авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«В. П. Казначеев Е.А. Спирин КОСМОПЛАНЕТАРНЫЙ ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ КЛИНИЧЕСКОЙ И ...»

-- [ Страница 8 ] --

По нашим расчетам, необратимые потери человеко-часов здоровой жизни на востоке страны в целом в настоящее вре мя составляют около 5 % в год, и весь промышленно-хозяй ственный потенциал восточных территорий, по существу, нуждается в ежегодном пополнении рабочей силы. Потоки та кой миграции на местах быстро необратимо "потребляются", и происходит неизбежный хронический процесс истощения трудового потенциала в средних широтах. Уровень необрати мых потерь человеческой жизни на северных территориях еще выше и, по предварительным расчетам, равен 8—10 % и более. Здоровье же потомства (внучатого поколения) тех, кто по разным причинам остается жить в регионах нового освое ния, вызывает серьезные опасения. Следовательно, процесс депопуляции затрагивает не только пришлое население (вре менно прибывшее), но и демографическое ядро пришлого и оседлого населения, а также коренного.

Сказанное позволяет полагать, что человекоемкость про изводственных комплексов северных территорий настолько велика, что становится угрожающим явлением для социаль но-экономического развития всей страны, а для самого Севера оборачивается социальной катастрофой. Замалчивание, засек речивание всех этих социально-демографических, биологиче ских, медицинских данных, отсутствие научной методики расчета человекоемкости производства привели к абсолютно му доминированию технократических оценок при составлении планов экономического развития.

Ведомственные планы предусматривают значительные приросты трудовых ресурсов в производственных и ресурсодо бывающих комплексах, особенно в районах нового освоения (в целом по восточным территориям в 2005—2010 гг. такой прирост должен составить 10—12 млн чел.), однако подобное планирование равносильно строительству крупного добываю щего комплекса при отсутствии на месте рудных запасов.

При высокой доле ручного труда (40—50 %) и отсутствии техники в северном исполнении трудосберегающая политика сводится лишь к эпизодическому сокращению числа работаю щих, но и освободившиеся работники остаются в неблагопри ятных социальных и экологических условиях, испытывают хроническое напряжение, что не изменяет медицинского и демографического прогноза их жизни, а подчас усугубляет его.

Рассмотренный социально-демографический феномен яв ляется результатом крупного дефекта в традиционно сложив шихся производственных отношениях. Министерства и ведом ства остаются работодателями, они же планируют перспек тивные потребности в работающих в своих, ведомственных, интересах. Учреждения, которое бы юридически отвечало за систему и процесс предложения и использования рабочей си лы, нет: Советы в лучшем случае имеют возможность ставить вопрос о выполнении социальных нормативов. Если учесть, что в выделении соответствующих средств действует остаточ ный принцип, а сами нормативы давно устарели, то становит ся очевидным, что Советы не могут ограничить власть рабо тодателя.

Далее, ведомства, предоставляющие работу, обеспечивают лишь средства поддержания здоровья самих работников, от ветственность же за здоровье членов их семей, за возмож ность иметь детей, тем более за долгожительство работников, членов их семей, потомства зачастую исключается. Если при планировании показатели сохранения и воспроизводства че ловека не будут учтены и не составят обязательной части от четности предприятий, то Советы по-прежнему будут иметь лишь видимую власть.

Между тем Советы должны стать полностью ответствен ными за рациональное использование трудового потенциала населения, его воспроизводство, необходимый уровень воспи тания и образования, за его психофизиологическое, эколо го-демографическое здоровье. Но принимаемые меры могут оказаться неэффективными, что неизбежно приведет к даль нейшей депопуляции и нарастающей социальной неудовлет воренности, если они будут основываться на принятых ныне ведомственных технократических расчетах.

В ИКЭМ СО АМН СССР с 1970 г. исследуются и разраба тываются многие из упомянутых выше проблем экономики человека. Внедряются в практику критерии отбора людей для работы в экстремальных природно-экономических условиях, предложена методика расчетов показателей человекоемкости производства, эффективности миграционных потоков. Изуча ются новые аспекты экономики человека, в частности воз можности оценки адаптивных напряжений человеческих по пуляций (экологического утомления) и пути коррекции таких напряжений на уровне масштабных систем жизнеобеспече ния. Исследуются и более глубокие механизмы адаптации и утомления, специфика хронических заболеваний на северных территориях страны. В целом в ИКЭМ и всем комплексе под разделений СО АМН СССР подготовлена достаточная науч ная база для развертывания указанных направлений исследо ваний.

Препятствие же для дальнейших исследований видится в том, что АМН СССР, СО АМН СССР подчинены Минздраву СССР и Минздраву РСФСР, для которых текущие проблемы практического здравоохранения остаются приоритетными. Это естественно, так как сегодня четко определилась ответствен ность этих ведомств за лечение и медицинские меры профи лактики. Даже наилучшие внедрения системы здравоохране ния на северных территориях не изменят сложившегося поло жения дел. В то же время подразделения АН СССР, располо женные на востоке страны, по существу, не имеют научно-ис следовательской программы комплексного изучения человека:

исторические, археологические, экономические и географиче ские исследования ведутся в известной степени обособленно.

Более того, существующие экономические прогнозы, как мы уже говорили, зачастую основаны на технократических при оритетах и в случае их реализации будут лишь способство вать нарастанию процессов депопуляции на северных и вос точных территориях страны.

Зададимся теперь вопросом о том, каковы могут быть на учно-практические следствия из обоснованных выше пред ставлений о значимости экономики человека, о человекоем кости северных и восточных территорий и т.д. Необходимы разработка теоретических и научно-практических подходов в области экономики человека и подготовка предложений об организации прогнозирования социально-трудового потенциа ла северных и восточных территорий.

Следует изучить промышленно-аграрные кооперации и их объединения, расположенные на северо-востоке страны, эко номическую сторону их деятельности, проанализировать ее с точки зрения совместимости с долгосрочными социально-де мографическими перспективами. Следует разработать предло жения по расширению опыта работы кооперативных органи заций обслуживания в единой системе жизнеобеспечения, включая поставки продуктов, одежды, обеспечение жилищем, бытовой техникой и т.д. Возможно, что широкое развитие различных форм связей кооперативных предприятий и орга низаций с подобными подразделениями в южных и средних широтах, создание кооперативных объединений, в том числе с участием иностранных партнеров, может стать важной но вой формой функционирования экономики северных районов.

Перспективно создание научной ассоциации, координаци онным центром которой может быть, например, ИКЭМ СО АМН СССР. Эта ассоциация по договорам с Совмином, Гос планом, Госкомтрудом СССР и РСФСР могла бы постоянно участвовать в изучении и оценке состояния социально-трудо вого потенциала, экологии и демографии северных террито рий, в составлении соответствующих прогнозов и рекоменда ций. Сегодня необходимы государственные программы, пре дусматривающие четкое распределение юридической ответст венности за состояние народонаселения и природной среды — от Верховного Совета СССР до местных Советов. И здесь упомянутая научная ассоциация должна обеспечить постоян ный поток информации о состоянии общественного здоровья в северных районах, об экономике человека и способствовать принятию оптимальных решений.

Северные территории СССР, таким образом, по существу, должны образовать ассоциацию территорий, где будет осуще ствляться единое регулирование социально-экономических процессов. На первом этапе такого объединения возможно со здание подобной ассоциации на площади азиатского Севера РСФСР. Ее задача — управление социально-экономическим и экологическим развитием вошедших в ее состав территорий в рамках хозяйственного организма страны.

Решение перечисленных проблем требует их социаль но-исторического, экономического, экологического обоснова ния, соответствующих расчетов и прогнозов. Для такой рабо ты необходимо создать рабочую группу, в которую войдут представители различных научных и хозяйственных органи заций, ведомств, местных Советов (как из пришлого, так и из коренного населения). При этом все материалы должны широко обсуждаться на местах. Подчеркнем, что очень важно при этом не передать решение указанных проблем лишь в од но из ведомств. Например, Минздраву СССР это будет про сто не по плечу, так как ему предстоит наладить в северном регионе медицинскую лечебно-профилактическую работу.

Академия медицинских наук СССР, пока она подчиняется Минздраву, также не может быть организатором реализации описанных предложений.

Среди важнейших направлений комплексных науч но-практических исследований человека на Севере необходи мо выделить следующие:

изучение проблем экологии культуры и социальных аспек тов демографических проблем, включая архитектурно-плани ровочные разработки в отношении селительных и рекреаци онных зон;

исследование комплексной оценки социально-трудового потенциала отдельных популяций. Речь идет о человеческих популяциях как единых социокультурных, экономических, психобиологических сообществах (социальном, духовном и демографическом воспроизводстве). Необходимы оценка осо бенностей и величины экологического утомления популяций и на этой основе — организация рациональных систем жиз необеспечения. Каждое крупное предприятие и селительные центры и зона в целом должны оцениваться, в частности, по критериям человекоемкости производства;

анализ проблем экологии природной среды (особенно в се лительных районах и центрах), экологическое прогнозирова ние и конструирование, разработка предложений, касающих ся величины и характера компенсации местному населению за пользование угодьями. Сюда же примыкает исследование проблем психологического здоровья и состояния института семьи у пришлого и коренного населения;

изучение индивидуальных маршрутов здоровья пришлого и коренного населения (учет конституции, генетических ва риантов, особенностей хронического стресса, утомления, ре продуктивной функции, социально-профессиональных на клонностей, установок, мер индивидуальной профилактики и развития здоровья). Результаты таких исследований могут ис пользоваться в деятельности системы здравоохранения на до говорных началах;

выявление оптимальных сроков для работы и жизни в се верных условиях с учетом индивидуальных особенностей здо ровья и конкретной экологической обстановки. Здесь необхо димы сравнительные исследования здоровья пришлого и ко ренного населения, а также здоровья и жизнедеятельности тех, кто после работы на Севере уехал и работает в других районах страны.

