авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Тартуский университет

Юридический факультет

Кафедра государственного и административного права

Виктория Бражкина

Право национальных

меньшинств на участие

в политической жизни страны

в международном и российском праве.

Магистерская работа

Руководитель Калле Меруск

2008

Содержание

Введение........................................................................................................................................3 Глава 1. Право на политическое участие национальных меньшинств в международной практике..........................................................................................................6 1.1 Право на политическое участие в международных документах..............................6 1.1.1 Определение права на политическое участие........................................................... 1.1.2 Всеобщая декларация прав человека.......................................................................... 1.1.3 Международный пакт о гражданских и политических правах................................ 1.1.4 Европейская конвенция по защите прав и свобод человека.................................... 1.2 Защита прав национальных меньшинств: идея и воплощение............................. 1.3 Право национальных меньшинств на участие в политической жизни страны в документах обязательного характера................................................................................ 1.3.1 Статья 27 Международного пакта о гражданских и политических правах.......... 1.3.2 Комплексное толкование статьи 25 и 2 Международного пакта о гражданских и политических правах........................................................................................................... 1.3.3 Практика Европейского суда по правам человека.................................................. 1.3.4 Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств................................... 1.4 Право национальных меньшинств на участие в политической жизни в документах рекомендательного характера................................................................................................ 1.5 Право на самоопределение как базовый принцип для защиты прав национальных меньшинств................................................................................

.............................................. 1.5.1 Права народа на самоопределение: идея и воплощение......................................... 1.5.2 Сближение концепций самоопределения народов и защиты меньшинств.......... 1.6 Формы политического участия национальных меньшинств................................ 1.6.1 Совещательные и консультационные органы......................................................... 1.6.2 Участие в избирательном процессе......................................................................... 1.6.3 Усиление роли национальных меньшинств в других органах власти.................. 1.6.4 Самоуправление.......................................................................................................... Глава 2. Защита прав национальных меньшинств на политическое участие в Российской Федерации............................................................................................................. 2.1 Основные нормативно-правовые акты в области прав национальных меньшинств на политическое участие.............................................................................. 2.1.1 Конституция РФ......................................................................................................... 2.1.2 Концепция государственной национальной политики в РФ.................................. 2.1.3 Федеральный закон “О национально-культурной автономии»............................. 2.1.4 Другие нормативно-правовые акты.......................................................................... 2.2 Участие меньшинств в политической жизни страны на федеральном уровне.. 2.2.1 Федеративное устройство РФ................................................................................... 2.2.2 Участие национальных меньшинств в принятии решений на национальном уровне................................................................................................................................... 2.3 Политическое участие национальных меньшинств на региональном уровне... 2.4 Особый статус Коми-Пермяцкого округа в Пермском крае.................................. Заключение................................................................................................................................. Resmee........................................................................................................................................ Список литературы:................................................................................................................. Правовые источники:............................................................................................................... Судебная практика.................................................................................................................... Введение Права лиц, относящихся к национальным меньшинствам, могут быть условно разделены на две части: первая – это свобода от дискриминации;

вторая – так называемые дополнительные права, связанные с сохранением особой идентичности групп. В 1990-е годы в литературе появляются суждения, что в широком смысле участие в жизни общества является третьим основным компонентом защиты прав национальных меньшинств. Под правом на участие в жизни общества понимается в данном случае коллективное участие членов меньшинства в принятии значимых решений в масштабах всего общества и на участие в жизни своей группы1.

«Эффективное участие национальных меньшинств в общественно-политической жизни является одной из важнейших составляющих мирного демократического общества.

Накопленный в Европе и за ее пределами опыт показывает, что для стимулирования такого участия государствам нередко приходится создавать специальные механизмы, обеспечивающие интересы национальных меньшинств» - говорится в Лундских рекомендациях об эффективном участии национальных меньшинств в общественно политической жизни, разработанных по инициативе Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств в 1992г., и именуемых так по названию шведского города, где состоялась заключительная встреча экспертов, посвященная окончательному согласованию текста рекомендаций Цель настоящей работы: рассмотреть существующие в настоящее время в международном праве возможности для защиты прав национальных меньшинств на политическое участие в жизни страны, а также проанализировать законодательство Российской Федерации о защите партисипаторных прав национальных меньшинств.

Данная работа служит логическим продолжением бакалаврской работы автора на тему «Самоопределение народов – право народов?», в которой была сделана попытка обосновать возможность толкования права на внутреннее самоопределение как базовую концепцию для защиты прав на эффективное политическое участие, в том числе в форме самоуправления, как групп народа (всего населения страны), так и отдельных ее членов.

Discussion Paper on a UNDP Policy Note on Minorities. Prepared by Minority Rights Group International.

October 2003. L.: MRG(I), 2003. P. 7–10.

Лундские Рекомендации об эффективном участии национальных меньшинств в общественно политической жизни // Лундские Рекомендации об эффективном участии национальных меньшинств в общественно-политической жизни с пояснительными примечаниями. Гаага: Фонд по межэтническим отношениям, 1999. С. 4–16. Электронная версия на русском языке на сайте библиотеки по правам человека Университета Миннесоты http://www1.umn.edu/humanrts/russian/osce/basics/Rlundrecom.html, 14 сентября 2008г.

В настоящей работе автор, отталкиваясь от предыдущей работы, пытается более полно охватить источники правового регулирования прав национальных меньшинств на участие в политической жизни страны.

В первой части работы анализируются основные международные правовые источники защиты прав меньшинств на политическое участие, в том числе расширяющиеся возможности международного регулирования в области прав человека, а также возможности специальных международных инструментов, гарантирующих право на политическое участие меньшинств как группы индивидов.

Кроме того, в работе будут затронуты возможности защиты политических прав групп населения страны, предложенные продолжающимися дискуссиями о расширении толкования права народов на самоопределение в сторону углубления ее внутреннего аспекта, понимаемого как право всего населения страны выбирать форму правления, представляющую интересы всего населения без каких-либо различий.

В поле зрения автора работы попадают наиболее важные международные документы «твердого» права, такие как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о правах человека, а также международные документы, не признанные мировым сообществом как общеобязательные, но имеющие большое влияние на развитие прав национальных меньшинств такие, как Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам.

Во второй части работы будет проанализирована существующая ситуация в области правового регулирования и фактического осуществления прав национальных меньшинств на политическое участие в Российской Федерации. Будут проанализированы основные правовые акты, регламентирующие права национальных меньшинств на участие в политической жизни страны на федеральном, региональном и местном уровне.

Особое внимание будет уделено ситуации в Коми-Пермяцком округе, в котором 7 декабря 2003 года был проведен референдум по вопросу: «Согласны ли вы, чтобы Пермская область и Коми-Пермяцкий автономный округ объединились в новый субъект Российской Федерации – Пермский край, в составе которого Коми-Пермяцкий округ будет являться административно-территориальной единицей с особым статусом, определяемым Уставом края в соответствии с законодательством Российской Федерации?» Новый субъект федерации был образован 1 декабря 2005.

В работе будет проанализирована ситуация, существующая в настоящее время, что изменилось в жизни региона по прошествии почти трех лет, и был ли реализован особый статус округа, позволяющий осуществить эффективное представительство коми-пермяков на государственном, региональном и местном уровне.

Используемая автором литература включает в себя анализ как англо-язычных, так и русско-язычных источников. В основном, это предложения различных авторов по вопросам защиты прав национальных меньшинств, толкования правовых документов, принятых на международном и национальном уровне, а также мнения юристов международников по вопросу сближения концепций самоопределения народов и защиты прав национальных меньшинств. Наравне с бумажными источниками широко используются ресурсы глобальной сети Интернет, а также российской правовой системы Консультант-Плюс.

1.

Глава Право на политическое участие национальных меньшинств в международной практике 1.1 Право на политическое участие в международных документах.

