авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Ми н истерство внутренних дел СССР ...»

-- [ Страница 2 ] --

Большое значение для социально-психолог11ческом ха­ рактеристики семемного неблагополучия и для опред~­ ления уровня его криминогенности имеет анё\лиз меж­ личностных отношений родителем из неблагополучной семьи. Выступая фактором криминализации семьи, де­ формация интимно-эмоциональных и других супруже­ ских отношений в неблагополучной семье является ос­ новным фактором ее структурной неполноценности и непосредственной причиной бродяжничества подрост­ ков.

Согласно данным исследования, почти у 94% струк­ турно полноценных неблагополучных семей фактическм отсутствует большинство тех позитивных психологиче­ ских контактов между родителями (любовь, чувство пр·и­ вязанности, долг, дружба и уважение), которые опреде­ ляют жизнеспособность и общественную ценность дан­ ного социального образования. Так, 47% отцов и 31 % матерей из таких семей считают, что выбрали себе су­ пруга не по любви, 67% первых и 80% вторых считают этот выбор неудачным. Характерным в этой связи яв­ ляется то, что 17% отцов и 29% матерей основным ви­ новником личной деградации называют своего супруга.

Этим, вероятно, можно во многом объяснить то, что бо­ лее 91% отцов (или отчимов) из неблагополучных семей не принимали или почти не принимали участия в органи зации или ведении домашнего хозяйства, а почти 95 % в воспитании своих детей.

Неблагополучную семью отличает постоянно сущест-· вующий конфликт между родителями. Поводом для этих конфликтов в большинстве случаев служат не проблемы воспитания детей нлн организации быта и отдыха (что · характерно для семей контрольной группы), а возни ­ кающие на почве пьянства мелкие и меркантильные не­ доразумения. Эти недоразумения чаще всего разреша­ ются в грубой н безнравственной форме скандалов, до- · ходящих до драки, обоюдных оскорблений, сопровож- · дающнхся почти всегда нецензурной бранью.

Характерно, что большинство семейных эксцессов происходит в присутствии детей, которые испытывают · на себе последствия этих драм не только психически, но и физически. Почти 43% подростков из неблагополуч- ­ ных семей во время ссор родителей не однажды избн­ валнсь, выгонялнсь на улнцу нлн спасались от побоев бегством нз дома, а для 19% подростков это было обыч-· ным явленнем.

Вероятно, в условнях крайней деформацни межлнчно­ стных отношеннй роднтелей нх пьянство н скандалы (как· логическое еледетвне этих отношений) есть не что иное, как непосредственный повод для бродяжничества под­ ростков. Не случайно почти 39% несовершеннолетннх правонарушителей нз неблагополучных семей свой раз­ рыв с семьей н бродяжничество объясняют именно не­ выносимыми условиями быта. Исходя нз этого, можно сказать, что в условиях семейного неблагополучия на­ рушение отношений между родителями является веду- ­ щим основаннем для нарушения этих отношений между родителямн н детьми.

Одннм из показателей нарушения отношений между родителямн н детьмн служнт крайне ннзкий (по сравне­ нню с контрольной группой) уровень авторитета роди­ телей. Результаты опроса показывают 6, что здесь ценя т и уважают обоих роднтелей 7 % подростков, только мать-12%, только отца-2%. Боятся, стыдятся, нена­ вндят нлн не признают роднтелей 64 % опрошенных.

Сравннтельный аналнз отношения к роднтелям подрост­ ков-нарушителей из неблагополучных семей с подрост­ камн-право н арушнтелями нз семей, не признанных не­ бпагополучными, н подросткамн нз контрольной груп ­ nы дает основанне предположнть, что ав т оритет роди ь -т~лей в глазах · детей- величина, nрЯМо nроnорциональ ­ ная уровню межличностных отношений между мужем и :женой.

.Таким образом, структурная неnолноценность, нару-.

шение межличностных отношений между· родителями, а та~.же между родителями и детьми nредопределяюl' ' ·фактический развал неблагополучной семьи или, как Мf4 нимум, ее неспособность к социализации - детей. Запу­. щенность домашнего хозяйства, антисанитарное сqстоя..:

ние жилья, полное расстройство режима·. и р'ациона. пи;

,.

тания довершают картину деградации семьи и nриобре тения ею антиобщественной сущности......

Можно сделать вывод о то_ м, что предупреждение nр_еступности несовершеннолетних в З!:iачительной. мере зависит от раннего предупреждения семейного небла­ г.ополучия в любой его разновидности, от. особого вни­. мания к совершенствованию бра_чно-семейной )1 семей­ но-правовой политики в целом.. В этой связи хотелось •бы обратит·ь внимание на кажущуюся_ ~wибочной позJ,t.;

;

цию И. С. Кона, выдвигающего тезис о том, что в н_а- ­ · Стоящее время происходит процесс снижения удельн·ого веса. семьи в социализ,ацни. детей за счет повьщJения - ро­ _ли школы ;

кнно, радио, nечатн, телевиДения- и т. д• 7• Необходимо отметнть, что этот тезис не. может · рас- · nрастраняться на всех детей и тем более на. малолет­ · них ;

Измерение удельного веса влияння • семьи илн.дру­ гих. соци.альных институтов практнчески невозможно, т. к.

и те и другие nреследуют одну · цель и исnользуют в •большинстве своем одинаковые средства. Такое измере­ ние возможно лишь по отношению к социально - откло-.

няющейся семье, но данные изучения неблагополучных. семей говорят об обратном. При общем (весьма значи­. тельном) снижении абсолютного времени неnосредст­ венного воздействия неблагополучной семьи на. несовер. щеннолетних детей влияние ее оказывается, к сожале­ -нию, nока более «результативным », 'чем влняние проти востоящих ей факторов..

Вероятно, влияние семьи на формирование личности не в сегда пропорцнонально физическому времени,· уде­ ляемому ей на это. Практика показывает, · что очень ча-' сто «трудным» детям уделяется значительно больше · внимания {порой даже в ущерб остальным) именно теми учреждениями и средствами, которые;

по мнениЮ,И. С. Кона, берут на себя все ув~л и чивающуюся часть семейных функций по социализации детей. Там, где это­ му противостоит семья, приоритет в результатах соци.а­ лмзации тем не менее остается за ней.

Представляется, что на данной стадии развития на­ шего общества полная или частичная замена семьи в со­ циализации детей возможна только в экстраординарных случаях. Но даже с учетом этой поправки отсутствие ро­ дительского аспекта в воспитании детей невосполнимо.

Исходя из решений XXVII съезда КПСС, можно ска­ зать, что незыблемость семьи и правильная оценка об­ ществом ее места в воспитании подрастающего поколе­ нмя- важнейшая гарантия совершенствования социали­ стического образа жизни, формирования нового социа­ листического типа личности.

§ КУЛЬТУРНЫй Н ОБЩЕО6РАЗОВАТЕЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ · В услов~ях семейного неблагополучия низкий куль­ турный и общеобразовательный уровень родителей, вы­ ступая одновременно как его причина и результат, слу­ жит тем интегрирующим началом, которое, присутствуя во всех сферах жизнедеятельности семьи, с определен­ ной долей вероятности предопределяет неблагополуч­ ное воспитание детей.

Известно, что культура или бескультурье- величины относительно постоянные. Для их изменения в ту.или иную сторону необходимы, во-первых, продолжительное время, во-вторых, серьезные социально-психологические преобразования в структуре личности в целом. При зтом сама возможность более или менее радикальных изменений в уровне культуры индивида жестко обус­ ловлена наличием целого ряда как объективных, так и субъективных обстоятельств. Безусловно, определяющим среди них является наличие элементарных основ общей и духовной культуры человека, то есть той базы, кото­ рая складывается из его предыдущего развития и сама является предпосылкой целесообразности этих измене­ Нi'IЙ.

Данные исследований показывают, что в структуре ценностных ориентаций личности родителей из неблаго nолучных семей почти нет ни желаний, ни базы для ка­ ких-либо серьезных преобраэований в уровне своей культуры. По всем ее покаэателям большинство роди· телей характеризуется настолько нетипично, что правиль ­ нее было бы говорить не об оценке уровня культуры, а об оценке уровня их бескультурья. Например, cpeдkt родителей-криминогентое из неблагополучных семей нет ни одного посещающего культурно-зрелищные меро­ приятия (театры, музеи, выставки, цирк и т. д.). Только 2,5% из них видят в музыке и театре средства воспита­ ния людей, а все остальные отнесли их к средствам раз­ влечения. Из всех искусств эдесь в основном предпочи­ тают кино, но и то преимущественно демонстрируемое 1- по телевидению. Кинотеатры раза ·в месяц по!е­ щают 2%. Следует добавить еще и то, что неблагепо­ лучные семьи, по сравнению с семьями контрольной группы, в 2 раза меньше имеют телевизоров, почти в 1, раза радиоприемников и радиотрансляционных точек.

Анализируя культурный уровень неблагополучной семьи, нельзя не обратить внимания на одно обстоятель­ ство, имеющее важное значение при организации про­ филактнческой деятельности. Так-, почти все опрощенные ро-дители неблагополучных семей, являющиеся крими11-о­ гентами, не понимают того, что подобное - отношение.к искусству вообще и средствам его передачи в частности не типично и вредно для них самих. По1.1ти. никто из них не мог согласиться с тем, что их негативное отношение к искусству и низкий уровень общей культуры есть одна из· причин бескультурья и антиобщественной направлен­ ности личности их детей.

