авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Ми н истерство

внутренних дел

СССР

УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

ПЕРМСКОГО ОБЛИСПОЛКОМА

В. М. НОРМЩИИОВ

НРИМИНОЛОГИН

СЕМЕйн·ого НЕБЛАГОПОЛУЧИН код экзем пляра 15029 lllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllll ПЕiМСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО V4 "ff.j ББК 67.99(2) К В монографии анализируются проблемы семейного небла rо­ п олуч и я, выступающего в качестве одной из основных причин фор ­ м и рования антиобщественной направленности личности несовер­ ш еннолетних н условия их становления на путь правонарушений, криминогенные формы nро я вления н механ и зм прннуждающе rо воздействия этого социально отклоняющегося явления, а также в опросы совершенствования теории н практнкн декримнналиэацн н с е мейного неблагополучня к ак ведущего условия предупреждени я пр естуnностн несовершеннолетннх.

Расс ч итана на научных н n рактнческнх работников, занимаю ­ щих с я вопросами теории н п рактнкн предупреждения престуn ­ но с тн.

К ·12030211 00-70 За к. ~ Уnравление внутренних дел м 152(03)-87 Пермского облисполкома, ISBN 5-7625--0061-................................. _..,_...,_................................ ПРЕДИСЛОВИЕ Руководствуясь идеалами соцна11ьной сr.раведлнвости, ХХVП съезд КПСС особое место в новой редакции Про­ граммы партин отводит воспитанию советских людей, формированию гармонично развитой, общественно ак­ тиsной личности, сочетающей в себе духовное богатст­ во, моральную чистоту- и физическое совершенство 1• Та­ кая постановка вопроса закономерна, ибо человеческий фактор занимает решающее положение в создании как материально-технической базы коммунизма, так и соот­ ветствующих ему общественных отношений. Иначе гово­ ря, если материальной основой социально-экономиче­ ского ускорения развития нашего общества является на­ учно-технический прогресс, то его идеальной основой является новый социалистический тип личности.

Развивая марксистеко-ленинское у~ение о государ­ стве, XXVII съезд КПСС уточнил место правовой систе­ мы в социально-экономическом ускорении общественно­ го прогресса, подчеркнул несовместимость с ним различ­ ных социальных отклонений, потребовал их решительно­ го искоренения. Реально оценивая закономерности об­ щественного развития, съезд закрепил в своей Программе путь на дальнейшее укрепление правовой основы госу­ дарственной и общественной жизни, неуклонное соблю­ дение социалистической законности и правопорядка, улучшение работы правоохранительных органов. При этом, обязывая государственные органы делать все не­ обходимое для обеспечения сохранности социалистиче­ СRОЙ собственности, охраны личного имущества, чести н достоинства граждан, вести решительную борьбу с пре 1*.ступностью, пьянством и алкоголизмом, подчеркивает­ 'СЯ необходимость опираться в этой деятельности на под­ держку трудовых коллективов, общественных организа­ ций, всех трудящихся.

Эта концепция служит методологической основой правовой политики государства в условиях социально­ экономического ускорения общественного развития. Од­ :ним из ведущих направлений этой политики становится nредупреждение правонарушений несовершеннолетних, }1бо решение проблемы предопределяет судьбу преступ­ ности в целом. Само собой разумеется, что предметом •особой заботы общества должно быть устранение при­ "ЧИН и условий становления несовершеннолетних на пре­,ступный путь.

В Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду -nартии дана принципиальная оценка семейному небла­ гополучию как явлению, отрицательно влияющему в nервую очередь на воспитание детей, на моральное со­ стояние мужчин и женщин, их трудовую и обществен­ ную активность. Подчеркивалось, что общество не мо­ жет безучастно относиться к этим явлениям, т. к. проч­ LНая семья- один из важнейших его устоев 2 •,Действительно, семейное неблагополучие, будучи кр·айней формой нравственной и социальной патологии семьи, объективно не в состоянии воспитывать детей, nриносить общественную пользу. Более того, оно явля­ ется основной причиной формирования антиобществен­ ной направленности личности несовершеннолетних и яв­ :но,криминальным явлением, проявляющимся в психоло­ rической готовности его субъектов к совершению право­ ·нарушений и в совершении ими различных антиобщест­. венных деяний.

Высокая социально-психологическая и правовая зави­ симость несовершеннолетнего от семьи, особенно в ран­ нем возрасте, во многом предопределяет формирова­ · ние у него всех тех свойств и качеств личности, которы­, ми он руководствуется в своем повседневном отноше нИи к реальной действительности. Методологической ос­ новой такой связи является сформулированная К. Марк­ сом 'концепция о социальной обусловленности развития -человека, у которого «каждое из его человеческих от­ ношений- зрение, ~лух, обон~ние, вкус, осязание, мыш­ ление, созерцан11е, ощущение, хотение, деятельность, лк;

ровь- словом, все органы его индивидуальности...

··:

существуют как общественные органы, являются... в ева-­ ем отношении к предмету присвоением последнего,.

присвоением человеческой действительностив 3 • Каждая семья, будучи общественной ячейкой, свое­ образно (в силу различных возможностей ее субъектов), отражает объективную действительность. Трансформи­ рованная сознанием субъектов, многократно закреплеJ;

t"-­ ная повседневным поведением, она предстает перед ре­ бенком в непосредственно семейной интерпретации, т. е..

реальной для ребенка является та объективная действИ­ тельность, которой руководствуются родители. Семья' для ребенка есть не что иное, как реальная возмож­ ность его развития, образец формирования отношеиий к действительности, ибо «практически нет ни одного со­ циального или психологического аспекта поведения под~ ростков или юношей, который бы не зависел от семей!­ ных условий в настоящем или прошлом» Следоs'д­ • тельно, основным средством раннего предупреждения преступности выступают социализация· семьи и декрими­ нализация семейного неблагополучия, включающие в се­ бя- меры по совершенствованию правовых норм и повьt:-· шению ответственности граждан за укрепление семьи r о необходимости разработки которых говорилось на XXVII съезде КПСС. · - Бесспорно, в формировании личности ребенка, под­ ростка, юноши участвует не только семья. По мере И-3'­ менения его ведущей деятельности в этот процесс вклю­ чаются различные социальные институты, вся духовно~ вещественная инфраструктура социализации. Вместе с тем незаменимость и приоритет семьи в воспитании Де."­ тей, высокая степень связи между условиями воспита"­ ния в семье и· правонарушениями несовершеннолетних вызывают необходимость выделения криминогенной ро"'­ ли семьи в «чистом»· виде, абстрагированном от влия-нюt, других факторов, участвующих в формИровании лично • сти. Такой подход позволяет на-иболее полно и объ-е·к :...

тивно проанализировать место семейного неблагополу:...

чия в механизме правонарушений несовершеннолетних, понять генезис и вскрыть основные формы проявления семейного неблагополучия, выработать адекватные уров­ ню его криминогенности меры профилактики.

Автором работы было изучено 1357 неблагополуч­ ных и 426 не признанных неблагополучными, но имею­ щих несовершеннолетних правонарушителей, семей. По 'сnециальному инструментарию 6 оnрошено 2679 nодро­ •стков, совершивших различные nравонарушения, нз них ?)07 школьников, 882 учащнхся ПТУ, 344 работающих и :203 неработающнх н неучащихся nодростка, а также 683 nодростка, отбывающих наказание в восnитательно­ трудовых колониях. Почти все nеречисленные категории имели контрольные груnnы, общая численность которы х f составила nочти 600 человек.

Исследования nроводились в двух областях Ураль­ ского региона, оnрашивались учителя, мастера производ­ ственного обучения, наставники или бригадиры, инспек­ тора и секретари инспекций и комиссий по делам несо­ вершеннолетних, а также работники воспитательно-тру­ довых колоний. Кроме того, анализиревались действую­ щее законодательство, теория и практика выявления и декриминализации неблагополучных семей и профилак­ тики правонарушений несовершеннолетних в целом.

По результатам проделанной работы были разрабо­ таны типология неблагополучных семей, отражающая генезис, особенности и криминогенные признаки каждо­ го тиnа, а также их удельный вес в формировании ан­ тиобщественной направленности личности, в механизме nротивоnравного поведения несовершеннолетннх, соци­ ально-психологические характеристики неблагоnолучной семьи и несовершеннолетнего правонарушителя из не­ благополучной семьи.

Работа не претендует на исчерпывающее и бесспор­ ное объяснение анализируемых явлений. Ее задача со­ стоит а том, чтобы акцентировать внимание правоохра­ нительных и других государственных органов, призван­ ных участвовать в деле борьбы с преступностью, на про­ блеме раннего предуnреждения правонарушений несо­ вершеннолетних. Автор выражает глубокую признатель­ ность всем, кто оказал помощь в организации исследо­ ваний, машинной обработке полученных данных, nодго­ товке к изданию настоящих материалов.

ГЛ АВд ПЕРВАЯ ПРОНСХОЖДЕННЕ Н СУЩНОСТЬ СЕМЕйНОГО НЕ6ЛАГОПОЛУЧНЯ § ПОНSIТИЕ Н ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕ5ЛАГОПОЛУЧНОй СЕМЬИ Какие бы радикальные преобразования в деле вос­ тнания подрастающего поколения ни происходили в обществе, какое бы место ни занимали в решении этой nроблемы самые развитые общественные и государст­ венные институты, семья была, есть и будет ведущим и н езаменимым фактором социализации личности. Рас­ сматривая семью как первичную и важнейшую социаль­ ную ячейку формирования личности, советская педаго­ гическая психология отмечает, что основными критерия­ ми оценки способности семьи выполнять свои функци и (стабилизации семьи и социализации детей) являются п озитивные межличностные отношения, эмоционально­ психологическая совместимость супругов, глубокая и взаммная симпатия, принципиальное единство их интере­ сов и ценностных ориентаций. Только семья с позитив ­ н ым нравственно-псмхологическим потенциалом в со­ стоянии до конца выполнять свой долг перед обществом по формированию общественно ценной личности.

