авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«Евгений Степанов ТОЧКА БИФУРКАЦИИ БЫТИЕ. ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ БИБЛЕЙСКИХ ВРЕМЁН ФАЭТА СТРУКТУРА ПРОСТРАНСТВА Том ...»

-- [ Страница 2 ] --

С учетом этих обстоятельств СССР денонсировал договор о ненападении от 1932 года. Советские источники сообщали о начавшихся провокациях с финской стороны. Так это или нет, но Советское правительство в ноябре 1939 года начало войну с финнами. Для Красной армии это было сложным испытанием. Основной участок фронта Карельский перешеек финны умело обороняли. С фронта доходили слухи о крепких морозах той зимы и об использовании замерзших трупов павших товарищей в качестве брустверов от пуль с финской стороны. Но сила ломит не только солому. Несмотря на помощь западных государств (финнам было поставлено 350 самолтов, орудий, 6000 пулемтов, 100 тысяч винтовок и массу боеприпасов и продуктов), страна Суоми весной 1940 года капитулировала. В результате границу отодвинули на 150 км, за Выборг с передачей северной половины Ладожского озера Советскому Союзу.

Война с нацистской Германией 1941-1945 гг.

Социалистическая сущность новой России, знакомой всему миру под именем Советский Союз, с 1918 года мозолила глаза всем «респектабельным»

капиталистическим странам. Все правительства желали СССР погибели. С другой стороны, за строительством социализма в одной стране внимательно следили и рабочие и интеллигенция, для которых СССР был примером. Их правительства понимали, что этот пример может быть заразительным. Вот почему ещ перед Второй мировой войной на все дипломатические призывы Советского правительства к западным странам заключить договор о взаимной помощи при нападении третьих стран, под коими понималась Германия, не получили поддержки. Если тогдашнюю Европу представить футбольным полем с воротами в Англию и в Россию, то Германия обеими сторонами считалась «мячом», который надо забить в ворота друг другу.

Поэтому ни Англия, ни Франция, ни тем более США не желали плохого Германии. Е всячески ублажали со всех сторон, закрывая глаза на «детские шалости» по оккупации мелких европейских стран. А «мячик» надувался и надувался, поглощая Бельгию и Голландию, Чехословакию и Грецию, Данию и Австрию. Видя такое дело, второй игрок - СССР - посчитал, что будет лучше, если мяч покатится в ворота Франции и Англии. Так оно и случилось.

Германия победным маршем прошлась до Парижа, оккупировав почти всю территорию Франции, и начала бомбардировки Лондона. Кроме того, читая программу нацисткой партии Германии, создавалось впечатление о приходе к власти в Германии социалистов, желающих позаботиться о немецком народе. Может быть поэтому руководство СССР в 30-х годах прошлого столетия помогало Германии готовить лтчиков в Липецке, среди которых, поговаривают, был сам будущий рейхсминистр Герман Геринг. Потом в журнале «Крокодил» Кукрыниксы публиковали на него свои карикатуры:

эдакий толстый глуповатый дядя, обвешанный орденами.

Более того, когда Запад отвернулся от СССР и всячески «толкал мяч» в ворота России, Советское правительство вынуждено было принять предложение Гитлера о заключении договора о дружбе. С обеих сторон это был вынужденный ход: у Гитлера генералы вермахта уже разрабатывали план «Барбаросса» - план нападения на СССР с его ликвидацией как державы. Вот почему Гитлер так охотно предложил и раздел Польши, благо е делили много раз, и передачу СССР всей Прибалктики, и воссоединение Бессарабии, которую отвовывали у турков и Суворов, и Румянцев и ряд других полководцев XVIII-XIX столетий. Он был уверен, что это временно, ибо через год вс перейдет под контроль Германии. Гитлер блефовал по крупному, надеясь снять весь банк. И на то были все основания: вермахт победно, с весьма малыми потерями прошл всю Европу, имел прекрасную по тем временам армию, дисциплинированную и охваченную патриотизмом после поражения в 1918 году.

В плане «Барбаросса» * был, однако, один существенный изъян: он предусматривал «молниеносную войну», которая должна быть закончена до наступления зимы. Гитлер, видимо, помнил уроки, преподанные в России наполеоновской «Великой армии», когда в конце 1812 года из России вернулось 75 тысяч из 600 тысяч пришедших.

По этому плану в краткие сроки немецкие войска были должны выйти на линию «Архангельск по Северной Двине и Волге через Казань до Астрахани». До Волги они дошли лишь в районе Сталинграда.

Для осуществления плана «Барбаросса» к июню 41-го на границе с СССР Германия сконцентрировала 190 дивизий (5,5 млн.), 3712 танков, самолтов, 47260 орудий и миномтов, 193 боевых корабля.

Наступление велось четырьмя группами: группа «Юг» под командованием Г.

Рундштедта - 57 дивизий – Киевское направление;

группа «Север» под командованием В. Лееба – 27 дивизий – Ленинградское направление;

Группа «Центр» под командованием Ф. Бока – 50 дивизий – Московское направление и группа «Норвегия» под командованием Н. Фалькенхорта – дивизий – Мурманско-финское направление. Остальные дивизии были в резерве. На финском фронте, кроме того, действовали две армии Финляндии под командованием К.Маннергейма.

В СССР вообще то не дремали, предполагая возможную двойную игру Германии. Численность Красной армии к 1941 году была доведена до 4, млн., сформированных в 303 дивизии неполного комплектования по вооружению. Ассигнования на военные нужды подняли с 25% в 1939 году до 43% в 1941 году от общего бюджета. Но к этому надо добавить уничтожение некоторой части командного состава Красной армии, к чему приложили усилия и разведслужбы Германии, подсовывая дезинформацию достаточно мнительному Иосифу Сталину (Джугашвили).

_ Был такой «рыжебородый» германский король, император Священной римской империи Фридрих Барбаросса (примеч. авт.).

Перед войной и по доносам с основанием и без уничтожали и сажали в лагеря сотни опытных, грамотных в стратегии и тактике ведения войны командиров, чем в известной степени ослабляли армию.

С другой стороны, И. Сталин недооценивал донесения собственных разведчиков, сообщавших о дне нападения Германии на Советский Союз (например, Сообщение Зорге). В результате нападение Германии оказалось предательским, без объявления войны.

Несмотря на военную мощь страны (за период 1939 – июнь 1941 гг. было выпущено 3719 самолтов, 7600 танков, 100 военных кораблей) за три недели с момента начала войны Красная армия, потеряв огромное количество техники и сотни тысяч солдат, откатилась на 500-550 км от границы.

Началась массовая эвакуация населения и предприятий оборонного значения.

Эшелоны шли на восток, где иногда на пустом месте в степи в рекордно короткие сроки предприятия начинали снова работать, выпуская военную продукцию. Надо отдать должное: эшелоны подавались в плановом порядке, грузились и отправлялись часто под бомбежкой, в пути следования людей кормили не реже одного раза в сутки, санобработку (баня и горячая дезинсекция одежды) проводили не реже 2-3 недель. Поэтому массовых заболеваний не было.

К осени вермахт перерезал сухопутные связи Ленинграда со страной.

Началась блокада, нехватка продовольствия, зверские бомбежки и артобстрелы мирного населения.

И в этих тяжелейших условиях сказалось преимущество плановой системы и центрального руководства всей страной. Быстро было налажено производство новой техники – танков, орудий, ракетных «Катюш», более совершенных самолетов.

Тем временем в Берлине уже готовили парад на Красной площади в Москве и планы е уничтожения вместе с Ленинградом.

Шло время. Темпы наступления немецкой армии замедлялись, Красная армия пополнялась миллионами призывников 1909-1918 годов и добровольцами. Война входила в зиму 1941\42 года. По плану «Барбаросса»

немецкая армия уже должна была закончить компанию, поэтому зиму е солдаты встречали в летней одежде. Техника не была рассчитана на морозы и выходила из строя. Моральный дух квасного патриотизма «Дойчланд, Дойчланд юбер аллес!» постепенно выветривался, тогда как «русский медведь», отлученный от зимней спячки, встал на дыбы.

Государственно-партийная машина заработала на всю мощь. В тылу совершали подвиги рабочие и колхозники, выполняя и перевыполняя планы.

У токарных станков работали 12-14-летние дети… Под Москвой вермахт впервые понс значительные потери: Красной армией было разгромлено 38 дивизий и немцы оказались отброшенными на запад на 300-400 км почти по всему фронту.

Эта победа была встречена с энтузиазмом и советским народом, и капиталистическими странами, понявшими, чем грозит миру национал социализм, сопровождаемый расизмом и геноцидом.

Ценой огромных потерь Красная армия усваивала науку побеждать. Если лето и осень 1942 года вс ещ были относительно победными для немцев, то зимой 1942\43 гг. обозначился перелом: разгром под Сталинградом с уничтожением 33 дивизий 16 дивизий потеряли боеспособность.

После Сталинграда последовали другие крупные операции по освобождению оккупированной территории: Великорусская, Ржевская. На юге освободили Ростов, Краматорск, Ворошиловград, часть Северного Кавказа. Освободили Курск, Харьков, Белгород, которые, правда, через некоторое время вновь потеряли.

Лето 43-го – лето Курской битвы, где столкнулись бронированные армады двух сил: силы справедливости с силой зверства и зла, которая хотела подчинить весь мир и эксплуатировать его ради райской жизни одной немецкой нации.

Под Курском окончательно, как говорила тогда пресса, «сломали хребет фашистской Германии». Вторично освободили Харьков. Это стало одной из ступеней общего наступления 43-го года, в ходе которого развивалось и совершенствовалось боевое искусство и командования, и солдат – освободителей.

С этого момента грозная лавина Советской армии, ускоряя движение, перейдя прежнюю границу СССР, вступила в страны, оккупированные или подвластные Германии. В мае 1945 года Германия капитулировала.

Страны – союзники СССР вступили в открытые военные действия на европейском театре лишь в 44-ом году… тем не менее надо отдать должное США, которые по ленд-лизу поставляли Красной армии боевую технику и продовольствие. Поставки в основном шли северным морским путм – из Атлантики через Баренцево море на Мурманск и далее на фронт.

