авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Евгений Степанов ТОЧКА БИФУРКАЦИИ БЫТИЕ. ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ БИБЛЕЙСКИХ ВРЕМЁН ФАЭТА СТРУКТУРА ПРОСТРАНСТВА Том ...»

-- [ Страница 3 ] --

- Присаживайся, Мишель. Поужинаем. Видишь, чем кормят царей. Заливные стерлядь, осетр, свежие овощи и тплый хлеб… А того не думаем, что кто-то где-то ловил рыбу, пахал землю, пк хлеб, готовил вс это… Кто они?! Крестьяне крепостные, работники. Как жить-то будем без них, когда дадим освобождение? Что предсказывает твой радикальный ум? Не протестует ли твой якобинский желудок, привыкший вкусно поесть?

Лунин, дожевав жаренную с лучком осетрину и запив белым Крымским?

Вытер, не торопясь, губы салфеткой.

- Государь, привычка – вторая натура. Но у меня давно нет крепостных и ничего, живу. Так и другие. Приспособятся, будут работать, если есть деньги, наймут свободных поваров, слуг. Так что особых затруднений не вижу. Мы же были во Франции, где двести с лишком лет нет крепостных. И ничего, никто не жалуется. Были бы деньги… - А у тебя, Мишель, они есть?

- Папенька, упокой его душу, оставил годовой доход в 200 тысяч.

Константин присвистнул:

- Неплохо устроился, якобинец! Но дело в другом. Ты поселил мысли в моих романовских мозгах и там возникли вопросы. Скажи мне, Мишель, в защиту будущей Конституции что-нибудь. Например, как сочетать свободные выборы в разного уровня собраниях с полной неграмотностью крестьян? А их, кормильцев, у нас 85%. Как ты обустроишь практически эти выборы? По деревням будешь ездить, разъяснять и агитировать? Ну дворяне и горожане справятся. Народ тртый, грамотный. Но их 15 из ста! Что делать будем? При нашей громадности и безграмотности выборы затянутся на годы. Вот такая незадача! – Константин смотрел на губернатора вопросительно, но тврдо, ожидая ответа.

Лунин на мгновение, казалось, растерялся. Одно дело кричать о свободе и демократии и писать красивые статьи, другое – практически это претворить в жизнь. Налив рюмку водки и медленно выпив, обдумывая свой ответ, Михаил Сергеевич начал, как всегда, его обосновывать:

- Видите ли, государь, Ваш вопрос закономерен и труден. Но думаю, это можно организовать, во-первых, постепенно. Во-вторых, по-разному территориально, в-третьих, основная масса крестьян живт в центральной России. А за Уралом и сейчас живут свободные люди. И грамотных там больше. Поэтому речь будет идти о европейской части империи. В принципе, до введения свободных выборов, надобно организовать повсюду земства, Иными словами, в каждой волости иметь выборное собрание, имеющее чткие полномочия, как в подборе кандидатур от волости в вышестоящие собрания и органы исполнительной власти, так и в делах хозяйственных и общественных в пределах волости. Подбор представителей в каждой волости ведтся с учтом профессионального состава е населения. Ежели, например, в Н-ской волости 90% - все крестьяне, то в такой доле они должны быть представлены. Подобно этому в городах и иных населнных пунктах.

Губернский результат усредняется и в такой процентовке каждая губерния будет представлена в Державной думе и иных имперских собраниях. Таким образом на каждом уровне будет представлено население пропорционально его социальному составу. Ясно, что в свободной стране будет идти интенсивное перемещение людей, изменяя социальный состав во времени и территориально. Такая система будет весьма динамично отражать социальный состав населения по всей стране. По-моему это справедливая система выборов. Она будет учитывать тот быстрый переток людей из одного имущественного состояния в другой, что свойственно свободному обществу. Например, лет через десять из крестьян многие уйдут в рабочие, купцы, заводчики, и вместо сегодняшних 85% земледельцев останется лишь 60%. И тому подобное. Иными словами общество развивается вместе с техническим прогрессом, меняя свою структуру. И когда-нибудь крестьян, крупных фермеров останется лишь 15%, которые будут кормить вс население и производить товарную продукцию. Ясно, что бывшие крестьяне будут искать счастья в городах. А для того потребуется не только грамотность, но и овладение специальностями, востребованными в городе.

Из крестьян выйдут министры, заводчики, банкиры, рабочие, ремесленники, торговцы, слуги и, конечно же, повара. И так из года в год, из века в век. И если сейчас по этой схеме в Державной думе должно быть 85% представителей из крестьянства, то лет эдак через сто их будет всего 15%.

Логично? По-моему, да А пока что ограничимся тем, что есть. Будем избирать грамотных из всех сословий. По мере распространения грамотности выбор будет, естественно, расширяться… - Ты вот что, Лунин, не уступить ли тебе трон Романовых? Больно умн – пошутил государь.

- Избави Бог от такой обузы, государь. Я всегда был против самодержавия.

Так что оставь меня в адъютантах. Мне того достаточно и для отчизны полезно – ответил Лунин.

- Уговорил. Давай выпьем за такое устройство общества, о котором ты так убежднно говорил… Мне понравилось. Может быть в будущем в России будут все учные, инженеры, мастера. А заводы будут работать сами, без людей. Землю также вспашут, проборонят, засеют и уберут урожай машины.

Вс будут делать машины, а люди чего-то изобретать и греть пупки, отдыхая на Фракийском полуострове. Эдак мы выродимся в хилых бездельников. Не дай Бог! Надеюсь, до этого дело не дойдт. Общество будет развиваться гармонично: всесто физического труда придумают что-то другое, укрепляющее телеса. Но, повторяю, твоя логика мне понравилась: жизнь в движении. Поддерживаю. Но вернемся к насущному. Кому-то надо поручить разработку проекта Конституции Государства Российского. Пока мы живы, сумеем кое-что сделать… - Государь, позволь предложить это дело Пестелю Павлу Ивановичу, Рылееву Кондратию Фдоровичу, Муравьеву-Апостолу Сергею Ивановичу и Чаадаеву Петру Яковлевичу. Если согласитесь, то от Вашего имени я приглашу Чаадаева из Парижа, а Пестеля мы уже вызвали из Тульчина… Дадим им бумагу, перья, вина и закроем на месяц в Константиновском дворце до выполнения задания… - То же мне кардиналы, выбирающие Папу. Но кандидатуры подходящие, имена знакомые мне. Ничего плохого, окромя якобинства, о них не слышал.