Социализм устранил из жизни семьи классово-анта­ гонистическую основу противоречий, порождающих амо­ ральные или антиобщественные формы связей и отно­ шений между ее субъектами. Более того, реальные до­ с ижения общественного развития в области брачно-се­ мейных отношений создали благоприятные условия для реализации семьей своего социального назначения.

Некоторая часть семей по разным причинам не вы­ nо лняет своих воспитательных функций, 'ЧТО прямо и ли косвенно способствует формированию у несовершенно­ летних членов семьи аморальных, а подчас и противо­ правных ориентаций. Среди таких семей особое место занимают неблагополучные семьи, где антиобЩествен­ ный образ жизни лиц, связанных отношениями брака, родства или усыновления, способен формировать у не­ совершеннолетних членов семьи аморальные черты лич­ ности, противоправные цели и способы реализации по­ требностей, т. е. антиобщественную направленность лич­ ности 1• Семейное неблагополучие выражается чаще всего в сочетании таких факторов, как деформация семейных связей и отношений;

низкий культурный, общеобразо­ вательный и профессиональный уровень;

примитивный круг интересов (зачастую переходящих в антиобщест­ венные};

искаженные нравственные и правовые воззре­ ния.

Крайняя противоречивость внутрисемейных и обще­ ственных отношений, своеобразное проявление социаль­ но-психологических закономерностей в сочетании с фак­ торами личной деформации неизбежно порождают как внутригрупповой, так и общественный конфликт, опреде­ ляющий данное социально-психологическое образование как неблагополучное. В свою очередь это оказывает принуждающее воздействие на формирование личности несовершеннолетнего (ввиду его полной, особенно в раннем возрасте, зависимости от родителей}. Таким об­ разом, принуждающий характер передачи несовершен­ нолетним антиобщественных образцов мышления и по­ ведения характеризует неблагополучную семью как ~ри­ миногенное явление.

Семейное неблагополучие можно с полным основа­ нием отнести к тем явлениям, которые К. Маркс назы­ вал «родимыми пятнами старого общества» 2 • Известная закономерность отставания сознания от общественного бытия проявляется в том, что обыденное, узкоэгоисти­ ческое сознание, став характерным свойством группо­ вой психологии, может препятствовать, а при небла г о­ приятном стечении обстоятельств даже почти исключать возможность проникно. вения общественного созна­ ния в нравственно и социально неблагополучную семью.

«Культивируемые в такой семье нормы, обычаи, ценно­ сти в форме определенного опыта как бы «ПО наслед­ ству» передаются следующим поколениям, которые вслед за своими nредшественниками восnроизводят их в процессе своего формирования ·И развития» 3• Нельзя забывать, что «...история отдельного индивида отнюдь не может быть оторвана от истории предшествовавших или современных ему индивидов, а оnределяется ею» 4• Убедительным подтверждением этих положений слу­ жит обнаруженная в результате исследования связь между антиобщественным образом жизни родителей из неблагоnолучных семей и харак~ристикой личности не­ совершеннолетних правонарушителей. Следовательно, вышеуказанная комnоновка отрицательных социально­ nсихологических свойств неблагоnолучной семьи харак­ теризует ее уже (с момента nоявления ребенка) как nо­ тенциальный фактор восnитания у несовершеннолетних членов семьи антиобщественной направленности лично­ сти. При этом следует отметить, что обусловленность на­ правленности личности несовершеннолетних стилем жиз­ ни неблагополучной семьи настолько высока, что пред­ ставляется необходимым какое-то счастливое стечение обстоятельств, чтобы nодросток из такой семьи не имел антиобщественной или аморальной ориентации или не стал на путь nравонарушений.

Полученные в ходе исследования материалы убеди­ тельно подтвердили гипотезу о высокой nреемственно­ сти антисоциальных качеств между современными и предшествовавшими nоколениями. Так, nочти 70% роди­ телей из неблагоnолучных семей сами воеnитывались в таких или nочти в таких же нравственно и социально не­ благоnриятных услоВ}-1ЯХ, в каких в настоящее время на­ ходятся их собственные дети. К тому же 35,5% родите­ лей с самого раннего детства, nочти 30% -с 8-12- и 13% -с 13-14-летнего возраста воепитывались в семь­ ях без одного или обоих родителей. Соответствующие · объективные условия во многом nредоnределяли на­ nравление развития личности, формирование ее индиви­ дуальной антиобщественной nсихологии. Поскольку именно nсихика или ее компоненты (сознание и воля) являются последней инстанцией в формировании любо­ го решения человека, постольку от состояния этих фак­ торов подчас зависит все его будущее. У 30% родителей из обследованных неблагоnолучных семей констатирова­ лись ранняя алкоголизация, несnособность сопротивлять - · ся соблазнам и «дурным наклонностям», попадание nод влияние аморальной или преступной среды.

Характерно, что около 70% родителей из неблагаnо­ лучных семей nричиной своей деградации назвали тяже­ лое материальное nоложение семьи, невыносимые усло­ -вия быта, жестокое обращение родителей, низкий уро­ вень образования н культуры родителей, нх равнодуш­ ное отношение к воnросам обучения и восnитания де­ тей. При этом же важно отметить, что nочти 80% ро­ днтелей из этих семей оцен1-1вают свой образ жизни как вnолне естественное состояние. А те 20%, которые осо­ знают ненормальность сложившегася nоложения, ниче­ го радикального для его изменения не nредnринимают.

Следовательно, то, что 64,5% правонарушений несо­ вершеннолетних nриходится на подростков из неблага­ получных семей, во многом и объясняется семейным не­ благоnолучием. Благодаря длительности его воздейст­ вий, имеющих большую пр1-1нудительную с1-1лу за счет правовага и факт1-1ческого положен1-1я семь~-1, свойства, качеспва и чувства ребенка, подростка, юношн nовторя­ ют, еоспро1-1зводят ценности, которыми руководствуются их родители. Тот комnлекс факторов, который оnределя­ ет семейное неблагополучие, оказывает довольно ак­ тнвное противодействие широким позит1-1вным социаль­ ным воздействиям, в силу чего семейное неблагополу­ чие со своей психологией и моралью влияет на форми­ рование личности несовершеннолетнего порой значи­ тельно активнее, чем все другие социальные институты, участвующие в воспитании подрастающего поколения.

Дело в том, что неблагоnолучная семья, во-первых, сама не в состоянии объективно (в силу крайней демора. лизации) воспринимать позитивное значение социальных установлениИ. В то же время аморальные антиобщест­ венные нормы, традиции, взгляды воспринимаются как привычные, сами собой разумеющиеся, и поэтому име, ют большое влияние на психологию семьи, на формиро­ вание индивидуальных качеств лиц, ее составляющих.

Во-вторых, надо иметь в виду и то, что крайняя индивl-1 дуализация быта и аморальный, антиобщественный об­ раз жизни как бы устраняют семью из сферы социаль. ного взаимодействия, а поэтому ограничивают социали­.з~рующее значение общественных институтов. Это, в свою очередь, препятствует в дальнейшем возможно­ стям самоутверждения личности в социально приемле­ мых формах. В-третьих, подавляющая часть социальных установлениИ рассчитана на семью с положительным iO ti равственно-пснхологическим nотенциалом, и nоэтому Неблагоnолучная семья не восnринимает их. В-четвер ­ •ых, характерная для неблагоnолучных семей деморали­ зация ее членов делает эти семьи особенно подвержен­ н ыми восnриятию чуждых социализму черт nсихологии.

Недостаточно высокая действенность мер, предна­ зн аченных для рассматриваемой категории семей, в ря ­ де случаев объясняется тем, что их прнменение начина­ ется слишком поздно. Данные исследования nоказыва­ ют, что более nоловины неблагоnолучных семей выяв­ л яются уже после совершения nодростками каких-либо правонарушеннй, т. е. тогда, когда дети уже имели ту или иную стеnень антиобщественной наnравленности и о ранней nрофилактике семейного неблагоnолучия не мог­ rю быть и речи.

Таким образом, неблагоnрнятные факторы развития л 1о1чности объективируются {nриннмают форму готовых отношений), стабилизируются (nолучают сnособность к сохранению и восnроизводству) w nревращаются в ус­ тойчивый отрицательный стереотиn, в нормы nоведения отношений 5 •.j. Именно таков один нз nутей nередачи от поколения к nоколению антиобщественных норм, традиций, «цен­ остей» и сохранения их в условиях социалистического общества. Все это служит оnределенной nредnосылкой еблагоnолучия будущих семейных отношений, живуче­ ~тн нравственно и социально дезорганизованной семьи.

В этом смысле семейное неблагоnолучие рассматривает­ t"Я как nричина формирования антиобщественной на равленности личности несовершеннолетних членов с емьи и как условие их становления на nуть nрестуnле­ нн.

Антиобщественная наnравленность личности родите­ лей из неблагоnолучных семей формируется в основном.двумя nутями. Во-nервых, в результате восnринимаемой с самого раннего детства асоциальной и антисоциальной ориентации, основным неточником которой являлось не­ -благоnолучие родительской семьи. Из данной категории лнц формируется nочти 70% неблагоnолучных семей.

Во-вторых, неблагополучные семьи формируются из лнц, антиобщественная наnравленность которых не свя­ зана с соответствующей наnравленностью личности ро­ днтелей и возникла в результате негативного влияния знесемейных факторов.

Антиобщественная направленность уже в зрелом в оз·­ расте появляется в результате алкоголизации, личной или семейной трагедии, жизненных неудач, попадания под влияние аморальной или преступной среды и т. п.