В силу определенных причин большинство родителей из неблагополучных семей не хотят или не могут пред­ положить, что «конкретное воздействие, полученное че­ ловеком, может сказаться на его поведении спустя не­ дел:и, месяцы или годы» 8 • Пеказательным в этом отно­ шении является то, что большинство родителей (78%) не считают себя виновными в формировании антиобще­ ственной направленности личности своих детей и совер­ шении ими правонарушений, а 80 % не только не видя т какой-либо неполнсценности в своем низком культур­ н ом уровне, но даже считают это вполне естес т венным состоянием.

Анализ всех других покаэателей уровня культуры не­ бл агополучной семьи позволяет сделать вывод о том, что именно признание родителями естественности своего культурного уровня является фактором, предопреде­ ляющим искаженное формирование культурно-эстетиче­ ских воззрений несовершеннолетних. Фатальное непони­ мание родителями этой ненормальности, пожалуй, одно ~з главных обстоятельств сложности, а подчас и невоз­ можности каких-либо позитивных изменений в уровне общей и духовной культуры неблагополучной семьи.

Не может быть нормальным такое положение в семье, где ни один из родителей не является читателем ·библиотеки, где 98% родителей вообще не читают ни книг, ни газет, ни журналов. 96,5% таких семей их не выписывают и не приобретают, а 92% семей не имеют дома даже самой элементарной библиотечки. Особенно удручающим является то, что более 85% родителей из неблагополучных семей считают любой вид искусства nрактически бесполезным как для себя, так и для сво­ их детей.

Среди особенностей, характеризующих культурный уровень некоторой части родителей, выделяется сочета­ ние религиозных воззрений с аморальным поведением.

Несмотря на то что около 1О% матерей и 9% отцов по­ сещают церковь, верят в сверхъестественные силы, справляют церковные обряды и отмечают культовые праздники- у 77% из них в разговоре на любую тему преобладают жаргонные и нецензурные выражения. Бо­ лее того, весь образ жизни этой категории родителей, в особенности их отношение к воспитанию детей, явно противоречит большинству ими же исповедуемых рели­ гиозных догм.

В условиях семейного неблагополучия прослеживает­ ся тесная взаимосвязь культурного уровня с уровнем общего и специального образования родителей. Данные сравнительного анализа этих показателей свидетельству­ ют о том, что в 89% случаев низкий уровень культуры ро­ дителей сопровождается крайне низким уровнем образо­ вания и негативным к нему отношением. Низкий уровень образования родителей из неблагополучных семей слу­ жит серьезной преградой на пути повышения их куль­ турного уровня. В свою очередь крайне низкий уровень общей и духовной культуры не позволяет им даже осо. знать саму необходимость повышения своего образова­ ния. Несмотря на то что уровень образования родителей из неблагополучных семей существенно отстает от уров ня образования контрольной груnnы родителей и от­ уровня образования населения страны в целом, nочти 90% из них считают, что «имеющегося образования до­ статочно», «в нем нет необходимости», «В nовышении образования нет никакой nользы».

Поэтому имеют образование не выше начального· 81 % родителей (в контрольной групnе 8%), неполное среднее-13,5% (в контрольной груnпе 21,5%), сред­ нее- 3% (в контрольной групnе 25% ), среднее сnеци­ альное или среднетехническое и незаконченное выс­ шее- 2% (в контрольной групnе 24% ). Лиц с высшим.

образованием среди родителей из неблагоnолучных се­ мей nочти нет.

Низкий уровень образования родителей оказывает отрицательное влияние не только на уровень их общей культуры, но и в значительной мере nредопределяет низкий уровень образования и культуры детей. На на­ личие связи между nоказателями характеристик родите­ лей и детей говорит то, что в неблагоnолучных семьях только около 23% несовершеннолетннх (в том числе не­ nравонарушителей) имеют уровень образования, соот­ ветствующий возрасту.

Само собой разумеется, что nричина этого коренится не столько в низком уровне образования родителей, сколько в их отношении к собственному образованию и образованию своих детей. Регулярно интерессвались усnехами своего ребенка в школе и оказывали ему по­ стоянную nомощь лишь 5% родителей. Время от време­ ни занимались этим 16,5%, а 62,5% считали, что обучение детей- дело школы. Особенно nечальным является то, что 16% роди телей lатегорично ответили, что «даль­ нейшая учеба для их детей вообще не нужна».

Бесnечное, равнодушное отношение родителей к вос­ nитанию и- обучению детей полностью исключает в не­ благоnолучной семье какие-либо nонятия о режиме дня ребенка, его усnеваемости и · nосещаемости школы, училища. Результаты этого рано или nоздно сказывают­ ся на детях. Среди несовершеннолетних nравонарушите­ лей и склонных к совершению правонарушений nодрост­ ков из неблагоnолучных семей nочти нет таких, усnевае­ мость которых была бы выше удовлетворительного уровня. Почти 47% nодростков систематически nропу­ скают занятия, а 12% (в возрасте от 1О до 16 лет) во­ обще не nосещают школу. Именно в этих семьях на много больще, чем а семьях контрольной группы, вто­ р.огодников (nочти в 8 раз), нарушителей дисциnлины на.

уроках (в 5,5 раза), _ хронически неусnевающих (более чем в 6 раз).

Таким образом, неблагаnриятные условия семейного· аосnнтання н низкий уровень культуры н образования, а также негативное отношение к ним nредоnределяют неусnех nодростков в обучении н, в конечном счете, раз­ рыв со школой. В свою очередь нарушение связей nод-· ростка со школой, являющейся для него в условиях се­ мейного неблагоnолучия единственным средством со­ циализации, значительно увеличивает оnасность его становления на антиобщественный nуть.

По данным Х. А. Рандалу, «Вероятность совершения nрестуnления у 17-летнмх, которые не учатся в общеоб­ разовательной школе, около одной четверти, у 16-лет­ них- более nоловины, у 15-летних- в 2 раза и у 14-лет­ них- в 3,5 раза больше, чем у учащихся общеобразо­ вательной школы» 9 • Низкий уровень образования и культуры родителей из неблагоnолучных семей является, кроме всего nроче­ го, одним,из условий, исключающих нз обихода семьм какме-либо рациональные nедагогические nринцмnы, на­ выки уnравления nоведеннем nодростка. Для данного тмnа семей характерно сочетание бесконтрольности за nоведением детей с фмзическим на;

азанием их по nово­ ду и без nовода. При этом_ неблагоnолучную семью от­ личает не nростое неnонимание своей роли в деле вос­ nитания детей, не nедагоrические ошибки и отклоне­ ния, а nреднамеренное нежелание или nолная несnособ­ ность (в силу свойственного ей образа жизни) занимать­ ся восnитанием детей.

\ Физические наказания, выставление на улицу, остав­ ление без обеда (характерное для 41% семей), словес­ ные оскорбления, nрименяемые более чем в 62% семей, nринуждение, nредоставление nодростку nолной свобо­ ды деятельности- основной арсенал средств восnита­ ния детей 10 • В целом же целенаnравленно в неблагаnо­ лучной семье восnитанием детей nрактически занима­ ются лишь около 12% матерей и бабушек.

Говоря о nедагогической культуре неблагоnолучной семьи, следует отметить, что здесь все, в том числе н меры физического воздействия, неизбежно nорождает безнадзорность детей. Более 60% nодростков из небла., гополучных семей возвращаются домой только после часов н почтн 20% зачастую не ночуют дома.

22- Такая непозволительная в этом возрасте свобода серь­ езно увеличивает вероятность становлення подростка на луть правонарушений.

Характерна реакция большинства родителей на та­ кую педагогическую вольность. Из всех опрошенных ро­. дителей 50% ответили, что «В этом нет ничего страшно­ ГО, и «МЫ сами были такими же, более 22% ответили, ~то они «не в состоянии управлять поведением ребен­ ка, а почти 15% заявили, что «ОН вполне самостоятелен 'И может делать все, что ему заблагорассудится.

Таким образом, низкий уровень образования и куль­ -туры в условиях семейного неблагополучия создает для детей крайне неблагаприятную обстановку и предопре­ деляет формирование такой же направленности лично­ сти, какая характерна для родителей.

§ НРАВСТВЕННЫЕ И ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ В генезисе семейного неблагополучия и механизме его криминогенности есть показатели, которые доста ­ точно полно и адекватно отражают характеристику субъ­ -ектов рассматриваемого явления. Выступающие в каче­ стве таких показателей нравственные и правовые воззре­ ния индивида, даже без учета всех других характеризую­ щих его признаков, дают уже относительно оnределен­ ное представление практически о всех факторах, имею­ щих какое-либо отношение к семейному неблагополучию и его последствиям. Являясь концентрированным выра­ жением моральных, идеологических, этических, эстети­ ческих, политических и правовых элементов сознания, нравственные и правовые воззрения родителей служат своеобразным индикатором уровня потенциально при­ сущей им криминогенности.

Не случайно практика борьбы с преступностью несо­ вершеннолетних и профилактика семейного неблагопо­ лучия еложились так, что определяющим критерием от­ несения семьи к категории неблагополучных является именно нравственно-правовая характеристика родителей.

Из этого, разумеется, не следует делать вывод о том, чт о для предупреждения семейного неблагополучия до­ с таточно учитывать лишь нравственно-правовое сост.оя­ нме объекта, а его генезис, структуру, типологию и т. п.

относить лмшь к теорим проблемы.

Вероятно, для определения семьи неблагополучной и п остановки ее на спецмальный учет достаточно исполь­ зовать нравственно-правовой критерий, но для органи­ зацим профмлактики семейного неблагополучия необхо­ ди м уже весь исчерпывающий комплекс знаний об этом явленми. Иной подход был бы глубоко ошибочным и бесперспектнвным.