1.1.1 Определение права на политическое участие Под политическим участием понимаются действия, предпринимаемые отдельными гражданами или их группами, имеющие своей целью влияние на государственную или общественную политику, управление государственными делами, или на выбор политического руководства, лидеров на любом уровне политической власти, местном или общенациональном3.

Право на политическое участие неразрывно связано с основными принципами демократии, главной функцией которой является обеспечение пропорционального представительства во власти как можно более широких интересов населения присутствующих в стране.

В теории демократии в зависимости от степени участия народа в осуществлении власти выделяют прямую, где народ непосредственно участвует в обсуждении и принятии решений (референдум, законодательные инициативы) и представительную демократию, при которой воля народа выражается не прямо, а через институт делегатов. Основной формой осуществления представительной демократии являются выборы.

Долгое время допускалось, что выборы как форма участия, охватывающая большую часть граждан, являлся основным элементом политического участия в демократическом обществе. В настоящее время можно сказать, что политическое участие включает в себя множество форм, которые способны максимизировать шансы простых граждан принять участие в принятии решений4. Данная точка зрения поддерживается сторонниками партисипаторной демократии. К формам политического участия данная теория относит не только выборы, референдумы, плебисциты, но и прямые акции: петиции, лоббирование, марши, и даже гражданские неповиновения, а также формы непрямого политического участия такие, как участие в профсоюзах и группах давления. Кроме того, демократия участия относит к формам политического участия и децентрализацию власти в пользу местных общин5.

Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология: Учебник М.: Юристъ, 2002. – 511 с.

K.Myntti National Minorities, Indigenous Peoples and Various Modes of Political Participation. Minorities and their Right of Political Participation. Edited by F.Horn. Publication of the Northern Institute for Environmental and Minority Law, 1996, at p. Ibidem, at pp. 4- Таким образом, выборы как форма политического участия населения в политической жизни страны, оставаясь основным элементом демократии, дополняется другими формами политического участия, развитие которых имеет значение и для повышения эффективности защиты прав национальных меньшинств на политическое участие.

Право на участие в процессе принятия решений на государственном, региональном и местном уровне реализуется жителями этой страны, кроме того, с помощью использования всей совокупности политических прав и свобод человека, к которым относят свободу мысли, совести и религии;

свободу убеждений и их выражения;

свободу мирных собраний и ассоциаций;

право принимать участие в управлении страной.

Право на политическое участие, как и другие политические права человека, нашло свое отражение во многих международных документах и неразрывно связано с концепцией демократии.

1.1.2 Всеобщая декларация прав человека Впервые право на политическое участие наравне с другими политическими правами (правом на свободу мирных собраний и ассоциаций, свободой на убеждения и свободное их выражение, свободно искать, получать и распространять информацию и идеи) нашло свое отражение в статье 216 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.

Анализируя данную статью можно сделать следующие выводы7. Во-первых, в декларации не говорится ни о каком определенном уровне власти, следовательно, не следует толковать ограничительно право на политическое участие. Во-вторых, признаются равным образом прямая и непрямая форма участия в политической жизни страны, ни одной из них не отдается предпочтение. В-третьих, право управлять производное от воли народа данного государства. В-четвертых, дискриминация запрещена во всех ее формах.

1.1.3 Международный пакт о гражданских и политических правах 1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.

2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране.

3. Воля народа должна быть основой власти правительства;

эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования.

P.Thornberry. Minorities, Indigenous Peoples, Participation: an Assessment of International Standards. Minorities and their Right of Political Participation. Edited by F.Horn. Publication of the Northern Institute for Environmental and Minority Law, 1996, at p. Аналогично право на участие в политической жизни страны отражено в статье Международного пакта о гражданских и политических правах 8.

В комментарии общего порядка №25 Комитет по правам человека проливает дополнительный свет на понимание статьи 25.

Упомянутое в пункте а) ведение государственных дел представляет собой широкое понятие, связанное с осуществлением политических полномочий, в частности, с реализацией законодательных, исполнительных и административных полномочий. Оно охватывает все аспекты государственного управления, а также разработку и осуществление политики на международном, национальном, региональном и местном уровнях.

Граждане принимают участие в ведении государственных дел непосредственно в том случае, если они осуществляют свои полномочия в качестве членов законодательных органов или занимают исполнительные посты, а также, если они голосуют за изменение конституции своей страны или по другим государственным вопросам в рамках референдума или иной избирательной процедуры, например, плебисцита. Граждане могут принимать непосредственное участие в ведении государственных дел в качестве членов народных собраний, обладающих правом принимать решения по местным вопросам или делам определённой общины, а также представительных органов, создаваемых по консультации с правительством страны9.

Каждый гражданин или любая, большая или малая, непосредственно заинтересованная группа не может, однако, решать, участвовать ли им непосредственно в ведении государственных дел, или поручить эти функции свободно избранным представителям.

Формы такого участия определяются правовой и конституционной системой государства участника. К такому выводу пришел Комитет по правам человека при рассмотрении Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, упоминаемой в статье 2, и без необоснованных ограничений право и возможность:

а) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей;

б) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;

в) допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.

Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года. Вступил в силу 23 марта 1976 года. United Nations Treaty Series, vol. 999, p. 225-240. Электронная версия по адресу http://www.un.org/russian/documen/convents/pactpol.htm, 12 апреля Human Rights Committee, General Comment 25 (57), General Comments under article 40, paragraph 4, of the International Covenant on Civil and Political Rights, Adopted by the Committee at its 1510th meeting, U.N. Doc.

CCPR/C/21/Rev.1/Add.7 (1996). Электронная версия на русском языке по адресу библиотеки по правам человека Университета Миннесоты http://www1.umn.edu/humanrts/russian/gencomm/Rhrcom25.html, сентября жалобы в деле Маршалл (племя микмаков) против Канады, которые безуспешно пытались получить приглашение на участие в совещаниях, посвященных конституционной реформе Канады, в качестве представителей народа микмаков. Комитет сделал выводы по этому делу и заключил, что положение а) статьи 25 Пакта не устанавливает права на прямое представительство коренной группы в конституционном процессе, так как отдельные члены такой группы пользуются правом на участие в ведении государственных дел наравне с другими гражданами10.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что право на политическое участие, означает следующее:

1) право предоставляется только гражданам государства;

2) оно может быть ограничено только в случае, когда ограничение обосновано, пропорционально, и преследует законную цель;

3) «равное избирательное право» означает, что при подсчёте голосов каждый голос должен иметь равный вес;

4) достаточно предоставления одинаковых шансов к доступу к государственной службе;

5) прямое участие в политическом процессе необязательно, право является действующим, когда гражданам предоставлено право свободно избирать своих представителей.

1.1.4 Европейская конвенция по защите прав и свобод человека Статья 3 Протокола №1 Европейской конвенции по защите прав и основных свобод человека11 называет такую форму политического участия как право на свободные выборы органов законодательной власти.

Свое толкование статьи дал Европейский суд по правам человека в решении Матье-Моэн (Mathieu-Mohin) и Клерфейт (Clerfayt) против Бельгии.12 По мнению Европейского суда, подход к природе прав, закрепленных в статье 3, в течением времени менялся. От понятия "институционное" право на проведение свободных выборов (см. решение от сентября 1961 г. о приемлемости жалобы N 1028/61, дело Х против Бельгии D.R., т. 4, с.

Mikmaq Tribal Society v. Canada. Communication No. 205/1986. Views adopted on 4 November 1991. UN Doc.

A/47/ Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти.

Протокол N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Париж, 20 марта 1952 г. (с изменениями от 11 мая 1994 г.) Матье-Моэн (Mathieu-Mohin) и Клерфейт (Clerfayt) против Бельгии. Решение Европейского Суда по правам человека от 2 марта 1987 г. Текст решения опубликован в сборнике "Европейский Суд по правам человека. Избранные решения": В 2 т. - М.: Издательство НОРМА, 2000. Краткое извлечение из решения можно найти по адресу http://www.echr.ru/documents/doc/2461418/2461418.htm, 2 апреля 2008г.