Около 25 % неблагополучных семей формируется имен­ но за счет этой категории лиц. Такие семьи представ л я ­ ют собой не меньшее зло для общества, чем получив ­ шие антиобщественную направленность «В наследство».

Они также способны при соответствующих условиях в о с­ производить «себе подобных».

Характеристика антиобщественной направленности личности родителей из неблагополучных семей, сформИ·­ ровавшаяся в результате усвоенных с детства отри ца­ тельных свойств и качеств, отличается от характеристикИ родителей, антиобщественная направленность которых была приобретена в зрелом возрасте, более широким диапазоном аморальных и противоправных проявлений.

Если для вторых основным дезорганизующим фактоf1ом явл-яется личная алкоголизация и беспорядочный образ ж1-1зни, то для взрослых членов семь1о1, которые усво1-1ли ант1-1общественную направленность личности с детства, характерна, наряду с глубокой моральной деформаци­ ей, уже прямо противоправная ориентация. Выпивки превращаются в систематические и групповые попойки-, сопровождающиеся бранью, драками, развратом. К уча­ стию в таких компаниях часто приалекаются «случай ньtе люди», дети (в том числе и чужие). В семьях, «унаследо­ вавших» антиобщественную направленность личности, в раза больше родителей, не имеющих постоянного 1, места работы, на 32% больше взрослых членов семьи•, имеющих длительные перерывы в работе, на 44 % имеющих судимости и административные наказания, поч ­ ти на 30% -побывавших в медицинских вытрезвител ях.

В этих семьях наблюдаются такие явления, как организа­ ция притонов, занятие сводничеством, спаивание и раз~ вращение несовершеннолетних и т. д. Большинство nо­ добных действий родителей носит административно и уголовно наказуемый характер. Однако 72% опрошен­ ных родителей считают свой образ жизни вполне нор'" мальным и даже естественным. Эти семьи, обладающие значительно. большим криминогенным потенциалом ПО' сравнению со вторыми, имеют и значительно больший n роцент несовершеннолетних, характеризующихся су­ щественной социальной запущенностью. В таких семьях на ЗО% больше подростков, осужденных к различным срокам наказания, почти в 2 раза больше детей, склон­ ных к совершению правонарушений.

Значительная часть неблагополучных семей формиру­ ется на основе фактического, а не юридического брака.

Вступление в такой брак носит чрезвычайно упрощенный и несднократный характер. Так, 61% опрошенных мате­ рей основным мотивом несднократного вступления в фактический брак назвали: «Надо же с кем-то жить», «Была вынуждена ввиду беременности», «Нужен был компаньон» и т. п. К этому следует добавить, что почти ЗО% родителей из неблагополучных семей, состоящих в юридическом браке, до вступления в брак уже жили «нормальной» (как они сами выражаются) половой жизнью. На момент исследования 15% матерей 2 и бо­ лее раз состояли в фактическом браке, продолжитель­ ность которого составляла менее года. Всего же в фак­ тическом браке состоят или состояли ранее родители из 65% обследуемых неблагополучных семей.

В данном случае фактический брак следует рассмат­ ривать не только как одно из условий, порождающих само семейное неблагополучие, но и как безусловный фактор криминогенности такой семьи. По данным наше­ го исследования, в 95% неблагополучных семей, где мать состоит в фактическом браке, «сожители» ведут аморальный или антиобщественный образ жизни, что :ерьезно усугубляет и без того сложное материальное, нравственное и психологическое состояние семей.

Непосредственно с этим вопросом связана и другая особенность происхождения неблагополучной семьи:

почти 15% несовершеннолетних правонарушителей со­ ставляют дети, рожденные вне брака. Всего же в небла­ rополучных семьях, состоящих на момент исследования на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, на­ считывалось до 40% внебрачно рожденных детей. В це­ лом в основе формирования почти 70% неблагополуч­ ных семей лежат формальные браки и внебрачное рож­ дение детей.

Неупорядоченность полового общения, особенно в сочетании с алкогольной отягощенностью родителей, яв­ ляется той самой благодатной почвой, на которой про­ израстают нравственные и умственные задатки социаль­ ноi;

i патологии детей из неблагополучных семей. Подоб­ ны~ образ жизни родителей служит причиной психофи зиологнческнх аномалий детей, серьезно траемнрует психику ребенка, искажает его представление о супру­ жеской верности, чести, достоинстве, половой этике, о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Более того, подобная атмосфера в семье способствует фор ­ мированию у подростка нездорового и раннего ннтере.­ са к половой жизни, зачастую является прнчнной поло­ вых преступлений несовершеннолетннх. Не случайно на подростков нз неблагополучных семей прнходится поч­ П1 80% всех половых преступлений несовершеннолет ннх6. · Включение в сферу исследований третьего поколения (семей бабушек н дедушек подростков-правонарушите­ лей нз неблагополучных семей) уточннло механизм анти­ общественного «заражения» личности и в основном под­ твердило правильность гипотезы о семейном неблагопо­ лучии как «самовоспроизводящейся» системе. Среди лиц предшествовавшего поколения приелекалось к уголов ­ ной ~ и административной ответственности около 1О%, развратный образ жизни вели примерно 18%, паразити­ ч еское существование- 21,5%. Среди самих родителей и з неблагополучных семей к уголовной и адмннистратие­ ной ответственности приелекалось уже около 40%, а па­ разитическое существование свойственно более чем 50% родителей. Абсолютное большинство несовершеннолет­ н их из неблагополучных семей на момент исследованиs.

являлись правонарушителями или совершали проступки, х арактеризующие их как трудных. Более 62% из них имели стойкую ориентацию на употребление алкоголя, и почти 75% подростков уже в несовершеннолетнем воз­ расте негативно относились к труду, учебе и обществен­ н о-политической деятельности.

Таким образом, анализ происхождения, «развития» и воспроизводства неблагополучной семьи позволяет счи­ тать ее потенциальным фактором, продуцирующим субъектов семейного не.благополучия.

§ типы СЕМЕЙНОГО НЕ&ЛАГОПОЛУЧНЯ Семейное неблагополучие, представляя собой СОЦ/'1 ально отклоняющееся явление, или, точнее говоря, ле гальн.,•н канал расnространения чуждых обществу миро­ воззрения н морали, не может оставаться вне nоля зре­ ния теории н практикн nредупреждения nрестуnностн.

, Правда, будучи по сnособам своего образования, фор­ мам проявления н вызываемым nоследствиям чрезвы­ чайно несднородным явлением, семейное неблагоnолу­ ч не выстуnает как нанболее сложный для социально~+ профилактию1 объект, и nрежде всего в части разра­ ботки адекватных уровню его криминогенности мер нейтралlоfзац~-iи и декриминал1-1зацин.

Разработка эффективных мер борьбы с семейным неблагополучием требует относительно исчерnывающих, истинных и многоnлановых знаний о его генезисе, тен­ денцмях и закономерностях во всех многообразных фор­ мах криминогенного проявления. Более того, многоот­ раслевой характер мер по нейтрализации и декримина­ лнзации семейного неблагополучия требует nостроения динамических моделей анализируемого явления, зримо выделяющих профильные груnпы факторов, обеспечи­ вающие четкое разграничение функций всех субъектов управления nрофилактикой семейного неблагополучня.

Последнее не должно нарушать целостности решения­ проблемы и пропорциональности сочетания относитель­ но равнозначных средств экономического, нравственного, правового, психологического и nедагогического воздей­ ствия на объект.

Бесспорно, решение круга задач по изучению и раз­ работке мер предупреждения семейного неблагопалу­ чия-дело не простое, но, руководствуясь ленинской формулой познания объективной реальности «От живо­ го созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике... » 7, мы находим nрекрасный образец методо­ л огии комплексного решения этой двуединой задачи:

получения знаний о nредмете исследования и средств практического управления анализируемым явлением.

Методологической основой изучения любого сложно­ организованного явления, в том числе семейного небла­ гополучня, служит построение тиnологии. Предполагая сведен1-1е большого количества наиболее характерных и массовых видов семейного н еблагополучия в однород­ ные по форме проявления, типология тем самым отра­ жает закономерности и социальную значимость (1-1ли функциональную характерист ику) как в се го явления, так и его отдельных атр и бут и вных признаков. Включая iS в себя самые существенные и относительно постоянные признаки (отличающие каждый тип) и наиболее устойчи­ вые связи между ними, образующие в совокупности ис­ следовательскую модель или определенный тип семей­ ного неблагополучия, типология, кроме того, позволяет систематизировать и специализировать средства управ­ ления применительно к каждому выделенному типу, а также к каждому генетически связанному с ним призна­ ку. При этом самый универсальный из типаобразующих признаков семейного неблагополучия, выступающий в качестве основного фактора его существования, приоб­ ретает значение критерия выделения и эффективности управленческих воздействий.

Рассматривая криминогенность как свойство индиви­ да, социальной группы или общности, явления, процесса или ситуации, способное формировать антиобществен­ ную направленность личности у находящихся в непо­ _средственном с ними контакте лиц, провоцировать со­ вершение ими противоправных деяний, следует отме­ тить, что критерием типологии семейного неблагаполу­ чия является уровень его криминогенности. Иначе го­ воря, наличие в семье материальных и духовных фак­ торов деградации личности несовершеннолетних (или криминогенного симптомокомплекса) служит основанием,для отнесения семьи к числу неблагополучных, а значит,.и к предмету профилактики правонарушений несовер­ шеннолетних. Что касается характеристики этого симп­ ·томокомплекса, то ее следует считать основанием отне­ сения неблагополучной семьи к тому или иному крими­.ногенному типу.

