авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Ми н истерство внутренних дел СССР ...»

-- [ Страница 3 ] --

Высокая приверженнесть несовершеннолетних из не­ благополучных семей группам по совместному время­ препровождению как бы отгораживает их от воздейст­ вий социальной среды и освобождает от обязанностей следовать общественным нормам. Именно поэтому даль~ нейший путь развития таких подростков во многом опре­ деляется тем, какую направленность имеет эта группа.

Если даже при вступлении в неформальную группу они не хотели совершать правонарушений и преступлений, то, оказавшись в ее составе, пошли на это.

Не случайно более 72% учащихся ПТУ, 61 % школь­ ников и 57% работающих несовершеннолетних из не-· благополучных семей, совершивших преступления, со­ стояли в группах, в «программу отдыха» которых вхо­ дили прямо противоправные цели. Здесь же следует отметить высокое, свойственное всем несовершеннолет­ ним из неблагополучных семей, отождествление себя с идеалами своих референтных групп. Например, почти ВО% всех несовершеннолетних из неблагополучных се­ мей, совершивших преступления, оценивали свои группы как вполне нормальное и даже закономерное явление.

Таким образом, подчинение досуга проблемам само­ утверждения личности и общению в группе блокирует структуру потребностей в отдыхе и фактически не ос­ тавляет места для включени,я в нее социально продук­ тивных видов деятельности. Тем самым потребность в отдыхе из средства всестороннего развития индивида nревращается в прич!-!ну деградации личности, а нефор­ мальная референтная группа- в условие совершения nравонарушений и преступлений несовершеннолетних из неблагополучных семей.

Еще одна особенность в организации досуга несовер­ шеннолетних из неблагополучных семей состоит в том, что абсолютное большинство из них (и прежде всего учащиеся ПТУ) тяготеют к коллективной форме реали­ зации потребности в отдыхе. В отличие от контрольной rруппы, где у каждого третьего основная часть свобод­ ного времени реализуется по индивидуальному плану, несовершеннолетних из неблагополучных семей 98% реализует его в своих (постоянных или временных) ком­ паниях. Значит, предметная область потребности в от­ дыхе не адекватна способностям каждого в отдельности подростка. Коллективная же форма, увеличивая сум­ марный потенциал возможностей группы, делает его до­ стоянием каждого.

Особое место в характеристике личности несовер­ шеннолетних из неблагополучных семей принадлежит потребности в труде. Являясь по существу основопола­ гающей социогенной потребностью, она не только ха­ рактеризует настоящее и прошлое индивида, но в изве­ стном смысле предопределяет его будущее. По выра­ жению К. Маркса, «труд производит не только товары:

он производит самого себя и рабочего... » 4• Иначе гово­ ря, проявляясь через различные виды целесообразной человеческой деятельности, он становится основой все­ общего развития и самого человека.

Будучи субъективным отражением объективной.необ­ ходимости, потребность в труде может иметь различ­ ные состояния. Предполагая в своем идеале (по закону возвышения потребностей) развитие, она закономерно проходит ряд последовательных уровней- от импера­ тивного к имманентному.

Императивный уровень развития потребности в тру­ де представляет собой обязанность, объективно выте­ кающую из абсолютно необходимой потребности в тру­ довой деятельности каждого субъекта в пределах об­ щественно необходимого рабочего времени. С субъек­ тивной стороны труд рассматривается лишь как средст­ во, обеспечивающее материальное благополучие и пра­ во пользования общественными благами, т. е. как един­ ственно возможное легальное средство к существова­ нию, за отступление от которого государством преду­ смотрены правовые санкции. Предмет такого рациона­ листского отношения к труду не выходит за рамки сугу­ бо профессиональной деятельности или регламентиро­ ванноГо обществом минимума трудовой активности.

Осознанно-необходимый уровень развития потребно­ сти в труде, по сравнению с императивным, представля­ ет собой качественно более совершенный социализиро­ ванный уровень отношения индивида к трудовой дея­ тельности. Здесь труд еще не свободен от денежного расчета, но уже мотивируется потребностью в самоут­ верждении личности, осознанием необходимости своего трудового вклада в общественный прогресс как законо­ мерного условия.возрастания своих возможностей. Дан­ ный уровень развития потребности включает в свою nредметную область, помимо основного, дополнительные общественно полезные виды деятельности. Последние в условиях социализма приобрели значение тенденции (ак­ тивное участие трудящихся в управлении производством, социальным развитием, в охране общественного поряд­ ка и т. д., подчинение своего свободного времени раз­ витию способностей, профессиональных знаний, матери­ альных и духовных потребностей). Среди мотивов трудо­ вой и социально-политической активности значительное место принадлежит чувству долга. Труд же из средства обеспечения жизни превращается в осознанно-необхо­ димое условие жизнедеятельности личности.

Имманентный уровень развития потребности, будучи высшим проявлением человеческого отношения к со здаваемым в процессе трудово.:i деятельности потреби~ тельным стоимостям, олицетворяет coбoii ее превраще~ ние в важнейшую жизненную п~нребность личности. Сво~ бодная от эгоистического расчета и общественного при~ нуждения, она делает всякую общественно полезную деятельность предметом сознания и воли человека. Со~ единяя в одно целое, подчиняя общей цели основной и дополнительный виды деятельности, общественно не~ обходимое рабочее и свободное время, данный уровень развития потребности предполагает ее как органически присущее. личности свойство. Труд из обязанности и не­ обходимости превращается в право на свободное воле­ излияние личности- в свободу соеести. Заинтересован~ ность в результатах и в самом процессе труда, а не в вознаграждении за труд- лейтмотив всей целесообраз­ ной человеческой деятельности на этом высшем уровне развития потребности.

Говоря об уровнях развития потребностей в труде у несовершеннолетних из неблагополучных семей, мы не ставим задачу их типизации по вышеизложенным_ уровням. Необходимость классификации уровней раз~ вития данной потребности вызвана скорее практической задачей, стремлением наглядно проиллюстрировать раз­ ницу у объектов, желанием как-то систематизировать понятийный аппарат рассматриваемой проблемы.

Таким образом, в основу оценки уровня развития по­ требностей в труде у несовершеннолетних из неблага­ получных семей положено их отношение к основному для них (в этом возрасте} виду деятельности, т. е. к уче­ бе в школе и ПТУ. Что касается дополнительных (соци­ ально продуктивных) видов деятельности, то они, в боль­ шинстве своем, не свойственны данной категории несо­ вершеннолетних и не могут позитивно повлиять на ха­ рактеристику отношения к труду. Работающие или ра­ нее работавшие подростки оценивались с учетом отно­ шения к основному виду деятельности и к той дополни­ тельной деятельности, которая вытекала из производ­ ственной (освоение и обучение профессии, выполнение общественных поручений и т. д.}. В связи с высоким сходством в уровнях развития потребностей в труде у правонарушителей и неправонарушителей из неблагапо­ лучных семей весь анализ этого уровня осуществлялся исходя из средней величины.

Обращаясь · к вьrшеизложенной классификации уров ней развития потребностей в труде, следует сразу же отметить, что если для контрольной группы (и общества в целом) наиболее типичным является второй (или осо­ знанно необходимый) уровень, а третий (или имманент­ ный)- перспективным, то для несовершеннолетних из неблагополучных семей даже первый (или императив­ ный) уровень можно назвать перспективным. Дело здесь не только и даже не столько в несформированности по­ требности в труде, сколько в укоренившейся с детства а нтитрудовой ориентации.

Только длительным социально негативным воздейст ­ вием можно объяснить то, что более 58% школьников, 4 3% учащихся ПТУ, 41% работающих или ранее рабо­ т авших и 88% неработающих и неучащихся подрост­ ков не относят труд к числу своих жизненно необходи­ мых функций. Более того, 53% обследованных считают его обременительным, не отвечающим жизненным инте­ ресам и даже вообще необязательным. Вероятно, этим же можно объяснить то, что более 82% состава такой категории несовершеннолетних правонарушителей при­ ходится на подростков из неблагополучных семей, а так­ же то, что 94% несовершеннолетних из этих семей о-т­ носятся к числу хронически неуспевающих в школе, бо­ лее 80% -в ПТУ, 52% работающих-не выполняющих норму выработки. Характерно и то, что до 70% «отсе­ ва» из ПТУ приходится на несовершеннолетних из не­ благополучных семей.

Так так к дополнительным видам деятельности они относятся еще более недоброжелательно, можно гово­ рить о значительной или даже чрезвычайной социал~­ ной дезориентации личности несовершеннолетних из не­ благополучных семей, о необходимости особых мер по их ресоциализации.

Антитрудовая позиция несовершеннолетних допол­ няет и углубляет семейное неблагополучие. В этом смыс­ ле ее следует рассматривать не только как катализатор, но и как одну из причин сохранения и воспроизводства семейного неблагополучия и антиобщественных форми­ рований подростков. Иначе говоря, дезориентация ин­ дивида в значении трудовой деятельности для жизни че­ ловека парализует всю структуру потреб н остей лично­ сти и тем самым предрешает ее будущее, деформирует саму потребность в нем.

Действительно, анализируя структуру потребностей ли чности несовершеннолетних из неблагополучных се­ мей, убеждаемся в том, что вся она так или иначе обус­ л овлена ориентацией на нетрудовой образ жизни. Имен­ н о то, что абсолютное большинство обследованных к первостепенным своим потребностям относят «свободу деятельности и независимое ни от кого и ни от чего су ществование»;

«неограниченное количество денег» ;

«возможность жить обеспеченно, не работая»;

«уваже­ ни е, подчинение или страх других» и т. п., дает право на предположение об отсутствии у них социальной пер­ сп ективы (разумеется, при неизменности условий воспи­ тан ия).