338) Комиссия перешла к понятию "всеобщего избирательного права" (см., в частности, решение от 6 октября 1967 г. о приемлемости заявления N 2728/66, дело Х против Федеративной Республики Германии, там же, т. 10, с. 338), а далее, постепенно, - к понятию субъективных прав участия: "права голоса" и "права выдвигать свою кандидатуру при выборах органа законодательной власти" (см., в частности, решение от 30 мая 1975 г. о приемлемости жалоб N 6745 и 6746/76, дело W, X, Y и Z против Бельгии, там же, т. 18, с. 244)13.

Действие статьи 3 распространяется лишь на выборы "законодательной власти». Тем не менее, под термином "законодательная власть" не обязательно подразумевается только парламент страны. Его следует толковать, исходя из конституционного устройства конкретного государства. В статье не предусматривается никакой обязанности ввести какую-либо определенную систему;

например, пропорциональную или мажоритарную в один или два тура14. Суд признает за государствами-участниками значительные пределы усмотрения, учитывая, что их законодательство по этим вопросам различно и время от времени изменяется15.

Право на свободные выборы не является абсолютным правом, существует возможность для имплицитных ограничений, которые предусмотрены правовыми системами государств-участников и в принципе не противоречат статье 3 Протокола. И в данной области у государств значительны пределы усмотрения, главное - они не должны препятствовать "свободному волеизъявлению народа при выборе законодательной власти"16. Свободное волеизъявление понимается как обеспечение равного права на участие в выборах в качестве избирателя и кандидата.

Принцип равенства в использовании настоящих прав, гарантируемое представительной демократией, не всегда обеспечивает группы, меньшие по численности, чем остальная часть населения страны, возможностью выразить собственное мнение о ситуации в стране. Наиболее уязвимыми группами являются этнические, религиозные и языковые меньшинства, для которых сохранение их культурной и языковой самобытности и особого образа жизни зачастую зависят от политических решений, на которые они повлиять не в силах в связи со своей малочисленностью.

Там же. Пункт 51.

Там же. Пункт 53.

Там же. Пункт 54.

Там же. Пункт 52.

Как мы увидим ниже, на протяжении всей истории становления международной системы защиты прав национальных меньшинств защите их политических прав, в особенности права на участие в управлении страной уделяется недостаточное внимание.

1.2 Защита прав национальных меньшинств: идея и воплощение Первые попытки урегулирования прав меньшинств были предприняты еще в 17 в. В рамках Вестфальского мира (1648г.) были заключены Оснабрюкский и Мюнстерский договоры, в соответствии с которыми в Германии была провозглашена религиозная свобода трех основных религиозных сообществ: католиков, лютеран и кальвинистов.

Аналогичные статьи в отношении католического меньшинства в Оттоманской империи содержались в австро-турецком и польско-турецком договорах, подписанных на Карловицком конгрессе 1699 г. Права православной церкви в Турции были гарантированы позднее статьями Кучук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г.

Для этого периода наиболее типичными "меньшинствами", права которых подлежали международному регулированию, являлись религиозные меньшинства, и договоры касались, главным образом, права свободного вероисповедания17. Кроме того, положения, касающиеся защиты религиозных меньшинств, содержались в двусторонних мирных соглашениях, и не содержали механизмов контроля за исполнением сторонами своих обязательств.

Идеи защиты естественных прав человека, провозглашенные Американской и Великой Французской революцией, в значительной степени повлияли на развитие современных государств и осветили их проблемы в мультинациональном контексте18.

Впервые система защиты прав национальных меньшинств была создана Лигой Наций при разрешении проблем послевоенного устройства мира. Хотя при разработке Устава Лиги Наций высказывались мнения о включении в него положений о принципе национального, расового или религиозного равенства и положения о защите национальных меньшинств, однако в окончательный текст документа они не вошли.

Были приняты следующие соглашения, содержавшие положения, касающиеся меньшинств: 5 специальных договоров о меньшинствах, заключенных с Польшей (1919), Чехословакией (1919), Сербо-Хорвато-Словенским государством (1919), Румынией (1919) и Грецией (1920);

разделы о защите меньшинств, содержащиеся в 4 мирных договорах с С.В. Соколовский. Права меньшинств: антропологические, социологические и международно-правовые аспекты. М.: Московский общественный научный фонд, 1997, с.17 Доступно также на Интернет-сайте Библиотека «Полка букиниста». http://society.polbu.ru/sokolovsky_prava/ch06_i.html, 8 октября 2008г.

G.Pentassuglia. Minorities in International Law. An Introductory Study. Strasbourg: Council of Europe Publishing. 2002, at. p. Австрией (1919), Болгарией (1919), Венгрией (1920), Турцией (1920), а также договор о Верхней Силезии между Германией и Польшей и Договор между (1922) Великобританией, Италией, Румынией, Францией и Японией о присоединении Бессарабии к Румынии (1920). Кроме того, новые государства, желавшие вступить в Лигу Наций, были обязаны декларировать признание ими принципов защиты прав меньшинств и свою ответственность перед Лигой в этой области.

Был создан специальный международный орган по контролю за соблюдением договорных обязательств государств-членов Лиги, касающихся защиты меньшинств. Петиции о нарушении прав меньшинств могли подаваться в Совет Лиги Наций государствами членами Лиги, а государства, не являющиеся членами Лиги, и представители тех меньшинств, на которые распространялись гарантии Лига Наций, могли подавать носящие лишь информативный характер петиции Лиге. Кроме того, была создана Постоянная палата Международного Правосудия, которая была наделена компетенцией рассматривать и выносить решения по любым спорам международного характера, которые были переданы ей на рассмотрение государствами-членами Лиги, а также выносить консультативные решения по любому спору и вопросу, направленному со стороны Совета Лиги Наций.

Положительным моментом системы защиты прав национальных меньшинств также стало то, что целый ряд моментов международно-правового регулирования положения меньшинств оформился в документах Лиги и был впоследствии развит и закреплен в современных международных актах. К ним относятся гарантии пользования родным языком в судах, отсутствия государственных ограничений независимо от установленного официального языка в отношении свободного пользования каким бы то ни было языком в частных или торговых отношениях, в религии, прессе, публичных выступлениях и национальное равноправие граждан государства, пользование ими одинаковыми гражданскими и политическими правами без различия расы, языка или религии;

.

Меньшинствам наравне с другими группами населения гарантировалось одинаковое право создавать, вести и контролировать за свой счет благотворительные, религиозные и общественные учреждения, школы и иные воспитательные заведения, с правом пользоваться в них своим родным языком и свободно исповедовать в них свою религию.

В отдельных случаях рассматривались вопросы административной автономии и самоуправления.

Однако система защиты прав меньшинств, созданная Лигой Наций была обречена, т.к.

имела ряд существенных недостатков. Система защиты меньшинств не носила универсального характера, представляя систему соглашений между государствами. При этом, она обладала своего рода «дискриминационным характером», где договоры о меньшинствах воспринимались как "отрицательная привилегия" молодых государств, ставящая их в неравноправное положение с так называемыми "главными союзными и присоединившимися к ним державами", которые выступали в качестве гарантов прав меньшинств, не распространяя на собственные территории нормы этих договоров19.

В силу такой системы национальные меньшинства получили лишь элементарные права, которые ничего общего не имели с их специфическими национальными интересами. И только некоторые соглашения о меньшинствах вскользь касаются политических прав (в основном это избирательное право) и обходят проблему автономии для меньшинств (за исключением чехословацкого договора, предусматривающего автономию для русин).

Территориальная автономия Мемельской области не основывалась на национальном принципе. Местная автономия саксонского и секлерского меньшинства в Трансильвании (в Румынии) и валахов Пинда (в Греции) была весьма незначительной20.