Уровень криминогенности неблагополучной семьи определяется, с одной стороны, характером стабильно проявляющихся в поведении родителей или лиц, их за­ меняющих, нравственных, правовых, культурных и педа­ гогических отклонений от норматипических 8, а с дру­ 'ГОЙ,- в.ероятностью формирования у нессвершенналет­ них членов семьи антиобщественной направленности личности. Следовательно, основными признаками-показа­ телями уровня криминогенности неблагополучной семьи будут: наличие, концентрация и характер стойких, про­ являющихся в поведении и в отношении к воспитанию детей, нравственных, правовых, культурных и педагоги­ ческих отклонений;

степень связи между этими отклоне 1. ни я ми и антиобщественной направленностью m1чности несовершеннолетних.

Данные проведенных исследований подтвердили ги­ потезу о решающей роли семейного неблагополучия в формировании антиобщественной направленности лич­ ности несовершеннолетних членов семьи и позволили выработать не претендующую на исчерпывающий ха­ рактер типологию неблагополучных семей. Все неблага­ по л учные семьи, имеющие несовершеннолетних, совер­ шивших правонарушения и преступления, сгруппированы по признаку криминогенности в три следующих типа:

активно-криминогенный;

2) ординарно-криминогенный 1) и 3) частично-криминогенный.

Разумеется, ни сами неблагополучные семьи, ни вхо­ дящие в их состав лица не создают какой-то новый со­ циальный класс, группу, слой или прослойку общества.

Несмотря на относительно устойчивую «наследствен­ ность» и закономерный характер образования, те и дру­ гие представляют собой всего лишь исключение из классовой структуры социалистического общества. По мере общественного прогресса имеющие место причи­ ны сохранения семейного нерлагополучия будут отми­ рать. Следовательно, у семейного неблагополучия в пер­ спективе не остается иной альтернативы, кроме посте­ пенной, но неизбежной трансформации в один из соци­ альных типов, вписывающихся в классовую структуру общества. Индивидуальные (личные) отклонения от клас­ совых типов сохранятся 9, но эти отклонения не смогут носить антисоциальное содержание.

Конечно, дальняя перспектива исследуемой пробле­ мы обнадеживает, но ее решение не может быть отло­ жено до лучших времен не только в силу высокой кри­ миногенности, но и потому, что семейное неблагополу­ чие, в конечном счете, «Воспроизводит» неблагополуч­ ные семьи. Это необходимо еще и потому, что практика предупреждения правонарушений несовершеннолетних ориентируется пока не на декриминализацию неблагепо­ лучной семьи, а, главным образом, на перевоспитание правонарушителя или склонного к совершению правона­ рушений подростка.

ХАРЫОВСКИЙ · ИД! Ч: О ' ·' "1:U.TJ'r мм. ф, ~. 1 •t'/i'i~.._!",,\/~ Корм щ и ков В. М.

. jЧа.? (7v7 У ь· Ин АКТИВНО­ КРИМИНОГЕННЫй тип В структуре семейного неблагополучия активно-кри­ миногенный тип занимает особое место. Это связано с тем, что криминогенными являются практически все сфе­ ры жизнедеятельности семьи. Степень деформации большинства из них (в социально-психологическом и нравственно-правовом смысле) можно назвать завер­ шенной. Активная антиобщественная направленность лич­ ности родителей характеризует их как постоянно дей­ ствующий фактор криминализации детей. Несмотря на то что неблагополучные семьи данного тиnа составляют около 15%, удельный вес правонарушений несовершен­ нолетних здесь более 30%. Более того, почти 70% детей из семей этого типа в возрасте от 14 до 18 лет совер­ шают различные правонарушения и преступления. В це­ лом же относительно устойчивая аморальная или анти­ общественная направленность личности характерна для 92% несовершеннолетних из таких семей.

Отличительной особенностью данного типа является также то, что оба родителя (там, где они есть) в равной мере служат источниками криминогенности семьи. Кста­ ти сказать, семьи с одним родителем, составляющие почти 78% анализируемого типа, характеризуются зна­ чительно большим криминогенным потенциалом, чем те, которые имеют обоих родителей. Одна из причин этого кроется, вероятно, в том, что в отношении единственно­ го родителя в неблагополучных семьях реже применя­ ются меры принудительной декриминализации, а их образ жизни и поведение являются более последова­ тельными в своей аморальности.

Семьи данного типа отличает крайне низкий уровень правосознания родителей. По данным исследований, 62% из них приелекались к уголовной и администра­ тивной ответственности, а образ жизни и деятельности более чем 90% отцов и 77% матерей можно с полным основанием квалифицировать как общественно опасные.

Бродяжничество, тунеядство, самогоноварение, спаива­ ние несовершеннолетних и другие противоправные дея ­ ния являются здесь обычной нормой поведения. Если к этому добавить то, что активно-криминогенному типу i _... ей свойственна высокая многодетность, станет вnоп. с.,.,... ~ _ не 0 чевиднои их п о вышенная криминогенность.

Основным признаком деградации и последующеи криминализации рассматриваемого типа является харак­ те ное для всех субъектов семьи хроническое пьянство.

n:ивычка к употреблению спиртных напитков настолько укоренилась, что даже меры принудительного антиалко­ гольного лечения оказываются бессильными. На приме­ ре тех 3,5% родителей, к ~которым такие меры применя­ лись и которые ни в коеи мере не исправились, можно, утверждать о пато~огической приверженности родителе~ данного типа семеи к алкоголю.

Отличительной особенностью активно-криминогенно­ го типа семей служ и т ярко выраженная деформация по­ ловой этики у субъектов. Согласно далеко не полным данным, почти 70% матерей несовершеннолетних право­ нарушителей ведут беспорядочную половую жизнь, со­ жительствуют с лицами, для которых антиобщественное-· поведение стало нормой. Вероятно, в этом одна из ос­ новных причин того, что более 65% семей образуется-.

в результате внебрачного рождения детей.

Учитывая более высокую, по сравнению с родителя-­ ми, криминальность подростков, можно сделать вывод о возрастании от поколения к поколению криминально­ сти лиц, образующих семейное неблагополучие. Иначе говоря, семейное неблагополучие- причина не только воспроизводства субъектов семейного неблагополучия ~ но и последующего повышения криминализации обра­ зуемых ими семей.

Еще одним характерным признаком данного типа се­ мей является то, что здесь нравственно-правовые откло­ нения лиц, его составляющих, сопровождаются ярко вы­ раженными психологическими отклонениями. Конечно, для полноты предложенной типологии было бы полезно провести квалифицированную психоневрологическую экспертизу субъектов семейного неблагополучия, но применительно к родителям данного типа семей даже не специалисту видны многие психологические анома­ лии. Очевидно, под влиянием длительного и неумерен­ ного употребления спиртных напитков и социального отчуждения у них, с одной стороны, затормаживается.

процесс психичесжих новообразований, а с другой~ начинается процесс разрушения ранее приобретенных свойств. В итоге психическое развитие с годами все 2' более отстает от возраста. Инфантилизм психики и об­ условленная им предрасположенность к неадекватному способу действия и восприятия реальной действительно­ сти- один из признаков субъектов активно-криминоген­ ного типа.

Только серьезными нарушениями нравственно-психо­ логической сферы личности можно объяснить полную беспечность субъектов данного типа семей к своему бу­ дущему и будущему своих детей, совершенно противо­ естественную для психически нормального человека де­ формацию воли и родительских чувств, апатию к пози­ тивной деятельности. Несовместимость общечеловече­ ских понятий с суммой признаков и свойств, проявляю­ щихся в аморал~ности средств удовлетворения потреб­ ностей и интересов, явном преобладании плотских ·по­ !ребностей над духовными, полном пренебрежении к :элементарным требованиям личной гигиены и санитарии жилья, патологической приверженности к спиртному, частых скандалах и драках (в том числе по ничтожному поводу) и в других отклонениях в их ·сознании и поведе­ нии, говорит о том, что криминогенный симптомоком·п­..лекс во многом обязан дефектам психики, не исклю­ чающим вменяемости.

Таким образом, сформировавшийся социально-психо­ логический отрицательный стереотип поведения рассмат­ риваемой категории лиц делает чрезвычайно сложной проблему профилактики (декриминализации и ресоциа­ лиза'ции) активно-криминогенного типа неблагополучной семьи. Анализ эффективности применяемых в отноше­ нии их мер показывает, что определяющими в данном случае должны быть меры правового воздействия.

ОРДИНАРНО­ КРИМИНОГЕННЫЙ тип Для данного типа наиболее характерным является 'соседство криминогенного симптомакомплекса с пози­ тивными установками и завис,имость по силе и формам 11роявления от ситуации•. Если в предыдущем типе 89% _родителей не имеют постоянного места работы или име­ ют длительные (до 6 месяцев) перерывы в работе, то в ординарно-криминогенном типе 48% родителей име­ ют постоянное место работы, 16% -временную или се­ зонную работу. Почти у 35% семей, в которых есть отец -,:i{ мать, один из родителей или лица, их заменяющие,­ ~арактеризуются более позитивным, хотя и не безупреч­ ньiМ• мировоззрением и поведением, т. е. в орд~нарно­ к J.1МJ.1ногенном типе присутствуют лица с разнои соци а~ьtiОЙ направленностью личности, а родитель-кримино,/ гент не лишен позитивных качеств. v Однако то, что на ординарно-криминогенныи тип при­ ходится 53% всех неблагополучных семей и около поло­ вины правонарушений несовершеннолетних, говорит о его высоком распространении и криминогенности. Здесь 52% подростков являются правонарушителями. В целом же антиобщественная направленность личности харак­ терна для 67% детей. Правда, при оценке криминоген­ ности семьи этого типа необходимо учитывать то, что уровень общественной опасности совершаемых подрост­ ками правонарушений несколько ниже того, который характерен для подростков первого типа.