Из всех факторов, характермзующих нравственный п отенциал неблагополучной семьм, следует выделить хроническое пьянство, свойственное подавляющему большмнству родмтелей. В неблагополучных семьях зло­ употребляют спиртным почти 93% отцов и около 79% матерей. Кроме того, среди отцов из этих семей вообще нет не употребляющих спмртные напиткм, а среди мате­ рей на долю непьющих приходится лишь 9 %. В конт­ рольной группе непьющие отцы составляют 22 %, а ма­ тери- 61%. 7% отцов и более 11% матерей, не отне­ сенных к категории «злоупотребляющих спиртным~ и считающих, что они «выпивают как все нормальные лю­ ди», фактически употребляют спиртные напитки значи­ т ельно чаще, чем это делают идентично ответившие ро­ дители из контрольной группы семей.

Таким образом, основная масса родителей из небла­ гополучных семей считает свое антиобщественное отно­ шение к употреблению спиртного вполне естественным состоянием. В свою очередь это неизбежно превращает употребление спиртного из фактора личной деморали­ зации в фактор, имеющий общественное значение, в ус­ ловие алкоголизации и деморализации несовершенно­ летних. В этом одна из основных причин того, что среди несовершеннолетних преступников из неблагополучных семей фактически нет таких, которые бы не употребля­ ли алкогольные напитки еще задолго до совершения лреступления. Хара к терно, что среди несовершеннолет­ них правонарушителей из неблагополучных семей уже 98 % относятся к пьянству как к безвредному явлению.

~о~тому не случайно для большинства инспекциЙ по делам несовершеннолетних ведущим основанием д!IЯ отнесения той. или иной семьи к категории «неблагq11о: l(ормщкков В. М.

лучных» н постановки их на профилактнчес.кий учет слу­ жит именно алкогольная отягощенность родителей.

По данным исследований, почти подростков­ 14% правонарушителей из неблагополучных семей приобщи­ лись к употреблению спиртных напитков в возрасте до 12 лет, более 17% -в 13 лет, около 16% -в 14 лет, 16% -в 15 лет, почти 14% -в 16 лет, около 19% -в 17 н 5% после наступления 17 лет. По другим данным эти цифры еще выше. f{ этому следует добавить, что более 77% несовершеннолетних прнобщились к выпивке у себя дома или у друзей и почти половиflа из них- в присутствии или прямом поощрении и попустительстве родителей.

Систематическое пьянство родителей серьезно усу­ губляет материальное положение неблагополучной семьи. Почти 50% доходов в такой семье идет на покры­ тне средств, так или иначе связанных с употреблением или изготовлением алкогольных напитков. Почти 40% родителей вообще не приносят домой зарплаты или при­ носят, предварительно пропив большую ее часть. Для 27% семей заработной платы хватает не более чем на одну неделю.

В такой семье проблемой становится не только нрав­ ственное воспитание детей, но и их элементарное мате­ риальное содержание. Дети из неблагополучных семей значительно хуже, чем дети из семей контрольной груп ­ пы, обеспечены одеждой (особенно зимней), обувью, школьно-письменными принадлежностями.

Самым вопиющим последствием пьянства родителей является, конечно, то, что 12% детей систематически и почти 29% периодически остаются некормленными. Ре­ гулярно и комплексно готовят завтрак, обед и ужин лишь 2% семей (в контрольной группе- 32% ), готовят регу­ лярно к обеду или ужину (один раз в день) первое, вто­ рое и третье блюда 4% семей (в контрольной группе около 50%), готовят нерегулярно обед или ужин 8% се­ мей {в контрольной группе 18% ), готовят пищу главным образом по выходным и праздничным дням 30% небла­ гополучных семей (в контрольной группе таких семей нет).

Неустроенность быта, низкая материальная обеспе­ ченность, негарантированность питания и ухода, порож­ даемые аморальным образом жизни родителей, выгля­ дят в глазах подростка необъяснимыми, оскорбляющи so ми. Не понимая природы происходящего, не умея еще критически оценить ситуацию и определить нетинного виновника семемном убогости, подросток остро воспри­ нимает все то, что позитивно отличается от его бытия.

У него формируются чувства зависти, жадности, стяжа­ тельства, негативизма, агрессивности и эгоизма.

Вероятно, в этом одна из причин более высокого удельного веса корыстных преступленим у подростков нз неблагополучных семей, чем у их сверстников из других категорий семей. Этим же, по- видимому, можно объ­ яснить затеваемые имн частые и внешне беспричинные драки, неприязнь к хорошим ученикам, невосприимчи­ вость к позитивным воздействиям учителей, воспитате­ лей, мастеров, одноклассников и общественности или, даже сопротивление им.

Говоря о криминогенности пьянства родителем из не­ благополучных семей, нельзя не отметить его стомки.:t и подчас прогрессирующий характер, что значительно осложняет профилактику семейного неблагополучия.

В связи с этим обращает на себя внимание позиция некоторых авторов, не способствующая борьбе с пьян­ ством. Ссылаясь на то, что влечение к наркотикам отме­ чено в животном мире и что в нашем стране, несмотря на отсутствие социальных причин пьянства, оно все же имеет место, они делают вывод о его физиологической природе 11 • Пьянство имеет не физиологические основания, а фи­ зиологические последствия. Несмотря на важность гене­ зиса пьянства, главное состоит в констатации пагубности его последствий на несовершеннолетних, и уже в этом контексте социальность природы пьянства не вызывает сомнений.

Особенно пагубно сказывается на нравственном вос­ питании несовершеннолетних свойственное более 41% неблагополучных семей сочетание пьянства с половом распущенностью родителей. Частые непродолжительные и неформальные браки, циничное, зачастую сопровож­ дающееся крайнем степенью опьянения, развратное по­ ведение родителей деформирует еще не окрепшую психику детей и подростков. Для многих из них эти деформации оказываются необратимыми.

Подобный образ жизни родителей не только травми­ рует психику подростка, но и прививает ему нездоро­ вый и преждевременный интерес к половой жизни.

St В. этом кроется одна из основных nричин nоловых пре­, ступлений и ранней половой жизни подростков из не­ благополучных семей.

По данным исследований, в семьях, где неупорядо­ ченность половых отношений матери стала нормой, бо­ лее 57% девочек в возрасте от 14 до 17 лет уже живут ((взрослой» половой жизнью. Согласно же материалам обследования воспитательно-трудовой колонии для не­ совершеннолетних девочек, почти из них первые 83% впечатления о половой жизни получили еще до наступ­ ления 14 лет. Характерно, что до колонии они практи­ чески все жили половой жизнью. Особо следует отме­ тить, что более 9% из них имели до колонии какое-либо венерическое заболевание.

О стойкости моральных дефектов, приобретенных ~в наследство» от родителей, можно судить по тому;

что •почти 74% воспитанниц колоний из неблагополучных се­ мей убеждены в нормальности своей ранней половой жиз.ни.

Выступая в качестве одной из главн~ х причин вене­ рических заболеваний родителей из неблагополучных :емей, неупоря:Цоченность полового общения, кроме ! Всего прочего, увеличивает опасность рождения ребен­ · ка с врожденными психофизиологическими недугами.

'К сожалению, отсутствие методики и практики медико 6иологического обследования родителей из неблагапо­ лучных семей не позволяет получить точных данных о распространенности среди этой категори и род и телейта­ ких заболеваний. Вместе с тем наличие в неблагополуч­ ных семьях подростков с теми или иными психическими отклонениями (до 1О% подростков), а также их при­ сутетвне у 12% несовершеннолетних правонарушителей {с учетом отбывающих наказание в ВТК) из этих семей говорят об актуальности проблемы для профилактики •семейного неблагополучия.

Таким образом, хроническое пьянство и развратный ·образ жизни родителей можно с полным основанием ·отнести к основным факторам семейного неблагополу­ ~ия и становления несовершеннолетних на путь право­ ·нарушений. В этом, вероятно, одна из причин того, что около 70% правонарушений несовершеннолетних из не­ -благополучных семей совершены под влиянием алко­ ~ольного опьянения.

Бесспорно, на формирование антиQбщественной на правлениости личности несовершеннолетних оказ~;

оавают влияние и другие факторы семейного неблагополучия, в частности противоправная ориентация ее субъектов.

Согласно данным, правосознание абсолютного большин­ ства родителей из неблагополучных семей имеет ту или иную степень отклонения от норматипичного (отличного от правосознания родителей контрольной группы и ро­ дителей подростков-правонарушителей из семей, не при­ знанных неблагополучными). Рассматривая правосозна­ ние в качестве одного из субъективных компонентов по­ веденческой позиции индивида, следует обратить внима­ ние на довольно высокую степень связи между право­ выми воззрениями и конкретными поступками родите­ лей, между этим и противоправным поведением несо­ вершеннолетних.

46,5% родителей из неблагополучных семей не счи­ тают хищением вынос с предприятий продуктов, инст­ рументов, материалов, продукции, обмеривание и обве­ шивание покупателей. Более того, около 26% родителе.:.

не считают преступным куплю или продажу краденых вещей, а 69% считают естественным получение денеж­ ного или иного материального вознаграждения за услу­ ги по приобретению и доставке дефицитных товаров, ~ которым они имеют какое-то отношение по · работе, за помощь в постановке на очередь, за обслуживание сво­ их клиентов (при работе в сфере общественного пита­ ния и обслуживания населения).

Красноречивее всего об уровне правового сознания родителей из неблагополучных семей говорит то, что более 40% из них приелекались к уголовной и админи­ стративной ответственности, более 19%- один раз и 8% -два и более раз увольнялись с работы за хище­ ния и нарушения трудовой дисциплины, поведение поч­ ти 30% родителей обсуждалось на заседаниях товари­ щеских судов.