Действуй. А кого в генерал-губернаторы Аляски? – спросил государь.

- По знанию всех дел «Русско-американской компании» надобно предложить Рылеева. Но он нужен здесь, да и со здоровьем у него не вс ладно. А посему позвольте предложить неожиданную для Вас кандидатуру Каховского Петра Григорьевича, 28 лет, активен, решителен, образован. Владеет английским и французским, языками соседей по Аляске – предложил Лунин.

Константин поморщился:

- Мишель, побойся Бога. Он – убийца. Застрелил моего старинного друга, героя Отечественной войны Милорадовича Михаила Андреевича… - Да, это так. Но, государь, Аляску можно считать ссылкой. Она вдвое дальше Сибири. Но об этом можно ему и не говорить. Об этом пусть другие думают, а его ободрить и обнаджить. Ну что толку, если его на каторгу сослать? А здесь и вроде бы наказание и к тому же польза от человека – заключил Лунин.

- Чрт с тобой! Михаила Андреевича не вернуть, а дела надо делать.

Поговори с ним. Если он согласен, представь его мне. И подготовь Указ о его назначении генерал-губернатором Аляски и о подготовке экспедиции под его руководством. Пусть начинает. После Указа представь его в Генштабе и в Адмиралтействе как ответственного за подготовку флотилии и транспорта с новыми поселенцами и солдатами. Пожалуй, на сегодня хватит. Пошли баиньки. Нет ли вестей из Варшавы? – спросил Константин.

- Пока нет. В нужный момент я вышлю десяток гусар из поляков для е встречи. Извините, ещ один вопрос. Приближается Великий церковный праздник – Рождество Христово. Потребно тебе, государь, отстоять службу в храме православном. Изволь не забыть. Святая церковь нам очень нужна как поддержка в это смутное время. Да и приветить их надобно: собрать митрополитов в Синоде и благосклонно выслушать, обещая сво покровительство. Народ наш Церкви пока доверяет и прислушивается к мнению приходских священников… - сказал Лунин.

- Сегодня 17-тое? Давай завтра с утра, к 11-ти, поедем в Синод. Предупреди обер-прокурора князя Голицына Александра Николаевича. Кстати, твой якобинец князь Голицын родственник ему?

- Валерьян Михайлович его племянник – ответил Лунин.

- Хм! Любопытно. Давай возьмем племянника с собой в Синод. То-то дядя обрадуется. Каков ход? – пошутил Константин.

- Вы, государь, прекрасный ученик в делах управления государством и в политической интриге – парировал Лунин.

-Но, но! Распоясался, сударь! Тоже, нашл интригана!

- Так, государь, без этого в политике ни шагу.

- Хорошо, приглашай твоего заговорщика. В карете поедем втроем. То-то дядя умилится – хохотнул Константин.

Глава 5. В Синоде и в Сенате Обер-прокурор Синода князь Голицын, собрав петербуржскую церковную элиту, которая ненавидела его всею душою, ожидал прибытия императора.

Наконец, гусары эскорта открыли двери – вошл государь. За ним генерал губернатор Лунин и, о Боже! – племянничек! Князь Александр внутренне вздрогнул: что бы это значило?. Митрополит петербуржский Серафим, бывший в полном облачении, благословил государя-императора и подал к целованию холную, надушенную лавандой руку. Деваться некуда:

Константин прикоснулся к ней носом. По стенам – иконостасы с иконами и горящими перед ними лампадами из красного, синего и зеленого стекла.

Воздух был пропитан ладаном. Поднялись в круглую залу, где в межоконных простенках с икон, освещенных лампадами, строго смотрели на присутствующих лики святых земли Русской.

Члены Синода, святые отцы в белых клобуках и черных одеяниях ради поста и страданий Христовых, тихо заняли свои места, предоставив императору возглавить собрание. Обер-прокурор и генерал-губернатор сели слева и справа от него. Князь Голицын ещ раз от имени Синода и всея РПЦ поздравил государя с восшествием на престол. Затем перешл к делам Церкви: е состояние и число приходов, духовные и хозяйственные заботы.

Не преминул посетовать на захудалость многих деревенских приходов, где паства не может обеспечить кормление священнослужителей. Упомянул и о насмешках над священным саном в журналах и газетах:

- Один Пушкин чего стоит! Его сказка «О попе и его работнике Балде»

возмущает народ! Кощунство над Церковью! – воскликнул Голицын.

Потом он стал перечислять просьбы о воспомоществовании монастырям и приходам, об обуздании хулителей и безбожников.

После 20-минутного выступления обер-прокурора государь спросил:

- Скажите, Ваше превосходительство, сколько у монастырей крестьян?

- Да около полутора миллионов крепостных обрабатывает порядка 700 тысяч десятин – ответил обер-прокурор.

- А сколько же монастырей и монахов? – вновь задал вопрос государь.

- В 1025 монастырях жительствуют, работают, молятся 100 тысяч монахов, монахинь и послушников – с готовностью ответил князь Голицын.

- Так это целая армия! – воскликнул вояка Константин, - Да и хозяйство богатейшее. Поздравляю. А каково воспитание духовное рабов божьих? – продолжал любопытствовать государь.

- Лучше на этот вопрос, государь, ответят митрополит Серафим и архимандрид Фотий. Это их владения. Я больше по хозяйству – скромно ответил обер-прокурор.

- В сво время спросим. Но каково укрепление Церкви и веры православной на окраинах державы нашей, на Аляске? – вновь задал вопрос государь - Посылаем, государь, отдельных святых отцов на служение. В Ново Архангельске срублен новый храм, но притч слабоват. Далековато. – вздохнул обер-прокурор.

- Вот об этом, господа Синод, хочу вас просить. Взгляните на католическую и протестанскую Европу – страны благоденствуют по сравнению с нами, с нашей деревней, где проживает 85% всего населения страны. Там грамота и обучение полезным наукам распространена повсеместно. И нам пора следовать тому. Давно уже говорим об организации церковно-приходских школ, а воз и ныне там. Ни шатко, ни валко. Учителей не хватает. Давайте соединим учение вере с обучением грамоте и счту. Пусть в каждом приходе в зимнее время, когда работ в поле нет, батюшки собирают детей и юношей в удобных для того местах и обучают началам. А государство за каждого крепко обученного, после проверки качества усвоения, будет платить учителю жалование. Этим вы поддержите приходы, да и к Церкви повысим внимание. Полагаю года за два можно осилить сию мудрость. А мы возьмм расходы на издание букварей и арифметик. Конечно, будем принимать экзамены совместно с вами и волостными грамотеями. Это первое и главное.

