уездного до международного. По имеющимся данным одной из первых таких выставок была прошедшая в июле 1837 года в Тамбове выставка, приуроченная к визиту в Тамбов наследника престола Алексан дра. По распоряжению императора каждая губерния должна была показать все, чем она богата. В Тамбове вы ставка располагалась на территории бывшей усадьбы Державина. Из сообщения об этой выставке [275] узнаем, что во многих усадьбах тамбовских помещиков работали фабрики по производству ковров, льняных полотен и шерстяных тканей. Наиболее замечательными по изящности были полотна, скатерти, салфетки княгини Голицы ной, помещиц Андреевской и Полтавской. На выставке были представлены ковры из имений Минх, Бланк, Жем чужникова, Пушкина, Полторацкого, Ушакова, Норова, Рахманиновой, Житовой Салтыковой, Дроздовой, Выше славцевой, Тютчева. Шали и шалевые каймы, и шерстяные ткани были представлены помещицами Волхонской, Языковой, Сабуровой и Полтавцевой. Автор описания называет все вышеперечисленные изделия произведениями досуга и роскоши. В описании подчеркивается, что художников разных жанров в Тамбовской губернии довольно.

Среди них есть изрядные мастера в области живописи, резьбы по дереву и чеканки [275].

Изделия из крашеной шерсти производились в имениях Павловой, Полторацкой, Бланк, Тютчевой, Рахма ниновой, Шиловской, Гагариной, Волхонского. Очень тонкие льняные полотна и изделия из них (скатерти, салфетки, полотенца и платки) были представлены из имений Голицыной, Андреевской, Бланк, Полтавцевой, Хрущевой. Кружевные изделия производились в имениях Соловово, Анцыферова, Шиловской, Кашинской и Полтавцевой.

Очень красивы были массивные серебряные подсвечники, изготовленные в имении Андреевской. Там же был выполнен в технике финифти миниатюрный портрет наследника Александра Николаевича [275]. На вы ставке также была представлена резьба по дереву резчика Наумова и карета мастера Оводова. На В.А. Жуковского, сопровождавшего в поездке цесаревича Александра, из экспонатов выставки особое впечат ление произвели ковры из мериносовой шерсти [287].

В сентябре 1845 года в Лебедяни открылась одна из первых сельскохозяйственных выставок. На ней было представлено почти 800 экспонатов из Тамбовской, Воронежской, Орловской, Тульской и Рязанской губерний.

Участникам было вручено более 80 наград. Отмечены были холсты крестьянок Тереховой и Пустоваловой, сукна, полотна, кушаки, произведенные крестьянином Курбатовым [234].

В 1845 – 1847 годах велась организационная работа по проведению второй губернской выставки сельско хозяйственных произведений. Среди ее экспонатов были крестьянское тканье, пестряди и набойка;


крестьян ские изделия из дерева – колеса, дуги, телеги, сани, кадки, ведра, сундуки и разная домашняя посуда;

одежда и обувь из кожи, изделия из глины [40].

В центре внимания столичных и губернских властей оказалась организованная Всемирная выставка в Лон доне. В рамках подготовки к этой выставке были проведены выставки в Петербурге и регионах. В частности, производители Тамбовской губернии могли принять участие в региональной выставке в Рязани, проводившейся в августе 1850 года. На эту выставку можно было представить ремесленные изделия только ручной работы:

крестьянское тканье, холсты, пестряди, полотна, сукна, набойки из льняных и пеньковых тканей, крашенина, крестьянские кружева и вышивки, полотенца, мордовские рубахи, кушаки, ковры. Кроме того, принимались изделия из дерева: колеса, дуги, телеги, сани, ведра, сундуки, ложки, чашки, подносы, ставни резные, солонки и другая домашняя деревянная посуда (как крашеная, так и некрашеная), соломенные шляпы, мебель крестьян ская и городская. Принимались также работы кузнецов и литейщиков, одежда и обувь из кожи и шерсти, изде лия из глины (кирпичи, посуда, изразцы), иконопись, живопись и золочение [44].

В сентябре того же 1850 года в Санкт-Петербурге предварительную выставку решило провести и Импера торское Вольное экономическое общество. Предметы, заслужившие внимание жюри на этой выставке, могли быть представлены на Всемирную выставку в Лондоне [43].

Аналогичные выставки декоративно-прикладного искусства проходили и в самой губернии. Например, в городе Лебедяни, во время Покровской ярмарки в 1849 году, проходила выставка сельскохозяйственных произ ведений [42].