Необходимо подчеркнуть, что указанные направления комплексного изучения человека с акцентом на экономике человека не ограничиваются региональными рамками, но вместе с тем они охватывают во многом специфические явле ния. Это прежде всего динамика популяционно-демографиче ского, эколого-демографического, психологического здоровья и культуры в уникальном регионе. Проводимые исследования позволяют сделать вывод, что односторонняя экономическая эксплуатация северных территорий, насильственная оседлость их населения не вписываются в естественно-природные свой ства этих территорий. Нарушаются цикличность таких свойств, меры взаимосвязи биоты косного и живого вещества, снижаются рекреационные резервы. В результате происходит деградация природы и человека. Более того, депопуляция влечет за собой явления хронической патологии, которые по степенно распространяются на другие регионы. Поэтому се годня одной из задач первостепенной важности является по иск решений, которые обеспечат благополучие населения и сохранение природы на северных территориях страны.

Глава НООСФЕРОГЕНЕЗ И НАУЧНО-ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРСПЕКТИВ ЧЕЛОВЕКА 5.1. НАПРАВЛЕННОСТЬ НООСФЕРОГЕНЕЗА И ПЕРСПЕКТИВЫ ЧЕЛОВЕКА Космопланетарное, социоприродное развитие глобаль ной человеческой цивилизации является одной из самых важ ных проблем современной науки. Подчеркивая значение дея тельности вида Homo sapiens среди других форм жизни на планете Земля, основатель и первый президент Римского клуба А. Печчеи характеризовал современный космоплане тарный, социоприродный мир как "глобальную империю че ловека" [Печчеи, 1985, с. 63 и след.]. В соотнесенности с са мим человеком, его становлением в качестве социально-при родного и космического существа, этот мир приобретает чер ты особого, наиболее масштабного измерения человека. С этим измерением сопряжены все другие — от слабых эколо гических связей до здоровья и эволюционно-экологических возможностей и резервов человека с их социоприродными опосредованиями.

Вместе с тем несомненно, что наряду с научным анализом космопланетарного и в пределе — космического измерения человека, которое В.И. Вернадский связал с переходом био сферы в ноосферу, или ноосферогенезом, глубочайшее значе ние при осмыслении феномена человека имеют и результаты духовно-культурной деятельности в целом. Об этом мы неод нократно говорили в предшествующих главах, в том числе анализируя социоприродные валентности человека в связи с антропоэкологическим опытом и культурными традициями прошлого. Теперь следует более определенно связать гумани стически направленные мысли о неразрывной связи человека и универсума с современными научными представлениями о перспективах человека.

Несомненное гуманистическое содержание вслед за B.C. Соловьевым вкладывает в синтез научных и универсаль ных духовно-культурных представлений А.В. Гулыга. Именно в этой связи он формирует идею о космической ответственно сти духа, напоминающую об этическом императиве древних индоевропейцев, согласно которому действия и жизнь челове ка должны соответствовать космическому закону, или, в ис конном обозначении, рта (puma).

Первый раздел этой, заключительной, главы будет посвя щен сопоставлению общенаучных и естественно-научных концепций о направленности ноосферогенеза и перспективах человека с представлением о его космопланетарном измере нии. Во втором разделе мы обсудим перспективы человека в гуманистическом ключе, в соотнесенности с идеями, которые сформулировали представители отечественного научного и духовно-культурного ренессанса.

Бесспорно, однако, что в наибольшей степени перспективы человека связываются сегодня с явлениями, характеризуемы ми как глобальные проблемы современности. Наиболее взры воопасные компоненты этих явлений ученые и эксперты на зывают "бомбами замедленного действия", подложенными под человечество [Громыко, Ломейко, 1984, с. 211]. О том, что подобное представление о возможности катастрофическо го исхода в развитии цивилизации и самого человека стано вится все более обоснованным, говорят, например, итоги пер вой европейской конференции "Окружающая среда и здо ровье" (Франкфурт-на-Майне, декабрь 1989 г.). Эта конфе ренция была созвана по инициативе Всемирной организации здравоохранения и собрала представителей международных неправительственных организаций, министерств здравоохра нения и защиты окружающей среды из большинства европей ских стран, а также наблюдателей от США, Канады и Япо нии. В выступлении генерального директора ВОЗ X. Накадзи мы подчеркивалось, что мир идет к экологическому кризису.

Свидетельством этого является, в частности, загрязнение воз духа, превышающее ПДК в тех регионах мира, где население составляет более 1 млрд чел. Накапливаются индустриальные отходы: в странах ЕЭС их ежегодный объем составляет 2 млрд т. Явления такого рода, как отметил Накадзима, — это "экологические бомбы", которые уже нельзя считать об ладающими замедленным действием [Григорьев, 1989]. На конференции констатировалось, что региональных программ недостаточно для того, чтобы "освободить континент и мир от опасности экологического апокалипсиса" [Там же, с. 5], и в качестве проекта "маршрута в будущее" была принята Евро пейская хартия по окружающей среде и здоровью, в которой определены принципы, необходимые для экологического уп равления.

Несколько ранее вероятность кризисной экологической си туации в мире подчеркивалась в выводах уже упоминавшейся Международной комиссии по окружающей среде и развитию, возглавляемой Г.Х. Брундтланд. В представленном МКОСР прогнозном мультифакторном сценарии современного разви тия социоприродного мира прямо отмечается, что "живой природе Земли угрожает исчезновение" [Наше общее буду щее... 1989, с. 24]. Такой же прогноз, основанный на выво дах многочисленных докладов, подготовленных в 70-е годы видными учеными и экспертами, фигурировал еще в начале 80-х годов в одной из последних работ А. Печчеи. Первый президент Римского клуба констатировал, что миру угрожают глобальные критические явления, если в нем не произойдет качественный скачок к новому состоянию человека [Peccei, 1981, р. 7]. В своих работах, предшествовавших этому науч ному и гуманистическому завещанию, Печчеи сформулиро вал представление о необходимости человеческой революции как важнейшего условия дальнейшего существования цивили зации на планете [Печчеи, 1985, с. 228 и след.].

Следует отметить, что гуманистический императив, сфор мулированный Печчеи, вытекает не только из результатов глобальных исследований, таких как математическое модели рование социально-экологических процессов, многопарамет рические экспертные оценки и составление соответствующих прогнозных сценариев. Здесь Печчеи, по-видимому, исходил из более широких духовно-культурных и гуманистических установок, свойственных романо-католической духовной тра диции. В частности, он мог опираться на обобщения такого мыслителя и ученого-энциклопедиста, как П. Тейяр де Шар ден. Последний выделял в развитии космопланетарного мира и самого человека "точку Омега", переход к которой предпо лагает именно обретение нового состояния представителей вида Homo sapiens. Как писал сам Тейяр де Шарден, «в перс пективах ноогенеза время и пространство действительно оче ловечиваются, или скорее сверхочеловечиваются. Отнюдь не исключая друг друга, универсум и личное (то есть "центри рованное") возрастают в одном и том же направлении и до стигают кульминации друг в друге одновременно» [Тей яр де Шарден, 1987, с. 205]. Несомненно, что такие идеи, идущие от христианского эсхатологического сознания, могут способствовать выработке общечеловеческих ценностей, что поможет сохранить человеческую цивилизацию.

Необходимость гуманистической направленности науч но-технического прогресса, ориентации современного Ношо faber на нравственные, этические ценности (или его преобра жения, обретения нового состояния) постоянно подчеркивает ся в энцикликах папы Иоанна Павла II. Отъединение челове ка от этических ценностей и исключительная ориентация на достижения знания и техники вне их связей с духовно-куль турными ориентирами, как подчеркивает Иоанн Павел II, со здает "цивилизацию смерти" [Зафесов и др., 1989, с. 4].

Мы бы сказали, что это очень серьезный вывод относи тельно одного из возможных направлений ноосферогенеза, в основном совпадающий с суждениями тех мыслителей и экс пертов, которые упоминались выше. В качестве альтернативы "цивилизации смерти" указывается "цивилизация любви", базирующаяся на культурно-этических ценностях и соответ ствующем преображении человека. В контексте выработки общечеловеческих ценностей, которые могут быть восприня ты и внеконфессионально, светски мыслящими людьми, здесь очень важен призыв Иоанна Павла II "к человечности, к гар монии между людьми и природой, окружающим их миром" [Там же ].