Тяжелейшая война сопровождалась тяжелейшими потерями: по разным источникам СССР потерял от 20 до 30 млн. погибших в боях и мирных граждан, не считая изувеченных, обречнных на преждевременную смерть.

За время оккупации войска СС уничтожили 6 млн. «недочеловеков» и 4 млн.

плененных. Более 4 млн. было угнано в Германию на работы вместо мобилизованных в армию немцев. Было уничтожено в СССР 32 тысячи промышленных предприятий, 70 тысяч сл и деревень, разрушены сотни городов. Общий ущерб составил2600 млрд. довоенных рублей, обеспеченных золотом.

Но что интересно: за годы войны валовая (в том числе и военная) продукция по сравнению с 1940 годом в 1941-ом составила 98%, а в 1944-ом уже 108%.

При этом доходы госбюджета соответственно 98% и 168%. Почти за вс люди платили налоги: за ягодные кусты и плодовые деревья, за ульи, за корову, козу и прочую живность.

Избави Бог от подобных войн!

Война с Японией в 1945 году Вообще-то СССР с Японией заключил в апреле 1941 года пакт о нейтралитете сроком на 5 лет, подписанный В.М. Молотовым и Иосуке Мацумото, срок действия которого истекал в апреле 1946 года. Обе стороны соблюдали его вплоть до августа $5-uj года. Они были заняты своими войнами: Советский Союз с Германией, а Япония с США.

До сих пор непонятно: зачем Я пони понадобилось воевать с США?

Но факт состоит в том, что СССР, нарушив пакт, дает обязательство своим союзникам по войне с Германией вступить в войну с Японией и в силу последнего начинает боевые действия с Японией 9 августа 1945 года.

Перебросив за два месяца части уже отмобилизованной Советской армии, самой лучшей армии того времени, с запада на восток, в ночь на 9 августа они начали наступление в Маньчжурии на фронте протяженностью 4600 км.

Квантунская армия (под командованием генерала Ямада Отодзо) вместе с армиями Маньчжуо-Го и Внутренней Монголии имела численность тысяч солдат и офицеров при 6260 ородий и миномтов, 1155 танков, самолтов и 25 боевых кораблей. Советский Союз к моменту наступления (командующий А.М. Малиновский) сконцентрировал 1,5 млн. солдат и офицеров, 25 тысяч орудий, 5460 танков и САУ, 5000 самолтов. За 10 дней боевых операций советскими войсками совместно с монгольскими (командующий маршал Чойболсан) Квантунская армия была разгромлена и 19 августа капитулировала, что ускорило капитуляцию Японии.

В результате этой войны Япония возвратила СССР южную часть Сахалина, утраченную Россией в 1905 году, и присоединила гряду Курильских островов от Камчатки до Хоккайдо. Одновременно возобновилась аренда у Китая Квантунского полуострова с портами Порт-Артуром и Дальний.

Чему-то подобному посвящены некоторые сюжеты трилогии «Космические легенды».

Часть II. ТОЧКА БИФУРКАЦИИ. НАЧАЛО НАЧАЛ Глава 1. Лунин Михаил Сергеевич Огромная кавказская овчарка с пеной на морде мчалась прямиком на Лунина и Голицина. Князь от ужаса остолбенел, а его спутник, оттолкнув Валерьяна Михайловича за свою спину, обмотал левую руку плащом и выставил е вперд, а правой вынул из плетня острый кол. Его движения были точны, быстры и спокойны. Мгновение и собачьи клыки в пене бешенства сомкнулись на левой руке Лунина. За броском раздался визг и хрипы умирающего пса: в его груди торчал кол, вонзнный Михаилом Луниным.

Размотав окровавленный собачьей кровью плащ и осмотрев руку, Лунин умылся. Поливали воду подбежавшие пастухи – хозяева собаки.

- Ну, что, князь, испугался? – спросил Лунин.

- Не то слово! – ответил Голицин.

- Я, брат, и сам испугался не менее… - продолжал Лунин.

Был вечер 7 июля 1925 года. На следующий день после этого события Лунин покидал Тульчино, так и не договорившись с членами «Южного общества»

об убийстве царя.

- А знаете, князь, мне не верится, что сговориться нельзя. Мы же в главном то согласны.

- Да, но убийство чрезмерно – отвечает Голицин.

- Ну, что ж. Прощайте, Голицин. Я уезжаю – помолчав, промолвил Лунин.

- В Варшаву? – спросил Голицин.

- Может быть и дальше… С восходом солнца щегольской английский экипаж Лунина повз хозяина в сторону Варшавы. Парой гнедых управлял его денщик, сидящий на удобном облучке с мягким сиденьем. Через полчаса по прибытии в Варшаву адъютант его Высочества был принят главнокомандующим Войска польского великим князем Константином Павловичем.

- Входи, входи, полковник – приветливо пригласил Константин Павлович.

- Пока ты снюхивался со своими республиканцами, государь соизволил произвести тебя в полковники. Я бы тебя повесил, но нравишься ты мне чем то. Присаживайся. Прими с дороги рюмку польской золотой. Вишь как блестят чешуйки золота в бокале! – продолжал великий князь.

Выпив и закусив маслятами, князь разрешил закурить.

- Ты знаешь, Миша, я бы не решился спать в одной комнате с тобой – зарежешь. Почему-то не любишь ты царственных особ. Однако на слово тво полностью полагаюсь, ты – человек чести. Я люблю таких – шутливо сказал Константин.

- Благодарю, Ваше Величество – ответил Лунин.

- Да брось ты с этими величествами. Не вижу в титулах смысла. С тобой мы прошли всю Европу, много видели и знаем друг друга. Знаешь, что такое самодержавие для России? – Смирительная рубашка! – сам себе ответил великий князь.

- Воистину Вы член вашей фамилии: все Романовы – революционеры, желающие блага народу – скептически произнес Лунин.

-Ты, как всегда, язвишь. Спасибо. Но в твоих словах есть доля истины, но не настолько, чтобы возвести меня в якобинцы. Это чревато в первую очередь для тебя, дорогой Мишель. Хотя должен признать, ты человек огромного ума и силы духа беспредельной. И это привлекает. Кстати, тебя приглашает на ужин графиня Груздинская. Не отказывайся, пристрелю! – пошутил Константин.

- Слушаюсь, Ваше Величество, непременно буду!

- Однако я давно отказался от «Величества». Ещ в 22 году. Так что не подхалимничай. А ты давно знаком с графиней?

- Увы, лично нет, но много наслышан: умна, красива и болеет за будущее Польши – ответил Лунин.

- Хм-м… Так мы тебя ждм!

Ужин на западной веранде с видом на парк и пруд, заросший у берегов белыми лилиями. Заходящее Солнце бросало длинные тени, качающиеся на водной ряби. К столу подали анжуйское, сыры, отварную стерлядь, паштеты из гусиной печнки с зеленью. Изящные служанки, пока их высочества спустились в парк и любовались закатом, сменили скатерть, быстро сервировали стол шампанским, коньяком, фруктами и любимым графиней мороженым. Минут через двадцать хозяйка и гости вернулись на веранду.

- Курите, панове. Даша! Подай вельможным панам табак, трубки и огня – распорядилась графиня.

Мило улыбающаяся Даша вкатила на веранду столик с шкатулками с табаком и трубками.

Рядом на подсвечнике горела восковая свеча и на любителя лежал тлеющий трут.

- Мишель, - обратилась графиня к Лунину, - как Вы смотрите на будущее России и Польши? Мой друг сердечный князь Константин ненсколько бесхарактерен в этих вопросах… - Мадам, это неправда! – возмутился князь.

- Правда, правда! Вы, цесаревич, отрекаетесь от престола в пользу Вашего жестокого младшего братца, ради своей лени. Вы даже не представляете на что обрекаете Россию и вместе с ней Польшу! Ваш Николя – ужасный человек! Мишель, убедите мою любовь, что он неправ. Надобно отозвать подписанный им ордонанс об отречении. И, поверьте, дело не в мом честолюбии – продолжала графиня.

Лунин, покуривая трубку, молча смотрел на рубиновое колье, украшающее прекрасную высокую шею графини брызгами заходящего Солнца. Он колебался. Как гусар и молодой католик – иезуит, о чм графиня уже знала, он решил идти ва-банк.

- Да, графиня, я с Вами полностью согласен. Россия и вместе с ней Польша увязли в болоте крепостничества. И эту колымагу очень трудно вытащить из исторической грязи. Да простит мне князь, но требуются радикальные меры, участником и инициатором которых должны быть Вы, Ваше Высочество. Да, я –республиканец. Но в условиях России, дремлющей в сонной паутине татаро-монгольского ига, могу представить империю во власти конституционной монархии. И в эту альтернативу весьма органично вписываетесь Вы, цесаревич Константин, как монарх, строящий новую, республиканскую Русь. А она велика! От западных границ с Германией и Австро-Венгрией до восточных с Соединенными штатами и Канадой в Америке. Это полмира и это серьезно. И роль Польши в русском вопросе не последняя. Вот почему полностью поддерживаю графиню и вместе с ней прошу Вас, князь, во имя любви к России, во имя Вашей любви, подумать о своей роли капитана, ведущего Российский корабль к норвым берегам светлого будущего – закончил Лунин.

Константин задумчиво вертел хрустальный бокал с искрящимся шампанским и барабанил своими длинными пальцами левой руки по белоснежной скатерти. Графиня и Лунин молча и напряжнно смотрели на него некрасивое лицо в поиске ответа в его голубых глазах. И наконец он собрался с мыслями:

- Вот что, друзья, вс, о чм вы говорили – это серьезно. Надо думать.

Давайте обсудим этот вопрос. Вы, Михаил Сергеевич, подготовите Ваши предложения по обустройству государства в предположении моего согласия на престолонаследие. А Вас, графиня, прошу предсказать роль Польши в строительстве новой России. Нам, славянам, лучше быть вместе и положить для того вс, что можно и нужно. Мой старший брат, император Александр, пишет мне, что собирается в свой любимый Таганрог для лечения императрицы Елизаветы Алексеевны. Я должен подумать. О свом решении, после обсуждения с вами, уведомлю императора. А там, что Бог даст. Нет возражений? Тогда закрепим наше согласие бокалом шампанского! – воскликнул Константин.