Одной из отличительных особенностей ординарно­ криминогенного типа является не хроническое, но ча­ стое пьянство отца и в 47% семей- обоих родителей, а также то, что оба родителя исповедуют обыватель­ скую психологию. Частнособственнические и эгоистиче­ ские позиции родителей настолько явно выражены, что их по силе своего отрицательного воздействия на фор­ мирование личности несовершеннолетнего можно срав­ нить с противоправной позицией родителей из первого типа семей. Дело в том, что образ мыслей данной кате­ гории родителей не распространяется далее денежного расчета и собственных удовольствий. Здесь самым при­ чудливым образом сочетаются меркантилизм мотивов деятельности с широтой расходов на увеселительные ме­ роприятия, жажда личного благополучия с небрежно­ стью в воспитании детей, крайне снисходительное отно­ ш~ние к себе с полным отсутствием сопереживания к людям, неудовлетворенность своим положением с не­ желанием что-либо делать для его измеnения.

Полное равнодушие ко всем социальным мероприя­ тиям общества (если из них нельзя извлечь пользу), стремление получить от общества как можно больше за меньший труд или, если возможно, то и без труда­ ведущие компоненты образа жизни такой семьи. Нега­ тивное значение их существенно усиливается в связи с тем, что у подавляющего большинства родителей этого типа на пути легального удовлетворения своих потреб 1f ностей во,зникает целый ряд объективных nрепятстаий (низкий уровень образования, профессиональной квали­ фикации и т. д.). Характерным для них является также наличие противоnравных ориентаций и постуnков. Почти ~О% родителей не считают преступлениями взятку, сnе­ куляцию и мелкие хищения на производстве. По данным исследования, около 30% родителей ранее nриалекались к уголовной и административной ответственности, а nоч­ ти 30% отцов и 6% матерей nобывали в медвытрезви · т.еле.

\13 основе формирования ординарно-криминогенного типа семьи стоят лица, антиобщественная направлен­ ность которых «унаследована с детства (78% ), т. е. ко­ q-орые сами воепитывались в неблагополучной семье.

'В отличие от предыдущего тиnа, большинство анали­ З~-!руемых ·семей (66%) имеют обоих родителей. Основ­.ное место в криминогенном симптомекомnлексе этих лиц принадлежит глубоким нравственным деформациям.

Психологически это объяснимо, по-видимому, эффектом нарастающего чувства безнаказанности за отступления от норм морали. Не имея с детства социального имму­ :нитета, т. е. нравственной основы противостояния соблаз­ rнам, эксплуатируя чувст11а общественной терпимости и даже снисхождения к «жертвам» алкоголизации, эти лица усвоили допустимость ненаказуемых или мало на­ !Казуемых отклонений от норм морали и права.

Руководствуясь принципом «проще обойти законы, •чем затрачивать энергию на их соблюдение», анализи­ ;

руемые лица меняли даже работу и nрофессию, пока не -находили место, где этот nринциn не ущемляется. Веро­ ятно, nоэтому более 31% родителей данного типа семей, ранее работавшие в производственных коллективах, пе­ решли в сферу быта, торговли, общественного nитания, став разнорабочими, nриемщиками, грузчиками, подсоб­ никами и т. д., т. е. стали работать там и в том качестве, где можно быть относительно не зависимыми от основ­.ного коллектива и сnокойно исповедовать свою мораль.

С социальной точки зрения, процесс криминализации подобных лиц обусловлен, вероятно, не только социаль­ ной «наследственностью», но и наличием общественных условий, доnускающих возможность отчуждения или вы­ падения из сферы социального взаимодействия отдель­ ных лиц и семей.

·Среди условий, способствовавших криминализации : одителей ординарно-криминогенного типа неблагопо­ ~учньiх ~семей, следует назвать ~ростоту и легкость, с tоторои лица с антиобщественнон направленностью лич­ ности увольняются с работы. Почти 44% родителей из ч~оtсла ранее работавших на промышленных предприя­ тиях были уволены без отработки установленного в этих случаях срока.

Последнее подчеркивает стремление предприяти й :Корее избавиться от подобных лиц, нежелание зани­ маться судьбой «трудных» взрослых и тенденцию. пере­ кладывать эти заботы на других. В итоге большинство таких лиц оказываются «ничейными», предоставленным и :амим себе.

Другим условием криминализации субъектов семей­ ного неблагополучия является отсутствие специально ор­ ганизованной и нормативно регламентированной системы nредупреждения семейного неблагополучия и декрими­ нализации уже Сформировавшихея неблагополучных се­ мей. Не представляя собой предмет правоохранительной деятельности, семейное неблагополучие как бы получает право на существование. Во многих случаях даже совер­ · шение правонарушения несовершеннолетним не вызы вает каких-либо последствий для такой семьи, т. к. она может стать предметом правоприменительной деятель­ ности в весьма ограниченных случаях. Это вольно или невольно порождает у субъектов семейного неблагопо­ лучия сознание безнаказанности, допустимостн жнть по иным, пригодным лишь для себя законам, не нарушаю­ щим пределов, за которыми следует уголовное наказа­ н~о~е.

Промежуточный, между законом и его нарушением, образ жизни родителей семей ординарно-криминоген­ ного типа и возникающая в этой связи неопределен­ ность юрисдикции семейного неблагополучия служат благодатной почвой для существования этого соцнально отклоняющегося явления. Более того, известный «пра­ вовой вакуум» вокруг семейного неблагополуч~о~я обус­.nовливает последующую криминализацию семь~о~.

По данным исследований, именно допустимость {в рамках закона) жить по своим безнравственным ка­ нонам служит одной из причин того, что почт~о~ четвер­ тая часть семей активно-криминогенного типа образу'ет­ ся за счет криминальной трансформации ординарно­ криминогенного типа. Все это говорит о том, что орди 2) нарно-криминогенный тип семейного неблагопал чия требует к себе первоочередного внимания. Но это и наиболее сложный для профилактики объект, т. к. ем у свойственна скрытность происходящих антиобществен ­ ных процессов. При организации профилактики эти се м ьи выявляются лишь при анализе причин и условий, поро·ж­ дающих правонарушения несовершеннолетних.

ЧАСТИЧНО­ КРИМИНОГЕННЫЙ тип На данный тип при,ходится 32% всех неблагополуч н ых семей. Его своеобразие состоит в том, что носителем криминогенного симптомакомплекса является лишь один из родителей (главным образом, отец). Но н только 45% матерей занимают активно антикриминогенную позицию, остальные- преимущественно пассивную, косвенно нем­ трализующую семейное неблагополучие. Последнее об­ условлено тем, что матери, обладая в целом позитив ­ ным мировоззрением, во главу угла ставят сохранение семьи, терпеливо сносят неудобства, вызываемые ант и­ общественным поведением мужа.

В отличие от двух других п1пов, где в основе форми­ рования почти 70% семей лежат неформальные браки и внебрачное рождение детей, здесь все семьи имеют обоих родителей. В этих семьях мать (90%) и отец (84 % ) работают (28% отцов и 51% матерей- в сфере матерм­ альнога производства). Правда, 29% отцов (из чмсла ра­ ботающих} имеют временную или сезонную работу, а 26% часто и надолго (до 6 месяцев) прерывают св ою т рудовую деятельность.

Неблагополучие семей частично-криминогенного т и па складывается из сочетания хронического употребле н ия спиртных напитков с аморальным или противоправн ы м поведением отца. Терпимое отношение матери не с п а ­ сает семью, а лишь усугубляет ее криминогенность: т а­ кое отношение распространяется даже на неработаю­ щих мужей. В целом терпимое отношение к пьянс тв у, тунеядству и другим аморальным проявлениям кри ми­ н огента формирует в его психологии доминанту всеп р о ­ щения, естественности сложившегася хода событмй. На­ личие семьи дает ему не только пристанище, но и ма­ т ериальную основу поддержания криминогенного со­ ст ояния.

Уже одно только nрисутствие в семье оnустившегася человека (отца) nарализует многие усилия матери и дру­ гих социальных институтов по социализации личности не­ совершеннолетних, ибо живой nример отношений и nо­ ведения ближайшего родственника не заменим никаки­ ми нравоучениями.

Полноnравное nоложение nьяницы, которое не огра ­ ничивается лишь его nрисутствием в доме, nорождае r сознании общающихся с ним детей сnерва смятение, за·тем сомнение в nорочиости nьянства (от терnимости к этому матери) и даже убежденность в его закономерно­ сти. В конечном счете nьянство родителей формирует · у несовершеннолетних сложный генерализованный комn- · леке nсихических новообразований (nсихический фена- · тиn) реагирования на данное явление одновременно как :

на возмущающий и nобуждающий к nодобным действи­ ям фактор. По-видимому, в этом- одна из nричин по- · бегов детей из дома, бродяжничества, низкого автори-· теrа родителей и широкого и раннего nриобщения к :

уnотреблению сnиртных наnитков несовершеннолетних..

Еще более вероятной становится деградация лично­ сти несовершеннолетних тогда, когда nьянство отца со-· четается с аморальными и nротивоnравными воззрения -· ми и nостуnками. Согласно данным исследований, nочти родителей из неблагоnолучных семей этого тиnа 45% nриолекались к уголовной и административной ответст­ венности, неоднократно доставлялись в медвытрезви­ тель, совершали nродажу своих и детских вещей и nред­ метов быта, занимались изготовлением самогона и т. n.

Занимая значительное место в криминогенном nотен­ циале родителей, nротивоnравное nоведение (особенно в силу терnимого отношения к этому другого родителя) не только извращает nредставление детей об отноше­ ниях в обществе, но и дает им наглядный урок амораль­ ного и nротивоnравного nоведения. В этом, nо-видимому, одна из nричин высокого удельного веса nравонаруше­ ний несовершеннолетних из неблагоnолучных семей ча­ стично-криминогенного тиnа.

Среди отличительных особенностей этого тиnа семей следует отметить еще одну, имеющую существенное зна­ чение как для классификации, так и для оnределения мер nрофилактики nодобной формы nроявления семей­ ного неблагоnолучия. Дело в том, что криминогенность такой семьи не исчерnывается антиобщественной на.zs правленностью личности или правонарушениями несо­ вершеннолетннх.


