авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«М.И. Долженкова, Ю.А. Толмачев ТАМБОВСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Администрация ...»

-- [ Страница 5 ] --

Унаследовавший имение дяди нарком иностранных дел в советском правительстве Г.В. Чичерин понимал колоссальную ценность, которую представляла коллекция Б.Н. Чичерина. Он мечтал, чтобы дом дяди был пре вращен в культурно-просветительное учреждение, своего рода объединение музея и клуба, где могли прохо дить собрания, встречи, музыкальные и литературные вечера. Вот почему он так заботился и так много сделал для сохранности имения и его художественной коллекции, основная часть которой составила экспозицию крае ведческого музея и картинной галереи. Отсутствие финансирования и элементарная халатность ответственных лиц уже в наше время предопределили трагическую судьбу усадьбы Караул.

В селе Аннино Липецкого уезда находилась усадьба поэта и переводчика В. Бланка. Там был добротный дом, окруженный великолепным парком и фруктовым садом. В доме была картинная галерея с ценнейшей кол лекцией гобеленов и уникальных произведений прикладного искусства. Минх А.Н., описывая свое путешествие через Тамбовщину в 1865 году, знакомит нас с усадьбой его родственников Бланков. Он пишет, что в 1812 году Б.К. Бланк бежал из Москвы с семейством в Тамбовское имение, где поселился в сельце Вербки (Елизаветино).

Дом, построенный Бланком, был очень большим, с мезонином и большой каменной террасой с колоннами. В доме имелась пристройка, где помещалась ковровая мастерская. Здесь были стоячие станки, и перед каждым, спиною к окнам, сидели на лавках по нескольку крепостных ковровщиц. Ковры эти славились даже в Москве. В доме был большой зал со старинными большими часами в высоком футляре, гостиная и много других комнат.

В одной из них на стенах висели в больших золоченых рамах фамильные портреты, превосходно выполненные маслом в ХVIII веке. В другой комнате была большая библиотека, состоявшая из ценных книг того же столе тия. Около дома был сад, а за дорогой большая старая дубовая роща. На реке Матыре стояла мельница. Име ние было богатым. Позже многое в имении изменилось, было перестроено, но сохранился старый сад с тени стыми липовыми аллеями [289].

По воспоминаниям друга семьи Бенкендорфов Мариеса Беринга, самым счастливым временем в своей жизни он считал то лето, которое он провел в Сосновке в имении Бенкендорфов в Тамбовской губернии, куда он приехал и был обласкан как ближайший друг и член семьи. Беринг вспоминал об этом времени как о поре свободной веселой райской жизни в обществе графа А.

К. Бенкендорфа (русского посла в Англии), его жены (урожденной Шуваловой) и сыновей. Они ходили охотиться на волка, играли в теннис, читали вслух при старин ных керосиновых лампах Марка Твена, А.С. Пушкина и всеми любимого А.К. Толстого, играли в карты, вместе катались на тройках и вместе рисовали акварелью [18]. В сосновском имении была собрана великолепная кол лекция живописи, скульптуры и прикладного искусства, которая после 1917 года была передана в Моршанский краеведческий музей, составив основу экспозиции картин, гравюр, акварельных рисунков голландских, фран цузских и немецких художников, а также мелкой пластики, фарфора и хрусталя. Среди произведений два мра морных бюста Бенкендорфов работы Ф. Толстого, относящиеся к 1822 году, портрет С.Л. Шуваловой кисти П.Ф. Соколова, ордена и драгоценности, средневековые гобелены, которые украшали дверь столовой в имении, живописные полотна русских художников В.Е. Астахова (школа Веницианова), В.Д. Поленова, И.К. Айвазовского, И.И. Шишкина [240].

Близ Избердея находилось имение Знаменское (ныне Петровский район). Оно располагалось на берегу ре ки Матыры и принадлежало Юлии Аркадьевне Зилоти, урожденной Рахманиновой, тетке великого композито ра. С имением этим связано имя сына хозяйки – Александра Ильича Зилоти, выдающегося русского пианиста и дирижера рубежа ХIХ – ХХ веков, одного из учителей С.В. Рахманинова. К своей подруге Марии Зилоти (в за мужестве Гучковой) приезжала и подолгу отдыхала в Знаменском выдающаяся русская актриса В.Ф. Комиссаржевская [313].

Отличалась великолепием также усадьба Кожиных в местечке Знаменка Липецкого уезда. Начало этой усадьбе положил князь П. Татищев в ХVIII веке. Усадьба Татищева Знаменское представляла собой подлинный шедевр творчества крепостных мастеров. Все в имении было сделано с большим размахом и вкусом. Хозяин имения не считался с затратами. В центре усадьбы стоял роскошный дворец, он располагался на холме и был виден со всей окрестности. Вокруг дворца был разбит обширный парк в виде круглого партера, окаймленного дубом. Регулярный парк постепенно переходил в пейзажный. Вслед за парком усадьбу кольцом окружали раз личные по форме, величине и глубине террасные пруды с земляными дамбами. За прудами начинались фрукто вые сады. Помимо дворца, в усадьбе были выстроены мавзолей и великолепная церковь по проекту архитектора В.И. Баженова.

В имении тамбовского губернского предводителя дворянства Н.Н. Чолокаева Чиркино вокруг дома был разбит великолепный дубовый парк, в котором произрастали редкие экземпляры растений, зимовавшие под специальными укрытиями. В имении было построено около 20 оранжерей, в которых росли экзотические юж ные растения. Сам владелец имения был садоводом-любителем и охотно обучал садово-парковому искусству детей местных жителей [277].

Последним владельцем усадьбы Павловка, расположенной близ Борисоглебска, был Сергей Михайлович Волконский, внук декабриста С.Г. Волконского. Он бережно хранил архив семьи, в котором были документы, литературные и изоматериалы, позволившие устроить в имении музей декабристов. У Волконского в коллек ции были гравюры Доу и Кардели, акварели Бестужева, картины Брюллова и Кипренского, портреты Раевских, Волконских, Давыдовых и Бенкендорфов [247].

Имение Лотарево Усманского уезда принадлежало Л.Д. Вяземскому. Там был один из самых известных племенных конезаводов, богатая библиотека, хранилось множество произведений русского искусства – работы Щедрина, Маковского, этюды Левитана, Виноградова, Загорского.

В селе Любичи Кирсановского уезда декабрист Николай Иванович Кривцов, являясь отличным хозяином, в голой степи, где не было ни одного деревца, за короткое время построил удивительный по красоте дом, напо минающий огромный средневековый замок, разбил парк и два сада, заложил оранжерею и теплицу [227].

Наиболее сохранившейся из усадеб притамбовья является усадьба Новотомниково – имение когда-то при надлежало роду Разумовских, а затем перешло во владение графов Воронцовых-Дашковых. До наших дней со хранились построенные во второй половине ХIХ века добротные усадебные постройки и прекрасный старин ный парк. Имеются сведения о том, что этот пейзажный парк имел когда-то своеобразную планировку. Аллеи его причудливо переплетались таким образом, что с высоты птичьего полета можно было различить фамиль ную монограмму Воронцовых-Дашковых (сочетание букв "ГВД"). В усадьбе сохранились два кирпичных дома, выстроенных в стиле позднего классицизма. Последний владелец Новотомниково – генерал Илларион Ивано вич Воронцов-Дашков был виднейшим политическим деятелем. Это был друг и сподвижник Александра III, министр двора, наместник царя на Кавказе, главный управляющий государственного конезаводства. Ворон цов-Дашков был блестящим аристократом, одним из крупнейших землевладельцев России, председателем Об щества красного креста. Воронцов крупные суммы направлял на благотворительность, звание почетного члена Императорского Русского музыкального общества свидетельствует о крупном финансовом взносе Иллариона Ивановича на развитие музыкального просвещения в России. Воронцов считался одним из образованнейших людей своего времени, в его петербургском доме была большая библиотека и прекрасная фамильная картинная галерея. Илларион Иванович хорошо рисовал, многие его черновики и бумаги сопровождались карандашными набросками. Но подлинным увлечением и любовью Воронцова-Дашкова была усадьба Новотомниково, в чем он не раз признавался в своих письмах к друзьям. В конце ХIХ века Воронцов в Новотомниково проводит эко номический эксперимент, цель которого – доказать эффективность и рентабельность сельскохозяйственного производства на локальном пространстве имения. В хозяйственной деятельности Илларион Иванович опирался на новейшие технологии в области сельского хозяйства и отраслях переработки. Он создал высокоэффективное безотходное аграрное производство. В имении было два кирпичных и два спиртовых завода, булыжные мосто вые, электричество, водопровод, канализация, паровое отопление, прекрасная служба пожарной охраны. Но настоящей гордостью генерала-помещика был конезавод, разводивший орловских рысаков, хорошо известный не только в России, но и за ее пределами. До наших дней прекрасно сохранились ипподром, кирпичные здания конюшен и манежа.

На рубеже ХIХ и ХХ веков строителями крупных усадеб становятся тамбовские промышленники. Появ ляются городские усадьбы с прекрасным дворцово-парковым ансамблем. К 1884 году на усадьбе губернского секретаря Лукьяненко в южной части Тамбова сформировался садово-парковый комплекс. Приусадебная земля была арендована на 10 лет музыкально-драматической труппой Соколовского для открытия Летнего театра.

Здесь был разбит семейный сад, хорошо благоустроенный, с множеством фонарей. В его восточной части был открыт Летний театр, на сцене которого давали оперные и драматические спектакли, звучала народная музыка.

Первый дворец, предназначенный для семьи фабриканта М.В. Асеева, был выстроен в Арженке по проекту тамбовского архитектора А.И. Карапетова в 1892 году. Этот дворец был обильно декорирован портиками с тре угольными фронтонами, тонким кружевом балконных решеток и скульптурной композицией в нише центрально го ризалита. По пышности он не уступал столичным постройкам. Стены внутренних помещений дворца были оформлены росписями по холсту и изящной лепкой с позолотой. Камины облицованы натуральным камнем. В центральном зале второго этажа была устроена домовая церковь. Интерьер ее отличался великолепием: стены отделаны под мрамор, иконостас выполнен из мрамора и оформлен редкими ценными иконами. Столь же изыска на была и церковная утварь. В церковных богослужениях принимал участие высокопрофессиональный хор певчих [248].