Кроме того, объем прав национальных меньшинств был незначителен, а сами национальные меньшинства, на которые распространялись договоры, были лишены прав подачи петиций в Лигу. Процедуры контроля за соблюдением договорных обязательств носили несовершенный характер, т.к. органы Лиги для сбора информации о положении меньшинств обращались к правительствам, а представители меньшинств не могли обращаться в эти органы без согласия своих правительств. Представители меньшинств также не могли быть стороной при рассмотрении дела в Совете и не имели права обращаться в Постоянную Палату с просьбой о вынесении консультативного заключения.

Свое дальнейшее развитие система защиты прав национальных меньшинств получила благодаря деятельности специального органа Организации Объединенных Наций Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств, которая подготовила проектный текст статьи 27 Международного пакта о политических и гражданских правах, в которой впервые в истории «твердого права» («hard law») было закреплено право национальных меньшинств «совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком»21.

. С.В. Соколовский. Права меньшинств. См. ссылку 17, с. Гильдербрант О. Вольный город Данциг. – М.: Госиздат, 1930, С. Статья 27 Международного пакта о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года. Вступил в силу 23 марта 1976 года.

Использование фашистской Германии немецких анклавов в соседних с Германией странах как предлог для вооруженного нападения обусловил осторожное отношение создателей Устава к универсальным специальным правам национальных меньшинств. Это обусловило то, что статья, касающаяся защиты национальных меньшинств не была включена ни в Устав ООН (1945), ни во Всеобщую декларацию прав человека (1948).

Хотя косвенную защиту национальные меньшинства получили и с принятием Устава ООН. Уже в преамбуле содержится утверждение, что народы Объединенных Наций преисполнены решимости "вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности […] и в равенство прав больших и малых наций...". Среди целей, преследуемых ООН в Статье 1 Устава содержится следующая: "Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов...". Кроме того, создатели Устава и Декларации пришли к выводу, что гарантии основных прав человека «без различия расы, пола, языка и религии»22 автоматически обеспечат и коллективные права меньшинств.

Однако мнение, что гарантии основных прав человека автоматически обеспечивают и коллективные права меньшинств было признано ошибочным, поэтому в Международный пакт о гражданских и политических правах была включена особая статья о меньшинствах.

В рамках принципов, изложенных в статье 27 Международного пакта, была разработана Декларация ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (1992), которая носит рекомендательный характер и определяет обязанности государств в области охраны национальной самобытности меньшинств, создания благоприятных условия для выражения и развития ими своей культуры, языка, религии, содействия их полноценному участию в развитии государства проживания, обмена опытом в этой сфере с другими государствами, учета законных интересов меньшинств во внутренней и внешней политике сотрудничества с другими государствами в реализации прав национальных меньшинств.

Хотя достаточное число документов универсального характера было принято за эти годы23, особенно на региональном уровне, юридически обязывающего международного Статья 1 Устава ООН.

Наиболее известные специальные документы универсального юридически обязывающего характера:

Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказание за него (1948);

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965);

Международная Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказания за него (1973);

конвенции МОТ, касающиеся защиты прав коренных и племенных народов. К региональным документам обязывающего характера относятся Европейская Хартия по региональным языкам и языкам меньшинств (1992), Европейская рамочная конвенция по защите национальных меньшинств (1994).

документа, гарантирующего дополнительные права национальным меньшинствам, не принято по сегодняшний день.

1.3 Право национальных меньшинств на участие в политической жизни страны в документах обязательного характера 1.3.1 Статья 27 Международного пакта о гражданских и политических правах Если говорить о правах национальных меньшинств, гарантированных международным «твердым» правом, то они определены, как уже говорилось выше, статьей Международного пакта о гражданских и политических правах и включают в себя права лиц, принадлежащих к меньшинствам, совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком. Как видно, в данную группу прав не входит право национальных меньшинств на участие в политической жизни страны. Однако пользование национальными меньшинствами культурными правами может потребовать от государства осуществления мер, направленных на обеспечение эффективного участия членов общин меньшинств в принятии решений, которые их затрагивают24. При этом, права, гарантированные статьей 27 Международного пакта, предоставляются в дополнение ко всем другим правам, гарантированным Пактом25. И если меры, направленные на осуществление этих прав, носят дифференцированный характер, то они представляют собой законную дифференциацию при условии, что в их основе лежат разумные и объективные критерии, поскольку эти меры нацелены на исправление условий, которые препятствуют осуществлению прав, гарантированных в статье 27 или умаляют их26.

1.3.2 Комплексное толкование статьи 25 и 2 Международного пакта о гражданских и политических правах Дополнительные гарантии при осуществлении национальными меньшинствами своих прав на политическое участие возможно и путем комплексного толкования статей 2527 и Замечания общего порядка 23 (статья 27). Пятидесятая сессия. 1994г. Параграф 7.

Там же. Параграф 1.

Там же. Параграф 6.2.

Статья 25 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, упоминаемой в статье 2, и без необоснованных ограничений право и возможность:

a) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей;

b) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;

c) допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.

Международного пакта, в соответствии с которым право на участие в политической жизни страны должно быть осуществлено всеми гражданами страны без какой бы то ни было дискриминации.

При этом дискриминация означает «любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, которое основано на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства и которое имеет целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления всеми лицами, на равных началах, всех прав и свобод»28.

Эффективное осуществление принципа равенства иногда требует принятия активных дополнительных мер с целью сглаживания или устранения условий, которые влекут за собой или же поощряют осуществление дискриминации. Такие меры могут предполагать предоставление на какое-то время данной части населения некоего льготного режима [выделено мной] в конкретных областях по сравнению с остальной частью населения. Вместе с тем, такие меры являются необходимыми для исправления фактической дискриминации и потому не являются нарушением пакта29.

Таким образом, предоставление льгот национальным меньшинствам при осуществлении ими права на участии в управлении страной в целях выравнивания возможностей будет считаться обоснованным. Такими льготами может быть «система выравнивания возможностей» в избирательном процессе с помощью пропорциональной избирательной системы, либо квотирования мест в парламенте, отмены избирательного барьера для национальных партий, либо право вето по вопросам, касающимся меньшинств и другие способы, с успехом применяемые в многонациональных государствах30. В государстве могут быть созданы двухпалатная система с представительством национальных групп или даже специальные органы законодательной власти меньшинств31. Более подробно о формах политического участия национальных меньшинств смотри ниже.

Human Rights Committee, General Comment 18, Non-discrimination (Thirty-seventh session, 1989), Compilation of General Comments and General Recommendations Adopted by Human Rights Treaty Bodies, U.N.

Doc. HRI/GEN/1/Rev.1 at 26 (1994). Para. Human Rights Committee, General Comment 18, Non-discrimination (Thirty-seventh session, 1989), Supra note.

Para. Г.Андреева Правовые формы участия национальных меньшинств в политической жизни (обзор зарубежного опыта). Электронная версия по адресу http://www.materik.ru/index.php?section=analitics&bulid=59&bulsectionid=5007, 8 октября 2008г.

C.Palley. Constitutional Law and Minorities. Minority Rights Group Report, No. 36 (1978) 1.3.3 Практика Европейского суда по правам человека По вопросу признания позитивной дискриминации для исключения негативной дискриминации национальных меньшинств более детально разработанной, хотя и неоднозначной является практика Европейского суда по правам человека32.

Дело "О некоторых аспектах законодательства о применении языков в системе образования Бельгии" (1968) является одним из основных дел о нарушении статьи 14, в котором определены основные принципы применения недискриминации.

По мнению Европейского суда, не любое различие в обращении будет нарушением принципа недискриминации, а только то, которое не имеет никакого объективного и разумного обоснования. Наличие такого обоснования должно быть оценено с точки зрения цели и средств, преобладающих в демократических обществах. Различие в осуществлении прав, предусмотренных Конвенцией, должно преследовать законную цель, в то же время ст. 14 будет нарушена, если нет разумной пропорциональности между используемыми средствами и преследуемой целью33 [выделено мной].