Анализ механизма становления на преступнын путь лиц, отбывающих наказание в исправительно-трудовых колониях, показывает, что нз всего количества ретро­ спективно отнесенных к числу воспнтывавшнхся в семьях частично-криминогенного типа примерно первые 34% правонарушения н преступлення совершили уже в со­ вершеннолетнем возрасте. Иначе говоря, если анализ первых двух типов дает более н.r:~н менее определенную картину нх криминогенности, то третий тип, иллюстри­ руя ее частично, создает иллюзию меньшей обществен ной опасности. · Поскольку теория н практнка борьбы с преступн_о­ стью основаны на прннцнпе действия самостоятельных (для несовершеннолетннх н взрослых), не взаимосвязан­ ных подснстем, постольку для подснетемы Г)редупреж­ дення правонарушений несовершеннолетних значимым является только то, что имеет отношение к несовершен­ нолетннм. В этом смысле криминогенность анализируе­ мого типа семей (по сравнению с двумя предыдущими) действительно не очень высока. Фактическое же поло­ жение дел иное, в связи с чем иллюзия незначнтельной криминогенности данного типа неблагополучных семей сдерживает разработку н организацию адекватных ему мер профнлактнкн.

В основе образования семейного неблагополучня ча­ стично-криминогенного типа стоят в основном лица (79% ), антиобщественная направленность личности кото­ рых сформировалась еще в несовершеннолетнем воз­ расте, в условиях семейного неблагополучня родитель­ ских семей. Следовательно, большинство нз них имеют довольно устоявшуюся систему отношений к объектив­ ной реальности. Это чрезвычайно осложняет проблему декрнмннализации и ресоциализацнн таких лиц. Присут­ ствие в этих семьях позитивно характеризующейся ма­ тери существенно нейтрализует отрицательные последст­ вия антиобщественнон направленности личности отца. Не случайно в семьях данного типа (по сравнению с други­ ми) меньше несовершеннолетних, совершивших право­ нарушения и преступления (29% ), а также имеющих ан­ тиобщественную направленность личности (60% ).

Думается, что предлагаемая здесь типология помо­ жет практическим работникам сделать соответствующий акцент при выборе направлений в предупреждении пре­ стуhности несовершеннолетних, позволит избежать отно­ шения к профилактике семейного неблагополучия как к nопутному или даже второстепенному делу и даст воз­ можность отойти от произвольнога и традиционного в каждом регионе подхода к оnределению семейноrо не­ благополучия. В конечном счете, этот или иной вариант тиnологии должен выnолнить свое основное назначение:

стимулировать разработку мер декриминализации. се­ мейного неблагаполучи я применительно к · уровню кри.:

миногенности к.аждого его тиnа.

§ ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СЕМЕйНОГО НЕ БЛАГОПОЛУЧИЯ.

.

.У сnешное. pq~J.Jeниe nроблемы предупрежденИ'я nра-­ вонарушений несовершеннолетних обяза·тельно nредnо­ лагает учет объективных изменений, nроисходящих в структуре.и содержании причин и условий-, порождаю­ щи~ внутреннюю готовность индивида к противоправной деятельности. Дело в том, что порой незначительные изменения природы только одной из этих категор11й выЗывают совершенно иные взаимодействия, изменяют механизм их связи и опосредования, а следовательно, и формы проявления. Даже каждое новое толкование при­ чин или условий преступности, а также их состоян~tя,.

актуальности и механизма действия сопровождается но­ выми (в соответствии с толкованием) nредложениямl'f по их устранению.

Что касается семейного неблагополучня, то оно не только чрезвычайно неоднородное, но н nостоянно из­ меняющееся (вместе с изменениями социальной ситуа­ ции) явление. К тому же оно еще не получило однознач­ ного толкования ни в криминологической теории, ни в практике предупреждения правонарушений несовершен­ нолетних. Отсюда вопрос о динамическом аспекте основ­ ной причины формирования антиобщественной направ­ ленности личности приобретает большой теоретический и практический интерес. Только всесторонний анализ тенденций и перспектив проявления причин и условий становления несовершеннолетних на путь правонаруще­ ний позволит выработать адекватные меры их нейтрал и­ зации и ликвидации.

Поскольку семья определяет все {биологиче~кие, психические и социальные) исходные компоненты развн­ тия ребенка, постольку их изменения отражаются на его фактнческом полаженин в семье. Он же, в снлу послед­ него, копирует с родителей н отражает в своем созна­ нии ту снетему связей н отношений, которой они руко­ водствуютсЯ в своей повседневной жнзнн. Следователь­ но, к моменту, когда государственные н общественные институты подключаются к воспитанию ребенка, он уже обладает достаточно сложным, неповторимым и отно­ сительно устойчивым ценностным комплексом.

В каком направлении будет формироваться ребено к дальше, как сложится его судьба, во многом зависит от того, совпадают лн сложнвшнеся у него под влиянием семьи ценностные ориентации и направленность лично­ сти в целом с ценностными ориентациями общества, с существующей снетемой общественных отношений.

В случае же несовпадення все будет ОПfеделяться тем, насколько глубоки противоречия между семьей н обще­ ством, кто в единоборстве за влияние на сознание ре­ бенка одержит верх, чью сторону займет он сам.

Таким образом, возвращаясь к проблеме причннно­ сп1 правонарушений несовершеннолетннх, мы воль н о нлн невольно сталкнваемся с семьей. Незавнснмо от то­ го, что называется сегодня причиной нлн даже первопри ­ чиной. социальных эксцессов {потребности, интересы, ус­ тановка личности, направленность личности, психи к а, правосознание н т. д. ), все нх основы закладываютс я в семье. Первым связующим звеном между социальной н биологической детерминацией, сознаннем н волей ин­ дивида является все-таки семья.

Именно в этом смысле неблагополучная семья р;

sс­ сматрнвается как явление, занимающее исключительно важное значение в структуре причин правонарушений не­ совершеннолетних. К этому следовало бы добавить еще н то, что объектом семейного неблагополучия являетс я величайшая ценность нашего общества- дети. Наконе ц, цивилизованное общество не может мириться с дегра­ дацией своих отдельных ячеек, оставаться безучастны м к судьбе каждо го индивида.

Декриминализация и последующая ресоциализа цня субъектов семейного неблагополучия, т. е. возвращение в сферу социального взаимодействия, означает создание здоровой основы формирования значительной части подрастающего поколения. Именно в этой связи была nредпринята попытка проанализировать структуру и со­ держание семейного неблагополучия, определить ха­ рактер и глубину его тенденций.

Примененное для этой цели сравнительное изучение результатов исследования с данными, полученными4и 8 лет назад, обнаружило устойчивую тенденцию к из­ менению количества и качества большинства факторов, обусловливающих существование неблагополучной семьи и ее криминогенности. Не вдаваясь в подробности объ­ яснения природы этих измене н и й, следует отметить, что большинство из них обусловлено воздействием объек­ тивного процесса социально-экономического развития социализма.

Из всех обнаруженных в процессе исследований тен­ денций необходимо выделить имеющие экономическое содержание. Так, за прошедшие 8 лет у всех типов не­ ·благополучных семей поднялся уровень материальной обеспеченности. При этом у некоторых из них он значи­ тельно приблизился к типичным по структуре семьям контрольной группы.

Политика партии, направленная на неуклонное повь~ шение благосостояния народа, и в частности рост ре­.альной заработной платы населения, занятоrо ручным, неквалифицированным и малоквалифицированным тру­ дом, а также льготы и пособия матерям-одиночкам и многодетным семьям, создали благопри ятные условия для того, чтобы фактор низкой материальной обеспе­ ченности уже сейчас исключить из атрибутов семейного неблагополучия. Говоря о предупреждении преступно­ сти несовершеннолетних, это следует считать одним из существенных социальны х достижений общества.

Обращает на себя внимание также прогрессирующий характер этой тенденции. Исходя из того, что в анализе присутствовали данные трехэтапного исследования (с разрывом между этапами в 4 года), можно с определен­ ной долей вероятности констатировать, что тенденция эта от этапа к этапу ускоряется, а экономическая при­ чинность семейного неблагополучия уменьшается. Прав­ да, не следует забывать, что в неблагополучной семье еще · остаются в числе действующих факторы уклонения родителей от трудовой деятельности и нерационального расходования денежных средств, и это, в конечном ито ­ ге, заметно снижает позитивный бюджет семьи. Именно в этом смысле можно говорить о материальном небла ­ гополучии семьи, но уже имеющим в своей основе нрав ­ ственные, а не экономические корни.

Серьезного внимания заслуживает тенденция на об­ щее улучшение жилищно-бытовых условий неблагапо­ лучных семей. Если 8 лет назад разница в обеспеченно-­ сти благоустроенным жильем между неблагополучными.

семьями и семьями контрольной группы составляла поч ­ П'I 38%, то уже через 4 года она уменьшилась до 29%.

По данным исследования, проведенного в 1985 году.

отставание в обеспеченности благоустроенным жильем у неблагополучных семей, по сравнению с семьями конт­ рольной группы, составляло уже не более 12%. С уче­ том этой заметно прогрессирующей тенденции можно предположить, что уровень обеспеченности благоустро­ енным жильем неблагополучных семей в скором време­ ни уравняется со всеми семьями региона и перестанЕ~т быть фактором неблагополучия семьи.

Таким образом, само по себе улучшение материаль ­ но-бытовых условий хотя и вносит коррективы в харак­ тер и содержание семейного неблагополучия, но еще не устраняет его нравственные, правовые, этические и пси­ хологические основы. Подтверждением этого может служить множество факторов, выявленных в процессе исследования.