Рассматриоая потребность в будущем не как какую­ то абстрактную ил!-1 умозрительную конструкцию, а как мы сленно предвосхищаемый образ реального предмета, как концепцию саморазвития личности, мы придаем ей совершенно исключительное значение в жизни индиви­ да: отсутствие таковой лишает человека важнейшего средства саморегуляции деятельности, активного уча­ стия в собственной судьбе. Хуже того, расчет на анти­ общественный путь достижения своих целей ставит под удар все социальное будущее индивида, т. к. строится без учета или вопреки его общественной целесообраз­ ности.

Первоначально формируясь на основе идеализации образа конкретного человека, олицетворяющего собой субъективно привлекательный вид деятельности, эта по­ требность не исчерпывается мечтой или стремлением кем-то стать. Развиваясь в желание «стать человеком», она становится универсальным психологическим новооб­ разован ием, нивелирующим отдельные п оступки и дея­ тельность в целом с моделью своего развития. Образно говоря, она подобна вертикальной лестнице с нееиди­ мой вершиной, когда одоление очередной ступеньки де­ лает обозримой следующую, ранее не в:.1димую ступень.

Став актуальной, потребность в будущем превраща­ ется в мощное средство регуляции поведения, способ­ ное радикально изменить ход жизни индивида (даже во­ преки окружающим условиям и прежним ориентациям).

Именно благодаря ей человек обретает способность сверять свои поступки с их последствием, умерять стра­ сти и сиюминутные желания.

Потребность в самоутверждении личности предвос­ хищает предмет будущего и тем самым уже частично КормшИIОВ В. М.

G воnлощает его. Развитая nотребность в будущем, не nо­ глощая nотребности в самоутверждении, делает ее со­ держание более частным, nроизводным от св.оего nред­ мета, и ориентируется на нее каждый раз (в nроцессе развития) как на свою очередную стуnень. Это и nозво­ ляет говорить о потребности в самоутверждении как о предnосылке развития потребности в будущем.

Таким образом, проявляясь через функции нивели­ рования, интегрирования и созидания, потребность в бу­ дущем является настолько необходимой для социализа­ ции личности, что ее отсутствие или искаженность став ят под сомнение саму возможность позитивного развития индивида. Особое значение имеет она в структуре nо­ требностей несовершеннолетних из неблагоnолучных се­ мей. Если в условиях социализированной семьи у под­ ростков недостаточный уровень развития этой потреб­ ности в значительной мере компенсируется nотребно­ стью родителей в благополучном социальном будущем своих детей, то в неблагополучной семье такой компен­ сирующий фактор практически отсутствует. Согласно данным исследований, самостоятельное, без внешнего вмешательства, формирование nозитивной потребности в будущем у несовершеннолетних из неблагополучных семей- явление довольно редкое. Для всех обследован­ ных категорий несовершеннолетних характерно социаль. ­ но нетиnичное представление о предмете своего буду­ щего.

Анализ жизненных nланов несоQершеннолетних nраво­ нарушителей из неблагоnолучных семей nоказывает, что большинство из них (около 90%) не только не имеют ясных представлений о своем ближайшем будущем, но и не интересуются им как таковым. Подобное отноше­ ние к своему будущему характерно и для 81% несовер­ шеннолетних правонарушителей из семей, не признанных неблагополучными. Не лучше с этим вопросом обстоит дело и у восnитанников обследованных колоний для не­ совершеннолетних, где более 29% nроявили полное безразличие к своему будущему, а 34% из числа решив­ ших стать на nуть исправления не могли оnределить сферу своей деятельности nосле освобождения.

Все сказанное о nотребности в будущем убеждает в правомерности вывода о ее незаменимой роли в раз­ витии личности несовершеннолетних. Про нее не ска­ жешь «лучше nозже, чем никогда»,1о1бо, чем «позже», тем ближе к «никогда. Поэтому одной из первостепенных задач в деле воспитания, и тем более ресоциализации личности, несовершеннолетних является формирование у них потребности в будущем.

Одно только то, что в контрольной группе подрост­ ков почти не оказалось таких, которые бы так или ина­ че не представляли своего будущего или относились к нему безразлично, говорит о серьезности этого аргумен­ та в деле предупреждения правонарушений среди несо-.

вершеннолетних.

Анализ структуры потребностей различных половоз-­ растных, социальных и профессиональных lатегорий не­ совершеннолетних правонарушителей из неблагополуч­ ных семей показывает, что она нетипична и существенно отличается от структуры потребностей контрольной группы, состоящей из соответствующих категорий зако ­ нопослушных несовершеннолетних. По большинству ис-· следуемых признаков она характеризуется, во-первых, как ограниченная, т. е. неадекватная возрасту и месту, отводимому данной возрастной категории обществом.

Во-вторых, структура потребностей несовершеннолетних правонарушителей из неблагополучных семей отличает­ ся неустойчивостью, подверженностью ситуационным колебаниям. В-третьих, она выглядит противоречивой', сочетающей элементы социального эгоцентризма с ин­ дивидуальным (в рамках референтной среды), но анти­ социальным альтруизмом. Последнее обусловлено, по ­ видимому, моралью референтной группы, имеющей ан ­ тиобщественную ориентацию, а также ложно понятым чувством братства, товарищества, взаимовыручки.

Что касается содержательной стороны потребностей несовершеннолетних правонарушителей из неблагапо­ лучных семей, то суть ее можно определить как ирре­ альную, увеm1чивающую социальную дистанцию (десо­ циализирующую личность), противопоставляющую ин­ дивида обществу.

Из всего многообразия признакоо, характеризующих содержание потребностей личности несовершеннолетних правонарушителей, следует выделить их ярко выражен­ ную индивидуалистическую направленность, предопреде­ ляющую, в конечном счете, утрату индивидом возмож­ ности социальной персонализации, без которой человек­ выпадает из сферы общественного взаимодействия.

Иначе говоря, возникает описанный А. В. и В. А. Петров 6* скими парадокс, согласно которому чем последователь­ нее стремление к индивидуализму, тем меньше индиви­ дуальности, тем больше ли ч ность теряет «свое лицо» в обществе 5• Другим признаком, характ?ризующим содержание потребностей личности несовершеннолетних правонару­ шителей из неблагополучных семей, является неаде к­ ватный возможностям и индивидуальным способностям объем благ, вкладываемых ими в предмет потребно­ стей. Актуализация потребностей материального благо­ nолучия и самоутверждения, отсутствие соответствую ­ щих средств для их удовлетворения в непосредственной среде, сочетающееся с ограниченностью обЩеобразо­ вательных, культурных, профессиональных, статусных, а также возрастных данных, побуждают необходимость поиска нелегальных путей и средств реализации потреб­ ностей.

- §l НРАВСТВЕННО­ ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТННХ Нравственно-правовое сознание является одним из ведущих факторов развития и поведения индивида­ его отношений к реальной действительности в целом.

Анализ состояния и тенденций развития нравственного 11 правовага сознания открывает возможности не только для выявления механизма развития и поведения инди­ вида, но и для объективной оценки его духовных потен­ циi:i, а значит, и для определения адекватных мер по их формированию. «... Действительное. духовное богатство ~~:ндивида всецело зависит от богатства его действитель­ ных отношениЙ» 6 • Рассматривая нравственное и правовое сознание в качестве неотъемлемых компонентов социализации ин­ дивида или гарантий правомерного поведения, необхо­ димо отметить, что эффективность этих гарантий во многом определяется тем, насколько теоретически чет­ ко и практически однозначно трактуются генезис, цель, значение и содержание понятий нравственного и право­ в..ого сознания. Немаловажное место принадлежит так 84.

же установлению достоверного соотношения нравствен~ ного и правового аспектов в правосознании индивида, В последние годы в юридической и другой литерату­ ре этим проблемам стало уделяться значительное вни­ мание, но все же его основная часть направлена на фор­ мирование активной жизненной позиции законопослуш­ ных граждан. Вопросам воспитания нравственного и пра­ вово'го сознания подростков, в том числе из неблага­ получных семей, являющихся, по существу, основным резервом правонарушений и преступлений несовершен­ нолетних, уделяется еще мало внимания. Ни в юридиче­ ской, ни в философской (в том числе социологической} литературе еще не сложилось единого мнения о тех про­ блемах, которые являются ключевыми в определении места правового воспитания в коммунистическом воспи­ тании несовершеннолетних.

Правосознание, как и сознание в целом, есть про­ дукт общественно-исторической деятельности человека.

В основе формирования правосознания лежит социаль­ ная детерминация, или условия быта и воспитания в кон­ кретной микросреде. Точно так: же, как нравственное, идеологическое, этическое, религиозное и другие виды сознания отражают сnецифические только для них кате­ гории, так и правосознание отражает правовые катего­ рии общественного бытия.

Индивидуальное правосознание практически неотде­ лимо от нравственного. Если правовые знания являются материалом, из которого строится здание правового со­ знания, то нравственность- его духовный фундамент.

Другими словами, правовые знания «нанизываются» на нравственный nотенциал индивида, и человек приобре­ тает такое качество, как правосознание.

Проходя в своем развитии через целый ряд слож~ей­ ших превращений, индивидуальное сознание находит свое отражение в двухуровневой характеристике права­ вого сознания субъекта. Гносеологический уровень (или срез} определяется объемом и ка1.0еством знаний о пра­ вовых предnисаниях и моральных нормах, регулирующих поведение субъекта. Он зависит от возраста, уровня об­ разования, общей культуры, состояния психики и умст­ венных способностей человека. Гносеологический «Срез»

правосознания позволяет оnределить состояние основ­ ных переменных личности, взаимосвязь и взаимозависи­ мость с факторами, их формирующими. Иначе говоря, as он обеспечивает возможность перехода к онтологиче­ скому анализу, дающему информацию уже о содержа­ тельной стороне генезиса правосознания индивида.