Вспомогательный критерий установления дискриминации, обладающий особым весом для защиты политических прав меньшинств, был введен делом "Флимменос (Thlimmenos) против Греции". Право на защиту от дискриминации в осуществлении прав, гарантируемых Конвенцией, также будет нарушено, когда государство без объективного и разумного обоснования не обращается по-другому с лицами, ситуации которых значительно отличаются34.

Таким образом, государства должны принимать позитивные меры для поддержания различия в обращении в случае, если имеются разумные и объективные оправдывающие обстоятельства. Такими обстоятельствами может быть предоставление возможности Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Рим, 4 ноября 1950г. European Treaty Series № 5.

Статья 3 Протокола № Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить свободные выборы с разумной периодичностью путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа в выборе законодательной власти.

Статья Пользование правами и свободами, изложенными в настоящей Конвенции, обеспечивается без дискриминации по какому бы то ни было признаку, как то: в отношении пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

The case "relating to certain aspects of the laws on the use of languages in education in Belgium" Judgment of July 1968 // Series A. N 6. Para. В Thlimmenos v.Greece. Application No.34369/97. Judgment of 6 April 2000.

национальным меньшинствам отстаивать свои права, повышать эффективность прав, гарантированных Конвенцией35.

Хотя существуют предпосылки для более широкого применения антидискриминационных статей как основания для защиты прав меньшинств, Европейский суд скорее отрицает возможность гарантирования дополнительных прав национальных меньшинств с помощью положений Конвенции36. Судом признается широкая свобода усмотрения государств в организации их законодательной системы, главное - они не должны препятствовать "свободному волеизъявлению народа при выборе законодательной власти"37. Под словами "в таких условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти" подразумевается главным образом принцип равенства всех граждан при осуществлении ими права голоса и права выставлять свою кандидатуру на выборах38.

В деле Матье-Моэн (Mathieu-Mohin) и Клерфейт (Clerfayt) против Бельгии Европейский суд по правам человека не нашел нарушения статьи 3 Протокола №1 Конвенции ни отдельно взятой, ни в сочетании со статьей 14. По утверждению заявителей, они являлись жертвами неравенства в обращении по сравнению с депутатами, говорящими на фламандском языке и проживающими, как и они, в административном округе Аль Вильворд, т.к. франкоязычный депутат от избирательного округа Брюсселя, проживающий в административном округе Аль-Вильворд, может стать членом Фламандского совета и представлять в нем своих избирателей только в случае, если он принесет присягу на фламандском языке По мнению суда, франкоязычные избиратели округа Аль-Вильворд пользуются правом голоса и правом быть избранными на тех же законных условиях, что и избиратели, говорящие на фламандском языке. Хотя имеется небольшое ограничение их прав, оно не слишком большое и не препятствует "свободному волеизъявлению народа при выборе законодательной власти"39.

Анализ практики Европейского суда в целом показывает, что судом признавались соответствующими статье 3 избирательные системы, оказывающие как негативное, так и G.Pentassuglia. Minorities in International Law. Supra note 18, at. p. Ibidem, at p. Матье-Моэн (Mathieu-Mohin) и Клерфейт (Clerfayt) против Бельгии. Решение Европейского Суда по правам человека от 2 марта 1987 г. Текст решения опубликован в сборнике "Европейский Суд по правам человека. Избранные решения": В 2 т. - М.: Издательство НОРМА, 2000. Краткое извлечение из решения можно найти по адресу http://www.echr.ru/documents/doc/2461418/2461418.htm, 2 апреля 2008г. Пункт 52.

Там же. Пункт Там же. Пункт позитивное влияние на право меньшинств на участие в свободных выборах40. Изменение позиции суда в сторону более широкого применения статьи 14, а в будущем протокола 1241 Конвенции для защиты прав национальных меньшинств в целом, и их партисипаторных прав в частности, возможно только в случае достижения более глубокого консенсуса между странами Совета Европы.

1.3.4 Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств В то же время европейское сообщество идет по пути создания специальных инструментов для защиты прав национальных меньшинств. Одним из таких инструментов является Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств, которая была принята Советом Европы 10 ноября 1994 г., открыта к подписанию 1 февраля 1995 г. Кроме равенства и запрета дискриминации, гарантируемых государством во всех областях жизни общества (п. 1 ст. 4), Конвенция обязывает государства принимать дополнительные надлежащие меры, «с тем чтобы поощрять во всех областях […] политической […] жизни полное и действительное равенство между лицами, принадлежащими к национальному меньшинству, и лицами, принадлежащими к большинству населения (п.2 ст.4), которое не является дискриминацией (п.3 ст.4). Конвенция устанавливает запрет на проведение ассимиляции (п.2 ст.5) и обязывает государства «создавать необходимые условия для эффективного участия лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, в культурной, общественной и экономической жизни, а также в ведении публичных дел, особенно тех, которые их касаются» (ст.15).

Хотя Конвенция носит обязывающий характер для государств ее ратифицировавших, принципы, содержащиеся в этом документе, не имеют прямого применения во внутреннем праве этих государств. Они должны применяться через национальное законодательство и соответствующую правительственную политику.

1.4 Право национальных меньшинств на участие в политической жизни в документах рекомендательного характера Наряду с документами общего характера, связанных с защитой политических прав человека, существует ряд документов рекомендательного характера, посвящённых защите прав национальных меньшинств.

P.Thornberry. Minorities, Indigenous Peoples, Participation: an Assessment of International Standards. Minorities and their Right of Political Participation. Edited by F.Horn. Publication of the Northern Institute for Environmental and Minority Law, 1996, at p. Протокол №12. Принят в Риме 4 ноября 2000. Вступает в силу по истечении трех месяцев после его ратификации 10 государствами. Основным отличием от прав, гарантированных статьей 14 является то, что протоколом запрещается дискриминация при осуществлении любых прав, установленных законом, а не только прав, провозглашенных Конвенцией.

По мнению некоторых исследователей, подтверждаемой существующей в мире практикой, статья 2 Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам 1992 года42 формулирует и партисипаторные права национальных меньшинств:

2. Лица, принадлежащие к меньшинствам, имеют право активно участвовать в культурной, религиозной, общественной, экономической и государственной жизни.

3. Лица, принадлежащие к меньшинствам, имеют право активно43 участвовать в принятии на национальном и, где это необходимо, региональном уровне решений, касающихся того меньшинства, к которому они принадлежат, или тех регионов, в которых они проживают, в порядке, не противоречащем национальному законодательству.

4. Лица, принадлежащие к меньшинствам, имеют право создавать свои собственные ассоциации и обеспечивать их функционирование.

Статья 4 (5) Декларации накладывает на государства обязанность рассматривать вопрос о принятии надлежащих мер, «чтобы лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, могли в полной мере участвовать в обеспечении экономического прогресса и развития своей страны».

Выделенные слова указывают на то, что меньшинства должны не только участвовать в политической жизни общества, их участие должно быть эффективным. В процессе обсуждения данной статьи участие в «государственной жизни» (public life) было предпочтено термину «политическая жизнь», т.к. термин «государственный, публичный»


был признан всесторонним, включающим в себя как политическую, так и административную жизнь44.

Способы участия декларацией точно не устанавливаются, хотя, как видим, упоминаются ассоциации. Таким образом, участие в политической жизни может включать в себя образование этнических, культурных и религиозных ассоциаций и обществ, а также политических партий. Торнбери (Thornberry) предполагает, что на пути создания более эффективной модели участия меньшинств в политической жизни происходит движение к большей децентрализации власти в сторону создания разных уровней управления45.

Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам. Утверждена резолюцией 47/135 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1992 года.

Выделено мной для целей работы. Хочется отметить, что в оригинале используется „effectively” (что в переводе на русский также «эффективно, действенно».