В 1878 году Тамбовский статистический комитет объявил о подготовке Императорским обществом люби телей естествознания, антропологии и этнографии антропологической выставки. В связи с этим комитет соби рал для выставки "вещи домашнего быта, верований и промыслов первобытных народов, модели жилищ и кос тюмы первобытных племен" [334].

Изделия тамбовских мастеров заслужили высокую оценку на выставке, проходившей в Саратове в году. Многие экспонаты бондарного и колесного производств были удостоены медалей и похвальных листов организационного комитета.

Кустарно-промышленная выставка проходила в Санкт-Петербурге в 1901 году. При этой выставке плани ровалось провести "съезд деятелей по кустарному делу для знакомства и обсуждения проблем совершенствова ния дела кустарного производства в разных местностях России". В этой выставке могли принять участие в ка честве экспонентов кустари и местные организации, способные выставить коллекцию кустарных изделий. В выставке могли также принять участие учебные мастерские, специальные школы и их дидактические и учебные пособия. Качество представленных на выставке изделий и их художественная ценность должны были быть оце нены специальными экспертами. Таким образом, речь шла не только о развитии художественных ремесел и промыслов, но и о подготовке художников-прикладников из народа [135].

О том, что участие в выставках прикладного творчества было явлением обычным для тамбовских кресть ян, свидетельствуют многочисленные документы канцелярии тамбовского губернатора. Так, например, в янва ре 1903 года группа крестьянок Челнавской волости Козловского уезда решила выяснить судьбу ткацких изде лий, сданных ими для участия в Санкт-Петербургской Всероссийской кустарной выставке 1902 года. Часть этих изделий была продана. По-видимому, уровень выполненных работ был достаточно высок, если даже в Петербурге разошлись домотканые изделия. Сохранившиеся документы донесли до нас имена мастериц-участников, – это Л.Ф. и П.П. Гончаровы, К.Т. Попова, Е.А. и И.С. Погонины, П.Ф. Беркетова, П.А. Мантрова, О.Г. Гончарова, М.П. Шарандина [146].

Подобного рода выставки могли устраиваться и в уездах, обычно они приурочивались к открытию ярма рок. Так, Общество сельского хозяйства устраивало ежегодные выставки животноводства с непременным кус тарным отделом. Восьмая выставка состоялась в Моршанске в 1907 году [168]. В августе 1912 года в Спасском уезде проходила сельскохозяйственная выставка для жителей уезда. Помимо традиционных, на выставке были представлены разделы – ремесленный, кустарных промыслов и женских рукоделий. Тем самым в уезде стимули ровалось декоративно-прикладное искусство и художественное творчество [181].

В 1912 году жители Тамбовской губернии циркулярно оповещались о проведении в марте 1913 года в Санкт-Петербурге Второй Всероссийской кустарной выставки под покровительством императрицы Александ ры Федоровны. В качестве экспонентов для участия в выставке приглашались кустари, кустарные кооперативы, товарищества, земские управы, кустарные комитеты и другие общественные организации. Все представленные изделия классифицировались по нескольким разделам, ряд из которых был непосредственно посвящен народ ному декоративно-прикладному искусству и ремеслам. Принимались изделия из дерева, плетеные изделия (кор зины, мебель), изделия из бересты, луба, соломки. На выставке были представлены изделия кузнецов, художе ственные изделия из льна и шерсти, ковры, кружева, вышивка, валяные изделия, золотошвейное искусство и бисерное плетение. Принимались также изделия резчиков по рогу и кости, керамические изделия, ювелирное творчество мастеров-камнерезов, различные виды игрушек – деревянные, лепные, картонные из папье-маше.

Кроме того, на выставке должны были быть представлены иконопись и предметы культа, обладавшие художе ственной ценностью, часы и музыкальные инструменты. На выставке предполагалось показать не только ре зультаты творчества, но и представить лучший опыт организации народного творчества и этнохудожественного воспитания. Организаторы поэтому приглашали к участию учреждения, содействующие развитию кустарных промыслов, школы инструкторов, учебные мастерские, курсы для кустарей и другие программы, учебные пла ны и изделия учеников. Особое внимание уделялось подготовленным пособиям, учебным коллекциям, моде лям, приборам и выполненным мастерами художественным образцам.

Лучшие произведения народного искусства вошли в экспозицию созданного в Тамбове в 1919 году музея лесного ведомства. В этой экспозиции были представлены произведения кустарных промыслов: корзины для белья и яблок, стулья, прялки, деревянная утварь, шкатулки, вазы, блюда, выполненные на токарном станке.