До сих пор украшением Тамбова является дом-дворец, построенный М.В. Асеевым на Набережной улице.

Проект Каминца и М.Н. Кугушева отличают соразмерность и изящество. Каждый из фасадов дворца получил свое декоративное решение, подчеркнутое башенками, арками, разностильными окнами, балконами, террасами.

Интерьер каждой комнаты дворца индивидуален и подчеркивался рисунком наборного паркета, эксклюзивны ми светильниками, причудливыми сюжетами настенной живописи и расписного плафона, лепниной и барелье фами в античном и модерновом стиле, роскошными каскадными люстрами. Внутреннее убранство комнат до полнялось обилием живописных полотен Ю.Б. Клевера, А.И. Куинджи, картин с религиозной тематикой. Во круг дворца был разбит парк, в котором преобладали редкие и экзотические породы деревьев и кустарников.

Мебель для дворца Асеевых изготовляли по специальному заказу тамбовские краснодеревщики. История до несла до нас имя лишь одного из них Юрия Андреевича Антонова [248].

В настоящее время разработан и осуществляется ряд региональных социально-культурных проектов, на правленных на возрождение художественно-творческих традиций усадебной культуры и использование по следних в образовательной, просветительной и рекреационной деятельности. Особого внимания в этой связи заслуживают реализованные проекты "Музей-усадьба С.В. Рахманинова Ивановка" (Уваровский район), уса дебный комплекс "Дом Голицыных" (Мичуринск), экопоселение "Новотомниково" (Моршанский район).

ВЫДАЮЩИЕСЯ ДЕЯТЕЛИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ ТАМБОВСКОЙ ГУ БЕРНИИ Тамбовщина вправе гордиться выдающимися деятелями отечественной культуры, чья жизнь и творчество тем или иным образом были связаны с этим регионом.

Этапной в развитии культуры Тамбовского региона была деятельность на посту тамбовского наместника Гавриила Романовича Державина. Пребывание его на Тамбовской земле было непродолжительным, всего три года, с 1786 по 1788 год. Тем не менее Г.Р. Державин произвел подлинную революцию в сознании тамбовцев. Он много сделал для благоустройства наместничества, открыл типографию, начал издавать газету "Губернские ведо мости". Особо следует отметить заслуги Г.Р. Державина в создании первого на Тамбовщине театра и открытии нескольких учебных заведений, в том числе и эстетической направленности.

Супруги Державины были увлечены театральным искусством. Каждое воскресенье в доме Державина со бирались семьи богатых тамбовских дворян и видных городских чиновников, устраивались импровизирован ные концерты. Быстро создался кружок любителей сцены, в котором был подготовлен первый спектакль, по ложивший начало развитию театрального искусства на Тамбовщине. Державин всячески поддерживал создан ный кружок. Из Петербурга он выписал театрального машиниста и декоратора – обрусевшего итальянца Барзан ти, а также живописца и танцмейстера. Многие помещики предоставили в распоряжение Державина своих крепо стных музыкантов и певчих [235].

Державин не стал дожидаться строительства специального здания, и регулярные спектакли любителей те атрального искусства стали устраиваться в доме наместника. Курировала постановочные работы Екатерина Яковлевна Державина. Ее именины, совпавшие с тезоименитством императрицы Екатерины, стали отличным поводом для устройства грандиозного театрального праздника с массой приглашенных. Менее чем через четы ре месяца со дня вступления Державина в должность тамбовского наместника было устроено театрализованное представление, приуроченное к приезду в Тамбов непосредственного начальника Державина генерал губернатора И.В. Гудовича. Удовлетворенный представлением, Гудович дал разрешение на устройство в Там бове театра и даже выделил на эти цели 1000 рублей.

Подготовка спектакля потребовала немалых материальных затрат, но Державин не считался с личными средствами. Спектакль состоялся осенью 1786 года. К торжественному дню первого представления Державин сочинил "Пролог на открытие в Тамбове театра". За прологом была исполнена пятиактная комедия Веревкина "Так и должно". Действие пролога, состоявшего из пяти явлений, начиналось в темном лесу, который символи зировал тогдашнее тамбовское общество. Барзанти вместе с двумя художниками-декораторами Аниловым и Касабуровой оснастили спектакль довольно сложной по тем временам техникой. Зрители слышали свист ветра и удары грома, наблюдали вспышки молний, появление звезд и восход солнца. По ходу действия в лес спуска лись с облаков Гений – символ просвещения, Талия – муза комедии и муза трагедии Мельпомена. Заключи тельная картина пролога изображала украшенную колоннадой площадь с храмом просвещения. Торжественная музыка и хор прославляли науку, просвещение и законы. Комедия "Так и должно" обличала крючкотворство и лихоимство провинциальных чиновников. Успех представления был необычайный. Державин стремился к от крытию профессионального театра с постоянной профессиональной сценой. В начале 1787 года архитектор и строитель Лукини под наблюдением назначенного директором театра Барзанти приступил к строительству зда ния театра, которое было завершено осенью того же года. Труппа театра была полупрофессиональной, и к от крытию нового здания театра в репертуаре ее была еще одна пьеса "Земфира и Азор" с музыкой Гретри.

Державин устроил в Тамбове в своем доме специальные классы для юношества. При этом он исходил из ограниченных финансовых возможностей при условии максимального удовлетворения интересов и потребно стей молодых в области искусства. Два раза в неделю после обеда проходили занятия танцевального класса.

Г.Р. Державин вспоминал: "Дети, учителя были обласканы, довольствованы всякий раз чаем. Тут рисовали и шили которые повзрослее девицы для себя театральные и нарядные платья по разным модам и костюмам. Так же учились представлять всякие роли. Сие все было делом губернаторши, которая была как в обращении, так и во всем том великая искусница и сама их обучала" [352]. Обучение в классе Гавриила Романовича Державина было комплексным. Здесь учили живописи, давали практический курс истории костюма и элементов "высокой моды", учили танцам и основам актерского мастерства. Юношеству прививались также светские манеры. И во многом заслуга в достижении педагогических результатов принадлежала Е.Я. Державиной (урожденной Дьяко вой). Особенно любила она наблюдать уроки танцев, с удовлетворением отмечая, как угловатые и неловкие по началу молодые люди и девицы становились изящными в движениях и галантными в обращении. По воспоми наниям баснописца И.И. Дмитриева, Екатерина Яковлевна "с пригожеством лица соединяла образованный ум и прекрасные качества души. В обществе друзей своего супруга она приобрела верный вкус и здоровые суждения о красотах и недостатках сочинения. От них же, а более от Н.А. Львова и А.Н. Оленина получила основатель ные сведения о музыке и архитектуре" [227]. По воспоминаниям современников, Екатерина Яковлевна пре красно пела, отлично рисовала. Особенно удавались ей силуэты: она их легко и живо "схватывала" и переноси ла на бумагу. В письме другу и родственнику Г.Р. Державину поэт Капнист поздравлял семью Державиных с назначением в Тамбов и благодарил за присланные подарки – художественные работы, выполненные Е.Я. Дер жавиной. Помимо спектаклей в доме наместника, представления устраивались у городских дворян Шиловых и Свечиных. Наряду с коллективом любителей-аристократов, существовала театральная труппа из крепостных. В подражание наместнику Тамбовское общество также увлеклось театром, появился интерес к итальянскому пе нию, был учрежден певческий класс [1]. В. Михневич в "Очерках истории музыки в России" сообщал: "Держа вин, благодаря какому-то случайно заехавшему придворному искусному певцу, спавшему с голоса, завел в Тамбове целый класс вокальной музыки для охотников, которых оказалась масса. Забавно и приятно было ви деть сорок детей, смотрящих на черную доску и тянущих одну ноту".

После отъезда Державина развитие художественной культуры на Тамбовщине было продолжено деятель ностью целого ряда последователей.

Князь Николай Борисович Голицын в отечественную историю вошел как выдающийся музыкальный про светитель, один из основателей русской школы игры на виолончели, участник трех войн, интересный писатель и непревзойденный среди современников переводчик, талантливый композитор и аранжировщик. Голицын пе реписывался с Бетховеным, оказывал гениальному композитору множество услуг, связанных с популяризацией его творчества в России [202]. Встретиться им так и не удалось, но переписка их продолжалась с ноября года в течение четырех лет. По заказу Голицына Бетховен написал и посвятил ему три струнных квартета и увертюру "Освещение дома". Николай Борисович обладал не только музыкальным, но и поэтическим даром – писал стихи, стал первым переводчиком стихов Пушкина на французский язык, которые автор оригинала очень ценил. Будучи активным членом Петербургского филармонического общества и его квартетных собраний, он аранжировал для струнного квартета несколько частей из фортепианных сонат Бетховена.

После окончания войны с Персией Голицын поселился в провинции Тамбовской губернии в имении жены, много выступал с концертами, пропагандировал музыку Бетховена [202]. Занимался в это время Н.Б. Голицын и литературным творчеством, причем произведения его не всегда оказывались лояльными по отношению к вла стям. В тамбовском архиве сохранилось письмо министра внутренних дел тамбовскому губернатору от 2 янва ря 1846 года, где сообщается, что князь Николай Голицын написал комедию "Губернская ревизия", представ лявшую собой, по-видимому, жесткую сатиру на тамбовских чиновников – мздоимцев и казнокрадов. Эту ко медию Голицын не без успеха читал в кругу своих друзей. Министр просил "истребовать от автора рукопись и доставить в Петербург в самое непродолжительное время. Не рассматривая этого сочинения в литературном отношении, я заключил из слов самого автора, что так называемая комедия есть не что иное, как неприличная непозволительная выходка" [41]. Очень вероятно, что сюжетной основой для этой комедии послужила реально проведенная в Тамбовской губернии ревизия сенатора Рунича, прошедшая во времена царствования Александ ра I.