See P.Thornberry. The UN Declaration on the Rights of Persons Belonging to National or Ethnic, Religious and Linguistic Minorities: Background, Analysis, Observations, and an Update. Universal Minority Rights. Edited by A.Phillips and A.Rosas. Turku/bo: bo Akademi University. Institute for Human Rights and London: Minority Rights Group (International), 1997, at p. Ibidem Формы участия меньшинств в политической жизни общества были обсуждены также на встрече экспертов по вопросам национальным меньшинствам Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, прошедшее в 1991 в Женеве. Согласно отчёту данной встречи, положительные результаты в данной области достигаются посредством образования консультативных и директивных органов, в которых представлены меньшинства, в частности, в том, что касается образования, культуры и религии, а также организации выборных органов и ассамблей по делам национальных меньшинств. Кроме того, возможно создание местных автономных органов управления, а также автономий на территориальной основе, включая существование консультативных, законодательных и исполнительных органов, избираемых на основе свободных и периодических выборов, а также организация самоуправления национального меньшинства в тех аспектах, которые касаются его самобытности, в ситуациях, когда не существует автономии на территориальной основе46.

По мнению Торнбери (Thornberry), это наиболее полное соединение форм вовлечённости и участия с автономией и принципами (“involvement” and participation), децентрализованного управления. Этот список охватывает участие в решение собственных вопросов, и участие в политической жизни в целом;

совещательные, консультативные органы, а также органы, принимающие решения;

участие организациях, образованных по территориальному и по экстерриториальному признаку47. Изменение избирательной системы, повышение роли групп в исполнительной власти, территориальное деление и федеративная система может без сомнения увеличить степень участия меньшинств в делах государства48.

Хотя децентрализация власти не гарантирует избавления от межнациональных конфликтов, она считается в мировой теории и практике одним из важнейших средств обеспечения прав национальных меньшинств. Это путь перераспределения власти по вертикали позволяет компактно проживающим национальным меньшинствам осуществлять определенную степень самоуправления, а небольшим по численности — реально участвовать в управлении на региональном уровне, поэтому децентрализация не Report of the CSCE Meeting of Experts on National Minorities, Geneva, 19 July 1991, Part IV. Электронный вариант на русском языке, например http://www.cenunst.bsu.by/humanrights/documents/document.t.103.shtmlб 29 апреля P.Thorberry Some Implication of the UN Declaration on Minorities for Indigenous Peoples. Indigenous and Tribal Peoples’ Rights – 1993 and after. Edited by E.Gayim, K.Myntti. Rovaniemi: University of Lapland, 1995. At p. 64.

See P.Thornberry. The UN Declaration. Supra note 44, at p. только делает управление более демократичным, но и повышает эффективность управления49. Более подробно формы политического участия будут рассмотрены ниже.

Кроме того, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе продолжает вносить существенный вклад в разработку дополнительных рекомендательных мер по защите партисипаторных прав национальных меньшинств. Еще на Хельсинском совещании 1975 г. государства-участники ОБСЕ (СБСЕ) договорились предоставлять лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, «полную возможность фактического пользования правами человека и основными свободами» и защищать их законные интересы в этой области» (принцип VII, параграф 4).

Самые важные обязательства ОБСЕ в отношении прав национальных меньшинств были определены в Копенгагенском совещании Конференции по человеческому измерению 1990 года. На этом совещании государства-участники договорились принимать «специальные меры с целью гарантировать лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, полное равенство с другими гражданами в осуществлении прав человека и основных свобод и пользовании ими» (параграф 31). Государства-участники обязуются «уважать право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, на эффективное участие в государственных делах, включая участие в делах, относящихся к защите и поощрению самобытности таких меньшинств», а также называют одним из средств сохранения самобытности национальных меньшинств создание местных или автономных органов управления, отвечающих конкретным историческим и территориальным условиям таких меньшинств» (параграф 35).

В 1992 году был учрежден пост Верховного комиссара по делам национальных меньшинств в качестве механизма превентивной «тихой» дипломатии, созданный для раннего предупреждения конфликтов и предотвращения перерастания межэтнической напряженности в конфликт. Верховным комиссаром постоянно создаются экспертные группы для выработки рекомендаций по конкретным аспектам защиты прав национальных меньшинств, в том числе по вопросам их участия в государственной жизни. Примером таких рекомендаций служат Лундские рекомендации по эффективному участию национальных меньшинств в общественно-политической жизни (1999 г.) и Варшавские рекомендации, способствующие участию национальных меньшинств в избирательном процессе (2001 г.), а также Рекомендации Больцано о национальных меньшинствах в межнациональных отношениях (2008г.), послужившие Г.Андреева Правовые формы участия национальных меньшинств в политической жизни (обзор зарубежного опыта). Электронная версия по адресу http://www.materik.ru/index.php?section=analitics&bulid=59&bulsectionid=5007, 29 апреля основой для написания этой работы. Эти рекомендации служат важным руководством для стран-участников ОБСЕ.

1.5 Право на самоопределение как базовый принцип для защиты прав национальных меньшинств 1.5.1 Права народа на самоопределение: идея и воплощение Идея защиты прав национальных меньшинств развивалась в международном праве параллельно с идеей самоопределения народов. Специалистами неоднократно подчеркивалось, что национальным меньшинствам не даровано право на самоопределение, т.к. они не являются народами и для защиты национальных меньшинств существуют собственные правовые механизмы. Однако в последнее время мнения юристов-международников изменяются в сторону расширения толкования права на внутреннее самоопределение.

Широко известно, что теория самоопределения народов (или наций) уходит своими корнями в идеи Французской революции и связана с именами таких мыслителей, как Локк, Гроций, Руссо. Самоопределение рассматривалось как демократический идеал, применимый ко всему человечеству. Правительства должны были основываться не на воле монарха, а на воле народа, а люди, не согласные с правительством своей страны должны были иметь возможность покинуть ее и организовать свою жизнь, как им заблагорассудится50.

Такой же точки зрения придерживались основатели США, боровшиеся за независимость североамериканских колоний от Англии. Они закрепили идею самоопределения в своей Декларации независимости, как право народа изменять или уничтожать форму правления, если та не обеспечивала «неотчуждаемых прав», «дарованных Создателем».

Термин же «самоопределение наций» и понятие права наций на самоопределение были впервые сформулированы на Берлинском конгрессе 1878 года и Лондонском Конгрессе II Интернационала, после которых эта идея нашла отражения в программах многих либеральных и социалистических партий.

Свое развитие принцип национального самоопределения нашел в идеях переустройства послевоенного мира в начале века. Примечательно, что о национальном самоопределении говорили как в Европе, так и в большевистской России. Программа послевоенного урегулирования, предложенная президентом США Вудро Вильсоном, Г.Старовойтова. Национальное самоопределение: подходы и изучение случаев. М., предполагала осуществление самоопределения народом. По мысли В. Вильсона, концепция самоопределения включает в себя три основные идеи, а именно:

а) право народа быть свободным от иностранного управления и выбирать суверена, под властью которого он будет жить (внешнее самоопределение);

б) право народа избрать свою собственную форму государственного устройства (внутреннее самоопределение);

с) продолжительное согласие управляемого с данной формой представительного демократического управления51.

Однако практическое осуществление самоопределения со стороны Антанты и США приняло избирательный характер, даровав право на самоопределение странам Четвертого Союза и исключив из него другие народы.

Правительство большевиков объявило принцип национального самоопределения универсальным, применимым ко всем этническим группам и любым международно политическим ситуациям, Под самоопределением наций понималось «государственное отделение их от чуженациональных коллективов», «образование самостоятельного национального государства»52. Большевики реализовали принцип самоопределения, предоставив независимость Польше и Финляндии и включив в Конституцию 1918 г. право республик, входивших в состав Советской России, на сецессию. Ясно, что такое право практически невозможно было реализовать, а территориальное разделение на республики носило порой искусственный характер, сохраняя «пролетарское русскоязычное ядро» в каждой из них53.


Практические трудности реализации принципа самоопределения, размытость понятий «нация», «народ» воспрепятствовали включению данного принципа в окончательный текст Устава Лиги Наций. Самоопределение только косвенно было признано применимым к подмандатным территориям и к колониям, сменившим хозяев в результате первой мировой войны.