Аксиологический уровень правосознания определя­ ется совокупностью ценностных ориентаций в нравствен­ но-правовой сфере жизнедеятельности личности. Он за­ висит от адекватности нравственных и правовых пред­ 'Тlисаний общества потребностям, интересам, жизненным идеалам и убеждениям личности. Именно этот «срез»

позволяет вскрыть, насколько правовые нормы транс­ 'формировались в сознании человека в его моральные ценности. Следовательно, он может дать достаточно объективное представление о функциональном уровне правосознания индив~1да, который определяется факти­ ческим или прогнозируемым поведением человека в обычных или Эiстремальных условиях.

В целом гносеологический и аксиологический уровни правосознания дают его фактическую структуру'и одно­ временно являются критериям~-1 социальной зрелости индивида. Исходя из Сiазанного, индивидуальное право­ сознание можно определить как качественную разновид­ ность сознания, формирующуюся в процессе усвоения и преобразования правовых знаний и нравственных цен­ 'Ностей общества в социально-психологическое новооб­ разование личности, в индивидуальный кодекс поведе­ :ния и отношений к объективной реальности.

, ;

Цанные исследований подтвердили гипотезу о прямо nропорциональной корреляционной зависимости между · уровнем правосознания и антиобщественной направлен­ ностью личности несовершеннолетних из неблагополуч­ ' J-I..ЬIХ семей.

Раннему этапу формирования антиобщественной на­ Тlравленности несовершеннолетних соответствует инфан­ Т"1льный по содержанию и репроду кти вный по механиз­ ~му своего проявления уровень правосознания. Понятно, что ребенок в возрасте до 13 лет, в особенности из не­ благополучной семьи, объективно не обладает необхо­,Ц!.iМОЙ суммой правовых знаний и способностью крити­ чее~ого мышле~;

~ия. Нравственные воззрения несовер­ шеннолетних из неблагополучных семей имеют серьез­.н ые дефекты. Поскольку поведение этих подростков стро­ :Ится, главным образом, на основе подражания взрослым, реп родуцируя те варианты сnязей и отношений, которые культивируются в неблагополучной семье, их правосо знание почти целиком обусловливается уровнем небла­ гополучия семьи. Почти все дефекты правового созна­ ния носят еще неустойчивый характер и подвержены зна­ чительным (вплоть до крайних) колебаниям в ту или иную сторону.

Следующему этапу формирования антиобщественно й направленности личности несовершеннолетних, являю­ щемуся логическим продолжением первого (при неиз­ мен ных или ухудшающихся показателях семе йн ого не­ благополучия), соответствует уже асоциальный по со­ держанию, но еще в значительной степени репродуктив­ ный · по механизму своего проявления уровень право­ со знания. Теперь в поведении подростка большая роль принадлежит личностным качествам и особенностям пси­ хи ки. Его поступки носят в большинстве своем осознан­ ный и более целеустремленный характер.

Хотя правосознание такого подростка еще не отвер­ га ет социально-позитивное значение правовых норм, но и не стимулирует соответствующего поведения. Более т ого, оно предрасположено скорее к антиобщественной реакци!А на стимул, провоцирующий различные варианты nоведения. Данный этап формирования антиобществен­ н ой направленности личности совпадает с процессом ак­ тивного усвоения нравственных ценностей, поэтому пра­ восознание несовершеннолетних, даже вопреки возра­ ст ающему объему правовых знаний, тяготеет к соответ­ ствию с исповедуемой моралью. Если к тому же учесть, что общее развитие этих подростков все сильнее отстае т от сверстников, можно допустить, что обе тенденции слу­ жат основными предпосылками к формированию анти­ общественного правосознания.

Правосознание несовершеннолетних на данной ста­ дии антиобщественной направленности личности (несмот­ ря на существенную деформацию морали) еще имеет элемент позитивной регуляции, но в основе ее лежат боязнь наказания и общесоциальная нетерпимость на­ ш его общества к преступлениЯм. Считая эти мотивы до­ ст аточно серьезным основанием для надежды на успех в деле ресоциализации личности несовершеннолетни х, хот елось бы, не претендуя на исчерпывающий и одно­ значный ответ, получить некоторую ясность в вопросе о мотиве соблюдения закона из «боязни наказания».

Вероятно, в силу своей деликатности, проблема, ко­ торую вольно или невольно необходимо рассматривать в качестве аргумента правомерного поведения, не полу­ чила достаточного развития. По-видимому, такой мотив соблюдения закона, как «боязнь наказания», нельзя отождествлять с коммунистическим правосознанием, т. к. последнее основывается на высоконравственны х принципах, которых не может содержать названный мо ­ тив. Однако его исключение из арсенала средств пред у­ преждения преступности и непризнание в качестве эле­ мента правосознания было бы преждевременным. «Бо­ язнь наказания»- это чувство, имеющее в своей основе биологические, психические и социальные корни. Био­ лог~чески оно вытекает из безусловного рефлекса или естественной отрицательной защитной реакции страха как средства самосохранения живого существа. Детер­ минируясь реальной действительностью, реакция стра~а сама становится специфической формой ее отражения и вместе с положительными реакциями составляет всю эмоциональную сферу индивида. Иначе говоря, форми­ руясl: в процессе социального взаимодействия индивида в орган психики, страх неблагаприятных для него послед­ ствий становится одним из видов активной психической.деятельности или необходимым и неизбежным социаль ­ но-психологическим средством адаптации индивида в обществе.

Одной из сторон механизма регуляции челавеческ е­ го поведения в период детства и в значительной час т~ отрочества является усвоенная индивидом система за­ претов. Лежащая в ее основе боязнь неодобрения и на­ казания становится для данной категории одним из фак­ торов правомерного поведения, а следовательно, и не­ обходимым личностным качеством.

Анализируя процесс деформации личности и отме­ чая особую роль правосознания, следует обратить внима­ ние на то, что еще одним фактором, усугубляющи м формирование правосознания (и во многом нейтрали­ зующим «боязнь наказания»), является вхождение не­ совершеннолетних из неблагополучных семей в нефор­ мальные группы. Поскольку эти группы не делят сво е в лияние и время с семейным неблагополучием, а доnосi­ н яют его, факт вхождения в них превращается в решаю ­ щее условие дальнейшей деформации правосознани я ли.чности. В итоге правосознание несовершеннолетнего как и направленность личности в целом, вступает в выс­ шую для данного возраста антисоциальную фазу.

В генезисе правонарушений и преступлений несовер ­ шеннолетних основная роль принадлежит личным каче­ ствам. Третья стадия антиобщественной направленности личности и соответствующее ей правосознание характе­ ризуются относительно высокой пр отивоправной активно­ стью. Ее отличительной особенностью является то, что подростки не только используют удобную для соверше­ ния правонарушений ситуацию, но и зачастую создают ее сами. Они становятся и активными участниками, и ор-­ г анизаторами правонарушений, и основными «агентами»

по вовлечению других несовершеннолетних в преступ ­ ную деятельность. Именно поэтому подростки, «дошед­ шие» до третьей стадии антиобщественной направленно­ сти личности, представляют собой наиболее трудный профилактический объект.

Приведенный анализ динамического аспекта право­ сознания и направленности личности несовершеннолет­ них показывает, что их антиобщественная сущность име­ ет одни и те же корни и вытекает непосредственно из.

семейного неблагополучия. Аккумулируя в себе практи ­ чески все стороны индивидуального развития (психофи­ з и ологические, нравственно-этические, теоретико-позна­ вательные и ценностно-ориентационные), ион'!женное правосознание само становится внутренним условием противоправного поведения, еще более усугубляющим проблему семейного неблагополучия.

Следовательно, одной из основных задач практики борьбы с преступностью несовершеннолетних является не только нейтрализация и устранен11е семейного небла­ гополучия, но и организация правового воспитания, спо ­ собного противостоять деформа ции правосо:знани я лич­ ности. В связи с этим особенно важным становитс я выра­ ботка единого методологического подхода к вопросам понятия и сущности правового воспитания применитель­ но к рассматриваемой категории несовершеннолетни х.

Ни абсолютизация правового воспитания, ни сведени е его до уровня составной части другого вида воспитан и я не способствуют выработке практически целесообразно'" го понятия правового воспитания, во всяком случае при ­ менительно. к несовершеннолетним из неблагополучных с емей.

На самом деле любой вид воспитания (правовое, нравственное, политическое, трудовое, эстетическое и т. д.) является составной частью коммунистического вое- питания в целом. Каждый иэ них так самостоятелен, как это возможно для отдельного звена одной взаимосвя­ занной цепи, т. е. каждый вид воспитания, имея свой собственный предмет и метод, является лишь относи­ тельно самостоятельным видом воспитания. В то же вре­ мя нравственное воспитание занимает несколько иное положение. Дело в том, что все виды коммунистическо­ го воспитания имеют в своей основе исторически, эконо­ мически и политически обусловленные нормы морали.

Иначе и невозможно, т. к. мораль, по выражению В. Н. Назарова, явилась одним из исходных способов познания человеком своего исторического бытия и пер­ спективы развития. И, вследствие этого, она с самого на­ чала сложилась и выступала не только как способ соци­ альной регуляции поведения людей, но и как способ мировоззренческой ориентации человека в окружаю­ щем его мире... 7 • Таким образом, нравственное воспитание выступает в опр-еделенном двуединстве. С одной стороны- как спе­ циальная дисциплина, изучаемая этикой и потому рас­ сматриваемая в качестве отдельного звена в цели ком­ мунистического воспитания. С другой стороны- как про­ цесс общественно-исторической трансформации норм морали в каноны других социальных дисциплин и пото­ му рассматриваемый уже в качестве исходной базы для организации всех видов коммунистического воспитания.