Свою страсть к музыке и независимость взглядов Н.Б. Голицын передал своему сыну Юрию Николаевичу.

О последнем еще при жизни слагалось много легенд. Характер у Юрия Николаевича был достаточно сложным, и оценки современников его деятельности очень неоднозначны. Рассказы об этом человеке были полны фанта стических подробностей.

Голицын Ю.Н. родился 15 декабря 1823 года. Его мать – Елена Александровна Салтыкова – имела круп нейшие земельные владения в Усманском уезде Тамбовской губернии. В имении Новочеркутино (Салтыки) прошло детство будущего хормейстера, здесь сформировалась его любовь к музыке, которую он унаследовал от родителей. Елена Александровна была прекрасной пианисткой, выступала в домашних концертах и аккомпани ровала своему мужу – виолончелисту Голицыну. Родители стали первыми учителями музыки для Юрия. Позд нее, во время обучения в Пажеском корпусе, Голицын брал уроки музыки у Г.Я. Ломакина, тогда же он увлека ется хоровым искусством. Путешествуя по Европе, он брал уроки у известных музыкантов А. Рейхеля и М. Ауптмана, кроме того, он беседовал и консультировался у Ф. Листа и Д. Мейербера. По окончании Паже ского корпуса Голицын некоторое время работал в Харькове, где успел создать любительский хор. Страсть к музыке заставляет его уйти в отставку и поселиться в родовом имении. Здесь он серьезно пополняет свои зна ния в области теории музыки, гармонии и методики работы с хором. Вместе с отцом в 1842 году он отбирает из своих крестьян музыкально одаренных людей и создает из них хор и оркестр. Начинается кропотливая работа по обучению их пению и игре на инструментах. В работе с хором Голицын достиг великолепных художествен ных и педагогических результатов. У многих певцов хормейстеру удалось воспитать абсолютный слух. Качест во исполнения хора поражало многих современников. А.Н. Серов восхищенно писал, что у Голицына "каждый мальчик читал ноты и отличал тоны по слуху безошибочно, чего не делают многие из известных артистов" [232]. В своих мемуарах "Мировые знаменитости" современник Голицына композитора Б.А. Фитингоф-Шель писал: "Его хористы были настолько музыкально образованы, что с этим хором можно было импровизировать.

Я называл последовательные аккорды, которые хор брал тотчас, и при перемене аккордов всякий голос в хоре находил звук, который ему следовало взять, само собою, без всякого указания со стороны регента. Пение этого хора было безукоризненно и в высшей степени художественно" [232]. Первые концерты этого хора состоялись в Салтыках, для чего в имении был выстроен специальный зал. Сюда на концерты хора и оркестра съезжались многочисленные гости из Тамбовской и соседних губерний. Их приводило в изумление не только совершенство исполнения, но и большой состав хора – 132 человека. Позже концерты хора начали даваться в губернских и уездных городах – Козлове, Липецке, Моршанске, Тамбове, Воронеже. Расцвет концертной деятельности Голи цына в Тамбовской губернии приходится на годы пребывания его в должности губернского предводителя дво рянства. На этот пост он был избран в 1851 году. Деятельность его на посту предводителя, по-видимому, была очень продуктивной, так как в 1854 году князь был избран на этот пост вторично. Однако Николай I не утвер дил это назначение, поскольку Юрий Голицын скомпрометировал себя тем, что отпустил на волю 1500 своих крепостных без выкупа.

Живя в Тамбове, Голицын активно занимается композиторской деятельностью: сочиняет романсы, форте пианные миниатюры, ансамбли, обработки народных песен для своего хора. Эти произведения исполняются под его руководством. Артист появлялся перед слушателями в безукоризненном черном фраке и пластоне, дер жа в руке дирижерский жезл из слоновой кости.

Голицын Ю.Н. был фигурой очень неоднозначной. И.И. Дубасов [211] характеризует его как самодурст вующего крепостника, ради потехи и забавы жестоко издевавшегося над своими крестьянами. Свои аргументы он подкрепляет документами протоколов судебных заседаний против князя, где отмечалось, что "крестьяне Голицына самые несчастные и угнетенные существа, которые имеют имущества свои и самую жизнь ежеднев но в опасности".

Музыкальные интересы сблизили Голицына с соседом по имению Аркадием Александровичем Рахмани новым – дедом С.В. Рахманинова. Голицын часто бывал в его селе Знаменское Козловского уезда. Здесь тоже были хор и оркестр, созданные прадедом С.В. Рахманинова – Александром Герасимовичем Рахманиновым.

Юрий Голицын репетировал с этим хором.

Однако довольно частые гастрольные поездки и устройство концертов за свой счет приводят музыканта к финансовому кризису, и в 1857 году Голицын вынужден был распустить капеллу. Неудачная попытка найти хормейстерскую службу в императорских театрах вынуждает его уехать за границу. Там он ведет активную концертную деятельность, выступает с хоровыми коллективами оперных театров. Во время гастролей в Англии он знакомится и начинает сотрудничать с А.И. Герценом. Позже он привозит из России статьи отца для журна ла "Колокол". Этого царское правительство простить князю не могло. В 1857 году Голицын был лишен камер герского звания и сослан в Козлов под надзор полиции. В опале оказался и Николай Борисович, который также был вынужден приехать в Козлов. Их особняк в Козлове стал центром культурной жизни города. Культурная жизнь Козлова в то время была не столь богата. Лишь изредка в уездный город наезжали профессиональные артисты. Вместе с тем, в аристократической среде было широко развито любительство. Провинциалы музици ровали, рисовали, сочиняли стихи. Отец и сын Голицыны почти все свое время проводили музицируя. Изредка они устраивали импровизированные концерты прямо с балкона своего дома. По приезде в Козлов Юрий Нико лаевич вновь создает небольшой хор. Современники описывали необыкновенное эффектное впечатление, кото рое производил на зрителей и слушателей этот дирижер-богатырь высокого роста с большой кудрявой головой, всегда гордо поднятой вверх. Лицо князя украшали шикарные бакенбарды и густая борода. Очень привлека тельным его лицо делал прямой взгляд карих глаз.

Тем не менее ссылка очень тяготила Голицына, замкнутый круг общения с несколькими друзьями не уст раивал князя, и он решается в 1860 году на побег. Дерзко перехитрив козловского городничего, Ю.Н. Голицын выезжает за границу [319]. Перед побегом он успевает отпустить на волю всех своих крестьян. По подложному паспорту он бежит через Турцию и Египет в Англию, где, наняв хористов и оркестрантов, Голицын вновь на чинает концертную деятельность. В программу его выступлений входили произведения русской и зарубежной классики. В своих воспоминаниях Н.Тучкова-Огарева так писала о гастролях Голицына: "Вспоминаю с востор гом до сих пор слышанные мною вариации на тему Камаринской Глинки и 9-ю симфонию Бетховена с женским хором в четыреста голосов. Это было великолепно, князь Голицын дирижировал необыкновенно хорошо, со всеми малейшими оттенками страстного и понимающего музыканта" [232].

В 1862 году Голицын получил разрешение вернуться в Россию. В волжских городах он давал уроки пения, создавал хор, открыл музыкальные магазины. С хором из 50 человек Голицын гастролировал в Москве, Петер бурге и Праге.

В Тамбовской губернии прошли детские годы видного русского композитора и театрального деятеля А.Н. Верстовского. Как полагают исследователи, его родовое имение Селиверстово было всего лишь хутором, который позднее переименовали в Новомихайловку. Дом Верстовских представлял собой одноэтажное кирпич ное здание со стрельчатыми окнами. Широкая липовая аллея делила усадьбу на две части;

с одной стороны был плодовый сад, с другой – парк.

Алексей Николаевич Верстовский был первым ребенком в семье. Он родился 1 марта 1799 года в имении Селиверстово (ныне Староюрьевский район Тамбовской области), однако в своей автобиографии местом рож дения композитор называл город Тамбов. На Тамбовщине у Верстовских родилось еще четверо детей. Подлин ной страстью всех членов семьи была музыка. По воспоминаниям старожилов, когда семья Верстовских приез жала на лето в имение, из раскрытых окон усадебного дома часто доносились звуки музыки. Отец композитора Николай Алексеевич был неплохим пианистом и, по словам сына, вплоть до самой смерти исполнял сочинения Бетховена и Моцарта. Мать будущего композитора Анна Васильевна Волкова была одной из образованнейших женщин своего времени, получила хорошее музыкальное образование и сама занималась воспитанием и музы кальным образованием своих детей. На музыкальное развитие детей большое влияние оказал, прежде всего, отец.

Музыкальное воспитание и мальчиков, и девочек рассматривалось в семье как основополагающее. В самой боль шой комнате дома стояло фортепиано. Из Петербурга отец выписывал партитуры Гайдна, Моцарта, Гуммеля и других композиторов. Нотная библиотека насчитывала свыше 200 томов. Николай Алексеевич купил также ком плект музыкальных инструментов для домашнего оркестра: рояль, скрипки, виолончели, кларнеты, флейты, вал торны и другое.

Верстовский Н.А. служил в тамбовской удельной экспедиции. Следуя традиции начала ХIХ века, А.Н. Верстовский с малолетства был зачислен "по окончании домашнего воспитания" в тамбовскую удельную экспедицию подканцеляристом в 1805 году, когда ему едва исполнилось шесть лет [242]. Маленького Алексея начали приобщать к музыке с самого раннего детства. Его брали в церковь послушать приходский хор, которым руководил бывший петербургский придворный Левит Шафранов. Как регент он разучивал с хором не только ду ховную, но и светскую музыку. Шафранов стал одним из первых учителей Алексея Верстовского. Отец по долгу службы часто бывал в Тамбове. Там юный Верстовский брал уроки фортепиано у местного музыканта Протопо пова [226]. В своей "Автобиографии" А.Н. Верстовский написал: "Учился в доме отца у хорошего музыканта Брат`а на фортепианах и начальным правилам генерал-баса, на скрипке у Г. Мауэра" [242]. Отец композитора бы стро продвигался по служебной лестнице. При его участии и управлении в Тамбовской и Саратовской губерниях устроены были 12 суконных фабрик. В 1808 году он с повышением был переведен в Оренбург.