Впервые право на самоопределение было включено в текст Устава Организации Объединенных Наций (1945). Согласно статье 1 Устава Организация Объединенных Наций преследует цели «развивать дружественные отношения между нациями на основе See also: Pomerance M. The United Nations and Self-Determination: Perspectives on the Wilsonian Conception // 70 AJIL. 1976. L to 27).

В.Ленин. О праве наций на самоопределение (1914).

С.Цатурян. О праве наций на самоопределение. Доступно на http://www.zaprava.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=300&Itemid=38, 7 октября 2008г.

уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира».

14 декабря 1960 года Генеральной Ассамблеей ООН была принята Резолюция 1514 (XV) «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам»54 и вслед за ней ряд резолюций подобного рода, касающихся различных аспектов самоопределения колониальных народов, в том числе Резолюции 1541 (XV) «Принципы, которыми государства-члены Организации должны руководствоваться при разрешении вопроса о том, обязаны ли они передавать информацию, предусмотренную статьей 73 е Устава».55. В последней определяются формы мной] [добавлено внешнего самоопределения, которыми являются а) создание суверенного независимого государства;

б) свободное объединение с независимым государством или в) слияние с независимым государством (Принцип VI Резолюции 1541).

Под народами, обладающими правом на самоопределение, понимались колониальные народы несамоуправляющихся территорий и территорий, находящихся под опекой ООН, при чём несамоуправляющимися территориями являлись территории, «которые географически расположены отдельно и отличаются в этническом и (или) культурном отношениях от управляющей ими страны» (Принцип IV Резолюции 1541).

С использованием права на внешнее самоопределение колониальным народом оно теряло свою силу, т.е. не могло быть использовано вновь.

За 20 лет деколонизационного процесса, происходившего в основном между 1945– годами образовалось 56 суверенных государств (из них 52 в Азии и Африке). Некоторые колонии и подопечные территории в результате референдумов получили статус полноправных административных единиц европейских стран (Франции — Реюньон, Гваделупа, Мартиника) или «свободно ассоциированных территорий» (с США — Гуам, Микронезия, с Великобританией — Бермудские острова)56.

В дальнейшем право на самоопределение было включено в тексты таких важнейших международных документов как Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. «В UN Doc. A/Res/1514 (XV), 14 Dec. UN Doc. A/Res/1541 (XV), 15 Dec Д.В.Грушкин. Право народов на самоопределение: история развития и воплощение идеи. См. подробнее Право народов на самоопределение: идея и воплощение. Сост. А.Г.Осипов. М., 1997. Электронная версия:

http://www.memo.ru/hr/referats/selfdet/, 7 октября 2008 г.

силу этого права [народы] свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие»57.

Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций58, суммирует все основные положения о самоопределении, изложенные к 1970 году в других документах Генеральной Ассамблеи ООН, а именно 1) выражение принципа равноправия и самоопределения народов в международном праве в «праве народов свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие»;

2) способами осуществления права на самоопределения являются «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом»;

3) право на самоопределение применимо к колониальным ситуациям;

осуществление народом права на самоопределение не должно нарушать 4) территориальной целостности «суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различий расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории» [выделено мной].

Несмотря на то, что выделенные мной моменты позволяют толковать право на самоопределение шире привычного права колониальных народов на независимость и право народа (государства) на невмешательство во внутренние дела со стороны других государств, большинство специалистов настаивают, что в соответствии с положениями международного права (наиболее четко зафиксированными в резолюции ГА ООН (XXV) 1970 года и Венской Декларации 1993 года) и сложившейся практикой право на «внешнее самоопределение» относится только к народам, находящимся в колониальной или иной иностранной зависимости или в условиях иностранной оккупации (как население Западного берега реки Иордан)59.

Статья 1 Международного пакта о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года. Вступил в силу 23 марта 1976 года. Статья Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года. Вступил в силу 3 января 1976 года.

Принята резолюцией 2625 (XXV) Генеральной Ассамблеи от 24 октября 1970. UN Doc. А/ Д.В.Грушкин. Право народов на самоопределение. См. ссылку 56.

Хотя практическое применение принципа самоопределения и связано в основном с его внешним аспектом, а именно с признанием независимости колониальных народов, в последнее время все более громко высказывается мнение60, что и в иных случаях внешнее самоопределение может считаться законным. Например, в случае, если власти государства делают невозможным внутреннее самоопределение, то есть допускают массовые нарушения прав человека или систематическую дискриминацию, и если нет иного способа изменить сложившееся положение. Такое мнение подтверждают события последнего года – провозглашение и признание частью мирового сообщества независимости Косово, Южной Осетии и Абхазии.

Кроме того, многие специалисты советуют для эффективной практической реализации права имеет смысл смещать акценты с внешнего на внутреннее самоопределение, то есть на строительство демократических институтов и механизмов группового представительства (федерализм, автономия и пр.), позволяющих всем членам общества и всем группам эффективно участвовать в управлении страной и в распределении ресурсов, сохранении своего особого социального и культурного своеобразия.

Ведь с самого своего основания в период Великой Французской революции концепция самоопределения народов была тесно связана с теорией народного суверенитета и представительного правления. Право на самоопределение понималось как право народа любого государства свободно определять систему управления, которая отражает истинное желание народа.

Обобщая уже сказанное, можно сказать, что право на самоопределение как принцип международного права включает в себя61:

1. право народов существующего государства свободно определять свой статус без извне62, вмешательства включая обязанность других государств уважать независимость и территориальную целостность государства, а также запрет на его See also D.Rai. Statehood and the Law of Self-Determination. Kluwer Law International, 2002. M.Suksi Keeping the Lid on the Secession Kettle. “Emerging into any other political status” as a mode of self-determination and as a frame for sub-State arrangements. bo, Составлено по A.Rosas. Internal Self-Determination. Modern Law of Self-Determination. Edited by C.Tomuschat. Dordrech/Boston/London: Martinus Nijoff Publisher, 1993, at p.230 и M.Suksi. Keeping the Lid on the Secession Kettle. “Emerging into any other political status” as a mode of self-determination and as a frame for sub-State arrangements. bo, 2004, at p. A.Rosas. Internal Self-Determination.. Internal Self-Determination. Modern Law of Self-Determination. Edited by C.Tomuschat. Dordrech/Boston/London: Martinus Nijoff Publisher, 1993, at p. оккупацию, применение силы или угрозу её применения, когда народу государства не позволено осуществлять право на самоопределение63.

2. право народа, подчинённого иностранной оккупации или господству, освободить себя от этой оккупации или господства;

3. право народов, включая колониальные народы, отделиться от государства и создать своё государство или присоединиться к другому государству;

4. право народов создавать (заново создавать) свою политическую систему, включая право на автономный статус в пределах большего государства;

5. право на самоопределение распространяется на право участия в управление государством и на определение содержания политики, т.е. право на демократическую систему управления.

Первые три категории относятся к внешнему самоопределению64, а последние две к внутреннему самоопределению, которые и должны быть основным способом толкования права на самоопределение в постколониальном мире. Народы должны быть обеспечены правом избирать законодательную власть и политических лидеров свободно без какого либо влияния со стороны самих властей65. Таким образом, именно внутреннее самоопределение обеспечивает участие народа в процессе принятия решений, касающихся политической, экономической, культурной жизни государства.

Стоит отметить, что право на внутреннее самоопределение постоянное и продолжающееся право. Оно является также коллективным правом, держателем которого является как весь народ в целом, так и отдельные его группы. Его можно назвать также предусловием для осуществления большинства других прав человека, которые могут быть осуществлены в полной мере только в условиях представительной демократии.

Такое право на самоопределение может быть названо правом на политическое самоопределение, что означает право участвовать в процессе принятия государственных решений – «право на участие» (right of participation)66.

A.Cassese. Self-Determination of People. a Legal Reappraisal. Cambridge, Cambridge University Press, 1995, p.