…Император Александр I листал свою маршрутную книжку с названиями станций и числом врст. Всего от Петербурга до Таганрога 85 станций, врст. Он должен закончить путешествие через 12 дней, а государыня – через 20.Александр любил путешествовать. Лишь по России он проехал уже тысяч врст. Но он не знал, что это путешествие последнее. 5 ноября, возвращаясь из Крыма, куда он ездил на короткое время, в дороге почувствовал себя нездоровым. А 19-го, вернувшись в Таганрог, император почил в бозе. Сопровождающие его в путешествии князь Волконский и начальник штаба Дибич направили курьера в Варшаву с пакетом: «Его императорскому Величеству, государю императору Константину Первому».

Пакет с известием о кончине Александра I и о вступлении Константина I на престол Российской империи адъютант полковник Лунин, озадаченный надписью на пакете, передал цесаревичу вместе с другой почтой. Вскрыв пакет и прочитав его содержание, князь подал Лунину сие послание - Что будем делать? – спросил Лунина цесаревич.

- Во-первых, поезжайте к графине и возьмите меня с собой. Во-вторых, учитывая Ваше добровольное отречение, дать двусмысленный ответ с требованием быстрейшей отправки тела покойного в Петербург. В-третьих, нам надо срочно собираться туда же.

Там будет решаться история не только государства Российского, но и всего цивилизованного мира. И Вы, Ваше императорское Величество, будете тому краеугольным камнем, закладываемым в будущее здание. А на время Вашего отсутствия извольте назначить вместо себя командующим Войска Польского совершенно доверенное лицо. На всякий случай…- Лунин, чувствуя внутреннее колебание Константина, колокольчиком вызвал дежурного офицера:

- Карету Главнокомандующему! – отчеканил он.

Константин, махнув рукой по-русски – мол, была – не была! – вышел из кабинета навстречу новому завтра Государства Российского.

Графиня одевалась к исповеди у своего духовника в костле св. Анны.

Приближалось Рождество Христово. Неожиданный приезд Константина озадачил е.

- Прошу отменить Ваш выезд – попросил он.

- Да, но я на исповедь… - То, о чм мы будем говорить, не для ушей исповедника. Умер император.

Надо решать… - сказал Константин.

В короткой беседе Лунин и Груздинская окончательно утвердили великого князя в необходимости его престолонаследия. Тому способствовала и неожиданная смерть Александра I.

- Решено! Вы, графиня, остатесь здесь и ждте вестей из Петербурга. А Вы, Лунин, готовьте сотню гусар своего полка в полном боевом снаряжении с припасами и всем необходимым на неделю. Не мне вас учить. Выступаем декабря, то есть послезавтра с утренней зарй. Это вс. Рубикон позади – распорядился Константин.

Неожиданная деловитость и тврдость цесаревича приятно удивили Лунина:

«Может быть и получится?!»… Глава 2. Санкт-Петербург. 14 декабря Весть о смерти императора достигла столицы и тревожно возмутила все структуры власти, придворных, чиновников, мещан, чернь. Николай Павлович в душе давно был готов стать императором, ибо знал об отказе от престола Константина. Будучи уверенным в этом, он переехал из Аничкова дворца в Зимний, давая понять: кто есть кто. Его ближайшие помощники Аракчеев Алексей Андреевич, Бенкендорф Александр Христофорович и ряд командиров полков гвардии Его Величества ждали приказа.

С другой стороны – заговорщики, ранее присягнувшие Константину, требовали его воцарения на престоле Российском… Они пытались привлечь на свою сторону остальной гарнизон столицы, коим командовал военный губернатор, герой Отечественной войны Милорадович Михаил Андреевич.

… А из Варшавы шла на рысях сотня гусар во главе с Луниным, сопровождающая цесаревича Константина. Но ни в столице, ни в пути об этом пока никто не знал. Вечером 13 декабря карета великого князя в сопровождении эскорта прибыла в Царское Село, где и разместились.

Гусары заняли пустую казарму, поставив лошадей в денники и задав им корм. Константин в сопровождении Лунина вошл во дворец. Зимующая здесь немногочисленная челядь засуетилась: истопники, натаскав дров и во дворец и в казарму, растопили печи, которые, подымив сначала, затем весело загудели. Служанки прибирали комнаты и малый зал, а поварята таскали снедь из погребов. По случаю поста – рыбу разного вида, водку, вино, солные закуски. Два повара колдовали на кухне: замесили пресное тесто для лепшек, помощники чистили рыбу, картошку и готовили всякую снедь к жарке-варке. Оголодавшие на сухом пайке гусары всячески помогали, ставя огромные котлы на плиты, отогреваясь от морозного похода.

Лунин на всякий случай пересчитал всю прислугу и выставил у дверей караулы, чтоб ни одна мышь не проскочила раньше их в Петербург. Завтра важна внезапность появления цесаревича в столице. Все «варшавяне»

помылись в хорошо протопленной бане, переоделись в чистое бель, вынув и расправив парадные мундиры.

В 8 часов утра, позавтракав с водкой и постной закуской, на отдохнувших, сытых лошадях лгкой рысью пошли на Петербург. В середине сотни четвериком шла императорская бело-золочная карета с двуглавыми орлами на дверцах. В ней князь и Лунин последний раз перечитывали подготовленные тексты присяги, Указов и обращения императора Константина к войскам и подданным.

Михаил Сергеевич, несмотря на свой радикализм, желал спокойно передать власть цесаревичу Константину, принять присягу войск и правящего Сената.

Не стоило пугать дворян и помещиков прежде времени грядущими переменами. Только после организационных и разъяснительных мер постепенно вводить в жизнь вс задуманное.

«Мд-а! Мало кто из царей – королей готовил сам себе умаление», - подумал Лунин, сидя возле Константина.23 версты от Царского Села до Петербурга, не торопясь, одолели за 2,5 часа. Впереди, в зимней стуже стояло множество столбов дыма над избами пригорода. Хозяйки топили печи. Краешек Солнца, показавшись из-за горизонта, полыхнул по небу заревом. «Горит восток зарю новой», - подумал Михаил. Он, конечно, не знал, что цитирует А.Пушкина, его «Полтаву», которую Александр Сергеевич напишет лишь в 1829-ом… А в то же самое время, когда Константин подъезжал к пригородам столицы, его младший брат Николай принимал присягу сенаторов, написанную бывшим «якобинцем» Сперанским М.М. Собственно это была «переприсяга»: чуть раньше все присягнули Константину, не зная о его отказе от престола. Будущий император пригласил к себе Бенкендорфа.

- Вс спокойно, Ваше Величество. Никаких неожиданностей и выступлений не предвидится, - сообщил Бенкендорф.

- А как же доносы Шервуда и Ростовцева о наличии тайного общества среди войск?! Надобно злодеев арестовать, чтоб смуту не сеяли, - напомнил Николай.

- Не стоит беспокоиться. Если арестуем их перед присягой, шума и волнений будет больше. Так что подождм. Пусть сами проявят себя, а потом скрутим.

Не впервой.

- А что Милорадович? Построены ли войска на Сенатской, - спросил Николай.

- Так точно, Ваше Величество! Но опасаюсь, что сам генерал-губернатор колеблется и не внушает доверия, - ответил Бенкендорф.

Лицо Николая перекосилось в злобной гримасе и внутреннего напряжения е сдержать:

- Так примите меры! – выдавил он.

- Не могу, Ваше Величество. Это прерогатива императора… А вот и наш друг…, - оскся Бенкендорф.

В дверях появился вс ещ моложавый Милорадович. На лице Николая пронеслась и угасла вспышка ненависти и угрозы. Подавив е, Великий князь, считавший себя уже императором, выдавил:

- А я давно вас поджидаю, ваше сиятельство, Ну, как дела? Арестовали кого?

- Никак нет, Ваше Величество. Из лиц, поименованных в списке, дома никого не оказалось. Во всех частях примерный порядок. Я почти уверен, что сообщников злодеев в столице нет, - ответил Милорадович.

- «Почти» - это не ответ! – возмутился Николай.

- Для совершенной уверенности, Ваше Величество, государю цесаревичу Константину необходимо поспешить с приездом в Петербург, прочесть духовную покойного государя в общем собрании Сената и, провозгласив Ваше Высочество государем императором, тут же первому присягнуть Вам»

- резюмировал Милорадович.

- Ну, а если этого не случится? В успехе присяги сомневаетесь? Гвардия не любит меня? Так что ли?! И я не «ваше высочество», а Ваше Величество!

Манифест уже подписан! – еле сдерживаясь, заявил Николай.

- Поздравляю, ваше высочество! Но я должен исполнять свой долг: нелегко присягнуть Манифестом, изданным тем лицом, которое желает воссесть на престол … - Ага! Договорился! Манифест сочтут подлогом, а меня самозванцем?! Так что ли?! – гневно заключил Николай.

- Если я не заслужил доверенность вашего высочества, извольте повелеть сдать должность… – промолвил военный губернатор.

- Молчать!! – Николай с удовольствием впал в бешенство – Вон отсюда!! – топая ногами, кричал он.

Милорадович вышел, столкнувшись с ненавистным Бенкендорфом. Увидев его, Николай опять затопал ногами:

- Ты слышал?! Мерзавец! Что он со мною делает! Он и брат Константин и все, все! – сипел великий князь, упав на грудь генерал-адъютанта.

… Раннее утро 14 декабря. С утра погода переменилась: подул ветер с Балтики. Стало тепло и слякотно. Князь Голицин, закутавшись в плащ, ходил по набережной, поглядывая на пустую Сенатскую площадь. Здесь на 8 часов утра была назначена встреча всех членов общества. Вскоре подошл Пущин и и Голицину стало мерзко на душе.

- А где Рылеев? – спросил он.

- Должно быть спит. Любит поспать – ответил Пущин и ушл.

Голицину стало еще хуже: «Ничего, ничего не будет! Я здесь, как дурак, один!» - и пошл согреться в кофейню Лоредо, что на углу Невского.