Второе. К весне подготовьте полдюжины священников с жнами и полным притчем, снабдив их комплектами церковной утвари, колоколами, нужными книгами для шести храмов, которые будут построены на Аляске в людных поселениях. Во главу поставьте митрополита Серафима. А помощником ему – архимандрита Фотия. Им доверие и ответственность за поручаемое дело.

Обер-прокурору организовать комиссию в помощь Серафиму и Фотию для ускорения этого дела. И последнее. Грядут большие перемены. Хочу, чтобы Православная Церковь не противилась тому, а помогала в делах наших.

Вспомним житие Спасителя нашего Иисуса Христа и его проповеди. И да поможет нам Бог! – выдохнул последние слова Константин.

Государь встал. Митрополит Серафим решился задать вопрос:

- Государь, по старинному обычаю нужна Коронация ваша в соборе Московского кремля.

- А каковы сроки установлены по восшествии на престол? – полюбопытствовал государь.

- В обычае совместимо одно с другим. Но в особых случаях она может быть и позднее – ответил Серафим.

_ Будем считать наш случай особым. Давайте проведм эту церемонию апреля будущего года, в день моего рождения. Сейчас перед государством накопилось множество задач, которым надобно дать ход здесь, в Петербурге.

Одну из них мы только что рассмотрели и будем следить за е исполнением.

Спрос с обер-прокурора и названных первосвященников. Если нет возражений, благослови на то Отче… Митрополит Серафим вынужден был дать сво благословение, хотя внутренне он проклинал Константина: «Эх, был бы Николай императором, другое дело было бы!»

Фотий еле сдерживал себя, чтоб не произнести проклятие новому императору… Карета в сопровождении гусар тронулась в сторону Сената. А в стенах РПЦ зрел заговор: новый император угрожал их давно устоявшейся жизни, их доходам, их привилегиям. Обер-прокурор князь Голицын понял это и подумал: «Неужто прав мой племянник, князь Валерьян?»

Сенаторы и министры, а также руководители всех коллегий императора ждали с большой тревогой. До них уже дошли неясные слухи о его, мягко говоря, неожиданных решениях. Привыкшие к нерешительности Александра I, сановники с ужасом думали о свом будущем: «Если он начал с отмены телесных наказаний, то что ждать в дальнейшем?!» Из всех воспрянули лишь двое: Мордвинов и Сперанский, издавна склонные к совершенствованию государства. Хотя они были далеки друг от друга, их сближало желание вывести Российскую империю на новую дорогу, по которой давно идт Европа. Граф Сперанский, сын попа и бывший певчий, всю свою жизнь, карабкаясь по дворцовой лестнице, подвергался остракизму со стороны высшего света. Став в 1803 году директором департамента внутренних дел, в 1807 году занял место статс-секретаря при императоре. При всм при том он был приверженцем конституционной монархии, при которой, по его мнению, гражданские права должны иметь не только дворяне, но и среднее сословие:

купцы, заводчики, мещане, государственные крестьяне. По его предложению, подаваемому Александру, эти граждане будут выбирать Госдуму и суды.

Граф Мордвинов Николай Семнович был более радикален. Он посвятил свою жизнь флоту, бывал заграницей и ходил с английской эскадрой к Северной Америке. Адмирал. С 1802 года – морской министр. По духу республиканец.

Так характеризовал Мордвинова и Сперанского Лунин, рассказывая императору о сановниках. Въехав на Сенатскую площадь, где недавно Константин прекратил кровопролитие, карета направилась к зданию Сената.

Обычная процедура встречи царской особы, после которой император сразу же начал свое выступление:

- Господа министры, господа Сенат! Я прибыл к вам, чтобы выразить наше уважение всем присутствующим с тврдым пожеланием сотрудничества. Не буду вдаваться в дела ближайшего будущего, они грядут, но с прошлым надо кончать. А чтобы было вполне ясно, объявляю об отставке генерала от артиллерии Аракчеева Алексея Андреевича от фактического управления Госсоветом с лишением воинского звания, заключением под домашний арест в его сельце Грузино. За его злодеяния он достоин наказания по выработанному им артикулу: проведению сквозь строй привязанным к ружьям, в подштанниках и нижней рубахе на глазах тысяч солдат. Но мы не Аракчеевы, бить не будем. Русский солдат не злопамятен, а добро помнит всю жизнь. Вот почему, господа, вся армия и все крепостные на моей стороне и пойдут со мной в огонь и в воду. Прошу это зарубить в памяти вашей раз и навсегда. А чтобы спасти Аракчеева от смерти лютой, которую он может принять от собственной дворни, я направил в Грузино десяток лейб-гвардии Измайловского полка солдат.

Отставке подлежит и бывший начальник штаба корпуса генерал Бенкендорф Александр Христофорович, тайных дел докладчик батюшке моему. Надеюсь, всем ясно какова моя позиция в делах государства Российского? И говоря словами Спасителя нашего: «кто не за меня, тот против меня». Коротко и понятно. У меня лишь одно требование: работайте, с тщанием и быстротой выполняя порученные дела. За разумные предложения и хороший результат – награда. За упущение, скрытое или открытое сопротивление становлению новой жизни – наказание. Неотвратимое и жестокое. Мною создана комиссия по проверке всех департаментов. Даю время на наведение порядка и на подготовку справок о состоянии порученных вам дел, в том числе и с финансовой стороны.

Мне не нужна гибкость ваших спин, мне нужна гибкость вашего ума, активность и дисциплина. Госаппарат должен работать, как часы, чтобы импульс от пружины передавался через шестернки стрелкам, показывающим верное время. А наши часы отстают на столетие. Наша задача принять все меры, чтобы догнать передовые страны Европы к концу этого столетия. Так что отбросте все пус тое и лишнее – нашему делу нужны исполнительные и преданные руководители. И не держите камней за пазухой, они тянут ко дну.