К сожалению, в дальнейшем традиции художественного ремесла в регионе начинают угасать. Постепенно исчезали немногочисленные промыслы, прекращали свою работу как нерентабельные артели ремесленников.

Вот почему в современных условиях традиционные тамбовские художественные ремесла поддерживаются творчеством художников-прикладников и энтузиастов-любителей народного искусства.

ТРАДИЦИОННЫЙ КОСТЮМ ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ Народный костюм представляет собой уникальный элемент материальной культуры Тамбовского региона.

Он не просто синтезировал различные виды декоративно-прикладного искусства, в нем нашло отражение этно художественное сознание населения региона, проявлявшееся, прежде всего, через элементы покроя, орнамен тации, свойственные национальной одежде. Народный костюм в силу консерватизма этических, эстетических и магических представлений очень традиционен. Основные элементы его в несколько варьированном виде со хранялись и бытовали вплоть до середины ХХ века. На формирование состава, покроя, особенностей орнамен тации костюма оказывали влияние ландшафтно-климатические условия региона, хозяйственная специализация населения, социально-исторические процессы, характерные для конкретного населенного пункта, уникальные местные культурные традиции и обычаи. Особенности костюма часто определялись близостью тех или иных территорий к транспортным артериям, проходящим через регион, к ярмарочным и базарным объектам, эконо мической замкнутостью территорий, различиями природного окружения и наличием сырья. Процессы колони зации территории Тамбовского региона и миграционные процессы привели к привнесению в традиционную одежду элементов декорирования и силуэтов костюма других регионов России. Вновь обретшие землю вла дельцы переселяли на нее крепостных крестьян из своих имений в других регионах. Поэтому в одежде сохра нялись традиции тех мест, откуда были родом переселенцы. Поздние потомки служилых людей – однодворцы – выходцы из других регионов России, также продолжали носить тот тип одежды, который характерен для преж него места жительства. Рязанцы, например, привнесли на Тамбовщину и древнюю одежду, и древние узоры, которые, однако, стали развиваться самостоятельно и самобытно. Одежда указывала на национальную и со словную принадлежность человека, его имущественное положение и возраст. Существовал своего рода язык цветовых оттенков, качества ткани, орнамента, силуэта, наличия или отсутствия определенных деталей, укра шений, аксессуаров, которые несли очень большую информацию о возрасте человека и его семейном положе нии.

Своего рода энциклопедией магических оберегающих представлений простых жителей Тамбовщины мо гут служить декоративные элементы в дошедших до нас предметах традиционного костюма. Основными мес тами расположения узора были ворот, оплечья, рукава и подол. Волнообразными линиями, группами ритмиче ски повторяющихся стежков, различными зигзагами изображали женщины воду на узорах, которые располага ли на одежде в строго установленном порядке. Ворот примыкает к шее, а шея держит голову, значит нужно было "огородить" узором этот ворот. Особенно много таланта и изобретательности вкладывали женщины в ук рашение рукавов. Ведь руки были главными работницами в крестьянском быту. Место расположения узора на рукавах оставалось неизменным, но символический его смысл менялся в зависимости от назначения рубашки.

Для живущего человека было необходимо оградить и ноги от зла и неудачи. Эти обязанности выполнял низ рубахи. Со временем вышивку стали заменять тканой узорной тесьмой. Венчальная рубашка жениха, по народ ному поверью, в жизни невесты, а затем и жены имела огромное значение. Народ связывал с рубахой немало разных поверий. Считалось, например, что продавать ее никак нельзя – потеряешь счастье, а свадебная рубаха, к тому же, обладала целебной силой. Парни по вышивкам судили о трудолюбии и способностях девушек. Пояс был очень важной частью всего народного костюма. Прежде всего, он прижимал рубашку к телу, сохранял теп ло и в таком положении становился образом круга – символом солнца.

В одежде крестьян Тамбовской губернии вплоть до середины ХIХ века использовалась домотканина, и преобладали старинные традиционные покрои. Большинство из того, что входило в традиционный костюм, производилось и перерабатывалось крестьянской семьей в натуральном хозяйстве. Сравнительно редко для обработки сырья или для изготовления отдельных деталей гардероба крестьяне прибегали к услугам мастеров ремесленников: красильщиков, набойщиков, вальщиков, дубильщиков, портных, сапожников и других. Для этого выбирался признанный мастер из своего села, или необходимо было ехать в соседнее село или даже в уездный город.