Таким образом, уже исходя только ИЗ наличия тесной взаимосвязи между правосознанием и противоправным поведением родителей, можно констатировать наличие в · неблагополучной семье имманентной (внутренне при­ сущей) связи между направленностью личности и дея­ тельностью ее субъектов. Другими словами, «какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами» 12 • Подобная деформация нравственных и правовых воз­ зрений родителей определяет категорическую неспособ ность семьи восnитать нравственно и социально зрелого гражданина. Она не в состоянии nривить ребенку мо­ ральную и nсихологическую готовность выполнять соци­ ально значимые, основанные на nозитивном обществен­ ном мнении роли, сnособности в любой ситуации nроти­ востоять асоциальным и антисоциальным явлениям.

§ ИНТЕРЕСЫ РОДИТЕЛЕй ИЗ НЕБЛАГОПОЛУЧНЬIХ СЕМЕЙ Ввиду особого положения интересов в механизме че­ ловеческого nоведения их анализ позволяет как бы за­ мкнуть цепь представлений о настоящем и будущем ин­ дивида и определить место интересов в причинной це~ nочке ~зуча~мого явления. Дело в том, что интересы в _ своем структурно-содержательном выражении являются завершающей и неделимой частью основной детерми­ нанты человеческой деятельности. Иначе говоря, они есть логическое завершение любой концеnции жизне­ деятельности индивида. Вытекая из nотребностей и бу­ дучи следующим звеном в логике действий, направлен­ ных на удовлетворение св.оих потребностей 13, интересы отражают способы этих действий, структуру nотребно­ стей и, · тем самым, социальную, асоциальную или анти­ социальную сущность личности. К сожалению, в отече­ ственной гуманитарной науке еще не нашел окончатель­ ного решен;

~я вопрос о nрироде и месте интересов в механизме человеческой деятельности. Вероятно, nоэто­ му их иногда противопоставляют nотребностям ил~ отождествляют с ними (или иными сущностными обра­ зованиями личности) и даже наделяют функцией основ­ ной детерминанты человеческого nоведения.

Не вдаваясь глубоко в суть дискуссии о том, что яв­ ляется основней детерминантой активности человеческо­ го nоведения- nотребности 14, интересы, чувства, идеа­ лы и разнообразные общественные требования 15, уста­ новки 16, ценностные ориентации 17, наnравленность лич­ ности 18, интересы 19, житейская философия 20 и т. д.,­ следует отметить, что без анализа интересов личности родителей из неблагоnолучных семей невозможно су дить о месте семейного неблагополучия в механизме становления несовершеннолетних на путь правонаруше­ ний, ибо действительно «... все то, за что Человек борет­ ся;

связано с его интересами» 21 • Именно «с вяз а н о», а не обусловлено, как это иногда понимают.

Исходя из представления об интересе как о явлении, обусловленном конкретной потребностью индивида, можно предположить, что его образование начинаетсЯ уже на стадии формирования потребности, в процесtе соотнесения предмета потребности с наличными воз­ можностями его обретения. В результате этой мысли­ тельной операции потребность как бы выстраивается в nирамиду благ, которые могут быть получены в процес­ се реализации. В верхней ее частИ располагается желае­ мое (конечное) благо, а нижние nредставляют собой промежуточные блага, необходимые для достижения ко~ нечного. Выступая по отношению одна к другой как ин­ струментальная потребность, каждая из этих частей является способом обеспечения блага более высокого порядка. Например, от интереса к чтению как способа обретения знаний к интересу в профессионаЛьном ма­ стерстве как способу достижения материального благо­ получия, от него- к реализации потребности в самоут­ верждении личности- такова схема развития индивиду­ ального интереса.

Имея своим предметом одно из благ, входящих в со­ держание предмета потребности, интерес аккумулирует в себе психические и мускульные силы индивида на до­ ст!1жение этого блага. Присваивая последнее и увеличи.:.

вая возможности индивида, интересы тем самым не только отражаЮт потребности, но и участвуют в их воз­ вышении и формировании.

Созидательная миссия интересов состоит только в том, что они отражают способы обретения потребно­ стей. По мнению К. Маркса и Ф. Энгельса, «... сама удов..:

летвореиная первая потребность, действие удовлетворе­ ния и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым потребностям... » 22 • Но особенно ярко и продук­ тивно проявляется эта сторона интереса в последова­ тельной смене способов реализации потребностей, про­ исходящей вслед з. поступательным овладением блага­ а ми все более высокого порядка. Такое движение спосо­ бов (или интересов) создает каждый раз новые возмож­ ности и делает доступным следующие в иерархии пира мнды блага. Следовательно, в движенин от исходно го к конечному благу заложена закономерность возвыше­ ння · интереса. Иначе говоря, реализация - интереса пораж­ дает новую потребность, которая выступает как благо более высокого порядка. Но возвышение потребносте й н проявление интересами своей созидательной функции возможно лишь при условии, когда они отражают со­ циально позитивные способы обретения потребностей. · Дело в том, что антиобщественные способы обретения хотя н порождают новые потребности, но тем самым уменьшают возможности их реализации, углубляют про­ тиворечие между личностью и обществом, ставят · под сомнение саму возможность социального развития и н­ дивида. Таким образом, можно предположить, что, на­ ходясь в тесной взаимозависимости с возможностями, интересы тем ближе к своей конечной цели, чем выше во. зможностн, а возможности, как уже отмечалось, на­ ходятся в прямо пропорцнональной зависимости от уров­ ня ·- социализации личности. Иначе говоря, при более вы­ со~ом уровне социализации короче путь от интереса к тому благу, которое находится на вершине пирамнды, т. е. к удовлетворению потребности в целом.

: Полно или частично отражая конкретную потреб­ нос:rь, но будучи лронзводнымн от потребностей, инте­ ресы служат лишь их проводником (ибо без потребн о­ стей. нет интересов). Они создают новые возможности н потребности, обладают определенным прогностиче­ ским свойством, детализируют и уточняют не толь к о предмет потребности, но предмет логически вытекаю­ щего · из него следующего интереса. Тем самым они да­ ют,. возможность оценить отношение индивида к объе к­ тивной реальности, а значит, уров.ень его социализаци1-1.

Безусловно, эта оценка будет носить косвенный (по срав­ нению с анализом потребностей) характер, но их анализ п о;

зволит более надежно, чем некоторые иные ПОКi'\За­ тели социально-психологической характеристики лнчно ­ ст·и, проецировать симптомы будущего поведения л ич­ ности.

·.,Интересы наполняют конкретным содержанием в с е, в т.ом числе анализируемые, компоненты личностной х а­ р&ктеристики (связи и отношения, нравственные и прав о­ вые воззрения, убеждения, уровни образован и я и куль­ туры и т. д.).

. Таким образом, будучи активным проводником по St· требностей, ~о~нтерес nобуждает индивида к деятельно­ ст~:~, наnравЛенной на овладение конкретным благом, · вы­ стуnает как мотив его конкретных nостуnков. Мотиваоб­ разующее свойство интереса nроявляется еще тогда, когда он в nроцессе своей эволюции находит исходный ­ сnособ реализации nотребности (т. е. отвечает на во­ nрос: с чеrо начать?). Но nодлинную силу это свойство обретает лишь тогда, когда интерес nроявляет свою со­ зидательную функцию. Свойство быть мотивом поведе­ Н"'!Я интерес обретает и тогда, когда индивид, конкрети­ зируя способ реализации потребности (в nроцессе соот.., н~сения предмета потребности со своими возможностя­ ми), делает. его единственно реальным в данных услr _ виях.

Способность к ((жесткой» регламентации деятельно­ сти интерес приобретает по воле и сознанию индивида, потому что добровольное самоограничение сферы дея­ тельности есть не что иное, как проявление избиратель~ ной способности личности. В силу этого самоограниче­ ние рассматривается как единственно оптимальный спо­ со_б достижения того блага, который открывает путь к реализации потребности. Следовательно, связывая спо­ собы с избирательностью, можно сказать, что большее количество сnособов достижения потребности обеспе­ чивается более высоким уровнем социализации и созна-, ни я индив_и-да. lаким образом, сознательно возводя, кон_кретное благо в предмет своего интереса, индивид, тем самым делает интерес предметом своей деятель_­ но.стИ. Все это говорит об огромном или даже решаЮ,.

щем значении субъективного фактора в механизме фор-, мирования и функционирования интересов.

Казалось бы, интерес можно надели-ть генетическим свойством причины и возвести в ранг основной детер­ минанты человеческого поведения (что иногда и дела.- ­ ется в действиiельности). Но тогда его следовало_. бы ­ считать самостоятельным социально-психологическим образованием, независимым от потребностей, с друrой :

пр1:1родой nроисхождения. На самом деле. это недопу-:

стимо, ибо интересы не только производны от потреб­ НQС:'f~Й, но и сами являются инструментальной (или обес­ печивающей) потребностью. Следовательно, говорить об интересе как об источнике активности человеческого по-.

в~дения можно лишь тогда, когда интересы и потребн~:: ·,, ст")1, рассматриваются \(ак синонимы.

S7·• Отличаясь от потребности объемом предмета, инте­ рес не тождествен потребности в целом. Дело в том, что способ, воплощая конкретное благо, отражает опреде­ ленный этап деятельности индивидов по реализации по­ требностей, а значит, определенные этапы жизнедея­ тельности индивидов, без которых не представляется возможной целостность совокупного общественного ин­ тереса.