Настало время собирать камни и складывать из них фундамент под новое здание Российской империи. Оно должно быть прочным, привлекательным на вид, вместительным, гостеприимным и богатым богатством каждого и государства в целом. Если кто-то из вас чувствует себя не готовым к такой работе созидателя, лучше уйти в отставку и не мешать другим. Надеюсь, я доходчиво объяснил ситуацию. Если у кого есть возражения, прошу встать закончил Константин.

«Да, такого императора после Петра Первого Россия не видела!» размышляли сенаторы. Все остались на своих местах.

- Прошу, Ваши Превосходительства, обратить особое внимание на перспективы развития вверенного вам направления, на разработку, производство и внедрение новой техники, работающей в Европе и в Америке.

Это потребность времени и с вас – спрос. На сегодня вс. Подумайте о слиянии Сената и министерств с их департаментами в единое целое. Думаю, достаточно одного Совета министров. Кадровой политикой в нашем государстве займтся Тайный совет, где председателем я, император, а вице председателем генерал-губернатор Лунин. Старый состав Тайного совета распущен. Бывшим членам сдать свои дела в тайную канцелярию. Благодарю за внимание. А Мордвинова и Сперанского прошу пройти со мной. Это вс, господа. Думайте, взвешивайте, определяйтесь – как отрубил, Константин.

Глава 6. Прибытие Пестеля в Санкт-Петербург Прошло десять дней. Перед Рождеством Христовым то ли под конвоем, то ли с почтным эскортом в Петербург прибыл полковник Пестель Павел Иванович, командир Вятского полка, дислоцированного в Василькове.

В комендатуре его ждал приказ генерал-губернатора Лунина явиться к нему немедля в Зимний дворец.

- Ну вот и встретились, Павел Иванович! Эх! Если бы не графиня и великий князь Константин, болтаться бы нам на виселице! Голубчик, как я рад, как рад видеть тебя в добром здравии. Знаю, знаю, Ты 13-го был арестован. И слава богу, что восстание Черниговского полка не состоялось. Вс решилось здесь, в Петербурге на Сенатской площади. Но об этом тебе расскажем позже. А сейчас, дорогой мой Павел Иванович - за дело! Для начала надобно за месяц разработать проект Конституции Российской империи в духе «Русской правды», но на основе конституционной монархии. Не морщься, выслушай. Я с императором Константином пока единое целое. Он оказался мудрым и прогрессивным правителем. Только что вставил фитиль сенаторам и министрам. Отправил в отставку Аракчеева и Бенкендорфа. Мало времени, а дел по горло. Так давай вместе с Рылеевым, Муравьвым-Апостолом и Чаадаевым, - я ему послал письмо в Париж, - займемся главным: будущим России. Как у тебя с благоустройством? Если туго с деньгами, помогу Я богат. Так что не стесняйся, - испытывая неловкость от последних слов, закончил Лунин.

- Благодарю, Мишель. У меня есть и пристанище, и средства. Не беспокойся.

- Тогда свяжись с Рылеевым, кстати, поддержи его, он в душевном смятении.

Время вам до 15 января плюс неделя. Не знаю, что будет со мной в ближайшее время: приближается второй критический момент, связанный с приездом графини Груздинской в Петербург. На императора она имеет влияние не меньшее, чем мо. Поэтому буду занят графиней, е политическим образованием. Хотя надо признать, что это она склонила цесаревича к восшествию на престол. Другой вопрос, чем руководствовалась при этом? Наверняка мечтой быть императрицей. И это не самое плохое.

Хуже, если Ирженка, используя сво влияние, будет против ограничения монархии Конституцией. Тогда все наши усилия полетят к чртовой матери.

Не знаю есть ли она, но это очень далеко Вот почему ей, не матери, а графине – вс мо внимание и уважение. И конечно, государю императору.

Между нами, за последнее время он стал мужчиной. Не ожидал от него. Но, дорогой Пестель, мы были бы без Константина ничто: его брат Николай имел 14 декабря явное преимущество в силе и жестко подавил бы восстание «декабристов», наверное, так назвали бы восставших в истории. Вот почему на данном этапе нужна не республика, а Конституционная монархия в лице Константина I-го. Под его эгидой и с его пониманием вопроса, мы, возможно, успеем сделать, что задумали. Уже многое сделано: одним Указом об отмене телесных наказаний перетянули на свою сторону народные массы и солдат. Вышел Указ о помиловании политических ссыльных, каторжан и заключнных. А это тысячи преданных нашему делу людей! Мы растревожили большое осиное гнездо. Надеюсь, без армии и полиции им нечем жалить. Но вернмся к тебе. Что намерен делать в ближайшие часы? Спросил Лунин.

- Зайду к Рылееву, он поможет мне найти квартиру – ответил Пестель.

- Предлагаю другой вариант: ты, Рылеев, Муравьв и Чаадаев, когда он приедет, пока будете жить в Аничковом дворце, где будет и моя резиденция.

Сначала хотели отдать вам Константиновский дворец, но посчитали расходы на отопление, обслуживание и прочее и решили использовать Аничков с большей эффективностью. Да и я буду под рукой. Легче встречаться и обсуждать возникающие вопросы. Скажу по секрету, приезжает графиня и по распоряжению императора е апартаменты будут также в Аничковом. Ну иди. Как говаривал апостол Павел: « многое надобно сказать, но не время».

И Лунин, повернувшись, крикнул:

- Поручик Бжезинский! Познакомься с полковником Пестелем. Будь ему отцом родным и братом. Он того заслуживает. А заодно расскажи ему о польской мечте. Он попробует учесть е в будущей Конституции.

- Слушаюсь, Михаил Сергеевич. Дать полковнику сопровождение? – спросил Бжезинский.

- Да. И найди ему экипаж из императорского каретного двора. В общем благоустрой. Я поручил ему столько работы, что ему некогда заботиться о себе. Кстати, это касается и Рылеева, Муравьва, позже, по приезде, и Чаадаева.

И повернувшись к Пестелю, Лунин добавил:

- А пока что, Павел Иванович, пообедай со мной. У Кондратия Федоровича всегда плохо с едой Сам убедишься. Пойдм, я тебя представлю Его императорскому величеству.

- Так я с дороги… - смутился Пестель.

- Он любит людей с дороги, У них свежий взгляд. Пойдм.

Оба прошли в малую гостиную. Государь, попыхивая трубкой, что-то писал.