Сохранилась также много свидетельств о музыкальном даровании младших детей Верстовских. Братья А.Н. Верстовского Дмитрий и Василий избрали для себя военную карьеру. Особыми музыкальными способно стями обладал Василий Николаевич. Служа в Оренбурге, он познакомился с отбывавшим в этом городе ссылку А.А. Алябьевым. Композитор очень ценил музыкальное дарование Василия Верстовского, дорожил его мнени ем, показывал ему свои новые сочинения. Почти ежедневно они музицировали в четыре руки. Современники характеризовали В.Н. Верстовского как отличного скрипача и пианиста. По поводу одного из его выступлений писали: "Одаренный прекрасной способностью к музыке, В.Н. Верстовский, очаровательной игрой на скрипке, так и на фортепиано проникает до глубины сердца и возбуждает живейшие ощущения" [210]. Выдающейся пианисткой была и их сестра Варвара Николаевна. Она обладала хорошей техникой, ей посвящали свои произ ведения известные музыканты, она была любимицей отца. Для нее он выписывал ноты из-за границы, она пре красно исполняла Моцарта, Гайдна, Крамера, Черни и других. Варваре отец завещал дом в Москве, родовое имение Мезинец и свой рояль [242].

В среде Староюрьевских крестьян бытует легенда, что опера Верстовского "Аскольдова могила" была на писана именно в селе Селеверстово (Верстовка).

С Тамбовщиной была связана судьба выдающегося русского поэта Евгения Абрамовича Боратынского.

Боратынские были выходцами из Польши. Абрам Андреевич Боратынский пользовался особым расположением Павла I, который, став императором, пожаловал ему чин полковника, а затем и генерал-майора. Современники характеризовали А.А. Боратынского как умного и достаточно образованного человека с большим тактом и вы держкой, благонамеренного, ласкового, с приятными формами лица, обходительного. В 1797 году царь подарил Абраму и Богдану Боратынским село Вяжлю в Кирсановском уезде Тамбовской губернии. В 1798 году Абрам женился на дочери коменданта Петропавловской крепости Александре Федоровне Черепановой. Она получила воспитание в Смольном институте и была любимой фрейлиной жены Павла I Марии Федоровны. Современни ки отзывались об Александре Федоровне Черепановой как о необыкновенной женщине, в которой благородство характера и нежность чувств соединялись с возвышенным умом и энергией. Сосватала и одарила молодых сама Мария Федоровна. Затем последовала опала Боратынского, он был сослан в Тамбовское имение. В 1801 году после смерти Павла появилась возможность вернуться в Петербург, но Абрам Андреевич не стал испытывать судьбу. В 1802 году братья поделили Вяжлю, и Абрам Андреевич поселился в той части, которая называлась Мара. В короткий срок был построен каменный дом и хозяйственные постройки, разбиты парк и фруктовый сад. В овраге устроены пруды, каскады, беседки, мостики, каменный грот с ведущим к нему потайным ходом.

19 февраля 1800 года на свет появился первенец Евгений, через год Софья, за ней Ираклий, Наталья, Варвара, Лев и Сергей. В 1803 – 1806 годах А.А. Боратынский избирался губернским предводителем дворянства. Мара была очень гостеприимным имением, сюда постоянно приезжали гости – соседи близкие и дальние. Из Сара товской губернии часто приезжал князь Ф.С. Голицын. В пять лет Евгений Боратынский уже знал грамоту, с раннего детства под руководством гувернеров изучал французский язык. Дядька – итальянец Дьячино Боргезе – сумел привить мальчику любовь к итальянской культуре. В 1808 году семья переезжает в Москву, но после смерти мужа Александра Федоровна с детьми возвращается в Мару. В 1812 году в память о муже Александра Федоровна закладывает недалеко от усадьбы церковь, продолжает благоустраивать имение и особенно парк [288].

Дети с большим удовольствием занимались музыкой, у всех были хорошие голоса и отличный слух. Евге ний учился у Боргезе рисованию, сохранилось несколько его юношеских рисунков. Позже в семье Боратынских силами членов семьи ставились спектакли и даже целые оперы [288]. Одно из первых стихотворений "Хор, пе тый в день именин дядюшки Богдана Андреевича его маленькими племянницами Панчулидзевыми" было напи сано 23 января 1817 года и приурочено к этому семейному празднику.

Дальнейшая судьба будущего поэта сложилась неудачно. Е.А. Боратынского исключили из Пажеского корпуса "за недостойное поведение", с запрещением принимать его на какую бы то ни было службу "разве, ес ли в солдаты". После непродолжительной военной службы в 1826 году Евгений Абрамович женится на Анаста сии Львовне Энгельгарт, которая не только не препятствовала литературным занятиям мужа, но, наоборот, соз давала ему для этого все условия. В 1827 году по приезде в Мару, Баратынский пишет стихотворение "Стансы".

Судьбой наложенные цепи Упали с рук моих, и вновь Я вижу Вас, родные степи, Моя начальная любовь.

Степного неба свод желанный, Степного воздуха струя На вас я в неге бездыханной Остановил мои глаза Но мне увидеть было слаще Лес на покате двух холмов И скромный дом в садовой чаще, Приют младенческих годов.

Боратынский быстро подружился с соседями Чичериными и Кривцовыми. Три семейства, жившие в со седних имениях Любичи, Мара и Умет, поддерживали тесные контакты. Ежедневно кто-то из этих семейств приезжал в гости или присылал письмо или посылку.

Осенью 1827 года Боратынский в Маре написал несколько стихотворений для альманаха "Денница" и от рывок из поэмы "Наложница", который был встречен критикой недоброжелательно.

Следующий приезд Боратынского в Мару состоялся в 1832 году. Имение оказалось в запущенном состоя нии, зарастал заброшенный парк. На месте великолепных прудов с каскадами и водопадом были поросшие тра вой впадины. Любимое место детских игр – величественный грот теперь представлял собой жалкое зрелище и мог рухнуть в любой момент. Ажурный перекидной мостик через пруд сгнил, разрушилась беседка в парке.

Поэту пришлось изменить планы отдыха и все время посвятить хозяйственным делам. Все же Евгений Абрамо вич находил время общаться с друзьями соседями. Есть сведения, что на одном из таких семейных вечеров в доме Н.И. Кривцова его супруга Екатерина Федоровна и брат Е.А. Боратынскиого Сергей исполнили несколько романсов и арии из опер [288]. 1833 год был очень засушливым, начался голод. Евгений Абрамович не мог бро сить имение и жил в нем до зимы 1834 года, готовя стихи для нового сборника, который вышел в 1835 году.

В семье Боратынских было немало талантливых музыкантов. Лев Абрамович был очень одаренным музы кантом, литературно образованным, отличался блестящим остроумием. Судьба его сложилась не столь счаст ливо. Он влюбился в крепостную девушку в Маре, бросил службу, затем поселился недалеко от Мары, запил… После кончины в 1852 году Александры Федоровны Боратынской имение унаследовал Сергей Абрамович. Ме дик по образованию, он обладал разносторонними познаниями, увлекался музыкой и живописью. Друг и сосед Н.В. Чичерин говорил, что Сергей Абрамович сделался бы великим человеком, если бы не родился русским барином. Его сын Борис Николаевич в своих воспоминаниях отмечал: "Я знавал людей с блестящим остроуми ем, достаточно назвать Герцена, но никого остроумнее Сергея Абрамовича не встречал" [307]. Унаследовав Мару, Сергей Абрамович решил восстановить поместье в том виде, в котором оно было при отце. Были вновь сооружены пруды, каскады и водопады. Над гротом было сооружено летнее жилище, а внизу, в овраге, была выстроена возле источника купальня изящной архитектуры в виде готической башни, к которой вел красивый мост.

Очень интересно в имении проходили семейные праздники. По лесу развешивались разноцветные фонари, и зажигались бенгальские огни, что делало пейзаж фантастическим. Здесь исполнялись хоры из классических опер. После смерти С.А. Боратынского в 1866 году имение пришло в упадок, картину упадка еще в 1832 году описал Е.А. Боратынский в стихотворении "Запустение":

Иду я, где беседка тлеет И в прахе перед ней лежат ее столпы, Где остов мостика дряхлеет… В годы революции усадьба Мара оказалась в эпицентре антоновского движения, была полностью разграб лена и до наших дней не сохранилась [288].

Несколько лет подряд с 1871 по 1876 годы в Тамбовском имении у своего ученика и друга графа Владими ра Степановича Васильева-Шиловского отдыхал и плодотворно работал Петр Ильич Чайковский. Впервые он приехал в имение в 1871 году. Хозяин усадьбы попросил живших в имении крестьян и прислугу не мешать гос тю. По воспоминаниям брата композитора Модеста Ильича Чайковского, одиночество во время прогулок было для Петра Ильича также необходимо, как и в часы занятий. Жители деревни часто видели изящного с правиль ными чертами лица мужчину, который не отличался моложавостью и выглядел значительно старше своих лет. В первый свой приезд в Усово Чайковский провел конец летних каникул и был окружен там "нежными заботами", позже это имение стало для Петра Ильича Чайковского, по его же словам, "центром постоянного влечения".

В семидесятых годах ХIХ века усадьба Усово имела несколько запущенный вид. По словам старожилов, в большом парке стоял двухэтажный барский дом с верандой и балконом. Перед домом была клумба с яркими цветами и стеклянным шаром в середине ее. Стекло в необычайном ракурсе отражало разноцветье голубого неба и яркие цветы клумбы. Усово казалось привлекательным для Чайковского из-за обилия лесных насажде ний, прудов, бескрайних степных просторов. В этой своей "летней резиденции" Чайковский любовался плени тельными местами для прогулок, где можно было реализовать его заветную мечту об "отрадном одиночестве".