Превращаясь в процессе осмысления своего предме­ та в «орган» психики, в регулятор поведения и отноше­ ний индивида к реальной действительности, интерес, без­ условно, испытывает на себе влияние окружа·ющей сре­ ды, т. е. он не только результат сознания, но и обстоя­ тельств.

Все возможные способы реализации потребностей заложены в обществе (и вне общества не существуют).

Индивид же, руководствуясь сознанием, способностями и возможностями окружающей среды и · конструируя ·пи:..

рамиду благ, составляющих ту или иную потребность, автоматически переводит каждую ее часть в способ реа.:.

лизации потребности. Таким образом, он лишь усваивает субъективно значимый способ. Именно в этом смысле интерес рассматривается как объективная категория.

Так как интересы формируются не только самим ин­ див.идом, но и под воздействием целенаnравленного вос­ питания, структура интересов и их содержание во многом зависят от уровня сознания и способностей лиц, находя­ щихся в непосредственном окружении индивида, т. е. от внешних обстоятельств. «Если обстоятельства, в которых живет этот индивид,- отмечают К. Маркс и Ф. Эн­ гельс,- делают для него возможным лишь односторон­ нее развитие одного какого-либо свойства за счет всех остальных, если они дают ему материал и время для развития только этого свойства, то этот индивид и не может пойти дальше одностороннего, уродливого раз­ вития. Никакая моральная проповедь тут не поможет.

И тот способ, каким будет развиваться это одно, особен­ но культивируемое свойство, зависит опять-таки, с одной стороны, от материала, предоставляемого для его раз­ вития, а с другой- от степени и характера по_давленно­ сти остальных свойств» 23 • Именно такая ситуация скла­ дывается вокруг формирования интересов в неблага­ получной семье, где ярко выраженные эгоистические интересы родителей и порой крайняя дезорганизация материально-бытовой и социальной структуры создают обстоятельства, гарантирующие одностороннее, урод­ ливое развитие всех ее членов.

Рассматривая семейное неблагополучие в качестве главного условия становления несовершеннолетних на путь nравонарушений, можно со всей определенностью ска­ зать, что культивируемым в неблагополучных семья х способам реализации потребностей (или интересам) при ­ надлежит одно из ведущих мест в создании этих усло­ sнй. Результаты сравнительного анализа различных ти­ пов семей, имеющих несовершеннолетних правонаруши­ те:пей, показывают, что структура интересов родителей из неблагополучных семей не типична для родителей из семей контрольной группы и для родителей всех других категорий семей, имеющих несоверwеннолетних nраво­ нарушителей. Особенно обращает на себя вниманИе пр~делъно узкая, сведенная фактически к физиологиче­ ским потребностям, сфера интересов. Коротко ее можно было бы охарактеризовать как социально бесперспек­ тивную, деструктивную или даже антисоциальную, ибо такая структура интересов в состоянии побуждать лиШь деградацию личности.

Что касается содержательной стороны интересов ро­ дителей-криминогентов из неблагополучных семей, то здесь следует особо подчеркнуть вопиющий примити ­ в~оtзм nредметной области и почти полиое отсутствие там социально позитивных интересов или таких, которые бы с оздавали возможность индивидуальному развитию.

З.десь преобладают интересы сугубо индивидуалистиче­ с кой направленности с предельно простым и относи ­ тельно постоянным объемом вкладываемых в них благ.

Все это вызывает такие виды деятельности. которые, В'О­ преки логике, не возвышают потребностей и не гаранти ­ руют развития сознания.

Обращает на себя внимание характерное для данной к атегор~и семей и не типичное для всех других катего­ рий семей почти полное отсутствие социально продук­ ти вных видов деятельности в свободное время. Именно эта часть времени здесь посвящается реализации анти ­ общественных интересов.

Таким образом, структура и содержание интересов родителей из неблагополучных семей может способст­ в овс:н ь лишь дальнейшей деградации личности.

Наиболее пеказательным фактором деструктивности интересов родителей (кримиl'tогентов) нз ·неблагополуч­ ных семей можно, пожалуй, назвать противоестествен­ ную Несформированнасть интересов, связанных с по­ требностью в индивидуальном и общественном самоут­ верждении личности. Характерно, что это проявляется в негативном отношении как раз к тем способам дея­ тел.ьности, которые только н могут обеспечить реализа­ цию данной потребности. Например, нз всех обследо­ ванных неблагополучных семей почти 94% родителей никогда не принимали участия, не участвуют и не соби­ раются принимать какого-либо участия в общественно­ политической жизни общества. При этом около 88% нз них не видят в этом какой-либо пользы для себя н для общества в целом.

Рассматривая отсутствие интереса к общественно-по­ литической деятельности в качестве фактора, усугуб­ ляющего проблему семейного неблагополучия н сни­ жающего воспитательные возможности семьи, следует отметить, что концепция о связи между занятостью ро­ дителей общественными обязанностями н безнадзорно­ ст~ю н преступностью несовершеннолетних не может быть распространена на неблагополучную семью. Дело не только в том, что подавляющее большинство этих лиц не занимается какой-либо обще.ственной работой.

Существенная часть времени у них высвобождается нз­ за негативного отношения к домашним обязанностям, труду и воспитанию детей. Вероятно, поэтому доля аб­ солютного свободного времени у родителей из неблага­ палучных семей почти в раза выше, чем у родителе й из семей контрольной группы.

· Согласно данным обследован~ я семей контроль­ ной группы, участие родителей в общественной жизни, наряду с другими позитивными последствиями, повыша­ ет их ответственность за воспитание детей. Даже незна­ чнтельное увеличение общественного статуса родителей п однимает их авторитет в глазах детей и, соответственно, во;

литательные возможности семь и. Не вн~1 кая глубоко в суть механизма этой зависимости, следует отмети т ь, что отсутствие или деформация интереса к обществен­ н о-политической деятельности, прен ебрежительное к ней от ношение вноси т в систему социальных связей и отн о­ ш ений несовершеннолетних серьезный, трудно исправ и­ м ый впоследствии идеологический н нравственный про­ бел. Это создает как раз те обстоятельства, которые обу~лавливают деструктивное развитие интересов у де­ тей.

Отсутствие или деформация интересов родителей к трудовой деятельности оборачивается как материальным неблагополучием семьи, так и антитрудовой позицией несовершеннолетних. Согласно данным исследований, труд для 84% родителей-криминогентов из неблагепо­ лучных семей является обременительным, необязатель­ ным и даже не отвечающим их жизненным планам.

Только тем, что эти л~ца не относят трудовую деятель­ ность к числу способов своей жизнедеятельности, мож­ но объяснить их многократные и длительные перерывы в трудовом стаже. Характерна для них частая смена мест работы, обусловленная увольнениями за прогулы, пьянство, хищения (почти в 70% случаев}.

Констатируя явно антитрудовую ориентацию субъек­ тов семейного неблагополучия, следует подчеркнуть не­ возможность распространения на них теории, согласно которой одной из причин преступности нессвершенно­ летних является занятость родителей довольно продол­ жительное время производительным трудом, мешаю­ щим всесторонне и гармонично развиваться 24 • Анализ проблемы семейного неблагополучия со всей очевидностью показывает, что наличие избыточного сво­ бодного времени, которым располагают родители из не­ благополучных семей, не только не способствует гармо­ ничному и всестороннему развитию личности, но и уско­ ряет процесс ее деградации. Исходя из того, что «время есть пространство человеческого развития» 25, следует иметь в виду, каким содержанием наполнено это про­ странство. Временной фактор- это величина социально нейтральная. Аксиоматическая истина об атрибутивной принадлежности труда процессу развития личности гово­ рит как раз о том, что труд является важнейшим или даже единственным универсальным компонентом социа­ лизации и общественного самоутверждения индивида.

Сам по себе труд органически неотделим от социализа­ ции личности и диалектически не может выступать в ка­ честве причины антиобщественных проявлений в социа­ листическом обществе.

Что касается вопроса о норме времени на самовос­ питание и воспитание детей, то ответ на него мы нахо­ дим у авторов, сформулировавших данную проблему.

Существующая продолжительность рабочего дня есть та общественно необходимая величина, которая на уров-­ не развития производственных отношений закономерна, необходима и достаточна для воспроизводства субъек­ тивного фактора производительных сил общества. Поэто­ му никакие эпитеты, добавляемые к понятию «общест­ венно необходимое рабочее время», не могут и не должны вносить сомнений в его закономерность.

Бесперспективно возводить нормы времени в кате­ горию причин или условий недостатков в воспитании де­ тей. Если бы формирование антиобщественной направ­ ленности личности несовершеннолетних действительно зависело от наличия свободного времени родителей, то тогда именно в неблагополучных семьях были бы самые социализированные дети.

Существенно отличаясь от всех иных категорий се­ мей, имеющих несовершеннолетних правонарушителей, по уровню профессиональной квалификации, престижно­ сти самих профессий и должностей, родители из небла­ гопол.учных семей фактически не имеют интереса к его повышению. Среди них только 8,5% планируют повысить свой профессиональный уровень. Более 40% родителей не удовлетворены своей работой, но делать что-либо для радикального изменения профессионального стату­ са считают бессмысленным. Подавляющее большинство из них вкладывают в смысл более подходящей и пре­ стижной работы лишь ее бесконтрольность и более вы­ сокую оплачиваемость. Таким образом, отсутствие инте­ реса к повышению профессиональной квалификации го­ ворит о невозможности улучшения материального поло ­ жения и неумении неблагополучной семьи сформиро­ вать у своих детей позитивный интерес к последователь ­ ному развитию способностей.