Нравственный аспект органически входит в содержание правового воспитания.

Сочетание нравственного и правового воспитания или ·выделение нравственного аспекта в правовом воспита­ нии несовершеннолетних из неблагополучных семей об­ условлено специфичностью усло_вий их жизнедеятельно­ сти, а также особенностями социально-психологической характеристики и морального состояния объекта воспи­ т ания.

Из анализа условий жизнедеятельности несовершен­ нолет н их, приведенного в nредыдущей гл аве, видно, что -они действительно специфичны.

Семейное неблагополу ч ие, членство в неформальной п одростковой группе, конфликт с социальными инст.иту­ т ами подводят несовершеннолетних к самоизоляции от общества. Ближайшее окружение объективно лишает их самого важного для социализации индивида механизма ·общения с законопослушной, нр-авственно здоровой ере дой, где человек формирует свои нравственные и пра­ вовые воззрения по образу и подобию класса, где для того, чтобы так или иначе поступить, «человек сначала смотрит, как в зеркало, в другого человека» 8, где пра­ вовой инфантилизм компенсируется морально-политиче­ ской зрелостью окружающих, где индивидуальное пра­ восознание корректируется групповым. Иначе говоря, несовершеннолетние из неблагополучных семей не име­ ют в сфере своего непосредственного общения позитив­ ной нравственной детерминанты, а потому объективно не могут иметь позитивного правосознания.

Несовершеннолетние из неблагополучных семей не имеют и субъективнqй основы, достаточной для выра­ ботки позитивного правосознания. Помимо уже отмечен­ ных в предыдущих параграфах деформаций личности, у большинства подростков к годам складывается 14- О\Носительно стойкая морально-этическая деформация.

Наряду с общей несформированностью мировоззрения этих подростков отличает ярко выраженная противоре­ чивость и ложность идеалов.

Например, при ответе на вопрос «Кто является для тебя образцом, идеалом в жизни?» опрошенных на­ 12% звали героев художественных произведений и историче­ ских личностей, 9%- отца или мать, 2%- других род­ ственников, 38% ответили, что у них нет никакого идеа­ ла, а остальные назвали антиобщественный идеал. Ве­ роятно, поэтому более 60% подростков в качестве ос­ новного крит!f!рия человеческого авторитета признают физическую силу, властность, умение держать язык за зубами и т. п.

Несформированнесть нравственного идеала, кроме всего прочего, отрицательно сказывается и на силе воли подростка. Как отмечал известный психолог С. Л. Рубин­ штейн, даже люди с сильной волей, если у них нет твер­.цого мировоззрения, четкого осознания дела, «руково­ дящих начал», в сложных обстоятельствах неизбежно проявляют нерешительность, колебания, что часто спо­ сеобствует совершению правонарушений 9 • Особое место в нравственной характеристике несо­ вершеннолетних принадлежит привычке к употреблению алкогольных напитков. Наибольшую при этом тревогу вызывают те подростки, которые систематически упо­ требляют алкоголь {28%) или не видят в этом какого­ либо вреда или порока и намерены употреблять спирт ные напитки и в будущем (27%). Поскольку алкоголизм является наиболее сильным из факторов индивидуальной деморализации, его употребление в несовершенноле нем возрасте рассматривается как показатель нравс т­ венной неполноценности и развращенности личности.

Разрушая механизм психологической координации, ос­ лабляя или даже полностью парализуя способность к самоконтролю и критической оценке поведения, состо я­ ние опьянения окончательно нейтрализует остатки пози­ тивной морали, и поведение развивается в привычно м для подростков с антиобщественной ориентацией на­ правлении. В таком состоянии для большинства из них уже не имеет значения ситуация. Возбужден н ый ал­ коголем подросток, имеющий стойкую антисоциальную ориентацию, создает ситуацию, порой провоцирующую самое гнусное и жестокое преступление. О серьезны х дефектах морали, послуживших основой антиобществе н­ ного правосознания несовершеннолетних, можно судить, например, по ответам подростков, совершивших пре­ ступления и правонарушения, на вопросы специального блоlа задач, в которых имитируются преступления, со­ вершаемые несовершеннолетними. Так, на вопрос о то м, как бы они поступили, оказавшись на месте того или ино­ го участника описываемых в задачах событий, более 30 %, правильно квалифицировавших действия одного из уча­ стников готовящегося ограбления как преступные, отве­ тили, что он поступил честно, не сообщив в милицию о готовящемся преступлении. Более того, почти 32% пр я­ мо ответили: «Хотя это и не по закону, но я тоже не проболталея бы о готовящейся операции».

Характерной для данного уровня морали являетс я также позиция несовершеннолетних, занятая при отве­ те на вопрос: «Как бы вы поступили на месте ребят по­ сле того, как вам стало известно, что один из ваше !А компании, посв9.щенный в план операции, «nорвал» с группой?». Почти 46% подростков, совершивших право­ нарушения и преступления, ответили, что «отложили б ы операцию», «nредупредили бы его, чтобы молчал» ил и «завершили бы задуманноен. Еще более 40% дали не­ определенный, но явно не позитивный ответ: «не знаю, как бы поступил»;

«не участвовал бы в этой операции »;

«избил бы за предательство» и т. n. Из сказанного сле­ дует, что большинству исследуемых несовершеннолетни х из неблагополучных семей, совершивших правонаруше н ия и преступления, свойственна глубоко укоренившая­ ся аморальная ориентация, а вместе с тем и криминаль­ ный потенциал.

Таким образом, несовершеннолетние из неблагопо­ л учных семей, вставшие на путь правонарушений, не рас­ п олагают ни объективными, ни субъективными основа­ н иями для формирования позитивного правосознания.

И менно поэтому правовое воспитание данной категории н есовершеннолетнИх должно предполагать формирова­ н ие нравственного потенциала, обеспечивающего пози 1" ИВное восприятие правовых предписаний;

убежденность в единстве нравственных и правовых требований;

осо­ з нание гуманности социалистических законов;

уверен­ н ость в неотвратимости и справедливости правосудия;

н егативное отношение к преступлениям и пьянству;

отри­ цательное отношение к особо опасным государственным преступлениям. Дополнив этот перечень правовыми зна­ ниями, необходимыми и достаточными для достижения ц ели правового воспитания несовершеннолетних из не­ благополучных семей, можно считать его предметной областью данного вида деятельности. Разумеется, не ис­ кл ючена возможность расширения предметной области правового воспитания, но при условии, если это не бу­ дет выходить за рамки его понятия применительно к р ассматриваемому объекту.

Безусловно, минимум правовых знаний должен быть рассчитан и на перспективу но не превышающую пре­, делов, обусловленных следующей за ближайшей целью лравового воспитания несовершеннолетних целью.

Основной методологической предпосылкой правово­ то воспитания становится поэтапное формирование того минимума знаний, который определяется его предмет­ н ой областью и достигнутым уровнем правосознания объекта. Суть поэталиости правового воспитания состо­ ит не в том, чтобы сперва распространять правовые зна­ ния и уже потом (на втором этапе) прививать навыки правомерного поведения а в том, чтобы, формируя, целостную систему нравственных и правовых знаний и убеждений, переходить от ближайшей цепи правового в оспитания к промежуточной и конечной.

Можно выделить три основных аспекта правового в оспитания несовершеннолетних из неблагополучных се­ мей, в единстве которых раскрывается его общесоциаль­ ное и специальное назначение. В теоретико-методиче ском аспекте это относительно самостоятельный вид коммунистического воспитания граждан, формнрующий правовые знания, идеологию, чувства и привычки право­ мерного поведения как одну из форм общественного сознания. В специально-криминологическом аспекте это социально-правсвая мера предупреждения преступно ­ сти вообще и рецидивной в частности, предусматриваю­ щая нейтрализацию криминогенных внешних условий · жизнедеятельности индивида и его антиобщественных личностных образований, а также ресоциализацию нрав-· ственного и правового сознания. В уголовно-правовом:

аспекте это составная часть процесса принудительного исправления и перевоспитания личности пре'Ступника, об­ условленного особенностями объекта и спецификой его постсудебного местопребывания. Она предусматривает последовательную нейтрализацию противоправных и аморальных ориентаций, целенаправленное формирова­ ние системы нравственно-правовых знаний и правовой психологии, обеспечивающих достижение конечной цели правового воспитания, которая вытекает из назначения правоприменяющего института и социально-экономиче­ ских возможностей общества.

Безусловно, постановка цели правового воспитания имеет определяющее значение для организации данно­ го вида деятельности и применительно к исследуемой категории. От постановки цели зависит не только реаль­ ность и цена ее достижения, но и сама возможность ~предупреждения правонарушений несовершеннолетних.

К сожалению, в теории предупреждения преступности еще не решен до конца вопрос о целях правового воспитания применительно к различным категориям не­ совершеннолетних. Правда, анализ различных концепций цели правового воспитания позволяет надеяться на воз­ можность позитивного решения этой задачи. Дело в том, что большинство из них не имеют принципиальных раз­ ногласий и не отменяют, а чаще всего дополняют друг друга.