Сходные по гуманистической направленности оценки бу дущего цивилизации и человека были сформулированы в вы ступлении доктора богословия, архиепископа Смоленского и Калининградского Кирилла. Это выступление состоялось на организованном журналами "Коммунист" и "Вопросы фило софии" "круглом столе" по проблемам перспектив человека и человечества [Человечество..., 1989, с. 67—81]. В дискуссии приняли участие философы И.Т. Фролов, В.А. Лекторский, Э.А. Араб-Оглы, экономист Д.И. Валентей, демограф А.Г. Вишневский, психолог В.П. Зинченко, математик Н.Н. Моисеев, писатель Д.А. Гранин и др.

Архиепископ Кирилл подчеркнул необходимость выработ ки ценностей, которые смогут послужить ориентиром для развития цивилизации и самого человека. Эти ценности, со гласно его точке зрения, должны быть соотнесены с эсхатоло гическим миропониманием, которое выработало христианст во. В этом смысле конечная цель — "та, о которой говорил апостол Павел в Послании к Коринфянам как о полноте жиз ни. Это — новое творение, начинающееся с преображения человеческой личности и включающее в себя весь космос...

Если мы признаем, что цель цивилизации заключается в пре ображении человека, его совершенствовании, то проложим правильный ориентир общественного развития" [Там же, с. 72].

Вместе с тем следует констатировать, что возвышенный трансцендентный смысл, который придается в этом выступле нии преображению цивилизации (ее становлению в качестве "цивилизации любви") и самого человека, имеет и зримые, ощущаемые всеми людьми земные корни. Они связаны с теми опасными явлениями и процессами, результатом которых мо жет быть экологический апокалипсис в смысле X. Накадзи мы. Признаки такого апокалипсиса выявляются при анализе экологических последствий, которые может повлечь за собой глобальный термоядерный конфликт [Харуэлл и др., 1988].

Наибольшие опасности, перечисленные учеными-экспертами М. Харуэллом, Т. Хатчинсоном и др. и метафорически обоз наченные как "три всадника Апокалипсиса", — это "ядерная зима", блокирующая доступ солнечной радиации и ставящая под вопрос существование экологической ниши вида Homo sapiens;

радиоактивное загрязнение планеты продуктами взрыва ядерных боеголовок, разрушения атомных электро станций, заводов ядерного горючего, хранилищ радиоактив ных отходов;

глобальный голод, вызванный разрушением аг рарных систем [Там же, с. 5 ].

Следует иметь в виду, что первое явление "всадников Апокалипсиса" уже состоялось. Видный западный публицист У. Бэрчетт, свидетель трагедии Хиросимы, так описывал свои наблюдения: «...Люди, пережившие эту катастрофу, продол жают умирать и сегодня от непонятной, страшной, никому не известной болезни, для которой у меня нет другого названия, кроме "атомная чума"....На том месте, ще была впервые взорвана атомная бомба, я увидел наводящее ужас опустоше ние» [Бэрчетт, 1987, с. 36—37].

На губительных для человечества последствиях ядерного взрыва делает акцент и один из крупнейших военно-полити ческих экспертов современности, бывший министр обороны США Р. Макнамара. Подчеркивая нереальность тех целей, которые ставят перед собой сторонники проекта СОИ, он пи шет: «До сих пор не появилось ни одного доказательства то му, что любая из комбинаций "оборонных технологий", даже из тех, что видятся на самом далеком горизонте знаний, спо собна отменить последствия, порождаемые ядерным взрывом.

"Война" — это всего лишь одно из понятий, значение кото рых навечно переменилось после Хиросимы. До Хиросимы оборона строилась на принципе истощения наступающего противника — его человеческих, материальных и моральных ресурсов... Ныне же и оборона 90-процентной эффективности не сможет обезопасить от последствий одного-единственного скромного ядерного удара» [Макнамара, 1988, с. 85 J.

В настоящее время появляются признаки новых "всадни ков Апокалипсиса". Речь, в частности, идет о снижении за щитно-компенсаторной функции биосферы (в смысле A.JI. Чижевского), определяемой таким процессом, как разру шение озонового слоя на полюсах планеты, прежде всего в Антарктиде. Для объяснения этого естественно-природного феномена привлекаются различные более или менее обосно ванные гипотезы. Возможно, что одновременно с нарушением сильных экологических связей это явление в той или иной мере отражает нарушение слабых экологических связей и уменьшение организованности монолита живого вещества планеты в целом.

Результаты экологических исследований, опубликованные в журнале "Штерн", свидетельствуют, что происходит опре деляемое космическими, электромагнитными явлениями су щественное нарушение сильных экологических связей. Уве личение ультрафиолетового компонента солнечной радиации препятствует росту планктона, являющегося главным пище вым ресурсом для многих видов рыб. Аналогичные выводы могут оказаться справедливыми и в отношении наземной рас тительности: "три четверти ее отрицательно реагирует на ультрафиолетовое излучение" fWir machen den Himmeln..., S. 268 ]. В указанной публикации делаются также выводы, подтверждающие представление о научно-технической циви лизации как о "цивилизации смерти". В частности, отмечает ся, что предприятия таких индустриально развитых стран, как США, Канада, Швеция, ежегодно выбрасывают в атмос феру до 700 тыс. т газообразных веществ, которые содержат разрушающие озоновый слой химические соединения типа фреонов [Ibid. ]. Необходима всесторонняя оценка "озонового эффекта", его влияния на различные стороны организованно сти монолита живого вещества.

Такого рода изменения в космопланетарном мире, воз можность еще более катастрофических изменений, характе ризуют направленность ноосферогенеза, соответствующую "цивилизации смерти". Преодоление этой направленности наряду с выдвижением этических императивов и высших цен ностей, оправдывающих Добро, требует всестороннего науч ного анализа. Его краеугольная основа видится в создан ном В.И. Вернадским учении о биосфере и монолите зем Рис. 37. Космопланетарный феномен человека как выражение великой сим метрии между социально-историческим и естественно-природным началами (ипостасями).

Ипостась-1 (И-1) определяется трудом, а также знанием и культурой, или символическими фор мами человека. Ипосгась-2 (И-2) обусловлена эволюционно-экологическими возможностями ной жизни, которое мы рассматривали в первой главе этой книги. Опираясь на соответствующие представления этого мыслителя и ученого-энциклопедиста, можно осуществлять моделирование процессов, приводящих к необратимым изме нениям и делающих вероятным экологический апокалипсис.

Следует выделить некоторые основополагающие идеи уче ния о биосфере. В частности, необходимо отчетливо созна вать, что биосфера и заполняющий ее монолит живого веще ства, согласно В.И. Вернадскому, отражают закономерное строение Космоса: "по существу, биосфера может быть рас сматриваема как область земной коры, занятая трансформа торами, переводящими космические излучения в действенную земную энергию — электрическую, химическую, механиче скую, тепловую и т.д." [Вернадский, 19896, с. 14]. При этом ученый подчеркивал особый характер энергии, которая пре образуется в живое вещество. Он, в частности, заключается в определяющем влиянии "на ход и направление геохимиче ских процессов химических элементов во всей земной коре" [Вернадский, 1983, с. 251 ]. Характер проявления энергии в живом веществе как раз отражает организованность биосферы и монолита живого вещества в ней.

Особый энергетический характер живого вещества плане ты определяется, согласно В.И. Вернадскому, двумя биогеохи мическими принципами. Принцип-1 гласит, что биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимуму проявления. Принцип-2 заключается в том, что эволюция видов в геологическом времени, приво дящая к устойчивым видам (отдельностям живого вещества), направлена на возрастание биогенной миграции атомов в пре делах биосферы. Сходство этих принципов и выдвинутых Э. Бауэром двух основных биофизических законов функцио нирования биосистем, синхронность времени их формулиро вания (начало 30-х годов) дает основание для обозначения их как законов Вернадского—Бауэра.

Исходя из законов Вернадского—Бауэра, принципа Реди ("все живое от живого"), которому В.И. Вернадский придавал важнейшее значение, можно сформулировать предположение о том, что единство организованности монолита живого веще человека, организованностью монолита ж и з н и на планете и космической средой мира. Ось с и м метрии между И-1 и И-2, обозначенная с и м в о л о м слабых экологических связей и с и м в о л о м Ре риха, и з о б р а ж а ю щ и м соотнесенность человека с вечностью, образует основание здоровья челове ка и человечества в ц е л о м. Факторы, угрожающие развитию здоровья и э в о л ю ц и и самого чело века, в совокупности составляют " ц и в и л и з а ц и ю смерти", связанные с нею в з р ы в н ы е и катастро фические процессы ("светильники" и их в о з м о ж н ы е полевые основы).

Цель э в о л ю ц и и человека - восхождение к космической ц и в и л и з а ц и и - " ц и в и л и з а ц и и знания и любви", ц и в и л и з а ц и и единства вечных начал: Истины, Добра и Красоты, которые знаменуют собой космическую ответственность человека.

ства определяется и существованием целостного "биосферного генома". Этот геном выражает связи между отдельностями (формами организмов) живого вещества, особенности их внутреннего строения, которые необходимы для поддержания организованности (устойчивости) монолита живого вещества в целом на протяжении геологического времени. При оценке биосферного генома специфическую генетическую память от дельностей (форм) живого вещества следует рассматривать не как отдельные изолированные линии, а как компоненты це лостности.

В настоящее время стороны организованности живого ве щества, выражающие биосферный геном, изучаются и моде лируются преимущественно изолированно, например, в связи с биогеохимическими циклами, геохимической миграцией атомов элементов через различные природные (скажем, фи зико-механические) барьеры, перемещениями по трофиче ским цепям в экосистемах, уровнями накопления веществ и соединений на различных участках трофических цепей и т.д.