Он поднял голову:

- Что тебе Лунин? Ты дашь мне минуты свободы?

- Конечно, государь. А пока позволь представить полковника Пестеля.

Император, дружелюбно улыбаясь, поднялся из-за стола и пошл навстречу Пестелю:

- Павел Иванович! Наслышан. Хорошая фамилия. Помню Вашего батюшку.

Рад знакомству. Пообедайте с нами. Лунина тоже возьмм, он, как настоящий якобинец, вечно голодный – пошутил Император.

Перешли в обеденный зал, где их ждал накрытый на три куверта стол. Не буду перечислять скромное меню, но Павел Иванович впервые вкушал за царским столом. Выпили кахетинского. Завязался разговор:

- А что, полковник, каким Вы видите недалкое будущее страны?

- Государь, насколько наслышан о Вашей тврдости и мудрости в решении вопросов нашего общего дела, уверен в его прогрессе, потому и себя вижу сподвижником.

- Чрт побери! Один умнее другого! А не боитесь, что я предам ваше дело и пошлю всех вас туда, куда Макар телят не гонял? Мне что! Я – царь! И для самосохранения найду другую опору из лизоблюдов … - Ваше право, государь, окружить себя ими и наслаждаться, как муха в патоке. Мо дело – процветание России, будь она с царм или без оного – ответил Пестель.

- Ого! Жстко и при царе-батюшке. Да за такие слова минимум Шлиссельбург!

- Не посчитайте меня нахалом, Ваше Величество, но Вы мне понравились, как человек. Вот почему говорю Вам откровенную правду. Если придтся – претерплю, но не уступлю от не – твердо ответил Пестель.

- Не горячись. Чувствую себя императором только в окружении таких, как вы. Это мне по душе, внутренне я с вами до конца. А мо внутреннее «Я»

также тврдо, как и ваше. Надеюсь, мне хватит силы духа благоустроить такой великий корабль, каковым есть Российская империя. Я рад нашему личному знакомству. Надеюсь также на постоянное сотрудничество, взаимопомощь и преданность нашему общему делу.

Пестель и Лунин откланялись У каждого были свои планы, но общие заботы.

_ Господи! Какие хорошие ребята мне попались на этом отрезке моей жизни.

Утверди меня в истине Твоей, Отче!

Так молился Константин, укладываясь в холостяцкую постель, заботливо согретую грелками. Фдорыч старался… Глава 7. Рождество Христово Из дневника Константина: На днях из Варшавы приедет наконец-то моя любовь. Вот только что дальше? Наверняка захочет стать императрицей. Она не только женщина – она полячка. А какая знатная полячка не мнит себя Мариной Мнишек?! Чрт побери, завязывается тугой узел. С одной стороны.

Обидятся наши светлейшие и превосходительства, с другой стороны, возликует пановна шляхта и укрепятся узы, соединяющие Россию с Польшей. Есть и третья сторона: каково отношение графини к моему новому, якобинскому окружению, к идее конституционной монархии. Женщины не любят делиться с другими. Однако всему русскому бомонду тврдо могу возразить:

- Вспомните Петра Великого, взявшего вторую жену из литовских крестьян, Марту Самуиловну Скавронскую, отняв е у скороспелого князя Меньшикова. И ничего! Немецкие герцоги не брезговали брать их дочернее потомство в жны. Так что, пожалуй, поворчат наши дворяне неизвестных кровей да и привыкнут. А чем Ирженька не императрица?! Примет православие. Лунин перешл в католичество и остался славным парнем.

Решено. Вопрос с Польшей тохе надо решать. Вместо меня нужен наместник.

И не абы какой, а человек, которого приняла бы шляхта и прочие Потоцкие и Радзивиллы. Брат Михаил вс-таки молод и слабоват на такое дело. Николая не примут. Для начала, пожалуй, Волконского, светлейшего князя Петра Михайловича? Но он весьма полезен здесь, в Петербурге в качестве военного министра. А другой Волконский, князь Сергей Григорьевич? Генерал-майор, любимец офицерства и Витгенштейна. А Юшневский? Алексей Петрович из тех же. Но против князя послабее будет Поляки уважают княжеские фамилии. Да! Князь Волконский будет хорошей кандидатурой в наместники.

Константин закрыл дневник. Немного подумав, позвал:

- Лунин! Где ты прячешься?

-Здесь, государь. Готовлю Указы о назначении наместника в Польшу и о переводе Гродненского гусарского полка в Петербург, а взамен его в Варшаву передислоцируем Конный полк под командованием Муравьва Апостола.

- Ты читаешь мои мысли. И кого же предлагаешь в наместники? – спросил Константин.

- Наиболее подходящая кандидатура, государь, князь Волконский Сергей Григорьевич. Генерал-майор, импозантен, честен, справедлив, польских кровей. Ваш приверженец.

- Восхищен, Мишель! У нас с тобой уже одинаковые мысли. Чрт побери!

Рад, что свою судьбу связал с твоей. В Указах укажи сроки: Волконскому быть в Варшаве к 27 января, в феврале передислоцировать полки. Наш Апостол быстро перевоспитает гвардейцев в солдатскую веру. И ещ.

Надобно ли включить в окружение графини е польских друзей, тонко предложив им переехать в Петербург?

- Ваше Величество, это зависит от Вашего решения о статусе графини. Если она – Ваша супруга, то это одно;

если же просто любимая женщина, на что она вряд ли согласиться, то польское великосветское окружение ей, во первых, не понадобится, а во-вторых, они просто не приедут. Им подавай свою императрицу, возле которой они будут плести свои интриги и хитроумные замыслы присоединения России к Речи Посполитой. Так что, государь, Вам надо решать вопрос о женитьбе и, простите, о потомстве. Сие дело государственной важности.

- Но, Мишель, я об этом ещ не думал… _ Пора, государь, задуматься. Или графиня будет Вашей супругой, приносящей Вам наследника, или ей здесь делать нечего. Такова правда жизни. Вы не только мужчина, Вы – государь Российской империи и этим вс сказано. К тому же горячая славянская кровь освежит Вашу немецко русскую. Примите решение и надо готовить почву для его воплощения. Во всяком случае коронация в Москве 27 апреля должна быть в супружеском единстве. Если это графиня, то с графиней;

если иная женщина, то с ней.

Таково мое иезуитское понимание этого вопроса.