Здесь читали Манифест о восшествии на престол императора Николая I, в котором он вначале присягал на верность Константину, «…яко законному, по праву первородста наследнику». А далее, в том же Манифесте говорилось об отречении Константина и принятия второй присяги на верность Николаю I.

В кафейне Голицин встретился с Одоевским, который собирался идти домой.

Но вдруг за окном послышался шум толпы:

- Бунт! Бунт! Гвардия не хочет присягать Николаю! Хочет Константина…»

По улице скорым шагом со знаменем Лейб-гвардии Московского полка шл батальон, как в штыковую атаку. На Сенатскую площадь их вели Бестужевы.

- Ура Константину!...

Начали собираться члены общества: Одоевский, Голицин, Пущин, Кюхельбекер. Каховский в нагольном тулупе с кинжалом и двумя пистолетами за кушаком. Среди солдат слышатся разговоры:

- Константин Павлович сам идт из Варшавы! С первой армией и Польским корпусом для истребления тех, кто будет присягать Николаю… Восставшие полки выстроились в каре возле памятника Петру I. Кругом собиралась чернь. Милорадович попытался утихомирить бунтовщиков и поскакал напролом на штыки:

- Ребята! Я – верный подданный Константина Павловича и вас не обману… Каховский приблизился к генерал-губернатору, выхватил пистолет и выстрелил. Раненный Милорадович, падая с коня, наткнулся на штык, который держал Оболенский… А государь император Николай I в мундире Измайловского полка с голубой Андреевской лентой через плечо, сидел верхом на белой лошади, окружнный свитой, впереди батальона лейб-гвардии Преображенского полка, построенного на Адмиралтейской площади. Но когда услышал крики «Бунт!», он в ужасе вдруг очутился на Дворцовой среди прохожих.

Переборов страх, все-таки сел на коня. Узнав о смерти Милорадовича, пожав плечами, изволил вымолвить:

- Сам виноват. Что будем предпринимать?

- Надо вызвать артиллерию и картечью по бунтовщикам!...

Какое-то время на Сенатской стояло затишье.

- Господи! Вс пропало! Вся наша революция – стоячая! – язвительно заметил Каховский.

В этот момент со стороны набережной послышался чткий шаг колонны матросов: к восставшим шл на помощь лейб-гвардии флотский экипаж под командованием штабс-капитана Н. Бестужева. Мощное «Ур-ра!»

прокатилось по площади. Но что-то случилось на противоположной стороне площади. Почему-то сразу все замолчали и повернулись к строящемуся Исаакиевскому собору. Слева, со стороны дома князя Лобанова-Ростовского, не спеша, держа равнение, входила конница. Гусары в парадных мундирах, в отороченных мехом и серебром ментиках, в киверах и в полном вооружении, окружая карету, входили на Сенатскую площадь.

Войска, верные Николаю, и 3000 «бунтовщиков» замерли. А гусары под командованием полковника Лунина спокойно и молча приблизились к памятнику Петру I? Встали в две линии, и вынув сабли, приветствовали главнокомандующего Войска Польского, вышедшего из императорской кареты. Константин вскочил на поданного ему рыжего коня, молча начал объезжать все войска, начиная с «бунтовщиков».

Солдаты и офицеры, узнав наследника, вытянулись в струнку. Лишь Николай в великом испуге, затрясся в седле. В одно мгновение вся его свита тихо и незаметно растаяла и он остался один на один со своею судьбой. Даже Бенкендорф скрылся таинственно и внезапно, как и полагается тайной полиции. Площадь напряжнно и молча ждала. Объехав войсковое построение, Константин вернулся к памятнику Петра. Поднявшись в стременах, гаркнул:

- Слушай мою команду! Пушки убрать! Всем полкам перестроиться в большое каре поротно.

Выкрикивая команды, офицеры начали делать развод. Каре «бунтовщиков»

ушло на набережную, построившись там в четыре линии. Около памятника остались лишь гусары под командованием Лунина. Сюда же вышли барабанщики и фанфаристы. Под барабанный ритм минут за 15 роты заняли позиции. Площадь замерла. Лишь Оболенский, обернувшись к Бестужеву, в полголоса произнс:

- Ничего не понимаю! Здесь Лунин и он с великим князем...

Над площадью прозвучала команда:

- Смир-р-р-но!

Войска замерли. Константин Павлович в сопровождении своего адъютанта Лунина начал объезд каре, здороваясь с каждым полком:

- Здравствуйте, братцы!

И везде слышал радостное и облегчнное:

- Здравия желаем, Ваше императорское Величество!

Его Высочество, цесаревич Константин не возражал. Объехав фронт парадного каре, великий князь вернулся к памятнику и, заставляя коня медленно кружиться прокричал:

- Спасибо, братцы, за тплый прим! Ваша слава не померкнет в веках. Вы – наша надежда и опора. С вами мы откроем новое будущее России-матушки!

Ура!

Троекратное десятитысячное «Ура» прогремело над площадью и разлетелось по столице, а потом – по всей стране в молве людской.

- Обращаюсь к вам, друзья мои, солдаты и офицеры! Блюдя интересы державы нашей, я решил принять престолонаследие и, изгоняя лень свою, потрудиться на благо народное. На это сподвижничество призываю всех вас.

И если кто не против, прошу поверить слову моему и принять присягу на верность и доверие. Слова присяги зачитает ваш новый генерал-губернатор Санкт-Петербурга Лунин. Прошу любить и жаловать. Михаил Сергеевич, приступайте.

Лунин, поклонившись, взошл на принесенный гусарами двухметровый, покрытый ковром помост, перекрестился по православному, вынул свиток из-за обшлага со свисающей на шлковом шнуре красной сургучной печатью и, прочистив горло, на мгновение подумал: «Эх, глинтвейну бы сейчас горячего чарочку!...» А вслух громко начал:

- «Мы, цесаревич, великий князь Константин, после неожиданной и скорбной кончины старшего брата моего императора всея Руси Александра I, принимаем по законному праву старшинства престолонаследие и объявляем всем верноподданным нашим о свом восшествии на престол Российской империи с 14 декабря 1825 года. Я, император Константин I, присягая на верность стране и народам нашим, клянусь перед вами и всем населением России положить живот наш во благо и процветание всех людей, населяющих Российскую империю. Государство наше должно богатеть и укрепляться трудами, богатством и верой каждого подданного. В этом смысл жизни моей! И если вы верите мне, то примите вместе со мной присягу на верность народу и державе нашей и поддержите начинания наши, которые последуют вскоре на благо народное!» Подписал император Константин I.

Закончив чтение, Лунин уже от себя обратился к войскам:

- Солдаты и офицеры, матросы и морские офицеры, генералы и адмиралы!

Господа сенаторы, министры! Обращаюсь к вам и как вновь назначенный генерал-губернатор, и как боевой офицер, и как подданный нашего Отечества. Кто желает поддержать Цесаревича и возвести его на императорский престол, становись на колено и клянись в верности и поддержке государю императору нашему Константину I.

Под чистые звуки серебряных фанфар 10000 солдат и офицеров опустились на колено и присягнули:

- Клянемся и принимаем присягу на верность государю нашему императору Константину I!

Артиллерийская батарея на набережной Невы залп за залпом грохнула холостыми из всех 36-ти пушек.

На площади появился священный Синод в полном составе и, вознеся пение и дым ладана, провозгласил: «Многие лета государю нашему императору Константину I, божьей милостью восшедшему на престол Российский».

Выйдя из их окружения, Константин взошл на импровизированную трибуну, на которой был Лунин и, поворачиваясь, кланялся земным поклоном на все четыре стороны:

- Благодарю за доверие. Мы примем все меры для процветания России. Об этом вы все скоро узнаете. Но не дожидаясь официального Указа, объявляю сегодня свой запрет на наказание солдат шпицрутенами, а матросов – линьками. А кто из офицеров не согласен – в отставку. Таково мо первое слово.

Десяток секунд неимоверной тишины. Слова императора доходили до сознания солдат и офицеров с большим трудом. Наконец, поняв суть, площадь взорвалась неимоверно могучим «Ур-ра!». Таким могучим, что вылетели сткла в Сенате и Адмиралтействе. А вороны и галки, глазеющие с деревьев и крыш, ругаясь и каркая, перелетели через Неву на Васильевский остров. Лунин, гарцуя на свом гнедом «Васильке», призвал к тишине:

- Слушай мою команду! Поротно, с полковыми знамнами впереди, с песнями, ша-а-гом марш по казармам. Всем - по три чарки водки и закуску постную, но обильную. С Богом и надеждой!

По площади зазвучали команды и полки с разврнутыми знамнами, с песнями, а в некоторых ротах и с плясунами впереди, двинулись частью по Невскому, а частью – через мост на Васильевский остров. Остались лишь заядлые зеваки на набережной, с любопытством наблюдающие за оставшимися у памятника сенаторами, министрами, гусарами и бывшими «заговорщиками», оказавшимися победителями. И конечно, генерал губернатор Лунин и Константин – законный император.

Николай, несостоявшийся император, дрожащий от холода и позора, одиноко стоял у Крюкова канала, грея руки под потником своей белой кобылы. Он теперь лишь великий князь, а ежели повезт и у Константина не будет наследника, то Николай Павлович останется законным цесаревичем и наследником престола… Однако его судьбу будет решать император Константин, который в этот момент обращался с ласковым словом к перепуганным сановникам, вселяя в них надежды – «авось, с божьей помощью, пронест…»

- Господа! Прошу всех усердно трудиться во благо державы. Через несколько дней мы встретимся и обсудим состояние дел и наши задачи. А пока что для вас срочное дело: к завтрашнему вечеру подготовить и представить мне на подпись с последующей рассылкой по всем городам и весям Манифест о моем восшествии на престол. К нему – Указ о запрещении телесных наказаний солдат, матросов, крепостных и иных гражданских лиц. А послезавтра фельдъегери должны отправиться в путь с доставкой Манифеста и Указа губернаторам и военным генерал-губернаторам. В сопроводительном письме укажите необходимость сообщить мне о принятии или непринятии присяги в гарнизонах и в действующей армии, а также гражданскими лицами, стоящими у власти. Это пока вс. Идите с Богом! – деловито распорядился Константин.