Анализ позиций тех или иных авторов в отношении целей правового воспитания обнаруживает довольно последовательную тенденцию к их максимализации, к стремлению возложить на правовое воспитание запре­ дельные цели. Например, одни авторы считают, что целью правового воспитания является распространение правовых знаний, формирование правовых убеждений, преаовой культуры, чувства уважения к нормам права, убежденности в необходимости их исполнения 12• Другие в цель правового воспитания включают привитие навы­ ков правомерного поведения и воспитание привычки со­ блюдать и исполнять законы Третьи к этому переч·ню • добавляют воспитание социально-правовой активности 14• Четвертые относят воспитание высокоiii социально-пра­ вовой и социально-политической активности 15 • Пятые добавляют сюда выработку устойчивых, твердых соци­ альных качеств, творческое участие в применении норм социалистического права, в их совершенствовании, в ох­ ране социалистического правопорядка 16 • Определение цели правового воспитания конкретной категории граждан должно, как представляется, исхо­ дить из учета ряда общих и специальных объектаобра­ зующих признаков. К числу первых из них относятся воз­ растные, профессиональные и должностные признаки.

При этом цель должна быть достижима именно в пре­ делах того состояния индивида, по которому он был от­ несен к объекту правового воспитания, т. е. изменение этого состояния влечет за собой изменение целей, средств и методов воздействия.

Среди общих признаков, обусловливающих цель, сле­ дует выделить также то, какое общевоспитательное или ресоциализирующее назначение имеет правовое вос ­ питание. Поскольку несовершеннолетние из неблагаnо­ лучных семей представляют собой довольно неоднород­ ную по уровню правосознания категорию, к специально­ му объектаобразующему признаку мы отнесли наличное состояние правосознания и условия жизнедеятельности объекта.

Исходя из того, что наличный уровень nравосознани я индивида во многом определяет предметную область и цели правового воспитания, анализ этого уровня следу­ ет считать и сходным условием организации правовоспи­ тательной деятельности. Низкое правосознание может выступать в качестве самостоятельного фактора право­ нарушений и преступлений несовершеннолетних 17, а уро­ вень правосознания ста новится универсальным критери­ ем оценки вероятности рецидив а антиобщественного nоведения и показателем эффективности правового вос­ питания несовершеннолетних. Анализ уровня правосозна­ ния является не только исходной, но и конечной опера­ цией всей правовосnитательной деятельности.

Условно разделив ею исследуемую совокупность на преступников, правонарушителей и педагогически труд­.ных подростков и проанализировав результаты решения.

предложенных им за,с:;

ач на знание тех норм права, в · сфере которых происходит большинство совершаемых • ими правонарушений преступлений, мы получили дан­ ные о низком уровне гравовых знаний. Из всех обследо­ ванных несовершенно ;

,етних только 21% отнесенных к категории преступник ов, 23,5%- правонарушителей и 17% -трудных смог л -1 правильно оценить ситуацию, о которой шла речь в п оедложенных задачах. Почти 60% преступников, 77% Пf=: аванарушителей и 81 % трудных неправильно истолковали такие понятия, 1:а~с соучастие, -необходимая оборона Абсолютное большинство опро­ шенных дали неправигьный ответ на вопрос о пределах необходимой самообоооны. Если около 60% совершив­ % ших преступления и 5 правонарушения сравнитель­ но правильно опредеr я ют возрастные пределы уголов­ ·ной ответственности, т почти 80% трудных имеют о них явно искаженное пре,с ставление. Значительная доля ис­ слеДуемых (около 30 J/0 совершивших правонарушения и преступления) и осе бенно трудных (66%) имеет оши­ бочное понимание об основаниях отсрочки от исполне­ ния приговора, а 72% 1реступников, 78,5% правонаруши­ телей и более 80% тр дных имеют также слабое и пре­ вратное знание об ответственности за недонесение о rотовящемся или сове::шенном преступлении.

Характерным почт._. для 40% совершивших преступ­ ления, 40%- правонарушения и более чем для 60% трудных подростков язляется ошибочное представление об ответственности ро..:~,ителей за правонарушения и пре­ ступления, совершенн-""1е их детьми. Конечно, особенно настораживающим фа -Тором является то, что 29% со­ вершивших преступления, 26,5% - правонарушения и nочти 40% трудных не смогли отличить озорство от дис­ циплинарных и админ"' стративных проступков, а проступ­ ки-от преступлений.

Рассматривqя знанl--' е норм права в качестве матери­ альной основы правос::знания и сопоставляя вышеприве­ денные данные с ре=:ультатами анализа нравственных воззрений, можно сделать вывод о высокой вероятно­ сти рецидива антиобцественного поведения всеми ис­ следуемыми категориs=- ми несовершеннолетних, т. е. уро­ вень правосознания как бы очерчивает структуру пред метной области правового воспитания несовершенноЛет­ I'!ИХ из неблагополучных семей и его ближайшую цель.· Анализ уровня правосознания конкретного индивида по" моr:-ает избегать многообразия в толковании целей пра-· вового воспитания.

Вытекая из уровня правосознания и отражая его про..:· 6лемы и дефекты, предметная область правового вос­ ли;

rания заключает (или должна заключать) в себе фак­ тически комплекс элементов, из которы х складываЮтся все (от первичной до конечной) цели правового воспита­ ния конкретного индивида. · Применительно к несове·р:.:

шеннолетним из неблагополучных семей она определя­ есr-ся изложенным ранее понятием или предметной обла-· стью правового воспитания.

Следовател·ьно, общей целью правового воспитания несовершеннолетних из неблагополучных семей являет­ ся формирование правосознания как средства ресоцИа­ ·.

лизации и условия позитивного развития личности.

Говоря о · правосознании как цели правового восflИ­ тl!lния несовершеннолетних, необходимо уточнить вопрос о пределах или уровне его развития в условиях семей­ ного неблагополучия. Правосознание- эт0 качественная р!!зновидность или даже форма существования общест­ венного сознания, поэтому допускается, что правосозна­ ние любого уровня, точно так же, как и сознание в це­ лом, став «руководством к действию», неизбежно транс­ формируется в обыденное правовое сознание. Оно при­ обретает такое состояние, «когда содержание соответ­ ствующих правовых предписаний настолько глубоко во­ шло в структуру личности, что уже не отражается непо­ средственно в сознании человека» • В связи с вышеизложенным кажется неправомеf.НОЙ позиция Б. А. Грушина, считающего, что обыденное со­ знание неспособно проникать в глубь вещей, что этот конгломерат взглядов и настроений не имеет связи меж­ ду собой, но если такая связь и существует, то она не имеет логической природы Продолжив логику данно­ • го рассуждения·, можно прийти к выводу, что обыденное правосознание (по аналогии с обыденным сознанием)­ это стихийное, непредсказуемое, сугубо эмоциональное и· неуправляемое свойство, равноценное предрассудкам, и что руководствоваться в своем поведении можно л111шь идеологически сиtтематизированным, научным правосо­ знанием.

Кормщиков В. М.

Близкоi1 к этоi1 является и позиция В. А. Щегорцева, который оценивает обыденное правосознание как огра­ ниченное, сочетающее в себе передовые взгляды и на­ стр.ое!"'иЯ с отсталыми и даже реакционными 20• Непрн­ емлемой кажется и позиция тех авторов, которые, за­ меняя понятие «обыденное правосознание» на эмпири­ ческое, относят его к низшему уровню, сетуя при этом Oti на то, что не предполагает полного овладения юриди­ ческими знаниями даже в какой-либо одной области и в этом смысле не отражает теоретического (или долж­ ного) уровня правосознания 21 • Думается, обыденное правосознание, как на группо­ вом, так и на индивидуальном уровне, является законо­ мерным проявлением общественного правосознания.

Считая повседневный опыт людей материалистической основой, источником обыденного сознания, В. И. Ленин самым решительным образом выступал против сведения обыденного сознания и присущего ему здравого смыс­ ла до уровня предрассудков обывателя 22 • Вопрос состо­ ит не столько в том, чтобы выяснять подлинное содер­ жание обыденного правосознания, сколько в необходи­ мости последовательно приближать повседневную пра­ вовую психологию и обыденное правосознание масс к общественному уровню.

Конечной целью правового воспитания несовершенно­ летних из неблагополучных семей является формирова­ ние обыденного правосознания, гарантирующего зако­ нопослушное поведение. В связи с этим ошибочным ка­ жется определение, данное законопослушному поведе­ нию В. А. Щегорцевым, который понимает под ним та­ кое состояние личности, когда ее желания, интересы н цели расходятся с зафиксированными в праве желания­ ми, интересами и целями общества, но личность созна­ тельно ПОДЧИНЯеТ ИМ СВОе ПОВедение 23 • Если допустить возможность такой ситуации, когда желания, интересы и цели личности расходятся с общест­ венными, а она тем не ме.нее характеризуется законо­ послушным поведением, то тогда надо допустить и то, что не личные, а общественные желания, интересы н цели обусловливают поведение индивида. Следователь­ но, для того чтобы личность была законопослушной, до­ статочно иметь соответствующие общественные установ­ ления. Согласно этой концепции, появляется способ ре­ шения самых сложных задач правовага воспитания, стоит лишь возвести их в ранг жеЛаний, интересов н целей об­ щества. Тогда даже самого закоренелого преступннка, будет не трудно сделать активным борцом с преступ­ ностью. Но если личность руководствуется боязнью по- ­ терять те личностные и общественные блага (ценности),.

которыми она пользуется на свободе, значит, эти ценно­ сти для нее наиболее важны и актуальны и личность не помышляет о преступлении. Если человек подчиняет свое поведение общественным требованиЯм, то о воз­ можности каких-то тайных расхождений с ними можно, только догадываться.


Законопослушным, на наш взгляд, можно считать· т&:- · кое поведение, при котором индивид, руководствуясьс.