- Знаешь, что, иезуит, мой батюшка, как ты помнишь, был командиром Мальтийского ордена. Может быть тебя возвести в этот высокий ранг? А?

Своя рука в Европе. Там наведшь порядок… - Благодарю, государь, но мы взялись не карьеру делать, а порядок навести в России. Мальта нам не нужна. Пусть Англия и Франция за не дерутся. И кстати, чем меньше будем встревать в европейские разборки, тем жить будем лучше.

- Ну хорошо, хорошо! К приезду графини я приму решение, но каковыо тво мнение о ней?

- Умна, красива – редкое сочетание. Элегантна, общительна, душа общества.

В обычном состоянии не агрессивна и готова решать споры мирным путм.

Вместе с тем достаточно скрытна и лучше е не обижать. Может закрутить такую интригу – на всех хватит. Бенкендорф не раскрутит.

- Опять ты с Бенкендорфом. Ты подготовил Указ о его увольнении в отставку?

=Да, государь.

- А может быть ему что-то поручить по тайным делам?

- Ни в коем случае! Нельзя допускать его к тайным делам, да и наши товарищи не помут: Змея-Горыныча на груди пригреем.

- Согласен. Ты конституционеров устроил?

- С Вашего разрешения, я изменил намерение поместить их в Константиновском дворце и предложил им Аничков. Это удобнее и экономнее. А что Вы решили о брате свом Николае? Может быть послом в Китай? Там надо налаживать отношения, надо решать вопросы пограничного обустройства и торговли. Великий князь отдохнт, научится китайскому этикету, в Корее побывает, Японию посетит… На Дальнем Востоке нам нужно сильное представительство с тем, чтобы соседи почувствовали уважение к Державе русской. Американцы и англичане там безобразничают, а мы помалкиваем. Слабы мы в том богатейшем крае. Туда народу нужно добавить хотя бы миллиончик. Обосновать крупный город с морским портом, верфью и заводами, производящими вооружение. За границей народ лихой, захапистый. С ним держи ухо востро. В лучшем случае ограбят. Так что пора в те края направлять свободных поселенцев, вооружить их, организовать казацкие станицы под своим управлением на местах. Лет эдак за десять встать на Тихом океане тврдо и в военном и в хозяуственном обустройстве так, чтобы к 36-му году всему быть. И позарез нужна дорога!

Железная дорога! В Англии и в Америке во всю их строят и паровозы успешно таскают большие железные телеги, по-немецки вагоны для перевозки людей и грузов. И знаете какая у них скорость? На ровном месте до 30 врст в час! Эдак, за сутки с остановками такой поезд пройдт аж врст пятьсот! Вот для чего нам нужны свободные работники, Россию срочно требуется освободить от цепей крепостничества! Купцы и заводчики, денежные тузы будут организовывать производство рельсов и вагонов, паровозов и всего необходимого для строительства, получая с того прибыль.

Нам нужно министерство путей сообщения, нужно позарез догнать Европу и в этих делах, государь.

Лунин умолк.

- Не разорваться же мне! – воскликнул Константин.

- Зачем же на себя вс брать. Найдм организатора этого предприятия.

Например, подполковник Батеньков Гавриил Степанович. Весьма образован в инженерном деле и сведущ в технике современной. Ему в помощники барона Розена Андрея Евгеньевича. Пусть вокруг себя соберут деловых людей, которые поднимут это нелгкое дело. Может быть при министерстве организовать департамент путеустройства с привлечением частного капитала, лежащего у купцов в кубышках. А в таком деле они дадут дивиденды. И снова мы упрмся в крепостное право. Посмотрите, государь, на вольную Америку. Как энергично эти капиталисты проводят промышленную революцию! Когда революционер с деньгами он великая сила! – горячо заключил Лунин.

- Готовь этот вопрос. Поручи Батенькову и Розену. А пока что скоро Рождество и приезжает графиня. Обустрой е в Аничковом с тем, чтобы я мог ездить к тебе и заходить к ней. И вызови на утро князя Голицына, обер прокурора Синода. Надобно сменить митрополита Серафима и архимандрита Фотия, пособников Аракчеева, подорвавшим веру в Бога в народе своей палочной дисциплиной. Пусть подберет из молодых на их места. Заодно посоветуйся с ним по поводу графини… …Графиня Груздинская приехала в столицу незаметно. Е вместительный санный дормез, отапливаемый маленькой печуркой, сопровождали два возка с одеждой, припасами и дровами. Сама графиня и три молоденькие служанки в теплолм и уютном экипаже играли в польского дурака и весело хохотали над проигравшими. К заходу солнца подъехали к заставе, где их уже ждали гусары во главе со Зденеком Бжезинским. А через 40 минут небольшой поезд, эскортируемый на удивление прохожих гусарами, въехал на Невский.

А вот и Аничков дворец. Вечерело и морозило. Завернувшись в енотовую шубку, графиня выпорхнула на декабрьский мороз. У парадного горели фонари, освещая подъезд. Гусары, открыв перед Ирженкой двери, сопроводили е на второй этаж. Возки и служанки подались к чрному входу, где и разгрузились. Аппартаменты дворца были хорошо протоплены и графиня, мило улыбаясь, сбросила шубку на руку встречающего е Лунина, милостливо подав ему ручку под поцелуй усатого гусара.

- Графиня! Как рады мы Вашему приезду! Некоторые даже прихворнули, ожидаючи… - поприветствовал е Лунин.

- Ах, Мишель, Вы человек очень коварный и я вам не верю. Ну кто может меня ожидать здесь так страстно? – пошутила графиня.

- Позвольте сопроводить Вас в ваши покои, о прекрасная из прекрасных … - Не перебарщивайте, друг мой. И где Вы меня устроите на ночь?

- Не я, не я, а император! Он весь вне терпении, заждался Вас. Прошу… Лунин открыл белую в позолоченных виньетках дверь. В освещнных множеством свечей покоях е ждал Константин. Нет, он не был красавцем.

Но его внутреннее добродушие, его улыбка и голубые глаза, излучающие любовь, привлекали. Графиня склонилась в глубоком придворном поклоне перед своим будущим. Е высокий бюст, возвышающийся над тонкой талией, был скромно обрамлн тонкими брюссельскими кружевами в алансонском стиле. Их голубой цвет весьма сочетался с серебристо-серым платьем и, конечно, с глазами императора. По чуть оголнным плечам, плавно соединяющим линию шеи и рук, привольно раскинулись белокурые локоны.