Однако указанные явления и процессы отражают только часть организованности биосферного генома. В совокупности они (начиная с известных биогеохимических циклов) должны характеризоваться как сильные экологические связи. В то же время существуют, как мы знаем, и менее явные, но значи мые слабые экологические связи. Эти связи находят выраже ние в защитно-компенсаторной функции биосферы, значение которой было проанализировано A.JI. Чижевским [1930].

Данной функции уделяется большое внимание и в совре менных исследованиях по космической антропоэкологии [Казначеев, 19886;

Казначеев, Спирин, 1989в, с. 131;

и др.].

Известно, что поражение или элиминация тех или иных ло кусов генома в индивидуальном организме (а также и в гено фонде популяции) может вызывать необратимые потери, ут рату активности в жизнедеятельности, наконец, просто при водить к вымиранию. В аналогичном смысле элиминация раз личных растительных либо животных видов, более высоких таксономических категорий может сопровождаться глубокими дефектами биосферного генома. С этой точки зрения пред ставляет значительный интерес анализ массового вымирания наземных и морских форм организмов при расколе суперкон тинента Пангеи около 220 млн лет назад, а также процессов, происходивших в конце "эры динозавров" — около 60 млн лет назад.

В целом же при оценке степени "травмированности" жи вого вещества планеты должны анализироваться не только "острые болезни" биосферы. Они имеют достаточно четко об рисованные "симптомокомплексы" в уже созданных глобаль ных моделях, например разработанных представителями Римского клуба [Печчеи, 1985J, а также другими исследова тельскими коллективами. Другая сторона проблемы — диаг ностика и "лечение" того, что можно обозначить как "хрони ческие заболевания" монолита живого вещества, отрицатель ные тенденции в его организованности, проявляющиеся в раз рушении компонентов единого биосферного генома. Наиболее ярко они могут проявиться как раз в таких воздействиях на биосферу и живое вещество, о которых шла речь выше в свя зи с "озоновым эффектом" и угрозой термоядерной катастро фы.

В работах по глобальному моделированию биосферы и социоприродного мира анализируются с позиций системного подхода и соответствующего ему математического описания преимущественно различные формы воздействия человека на сильные экологические связи. Таковы, например, модели "пределов роста" Дж. Форрестера, Д. Медоуза и др. Эти воз действия и прогноз их развития вырисовываются с определен ной степенью отчетливости. Все более точной становится ко личественная оценка взаимодействия антропогенных факто ров, климата, биосферы, растительных и животных видов.

Что касается степени воздействия слабых экологических свя зей на организованность монолита жизни, на человека, на со стояние его здоровья, то она изучена гораздо меньше. Одна ко, основываясь на работах В.И. Вернадского и A.JI. Чижев ского, можно утверждать, что эти связи, во многом определя емые космопланетарными полевыми факторами, потоками космических излучений, должны исследоваться не менее де тально. Они составляют одну из важнейших комплексных проблем охраны социоприродного мира и управления им.

Совокупное изучение сильных и слабых экологических взаимодействий в монолите вещества будет способствовать выявлению масштабов "травматизма", наносимых живому веществу антропогенными факторами. В этой связи следует напомнить, что для полноценной эволюции социоприродной системы жизнеобеспечения человеческих популяций потребо вались тысячелетия. Человек научился выживать, сохранять здоровье, воспроизводить потомство при действии экстремаль ных факторов внешней среды и внутренней среды организма.

Так в основном была разрешена проблема выживания, адап тации в различных природных условиях, нередко крайне опасных для жизнедеятельности. Борьба с такими экстре мальными факторами, как травмы, ожоги, холод, жажда, де фицит микроэлементов и др., нашла свое выражение в про филактических мерах, медицинских мерах лечения заболева ний, хотя масштабы такой профилактики нередко остаются крайне ограниченными. Совокупность этих знаний в настоя щее время можно охарактеризовать как систему управления (регуляции) острыми и подострыми заболеваниями организма человека и животных.

Совершенно по-другому обстоит дело с воздействием на процессы хронической природы и на старение. В основу этих явлений эволюцией заложены иные механизмы, обеспечива ющие интимное сосуществование вирусов и бактерий с клет ками, а также с иными уровнями организации целостных ор ганизмов. Эти механизмы отражают еще мало известные осо бенности организованности монолита живого вещества, веро ятно тесно связанные со слабыми экологическими взаимодей ствиями. В последние десятилетия строение таких механиз мов все более раскрывается на молекулярно-генетическом уровне. В целом же, несмотря на расширение знаний в обла сти общей патологии и медицины, мы еще не научились управлять процессами хронической природы, как и процесса ми старения, предотвращать их патологическое развитие.

Так, эпидемия хронических склерозов различной локализа ции ныне приобретает поистине глобальный характер, выхо дит на уровень пандемий.

Можно сопоставить теперь исследования в двух охаракте ризованных выше областях знания: в теориях общей патоло гии и глобального моделирования биосферно-ноосферных про цессов. К настоящему времени имеются эффективные расче ты того, какова, например, критическая площадь поверхности тела, пораженной очагами, каковы критические значения по терь крови, потерь тех или иных тканей, отдельных органов, каковы пороговые величины факторов риска и т.д. Известно, что исследования в современной токсикологии основываются на так называемом принципе "летальной дозы". Например, могут быть рассчитаны дозы смертельного облучения, леталь ные дозы психотропных ядов и т.д. Можно представить ситуа цию, когда с помощью социальных и медицинских мероприя тий человечеству будут созданы гарантии предохранения от острых заболеваний. Означало бы это полные гарантии здо ровья, снижение уровня хронических заболеваний, полное излечение больных? Учитывая имеющиеся знания, клиниче ский опыт, следует ответить отрицательно. Наоборот, процес сы хронической патологии при этом могли бы нарастать, ге нетический груз наследственности в организмах — увеличи ваться. Лишь относительно небольшая доля подобных процес сов может быть приостановлена за счет профилактики, ис пользования различных медико-биологических мер.

Аналога этих представлении в отношении динамики раз личных форм живого вещества могут быть сформулированы и по отношению к разумной форме живого вещества — челове ку и к преобразуемой им космопланетарной среде. Характер протекания многих современных космопланетарных процес сов, изменяемых посредством антропогенного вмешательства, свидетельствует о возможном появлении различных негатив ных для биосферы и самого человека явлений. В обобщенном виде совокупность таких явлений может быть охарактеризо вана как возможное увеличение противодействия естествен но-природных сил росту обеспечиваемой человечеством или иной разумной формой живого вещества организованности космической среды. Из сказанного следует, что при дальней шем развитии известной нам разумной формы живого веще ства все сильнее может сказываться отсутствие глубоких зна ний о фундаментальных механизмах эволюции человека, его биологии, психофизиологии, соотносимых с принципами орга низованности планетного живого вещества в целом. Несом ненно, существуют еще не доступные научной мысли меха низмы эволюции взаимодействий отдельностей живого веще ства друг с другом, включая человека.

Такого рода обобщения, наряду с ценностными, духов но-культурными, гуманистическими представлениями, состав ляют необходимую основу оценки направленности ноосфе рогенеза как сложнейшего космопланетарного и социоприрод ного процесса перехода биосферы в ноосферу. Уже в первые десятилетия XX в. В.И. Вернадский глубоко осмыслил взаи мосвязи естественно-природных и социально-исторических процессов, зависимость косного и живого вещества планеты от целенаправленной деятельности человека, его труда, ис пользования результатов научного знания. При этом учение о переходе биосферы в ноосферу, сформулированное в работах В.И. Вернадского и разрабатываемое ныне на основе совре менных научных данных, существенно углубляет знания о закономерностях и направленности ноосферогенеза.

В учении В.И. Вернадского фиксируются закономерности, в соответствии с которыми должно осуществляться управле ние социально-природными процессами в интересах самого человека, прогрессивного развития человеческой цивилизаци на планете Земля. Это чрезвычайно актуально, например, при изучении глобальных проблем, о которых говорилось вы ше. Теория перехода биосферы в ноосферу намечает пути ис пользования могущественных природных сил в целях повы шения роста производительности общественного труда, его экологизации и гуманизации, активизации человеческого фактора, сохранения и развития здоровья людей как в от дельных регионах планеты, так и в глобальных масштабах.

В целом учение В.И. Вернадского, обобщающее свод до стижений естествознания и гуманитарной культуры, следует рассматривать как выдающееся естественно-научное и обще научное обобщение закономерностей космопланетарной эво люции планеты Земля. Ученый прогнозировал вероятность появления более высокой стадии в организованности биосфе ры. Возможность появления этой стадии вытекает из характе ра действия космогеологической силы, заключенной в соци альной деятельности человека, организуемой научным знани ем. Конечно, следует иметь в виду, что предвидение В.И. Вернадского отнюдь не является окончательным знани ем. Данные о характере и особенностях современных соци альных и природных процессов свидетельствуют, что достиг нутый уровень понимания закономерностей, управляющих биосферной и ноосферной динамикой, во многом еще недо статочен. Это особенно справедливо по отношению к некото рым необычайно противоречивым и взрывоопасным социаль но-природным процессам, например к использованию челове чеством ядерной энергии.