личной или общественной целесообразностью, не нару- ­ шает основных правовых предписаний общества, но, в,· силу недостаточной социализации, еще не готов к более активной социально-правовой деятельности. Последнее разрешимо лишь сочетанием всех видов коммунистиче­ ского воспитания. Считая вполне достаточным и наибо:...

лее реальным для несовершеннолетних из неблагопо-.

лучных семей формирование такого уровня правосозна- ­ ння, которое обеспечивает законопослушное поведение" исходим из того, что оно основывается на осознании :

индивидом недопустимости противоправного поведения;

·.

Иначе говоря, формирование правовой психологии явля- ­ ется неотъемлемой частью правового воспитания несо- ­ вершеннолетних.

Правовая nсихология, основанная на морали осужде­ ния правонарушений, обусловливает не только обыден­ ное правосознание, но и создает фундамент социалисти­ ческой nравовой сознательности, которая гарантирует · уже твердое правомерное поведение. Трудно согласить-.

ся с мнением, допускающим возможность сочетания со­ циалистической правовой сознательности и противоправ- ­ ного поведения 24 • Понимая nод социалистическим правосознанием об­ щественно необходимый для данного общественного строя уровень правосознания, представляется, что объ­ яснение названной концепции может вытекать либо нз несовершенства правовой идеологии общества, либо нз.

терминологической неудачи авторов, называющих социа­ листическим такой уровень правосознания, который по­ рождает правонарушения. Они считают недопустимоН.

крайностью оценивать правосознание, порождающее, 7* :riр§Jвонарушения, как отклоняющееся от социалистиче~ ского,. антиобщественное.

-... Бели nринять, условие авторов, объясняющих данный.парадокс (соци.алистическое правосознание nорождает,nравонарушения) незнанием законов, слабостью навыков их исnолнения •И nрот·ивоnоставлением закона и «хоЗяй­ ственной целесообразности», то тогда • В nонятие социа­ лист.ического.пра.восознания надо.вложить и его антиnод, а также nредусмотреть в nравоохранительной деятель­ ности методику выявления, нрав· ственного и юридическо­ го оnравдания л.иц, совершивших nрестуnлениЯ, не нару­ шив nрющиnов социалистического правового сознания.

Ло нашему мнению (воnреки мнению авторов анализи­ руемой концеnции), : нет nрестуnлений, морально иЛ·и юридически оnравдываемых, не :имеющих в своей осно­ ве дефектов морального и nравового сознания.

· Считая социалист·ическое nравосознанИе · основой формирования nравовой nсихологии масс, мы исходим из' тоrо;

· что общим как для социалистического, так и,для обьiденного уровней nравосознания является nрин­ циn недопустимости nравонарушения, что и.выстуnает,конечной целью nравового во-сnитания несовершенно­ летних из неблагоnолучных семей. Тогда к nервичной чеnи. можно было бы отнести нейтрализацию антиобще~ твенных воззрений, · а к nромежуточной- формирова­ ние.nраво.вой nсихологии. Границы целей весьма услов­ ны, ибо реализация каждой из них nредnолагает одно­ временное nрименение различных, в том чи.сле неnра­ вовьrх, методов nеревосnитания, имеющих свои цели.

Подобная градация целей nредставляется необходимой, т. к. она отражает nоследовательность nрограммы nра­ вового восnитаниЯ.

Неnременным условием усnешного решения nробле­ мы _ nраворесоциализации будет nроnорциональное со~ четание нравст.венного и правового асnектов. Решающим ·.фактором в деле nредуnреждения nрестуnности остает­ ся. нейтрализация. и профилактика семейного неблаге­ nоЛучия как основного источника деформации нравст­ 'Венного и nравового сознания несовершенноле"Гних. По..:

этому nрограмма ресоциализации, в том числе и lipaвo­ в.oro восnитания анализируемой категори.и, должна nре­ дусматривать кардинальные меры в отношении всех без исключения. субъектов семейного неблагоnолучия. Прак-' т·ика nо~азывает, что иной подход к решению этой про б~емы малоэффективен. Только ~епрерывный.. яроцес,~ формирования нравственного 11 право~о. го сознания (lfa~ способ социаЛьной защнть1), - орнентнрованt~ый. tia · -на..

з'ванные условия, спос~бен поднять· его - до 'уро1;

1ня.~оцн:'" ально-типичного н сделать nодлинным - регул-ятором·, со­ циально-позитивного поведения.

§ ЗНАЧЕНИЕ И УРОВЕНЬ КУЛЬТУРЬI личности Культура народов и государств, отражая степень ма­ териального и духовного ов~адения прнродой или уро~ вень развития производительных сил, является наиболее емким показатеЛем научно-технической и социальной зрелости общественно~экономи"!~ской формац~-tи. Он,ёi' служит не только мерилом сортветствия уровня общест:­ венного развития мировой цивилизации, но и прогнозом er'o перспективы, предпосылкой будущей общественной культуры..,,._ Основными субъектами культуры общества яв~я~Qтся семья и трудовой коллектив, гд!'! первая как социально­ демографическая, а вторая как социально-экономичЕt­ ская ячейки общества. представляют практически BCJ культурную среду 1!~-tЧностн, т. е. отражают развиiи~ Инднаидуальной культуры. Что касается культуры индИ­ вИдов и групп, то она является не только nоказателЕ;

!м социализации, но и критерием возможностей развития л1-1чности. Выступая !! качестве. условия раз[:!ития индиви-.

да, ~ультурная среда приобрет_с;

tет свойство детермИнан­ т~;

-! человеческого развития и поведения.

В этой главе рассматривается духовный аспект куль-...

туры ли-~ности. Дело не в ' том, что е.е материальный ' ас-­ пект уже нашел свое освещение, а в том, что духов1;

1ое · бЛиже связано с субъективной стороной индивидуаЛьно,.

го поведения. В конечном счете духовная · культура по,..

~а~ывает степень овладения массами марксистским·.ми­.

ровоззрением, которое, как отмечал в. и.nе,нин, ~~явля­ ен:я правильным выражен1:1ем интересов, ~очки зреt-~ия.

и.' культуры реВОЛЮЦИОt-IНОГО nроле1;

ариат~» 25 • ·...

.-, Врплощаясь в специфические способност11.и свойства, Духовная 'культура· индивида в обычных услови.ях стре­ мится к соответствию с культурой своей среды, которая, -отражая общественнуЮ культуру, выступает в качестве ' формального эталона · раз·вития способностей И свойств · личности. Представляя собой ярко выраженное социаль­ ное отклонение, неблагополучная семья создает свою • специфическую культурную или, точнее говоря, анти­ культурную среду. Объективно развиваясь по вь.lщеука­ ~анной схеме, ребенок невольно овладевает культурой семейного неблагополучия, усугубляя и без того низкий духовный потенциал своей семьи.

Методологической основой решения вопросов об оценке уровня, целях развития и воспитания личности служит известное, положение. К. Маркса и Ф. Энгельса «... призвание, о том, что назначение, задача всего чело­ века- всесторонне развивать все свои способно­ сти... Придавая.исключительное значение проблеме • всестороннего развития человека, основоположники марксизма-ленинизма видели в этом единственный путь овладения многообразным и богатым духовным насле­ дием общества. Поскольку человек является главной nроизводительной силой общества, его «nризвание, на­ значение, задача» становятся условием развития произ­ водительных сил, условием общественного прогресса.

Отсюда вытекает, что всестороннее развитие человека становится «Всеобщим законом общест~rенного произ­ водства» 27 • Следовательно, одним из основных и наибо­ лее универсальных критериев оценки уровня и опреде­ ления целей культурного развития всех, в том числе и ;

несовершеннолетних из неблагополучных семей, ставит­ ся всесторонность развития личности. Данный критерий rне может быть спонтанно перенесен на несовершенно­ летних из неблагополучных семей без соответствующей · поправки на наличный уровень развития личности и осо­ ~бенности непосредственной культурной среды. Для то­ 'ТО чтобы этот критерий стал «работать», необходимо - определить его содержание, а также установить реаль­ но достижимый натуральный и образный эталон культур­ сной среды объекта.

Что касается содержательной стороны критерия • оценки уровня и определения целей культурного разви­ i"ия личности несовершеннолетних из неблагополучных семей, то в основу его должна быть, бесспорно, поЛо:.

жена иДеология рабочего класса. Занимая ведущее по.

" f ложение в общественном произвоДстве, рабочий класс в условиях социализма становится «интеллектуальным и моральным дв•игателем» 28,· главным субъектом социали­ стической идеологии. Концентрируясь на основе разде­ ления и кооперации труда в большие и малые п~оиз­ водственные коллективы, эксплуатируя средства п'роиз­ водства, создавая все материальные блага, в t. ч. и сред­ ства производства духовных ценностей, рабочий класс становится не только господствующей материальной, но и духовной силой общества. «Класс, имеющий в своем распоряжении средства материального производства, _:..

отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс,- располагает.. : и средствами духов·ного производства» 29 • Производствен­ ный коллектив может служить эталоном культурной сре­ ды для субъектов семейного неблагополучия. Ч1о ка­ сается выбора такого эталона для несовершеннолетних из неблагополучных семей, то им может стать коллектив класса, школы, учебной группы ПТУ или производствен' ный коллектив. · Отражая степень овладения людьми законов разви­ тия природы и общества и воплощаясь в идеалах гос­ nодствующего класса, духовная культура проявляется so всех сферах жизнедеятельности индивkдов как их от­ ношение к труду, науке, знаниям, этике, эстетике, идео­ логии, политике и человеку. В этом· смысле она прИоб­ ретает не только значение междисциплинарного сово­ купного показателя социальной зрелости человека и об­ щества, но и катализатора развития их потребностей, т. е. совершенствования самих отношений. Более того, усваивая в процессе трудовой, научной, учебной или иной деятельности общественный опыт, знания и навы­ Ю1, человек вольно или невольно развивает и приумно­ жает свои способности и свойства. Иначе говоря, диа­ лектически и исторически обусловлива·я развитие спо­ собностей и свойств индивида, духовная культура стано­ вится показателем субъективных возможностей и источ._ :ником всесторонности развития личности.