Повернувшись к священнослужителям, император коротко сказал:

- С вами, господа Синод, вместе с обер-прокурором поговорим о делах церкви и е участии в делах государства. А сегодня всем надо отдохнуть после напряжнного дня. Благодарю за участие в столь редкой церемонии.

Мы расположимся в Зимнем. Лунин, дай команду на обустройство, а у меня здесь ещ одно дело..

Константин направился к своему младшему брату Николаю.

- Ну, здравствуй, Николаша! Извини, испортил тебе праздник, но поверь, так будет лучше для России. Пойдм, поговорим… Глава 3. Первые шаги Новоиспечнный генерал-губернатор назначил вместо себя командиром эскадрона поручика Зденека Бжезинского, бывшего у него в полном доверии.

Разместив сотню в служебных помещениях Зимнего дворца, Лунин отдал команду о смене всей караульной службы. Их место на время заняли гусары.

А что же великий князь Николай? Прибыв вместе с братом в Зимний, он был помещн в занимаемых им покоях под почтный домашний арест.

- Отдыхай, Николаша. Завтра поговорим о твом будущем. А сейчас, извини, совершенно на это нет времени. О семье не беспокойся. В Аничков за ней поехали и она будет с тобой. Не забудь поужинать. Спи спокойно, греха ты не успел сделать, крови не пролил – устало заключил Константин.

Константин, Лунин и гусары вошли в обширный зал первого этажа, где их встречала многочисленная дворцовая челядь. Главный дворецкий, склонившись в поклоне, приветствовал Его императорское Величество и ждал указаний.

- Ой, ты ещ жив, Фдорыч?! Рад видеть тебя в добром здравии во главе твоей роты. Изволь по случаю торжества выдать каждому из них по рублю.

Надеюсь, служба ваша будет спокойной. Но в первую очередь накорми, напои и спать уложи моих гусар. Представляю тебе их командира поручика Бжезинского. Он во дворце на время службы будет главным. Нас жек двоих отведи в покои Екатерины. Там, где малахитовый камин. Затопи его и накрой столик. Пока жить мы будем там же. Так что вели подготовить что надобно – распорядился император.

- Слушаюсь, Константин Павлович. Вс будет исполнено.

Старый дворецкий кому- то кивнул и десять слуг скорым шагом поднялись на второй этаж. Остальные по скупым командам Фдоровича разошлись исполнять свои обязанности. Умывшись и переодевшись, император и генерал-губернатор уселись возле камина в уютные вольтеровские кресла. На табачном столике – турецкий табак, вываренный на меду, свечи. Возле – низкий столик, заставленный винами, фруктами, легкими закусками. В камине пламя весело танцевало на берзовых поленьях. Потрескивала, скручиваясь от жары, береста. Свет и тепло волнами омывали сидящих… - Ну что, Мишель, начало положено, отступать некуда. Но то, что сделано – самое простое. Чрт побери! В какую тягомотину ты с графиней втянули меня! Эх, сидел бы в Варшаве и в ус не дул. А тут!... – император огорчительно махнул своей длиннющей рукой, выдохнул клуб дыма и выпил коньяку.

- Ваше Величество!...

- И ты туда же – досадливо перебил император. – Ещ добавь «императорское, всея Руси…» и далее Так и дружбу потеряем, Мишель.

- Да, но как же обращаться к Вам?

- Как и прежде, Закаркал. Ты же республиканец. Так что зови меня гражданин Романов Х-м-м… Не звучит Давай на едине, как и раньше – князь и на «ты». Я же остался им. Так что разрешаю… - Хорошо, князь – просто ответил Лунин.

- Ты скажи, что завтра будем делать и какие планы в твоей радикальной голове построены?

- Думаю, князь, Тайный Совет старого состава надобно распустить. Его порядочным членам дать работу по обустройству новых структур, а в новый состав ввести руководство Северного и Южного союзов. Люди весьма достойные, порядочные и преданные делу прогресса России. В этой связи немедля надобно подготовить письмо в Южную армию с тем, чтобы предотвратить мятеж готовящийся в Черниговском полку. Этим же письмом приказать направить полковника Пестеля в Петербург с преданными ему офицерами. Одновременно – письмо в Варшаву. Надо назначить наместника и пригласить графиню. – Лунин не знал, что Пестель уже арестован и ждт решения своей судьбы.

- А наместником – продолжил генерал-губернатор – представляю назначить Вашего самого младшего брата Михаила. Ему шестнадцать, пусть учится управлять страной. В качестве адъютанта следует назначить умного, рассудительного ментора, одного из наших офицеров. Возможно, Оболенского. Поручик Финляндского полка, князь, молод, весьма порядочен.

Но в главнокомандующего Войска Польского нужен лихой генерал и тоже, желательно, из поляков. Жаль Каховский убил Милорадовича. Вдвойне жаль – предложил Лунин.

- А что если Николая? – спросил император.

- Избави Бог! С его характером в Польше он и месяца не продержится.

Панове любят уважение и храбрость.

- М-да… Ты, кажется, прав. Может отправить его на Кавказ? Среди боевых офицеров обтешится, что-то поймет и измениться в лучшую сторону? – продолжал император.

- Пожалуй. Но этот вопрос терпит. Главное – взять власть в свои руки не только здесь, в столице, но и постепенно по всей России. Без этого все наши планы растают, как дым. Вот почему позвольте предложить в главнокомандующие Войска Польского генерал-лейтенанта Юшневского Алексея Петровича. Дворянин. Умн. Расчтлив. Ярый сторонник республиканской формы правления. Но как логично мыслящий человек, поймт необходимость на данном этапе конституционной монархии. Кстати, еще неизвестно какова будет жизнь в республике, если власть попадт в руки обманщиков и мошенников. Все мы смертны, князь, и надо думать о наследниках нашего дела – продолжал Лунин.

- Тогда давай начнм завтрешнее утро с приглашения твоих якобинцев на совещание. Но только без криков и шума! Не люблю. Дай мне почитать вашу «Русскую правду», ваш манифест для России … - попросил император.

- Извольте, государь. Манифест при мне. Я прочту Вам основные пункты:

- конституционная монархия, конечно, с подготовкой Конституции;

- отмена крепостного права с наделом крестьян землей;

- уничтожение понятия о сословиях;

равенство всех граждан перед законом;

- отделение судей от власти;

- свобода слова, печати, собраний, передвижений, выбора занятий;

- избираемость государственных органов;

- участие в выборах всех мужчин, достигших 25-ти лет;

- учреждение земских собраний;

ротация и отзыв избранных;

- создание Верховного Собора, определяющего соответствие законов и Указов Конституции;

- избрание Державной думы, представляющей интересы граждан, объединнных по роду занятий в отраслевые профсоюзы, партии, общественные организации;

- правительство как исполнительная власть.

- Перед принятием Конституции обсуждается устройство государства или как единое и неделимое образование с управлением из центра через назначаемых губернаторов, или как федерация по типу Соединенных штатов Америки с большой самостоятельностью крав и губерний в хозяйственной и культурной деятельности. Это те направления, которые мы считаем необходимыми. От себя добавлю. На первом этапе, беря пример с САСШ, надобно все земли и угодья объявить казнными, полученными нами от Бога, с тем, чтобы каждый гражданин мог бы их купить или арендовать. При этом, с целью развития промышленности, необходимо установить минимальный размер надела, скажем 20 десятин, что потребует механизации сельскохозяйственных работ. Этим мы установим роавенство между крестьянином и бывшим помещиком. Скажем, в зависимости от качества пахотной земли установим плату от 1 до 5 рублей за десятину. А ежели в аренду, то в 10 раз меньше. Что же касается земель Сибири, Дальнего Востока, Камчатки, Чукотки, Аляски, то поселенцам следует давать землю бесплатно столько, сколько смогут обрабатывать. Более того, в эти края приглашать желающих из других стран, давать им беспроцентные займы, помогать в обустройстве и оплачивать переезд. Но и это не вс. Мы с Вами были в Европе и видели насколько лучше наших деревень она обустроена. А угодья?! Любо посмотреть! Трхпольная система землепользования, как того требует Библия. От того и урожай сам пятьдесят. А у нас? Сам десять, дай Бог. Вот почему нам надо внедрять передовое земледелие. Нужны показательные государственные хозяйства для примера и обучения. И скотина у нас мелкая, некудышная. Надои мизерные. Коровы к весне солому жрут с крыш, а свиньи? Тощие, как гончие псы, бегают по улицам стаями.

Избы топят по чрному и жизнь вся проходит в темноте и безграмотности.

Смерды, одно слово. Но народ то наш толковый! Чего только не придумает!

А потом то же самое Европа делает да продат нам же. Мы до сей поры сохой пашем. Эх, государь! Плакать хочется! Вот почему нам позарез нужно всеобщее начальное образование с отбором способных в училища, университеты. В каждой губернии надобно открывать подобные учреждения.

А наиболее смышленых отправлять, как Ваш предок Птр Великий, на учбу в Европу, а сейчас и в Америку. И готовить разного ранга учителей. Но пока таковых нет, пусть священники учат ребятишек грамоте, чтению, счту. Да и девчонкам не отказывать. А для интереса попам можно платить за каждого обученного. Сколько дел, Ваше Величество, сколько дел! Нам не успеть.

Срочно нужно готовить смену, обучая наиболее способных и достойных юношей в специальных учебных заведениях, где мы, а иногда и Вы, читали бы лекции, передавая знания и опыт молоджи. И конечно, в скором времени начать пропаганду наших целей, используя все имеющиеся у нас средства. А наивысшая цель у нас одна – вытащить народ и Россию на дорогу прогресса, богатства и постоянного могущества. Надо готовить будущих чиновников всех рангов и направлений, министров, судей, военных, финансистов, заводчиков, горных дел мастеров и прочих специальностей. Задача на многие десятилетия. Но мы должны заложить фундамент и проторить дорогу, с которой Россия уже не сможет сойти. Извини, государь, но я высказал тебе свои мечты не якобинца, которому главное – революция, шум, трам-тарарам, а потом, что получится. Я говорю о будущем моей многострадальной страны и на это стоит потратить часть своей жизни, если не всю е, - резюмировал Лунин.