Научные результаты В.И. Вернадского, касающиеся таких противоречивых процессов, имеют большое фундаментальное и научно-практическое значение. "Цивилизация любви", о которой уже говорилось выше, должна быть дополнена (в со ответствии с универсальной трактовкой принципа дополни тельности Бора) "цивилизацией знания". Разрыв между эти ми цивилизациями, упование на какую-либо одну из них, придание ей самодовлеющего значения, видимо, недостаточно оправданны в современной ситуации, когда на повестке дня стоит вопрос о выживании человечества и соответствующей направленности ноосферогенеза. На основе достижений "ци вилизации знания", представление о которой заключает в се бе учение В.И. Вернадского, могут быть рассмотрены различ ные формы "травматизма" живого вещества, те критические явления, которые в соответствии с духовно-культурными и аксиологическими представлениями относятся к "цивилиза ции смерти".

Отметим, что такие явления в связи с осмыслением ката строфического человеческого опыта, полученного в первой мировой войне, и соответствующих деформаций психики лю дей и целых народов стремился проанализировать, начиная с работы "По ту сторону принципа удовольствия", 3. Фрейд.

Он, в частности, формулировал такое обобщение: "Влечения же к смерти, как кажется, непрерывно производят свою рабо ту. Принцип удовольствия находится в подчинении у влече ния к смерти" [Фрейд, 19896, с. 424 ].

Позднее осмысление коллективного социально-психологи ческого опыта европейских народов и человечества в целом, пережившего ужасы тоталитаризма и неоварварства 30-х го дов, вторую мировую войну, привело этолога К. Лоренца к идее о разрушительных, смертоносных проявлениях челове ческой агрессии. Его концепция кризиса цивилизации и чело века сравнивалась некоторыми исследователями с представле нием Фрейда об "инстинкте смерти" (Танатосе). Однако сле дует помнить, что в концепции "смертных грехов" человече ства Лоренц указал на разрушительные проявления совре менной человеческой деятельности, которые вряд ли можно отнести к метафизическим предположениям. Это — разруше ние жизненного (биосферного) пространства обитания, пере населенность, конкуренция, угасание эмоций, духовно-куль турный разрыв между поколениями и т.д. [Lorenz, 1972]. В целом такой свод представлений соотносим с глобальными проблемами современности и оценкой некоторых аспектов ноосферогенеза как "цивилизации смерти".

Учение, созданное В.И. Вернадским, позволяет определить явления "травматизма" биосферы и критические точки ноосферогенеза на объективной, аналитической основе, соот ветствующей тому, что ученый обозначал как эмпирические обобщения научного знания. Руководствуясь такого рода обобщениями, можно проанализировать ряд критических мо ментов в направленности неосферогенеза.

Начнем с проблемы биосферной константы. В.И. Вернад ский в своих работах подчеркивал, что в эволюции биосферы, монолита живого вещества с момента их возникновения на планете совокупная масса этого монолита остается относи тельно неизменной [Вернадский, 1987, 1989а;

и др. ]. В насто ящее время это положение подвергается определенному пере смотру, поэтому важно детально рассмотреть основы данного эмпирического обобщения.

В частности, известно, что существование бактерий на протяжении эволюции биогеологического единства (термин А.В. Сидоренко) не привело к существенному увеличению объема и массы их организмов. Известно также, что за время эволюции жизни не изменились масса и объем клеток в орга низмах растений и животных (здесь рассматриваются клетки как единицы жизни в цитологическом смысле). При этом увеличение объема клетки математически характеризуется функцией, выражающей геометрическую прогрессию, а уве личение поверхности — функцией, выражающей арифмети ческую прогрессию.

Из экологической физиологии известно, что существуют закономерности, лимитирующие рост указанных величин.

Рис. 38. Диаграмма соотношения между функциями роста объема (РО) и ро ста поверхности (РП) отдельности живого вещества (организма).

Если РО приобретает вид экспоненциальной функции, то за время t нарастает разрыв между значениями функций РП и РО ( y n u i e t j ). За некоторой критической точкой А происходит переход к новому состоянию (вероятная гибель организма). На вертикальной оси показан фактор роста (№)• Рис. 39. Диаграмма соотношения между непосредственной емкостью (ЕН) извлекаемого человеком ресурса (Р) и природоемкостью (ЕПр) данного ре сурса как совокупностью изменений, которые происходят в результате его из влечения.

При экспоненциальном росте ЕПр возникает опасность образования угла р а з р ы в а в ^ кривых ЕН и ЕПр. Горизонтальная ось показывает время t.

Так, при увеличении объема клетки ее жизнедеятельность и процессы метаболизма ограничиваются площадью ее поверх ности. Эта закономерность реализуется в эволюции хемо- и биотропных организмов (бактерий). В эволюции же световых автотрофов (например, водных растений) на единице площа ди зеленая масса растет соответственно арифметической про грессии, а светопоглощающая поверхность — соответственно геометрической прогрессии. Если обратиться к особенностям эволюции насекомых, то очевидны ограничения массы их ор ганизма во все исторические периоды.

Сказанное позволяет констатировать, что в эволюции жи вого вещества, в становлении организованности его монолита суммарная масса живых организмов, распределявшаяся на некоторой единице поверхности биосферы (биосферной пло щадке), видимо, действительно лимитировалась и оставалась в значительной степени постоянной (в пределах устойчивых в планетарно-термодинамическом, климатогеографическом от ношении регионов). В целом по поверхности планеты масса живого вещества могла колебаться. Последнее определялось такими геологическими процессами, как динамика литосфер ных плит, смешение, соединение и раскол континентов (на пример, раскол суперконтинента Пангеи более 200 млн лет назад), появление и исчезновение морей, перераспределение площади океанов с соответствующими изменениями климата, переполюсовкой геомагнитного поля и т.д.

Возможно, что в периоды резкого сокращения массы жи вого вещества, выражавшегося в вымирании многих видов и более высоких таксономических категорий, закономерности, связанные с постоянством массы живого вещества, наруша лись космическими и геологическими катаклизмами. Предпо лагаемые закономерности должны отражать природу слабых экологических связей и сложность эволюции сочетания (сим биоза) различных материальных форм живого вещества в ор ганизованности биосферы. Одни формы могут компенсировать дефициты поверхности, другие обеспечивают необходимые величины объема (массы) живого вещества, скорость матери ально-энергетических потоков в нем и распространение по поверхности планеты.

При изменении природно-экологических условий в резуль тате катастрофических процессов накапливалось утомление тех или иных биотопов, формировалась их "патология", и они сменялись другими формами жизни. При этом изъятие одного из значимых факторов (связанных как с косным, так и с живым веществом), если оно отвечало функции, выража емой арифметической прогрессией, увеличивало утомление и напряжение всего природного комплекса данного биотопа в геометрической прогрессии. Словом, имело место проявление той же самой закономерности. Отметим, что в работах Н.Н. Моисеева [1990а] и других исследователей явления та кого рода описываются с помощью представления о бифурка ции (начало этих разработок связано с именем великого французского математика, физика и философа А. Пуанкаре).

В настоящее время возрастают соответствующая рассмот ренным принципам вероятность уничтожения отдельных ви дов живого вещества, возможность необратимых процессов, которые приведут к экологической катастрофе. В самом деле, если тот или иной ресурс (живое вещество, биокосное, кос ное) извлекается из природного комплекса, то увеличение объема извлекаемого материала, определяемое арифметиче ской прогрессией в плане темпов роста добычи, может неиз бежным образом сопровождаться нарушением организованно сти всего комплекса в геометрической прогрессии. Возникает реальная угроза необратимых изменений. Сказанное относит ся и к использованию почвенного покрова планеты. Этот по кров директор вашингтонского Института всемирного на блюдения JI. Браун охарактеризовал как драгоценный, невос полнимый ресурс, который в отличие от нефти заменить не чем [Brown, 1981 ]. Факты деградации почвенного покрова в глобальном масштабе свидетельствуют о том, что сверхэксп луатация земель для сбора высоких урожаев, как правило, Рис. 40. Диаграмма использования Чел* v эволюционно-экологических возмож ностей человека.

ЕТ — функция трудоемкости, выражающая ближайшие последствия использования ЭЭВ, а ЕЧ — функция всей совокупности последст вий или человекоемкости. Здесь также воз можны образование угла разрыва с ^ и пере ход популяции к новому состоянию. По вер тикали отложены человеко-часы здоровой жизни, по горизонтали — фактор времени.

t сопровождается все возрастающими нарушениями, "напря жением" природного комплекса в целом.

При анализе направленности ноосферогенеза наряду с опорой на представления В.И. Вернадского о биосфере Земли, монолите живого вещества, о переходе биосферы в ноосферу как фундаментальных проявлениях космопланетарной эволю ции социоприродного мира необходимо также обращение к идеям этого ученого об автотрофности человечества, т.е. о его освобождении от зависимости по отношению к ресурсам био сферы. Автотрофность находит свое выражение во многих яв лениях, порожденных научными, техническими и культурны ми революциями. Отдельные стороны автотрофности проявля ются и в том, что обозначается учеными как телематика, ин форматизация, компьютеризация, а также в многочисленных современных научно-технических достижениях.