Уже к 12 годам девочки становились искусными пряхами, а к 15 годам осваивали и ткацкое ремесло. Од нако искусство ткачих требовало особого мастерства и выносливости. Поэтому в семье ткали обычно женщины среднего поколения в возрасте 20 – 40 лет. Прясть женщины начинали сразу по окончании полевых работ.

Именно этим были заняты долгие зимние вечера. Для прядения использовались как традиционные прялки дон цем и гребнем, так и "самопряхи" – прялки с ножным приводом. Пряжу перед ткачеством окрашивали в чер ный, синий, красный или оранжевый цвета. Наибольшей популярностью пользовался синий цвет, который в ткани сочетался с белым или оранжевым. Очень редко пряжу отдавали специальным ремесленникам красиль щикам, которых называли "синельщиками". Еще реже в одежде употребляли набойку [352]. Ткать начинали ранней весной, обычно во время великого поста. К этому времени в избу вносился и устанавливался около окна ткацкий стан. Холстину ткали из конопляной или льняной пряжи. Затем готовые холсты белили щелоком. Кро ме того, в крестьянском хозяйстве могли вырабатываться шерстяные или полушерстяные ткани. Шерстяная ткань шла на поневы и на верхнюю одежду (зипуны, халаты). Последние шились из толстого валяного сукна.

Сотканное сукно, как правило, отдавали валять на специальную сукновальню. Помимо этого, большое значение в изготовлении крестьянской одежды уделялось выделке овчин, которые шли на зимнюю одежду и на изготов ление онучей. Шили одежду обычно на руках. Для пошива верхней одежды из сукна или овчины приглашали специального портного. Он работал на дому у заказчика за деньги и харчи. Также специальные мастера валяли валенки. Этим искусством славились мордовцы. Они, как и портные, работали на дому у заказчика или снимали в селе на сезон специальное помещение. Мужчины плели лапти из липовой коры – лыка. Делали они это на специальной колодке из дерева с помощью крючка, который назывался "кочетыг".

Женская крестьянская одежда Основой женского костюма была длинная рубаха, которую в разных селениях могли называть сорочкой, исподкой или подноской. С точки зрения техники кроя она состояла из нескольких частей, среди которых были станушка, стан (верхняя часть изделия), ворот, рукава, полики (вставки на плечах), ластовицы (вставки под ру кавами). Нижняя часть рубахи называлась "подставок" и делалась из более грубого и плотного холста. В такой длинной рубахе, подпоясанной тканым или плетеным поясом, ходили обычно девушки до 15-16 лет. По празд никам они наряжались в шерстяную домотканую юбку или сарафан. Повседневная рубаха шилась из льняного или конопляного белого или пестрядинного холста длиной почти до пят, а праздничная из более тяжелых тка ней (сукно, шерсть). Качество холста зависело от тщательности обработки волокна. Грубый холст шел на изго товление повседневной одежды.

Особенностью кроя рубах на юге России было применение элементов кроя, имевших название поликов.

Эти детали кроя соединяли полочку и спинку по линии плеча. Как правило, в силуэте рубах использовали по лики двух типов: прямые и косые. Их выкраивали из холста, кумача, красного сатина. Происхождение прямых поликов ученые связывают с древнейшими плечевыми пряжками – аграфами, с помощью которых ткань одеж ды крепилась на фигуре. Косые полики на женских рубахах представляли собой треугольные и трапецевидные плечевые вставки-клинья, которые врезались в стан спереди и сзади. Этот тип силуэта рубахи имел два вариан та. В первом полики "врезались" в стан (лиф) рубахи неглубоко, к ним пришивались рукава. В другом варианте полики врезались довольно глубоко, так что верхний край их совпадал с линией плеча. Длина рукава рубахи могла превосходить длину руки, а ширина рукавов в основном определялась шириной полотна холста. Для того чтобы пройма была более широкой, применялась ластовица – дополнительная вставка квадратной или ромбо видной формы из кумача, узорного ситца или холста. Рукава по низу собирались и завершались либо узкой об шивкой, либо присборенными манжетами – "брызжами" – с декоративной вышивкой или кружевом. Эти сборки изготовлялись из ситца, кумача и шелковых лент. Иногда такие манжеты делались съемными и застегивались на пуговицу. Вокруг горловины рубаха собиралась в сборки или складки которые фиксировались узкой обшив кой или небольшим воротником-стойкой. Воротник застегивался на пуговицу или завязывался тесьмой. Разрез горловины располагался спереди в шве-соединении передних полотнищ. Повседневные рубахи имели неболь шие орнаментальные украшения несложных геометрических узоров на вороте, подоле, предплечье и крае рука ва. Украшение праздничных рубах представляло собой сложный ансамбль узоров ярких цветов, чаще всего из ромбов, полуромбов, многоугольников, располагавшихся в виде узких полос по верхней части рукава или же по всему рукаву. Женские рубахи украшались, в зависимости от возраста владелицы, по-разному. Наиболее на рядно украшались рубахи молодых женщин, женщины пожилого возраста носили рубахи с менее яркой вы шивкой в сочетании со вставками белого кружева. Вышивкой обильно украшались оплечья, рукава, иногда низ.