Так, почти 67% неблагополучных семей, имеющих благоустроенное жилье, содержат его фактически в ан­ тисанитарном состоянии. Несмотря на повышение (порой существенное) уровня материальной обеспеченности, в неблагополучных семьях не изменились статьи расходов, а уровень употребления спиртных напитков даже не­ с колько увеличился. Если 8 лет назад 68% матерей и 90% отцов из неблагополучных семей первого и второго типа в целом систематически употребляли спиртное, а 4 года спустя- соответственно 73% и 94%, то, по дан­ ным последнего исследования, это стало характерным уже для 79% матерей и всех отцов. Если в неблагапо­ лучных семьях третьего типа 8 лет назад только 1,5% матерей употребляли спиртное, то на момент последне­ го исследования эта цифра возросла до 9%.

Почти в 1,5 раза возросло количество лиц, употреб эо ляющих вместо сnиртных наnитков (или наряду с н~-tми) различные суррогаты и дурманящие средства. Особен­ но характерным это стало для родителей из неблагаnо­ лучных семей активно-криминогенного типа.

Анализируя те или иные изменения в семейном не­ благоnолучии, пронешедшие за 8 лет, нельзя не обра­ тить внимание на ряд nротиворечивых явлений. Так, nри общем снижении количества неработающих родителей заметно увеличилось их негативное (вербально-выражен­ ное) отношение к труду во всех типах неблагополучных семей. Если ранее 16% родителей-криминогентое счита­ ли, ЧТО «ЛЮбой труд В ТЯГОСТЬ», 18%- «МОЖНО ПрОЖИТЬ и не работа"», 11% -«труд не отвечает жизненным ин­ тересам», а 21%- «труд не обязателен, если есть дру­ гая возможность к существованию» (т. е. 66% обследо­ ванных родителей), то теперь подобное отношение к труду высказали почти 81% родителей.

Объяснение этому можно, вероятно, найти, с одной стороны, в том, что включение в трудовую деятельность для большинства из них было не осознанной, а крайне вынужденной необходимостью. С другой стороны, это объясняется, по-видимому, инерцией укоренившегася образа мышления, привычкой противопоставлять (хотя бы словесно) собственное узкоэгоистичное понимание ценностей их общесоциальному значению. К тому же, большинство ранее тунеядствовавших родителей пред­ почитают малоквалифицированный труд вне высокоорга­ низованного коллективного производства.

Немаловажное значение для характеристики семейно­ го неблагополучия имеют количественные и качествен­ ные изменения в структуре этого явления. Например, в течение анализируемого периода удельный вес первого, или активно-криминогенного, типа неблагополучной семьи сократился с 19 до 15%, а третьего, или частично­ криминогенного,- с 38 до 32%. Наряду с этим на 1О% (с 43 до 53%) увеличилось количество неблагополучных семей второго, или ординарно-криминогенного, типа.

Обращает на себя внимание то, что отмеченные из­ менения в структуре неблагополучных семей вызывают иногда обратно пропорциональные изменения в удель­ ном весе правонарушений несовершеннолетних, прихо­ дящихся на каждый тип семьи. Так, если уменьшение количества неблагополучных семей третьего типа или увеличение количества семей второго типа сопровожда 3t лось соответствующим уменьшением или увеличением удельного веса правонарушений несовершеннолетних, то уменьшение количества первого типа семей повлекло за собой даже некоторое увеличение удельного веса правонарушений подростков из этого типа семей (с, ДО 30%).

Рост криминогенности первого типа мы связываем.с процессом типизации неблагополучных семей. Кон­ центрация в одной группе семей с ярко выраженной формой социальной патологии увеличила суммарный потенциал криминогенности данного типа семей. Рост удельного веса правонарушений несовершеннолетних из неблагополучных семей этого типа вызван,.во-первых, продолжающимся процессом внутренней дезорганиза­ ·ции такой семьи, во-вторых, несовершенством системы профилактики правонарушений несовершеннолетних в.целом и декриминализации семейного неблагополучия в •частности.

О сохранении тенденции на увеличение уровня кри­ миногенности неблагополучных семеЙ МОЖНО СУДИТЬ ПО характерному для всех их типов увеличению числа не­ совершеннолетних, имеющих аморальную или антиоб­ щественную направленность личности. По данным иссле­ дований, количество таких подростков в неблагополуч­ ных семьях составило более 73% (всех имеющихся в :них семьях детей от 1О до.18 лет), т. е. увеличилось за В лет почти на 11 %.

Устойчивая тенденция к дальнейшей криминализации семейного неблагополучия особенно четко прослежива­ ется у семей первого (активно-криминогенного) и второ­ го (ординарно-криминогенного) типов. Здесь, наряду с неуклонным увеличением количества родителей, зло­ употребляющих спиртными напиткам1о1, растет число совершаемых ими правонарушений (за 8 лет в среднем более чем на 6% ).

Что касается семей третьего (частично-криминогенно­ го) типа, то здесь особенно настораживает рост числа матерей, употребляющих спиртные напитки, и снижение на 15% удельного веса матерей с активной антикрими­ ногенной ориентацией. С учетом увеличения числа пью­ щих матерей и снижения числа матерей, явно противо­ стоящих криминогенту, можно. предположить о пере­ растании этих тенденций в закономерность.

Безусловно, соц1о1альные, политические, экономиче кне, культурные и другие достижения общества неволt?­ но вносят свои коррективы и в неблагополучные семьи.

Помнмо безусловных позитивных изменений в матери­ ально-бытовой сфере, происходят некоторые изменения и в сфере сознания субъектов семейного неблагополу­ чия. Правда, ни одно из них нельзя назвать тенденцией.

Это, скорее всего, илн предпосылки к тенденции, или.новый (в духе времени) защитный механизм от воздей­ т вий социального контроля.

Так, в ординарно-криминогенном типе семьи на 12%, а в частично-криминогенном почти на 20% сократилось количество родителей, негативно относящихся к образо­ ·ванию своих детей. На 17% в среднем увеличилось ко­ личество родителей, сожалеющих, что не смогли полу­ чить его в школьные годы. Кроме того, несколько со­ кратился разрыв в уровне образования с родителями из ионтральной группы (в основном за последние 4 года).

Примечательными кажутся изменения (хотя также. лишь вербально-выраженные) в некоторых морально­ лравовых позициях родителей ординарно-криминогенно­ го типа неблагополучных семей. Они касаются преиму­ щественно семей, имеющих обоих родителей. При отве­ тах на вопрос о причинах т1чной деморализации уже не 30 % (как это было ранее), а 51% матерей назвали соб­ ственную вину. Увеличилось на 9% количество родите­ лей, осуждающих или, во всяком случае, не считающих естественным злоупотребление спиртными напитками.

Отвечая на вопрос об оценке совершенного несовер­ шеннолетним правонарушения, 52% родителей высказа­ ли мнение о недопустимости подобного поведения (ра­ нее так считали 34 % родителей).

сожалению, эти изменения во взглядах пока не /{ подтверждаются позитивными изменениями в поведении субъектов семейного неблагополучия.

Среди всех характерных для семейного неблагопо­ лучия тенденций особое беспокойство вызывает, конеч­ но, неуклонный рост количества неблагополучных семей.

За анализируемых лет их число увеличилось почти на 80%. П р ичем основная доля этого прироста приходится на последн и е 4 года. На фоне незначительного общего увеличения удельного веса правонарушений несовер­ ш ен нолетних из неблагополучных семей на 2,5% (с до 64,5 % ) это создает иллюзию значительного снижения уровня криминогенности семейного неблагополучия.

К:орм щиков В. М. зз В действительности доля nрllвонарушений несовершен­ нолетних из неблагополучных семей значительно выше официальной. То же самое можно сказать и о колич е­ стве неблагополучных семей. Вся суть расхождений к о­ ренится в механизме их учета в инсnекциях по делам несовершеннолетних.

Поскольку зтот вопрос подробно рассматривается в сп ециальной главе настоящей работы, эдесь следует л ишь отмет ить, что в наст оящее время из фактического к оличества правонарушений несовершеннолетних лиш ь одно из десяти относится на подростков нз неблага по­ лучных семей. Если к этому добавить еще известное ко­ л ичество правонарушений, совершаемых несовершенно­ летнимн из неблагополучных семей в процессе nребы­ вания в восnи т ательно-трудовых колониях, которые, ес ­ тественно, не учитываются инспекциями по делам несо­ вершеннолетних, то доля правонарушений, приходящих­ ся на эту категорию, станет еще выше.

Короче говоря, обе эти тенденции (на увеличение ко­ личества неблагоnолучных семей и удельного веса nра­ вонарушений несовершеннолетних из этих семей) заслу­ живают самого nристального внимания советских, nар ­ тийных и правоохранительных органов, ибо без их учета и точного знания степени расnространенности анализи ­ руемых явлений практически невозможно решить про­ блему nредупреждения nравонарушений несовершенно­ л етних.

Будучи явлением самораэвивающимся, быстро nри­ сп осабливающимся к изменениям социальной ситуации, паразитирующим на недостатках общественного орга­ низма, на высокогуманных чувствах граждан, семейн ое неблагополучие само по себе не исчезнет из жизни на­ шего общества. Об этом можно судить еще и по хара к­ т ерной для него тенденции к трансформации во внешн е терпимое, дезориентирующее обществе н ное м н ен:-~е яв­ ление. На смену открытому конфликту с обществ ом п ри­ х од я т скрытые, явно проявляющиеся чаще всего в рам­ ках семьи и оn ределенной комп а нии. Крайне а кти вные аморальные и антиобщественные воззрения подчас за­ меняются на внешне нейтральные. Характерной чертой nсихологии некоторых криминогентое становится не от­ вержение социально-правовых и нравственных установ­ леннй, а эгоистическое, потребительское или равнодуш­ ное к ним отношение. Вместо бродяжничества и nоисков «Хлеба насущного» многие из них трудоустраиваются и специализируются на хищениях социалистической собст­ венности.