- Да, Лунин, ты действительно велик и мудр. Ты увлекаешь меня в далкое плавание, полное опасностей и трудов. Но трудов, как я это ощущаю, праведных. Но чтобы быть шкипером такого большого корабля, как Россия, надобно сменить весь стиль жизни. Надо перековать характер под Петра Великого, который сумел вывести страну на дорогу промышленного развития, правда, на короткое время. Трудно. Мне уже 35. Но сколько даст годков Бог наш, столько буду идти по пути, на который мы сейчас вступаем.

Надеюсь мы успеем заложить основы будущего новой России, – задумчиво ответил император.

Выпив вина и пошевелив кочергой поленья в камине, оббив с них уголья, император добавил:

- Вс, что ты мне сказал, изложи на бумаге, дай очередность нужных дел и разбей по направлениям, как-то: земля и отмена крепости, новая техника в главных отраслях, обучение, военное дело, новое вооружение и транспортные средства, промышленность, которая вс это должна делать, и, конечно, организация правления снизу доверху. Очередность должна быть чткой с указанием сроков исполнения и ответственных за каждое дело. Так, Мишель?

Лунин утвердительно кивнул - Даю тебе месяц, нет – три недели на вс про вс. А завтра в помощь тебе придут твои товарищи. Им пора перейти от пылких слов к делу.

Константин говорил об этом, заканчивая письмо Командующему Южной армией Витгенштейну П.Х. о делах петербуржских и об откомандировании полковника Пестеля в распоряжение государя. Письмо в Варшаву графине Груздинской было уже готово. Запечатав пакеты, он передал их Лунину:

- Отправляй! А сейчас спать. Уже три часа ночи. Встречаемся в 10 утра в малом зале. К полудню собирай своих разбойников сюда, в Зимний. Объясни обстановку и что будем обсуждать.

Лунин, откланившись, ушл к себе. Его две комнаты были рядом. Четыре гусара отдали честь.

- Наступает новый день, возможно новой эры. Езус Кристос, помоги нам!

Лунин вызвал Бжезинского:

- Зденек, нужны хорошие наездники доставить государевы пакеты в Варшаву и в Тульчин командующему Южной армией. Пошли по два гусара туда и туда. Отправка в 5 утра. С Богом!

Спать Лунин умел: уснул почти мгновенно и встал бодрым к 9-ти утра.

Проделав утренний ритуал, он принял дворцовых портных, которые, взяв из запасников генеральский мундир, за ночь подогнали его под фигуру генерал губернатора. Мундир сидел отлично. Лунин вызвал дежурного:

- Голубчик, будь любезен, позови поручика.

Минут через пять генерал давал поручение:

- Зденек, вот список и адреса людей, которых надобно известить, что они приглашены в Зимний к 12 по полудню. Здесь 33 фамилии. Если кого не застанете, оставьте приказ домашним или слугам. Пошли не гусар, они не знают столицы, а лейб-гвардейцев. Для быстроты каждому посыльному дай по три адреса. По этому же списку впускать приглашенных во дворец. Как переночевали? Отдохнули? Распорядок смены караулов составлен? Ну и добже. Пока вс. И вот что ещ. Фельдъегери с пакетами отправлены?

- Так точно, 5 утра, Ваше Превосходительство! – отчеканил Зденек.

До завтрака с государем осталось полчаса. Михаил Сергеевич, почистив перо, делал наброски на день:

- На совещании дать каждому диспозицию и поручения на эту неделю;

- Посетить с государем Генштаб и Адмиралтейство. Вопросы генштабистам:

подготовка справок о состоянии военных действий и численности размещнных в гарнизонах войск;

об офицерском корпусе. Его грамотности и боевой подготовке;

о вооружении и его характеристиках;

об амуниции и состоянии интендантства;

о связи во время боевых действий;

о питании солдат и их физической подготовке. То же самое - в Адмиралтействе.

Спросить, знают ли адмиралы и корабельных дел мастера о паровой машине и е применении в качестве двигателей на судах. Найти время и собрать учных Петербурга. Дать задание Академии с тем, чтобы предсчтавили справку о новейших технических разработках применительно к промышленности в военном деле. Лунин уже опаздывал и скорым шагом направился к императору. Константин сидел за столом:

- Опаздываете, сударь! Отправлены ли пакеты?

- Так точно, в 5 утра. Через три дня на четвртый будут на месте, - ответил Лунин.

- Садись, позавтракаем. Как твои гусары, не жалуются? – спросил император.

- Никак нет, вс в порядке. В тепле и сытости. Дворецкий докладывал об обустройстве. Прикажете сегодня сопровождать Ваше Величество?

- Ты со мной в карете и эскорт – дюжина гусар. Своих друзей пригласил?

- Да, князь, отправил 11 гвардейцев, знающих город. Думаю, совещание продлится часа два. После, если изволите, надо уважить Генштаб и Адмиралтейство. На более зимнего дня не хватит, - сказал Лунин.

- Ладно, давай позавтракаем спокойно. Надо думать, ты уже подготовил вопросы для бесед с армией и флотом? – спросил император.

- Да, князь.

И Лунин рассказал о своих набросках, передав их Константину.

- А не сделать ли тебя, Мишель, военным министром или председателем Департамента военных дел вместо твоего друга Аракчеева? – серьезно полюбопытствовал Константин.

- Избави Бог! Сменить Аракчеева – острая необходимость. Но нам надо шире привлекать знающих и преданных специалистов. А я, если не возражаете, буду в Вашем распоряжении. Такова моя судьба! Так что терпите меня, государь. А надоем, ваша воля уволить. Уеду в Париж к Чаадаеву. Кстати, а не подготовить ли Указ о помиловании всех политических заключнных и ссыльных? Это – наш резерв. Чаадаев, Пушкин, еще сотня-другая умных, энергичных, высоко грамотных специалистов в свом деле. Заодно надобно помиловать солдат и офицеров – «бунтовщиков», восставших против телесных наказаний. По этим вопросам надо учинить спрос с Аракчеева и Бенкендорфа. Они - большие мастера в подобных делах. Наверняка вели кондуиты всех наказанных, - заключил Лунин.

- Ты прав, Сказав Аз, надо сказать и Буки. Займись этим и подготовь широкий именной Указ с перечислением всех потерпевших с их помилованием и обустройством в жизни. Меня начинает беспокоить твоя загруженность. Если так и дальше пойдет, тебе не справиться одному. Так что подумаю, чтобы передать тебе канцелярию Тайного Совета и дворцовых писак. А пока Указ подготовь с помощью кого-то из товарищей и, конечно, привлекая Аракчеева и Бенкендорфа. Делай добро, пока есть возможность. Мишель, ты из меня вервки вьшь. Смотри, не зарвись. Рассержусь и расстреляю самолично, предварительно напившись.

- Эх, Ваше Величество! Где наше не пропадало, да Бог пока хранит. Так что расстрел для меня – одно удовольствие. Тем более из Вашего милостливейшего пистолета. Войду в историю, яко невинно убиенный… – парировал Лунин.

- Ну, ладно, ладно, острослов невинный. Знаю твою безгрешность. Давай заканчивать. А «Токай» совсем не плох. Пойдем к камину, выкурим по трубке да обсудим предстоящее совещание… Мишель, думаю, твоим соратникам надо отдать должное, храбрые ребята. Сегодня не надо говорить о всех планах, которые ты мне представил. Запутаемся. Давай ограничимся назначениями. В нашей колоде 33 князя, храбрые офицеры, думающие люди – писатели и поэты. Последнее настораживает. Увлекающиеся натуры и несут свои рифмы то против зла, то назло злу! А нам позарез нужны трезвые головы с организационными и техническими способностями. Таких, как Аракчеев, только в противоположном исполнении – задумчиво произнс Константин.

- Полностью согласен. Но беда в том, что большинство из них – офицеры, как, впрочем, и мы с Вами. А хозяйство не любит гусарства. Нам нужны Ришелье, болеющие за Россию. Нужны люди, методично и упорно пробивающие дорогу в будущее. Но что главное – тврдая уверенность в правильном е направлении. А то пробьм, да не туда. Мишель, миль пардон, ты из какого сословия? – продолжал Император.

- Дворянин, Ваше Величество. Но батюшка держал меня в чрном теле.

Возможно, бедное мо существование в юности заставило взглянуть на мир иными глазами.

- Ну, что касается батюшки, у меня был не хуже. Император со странностями. Брат мой Александр просто боялся и ненавидел папашу. А я ушл в глухую оборону. Может быть это нас и сближает. Ну, давай ещ по чарочке полусухого Крымского для ясности ума. Ах, бабуся! Принцесса Цербская, а о государстве Российском заботилась, забывая, правда, о смердах… Ну, что пойдм, пожалуй. Полдвенадцатого. Пора гостей принимать – заключил Константин.

В большом зале за круглым столом сидели приглашнные. Высокие двери медленно отворились и вошл Император в мундире Преображенского полка и его адъютант. Все встали. Константин занял императорское кресло и жестом пригласил Лунина сесть справа от себя. У дверей стоял древний Фдорыч, готовый исполнить монаршую волю.

- Фдорыч, голубчик, прикажи угощение для гостей – промолвил Константин.

Дворецкий, как бы предугадывая приказ, впустил вереницу лакеев, несущих на подносах бокалы, вино, вазы с фруктами. В минуту, обойдя стол, каждому салфетку и вс прочее.

- Благодарим, можешь уводить свою гвардию… Через минуту гусары закрыли двери и встали в коридоре в караул.

- Так что же, господа, предлагаю поднять бокалы за будущее процветание России. … А сейчас поговорим по-семейному. Прошу наливайте по мере надобности, слуг здесь нет. Разговор будет, возможно, сложный, но нужный.