Почти совсем не украшались рубахи, которые считались печальной одеждой.

Замужние женщины поверх рубахи надевали поневу, имевшую в просторечии название понява или понька.

Она представляла собой некое подобие юбки и шилась из шерстяной домотканины в крупную клетку. Почти повсеместно клетка была квадратной, а в Спасском уезде губернии предпочитали носить клетку несколько уд линенной прямоугольной формы. Чаще всего цвет поневы был синим, реже черным, в белую или бело-красную клетку. По технике кроя понева была набедренной одеждой и шилась из трех прямых продольных полотнищ шерстяной домотканины. По способу присоединения полотнищ различались распашные и глухие поневы. Рас пашная понева состояла из трех полотнищ разной длины, из-за чего называлась "разнополкой". Распашная по нева не сшивалась, и разрез ее приходился на середину переда или на бок. Края поневы подтыкались под пояс, в этом случае углы с изнанки украшались вышивкой шерстью, галуном или мишурным кружевом. Край поневы обшивался шерстяным "поясом" – тесьмой с преобладанием красного цвета. Глухая понева шилась также из трех полотнищ ткани наподобие юбки с прошивой в ширину из четвертого полотнища такой же выделки, кото рое вшивалось в поневу спереди и изготовлялось из белой, синей или черной холстины. То есть широкая гори зонтальная полоса поневы сочеталась с прошивами – вертикальными цветными вставками. Поневы носили в разных селениях по-разному: где-то прошива приходилась на перед, а где-то она приходилась на левый бок. По подолу поневу обшивали красным плетеным или тканым "поясом" или тесьмой. Вверху понева собиралась на шнурок. Праздничные поневы были очень нарядными. Их обшивали по подолу кантом из более дорогой и кра сивой ткани, расшивали гарусом, богато украшали вышивкой, узорной тесьмой, вставками из кумача, крашенины, мишурным кружевом, блестками [352]. Будничные поневы были короче и попроще. Под поневу можно было на деть цветную юбку в клетку или "переливчатую" (красная основа, синий уток). Наиболее ценились поневы из длинной овечьей шерсти "волосени", широко использовались грубошерстные и полушерстяные ткани. В начале ХХ века в употребление вошли поневы без прошивы, в виде юбки. Женщины в своем гардеробе имели несколь ко понев, которые они носили по строго определенным случаям. По праздникам надевали яркую поневу, а в будни скромную, украшенную полосками красного материала.

В некоторых уездах Тамбовской губернии распространение имела не понева, а юбка, которая могла быть сшита из однотонной ткани или из ткани в полоску и клетку. Юбки из шерстяной домотканины носили обычно однодворки, широко употребляться повсеместно они начали лишь в начале ХХ века. Юбка шилась из четырех пяти полотнищ, которые собирались у пояса на шнурок, длина юбки доходила до щикотолки. Единообразный покрой юбки, тем не менее, давал широкий простор для творчества мастериц. Поэтому в тамбовских селениях можно было встретить юбки самых разнообразных цветов, силуэтов и сочетаний цветных полос. Но преоблада ли в колорите юбок зеленые, красные, бордовые и синие тона. Юбки обычно изготовляли из тонкой шерсти в широкую белую или красную полосу. Кроме того, юбка обильно украшалась вышивкой шерстяными же нитями в технике глади с геометрическим узором. Юбка была универсальной девичьей и женской одеждой, широко использовалась и в свадебном костюме. На свадебных юбках вышивка была очень яркой и разноцветной, ши роко использовались аппликации из плиса или кружева. Излюбленным сюжетом орнаментации юбок были че ловеческие фигуры, восьмилепестковые розетки, солярные символы, гирлянды цветов. В "печальных" юбках пожилых женщин красный цвет заменялся красно-коричневым или бордовым.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.