Из всего сказанного следует сделать вывод, что се­ мейное неблагополучие- одно из сложнейших соци­ альных отклонений нашего общества, наносящее боль­ шой вред делу формирования подрастающего поколе­ ния. Не драматизируя проблему, можно с полным осно­ ванием сказать, что семейное неблагополучие- не мень­ шее зло, чем преступность. Оно не устранимо без ра­ дикальных социально-экономических изменений, без со­ здания высокоорганизованной системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, основанной на де­ криминализации неблагополучной семьи.

З"' ГЛАВА ВТОРАЯ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕ БЛАГОПОЛУЧНОй СЕМЬИ • § СТРУКТУРА Н СОСТОЯНИЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИй · Неблагополучную семью характеризует деформация всех или большинства факторов жизнедеятельности семьи. Одним из них является деформация семейных связей и отношений, выражающаяся в структурной не­ полноценности семьи или в нарушении межличностных, отношений супругов.

У1сходя из позиции основоположников марксизма­ ленинизма, определяющих семью как нотношение меж­ ду мужем и женой, родителями и детьми» 1, можно :предположить, что нарушение этих отношений вольно $1ЛИ невольно предопределяет неспособность семьи выполнять свое социальное назначение (по стабилизации семьи и воспитанию детей) и, в конечном счете, ее не­ избежный распад.

Структурная неполноценность семьи (отсутствие од­ ного из родителей), характерная для большинства небла­,гополучных семей 2, является следствием нарушения :эмоционально-гражданского аспекта связей и отноше­ :ний между родителями.

Характерные для них легкомысленность и неодно­ 'Кратность, неформальность и скоротечность брака, крайняя примитивность мотивации вступления в брак и неупорядоченность полового общения в своей сути при­ тиворечат целеполагающим принципам семейных отно­ шений. Обращает на себя внимание то, что из всех опро­ шенных родителей из неблагополучных семей лишь не­ многим более 12% среди целей существования семьи -назвали воспитание детей. Но и к этим высказываниям.опрошенных следует относиться весьма осторожно. Де ло в том, что фактический образ жизни большинства из· них явно не согласуется с их вербальными утвержде­ ниями.

Не отвечают целям восnитания детей и стабилизации семьи свойственные неблагополучным семьям предель·­ ная упрощенность и легкость механизма развода или оставления семьи. Вероятно, в силу этого около 30% родителей неоднократно и на длительное время «броса­ ли» свою семью, а почти 73% родителей, не проживаю­ щих на момент исследования в семье, состояли, если ·так можно выразиться, в неформальном разводе.

Из всех факторов, с;

бусловливающих структурную не­ полноценность семьи, следует особо выделить внебрач­ ное рождение детей. В условиях семейного неблагопо• лучия факт внебрачного рождения детей возводит структурную нt:толноценность семьи в закономерное явление. Другими словами, именно в этих семьях из­ начально отсутствует важнейший признак семьи- отно~ шения между мужем и Женой. 'В этом, по-видимому, од­ на из основных nричин того, что 93,5% неблагоnолучных семей, возникших в результате внебрачного рождения детей, не имеют в своем составе отца.

Безусловно, сама по себе структурная неполноцен­ ность семьи необязательно вьiзьiвает семейное неблаго­ nолучие (в нравственно-nравсвом смысле) и, вероятно,· не во всех случаях может рассматриваться как неnо~:

ередетвенная nричина антиобщественной направленности личности несовершеннолетних. Подчас именно разрыв супружеских отношений предотвращает сползание семьи к антисоциальной ориентации и позволяет ей так или ина- · че выполнить свой гражданский долг по воспитанию де"'" тей. Бесспорно и то, что отсутствие одного из рЬдителей (как правило, отца) даже в благополучной (в нравствен'­ но-правовом смьiсле) семье ограничивает ее воспита­ тельные возможности 3 ;

Что же касается неблагополуЧ..:

ной семьи, то здесь структурная неполноценность можеt выступать и как причина, и как следствие ее происхож­ дения, и уже в этой связи характеризоваться как кри-.

минагенный фактор.

Негативные последствия структурной неполноценно­ сти семьи распространяются и на детей, и на оставшега­ ся в семье родителя, причем проSJвляются они подчас независимо от характеристики этого родителя. Нарушая в целом обычные отношения · в семье, структурная не..;

nолноценность физически л11шает семью важнейшего субъекта социализац11и детей. Она, независимо от объе­ ма и качества комnенсирующего внимания, оказываемо­ го nодростку в семье, nорождает у него состояние внут­ реннего nсихологического конфликта. Постоянно и очень остро nереживая нехватку отца (видя, что у других они есть), ребенок исnытывает чувство ущербности, зависти, эмоционального голода, что в конечном итоге может вызвать у него серьезные искажения в нравственно-эмо­ циональном развит1111.

М. А. Алемаскин отмечает даже наличие nрямой свя­ зи между nравонарушениям11 и эмоц11ональным11 nере­ ж11ваниями nодростка, вызванным11 отсутств11ем в семье отца 4 • Отсутств11е в семье отца является для nодростка невосnолнимой утратой не т олько в смысле однобоко­ ст11 формирования характера, но и в смысле отсутствия социально-позитивной nрактики, вытекающей из межлич­ ностных отношений между отцом м м~терью, мужем женой, мужчиной и женщиной. И, наконе.ц, структурнёlя.

неnолноценность семьи вольно или невольно травмиру­ ет nсихику матери, нарушает ее nривычную функцио­ нальную характеристику и nодчас · коренным образом ломает устоявшийся образ жизни всех членов семьи.

Для женщины (матери) отсутствие мужа является не только и даже не столько фактором, создающим оn­ ределенные материальные, бытовые и организационные трудности, сколько фактором, исключающим (или на­ рушающим) естественные интимно-эмоциональные су­ nружеские отношения. В связи с увеличившимися (порой резко и неожиданно) семейными заботами, отсутствием nомощника, оnоры, близкого человека в nсихологию ма­ тери невольно вторгается (особенно на nервых порах) ощущение какой-то неnолноценности жизни, нервозно­ сти, а nорой даже страха и отчаяния. Например, около 16% матерей-одиночек из неблагоnолучных семей nри­ чиной сеоей деградации назвали уход из семьи мужа.

Сравнительный анализ наnравленности личности под­ ростков из структурно неполноценных и структурно nол­ ноценных неблагоnолучны х семей nоказывает, что у nер­ вых намного выше разв ит ы чувства агрессивности, nодо­ зри1· ельности, ранимости, эгоизма и негативизма, значи­ тельно nритуплены чувства сопереживания уважения к людям. Подростков из структурно неполноценных семей характеризует также более низ t: ий уровень образова ния. Среди них почти на 40% больше не усnевающих в учебе или не nосещающих школу. На них приходится nочти 60% неработающих и неучащихся несовершенно­ летних, более 68% занимающихся бродяжничеством. По Аанным В. В. Орехова, 53,6% убийств и 40,0% телесных повреждений совершается подростками именно из структурно неnолноценных семей 5 • К этому следует до­ бавить еще и Т·О, что в структурно неполноценных небла­ гополучных семьях практически все имеющиеся дети (от 1О до 18 лет) характеризуются той или иной стеnенью антиобщественной направленности личности.

Приведенную характеристику следует рассматривать как закономерный результат образа жизни структурно неполноценной неблагоnолучной семьи. Именно в эти х -семьях неупорядоченность полового общения родителей АОстигает своего крайнего nроявления. Частая и нераз­.{$ррчивая смена «сожителей», обязательное и неумерен­.ное при этом уnотребление спиртного, игнорирование -самых элементарных этических норм полового общения лорождают в семье максимально благоnриятные для деморализации несовершеннолетних условия.

Структурно неnолноценную неблагополучную семью отличает также большое количество (около 72%) вне~ брачно рожденных детей. Поскольку именно на эту ка~ тегорию несовершеннолетних nриходится наибольшее количество правонарушений несовершеннолетних, на~ · лрашивается вывод о том, что структурная неnолноцен~ ность в условиях семейного неблагоnолучия является одним из источников, формирующих контингент несо­ -вершеннолетних nравонарушителей. Так, в структурно неnолноценных неблагоnолучных семьях насчитывается более 32% внебрачных детей, родившихся уже nосле того, как их мать была лишена родительских nрав в от­ ношении других детей.

Исходя из того, что удельный вес структурно неnол­ ноценных семей в общем количестве неблагоnолучных семей увеличивается (за 8 лет на 4,5%), а количеств о лишений родительских nрав, nриходящееся на эти семьи, не уменьшается и составляет nочти 68% всех лишений родительских nрав, можно nостроить некоторые nред­ nоложения. Во-nервых, тенденция на ухудшение струк­ туры семейного неблагоnолучия еще сохраняется Сле~ довательно, возможно увеличение числа лиц, в отноше~ нии которых может быть применено лишение родитель сю1х nрав. Во-вторых, это соответственно увеличивае:г вероятность роста (во всяком случае, теоретически) чнс­ ла несовершеннолетних правонаруш11телей из рассмат­ риваемой категории семей.

Говоря о криминогенности структурно неполноценных неблагополучных семей, нельзя не обратить внимание на факт свойственной им (как и неблагополучным семь­ ям в целом) многодетности. По данным исследованим, среди структурно неполноценных неблагополучных се­ мей, по сравнению со структурно полноценными небла­ гополучными семьями, на 9,5% меньше таких, которые имеют одного ребенка, зато на 4% больше имеющ11х 2-3 детей и на 7% - имеющих 4 и более детем. Мноrо­ детность в данном случае можно рассматривать как без­ условный фактор, усугубляющий структурную непално­ ценность семьи, и как показатель потенциального роста (в связи с большим количеством детей) общем кримино­ генности такой семьи.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.