В имении композитор отдыхал один, В.С. Шиловский знал эту потребность своего друга и не стеснял его своим присутствием. В одном из прудов имения хозяин водил лебедей. Позднее этот пруд был прозван местными жи телями "Лебединым озером". Сам П.И. Чайковский так вспоминал о своих впечатлениях: "Отчего простой рус ский пейзаж, отчего прогулка летом в России, в деревне по полям, по лесу, вечером в степи, бывало, приводила меня в такое состояние, что я ложился на землю в каком-то изнеможении от наплыва любви к природе, от тех неизъяснимо сладких и опьяняющих ощущений, которые навевали на меня лес, степь, речка, деревня, вдали скромная церквушка, словом все, что составляет убогий русский, родимый пейзаж…" [217].

Одинокое уединение в деревне доставляло Петру Ильичу огромное удовольствие, позже он вспоминал, что только раз в Усове ему удалось полностью реализовать свою мечту. В 1872 году Чайковский жил в Усове с конца июля до середины августа, где завершил работу над второй симфонией. В письме Н.Ф. фон Мекк из Па рижа от 22 апреля 1878 года он так писал: "…в начале августа я поехал в Тамбовскую губернию. Я очутился совершенно один в прелестном оазисе степной местности. Не могу Вам передать, до чего я блаженствовал эти две недели. Я находился в каком-то экзальтированно-блаженном состоянии духа, бродя днем один в лесу, под вечер по неизмеримой степи, а ночью сидя у отворенного окна и прислушиваясь в торжественной тишине захо лустья, изредка нарушаемой какими-то неопределенными ночными звуками. В эти две недели без всякого уси лия, как будто движимый какой-то сверхъестественной силой, я написал начерно всю "Бурю"". Идею создания симфонической фантазии по мотивам одноименной пьесы Шекспира подсказал Чайковскому В.В. Стасов. января 1873 года П.И. Чайковский писал В.В. Стасову: "Сюжет "Бури" до того поэтичен, Ваш план требует та кой музыкальной законченности и изящества фактуры, что я намерен сдерживать обычную свою нетерпели вость в сочинении и выждать благоприятных минут…" [217]. По возвращении в Москву, Чайковский завершил работу над симфонической фантазией, премьера которой состоялась 7 декабря 1873 года.

В 1874 году П.И. Чайковский приехал в Усово в середине июля. В его творческом портфеле в то время ле жали черновые эскизы оперы на сюжет Н.В. Гоголя "Ночь перед Рождеством". Конкурс на создание произведе ния по мотивам повести Гоголя был объявлен в начале 1873 года дирекцией Императорского Русского музы кального общества. В Усове Чайковский приступил к инструментовке будущей оперы. Он был очень увлечен и поглощен этой работой, проводя за столом по пять-шесть часов в день. 21 августа произведение было полно стью готово. Чайковский вспоминал, что это был период непрерывного вдохновения и восторженной любви к предпринятой задаче, сравнимый разве с Пушкинской Болдинской осенью. Вернувшись в конце августа в Мо скву, Чайковский сдал свою работу в организационный комитет конкурса ИРМО под девизом, который в пере воде с латинского значил "Искусство вечно, жизнь коротка". Комитет присудил автору первую премию.

Следующий приезд Чайковского в Усово был ознаменован созданием третьей симфонии. Автор считал это свое произведение самым лиричным, "своей заветной тропинкой на творческом пути". Работал над этим сочи нением автор в Усове с конца мая 1875 года. Первые эскизы симфонии были завершены в июне. В середине августа Чайковский в письме к Танееву вспоминал: "…в июне я провел три недели в Тамбовской губернии.

Симфония написана и отчасти оркестрована там…" [217]. Эту симфонию Чайковский посвятил В.С. Шилов скому. С огромным успехом она была впервые исполнена в симфоническом собрании РМО 24 января 1876 го да. В сентябре 1876 года Чайковский побывал в Усове последний раз.

Предки С.В. Рахманинова поселились в Тамбовской губернии с начала ХVIII века. В 1724 году стольник Иевлий Козьмич Рахманинов приехал на Тамбовщину из Рязани и купил участок земли в селе Казинка Козлов ского уезда. Прапрадед композитора Герасим Иевливич купил в 1761 году село Знаменское в Козловском уезде с прилегающими слободами и угодьями. Знаменское и стало родовым имением Рахманиновых. Сын Герасима Иевливича Иван Герасимович оставил заметный след в отечественной культуре. Он родился около 1753 года.

Мальчик обладал незаурядными способностями и под руководством учителей быстро выучился читать и овла дел несколькими языками, пробовал делать переводы. Завершив образование в одном из столичных пансионов, он продолжает совершенствоваться, путешествуя по Западной Европе, изучает западную литературу и англий ский язык. Приехав в Петербург, Рахманинов становится одним из самых ярких поклонников и пропагандистов Вольтера. Он активно издает переводы Вольтера, причем в кругу переводчиков французского просветителя он слывет как мастер художественного перевода. Популяризацию произведений Вольтера он организует через вы пуск так называемых Вольтеровских сборников, для чего сам начинает издательскую деятельность. Среди под писчиков Рахманинова были его друзья А.Н. Радищев и И.А. Крылов. Вместе с Крыловым в 1789 году Рахма нинов издавал журнал "Почта духов" и выпустил три тома собраний сочинений Вольтера. Однако цензурные препоны и недоброжелательность сослуживцев вынудили его перевести типографию в Казинку, где с 1791 года он начинает работу над изданием двадцатитомного собрания сочинений Вольтера. В 1796 году Екатерина II издает указ "Об ограничении свободы книгопечатания, ввоза иностранных книг и об упразднении частных ти пографий", а пришедший к власти Павел I уже в ноябре 1796 года приказал сжечь все книги, изданные в Казин ской типографии. И в апреле 1797 года в Казинке случается пожар, уничтоживший все изданные книги. С при ходом к власти Александра 1, довольно лояльно относившегося к увлечению подданных философскими уче ниями, Рахманинов пытался возобновить издание сочинений Вольтера в Казинке в 1802 – 1805 годах, но по пытка эта оказалась безуспешной. Умер Рахманинов в 1807 году и похоронен был в фамильном склепе в Ка зинке. Известно, что в 1796 году к нему в Казинку приезжал И.А. Крылов.

Младший сын Герасима Иевливича Александр Герасимович являлся прадедом С.В. Рахманинова. Он от лично играл на скрипке. Замечательными музыкальными способностями обладала и его жена Мария Аркадьев на (урожденная Бахметьева). Она была родственницей известного композитора, хормейстера и музыкального деятеля ХIХ века Н.И. Бахметьева. Сама Мария Аркадьевна очень хорошо играла на фортепиано. В имении Рахманинова были хор и оркестр, очень часто устраивались музыкальные вечера, балы и спектакли. Музыкаль ные способности Рахманиновых унаследовали их потомки. Аркадий Александрович – дед композитора был очень увлечен музыкальным искусством. Он учился у знаменитого пианиста и композитора Джона Фильда, находясь в Москве и Петербурге, очень часто участвовал в любительских и благотворительных концертах, уст раиваемых в столичных салонах. Выступал Аркадий Александрович в Тамбове в ансамбле с заезжими знамени тостями, в светских кругах он пользовался славой прекрасного пианиста-виртуоза. Кроме того, он писал музы ку и активно занимался собиранием песенного фольклора. Большую помощь А.А. Рахманинов оказывал своему соседу Ю.Н. Голицыну в репетициях хоровой капеллы. Отцу помогал в этой работе сын – Василий Рахманинов.

А.А. Рахманинову, к сожалению, так и не удалось издать свои многочисленные сочинения. Большинство из них погибло в 1918 году. До нас дошло лишь несколько рукописей и опубликованных фортепианных пьес и роман сов. Аркадий Александрович лично занимался обучением игре на фортепиано своих детей. Отец С.В. Рахманинова избрал военную карьеру. Будучи человеком чрезвычайно одаренным музыкально и принимая участие в многочисленных светских балах и увеселениях, он с легкостью наигрывал своим поклонницам арии из опер и романсы, аккомпанировал танцам. Биограф С.В. Рахманинова С.А. Сатина так характеризовала Васи лия Аркадьевича: "Он весь был из противоречий и имел репутацию очень ветреного, вечно ухаживающего за женщинами человека. Он часами играл на фортепиано, но не пьесы известные, а бог знает что. Но слушал бы его без конца". Племянница В.А. Рахманинова А.А. Трубникова отмечала: "Отец Сергея Рахманинова был осо бенно музыкален, при блестящей технике он имел прекрасное туше. Условия тогдашней жизни ему помешали стать профессиональным музыкантом. Да и характер его не годился для усидчивой кропотливой работы" [230].

Рахманинов В.А. женился на дочери генерала П.И. Бутакова – преподавателя Новгородского кадетского корпуса. Семейная жизнь не сложилась. Прокутив приданое жены, он оставил ее с пятью детьми. Тем не менее теплые отношения отца и сына сохранились.

Трубникова А.А. так описывала имение А.А. Рахманинова [218]: "Старый, типично помещичий дом стоял на высоком берегу Матыры (приток Воронежа). Широкие белого камня ступени спускались с террасы к горе, дальше под гору шла дорожка, на половине горы площадка с беседкой, а дальше, до самой воды – акации, си рень. А у берега ракиты опустили свои ветки, наклонились и глядятся в воду, покрытую у берега …лилиями. На противоположном берегу лес с "темным озером", а дальше простор черноземных равнин, ширь да гладь! До последних дней своих дедушка не бросал музыку, ежедневно садился за рояль" Сергей Рахманинов очень лю бил, приезжая в Знаменское, слушать рассказы о своем деде.