К числу показателей уровня развития личности сле­ дует отнести также интересы, отражающие потребность в индивидуальном самовыражении личности, т. е. те, ко­ торые возвышают личность в собственных глазах, ком­ пенсируют неудовлетворенность трудом и 'Низким обще­ ственным статусом, дополняют проявление индивидуаль­ ности, обеспечивают духовное развитие. Поскольку эта группа интересов реализуется в свободное время, пред­ назначенное для восстановления и развития физических и духовных сил, их структура и содержание говорят не только об отношении и способности человека к основ ному виду деятельности, но и о сnособности к самораз­ витию в целом.

Родители из неблагоnолучных семей не обременяют себя заботами по восnитанию детей, занятиями сnортом, домашними обязанностями, самообразованием, культур­ ным или nолитическим nросвещением, хобби и т. д· В этих семьях нет личного трансnорта, садово-огородных или nриусадебных участков, дач. Среди них не нашлось ни одного любителя театра, музыки, nоэзии, художест­ венной литературы и т. n. Короче говоря, субъектов семейного неблагоnолучия отличает ярко выраженная nассивность во всей неnроизводственной сфере.


Деформация или отсутствие социально ценных ин­ тересов, связанных с nотребностью в самоутверждении личности, nорождает у родителей из неблагоnолучных семей чувство безысходности, естественности сложивше­ гася образа жизни. Это nарализует возможность зарож­ дения интересов, связанных с nерсnективой своего бу­ дущего и будущего своих детей. Не случайно у них nре­ обладают интересы, ориентированные на удовлетворе­ ние «сегодняшних» nроблем. Так, 31% родителей nред­ ставляют свое будущее точно таким, как настоящее, а 26%- еще более худшим. Все остальные не nредстав­ ляют себе своего будущего, nланов в отношении его не строят, и оно их не волнует. В этом, по-видимому, одна из причин несформированности интересов к укреnлению семьи, воспитанию и обучению детей.

Если дополнить приведенную структуру интересов перечнем наиболее развитых и актуальных в неблагапо­ лучных семьях интересов (употребление сnиртного, бес­ цельное времяnреnровождение, неуnорядоченное nоло­ вое общение, бродяжничество, нетрудовой образ жиз­ ни и т. n.), то можно выявить «жесткую» связь между' интересами и образом жизни субъектов семейного не­ благополучия. Из этого следует, что крайне эгоистиче­ ская, nредельно nрозаическая, меркантильная наnрав­ ленность всей системы интересов родителей из небла­ гоnолучных семей nочти не оставляет надежды на их сnособность к самовосnитанию, естественную декрими­ нализацию. Особенно nроблематичным выглядит послед­ нее в связи с фатальным неnониманием (или нежелани­ ем nонимать) зависимости между аморальным, или про­ тивоnравным, nоведением родителей и таким же поведе­ нием детей.

ГЛАВА -........,.............,........,.._........_......................,_.......................,..,_.. •• •• ТРЕТЬЯ СОЦИАЛЬНО­ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА личности НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПРАВОНАРУШИТЕЛЯ § ПОТРЕБНОСТИ личности Социально-психологическая характеристика, отражая в целом социальную, асоциальную или антисоциальную направленность личности, является связующим звеном между правонарушением и причинами, его породивши­ ми. Опираясь на нее как на объекти!lную реальность, можно логически перейти от ретроспективного анализа отдельных правонарушений к перспективному планиро­ ·ванию профилактики правонарушений несовершеннолет­ них. Социально-психологическая характеристика лично­ сти позволяет вскрыть механизм причинности антиоб­ щественного поведения, выделить в нем объективные и субъективные детерминанты преступления, условия фор­ мирования криминальной психологии личности.

В механизме причинности человеческого поведения особое место принадлежит индивидуальным свойствам.

Формируясь в процессе социогенеза из наследственных (типологических) признаков, прижизненных психических новообразований и социальных качеств, индивидуальные :войства отражают субъективную сторону nоведения, характеризуют субъекта деятельности. Из всего их мно­ гообразия криминологически значимыми являются со­ циально-психологические свойства, имеющие непосред­ :твенное отношение к противоправному поведению лич­ ности.

Среди большого круга потребностей, характеризую­ щих несовершеннолетних, особое место принадлежит nотребностям материального благополучия, самоутверж­ дения, общения, труда, отдыха, будущего. Дело в том, что именно в сфере этих потребностей формируется большинство поведенческих конструкций несовершенно­ летних, определяется социальное, асоциальное (соци­ ально индифферентное) или антисоциальное отношение личности к реальной действительности. К этому, разуме­ ется, имеют отношение и другие потребности, но они занимают подчиненное, по отношению к вышеназван­ ным потребностям, положение. Анализ данной группы потребностей вызван своеобразием их генезиса и форм проявления у несовершеннолетних из неблагополучных семей.

Неблагополучная семья не способна (как было пока­ зано в первой главе) материально обеспечить своих де­ тей. Видя то, чем располагает абсолютное большинство сверстников, не имея возможности что-либо изменить в условиях своего быта, подростки из неблагополучных семей постоянно испытывают чувства зависти, унизи­ тельной неполноценности, оскорбленного достоинства (характерного уже для периода раннего детства).

В силу сложившихся условий дети из неблагополуч­ ных семей постепенно, но чаще всего неуклонно, отста­ ют в своем развитии от сверстников, что существенно nодрывает сами основы развития индивидуальных спо­ :обностей. Это служит предпосылкой нарушения связей с коллективом класса и школы в целом. Не сознавая причин такого положения, но не удовлетворяяс ь им, под­ ростки из неблагополучных семей пассивно (замкнув­ шись «В себя») или активно (агрессивным поведением) протестуют против такой «несправедливости». И тот, и другой виды протеста не способствуют развитию лично­ сти. Более того, они его усугубляют и делают пробле­ матичной возможность удовлетворения материальных потребностей общественно одобряемым путем. Тем са­ мым они вольно или невольно расширяют дистанцию между индивидом и обществом.

Рассматривая потребности материального благополу­ чия в качестве материальной основы формирования лич­ ности, следует отметить, что фатальная невозможность их удовлетворения в условиях семейного неблагаполу­ чия не только сдерживает развитие детей (в том числе их духовных потребностей), но и мотивирует цели кон­ кретного поведения. По данным опроса несовершенно­ летних из неблагополучных семей, находящихся в вос­ питательно-трудовых колониях, более 50% преступлений Кормщиков В. М. 6S совершено ими по мотивам, так или иначе связанным с материальным неблагоnолучием семьи. При этом око­ ло 6% - неnосредственно по мотивам материальной нужды.

При анализе места материальных nотребностей в структуре nричин nротивоnравного поведения несовер­ шеннолетних из неблагополучных семей обращает на себя внимание тот факт, что nочти 78% воспитанников колонии, более 80% (из числа опрошенных) несовершен­ нолетних правонарушителей, осужденных условно или находящихся на свободе в связи с отсрочкой исполнения приговора, а также 81% состоящих на учете в инсnекци­ ях по делам несовершеннолетних вкладывают в предмет своих материальных потребностей объем благ, не превы­ шающих социально типичные нормы (естественные для подавляющего большинства несовершеннолетних из бла­ гополучных семей). Все остальные опрошенные в пред­ мет своих материальных потребностей вкладывали уже не типичные, а эталонные даже для несовершеннолет­ них из благополучных семей объемы (модные и престиж­ ные Для данного возраста вещи). Следовательно, в ос­ нову корыстных преступлений и правонарушений, совер­ шенных ради удовлетворения потребностей в материаль­ ном благополучии, они в большинстве своем вкладыва­ ли социально типичные предметы · и объемы содержа­ щихся в них благ. Из всего сказанного следует, что в структуре потребностей значительное место принадле­ жит потребностям материального благополучия, предоп­ ределяющим развитие и поведение личности. Эти по­ требности по своему предмету и по объему содержа­ щихся в них благ идентичны потребностям сверстников из благополучных семей, т. е. несовершеннолетние пра­ вонарушители руководствовались в своем поведении не извращенными и антиобщественными материальными по­ требностями (как это часто принято считать), а социаль­ но типичными или эталонными потребностями общества.

Иначе говоря, криминогенная суть вопроса состояла в том, что эти подростки интериоризовали такие общест­ венные потребности, которые не соответствовали воз­ можностям деградировавшей среды и своим способно­ стям, не получившим соответствующего развития в связи с принадлежностью к этой среде. В условиях социализи­ рованной среды исследуемая категория несовершенно­ летних, во всяком случае ее значительная часть, не со вершила бы правонарушений, связанных с удовлетворе­ нием nотребностей материального благоnолучия.

Большое значение в структуре nотребностей несовер­ шеннолетних nравонарушителей из неблагополучных се­ мей занимает потребность в самоутверждении лично­ сти. Представляя собой естественный элемент социали­ зации, она отражает стремление индивида занять опре­ деленную форму своего бытия (или место в обществе) ~ т. е. вписаться в систему общественных связей и отноше-· ний или стать социальной ценностью. В то же время спо­ собы реализации этой потребности характеризуют уро-.

вень социальной зрелости индивида. Следовательно, от­ того, каковы предмет потребности, цели и средства его.

достижения, зависят сама возможность самоутвержде­ ния индивида и предпочитаемый вид деятельности и от­ ношение к реальной действительности в целом.

В отличие от основной массы несовершеннолетних, воспитывающихся в социализированных семьях, право­ нарушители из неблагополучных семей объективно вкла­..

дывают в предмет самоутверждения иное содержание Если у первых он ориентирован на активное включение е;

систему общественных связей и отношений, в основе че­ го лежит способность к социальной персонализации и.