Вс было тонко и ненавязчиво.

- Ах, Иржинка, душа моя! Как я соскучился! Хотел второй раз отречься от престола, уехать в Варшаву и жить в твом славном, уютном гнездышке… император задыхался от радости.

- Ну. Что Вы, государь! Если богиня счастья Y.[‘ не бросит нас, мы согреем души друг друга и в морозном Петербурге. Ах, как я устала от ожидания!...

Константин, взяв под руку графиню, кивнул Лунину:

- Будь рядом, в примной… Что происходило в жарко натопленной, уютной спаленке, никому не ведомо.

Но через час император, выйдя в гостиную, пригласил курившего трубку Лунина в столовую к ужину. За столом их ждала прехорошенькая Ирженька.

- Мишель, друг наш… (м-м-м, мгновенно подумал Лунин, видимо обо всм договорились птенчики) …изволь составить компанию, поужинаем, как в Варшаве, вместе… - Графиня, конечно, помню тот незабываемый вечер на веранде, заходящее солнце и Вы, освещнная его лучами. И Вы нас баловали своими кулинарными изысками. Рад, весьма рад Вашему приезду накануне великого праздника. Надеюсь, послезавтра увидеть Вас вместе с государем в православном храме – в Петропавловском соборе у всенощной по случаю Рождества Христова. Кстати, службу будет вести новый митрополит Петербуржский отец Филарет, а протодьякон Феодор – могучий бас, покажет пастве сво умение. Говорят, на низких тонах сткла дрожат и ближние свечи гаснут – обратился к графине Лунин.

Ужин прошл в воспоминаниях. Надо отдать должное графине, она не форсировала события. Но Лунин, как старый парижский ловелас, уже почувствовал, что с графинюшкой надобно разговаривать как с императрицею. И он плавно и незаметно в светскую беседу вплетал уважительное к ней отношение. Тонкая натура Ирженки почувствовала это и мило и благодарно она улыбнулась ему:

- Ах, Мишель! Вы, как всегда, дамский угодник. Я рада Вас видеть. Государь так высоко отзывается о Вас, и я присоединяюсь полностью к его мнению.

Давайте идти по жизни вместе… … Обер-прокурор Синода после разговора с императором, немедля отправил отказавшегося ехать в дальние края, на Аляску, архимандрита Фотия в Соловецкий монастырь для очищения духовного от гордыни и строптивости.

Митрополит благоразумно дал сво согласие на духовное кормление паствы на краю земли русской. Он понял откуда ветер дует и не стал артачиться:

- Бог милостлив. И там русские люди проживают. А время покажет… Вот почему в остывшем соборе Петропавловской крепости звучал молодой баритон нового метрополита Филарета, прославляющий Рождество Христово, а бас-профундо тяжело взлетал к куполу и, отражаясь, падал вниз.

Оглушая всю петербуржскую знать, придворных и послов иностранных держав. Только Константин и Ирженка, повязанная голубым платочком, улыбаясь друг другу, жили своей жизнью, непонятной для невлюблнных.

А души почивших предков Романовых, разбуженные протодьяконом Феодором, с любопытством смотрели на будущую императрицу всея Руси и королевства Польского.

Глава 8. Новогодний бал Рождественские праздники переходили в Новогодние. Более сотни дворцовой челяди были посланы в Царское село для подготовки к празднику сложного дворцового хозяйства. Придворные умельцы рисовали оформление аллей, готовили горки, расчищали от снега озра. Наняли десятка два мужиков из ближайших деревень для расчистки Большого озера с Чесменской колонной и заготовки ледяных глыб, из которых они строили прозрачные беседки, запутанные коридоры с залами. После шлифовки лакеи расставили свечи на высоких канделябрах с тем, чтобы в нужный момент их зажечь и ледяные хоромы засверкают в ночь на Новый год льдистыми алмазами.

Под русские забавы лд на озере шлифовали до прозрачности, чтобы можно было видеть дно и рыб. Перед Новым годом поставят низкие канделябры над глубокими местами в надежде, что свет привлечт рыбье царство и любопытные гости смогут посмотреть на их мир. А вокруг парков те же мужики готовили зимник для катания на тройках. Прим гостей, а их ожидалось около 180 человек, наметили в Екатерининском Большом дворце, А размещение – в Александровском. Были приглашены артисты Венской оперы и оркестр молодого, но уже знаменитого Иоганна Штрауса.

И конечно, программа предусматривала выступление своих дарований.

Ожидали только что вернувшегося из ссылки Александра Пушкина с чтением его последних стихов. Он был окрылн и переполнен теми идеями и открывающимися возможностями, о которых ему поведали Одоевский, Вяземский и Кюхля. Пушкин не только благосклонно был принят императором, но и произведен из камер-юнкеров, что обижало поэта, в камергеры Его Величества. Пушкину было что показать обществу: и продолжение «Евгения Онегина», и «Цыгане», и трогающее душу юных красавиц «Я помню чудное мгновенье», и «Роняет лес багряный свой убор»… В общем, если верить полученной приглашнными программе праздника, все три дня будут наполнены шампанским, танцами, концертами, катанием на санках и лошадях, фейерверками и, конечно, любовными интрижками, о чем в программе не говорилось.

Константин и Лунин хотели ознаменовать Новый год как начало Новой эры.

Об этом в столице ходили лишь глухие слухи, самые невероятные и фантастичные. Но е уже готовили: подбирались кадры, писались проекты развития общества и промышленности. Но официально вершиной праздника должно быть объявление о помолвке императора Константина I с графиней Груздинской.

Лунин почти не вмешивался в предпраздничную суету. Он по горло был занят более серьзными делами – закладкой фундамента будущего России.

До коронации надо полностью подчинить все структуры власти, поставив на ключевые посты верных людей, подготовить проект Конституции и Указ об отмене крепостного права. Время бежит быстро и надо сформировать и созвать Временное учредительное собрание, которое утвердило бы и все Указы и Конституцию.

Михаил Сергеевич с нетерпением ждал возвращения Чаадаева. Начатому так благополучно делу не хватало его деловитости и организованности.

Некоторые из соратников продолжали до хрипоты спорить по мелочам и это мешало. Но большинство уже занималось практическими делами и уже чувствовалась обоснованность их начинаний.