На протяжении 28 лет С.В. Рахманинов был тесно связан с Тамбовским краем. С июня 1890 года по ап рель1917 года он почти каждую весну, лето и начало осени жил и работал в имении Ивановка, принадлежав шем его тетке по отцу В.А. Сатиной. Как вспоминала С.А. Сатина [218], Рахманинов, который раннее детство провел среди русского Севера, сначала несколько тяготился кажущимся однообразием южных степей и полей.


Но мало-помалу он полюбил безграничный простор и ширь полей, их чистый несравнимый аромат и приволье.

Он понемногу заинтересовался, а потом даже сильно увлекся сельским хозяйством. В усадьбе были построены два дома, два сада – верхний и нижний и два парка – старый и молодой. В большом доме, деревянном двух этажном с просторными комнатами и террасой жили хозяева имения Александр Александрович Сатин, его же на Варвара Аркадьевна и их дети – Александр, Наталья, Софья и Владимир. Часто в Ивановку приезжал пле мянник Сатиных двоюродный брат Рахманинова Александр Ильич Зилоти – пианист, профессор Московской консерватории. В кабинет для него ставили рояль, взятый на прокат в Москве. Весной 1890 года после экзаме нов в консерватории Сергей Васильевич вместе с Сатиными впервые приехал в Ивановку. В свой первый при езд в Ивановку Рахманинов тайно от всех начал сочинять музыку – Концерт для фортепиано с оркестром, на рукописи которого композитор поставил дату 8 июня 1890 года, а также Песню для виолончели и фортепиано, Вальс для шести рук. Как вспоминала Л.Д. Ростовцева [218]: "В минуты творческого вдохновения он становил ся сосредоточенным и задумчивым. Тогда он сторонился всех, запирался у себя в комнате или уходил на люби мую красную аллею. Можно было издали видеть его высокую фигуру в русской рубашке-косоворотке. Он шел, опустив голову, барабанил пальцами по груди и что-то подпевал… В Ивановке, окруженный заботой и лаской всех близких, Сережа отдыхал душой и телом. Он как-то веселел и любил шутки и проказы".

Летом 1891 года в Ивановке жила только семья Зилоти. Рахманинов расположился во флигеле. Полмесяца у него не было инструмента и первую половину дня, когда на рояле играл Зилоти, он почти не занимался. В это время в Ивановку приехал его отец, и они много времени проводили вместе. Урывками он инструментовал пер вую часть концерта. После того, как привезли рояль, занятия пошли полным ходом. Если в начале Зилоти и Рахманинов находили время для прогулок, то с этого времени день музыкантов состоял из занятий, сна и ко роткого отдыха. Из письма С.В. Рахманинова М.А. Слонову 20 июля 1891 года: "Шестого июля я кончил со всем писать и инструментовать свой фортепианный концерт. Мог бы гораздо раньше кончить, но после первой части этого концерта я очень долго ленился и начал писать следующие части только третьего июля. Написал и инструментовал последние две части в два с половиной дня. Можете себе представить, какая была работа! Пи сал с пяти утра до восьми вечера, так, что после окончания работы устал страшно. Во время работы я никогда не чувствую усталости. У меня усталость проявляется только тогда, когда я чувствую и сознаю, что один из моих трудов окончен…Концертом я доволен" [218].

В следующий раз Рахманинов приехал в Ивановку в конце июля 1894 года и оставался в имении до сере дины сентября. В этот период он написал "Каприччио" и сделал его четырехручное переложение для фортепиа но. Тогда же Рахманинов корректировал партитуру фантазии "Утес". В 1895 году в Ивановке он завершил рабо ту над Первой симфонией. В 1900 году Рахманинов был в Ивановке только неделю, работал над Вторым кон цертом, Второй сюитой и фрагментами оперы "Франческа да Римини".

Летом 1901 года, когда он приехал в Ивановку, из Тамбова привезли два пианино, и Рахманинов вместе с Зи лоти готовились к премьере Второго концерта – Рахманинов как солист, Зилоти как дирижер. В это же время Рах манинов работал над сонатой для виолончели и фортепиано. В 1902 году, незадолго до женитьбы, композитор ранней весной приезжает в Ивановку. За две недели, с 6 по 20 апреля, здесь он вчерне написал одиннадцать ро мансов и десять прелюдий для фортепиано. Многие из этих сочинений "Сирень", "Здесь хорошо", "Отрывок из Мюссе", "Как мне больно", "Мелодия", "Я не пророк" – относятся к лучшим произведениям Рахманинова. В авгу сте того же года Сергей Васильевич начал работать над Вариациями на тему Шопена и кантатой "Весна".

Летом 1905 году композитору как-то особенно хорошо жилось в Ивановке. Он с сожалением думал о не обходимости возвращения в Москву. В письме к Н.С. Морозову он писал: "Мне тут так хорошо, что я уже на чал с тоской считать дни до отъезда и каждый вечерний чай я со вздохом убавляю еще одну цифру в общем числе". В мае 1906 году в письме тому же Морозову он пишет: "Наконец уселся на свое место, и на этом месте, и кругом мне все знакомо и симпатично… Был бы очень счастлив, если б удалось здесь пожить подольше". С 14 августа по 17 сентября было написано и окончательно отделано 15 романсов, среди них "Есть много звуков", "Мы отдохнем", "Ночь печальна", "Вчера мы встретились", "Фонтан", "Христос воскрес", "Проходит все", "У моего окна".

В 1907 году в Ивановке родилась дочь Рахманиновых Ирина, сам композитор в это время много работал над сонатой и симфонией. В 1909 году весной Рахманинов был избран помощником председателя дирекции ИРМО и в начале мая должен был инспектировать Тамбовское музыкальное училище. Причиной послужило письмо губернатора Тамбова Н.Н. Муратова в дирекцию РМО, в котором он выражал недовольство действиями С.М. Старикова – директора училища – и требовал его увольнения. После проверки Рахманинов дал положи тельный отзыв о постановке работы в училище и заявил, что Стариков вполне соответствует своему назначе нию и училище с успехом может продолжать деятельность под его руководством.

6 мая 1909 года Рахманинов вновь едет в Ивановку и работает над симфонической поэмой "Остров мерт вых", а в начале июня над Третьим концертом. Работал, по его выражению, "как каторжный", и только в сере дине сентября концерт был завершен. Очень плодотворным для Рахманинова было лето 1910 года в Ивановке.

В июне он работал над литургией Иоанна Златоуста, позже над прелюдиями.

С 1911 года все заботы, связанные с хозяйством имения Ивановка, легли на плечи Рахманинова. Сергей Васильевич, взявшись за какое-нибудь дело, всегда отдавался ему с увлечением, интересом и чувством ответст венности. Он решил коренным образом перестроить хозяйство имения. Зарабатывая деньги концертами и сочи нениями, он много средств вложил в улучшение пород скота, приобретение новейшего сельскохозяйственного инвентаря и приведение в порядок внешнего вида усадьбы. Одновременно Рахманинов продолжал интенсив ную композиторскую деятельность. Только в августе за один месяц им написано девять этюдов-картин.

В Ивановке часто устраивались спектакли. Сценой служила терраса дома, а зрительным залом – сад, где расставлялись скамейки для публики. Театр освещался разноцветными фонариками, подвешенными на деревь ях и кустарниках. Известно, в частности, что ставилась комедия В. Шекспира "Много шума из ничего".

В мае 1913 года в Ивановке Рахманинов написал Вторую фортепианную сонату и поэму "Колокола". Ле том 1916 года в Ивановке он создал романсы "К ней", "Ночью в саду у меня", "Крысолов", "Маргаритки", "Сон".

Последний раз Рахманинов был в Ивановке летом 1917 года, предчувствуя тягостное и неизбежное расста вание с имением. Будучи в эмиграции (1931 год), Рахманинов вспоминал об Ивановке: "Туда я всегда стремил ся или на отдых и полный покой, или, наоборот, на усидчивую работу, которой окружающий покой благопри ятствовал. Я сказал, что туда, в Ивановку, я всегда стремился. Положа руку на сердце, должен сказать, что и доныне туда стремлюсь…" [218].

Последние годы жизни на Тамбовщине провел поэт А.М. Жемчужников. Внучатый племянник Е.А. Боратынского, Михаил Андреевич Баратынский оставил воспоминания о своем тесте – поэте А.М. Жем чужникове, одном из авторов знаменитого "Козьмы Пруткова". Поэт в возрасте семидесяти лет был жизнерадо стным, любил и наслаждался жизнью. Здоровья он был не крепкого и вел очень правильный и здоровый образ жизни. Летние месяцы семья проводила в имении Ильиновка, расположенном недалеко от имений Чичериных и Е.А. Дельвиг. Хозяева этих имений – ровесники А.М. Жемчужникова – находили удовлетворение в совместных прогулках, беседах, разговорах об общих знакомых и интересах. Он никогда не скучал, всегда был занят. Зимой он жил в Тамбове на Араповской улице, любил гулять по высокому берегу Цны, любовался заречными далями.

Стихи приходили к нему очень неожиданно, внезапно. Он часто приходил к утреннему чаю с сообщением, что ночью сочинил стихи, которые "еще требуют отделки, но уже закончены". Поэт рассказывал, что сюжет стихо творения был задуман им давно, но вот ночью мысли его обрели форму и вылились на бумагу. Он был самолю бив, строг к себе и вместе с тем скромен. Успокоение он находил только тогда, когда написанные им стихи по лучали одобрение родных и друзей. Он очень боялся, что муза покинет его, и потому просил беспристрастно высказать мнение о его стихах. Однако писать прекрасные стихи он продолжал до конца своих дней. Стихи его публиковались в журнале "Вестник Европы". Последнее его стихотворение написано за двадцать дней до кон чины в марте 1908 года и адресовано Льву Николаевичу Толстому. В стихотворении "На Родине" он описал тамбовский пейзаж:

"Твоя природа так прелестна, Она так скромно хороша".