бесспорность прав общества на общественное призна­ ние, то у вторых эта потребность вольно или невольно ориентирована на особые отношения с обществом, ко~ торые оставляют ·за ним лишь обязанность признани-я прав индивида на свободный выбор целей и средстs присвоения общественных благ.

В принципе асо циальный путь самоутверждени~ лич­ ности- если не единственный, то один из возможных сnособов существования лиц, воспитывающихся в небла­ гоnолучных семьях. Дело в том, что «ножницы» между требован~ями, предъявляемыми обществом к каждому индивиду, претендующему на определенное положение, и тем наличным потенциалом качеств, которым распо­ лагает несовершеннолетний из неблагополучной семьи, ставят его, образно говоря, в социально неконкуренто­ способное положение.


Неблагополучная семья и школа (одна- в силу сво­ его образа жизни, другая- в силу возложенных на нее­ задач} представляют собой, по существу, два альтерна­ тивных подхода к проблеме воспитания несовершенно-.

летних. Точнее говоря, неблагополучная семья не имеет какого-либо педагогически целесообразного подхода к данной проблеме и в большинстве своем полагается на волю случая. С приходом в школу ребенок оказывается не подготовлен к позитивному контакту с ней. Сущест­ венно отличаясь от сверстников (по уровню общего раз­ вития, навыкам чтения, письма и счета, материальной обеспеченности, опрятности, культуре речи и поведения, заинтересованности родителей), он становится обреме­ нительным, а порой и нежелательным для учителя и класса субъектом. Не умея правильно оценить причины и найти выход из развивающегося в этой связи конфлик­ та, не встречая подтверждения школьным требованиям дома, ребенок подчас приходит к выводу о невозможно­ сти следования этим требованиям или о возможности им _не следовать.

Реализация выводов о возможности нетипичного по 13едения еще более противопоставляет несовершенно­ летнего из неблагополучной семьи коллективу класса, характеризует его как трудного, неспособного персона­ лизироваться с окружающими. Отождествляя понятие «потребность в самоутверждении» с понятием «потреб­ ность быть личностью», мы глубоко солидарны с авто­ ;

рами концепции, согласно которой утрата или деформа­ ·ция способности к персонализации равноценна деперсо­ нализации индивида 1• Понимание этого не только не ослабляет, а в большинстве случаев крайне обостряет потребность в самоутверждении и при непринятии со­ ответствующих мер выводит этого «трудного» подрост­ ка за пределы педагогически регулируемого управле ни я.

Выпадая из-под влияния школы и находясь под по­ -стоянным воздействием асоциального или антисоциаль­ ного отношения родителей к объективной реальности, подросток из неблагополучной семьи зачастую форми­ рует убеждение в возможности реализовать потреб­,ность в самоутверждении антиобщественными средства­ ми. По данным наших исследований, 62% правонаруше­ ний и преступлений, совершенных несовершеннолетними из неблагополучных семей, прямо связано с реализаци­ ей потребности в самоутверждении. О преимуществен­ ном использовании этой категорией антиобщественных средств говорит постановка на учет в инспекции по де­ лам несовершеннолетних почти 70% правонарушителей,.доказывавших свое превосходство (смелость, солидар ность и т. п.). Нельзя не отметить и того, что подавляю­ щее большинство несовершеннолетних правонарушите­ лей из неблагополучных семей (в том числе отбываю­ щих наказание в ВТК) приобщились к курению, скверно­ словию и употреблению спиртных напитков по мотивам, вытекающим из потребности в самоутверждении лич ­ ности.

Не имея возможности и не желая самоутвердиться в коллективе, но испытывая чрезвычайно острую необ­ ходимость в каком-то признании окружающими свое~ значимости, подростки из неблагополучных семей обра-.

щаются к обычному в таких случаях способу- слиянию.

с неформальными группами несовершеннолетних, также «выпавших» из сферы педагогически регулируемого, взаимодействия. Руководствуясь определенными прин-­ ципами саморазвития, общностью проблем и сходством способностей своих субъектов, такие группы обеспечи-.

вают возможность простой и быстрой адаптации нович­ ков. По всей видимости, осознавая это, несовершенно­ летние из неблагополучных семей, оказавшись в группе с явно антиобщественной ориентацией, легко и добро­ вольно (как им кажется) нивелируют свои убеждения и поступки по образу и подобию референтной группы.

Являясь результатом и средством разрешения противо­ речия между потребностями в самоутверждении и воз­ можностями ил удовлетворения социально приемлемы­ ми путями, неформальные группы подростков сами вы­ ступают как условие противоречия между индивидом и обществом.

В завершение краткого анализа природы и особенно­ стей проявления потребности в самоутверждении лич­ ности у несовершеннолетних правонарушителей из не­ благополучных семей следует отметить, что ярко выра­ женное несоответствие предмета потребностей и объема вкладываемого в него блага побуждает подростка на поиск доступных, в том числе антиобщественных, средств ее реализации.

Тесно связанной с потребностью в самоутверждении и во многом из нее вытекающей является потребность в общении. Биосоциальная по своей природе, она отно­ сится к числу абсолютно необходимых, исключительно важных для чел овека потребностей: общение связывает индивида с от дельными людьми и обществом в целом, и без него невозможно ни физическое выживание чело · веческой особи, ни ее превращение в психическое и об­ щественное существо.

Такое значение общение приобретает в силу свойст­ венной ему сложной функциональной характеристики.

Имея своим предметом систему связей и отношений с обществом, обеспечивающую возможность удовлетворе­ ния большинства человеческих потребностей, оно вы­.ступает одновременно в трех аспектах: как средство · rомонизации вида, как способ жизнеобеспечения рода !И как условие социализации индивида. Предмет потреб­ ности в общении и объем вкладываемых в него благ определяются онтогенетическими особенностями разви­ тия индивида и их филогенетической обусловленностью, т. е. содержание потребности в общении имеет двойст­.венную природу и включает в себя как субъективные, так и объективные компоненты.

Субъективная сторона потребности в общении обус­ ловлена особенностями индивидуального развития и формируется под воздействием уже сложившихся по­ требностей и возможностей их удовлетворения. Обще­ ние как бы согласует возможности и потребности инди­ вида, делает реальным удовлетворение последних. Ина­ че говоря, создавая соответствующие уровню развития ;

J.оtндивида связи и отношения, общение дает приемлемые,.с его точки зрения, пути и средства реализации потреб­ ~ностей, т. е. является сознательным регулятором связей.~ отношений индивида с реальной действительностью.

tОбщение проявляется в стремлении индивида к иденти­ ;

_фиющии и контакту только с такой категорией лиц, ко­ :rорая может предоставить ему эту возможность. Выбор.респондентов общения ограничен рамками способностей индивида. Исходя из этого, можно предположить, что.вся деятельность по реализации потребности в общении ~ применяемые пути и средства носят сугубо индивиду­ альный, личностный характер. Следовательно, в основе субъективной стороны потребности в общении лежит со­ знательный выбор индивидуально приемлемой связи.

Разумеется, этим предмет потребности в общении не исчерпывается. Элементарное выживание и очеловече­ вание индивида в социальной среде требуют таких свя­ зей и отношений с реальной действительностью, которые бы обеспечивали ему возможность получения необходи­ мьlх для этого, но создаваемых другими людьми и об­ ществом материальных и духовных благ.

Говоря о второй стороне потребности в общении, с ледует отметить, что она существует и развивается параллельне с субъективной. В основе формирования п редмета потребности лежит нужда в тех обществен­ н ых благах, получение которых «жестко» регламентиро­ вано соответствующими нормами морали и права. Сле ­ довательно, гарантированные обществом права на жилье, на труд, на социальное обеспечение, на пользо­ вание учреждениями культуры, здравоохранения, тор­ говли и т. д. могут быть реализованы лишь при условии соблюдения этих норм. Потребность в общении форми­ руется также в процессе усвоения индивидом опыта об­ щественного взаимодействия. Значит, в основе ее объек­ тивной стороны лежит социально обусловленная (или филогенетическая) связь с объектиsной реальностью.

Наличие двух уровней связи в условиях социализи­ рованной среды обеспечивает пропорциональное раз­ ви тие личных и общественных начал в индивиде, служит одним из условий его успешной персонализации. Иначе обстоит дело у несовершеннолетних из неблагополуч­ ных семей. В условиях десоциализированной среды двой­ ственная структура потребности в общении создает пред­ посылки к «раздвоению личности» (поляризации индиви­ дуального и общественного), а в конечном счете, к ее десоциализации. Длительное и преимущественное об­ щение с социально дезорганизованной средой предоп­ ределяет одностороннюю, индивидуалистическую ориен­ тацию личности. Все это, вместе взятое, делает психику n одростка трудновосприимчивой к педагогическим воз­ действиям, к социальным ценностям, к проблемам и за­ ботам общества.

Сталкиваясь с естественными трудностями реализа­ ции потребностей в общении и самоутверждении, не умея и не желая бороться с ними, некоторые нз несо­ вершеннолетних избирают антиобщественный путь их реализации и тем самым замыкают порочный круг де­ с о ц иализации личности. Формирующийся при этом со­ о т ветствующий стереотип поведения тем не менее не исключает из своего арсенала и социально приемлемые сп особы удовлетворения потребностей, ибо пользова­ ние многими общественными благами иначе невоз­ можно.