Связанные с этим явления, в частности развитие перспек тивных ресурсосберегающих технологий, переход к многооб разию этих технологий, изменение сторон жизни под влияни ем микроэлектроники и т.д., охарактеризованы в работе О. Тоффлера "Третья волна" [Toffler, 1981]. Ф.М. Бурлац кий среди эпохальных перемен, радикально изменяющих об лик социоприродного мира, называет развитие микроэлектро ники как сердцевины технологической революции, информа ционную революцию, выражающуюся в проникновении мик роэлектроники в различные сферы жизни, развитие новой энергетики (прежде всего атомной), биоинженерии, а также подготавливаемую последней вторую "зеленую" революцию [Бурлацкий, 1989, с. 36 и след.]. Следует упомянуть, что су ществуют работы, в которых предпринимается попытка про анализировать масштабы воздействия биотехнологии и генной инженерии на социоприродный мир и человека. Одно из та ких обобщений делает американский биолог и публицист Дж. Рифкин [Rifkin, 1981], обозначающий биотехнологиче ский и генноинженерный феномен в целом как алгению (по аналогии с алхимией).

Прогнозируются и тенденции к сращиванию различных видов научных и технологических революций. Так, директор Отдела прикладных исследований при парижском Институте им. Пастера Ж. Розней обосновывает возможность создания в относительно недалеком будущем машин по автоматическому синтезу генов с помощью компьютерной техники, по про мышленной имитации определенных биохимических процес сов [Rosney, 1986]. Очевидно, что это перекликается с про гнозами В.И. Вернадского в отношении синтеза продуктов пи тания. Данное направление исследований, включающее в сферу своего внимания автоматику, компьютеры и различные воспроизводимые биосистемы, Розней считает новым шагом по сравнению с традиционной биотехнологией и по аналогии с телематикой предлагает назвать биотикой [Ibid., р. 194].

Явления, знаменующие современные аспекты реализации прогноза В.И. Вернадского о неизбежности автотрофности че ловечества, о новой стадии в эволюции планеты и человека, подтверждают и реальность идей относительно космизации человечества, его выхода на уровень космической цивилиза ции [Холодный, 1982;

Кардашев, 1986]. Трансмутации (кар динальные превращения) живого вещества, достигаемые бла годаря биотике, как мы уже говорили, можно рассматривать в качестве одной из предпосылок для создания систем жизне обеспечения на "космических островах". Это те аспекты ав тотрофности человечества, где микроэлектроника (телемати ка), биотика сращиваются с космизацией и обеспечивают по следующие стадии в антропокосмической эволюции человече ства.

Анализируя положения об антропокосмизме, выдвигавши еся Н.Г. Холодным, в автотрофности человечества следует видеть сердцевину атропокосмического развития. С ней свя зано решение коренных научно-практических проблем управ ления ноосферогенезом — преобразованием биосферы Земли, живого вещества, целостного социоприродного мира. Карди нальный момент, который можно обозначить как императив управления, заключается, по-видимому, в следующем.

Автотрофность человечества как освобождение от зависи мости по отношению к биосферным ресурсам должна обеспе чивать дальнейшую эволюцию живого вещества планеты, со здавать основы для распространения земной жизни, самого человека в пространствах Космоса. Как мы уже отмечали, ав тотрофность — это не свобода человека от биосферы, жизне деятельности в ней, а гарантии дальнейшей единой эволюции социально-природных, космопланетарных процессов в целях прогресса, совершенствования организованности самого чело вечества. Аналогичные соображения могут быть высказаны и по поводу следующей возможной ступени эволюции человека.

Речь идет о длительном хранении зародышевых клеток чело века, возможностях развития человека в искусственных (в том числе космических) условиях, выращивании отдельных тканей человеческого организма в соответствии с технология ми земной и космизированной биотики.

Развитие наукоемких технологий — первый этап на пути к автотрофности — в наиболее развитых странах осуществля ется в рамках соответствующих научно-практических цент ров. Один из примеров таких центров — калифорнийский "Силиконовый остров" (Силикон-Вэлли), где сосредоточены исследования в области микроэлектроники с последующим внедрением в промышленное производство. Это одно из воплощений "третьей волны", о которой говорится в работах О. Тоффлера. Идея подобных центров, возникшая впервые в Японии, в дальнейшем трансформировалась в идею технопо лисов, которые должны обеспечивать реализацию трех на правлений: исследования в сфере наукоемких технологий, осуществление программ регионального развития (по япон ской модели) и промышленное освоение научных разработок в соответствии с моделью калифорнийского Силикон-Вэлли [Тацуно, 1989, с. 1821- Способность к быстрым изменениям и гибкой адаптации к региональным и глобальным потребно стям обеспечивается в технополисах комбинацией закрытых и открытых технологических систем, включающих такие от расли, как оборонная и аэрокосмическая промышленность, телекоммуникации, современный транспорт и т.д. [Макмил лан, 1988, с. 386].

Многие исследователи научно-технического развития Япо нии, а также некоторых других стран азиатско-тихоокеанско го региона отмечают, что в опережающем развитии этих стран большое значение имеют традиционные духовно-куль турные ценности (или, пользуясь словами Ч. Макмиллана, "согласие и гармония" как доминирующие ценности), причем немалую роль здесь играет высокий уровень духовности япон ской деловой элиты. В частности, констатируется значимость в этом плане духовно-религиозных факторов: "религия всеща была сильна в Японии, однако в последние годы развитие но вых сект и групп соответствует широкому интересу общества к духовной тематике в целом" [Там же, с. 178 ].

Нельзя не отметить и высокую степень экологичности японского духовно-культурного развития, становление специ фического варианта того, что Д.С.Лихачев [1989] назвал экологией культуры. Основываясь на варианте буддизма — махаяне и ставя основной задачей предотвращение грозящей человечеству социально-природной катастрофы, один из из вестных японских духовных учителей Д. Икэда выдвигает этические императивы, необходимые, по его мнению, для ми рового развития и имеющие то же общечеловеческое звуча ние, что императивы, проистекающие из учения о "цивили зации любви". Икэда обосновывает необходимость буддийско го гуманизма как веры в возможность свершения подлинной революции в каждом человеке, которая может изменять судь бу нации и даже человечества в целом. В этом коренятся ос новы общечеловеческого пацифизма Икэды, вытекающие из махаянического миросозерцания. Он пишет, что подлинный источник пацифизма — "погружение индивидуальности в глубину жизни, коща личность человека входит в контакт с ее божественным смыслом и мудростью" [Ikeda, 1981, р. 201 ]. В настоящее время внимание западных исследовате лей привлекают такие стороны этих императивов, которые способствуют развитию духовно-культурных ценностей и их реализации в контексте современного научно-технического развития.

Таковы ближайшие, уже входящие в жизнь контуры авто трофности человечества, определяемые многообразными тех нологическими и духовно-культурными факторами. Если же обратиться к более отдаленным, качественно новым явлениям антропокосмического порядка, то надо отметить следующее.

Антропокосмическое проявление автотрофности со всеми его противоречиями в возрастающей степени будет реализовы ваться по мере того, что космонавт К.П. Феоктистов назвал прорывом в Космос, и соответственно возможного появления новой расы людей, "для которых ни вакуум, ни радиация, ни космические температуры не будут чужеродны" [Покров ский, 1987].

Эта мысль, отражающая существенные аспекты антропо космического проявления автотрофности человечества, пере кликается с идеями К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского, Н.Г. Холодного, а также с идеями, относительно недавно вы двинутыми американским физиком-теоретиком Ф. Дайсоном [1983]. Последний со ссылкой на взгляды К.Э. Циолковского (высказанные, например, в его работе "Грезы о Земле и не бе") обосновывает необходимость широких подходов при ана лизе проблем и перспектив космической эволюции человече ства. Согласно Дайсону, принципиальный момент этой эво люции — создание космической "зеленой технологии". Сущ ность ее заключается в возможности существования человека в различных экстремальных условиях универсума: вблизи от звезд, на астероидах, на больших планетах и т.д. "Уни версум, — утверждает ученый, — достаточно велик, чтобы Истина -Добро - Красота универсума.

Необходимые элементы ноокосмогенеза — сочетание деятельности различных форм разумной жизни М(- и М, включая М ^ — ноосферный м и р человека, построенный на основаниях косми ческой ответственности духа (императив единства Истины, Добра и Красоты, согласно B.C. Со ловьеву). На рисунке он соответствует символу вечности H K. Рериха.

обеспечить соответствующее жизненное пространство для всех нас" [Там же, с. 234 ].

Все сказанное позволяет обсудить возможные новые под ходы к проблеме Высокого соприкосновения, выдвинутой в первой половине 80-х годов такими учеными, как И.Т. Фро лов и Н.Н. Моисеев. Если учитывать возникновение в ходе антропогенеза важнейших для разумной формы жизни поле вых аспектов эволюции человека, то само Высокое соприкос новение может оказаться периодом, характеризуемым форми рованием новой космопланетарной целостности. Отметим, что в философско-научном и религиозном учении П. Тейя ра де Шардена о "точке Омега" в эволюции универсума и че ловека некоторые черты такой целостности были предугаданы (конечно, с определенными ограничениями). Творческое на чало человека, погруженное в такую целостность, может по лучить новое непредсказуемое и нелинейное развитие. Ины ми словами, глубинное самопознание феномена человека, бо лее или менее глубокое вмешательство в основы развития ноосферного духовного начала (в пределе характеризуемого как космология духа) может нести с собой элементы как про грессивной, так и регрессивной эволюции.