Мы, господа, побывали в Европе, повидали их более благоустроенную по сравнению с нашей жизнь. И эти впечатления подвигли нас на уже известные действа. Насколько мне известно, вы, подняв подчиннных солдат, были против присяги моему брату Николаю. Вы, господа, бунтовщики! И место ваше, по Аракчееву и Бенкендорфу, на виселице, на каторге, в Сибире, в рудниках. Но, слава Богу, обошлось без кровопролития. Благодаря Лунину, я передумал и решил отозвать сво отречение от престола. Вс обошлось без картечи. Но, однако, позвольте заметить, ваша нерешительность могла бы повлечь за собой смертельную историческую трагедию. К счастью, это в прошлом, но на ус надо намотать. А сейчас обращаюсь к вам, представителям русской мысли: поддержите ли вы до конца те начинания, о которых мечтали, о которых жарко спорили и к которым примкнул Лунин и я – выдохнул император.


Все непроизвольно встали. От имени присутствующих подполковник С.И.

Муравьв-Апостол чтко и от души сказал:

- Ваше Величество! Доколе Вы с нами, мы – с Вами! Мы присягнули на верность Вам, на верность нашим идеям!

- Благодарю за искренность. Пока я в надежде на наш союз во благо всего народа и отечества. Вы знаете о мом Указе об отмене телесных наказаний.

Подготовлен Высочайший Указ о помиловании всех пострадавших от произвола самодержавия политических узников, каторжан и ссыльных с необходимым воспомоществованием для жизненного благоустройства.

Аракчеев и Бенкендорф будут уволены. В отставку отправлю им подобных.

Нам нужны свежие силы, готовые положить живот свой за светлое будущее Российской империи и е народов. Мы отстали от Европы минимум лет на 50…100. И виной тому – трхсотлетнее крепостное право да татаро монгольское иго – Константин немного помолчал и продолжил:

- Тут бабушка на двое сказала. Не было бы монголов, возможно, не было и единой России. Русские князья передрались бы между собой и неизвестно чем кончилось бы дело. Но сегодня вопрос поставлен так: или мы в ближайшем будущем отменяем крепостное право, или же понадобится время для подготовки всего комплекса вопросов, связанных с от меной. Для этого в любом случае нужна смена старой и укрепление новой власти в центре и на местах. Всем понятно, что отмена крепостного права подрывает вековые устои дворянства и, собственно, государства на какое-то время, подрывает ваши, господа, устои. Вы лишаетесь привычных доходов, собираемых по крохам с ваших крепостных. Вам и мне придтся перестраиваться в жизни: то ли самим становиться радивыми землепользователями, то ли уходить на службу, то ли податься в купцы, банкиры и заводчики. И везде понадобятся знания и сноровка. Это тебе не старосту за недоимки отстегать на конюшне.

Придтся крутиться и шевелить мозгами. Готовы ли вы к этому, господа дворяне? Мне лично наплевать на дворянство. Как-нибудь пристроюсь к новому укладу жизни. А вы?

После короткого молчания – штатский разнобой:

- Мы тоже готовы. Думали об этом… - Если так, то ещ огорчу вас: никаких республик до той поры, пока не наладится новая государственная система под охраной короны. На переходном этапе, сколь длителен бы он не был, - Конституционная монархия, где государь имеет право голоса во всех вопросах наравне с исполнительной властью. Всякая внезапность разрушительна и для государства опасна. Поэтому предлагаю: короткое время – монархия, переход к конституционной монархии, далее – республика, если на то будет воля Господня. А пока что занимаемся переустройством госаппарата. Для его укрепления ставим преданных и знающих людей на ключевые должности. В то же время Тайный Совет, в работе которого прошу вас участвовать, готовит последующие этапы перехода к конституционной монархии. Понятно, что к этому времени нужно подготовить проект Конституции Российской империи.

Здесь, смею вас уверить, речь идт не об укреплении власти императоров, а именно об имперской, то есть великой территориально и многонациональной державе, которую надобно сохранить, благоустроить и упрочить. Вот почему, не торопясь, с Божьей помощью, предлагаю начать с того, как более полезно использовать вас и других для совершения намеченных дел. Вот почему прошу каждого подумать, где он больше всего принест пользы отечеству, трудясь не только тайным советником, но и в практической должности. Все вожжи должны быть у Тайного Совета, председателем которого буду я;

моим заместителем, вице-председателем – Лунин Михаил Сергеевич, дай Бог ему здоровья. Посоветуйтесь друг с другом и с Луниным, если он согласиться. Надеюсь, недели вам хватит с тем, чтобы определиться, после чего представьте ваши соображения по структуре курируемых вами служб и основным направлениям их деятельности. Я лишь закреплю ваш выбор правительственным Указом. И готовьте, пока вы ещ дворяне, себе помощников – соратников с честью и совестью готовых послужить на благо государства Российского. Таковы мои суждения. Если хотите что-то добавить, возразить, прошу, не стесняйтесь.

Встал князь Голицын:

- Ваше Величество! Мы имели достаточно времени, думая о будущем России. Тому свидетели – наши программы. Спорили до хрипоты, что лучше для Руси – республика или конституционная монархия. Но сейчас в создавшейся обстановке, я, республиканец, присоединяюсь к вашим словам о поэтапной реконструкции государства и власти, как его составной части. Вы меня убедили. Поэтому я – «За», и всех убежденных в том же, прошу встать в знак согласия.

Бывшие заговорщики и якобинцы по-офицерски дружно встали.

- Ну и прекрасно. Прошу, присаживайтесь, друзья. И поблагодарим Лунина, соединившего монархию с республикой. Ему и заключительное слово – с удовлетворением произнес Император.

- Буду краток. Собственно задача на текущую неделю ясна. Указ об отмене телесных наказаний подписан и вскоре будет разослан. Это укрепит позиции нового правительства в солдатских массах и среди крепостных. Также готов Указ о помиловании бывших политических преследуемых. Он будет немедленно опубликован и разослан в соответствующие инстанции.

Надеюсь, мы тем самым укрепим наши ряды. От своего имени пошлю личное приглашение Чаадаеву, приложив к письму императорские Указы. То-то он обрадуется! Что касается наиболее важного Указа об отмене крепостного права, то его проект прошу подготовить Рылеева с тщательным анализом вопроса и предложениями будущего землеустройства. Кстати, что-то ты плохо выглядишь, Кондратий Фдорович. Надо показать тебя врачам. И ещ тебе задача – подготовь тщательную справку об Аляске, что необходимо и когда. Ты у нас правитель «Русско-Американской компании», тебе и карты в руки. И подбери кандидатуру генерал-губернатора Аляски. Особое внимание на е заселение не только русскими, но и другими людьми, желающими благоустроиться в тамошних местах. А срок тебе на вс – два месяца. В феврале 1826 года – обсуждение на Тайном Совете. Князю Голицыну и князю Трубецкому – военные вопросы. Справка о положении в армии как в местах постоянной дислокации, так и в действующих частях. Обратить внимание на военные поселения, учрежднные Аракчеевым. В принципе в них есть здравый смысл семейной жизни солдат при таких сроках службы.

Пока это нужно сохранить и укрепить, благо палочная дисциплина отменена и, надеюсь, безвозвратно… Для инспектирования подберите группу доверенных офицеров по родам войск. Капитан-лейтенанта Бестужева Николая Александровича попросим подготовить аналогичную справку по состоянию флота в сравнительном анализе с английским и французским.

Особо обратить внимание на новое вооружение и конструкцию боевых кораблей. По моим скромным данным в Америке уже спущен на воду паровой корабль «Клермонт». К этому надобно отнестись весьма серьзно, ибо паровая машина перед парусами имеет явное преимущество и в независимости от ветров, и в скорости, и в маневренности судов. Эти конкретные поручения даются, потому что государь в первую очередь будет инспектировать Генштаб и Адмиралтейство. Если вам будет нужна помощь, обращайтесь ко мне. Кроме того, нужен анализ предложения по состоянию науки, высших учебных заведений и школ. Другое, не менее важное направление – транспорт и связь. Полагаю, что паровые двигатели будут вскоре не только на кораблях, но и на каких-то сухопутных машинах, которые сменят гужевой транспорт. При нашей громадности это также необходимо, как и связь. Во Франции видел световые сфетофоры, передающие сигналы по кодовой таблице из Парижа в Лион за 15 минут! А мы из Варшавы доставляем почту в лучшем случае за 5 дней. Я говорю об этом намеренно, чтобы каждый из вас обращал самое серьзное внимание на новую технику, имея связь с Академией и заводчиками. Прошу вспомнить деяния Петра Великого в становлении горного дела на Урале и в Сибири, в создании металлургии и железоделательных заводов, в производстве ружей и пушек. Несмотря на воровство, Демидовы и Строгановы возвысили Россию и в те времена производили фабричной продукции даже больше, нежели Англия. Нам нужны промышленники новой формации, которые свои накопления будут вкладывать в отечественную промышленность, а не вывозить за рубеж. И конечно, образование. Обучение на всех уровнях – от деревенских мальчишек до спецкурсов для чиновников высшего ранга.

Начальный уровень образования прошу принять в ведение храброму Кюхельбекеру с его идеями ланкастерских школ. Но до этой мечты Вильгельма Карловича пока далековато – нет кадров. Вот почему есть предложение привлечь Синод с его многочисленной, дисциплинированной ратью священников к делу всеобщего начального образования. По всем приходам в зимнее время, когда на полях нет работ, пусть собирают вьюношей, ребятишек и мужиков любого возраста и учат их грамоте и счту.

В армии и на флоте поручить это важное дело грамотным офицерам.

Попутно выявлять смышленых и направлять оных в школы и в училища по их способностям. Для мещанских детей в городах создавать земские школы повышенного типа. А для детей дворянского рода, пока таковые есть, организовывать преподавание с обучением латыни и иностранному языку.

Вместе с тем нам нужны училища с техническим и ремесленным уклонами для подготовки мастеров. Вот такая картина будущих дел ваших, господин Кюхельбекер. Быть вам, Вильгельм Карлович, министром народного образования вместо князя Голицына, дядюшки нашего товарища Валерьяна Михайловича.