В последние десять лет жизни – тамбовский период – Жемчужниковым был создан цикл стихотворений, вошедших в сборник "Песни старости". Среди них стихотворение "Липы", "Перед окном", "Возвращение холо дов", которые представляют собой пейзажные зарисовки природы Тамбовского края [342].

Алексей Владимирович Вышеславцев родился в селе Караул Кирсановского уезда в семье гвардейского сержанта. По его собственным воспоминаниям, большое влияние на него в детстве оказали сказки, которые он слышал от своей няни: "Жадно слушая повествование, я верю каждому его слову и долго преследуют меня чуд ные похождения Ивана-Царевича или Ивана-Дурачка" [21].


С детства его окружали произведения искусства. Особое впечатление на мальчика произвели гравюры с видами Италии и Греции, висевшие в комнате бабушки. Много рассказывал о своих путешествиях и его дядя, объехавший всю Европу. В 1848 году А.В. Вышеславцев закончил медицинский факультет Московского уни верситета и в 1854 году в качестве полкового врача участвовал в обороне Севастополя. Позже, в составе эскад ры Кузнецова, он отправляется в кругосветное плавание на клипере "Пластун". Он пишет путевые заметки о природе и жителях, которые в 1862 году публикуются с рисунками автора, выполненными с тонким художест венным вкусом. По возвращении в родной Караул, Вышеславцев избирается мировым посредником. По воспо минаниям современников, он обладал удивительной способностью примирять помещиков и крестьян. Но в ис торию отечественной культуры А.В. Вышеславцев вошел как исследователь творчества итальянских художни ков эпохи Возрождения. Под впечатлением поездок в Константинополь, Афины и Италию, знакомства с произ ведениями выдающихся художников выходят в свет его книги, представлявшие собой впервые предпринятый в России глубокий искусствоведческий анализ творчества итальянских мастеров. В частности, А.В. Вышеславцев публикует работы "Между храмов и развалин" (1880 г.), "Джотто и джоттисты" (1881 г.), "Искусство Италии в ХV веке" (Флоренция, 1885 г.), "Умбрия и живописные школы северной Италии в ХV веке", "Рафаэль" (1894 г.).

Вышеславцев А.В. был страстным пропагандистом итальянского искусства, он выступал с публичными лек циями, устраивал выставки репродукций и рисунков. Часть из своего литературного наследия он передал в дар городу Тамбову [21].

Начало творческого пути известного исполнителя, композитора и дирижера Василия Ивановича Агапкина связано с Тамбовщиной. После демобилизации в 1909 году Агапкин приехал в Тамбов и устроился на сверх срочную службу в оркестр Седьмого запасного кавалерийского полка, которым руководил капельмейстер Ми лов. Осенью 1911 года талантливый трубач поступает в Тамбовское музыкальное училище в класс медных ду ховых инструментов Ф.М. Кадичева. Параллельно он посещает класс композиции. В 1912 году он сочинил марш, который получил название "Прощание славянки". Свое первое крупное сочинение Агапкин повез на от зыв и последующую инструментовку известному оркестровщику Я.И. Богораду в Симферополь. Одобренную и оркестрованную работу Агапкин принес капельмейстеру Милову, который решил ввести марш в репертуар во енного оркестра. В январе 1913 года марш впервые был исполнен на смотре в Седьмом кавалерийском полку.

Марш был прекрасно встречен публикой и сразу же приобрел популярность.

Агапкин В.И. много делал для популяризации духовой музыки в Тамбове. В саду Коммерческого собрания по вечерам выступал за определенную плату оркестр Седьмого запасного кавалерийского полка. Концерты на открытой эстраде начинались модными вальсами. Особой популярностью пользовались вальсы Розаса "Над Волнами" и Шатрова "На сопках Манчжурии". Заметим, что в тридцатые годы ХХ века И.А. Шатров также служил и творил на Тамбовщине. Танцев в саду не было. Любители музыки сидели на скамейках или прогули вались по аллеям, слушая увертюры, мазурки, польки и вальсы. Вход в сад был платный – 20 – 30 копеек, что по тем временам было дороговато. Однако, будучи дирижером в саду Купеческого собрания, Агапкин стал на стоящим кумиром тамбовской молодежи. Последним в программе исполнялся традиционный и любимый всеми марш "Прощание славянки". По воспоминаниям В.И. Агапкина, марш "Прощание славянки" написан накануне первой мировой войны под влиянием событий на Балканах и был посвящен всем женщинам-славянкам, прово жающим своих сыновей, мужей и братьев на священную защиту Родины [325].

Оркестр под управлением Агапкина работал также в частном театре Пикулина. Военный оркестр не только сопровождал драматическое действие, но и играл в антрактах популярные марши и вальсы. В 1916 году было впервые исполнено еще одно известное произведение Агапкина – вальс "Сиротка".

В 1915 году в возрасте 31 года Агапкин закончил музыкальное училище, блестяще исполнив на торжест венном выпускном акте концерт для трубы Брандта. После революции Агапкин добровольцем вступил в ряды Красной армии и в 1920 году вернулся в Тамбов, здесь он начинает работать при штабе Двадцать седьмого от дельного батальона ВЧК. По его инициативе при батальоне была организована студия обучения искусству ду ховой музыки красноармейцев. Студийцы в короткий срок овладели игрой на инструментах и могли исполнять достаточно сложные произведения. Оркестр Агапкина с огромным успехом выступал перед слушателями в Тамбовском городском саду. Аккуратный и старательный капельмейстер блестяще подготовил свой оркестр к смотру, который проходил в Тамбове в 1921 году. По результатам этого смотра коллектив В.И. Агапкина занял первое место и вместе с капельмейстером был вызван на работу в Москву. В отечественную историю Агапкин вошел еще и как руководитель сводного оркестра на параде на Красной площади 7 ноября 1941 года.

Следует упомянуть еще несколько деятелей отечественной культуры – уроженцев Тамбовщины, творче ский путь которых проходил за пределами региона.

Михаил Сергеевич Лунин родился 18 декабря 1778 года в имении Сергеевское близ села Инжавино в бога той дворянской семье. Он отличался прогрессивными взглядами, мечтал об освобождении своих крестьян от крепостной зависимости, всячески стремился облегчить их труд. Лунин М.С. принимал активное участие в тай ных обществах декабристов и не скрывал своих убеждений. Пушкин А.С. называл Лунина "умнейшим челове ком нашего времени". Лунин стал прототипом главного героя толстовского романа о декабристах.

В городе Лебедяни прошли детство и юность выдающегося пианиста и педагога Константина Николаевича Игумнова. Он родился в 1873 году и уже с четырех лет начал брать уроки игры на фортепиано. Семья его жила замкнуто, все свободное время посвящая искусству. С раннего детства Константин участвовал в любительских концертах. Природа и культура Лебедяни оказали большое влияние на формирование будущего музыканта. В 14 лет К.Н. Игумнов поступил в Московскую консерваторию, где учился у выдающихся музыкантов А. Зилоти, С. Танеева, А. Аренского и М. Ипполитова-Иванова. К.Н. Игумнов был участником и лауреатом многих меж дународных конкурсов, проходивших в Европе в 1894 – 1901 годах. В историю отечественной культуры Игум нов вошел не только как блестящий исполнитель, но и как основатель собственной пианистической школы, среди его учеников были Л.Н. Оборин, М.И. Гринберг, А.Н. Александров и другие выдающиеся музыканты.

Уроженцем села Доброе Лебедянского уезда был писатель-демократ Александр Иванович Левитов. Он ро дился 20 августа 1835 года в семье пономаря. Уже с восьми лет овладел грамотой и помогал отцу учить детей в приходской школе. Затем он учился в тамбовских духовном училище и духовной семинарии. В 1854 году Леви тов уезжает в Москву. Мечтам о поступлении в Московский университет не суждено было осуществиться из-за сословных ограничений. А обучение в Петербургской медико-хирургической академии было прервано полити ческой ссылкой за участие в студенческом кружке. Юноша много путешествовал по стране, перебивался слу чайными заработками, это стало большой жизненной школой для будущего литератора. С 1860 года начинается профессиональная литературная деятельность Левитова. Он работал сотрудником ряда московских и петер бургских газет, издавал собственный альманах "Звезда". В историю отечественной литературы А.И. Левитов вошел как прекрасный бытописатель, автор множества рассказов и очерков, отображавших тяжелую жизнь русского крестьянства и городской бедноты.

Сергей Николаевич Терпигорев родился в 1841 году в семье тамбовского столбового дворянина в селе Ни кольском. Получив домашнее воспитание, он учился в Тамбовской гимназии. Уже там проявилось увлечение Терпигорева литературой. Поступив в 1860 году в Петербургский университет, Терпигорев знакомится с из вестными литераторами Н.А. Некрасовым, Н.Г. Чернышевским, И.И. Панаевым. Уже в студенческие годы Тер пигорев начинает публиковаться в журналах "Русский мир", "Гудок". Но, к сожалению, окончить университет Терпигореву не пришлось. За участие в студенческих волнениях он был сослан в родное имение. Только в году, вернувшись в Петербург, Терпигорев начинает сотрудничать с журналом "Отечественные записки", пуб ликует многочисленные статьи, очерки и рассказы. Он является автором циклов очерков под общим названия ми "Оскудение", "Потревоженные тени", повествующих о судьбе обедневшего дворянства и обездоленных кре стьян.

Выдающийся архитектор В.А. Щуко родился 17 июля 1878 года в Тамбове в семье железнодорожных слу жащих. Учился в Тамбовском реальном училище, затем в Академии художеств в Петербурге у И.Е. Репина и Л.Н. Бенуа. В историю отечественной архитектуры В.А. Щуко вошел как разработчик проектов зданий, наибо лее известны из которых здание Российской государственной библиотеки и станция метро "Электрозаводская".

Таким образом, Тамбовщина оказала благотворное влияние на становление и творческую судьбу многих выдающихся деятелей русского искусства и литературы. Впечатления от природы и знакомства с людьми Там бовского края послужили сюжетной основой для художественных произведений, способствовали формирова нию личности и творческого почерка известных деятелей культуры.