5.2. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ И ИДЕИ РОССИЙСКОГО РЕНЕССАНСА Рассматривая на протяжении всей книги свод естест венно-научных и культурологических данных, отражающих многообразие социоприродных измерений человека, мы стре мились обосновать ту мысль, что размышления о человеке, выступающем в разнообразных ипостасях, которые в совокуп ности образуют живой лик, вечный образ человека, — это постоянная, неизменная проблема и науки, и духовно-куль турной деятельности в целом. Использование данных из раз личных областей знания показывает, что живой лик человека сосредоточивает в себе определенный тематизм, как обозна чил это явление философ науки Дж. Холтон [1981 ].

Как показывают привлекавшиеся выше материалы и обоб щения в отношении древних культурных традиций средизем номорского и в целом индоевропейского, а также дальнево сточного ареалов, этот тематизм пронизывает и первичный антропоэкологический опыт, и раннее мифолого-религиозное мышление, вырастающие из него философские и научные представления. Поиск путей становления человека в качестве антропокосмического существа, как мы уже говорили, состав ляет также глубинное содержание современных исследований в науках о природе и о духе, современной духовно-культур ной деятельности.

Уникальная дополнительность таких исканий, сочетание современного научного и технологического развития с куль тивированием традиционных ценностей реализуются, как уже отмечалось, в той или иной степени в странах азиатско-тихо океанского региона, прежде всего в Японии. Следует при знать, что эта взаимодополнительность пафоса знания и эти ческого и эстетического императивов реализуется в плоско сти, совершенно отличной от той, которую культуролог Р. Бенедикт определила как сочетание "меча и хризантемы".

Речь идет о создании основ будущей глобальной цивилиза ции, требующем не конфликта и экспансионизма, а динамич ного, органичного развития, опирающегося на традиционные ценности и соответствующую экологию культуры. Рассмот ренные выше данные свидетельствуют, что именно человек являет собой вечную проблему во всех сколько-нибудь разви тых и оригинальных культурах.

Известный немецкий писатель, мыслитель и культуролог Т. Манн, стремясь определить суть наиболее глубоких духов ных исканий, характерных для средиземноморского, а отча сти и индоевропейского в целом ареалов культур, в первом "Прологе" к романному циклу "Иосиф и его братья" говорит о том, что "первоосновы рода человеческого, его истории, его цивилизации совершенно недостижимы, что они снова и сно ва уходят от нашего лота в бездонную даль, в какие бы голо вокружительные глубины времени мы ни погружали его" [Манн, 1968, с. 35]. В этом смысле размышления человека о самом себе являются, по словам писателя, "колодцем глуби ны несказанной", и именно несказанная глубина лежит о ос нове представления о вечной проблеме, о тематизме челове ка.

Вместе с тем, анализируя культурные традиции средизем номорского ареала и взаимодействия этих традиций (древне иранский авестизм, ветхозаветную библейскую традицию, манихейство, эллинизм, гностицизм, а также различные их модификации), Манн выделяет совокупность основных пред ставлений о природе человека, или архетип, который явился итогом их многовекового становления [Там же, с. 62 и след. ].

Это было представление о первом, или совершенном, челове ке, якобы созданном до начала мира в качестве символа че ловечества. Особенность этого первого человека состояла в том, что он являлся созданием из космического чистого света (может быть, здесь как раз имелось в виду то, что сейчас мы называем полевыми основами?). Схождение такого человека в земной мир обусловило двойственность его природы, соче тание в ней небесных, космических свойств, таких как изна чальная свобода, и тягостной прикованности к "дольнему ми ру".

Окончательную философскую формулировку эти многооб разные мифолого-религиозные представления о человеке и его положении в мире получают в неоплатонизме. Основное содержание неоплатонизма, как упоминалось при обсуждении русского космизма, было разработано уже Плотином (III в.

н.э.), который оказал сильнейшее влияние не только на ан тичную философию, например воззрения Прокла, но и на христианскую, в частности на систему взглядов представите лей александрийской школы Климента и Оригена, а также Августина, Псевдо-Дионисия Ареопагита. Воззрения послед него, в свою очередь, решающим образом повлияли на ста новление византийского онтологизма и тем самым на тысяче летнюю традицию духовно-культурной деятельности в Рос сии.

Следуя формулировкам А.Ф. Лосева, основное содержание философии Плотина можно свести к строгой диалектике три ады основных ипостасей универсума (Единое — Ум — Ду ша), которые воплощаются как принципы оформления чувст венно-материального Космоса [Лосев, 1989, с. 128]. Таким образом, человек как часть Космоса, нерасторжимым образом связанная с ним, включенная в его всеединство, равно как и античный Космос в целом, "оживлен вечно подвижной ду шой, оформлен в виде точнейшей умственной конструкции и понят как единое и неделимое целое" [Там же ].

В этих формулировках тысячелетние поиски определения сущности человека, предпринимавшиеся в соответствии с культурными традициями (культурно-историческими типами) Средиземноморья, а также Ближнего и Среднего Востока, по лучают итоговое выражение. Т. Манн воспроизвел это опре деление художественными средствами. Человек здесь неиз менно предстает в его соотнесенности с Абсолютом (мировым целым, Единым), его жизнь соизмерима со становлением универсума и свода общих, высших ценностей, отражающих предназначение человека в этом становлении.

Значительное внимание в античных учениях уделялось субъективно-психологической стороне, волевым, личностным компонентам восхождения к Абсолюту. Это было характерно и для античного неоплатонизма, и для его переложений в христианской философской традиции. А.Ф. Лосев, рассматри вая основоположения европейской культуры средних веков и Возрождения, отмечает, что учение о Едином (Абсолюте) и восхождении к нему человека "нигде... не дано с такой подробностью, с такой детальнейшей понятийной разработ кой, с такой страстностью и с таким упоением, с таким жгу чим вниманием к психологии человеческого субъекта, экста тически и в то же время максимально духовно восходящего к Единому, как у Прокла и в Ареопагитиках" [Лосев, 1978, с. 34]. Таким образом, поиски Абсолюта, вхождение во все единство мирового целого, осознание неразрывных связей с этим целым — универсумом составляют важнейший лейтмо тив размышлений человека о самом себе, в них отразилась вечная проблема человека, определенная вненаучными сред ствами, в соотношении с универсальными ценностями.

Отметим, что эта вечная проблема может быть сформули рована как идея осознания неразрывной связи макрокосма (универсума, Единого, Абсолюта) и микрокосма (человека).

Она фигурировала в тех мифолого-религиозных традициях, тематизм которых свел воедино Т. Манн. Эту идею писатель охарактеризовал как мифологему первочеловека. Ей соответ ствуют ипостаси Ума и космической Души в учении неопла тонизма. Если опираться на характеристику учения Прокла (V в.), давшего завершенный вариант системы Плотина и ан тичного неоплатонизма в целом, согласно которой его фило софия была славословием всеединства [Лосев, 1988а, т. 2, с. 115 и след. ], то неразрывную связь микрокосма и макро косма, человека и Абсолюта необходимо трактовать как все единство, как динамическое его становление.

Ранее, при анализе российского духовно-культурного ре нессанса на рубеже XIX—XX вв., отмечалось, что на станов ление философии всеединства неоплатонизм существенно по влиял через неоплатонизированный аристотелизм Иоанна Да маскина, исихастский неоплатонизм, восходящий к сочинени ям Псевдо-Дионисия Ареопагита, определившим важнейшие элементы византийского онтологизма и последующую тысяче летнюю российскую общекультурную и духовно-академиче скую традицию [Абрамов, 1988, с. ПО]. Это относится к та ким наиболее видным, хотя и чрезвычайно отличающимся друг от друга по взглядам представителям философии все единства, как B.C. Соловьев, Н.А. Бердяев, П.А. Флоренский.

Влияние неоплатонизма ощущается и в размышлениях о человеке в его взаимосвязях с мировым целым, трактуемым как христианизированный, монотеистический Абсолют. Отно сительно "высшей инстанции" определялись и нравственные ориентиры, этический императив поведения человека, кото рый в российской философии всеединства обозначался (преж де всего у B.C. Соловьева) как богочеловеческий процесс, как путь человека к высшему космическому устроению. Под этим подразумевалось открытие высших типов, или форм, бытия в низших, отражающее развитие как процесс "собирания Все ленной" [Соловьев, 1988, т. 1, с. 275]. Определялось, что "собирание Вселенной" в действительности — это задачи бо гочеловека и Царства Божия, в то время как "собирание Все ленной" в идее есть "высшая задача человека как такого (чи стого человека) и чисто человеческой сферы бытия" [Там же ].

При осмыслении общечеловеческого контекста этих рели гиозно-философских представлений важно опираться на то, если угодно, методологическое правило, которое употреблял А.Ф.Лосев [1983, 19886], анализируя творчество В.С.Со ловьева. Это правило сводится к указанию на известную ус ловность употребляемых B.C. Соловьевым терминов, которые соответствуют его возвышенным идеям и задачам и которые во многом имеют ясное, рациональное и вполне научное со держание, обусловленное тотдашним уровнем развития наук о природе и духе. Так, согласно А.Ф. Лосеву, под мистициз мом B.C. Соловьев понимал цельное знание, базирующееся на данных естествознания, под свободной теософией — уче ние о всеединстве, наконец, говоря о теургии, он имел в виду свободное общечеловеческое творчество, в котором "свои высшие идеалы человечество осуществляет в материальной действительности, в природе" [Лосев, 19886, с. 10].