Духовная культур·а- это сложноорганизованное яв­ ление, состоящее из множества субъективных отношений человека к духовным ценностям общества, проявляЮ­ Щихся в способностях, навыках и свойствах личности. Ис­ ч~рпывающей может быть та оценка уровня духовной культуры, которая исходит либо из анализа большинст­ ва этих элементов, либо тех, которые могут быть сгруп t пнрованы в услqвную модель духовной культуры индн ­ li\Нда. К числу этих элементов были отнесены те, кото­ рые обусловливают развитие и поведение несовершен ­ нолетннх. Все эти элементы-показателн духовной культу­ рьl были (опять же условно) разделены на основные и инструментальные.

В состав основных элементов вошли те, в сфере ко то­ рых формируется большинство поведенческих конст­ рукций индивида (потребности, интересы, нравственные­ и правовые воззрения и образование). К инструменталь ­ ным были отнесены те, которые наполняют основные­ конструкции субъективным содержанием (.интеллект, ум­ ственные способности, эстетические воззрения и чув­ ства).

Исходя из того, что в основе освоения человеком ду­ ховного наследия общества и его трансформации в свой­ ства, способности и навыки личности лежат знания, мож­ но nредположить, что уровень развития общего образо­ вания н само отношение к его овладению являются ис­ хо.дными факторами и определяющими показателями духовной культуры, уровня и перспективы развития лич­ ности. Находясь в прямо пропорциональной зависимо­ сти от получения любых знаний, уровень общего обра­ зования оказывает непосредственное влияние на пове­ дение личности. В этой связи представляется не вполне­ ч~етким тезис И. С. Кона о том, что «чем выше образо­ вание и социальный статус личности, тем позже она обре­ тает чувство социальной зрелост~И» 31 • Данные нашего исследования показывают, что !Оль­. ко неуклонное повышение уровня образования и сохра­ нение связи со школой могут нейтрализовать влияние семейного неблагополучия и переориентировать несо~ вершеннолетнего на такой эталон культурной среды, ко торый формируется в школе..

Именно влиянием школы и уровнем образованиsr можно объяснить то, что основная часть несовершенно­ летних из неблагополучных семей, окончивших 8 классов, при прочих равных условиях с теми, кто преждевремен­. но. прекратил учебу в школе, сориентировала свою да.llь­ нейшую жизнь на социально-позитивный путь развития.

В· сред!iеМ '40% из них поступают в ПТУ, почти 20% ста.­ новятся рабочими про~ышленных п,:едприятий, 24% работниками непроизводственной сферы, 2% продолжа­ ют учебу в школе и лишь немнагим более 16% попол.. ttяют, кате.горию «неработающих и неучащихся». После.д­ ;

t!S!:)1 цифра всего на 5% больше, чем у подростков из с~мей контрольно'й группы и почти в 3 раза меньше по €:р.;

tвнению с несовершеннолетними из неблагополучных ~~мей, преждевременно оставившими школу. Вероятно,, в. этом одна из причин того, что на долю несовершен­ нолетних, окончивших 8 классов, · nриходится почти в, раза меньше правонарушений и преступлений и почти в· раза- административных и дисЦиплинарных проступ­.1, J:ов, чем на всех несовершеннолетних из неблагополуч­ ных семей. Короче говоря, для несовершеннолетних из неблагополучных семей образование и учеба являются ос'новным (если не единственным) фактором социализа­ ции личностн.

Одним из характерных показателей уровня образова­.fiИЯ несовершеннолетннх служит дистанция между возра­ стом и количеством оконченных классов школы {или го­ дом обучення в ПТУ). Увеличиваясь. с возрастом {после­ разрыва» со школой), она не только усложняет возмож ность получения образования, но и ставит несоверщенно­ летнего в нетипичное положение. Это рано или поздно, но обязате.льно приводит к «жестким» ограничениям в:

выборе профессии и места работы, в создании семьи, ОГ/ределении круга общения, овладении духовным на­ следием общества, возможностях легального удовлетво­ рения своих потребностей. В конечном счете это служит· · оДной из причин деградации личности, конфликте;

~ с мо­. ралью и правом, воспроизводства семейного неблагопо.

,л.учия.

;

;

• Конечно1 отставание в уровне образования по-разно­ : МУ сказывается на каждом несовершеннолетнем, но, в '3~аисимостн от вида занятости, оно имеет характерные. ·nроявления. Для учащихся школы оно служит основной лредпосылкой преждевременного прекращения учебы.

·. Среди учащихся ПТУ дистанция между возрастом и ко­, л..,чесrвом око'нченных классов школы ;

оставляет в сред­ Jiем 1 год. В условиях ПТУ дистанция между возрастом :и. уровнем образования проявляется как дизадаптирую­. щий фа.ктор или как фактор, - против.остоящий слиянию· инДивида с коллективом учебной группы. С одной сторо. ны, обла.дая значительно меньши.-.;

пот~н_циалом знаний•.(nри равенстве количест-ва оконченных классов), несо-·,s:ершенналетни,е из неблагополучных. · С~мей не сnравл~­ kтся : с.у';

!ебной nрограммой.,Это. вольно или невольно ·tos ставит их в невыгодное положение, выражающееся в отношении к HJ:fM как к дестабилизирующему учебный nроцесс и успеваемость коллектива нежелательному яв­ лению. С другой стороны, разница в возрасте формиру­ -ет иную,. чем у основной массы учащихся, структуру ·ИН­ тересов. Отдавая предпочтенt-~е контактам со «старымИ друзьями, сверстниками, лицами противоположного по­ ла, привычным формам проведения досуга, у несовер·­ шеннолетних из небл)гополучных семей складывается «терпимое», но не заинтересованное к кол.яективу отно.

шение.

Таким образом, можно допустить, что одной из при­ чин высокого «отсева несовершеннолетних из · неблаго­ nолучн~rх семей из ПТУ (до 75%) является взаимная· не­ заинтересованность друг в друге личносiТИ и коллектива.

Такая крайняя форма дизадаптации является для боль­ шинства несовершеннолетних из неблагополучнь.rх семей фактически утратой последней возможности получения среднего образования (во всяком случае до -наступле­ ния -восемнадцатилетнего возраста). Дело в том, что из всех тех, кто после -отсева» из ПТУ пришел на произ­ водство, только 2% продолжали учебу в общеобразова­ тельной школе в свободное от работы врем·я. Уход из училища обусловливает увеличение этой дистанции еще на года.

3- Дистанция между возрастом и уровнем образования в условиях ПТУ проявляется так же, как условие общей 'Возрастной дисгармонии развития личности. Выражаясь u более позднем приобщении индивида к тем или иным видам деятельности (в том числе к учебе в ПТУ, службе в рядах Советской Армии, трудовой деятельности и т. д.), она ставит его в равное, а порой в более низкое с младшими по возрасту положение, закрепляя его как тенденцию, требующую для своего изменения больших волевых, нравственных, умственных и физических за­ трат. Не умея или не желая изменить ход событий, одна часть учащихся из неблагополучных семей смиряется с этим и следует в русле названной тенденции, другая часть, остро реагируя на кажущуюся ей несправедлк­ вость, избирает привычный для нее в конфликтных си­ туациях способ. Решая проблему самоутверждения ан­ тиобщественным путем, эти подростки еще более усу­ губляют дисгармонию развития личности. Именно на эту категорию приходится до 78% всех преступлений, пр а вонарушений и проступков, совершаемых учащимися mY.

Что касается дистанциЙ между возрастом и уровнем образования работающих несовершеннолетних из небла­ гополучных семей, то хотя она и не имеет яро выражен ­ ных правовых и психологических последствий, но, состав ­ ляя 2 года, превращается для этой категории уже в за­ кономерность. Не испытывая в большинстве своем {87%) ущерба в низком уровне образования (в связи с обретением самостоятельного заработка, независимости от школы, училища, семьи и т. д.), они отвергают необ­ ходимость дальнейшей учебы. На нежелание учиться повлияли еще памятные сложности в школе и, конечно же, большой разрыв между прекращением учебы в шко­ ле и началом постоянной трудовой деятельности, кото­ рый для 9% обследованных равнялся 4 годам, для 12% - 3 годам, для 27% - 2 годам и для остальных 1 году. Разрыв с годами увеличивается и с учетом харак­ тералогических особенностей объекта становится необ­ ратимым. И хотя данная категория не испытывает како­ го-либо ущерба в низком уровне образования, дистанция между возрастом и уровнем образования имеет прямое отношение к более низкой, по сравнению с контрольной группой, квалификации, характерной для них небреж­ ности к нормам выработки, режиму и дисциплине труда, тем правонарушениям и преступлениям, которые они со­ вершают за пределами предприятия. По данным иссле­ дований, на работающих подростков из неблагополуч­ ных семей приходится почти 52% всех правонарушений и преступлений, совершаемых работающими несовер­ шеннолетними.

Наиболее пагубно дистанция между возрастом и уровнем образования проявляется в отношении тех не­ совершеннолетних из неблагополучных семей, которые относятся к категории «неработающих и неучащихся».