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ Народное художественное творчество всегда тесно взаимодействовало с профессиональным искусством.

Это проявлялось в обмене творческими идеями, стилистическими подходами, в стремлении народных мастеров постичь и превзойти уровень художников-профес- сионалов и обращении деятелей искусства к чистым родни кам народных философии, этики и творчества. Не избежала этого взаимовлияния и художественная культура Тамбовского региона. Особенности природы и бытового уклада жителей Тамбовщины нашли отражение в творчестве местных деятелей искусства. Обратимся к краткому анализу развития в регионе различных видов и жанров искусства.

Изобразительное искусство Первое упоминание о людях, профессионально занимающихся изобразительным искусством, в документах Тамбовского края относится к первой четверти ХIХ века. Первая запись о живописце в тамбовской ремеслен ной книге датирована 1911 годом. Художники не были представителями многочисленной профессиональной группы, по данным на 1825 год их было только трое – Палладий Данилов, Трофим Попов и Александр Лебедев.

Сведения о характере их творчества и выполненных ими работ до нас не дошли. Более известен своим искусст вом Егор Евстигнеевич Куракин (1785 – 1843). Этот талантливый художник происходил из крепостных поме щика Арапова. Сведения об этом художнике дошли до нас благодаря нескольким публикациям, освещавшим проходившую в 1837 году губернскую выставку. Наряду с демонстрацией производимых в губернии сельскохо зяйственных и промышленных товаров, выставка давала достаточно полную картину развития в крае различ ных видов изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Почти все представленные на выставке живописные работы светской тематики и иконописи принадлежали кисти Е.Е. Куракина. Получив в 1830 году вольную, Куракин устроился на должность учителя рисования в Тамбовское уездное училище. Специальное художественное образование Куракин получил у О.А. Кипренского. И хотя ни одна живописная работа Кура кина не дошла до нашего времени, имя учителя, да и сам факт участия этого художника в столь представитель ной выставке позволяют судить о высоком художественном уровне его работ. Кроме того, о значительном уровне профессионального мастерства Куракина свидетельствует сохранившееся заключение комиссии губерн ской дирекции народных училищ, датированное октябрем 1831 года. В заключении подчеркивается, что "рисо вальное искусство Куракин знает отлично" [266].

На торгово-промышленной выставке 1837 года экспонировалось художественное литье мещанина Ивана Федорова, изготовленное на Тамбовском чугунолитейном заводе. Завод этот основан в 1811 году и был очень небольшим. Здесь работало всего восемь рабочих и один мастер. Тем не менее, в 1838 году по проекту тамбов ского губернского архитектора Шахларева на заводе был отлит памятник Петру I, установленный в 1839 году в центре Липецка. Памятник представлял собой трехгранный гранитный обелиск, с размещенными в основании двумя скульптурными барельефами, один из которых изображал кузнеца (символ металлургической промыш ленности города), второй – богиню здоровья Гигиею с сосудом (как символ липецких целебных источников).

Также из крепостных происходил художник Афанасий Дмитриевич Надеждин (1799 – 1879) [266]. В Тамбов скую губернию он приезжает после окончания известной в России Арзамасской иконописной школы, получив вольную от помещика. В Козлове в 1832 году по образцу Арзамасской школы он создает собственную школу мастерскую, которая получила признание и покровительство Академии художеств в 1836 году.

По нескольким сохранившимся полотнам можно судить о творчестве моршанского художника Т.А. Лелькова. По-видимому, этот искусный живописец был самоучкой, не имевшим специального образова ния. Но работы его, хранящиеся в Моршанском краеведческом музее, отличает тонкое умение отразить харак тер изображенного на портрете человека.

Среди известных российских художников, родившихся на Тамбовщене, можно выделить Е.А. Лансере, А.П. Рябушкина, В.О. Шервуда. Работали и неоднократно бывали на тамбовской земле художники П.П. Соколов, Ф.А. Васильев, В.Д. и Е.Д. Поленовы, Л.Л. Каменев, С.И. Криволуцкий, Н.М. Шевченко и М.С. Добужинский.

Замечательный российский скульптор второй половины ХIХ века Евгений Александрович Лансере родил ся в Моршанске в 1848 году, и здесь прошли его детские годы. Талант рисовальщика проявился у мальчика очень рано. С живой проницательностью изображал юный художник движения и позы лошадей, наблюдая этих животных в многочисленных рысистых конезаводах Моршанского уезда.

Андрей Петрович Рябушкин родился в селе Станичная слобода под Борисоглебском в 1861 году в семье иконописца. Рисовать Рябушкин начал в раннем детстве, первые уроки рисования он получил от отца. Впечат ления детства во многом определили содержание творчества художника, его интерес к русской старине и тра диционной культуре. Не случайно одна из ранних жанровых работ художника носит название "Крестьянская свадьба в Тамбовской губернии". Работа эта была приобретена П.М. Третьяковым для своей галереи. На там бовской земле он жил до 1875 года, когда он поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

На Тамбовщине родился известный скульптор и архитектор Владимир Осипович Шервуд. Он является од ним из авторов проекта в академического быта, в которых жизнь русской деревни показана без пасторального любования, такой, какой она была в действительности – малорадостной и наполненной трудом, нуждой и ли шениями [266].

С тамбовской землей связано творчество талантливого русского пейзажиста Федора Александровича Ва сильева. В 1869 году ученик рисовальных классов Общества поощрения художеств был приглашен П.С. Строгановым для пейзажных зарисовок в его имение Кариан-Знаменское под Тамбовом. Здесь художник прожил все лето и вторично приезжал в 1870 году. Живописные окрестности Знаменского оставили неизглади мый след в душе художника. Потрясение от увиденного он пытался передать не только на холсте, но и в пись мах. В одном из таких писем матери он писал: "Выйдешь в степь – чудо! Рожь без границ, гречиха и просо, пчелы и пасеки, журавли да цапли со всех сторон плавают в воздухе, а под ногами бежит ровная степная дорога с густыми полосами цветов по бокам. Цна и Кариан, обтекающие село, образуют озерки и острова, а берега об росли такими густыми и высокими камышами, что человека на лошади закрывают" [26].

Впечатления первого общения с природой были очень сильными и волнующими. Все это вызвало прилив творческого вдохновения. Васильев сделал в Знаменском множество карандашных набросков и живописных этюдов. Одной из ярких таких зарисовок является этюд "Вечер", пейзаж здесь соседствует с жанровой картин кой народной жизни. Позднее по мотивам знаменских впечатлений художник пишет наиболее известные свои работы "Перед дождем", "После дождя", "Деревня". И даже находясь среди богатейшей природы Крыма, в году художник вновь обращается к пейзажу Тамбовщины и создает свои шедевры "Мокрый луг" и "Заброшен ная мельница".

Художники Василий Дмитриевич и Елена Дмитриевна Поленовы неоднократно гостили в 1870 – 1880-х годах в имении Ольшанка Борисоглебского уезда у своего дяди В.А. Воейкова. Летом 1877 года В.Д. Поленов на местном материале создал тонкую пейзажную зарисовку "Пруд в парке. Ольшанка", где перед зрителем предстал уголок старинного запущенного парка, деревья которого отражаются в темной зеркальной глади воды [266].

В начале 70-х годов ХIХ века в Моршанском уезде работал известный художник-пейзажист Лев Львович Каменев. Здесь им был написан ряд картин, наибольшую известность из которых получил пейзаж "Летняя ночь", первоначально названный автором "Ночь. Вид из Тамбовской губернии". На первой выставке художни ков-передвижников в 1871 году полотно это получило высокую оценку критиков. В частности, В.В. Стасов пи сал о двух картинах Каменева, представленных на выставке: "Обе чрезвычайно поэтичны, обе чудесно написа ны, быть может еще лучше "Летняя ночь", где эффект нежно освященных луною тоненьких облаков, маленький залив между куп лесных, мелькающие огоньки в стороне, пасущееся стадо лошадей вдали – все это бесподобно в высшей степени" [316].

Заметным явлением в художественной критике 80-х годов ХIХ века стало творчество писателя и историка искусства Алексея Владимировича Вышеславцева. Он родился в 1831 году в селе Караул Кирсановского уезда.

Критического наследие А.В. Вышеславцева посвящено творчеству живописцев эпохи Возрождения. Основные его научные труды были написаны после поездки в Константинополь, Афины и ряд городов Италии. Его перу принадлежат такие работы: "Джотто и Джоттисты", "Искусство Италии ХV века", "Умбрия и живописная шко ла северной Италии" и "Рафаэль". За этот цикл работ Академия художеств присвоила Вышеславцеву звание "Почетный вольный общник".

Много сделал Вышеславцев для пропаганды художественного наследия Рафаэля в Тамбовской губернии.

По его инициативе в 1883 году была организована выставка, приуроченная к 400-летию со дня рождения Рафа эля. На ней демонстрировалось около 300 работ. Все эти работы (живописные копии, гравюры и фоторепро дукции) оказались на выставке благодаря сотрудничеству ученого с тамбовскими коллекционерами-любителями изобразительного искусства. Большое значение организаторы выставки уделяли приобщению к искусству моло дого поколения. Для обслуживания выставки было подготовлено десять экскурсоводов – учащихся гимназии, подростки давали доходчивые комментарии к экспозиции для многочисленных посетителей выставки [266].

Заметный вклад в развитие художественной культуры Тамбова внес Иван Петрович Фрейман, работавший в последней четверти ХIХ – начале ХХ веков. По окончании курса академии художеств он преподавал в Там бовском реальном училище. Неожиданную известность И.П. Фрейман получил за разработку проекта памятни ка М.Ю. Лермонтова для Пятигорска в связи с участием в Российском конкурсе, где он одержал победу [266].

Фрейман также много работал в жанре живописи. В конце 1887 года в Тамбове открылась его персональная вы ставка, на которой были представлены пейзажи и жанровые картины.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.