В соответствии с высшим идеалом "собирания Вселенной" и вселенской жизни, осуществления богочеловеческого про цесса B.C. Соловьев рассматривал и основные ступени разви тия человеческого сознания и жизненного строя. Это — родо вая жизнь, воплощением которой является институт семьи, национально-государственный строй и, наконец, "всемирное общение жизни" [Соловьев, 1988, т. 1, с. 284]. Эту послед нюю ступень мыслитель и представлял как реализацию Цар ства Божия. И здесь отчетливо прослеживается связь рацио нальных, научных и мистических элементов его учения. Ру ководствуясь правилом А.Ф. Лосева, вспомним, что современ ной философией, естественными и гуманитарными науками широко используется понятие "ноосфера" [Вернадский, 1989а], которое как раз обозначает высшую организованность человечества, с преобладанием этических начал и "всемирно го общения жизни". Это не что иное, как рационалистиче ская и десакрализованная трактовка высших начал, содержа щихся в понятии Царства Божия.

В настоящее время эти высшие начала подразумеваются, когда идет речь о становлении экологии культуры [Лихачев, 1989 ], представление о них присутствует в выдвигаемых в со временной философии концепциях Высокого соприкосновения и Человеческого соприкосновения, глобальной триады настоя ю В.П. Казначеев, Е Л. Спирин щего и будущего Человек — Человечество — Человечность, которая должна осмысливаться как неотрывная часть кос мопланетарного, социоприродного процесса, "уходящего кор нями в самую сердцевину человеческой цивилизации, беру щего истоки в глубинных пластах жизни человека и челове чества" [Фролов, 1989, с. 17]. Такая рационалистическая трактовка, как представляется, имеет глубокие соответствия в философии всеединства B.C. Соловьева. Данная мысль оп равдана и тем, что при анализе воззрений великого россий ского философа И.Т. Фролов подчеркивает значение главного труда B.C. Соловьева "Оправдание Добра" и сформулирован ное им понимание Добра "как абсолютной ценности" [Там же, с. 471 ]. Эта абсолютная ценность составляет в известном смысле характеристику направленности мирового развития, становления самоорганизации универсума.

Вдумчивый, углубленный и свободный от догматических клише обобщенный подход к осмыслению человека и универ сума в настоящее время необходим. Как отмечает один из ве дущих религиоведов JI.H. Митрохин, важно учитывать всю совокупность социально-исторических условий, преодолеть догматизм и изолированность социалистической культуры от философско-религиозной мысли прошлого и современности.

Эта потребность обновления диктуется, в частности, и необ ходимостью "возрождения целостности отечественной культу ры" [Митрохин, 1989, с. 9].

Рациональные и объективно выявляемые стороны богоче ловеческого процесса связываются в системе B.C. Соловьева, в частности, с существованием языка (реального разума), вне которого, не будучи существом словесным, человек не суще ствует [Соловьев, 1988, т. 1, с. 284]. Далее, такой стороной выступает материальный опыт, наследственный, собиратель ный и накапливающийся. Наконец, рациональной стороной является нравственное определение личности, осуществляю щееся через взаимодействие в общественной среде и выража ющее идею добра. Мыслитель подчеркивает, что в этой по следней стороне, в ее развитии общество проявляет свое гу манное, истинно человеческое начало, "и в этом главном от ношении общество есть не что иное, как объективно осущест вляемое содержание личности" [Там же ].

В таких взаимоотношениях через язык, материальный опыт, нравственную, этическую определенность реализуется особая форма всеединства, включающего человека и обще ство, о которой B.C. Соловьев сказал, что "общество есть до полненная или расширенная личность, а личность — сжатое или сосредоточенное общество" [Там же, с. 286]. В соответ ствии с таким пониманием включенности человека в мировое целое, его участия в самоорганизации универсума B.C. Со ловьев формулирует возвышенные идеи о перспективах чело века и земной цивилизации. Истинную будущность человече ства он определяет как "вселенское братство, исходящее из вселенского отчества через непрестанное... социальное сынов ство" [Соловьев, 1989, т. 2, с. 242 ].

Идеи такого рода значат многое в контексте выработки общечеловеческих ценностей земной цивилизации. Призна вая универсальное звучание этих мыслей о человеке и о его духовном всеединстве, союзе с другими людьми, нельзя не видеть, что в них не подразумеваются различия между Запа дом и Востоком. Сам B.C. Соловьев, конечно, отводил много места в своих трудах формулированию конфессиональных различий. Однако его идея о вселенском братстве людей очень созвучна махаяническим идеям Д. Икэды, который ут верждает, что мир приходит в душу человека, постигающего глубинное всеединство бытия, его божественности и мудро сти. Это соответствует и представлениям известного западно го публициста, мыслителя скорее светской ориентации, Дж. Леонарда о возможности трансформации человека и раз дираемой противоречиями современной технологической ци вилизации в новое качество [Leonard, 1981, р. 236].

Обосновывая необходимость комплексного изучения чело века, Человеческого соприкосновения, мы вынуждены и обя заны возвращаться к истокам, к восстановлению целостности отечественной культуры. Все это уходит корнями в глубин ные пласты русской общекультурной и духовно-академиче ской традиции, а в конечном счете — через византийский он тологизм — к античным и общеиндоевропейским воззрениям.

Приобщение к философии всеединства и целостному образу российской культуры, к идеям нераздельности Истины, Добра и Красоты (выдвинутым B.C. Соловьевым при оправдании Добра как важнейшего фактора вселенского процесса) позво лило в настоящее время сформулировать представление о космической ответственности духа [Гулыга, 1989, с.32—34].

Это представление, обосновывающее ответственное, испол ненное этоса поведение человека при его участии в космиче ском, мировом процессе, возможно, сближается не только с идеей философии всеединства о процессе "собирания Вселен ной", но в существенных моментах и с древнейшими индоев ропейскими представлениями о необходимости следования че ловека космическому закону — рта [Дюмезиль, 1986;

Бойс, 1987].

Следует подчеркнуть, что размышления B.C. Соловьева о человеке и Абсолюте (сущем всеедином), о неразрывной свя зи между ними, определяемой строем вселенской (космиче 10* ской) и социальной жизни, о поисках Абсолюта и универ сальных ценностей, являющихся для человека "путеводной звездой", стали основой, из которой исходили многие другие выдающиеся мыслители. В соответствии с исходными идеями философии всеединства создавали различные философские системы Н.А. Бердяев, П.А. Флоренский, В.В. Розанов, А.Ф.

Лосев, М.М. Бахтин и др. Н.А. Бердяев и П.А. Флоренский, давшие толчок многим, в том числе современным, исканиям в области духа, также много внимания уделяли вечной пробле ме человека, его соотнесенности с мировым целым (Абсолю том).

Так, Н.А. Бердяев продолжил анализ богочеловеческого процесса, соотнесенности человека и Абсолюта, выдвинув на первое место проблему творческой активности человека (ант роподицеи). Впоследствии, в 30—40-е годы Н.А. Бердяев [19906] дополнил идею антроподицеи идеей теоандрии, выра жающей нужду и заинтересованность абсолютного начала (Абсолюта) в свободном творчестве человека.

Этот мыслитель решительно предостерегал от двух край ностей. Первая из них состояла в том, что религия, мистика и философия "были так нечеловечны и бесчеловечны и с им манентной неизбежностью вели к безбожному позитивизму" [Бердяев, 1989а, с. 261 ]. Этот тезис был полемически заост рен против учений, в которых уничижалась человеческая сво бода и Абсолют в максимальной степени доминировал над творчеством, в сущности, упраздняя его. В замаскированной форме подобные идеи присутствовали в социологических уче ниях, провозглашавших тотальную детерминированность че ловека "социальным Левиафаном" и одновременно рассмат ривавших человека как венец творения, как обладающего вы сшими, "божественными" социальными качествами.

Вторая крайность состояла, по мысли Н.А. Бердяева, в от рицающем глубинные измерения человека, выступающего в качестве микрокосма, социологическом позитивизме. Такого рода взгляды философ трактовал как крайнее выражение не космического состояния человека, его отьединенности от ми рового целого и исключительной поглощенности возникающи ми на этой почве человеческими отношениями. Интересно, что специфическим развитием данной идеи философа приме нительно к описанию современных социально-духовных про цессов является представление И.Р. Шафаревича [1989] о космоцентрическом сознании аграрных цивилизаций в проти воположность урбанизированным.

Н.А. Бердяев придает важнейшее значение такому аспек ту всеединства, как неразрывная связь микро- и макрокосма.

Он подчеркивает в своей обычной решительной и полемиче ски заостренной манере: "Индивидуализму метафизически противоположен универсализм, космизм. Это — органическое противоположение. Самосознание человека как микрокосма, сознание органической принадлежности к космической иерар хии — вот сознание, исключающее всякий индивидуализм и отъединенность. Общественность есть лишь частный случай универсализма, лишь одно из выражений космической об щности людей" [Бердяев, 1989а, с. 480].



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.