Равная в среднем 3 гоДам (т. е. самой высокой по срав­ нению со всеми категориями несовершеннолетних из неблагополучных семей), она выступает как фактор, па­ рализующий общее развитие личности. Объясняется это.крайней формой деградации, «Воспитывающей» данную категорию несовершен.нолетних, семьи, находящейся в -состоянии «затянувшегося развала», а также положени -ем фактически «оставленного на произвол судьбы» под ростка.

t, Пьянство и другие факторы семейного неблаг0r:юлу,';

-1ия практически изжили из обихода и лексикона родит~лей• понятия воспитания и. обучения детей. Не случайно в семьях неработающих и неучащихся подростков имеют­ ся такие, которые прекратили учебу еще с пятого клас­ са. Иначе говоря, крайняя форма семейного неблагопо-· лучия лишает несовершеннолетних не только детства " но и исходного основания развития личности, т. е. воз­ можности получения образования.

Имея самый низкий из всех категорий несовершенно­ летних уровень образования, неработающие и неуча­ щиеся подростки характеризуются предельно низким (1,4 балла против 3,8 балла в контрольной группе) инте­ ресом к учебе. При этом «потребность не учиться име­ ет откровенно прогрессирующий с возрастом характер.

Если еще 12-1 3-летние подростки высказывают (хотя бьi на словах). какое-то желание получить образование, то 82% подростков 16-17-летнего возраста категориче­ ски отвергают даже целесообразность общеобразова­ тельной подготовки.

В этом смысле дкстанцию. между возрастом и уров­ нем образования, вероятно, следует рассматривать как условие деградации личности. Являясь самой малочис­ ленной группой, неработающие и неучащиеся подростки дают почти абсолютное количество несовершеннолетних, занИмающихся бродяжничеством. К тому же, они явrrя­ ются самой правонарушающей (по числу случаев на человек) среди несовершеннолетних категорией.

· Говоря о большом значении уровня образования для развития личности, нельзя не обратить внимания на роль.

объективного фактора в формировании негативного от­ ношения несовершеннолетних из неблагополучных семей учебе. В том, что интерес к учебе у этой категори"f.

1:

занимает одно из последних мест в шкале ценностей ;

виноваты прежде всего семья и низкий уровень образо­ вания · родителей. В этом смысле у несовершеннолетних· ИЗ социализироваННЫХ семеЙ были большие преимуще­ с:rва 1 ибо уже оДно то, что их родители име.ют значи­ теЛьно больший уровень образования, чем родители Из l:iеблагополучных семей, существенно повышает гаран­ тию получения. ими среднего образования. К,а~ справ~д­ ЛJ.!.ВО отмечал И.. С. Кон, «чем выше уровень образова­ ния родителей, тем большая вероя:rность, ч-r;

о. их де;

пt собираются продолжать учебу ПОСЛе ШКОЛЫ И ЧТО Э~И.

1nланы будут реализованы» 32 • Что касается семейного неблагополучня, то оно фактнческн лишает своих детей flерспектнвы получения среднего образования и сводит Э·ТУ вероятность к случайному, не зависимому от семьн, стечению обстоятельств.

' О значении образования для человека вообLЦе н не­ ·совершеннолетнего в частности говорит также то, что nод воздействием и при участии образования формиру­ · ется одно из важнейших социально-психологических свЬйств личности- ее интеллект. Образуя вместе с дру­ гимИ свойствами и качествами духовную культуру индн.:

виДа, интеллект занимает среди них особое положение:

· он становится ведуLЦим внутренним катализатором само..:

развития нндивнда, показателем уровня развития его ду­ ховной культуры, умственной деятельности. Формируясь nод воздействнем окружаюLЦеЙ среды и в процессе кон~ кретной теоретической нлн практической деятельности ;

он, в конечном счете, обусловливает субъективный ас­ пект их преобразования и тем самым становится одним из факторов· развнт.ия производительных сил обLЦе~ ·ства.

Таким образом, анализ интеллекта в контексте ду­ ховной культуры индивида является важнейшим средст­ вом выявления специфических возможностей развитн~ и ресоцнализации личности несовершеннолетних из не­ благополучных семей. В этом смысле особое значение приобретает определение природы, понятия, критерия.и. показателей анализируемого феномена применительно к объекту данного исследования. К сожалению, в пси­ хологии, социологии и в теории культуры эти вопросы ·еLЦе не нашлн своего решения. Не получили должного рё\звития они ив криминологии.

Так как в психологии, последовательно решаюLЦей проблемы интеллекта, преобладает мнение, согласно ко..:

торому сн сводится к умственным и обLЦим способно­ ·стям индивида, генезис способностей автоматически рас­ пространяется на интеллект в целом. Но только к спо­ -собностям интеллект сводить нельзя. Способности как состояние психофизиологической готовности организма к какой-либо деятельности лучше рассматривать лишь как одно из условий формирования интеллекта и других социально-психологических свойств индивида. К тому же интеллект характеризуется не всякими, а лишь специфи чески определенными способностями. Помимо них, в формировании интеллекта участвуют знания и общест­ венный опыт, среда и деятельность', потребности и инте­ ресы, мораль и правосознание и многое другое, что в состоянии компенсировать, развивать или сдерживать развитие способностей. «Приняв, что способности суще­ ствуют только в развитии,- отмечал Б. М. Теплов,- мы не должны упускать из виду, что развитие это осущест­ вляется не иначе, как в процессе той или иной практиче­ ской или теоретической деятельности. А отсюда следу­ ет, что способность не может возникнуть вне соответст­ вующей конкретной деятельности» 33 • Иначе говоря, спо­ собности становятся внутренним свойством индивида или условием его дальнейшего развития. Оценка возможно­ стей развития интеллекта складывается из достижений, полученных при участии способностей, и представлений о возможных достижениях в проецируемых условиях жизнедеятельности оцениваемого.

Поскольку самопроизвольное развитие интеллекта нереёi:Льно, оценка этих возможностей осуществляется с учетом наличия и уровня развития потребностей, обус­ ловливающих умственную деятельность, степени разви­ тия инструментальных (по отношению к интеллекту) спо­ собностей (навыки письма, счета, чтения и т. д.), видов деятельности и тех внешних условий (характерных, не­ типичных или экстремальных), в которых предстоит жмть данному индивмду. Решающее слово в этой субъектив­ ной оценке остается за внешними условиями жизнедея­ тельности, которые {особенно применительно к несовер­ шеннолетним) обусловливает развитие интеллектуаль­ ных потребностей и инструментальных способностей.

Можно предположить, что состояние непосредствен­ ной среды, интеллектуальных потребностей и инструмен­ тальных способностей, а также характеристика деятель­ ности индивида, преломляясь через приэму его достиже­ ний (как наиболее достоверный показатель умственных способностей), дают ответ на вопрос о возможностях интеллектуального развития. Тогда критерием интеллек­ туального развития личности можно было бы назвать результативность умственной деятельности, причиной­ потребности, условием- состояние непосредственной среды, а средством- конкретную деятельность. Иначе говоря, к показателям уровня интеллектуального разви­ тия относятся уровень развития интеллектуальных по t требностей, инструментальных сnособностей, знаний, nа­ мяти и рационального мышления.

Отмечая значение и широту сферы влияния интел­ лекта, нельзя не обратить внимание на необходимость отграничения от других комnонентов духовной куль­ ero туры. Это необходимо для того, чтобы избежать расши­ рительного толкования интеллекта и смешения его функ­ ций с функциями других социально-nсихологических об­ разований личности. Дело в том, что расширительное толкование этого nонятия может привести к неоправ­ данному дублированию и подмене задач, стоящих перед интеллектуальным воспитанием. В этой связи представ­ ляется ошибочным мнение, согласно которому к числу показателей интеллекта (причем важнейших) относится nотребность как можно лучше выполнять задание для себя, для других или для получения продукта как тако­ вого» 34 • Интеллект в условиях социализма не может рассмат­ риваться как абстрактная или нравственно нейтральная категория, так ·как обществу не безразлично, на какие дела будет направлена эта социальная ценность.

Каждая дисциnлина, в том числе интеллектуальное вос­ питание, имеет свою предметную область, очерченную перечисленными показателями уровня интеллектуального развития индивида. Проблема лучшего или худшего отно­ шения человека к выnолнению какого-либо задания от­ носится к числу моральных категорий и является пред­ метом нравственного воспитания.

Оценка уровня развития потребностей осуществля­ лась через анализ предпочитаемых видов деятельности в свободное время. Дело в том, что свободное время, наименее регламентированное, расходуется несовершен­ нолетними преимущественно по своему усмотрению, т. е.

в соответствии с личными потребностями. Поэтому виды деятельности в свободное время- это наиболее точный nризнак действительных nотребностей, а значит- объ­ ема и содержания расходуемой на их реализацию умст­ венной энергии.

О необходимости анализа деятельности в свободное время говорит еще и то, что несовершеннолетние из не­ благополучных семей только в этот период могут про­ явить свои способности, т. к. среди них почти нет таких, которые бы учились в школах с математическим, шах­ матным, иноязыковым или иным уклоном, невольно тре 11t lбуКщим высок~о~х умственных затрат. Учась -или работiiя· по необходимости, т. е. в разрез с nотребностями, они·.

не -могут мобилизо.вать умственную энергию на· эти виды !

деятельности.

Согласно ранее nриведеиной характерне-тике · несо-' вершеннолетних из неблагополучных семей в свободное время н данным экспертной оценки, можно· сде'лать в&1 ::.,.воды относительно наличия и уровня потребностей, ьб;

.

уеловливающих умственную деятельность..Во-первых, :.в.

:труктуре потребностей почт-и у 57% обследованных не ок~залось интеллектуальных потребностей · вообще, • У• 35% затраты умственной энергии связывались.с nотребl.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.