Сукси (Suksi) называет третью категорию промежуточной между внешним и внутренним самоопределением. Он отмечает, что последние три категории особенно важны для конституционного права государства, что делает необходимым осуществление существенных законодательных акций на этом уровне. M.Suksi Keeping the Lid on the Secession Kettle. “Emerging into any other political status” as a mode of self-determination and as a frame for sub-State arrangements. bo, 2004, at p. A.Cassese. Self-Determination of People. Supra note 63, at p. See D.Rai. Statehood and the Law of Self-Determination. Supra note 60, at p. В то же время, внешний аспект самоопределения не может быть исключен полностью из международный практики и рассматриваться отдельно от идеи демократии. В конечном итоге, именно народу должна быть предоставлена возможность решать собственную судьбу в соответствии со своим свободно выраженным желанием67. Однако сецессия как один из способов реализации права на самоопределение должна применяться в исключительных случаях, после исчерпания всех иных возможных способов реализации внутреннего самоопределения.

1.5.2 Сближение концепций самоопределения народов и защиты меньшинств О сближении концепций самоопределения и защиты национальных меньшинств все чаще говорится среди исследователей международного права. Отсутствие легальных дефиниций и схожесть основных характеристик народа и меньшинства, а также огромный практический потенциал идеи внутреннего самоопределения подтверждают обоснованность такого сближения.

Рассмотри наиболее используемые дефиниции понятий «народ» и «национальное меньшинство».

Эксперты ЮНЕСКО на международной встрече экспертов по дальнейшему изучению прав народов, состоявшейся в Париже в 1989 году, описывают термин «народ», определяя его объективные и субъективные критерии:

«I. Группа человеческих индивидов, которые удовлетворяют некоторым или всем следующим условиям:

а) общая историческая традиция;

б) расовая или этническая идентичность;

в) культурная гомогенность;

г) лингвистическое единство;

д) религиозное или идеологическое родство;

е) территориальная связь;

ж) общая экономическая жизнь;

II. Группа должна состоять из некоторого количества, которое не обязательно должно быть большим (как, например, народы микрогосударств), но должна быть больше, чем просто ассоциация индивидов внутри государства.

Группа как целое должна иметь волю быть идентифицированной как народ или иметь внутреннее согласие на бытие в качестве народа, допуская, что могут быть группы или See A.Rosas Internal Self-Determination. Supra note 62, at pр. 235- члены таких групп, которые хотя и обладают приведенными выше характеристиками, но могут не иметь к этому соответствующей воли и согласия.

IV. Возможно, группа должна иметь институты или другие средства выражения ее общих характеристик и воли к идентичности»68.

Наиболее используемая в современном международном праве дефиниция национального меньшинства предложена специальным докладчиком Франческо Капоторти (Francesco Capotorti):

«Группа численно меньшая, чем остальное население государства и находящаяся не в правящей позиции, члены которой, являясь гражданами государства, обладают этническими, религиозными и лингвистическими характеристиками, отличающие эту группу от остального населения государства, а также проявляют, пусть даже неявно, чувство солидарности, направленное на сохранение своей культуры, религии и языка». Как видно и народ, и меньшинство обладают сходными как объективными, так и субъективными характеристиками, кроме, пожалуй, количественных характеристик и территориальной связи. Однако эти характеристики не являются определяющими, т. к.

территориальная связь характерна и для большинства национальных меньшинств, а меньшая количественная численность не всегда ставит группу индивидуумов в неправящую позицию70.

Стоит отметить, что как народы, так и меньшинства не являются понятием неизменным.

Меньшинства, как и народы, могут, например, добровольно ассимилировать или же, наоборот, меньшинство в настоящее время, может стать народом в будущем71 или рассматриваться как народ72.

International Meeting of Experts on Further Study of the Concept of the Rights of Peoples, convened by UNESCO. Paris 27-30 November 1989, SHS-89/CONF.602/7, para. Доклад был подготовлен на основе подробного изучения проблем национальных меньшинств в разных государств. Francesco Caporti, Special Rapporteur. Study on the Rights of Persons belonging to Ethnic, Religious and Linguistic Minorities. Document E/CN.4/Sub.2/384/Add.1-7 (1977) A.Eide. In Search of Constructive Alternatives to Secession. Modern Law of Self-Determination. Edited by C.Tomuschat. Dordrech/Boston/London: Martinus Nijoff Publisher, 1993, p. Например, среди населения Нагорного Карабаха, армянского меньшинства на территории Азербайджана, популярна идея образовавшегося народа карабахцы. Такая же ситуация возможна с русским меньшинством в Молдавии. Подробнее С.В.Черниченко. Право народов на самоопределение. Защита меньшинств в современном международном праве. Электронная версия по адресу http://www.terralegis.org/terra/lek/lek_27.html, 30 марта 2006 года Так называемая теория реверсии (перестановки) (right of reversion), в соответствии с которой в ситуации угнетения меньшинства со стороны государства меньшинство может действовать как народ, чтобы свободно определить свой политический статус. Примером может служить ситуация с Аландскими островами, Косово, Южная Осетия. See T.D.Musgrave. Self-Determination and National Minorities. Oxford:

Claredon Press, 1997, at pp. 169- Поэтому говорить о неприменимости права народа на самоопределение к национальным меньшинствам в виду того, что они не являются народом, в случае, когда отсутствуют существенные различия между понятиями «народ» и «национальное меньшинство», по меньшей мере, некорректно. По мнению Джеймса Эная (S.James Anaya) в современном мире роста взаимодействия на глобальном уровне узко определённого и взаимоисключающего понятия «народа» не должно существовать, т.к. это преуменьшает ценность самоопределения73. Любая концепция, не берущая в расчёт разнообразные модели людских ассоциаций и взаимозависимости в лучшем случае неполны74.

Если рассматривать национальные меньшинства как неотъемлемую часть народа – населения одного государства, то право на внутреннее самоопределение приобретает дополнительный смысл.

Кажется, что для идеи осуществления представительного правления не нужно дополнительного принципа в виде права на внутреннее самоопределение, достаточно защиты, осуществляемой системой индивидуальных прав человека. К тому же, существование особой легальной нормы, которая применяется в отношении коллективов (коллективного права), сомнительно75.

Однако данное мнение неоднозначно даже с точки зрения норм международного права.

ОВ соответствии с замечанием общего порядка №25(57) комитета по правам человека:

2. Права, закреплённые в статье 25, связаны с правом народов на самоопределение, но в то же время отличаются от него. В силу прав, закреплённых в пункте 1 статьи 1, народы могут свободно устанавливать свой политический статус и обладают правом самостоятельно выбирать себе форму конституции и правления.

Статья 25 касается права отдельных лиц принимать участие в процессах, относящихся к ведению государственных дел76.

Идентитет группы не является суммой идентитетов отдельных её членов. Таким образом, индивидуальные права необходимое, но необязательно достаточное условие для защиты, развития и усиления своеобразия группы. Например, индивидуальные права не будут иметь большого значения в ситуации, когда правительство, демократически избранное See S.J. Anaya. Indigenous People in International Law. Oxford University Press, 2004, at p. 101- Ibid., at p. For example, Donnelly J. Human Rights, Individual Rights and Collective Rights. Human Rights in a Pluralist World. Individuals and Collectivities. Edited by J.Berting, P.R.Baehr and others. London. 1990, at p. Human Rights Committee, General Comment 25 (57), General Comments under article 40, paragraph 4, of the International Covenant on Civil and Political Rights, Adopted by the Committee at its 1510th meeting, U.N. Doc.

CCPR/C/21/Rev.1/Add.7 (1996).Электронная версия на русском языке по адресу библиотеки по правам человека Университета Миннесоты http://www1.umn.edu/humanrts/russian/gencomm/Rhrcom25.html, сентября большинством, игнорирует интересы численного меньшинства, при этом коллективная индивидуальность и коллективные интересы данной группы находятся под угрозой77.

И Кассесс (Cassese) полагает, правом на самоопределение нельзя воспользоваться, если не все граждане данного общества пользуются основными правами и свободами человека.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.