Таким образом, если межличностное общение, обус­ ловленное связями индивидуального (онтогенетическо 7f го) развития, является фактором противопоставления индивида обществу, то общение с социальной средой, обусловленное связями филогенетического развития, не ­ вольно способствует обратному и оставляет надежду на его ресоциализацию. Нельзя забывать и о том, что со ­ четание фактически взаимоисключающих путей реали ­ зации потребностей в неизменно ухудшающихся услови ­ ях воспитания приводит к одностороннему разрушению навыков общения. Сфера социального общения индиви­ да все более сужается, и для получения общественных благ им все чаще применяются антиобщественные сред­ ства.

Подчиняя общение целям самоутверждения и лич ­ ного благополучия, десоциализированный подросток идет на контакт лишь с такой средой, которая может стать для него референтной и способной обеспеч и ть возможность удовлетворения его потребностей. По­ скольку наиболее подходящей для этого является не­ формальная группа подростков с близкой для него нра в ­ ·ственной ориентацией, постольку общение с ней чрезвы­ чайно актуализируется. Ради того, чтобы его признали «своим», подросток быстро идентифицирует себя с груп­ пой, следуя ее нормам поведения как собственны м.

О том, насколько важным для десоциализированного несовершеннолетнего из неблагополучной семьи явля ­ ется общение с такой группой, говорит его полная го­ товность активного участия в любых акциях, без како­ го-либо осмысления возможных последствий как для объекта посягательства, так и для себя лично. Не слу­ чайно среди мотивов почти всех правонарушений, совер ­ шенных рассматриваемой категорией, превалируют та­ к ие, как «за компанию», «делал как другие», «Чтобы не казаться трусом», «ИЗ солидарности» и «nросто так».

Об актуальности потребности в общении и прочно ­ сти связей десоциализированных несовершеннолетних с р еферентной группой говорит, например, то, что окол о 60 % всех групповых правонарушений, совершенных уча­ щимися профессионально-технических училищ, прихо­ дится на группы, сформировавшиеся еще до их поступ ­ ления в ПТУ.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать выво д о том, ч т о дефицит позитивного общения, появляющи й­ ся и п роявляющийся в неблагополучной семье, являетс я о дной из причин формирования групп подростков с ан тиобщественной ориентацией, а в некоторых случаях и причиной правонарушений несовершеннолетних из не­ благополучных семей.

Организация досуга является ярким отображение м уровня социализации личности несовершеннолетних.

Именно применительно к несовершеннолетним можно· г.оворить об организации досуга как о наиболее точном индикаторе социальных качеств личности. Реализуя сво­ бодное время, подросток как бы освобождается от офи ­ циальных условностей, обусловленных исполнением те х или иных социальных ролей в педагогически регулируе ­ мом общении.

Раскрывая предметную область потреб н ости в отды - · хе, нейтрализуя действие внешних, порой искусственно• созданных психологических или вещных защитных меха­ низмов (вроде показной вежливости, нарочитой грубо- · сти, манерности, напускной меланхолии, кричащей одеж­ ды и т. п.), организация досуга (подобно раствору лак-· муса) высвечивает подлинную социально-психологиче.._ скую сущность личности, т. к. «... сущность «особой лич-· ности,- отмечал К. Маркс,- составляет не ее бородсr, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество» Все это дает возможность • увидеть истинные качества индивида, весь потенциал его способностей и даже спрогнозировать вероятное пове­ дение.

Потребность в отдыхе- явление многогранное, имеющее физиологическую, социальную и психологиче­ скую основу. Она, в отличие от некоторых других по­ требностей, носящих преходящий характер, является атрибутивной (неотъемлемо присущей) человеку. Если физиологический аспект потребности в отдыхе имеет однозначный и всеобщий предмет, то ее социально-пси­ хологический аспект- чрезвычайно индивидуальное и многопредметное образование. Последнее всецело об­ условлено структурой потребностей индивида вообще и отдыхе в частности. Дело в том, что потребность в о т­ дыхе в социально-психологическом смысле означает по­ требность в тех видах деятельности и благах, которые исключены из регламента основного вида общественн о полезной деятельности (работы и учебы) или которые, в силу нетипичных ценностных ориентаций индивида, мо ­ гут быть удовлетворены. Поэтому свободное время рас­ сматривается как вторая · сторона условия развития лич ности, только в процессе его реализации человек при­ общается к духовным ценностям общества, формирует или усваивает новые потребности. Короче говоря, сво­ бодное время- это условие всестороннего развития личности.

Общественно необходимое свободное время, отра­ жая уровень развития общества, потому и является об­ щественно необходимым, что само служит целям соци­ ального прогресса. Закономерно возрастая, оно в ус­ ловиях социализма создает все больше возможностей для самообразования, воспитания детей, укрепления здо­ ровья, развития способностей и т. д. и превращает по­ требность в отдыхе в общественную категорию, в пред­ мет заботы государства.

Таким образом, индивидуальная потребность в отды­ хе, будучи отражением одноименной общественной по­ требности, предполагает такую структуру потребностей, которая бы соответствовала целям развития личности.

В большинстве своем так и происходит. Реализуя боль­ шую часть жизненно важных потребностей (в труде, са­ моутверждении, общении и т. д.) через основной вид деятельности, каждый социализированный индивид стро­ ит собственную концепцию своего развития (или разви­ тия своих детей), исходя из принципа максимального использования свободного времени. Стремясь к разум­ ному сочетанию личных и общественных требований, он включает в структуру этой группы потребностей (реали­ зуемых в процессе отдыха) прежде всего социально престижные (получение музыкального образования, изу­ чение иностранных языков, коллекционирование произ­ ведений искусства и т. д.), подчиняя их во многих случа­ ях целям совершенствования основного вида деятельно­ сти. Вероятно, в этом смысле надо говорить о потребно­ сти в отдыхе как необходимости переключения нервно­ мышечной системы организма с одного вида деятельно­ сти на другой, в процессе которого восстанавливаются утраченные и продуцируются новые физические, психо­ логические и социальные потенции индивида.

Рациональное использование свободного времени у несовершеннолетних нуждается в большой, постоянной и целенаправленной помощи взрослых. Многие виды деятельности, включаемые в сферу организованного от­ дыха несовершеннолетних, требуют убеждения детей в.их необходимости, порой значительных материальных за трат, личного времени родителей и т. д. В том и состоит особенность этой потребности, что ее предметная об­ ласть (в социально продуктивном значении) во многом определяется (особенно в раннем возрасте) родителя­ ми. Не случайно несовершеннолетние из неблагополуч­ ных семей (где отсутствует подобное участие родителей) характеризуются нерациональным использованием сво­ бодного времени, чрезвычайно редким присутствием со­ ц иально продуктивных видов деятельности.

Полное безразличие родителей из неблагополучных семей к судьбе своих детей, ранний выход подростка из­ под социализирующего влияния школы изначально пред­ определяют ограниченность его ' духовного мира. В свя­ зи с этим представляется ошибочным мнение, согласно которому одной из самых важных потребностей пере­ ходного возl?аста становится потребность в эмансипации от контроля и опеки родителей, учителей, а также от установленных ими правил и порядков 3 • Такая постанов­ ка вопроса есть не что иное, как наделение несовершен­ нолетних свойством психологического негативизма или с оциального нигилизма.

По данным исследований, стремление к самостоя­ тельности и свободе от мира взрослых обусловлено кон­ фликтом с семьей и школой. Семейное неблагополучие и сложность реализации потребности в самоутвержде­ нии личности вызывают к жизни защитный механизм са­ '-\оприспособления индивида.

«Потребность в эмансипации» тогда и возникает, ко­ г да взрослые отвергают мир детей. В нашем примере это наиболее характерно для несовершеннолетних пра­ вонарушителей из небла~оhолучных семей как своеоб­ разная реакция на «несправедливость», в которой они оказались «благодаря» несчастью родиться в не.благо­ п олучной семье. При этом следует отметить, что отвер­ г ают или игнорируют они не все установленные правила и порядки, а лишь только те, которые не вписываются в его вариант адаптации к окружающей среде. Бесспор­ но одно: семейное неблагополучие и ранний выход из­ под социа л изирующего влияния школы десоциализиру­ ют личность, искажают развитие потребности и служат одной из основных причин отсутствия в структуре по­ т ребностей в отдыхе социально продуктивных видов деятельности.

Следующей по времени и значению причиной ирра­ циональной структуры потребности в отдыхе у несовер­ шеннолетних из неблагополучных семей является невоз­ можность полной реализации потребности в самоут~ верждении личности, даже несмотря на обретение рефе­ рентной среды в лице неформальной группы. Высокая заинтересованность подростка, обремененного конфлик­ том с семьей и школой, в неформальной групnе, способ­ ной, как ему кажется, обеспечить возможность удовлет­ ворения потребности в самоутверждении, ставит его в зависимое положение от группы. Отсюда в качестве це­ ны за признание следует безоговорочное {во всяком слу­ чае, на первых порах) приспособление к требованиям групnы, противоречащее интересам развития личности.

Но отсутствие социального иммунитета {или сопротив­ ляемости негативным воздействиям), высокая принуж­ дающая сила групповой психологии не оставляют под­ ростку иной альтернативы решения актуальной потреб­ ности.

Поскольку в основе существования группы с антисо­ циальной или ситуативной ориентацией лежит способ­ ность удовлетворять потребности каждого члена группы {или групповой потребности) в самоутверждении, по­ стольку ее жизнеспособность прямо пропорциональна количеству акций по реализации этих потребностей. Та­ ким образом, потребность в самоутверждении превра­ щается в бесконечную проблему группы, встречающую на своем пути противодействие общества. Именно поэто­ му вся деятельность подростков из неблагополучных се­ мей посвящается потребности в самоутверждении, по­ искам путей и средств ее реализации, удовлетворяющих групповую мораль и направленность.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.