И просьба ко всем: определитесь в ваших возможностях и желаниях. Дел – непочатый край и все они срочны и архи нужны. Я ещ не имею постоянного местожительства, но всегда и везде открыт для вас, друзья мои. Умножайте наши ряды, но следите за их чистотой. Благодарю вас, что вы пришли на это совещание, которое оказалось однобоким и инструктивным.

Сейчас государь должен быть в Генштабе – встреча с военным руководством страны. Результаты будут вам сообщены… Указ о поименном составе Тайного или Государственного Совета при императоре будет подготовлен к концу недели – чтко по военному завершил Лунин.

Когда все будущие тайные советники удалились, Константин, устало вздохнув, сказал:

- Лунин, ещ одно такое совещание и я откажусь от престола. Далее разбирайтесь сами.

- Но, государь, мы только начали. Впереди уйма всяческих совещаний, инспекций и встреч.

- Лунин, чрт тебя побери! Я говорю, не впрягай меня коренником, я пойду в пристяжных. У тебя – огромные полномочия. Понадобится, добавлю. Но освободи меня от тягот непрерывных сидений. Мы с тобой выбрали стратегическое направление, вот и действуй. А меня лишь информируй.

- Попробую, государь. Но возникают вопросы, требующие вашего ума и логики.

- Это понятно. Но на кой чрт мы сейчас поедем к этим надменным генералам? Пусть приедут сюда и доложат.

- Государь, это здравая мысль. Но Вы обещали быть и надобно быть. На будущее введм поправки. У людей частенько бывает желание сбросить сво раздражение на окружающих. Это понятно, но может войти в дурную привычку вплоть до топания ногами. Вс утрястся. Да и графиня через неделю-другую приедет. Повеселее будет жить.

- Лукавый иезуит! Знаешь мои слабости.

- Ну что Вы, государь. От чистого сердца. Более того, предлагаю для разнообразия и сплочения рядов после Рождества закатить Новогодний бал в Царском Селе с катанием с горок, фейерверками, танцами, плясками и музыкой. Надо же давать отдых и подданным и себе.

- К тому же ты мерзавец, Лунин. Соблазнитель, змей вкрадчивый, но хороший. Ладно, командуй парадом, а я буду надувать щеки.

- Обижаете, князь. Вы, на мой взгляд, вполне деловой и наджный товарищ, отвечающий за свои слова и дела. И Вы без всякого надувания говорите о главном нужном своевременно и складно.

- Ну, хорошо. Научился комплименты говорить. Ты, Мишель, держи меня в узде, нетто буду взбрыкивать и прощай республиканская монархия! Напьюсь и провозглашу самодержавие. Ну-ну. Извини, пошутил. Ты же знаешь, какой из меня самодержец. Так что живи и здравствуй. Поехали в Генштаб. Пыль из их париков выбьем.

У парадного подъезда их уже ждала карета и эскорт гусар. Ехать-то всего ничего, но того требовал этикет. В окнах Генштаба мелькали лица: «Едет!...»

Отправив карету обратно, Лунин с двумя гусарами почтного сопровождения шли чуть позади императора. Поднявшись по парадной лестнице, вдоль которой с обеих сторон стояли полковники, Главнокомандующий в сопровождении разросшейся свиты направился в конференц-зал. Заняв место во главе громадного стола, - Лунин почтительно стоял за его спиной чуть справа, - император пригласил генералов занять места.

- Господа генералы! Буду краток. Как бывший главнокомандующий Войска Польского и как наместник знаю состояние и боеготовность русской армии.

Поэтому вы, господа генералы, готовьте справки по родам войск.

Исполнение – 14 февраля. Здесь же хочу обратить ваше внимание на неумолимое выполнение моего Указа об отмене телесных наказаний раз и навсегда! Не буду говорить, что нарушение Указа повлечт в лучшем случае отставку и наказание всей цепочки от субалтерна до командира полка, где это произошло. Вопрос не обсуждается. Битьм своих солдат не добьшся победы. Даже собака, если е бить, или сдохнет, или бросится на хозяина.

Вам это надо? Сколько бунтов было в армии только по этому поводу?!

Кстати, дайте мне справку об этих событиях, начиная с начала столетия:

количество, полки, их командиры, причины бунтов и последующие наказания. Воспитывать солдат надо не палкой, а уважением. Суворов, Румянцев, Кутузов и многие другие достигали побед русского оружия не только мастерством полководца, но и любовью к солдату. Без солдата нет победы. И, простите, они такие же люди, как и мы, их командиры.

Безграмотны? Да! Так обучите и грамоте и счту. Кроме прусской шагистики, которую надо отменить и разработать более простую строевую подготовку, надобно ввести в каждой роте обучение русскому языку и счту.

Солдат должен быть грамотен. И это – обязанность ротных командиров, о чм нужно ввести в армейский Устав отдельный параграф. Особое внимание молодым рекрутам.

Армия – не стадо баранов, которым надо управлять с помощью собак и палок. Вместе с тем, господа, подумайте о солдатской амуниции и обмундировании: парики и всякие там косички с пудрой – уничтожить!

Кивера тяжелы и неудобны. Надо разработать продуманную до мелочей удобную амуницию для боя, походную и парадную. Это касается и офицерского корпуса. Выскажите свои предложения и оглянитесь друг на друга, господа генералы! Нужны ли вам парики, букли – пристанище насекомых? Ходите в своих волосах аккуратно подстриженных. Что еш? Да!

Хочу знать финансовое состояние армии, сколько и на какие нужды расходуем казнные деньги? Какие жалования у господ офицеров и генералов? Что получают солдаты и унтер-офицеры? Солдат после долгой службы должен иметь достаточно денег для обзаведения и помощи родным.

А для сбережения, ежели кто захочет, подумайте о полковых кассах. И, пожалуй, последнее. С завтрашнего дня начать разработку и перевод армии на новейшее вооружение. Обсудите требования ко всякого рода оружию. По возможности, собрать сведения о новом вооружении в Англии, Франции, САСШ, Германии. Послать туда знающих языки секретных и умелых агентов. Дайте задание мастерам как повысить скорострельность оружия и его дальнобойность. Думаю, что мастера-умельцы в России не перевелись.

Их надо найти, собрать воедино, например, при Сестрорецком и Тульском заводах. И платить им достойно. Кром е того, при них организовать училища, куда собирать способных юношей любого сословия. Надо, надо готовить мастеров оружейного и пушечного дела. И вот что ещ. Военные поселения.

При длительной солдатской службе в мирные времена они могут служитьб для солдат отдохновением от солдатских забот. Здесь и семья, и хозяйство. И на сегодня последнее. Прошу подготовить вопрос о посылке в Аляску боеспособного полка. Желательно молодых добровольцев и с невестами.

Туда же прибудет назначенный мной генерал-губернатор и флотилия боевых кораблей. Об этом буду говорить в Адмиралтействе. Благодарю за внимание.

Когда будете обмениваться мнениями обо мне и предложенных вам преобразованиях, не забудьте о данных вам поручениях. С вас и спрос. Если же у вас будут предложения и возражения. То не бойтесь обращаться через моего адъютанта, генерал-губернатора Петербурга Лунина. Он внимателен, ненавязчив, добр. Позвольте представить его вам, господа Генштаб – закончил император.

Лунин, чуть выйдя вперед, уважительно поклонился собранию. После ухода императора генералы молчали, поглядывая друг на друга, но не решаясь начать первым. То, о чм говорил император, была не реформа – революция, не очень приятная для некоторых. Назревали новые события и уши надобно было держать востро, чтобы не оттяпали.

Уже темнело. В декабрьских сумерках растворялись очертания зданий. На фоне темно-серого неба Петр Великий как бы плыл в облаках, оторвавшись и от земли и от гранитного камня. Подъехали к Адмиралтейству. Здесь было проще. Адмиралы и высшие офицеры не раз бывали в загранплавании и много повидали на свом веку. Дисциплина на военных кораблях была более мягкой. Но ослушников наказывали беспощадно линьками – короткими веревками с узлом на конце. Император, как и в Генштабе, но более сжато, потребовал соблюдения Указа об отмене наказаний и обучения матросов грамоте. В основном же остановился на строительстве новых верфей и заводов по производству стальной брони и новых орудий;

на разработке судов с винтовой тягой, с приводом от паровых машин. Для этого предложил при Адмиралтействе создать коллегию, которая занималась бы только новыми видами скорострельных и дальнобойных орудий, винтовых судов с паровыми двигателями, защищнных доброй бронй.

- Парус отслужил сво. Сейчас Англия и Америка имеют паровые машины, установленные стационарно на фабриках и заводах, а также пароходы с такими же машинами. Паровые двигатели пытаются установить и на сухопутных машинах, движущихся по специальной дороге. Скоро 1926 год.

Давайте же, господа адмиралы, за год организуем вс необходимое для реализации поставленных целей. Представьте мне расчт расходов.

Дальнейшее – в ходе деловых встреч. Буду слушать вас внимательно и благожелательно. Нам нужен сильный новый флот, к которому уважительно относились бы другие страны. И вот что ещ. Подготовьте к весне флотилию боевых кораблей, которые будут сопровождать транспорт судов с переселенцами и полком солдат, направляемых на Аляску. Флотилия останется в распоряжении генерал-губернатора и будет помогать в освоении и за щите русских территорий на американском континенте. Надеюсь, вы понимаете всю необходимость этого шага – закончил свою речь император.

- Ну как, Мишель? Твои впечатления?

- Государь, Вы были точны, требовательны и спокойны. Главное теперь – заставить весь этот древний механизм работать и исполнять Вашу волю.

- Благодарю. Едем ужинать. И не забудь о подготовке Новогоднего бала в Царском Селе. Разработку программы и е воплощение я поручу обер шталмейстеру двора моего Величества. Как звучит? Зима… Легкий снежок, слабый морозец, звздная ночь!... Эх, где мои семнадцать лет!... – размечтался император.

Глава 4. Серьезный разговор - Фдорыч! Ужин на два куверта и дай нам умыться… - Все будет сделано, государь Константин Павлович. Где изволите ужинать?

- Давай в малой гостиной. Камин растоплен?

- Только что. Как увидели Ваше Величество из окна, так и растопили – ответил расторопный дворецкий.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.