Мордвинов, морской министр, с самого начала энергично поддержал идею создания паровых судов, а Батеньков и Розен представили проектную записку об использовании паровых машин в промышленности и на транспорте. Обосновывая сво предложение, авторы ссылаются на применение паровой машины, приводящей в движение пилораму на лесопилке в Нью-Йорке и пароход Фултона, спущенный на воду в 1807 году.

Но самое удивительное они нашли в архивах Российской Академии. Некто Ползунов ещ в 1765 году соорудил паровую машину мощностью в 32 л.с. и поставил е на воздуходувку для подачи дутья в плавильные печи.

В том же году, как об этом сообщал президент берг-коллегии А.И.Шлаттер, Иван Иванович Ползунов сделал двухцилиндровую машину с выводом крутящего момента на общий вал. В результате на Барнаульском заводе отказались от водяного колеса, ранее служащего приводом.

А в Нижнем Тагиле у Демидовых работают Черепановы. Отец Ефим Алексеевич ещ в 1810 году создал машиностроительный завод, оснащнный оригинальными металлорежущими станками. Вместе с сыном он изготовил и установил на заводе 18 паровых машин мощностью от 2-х до 60-ти л.с., приводящих во вращение и станки, и лесопилку, и мукомолку. На сегодняшний день готов проект паровоза для подвозки шихты на платформах по чугунным рельсам.

Тк что, по мнению Батенькова, уже в будущем году можно на ладить вс необходимое по производству паровозов, вагонов и рельсов с костылями и шпалами для опытной дороги, соединяющей Петербург м Царским Селом.

Пуск дороги можно ожидать в 27 году.

Подобные вести поддерживали в Лунине уверенность в жизнеспособности идей техническог7о прогресса в России. Своей уверенностью он укреплял и Константина, без которого немыслимо совершить задуманное.

А пока император целиком и полностью был поглощн Ирженкой, для которой, собственно, он «закатывал» бал в Царском Селе. Она была уверена в свом императорском будущем. Сейчас вокруг крутились портнихи, заканчивая парадные платья, маскарадный костюм и прочие дамские необходимости. Кроме того, уже были готовы белая шубка из юфти с собольим воротником и красным кушаком, вышитые бисером белые изящные чсанки и большой головной плат, связанный из тонкой козьей шерсти оренбургской породы. Вс подчркивало е стройную фигурку и миловидное личико. Во всех нарядах она была хороша.

Нечего и говорить, что то же самое творилось и у дам высшего света, приглашнных на имперский бал. Мужья озабоченно поглядывали на текущие в их особняки счета от портних и ювелиров, не считая башмачников.

Но в некий момент количество переходит в новое качество. И этот момент наступил в последний день декабря. Сотни зимних дормезов с набитыми одеждой, сундуками и слугами двинулись в Царское Село. Поезд растянулся на две версты.

Среди приглашнных были и братья Константина – Николай и Михаил. Но они приехали вчера вместе с императорским поездом.

Основная масса приглашнных выехала из столицы поздним утром в сопровождении конных лейб-гвардейцев. Зимний воздух в лучах Солнца искрился инеем и снежинками, подброшенными копытами лошадей. В Екатерининский парк въезжали с запада через увитые лапником и лентами Орловские ворота. Минуя Большое озеро, экипажи один за другим останавливались у парадного подъезда Александровского дворца. Гостей встречал мажордом, который выкрикивал звание и фамилии прибывающих.

Придворные лакеи быстро сопровождали их в отведнные им апартаменты.

Часть высокопоставленных гостей была устроена в Екатерининском. Среди них- великие князья и приближенные к императору «декабристы» - члены Тайного Совета. И конечно, Лунин как адъютант Его Величества. В свете поговаривали, что он иезуит и гипнотизр.

К вечеру возле дворцов зажгли бочки с бездымным маслом и снег вокруг окрасился, как при закате Солнца, в багровые оттенки.

В самом большом зале примов Екатерининского дворца уже установлены два длинных стола, соединенных поком третьим. Они уже были готовы к приму гостей: полностью сервированы – тонкий фарфор, хрустальные бокалы и рюмки, столовое серебро. Средние линии столов подчркивали хрустальные вазы с алмазной гранью с цветами из оранжереи.

Все места поименованы прекрасно выполненными карточками на бристольской бумаге. Для дам рядом с ними стояли небольшие узкие хрустальные вазочки с небольшими букетиками голубых незабудок. По углам зала – наряженные лки с ещ незажжнными свечами. Между колонн на дубовых подставках пять здоровенных бочек с винами, три с различными водками и две с коньяком. Здесь же столы с графинами под каждое из вин, водок и коньяков.

В боковом не отапливаемом холле – ящики с сотнями бутылок французского шампанского «АИ». И слуги – виночерпии, стоящие позади винного ряда и для обслуживания гостей.

А что творилось в Эрмитажной и Лицейской кухнях (всех лицеистов отпустили на праздники по домам)! Десятка три поваров и поворят с вечера готовили, а с утра жарили, варили, пекли – готовили холодные и горячие закуски: отварных остров, птицу, копчности и множество поросят, запеченных в тесте.

Это не считая костров в парке, где на огромных вертелах по всем правилам готовили туши кабанов, оленей, сайгаков и здоровенного медведя. А пока три часа пополудни. Вс это готовится вдали от гостей. Сами приглашнные приводили себя в порядок, осваивали временное местожительство. Через час – полтора начали собираться «по интересам»: кто-то за карт очными столами проверить сво уменье и удачу, кто-то в курительной комнате обменивался новостями и слухами, а многие переодевались на вечернюю прогулку в парке. Уже стемнело и на поляне возле озера засверкали ледяные хоромы, освещнные изнутри множеством свеч, зажженных слугами.

Офицеры, молодые дамы и дочери гурьбой вышли в освещнный парк.

Знакомства, игривый смех:

- Хотите, я Вас покатаю на санках? И бравый гусар в голубом мундире и зимнем плаще, оглядываясь на 2добычу», увозил е в ледяные закоулки, мчал по аллее, подстгиваемый смехом девичьим.

Иные столпились на освещнном озере, с любопытством взирая на подлдную жизнь рыб и рыбшек.

Но через пару часов их позвал басовито звонкий звук. Это был сигнал к сборам и подготовке к праздничному ужину. Звучал двухаршинный бронзовый гонг, подвешенный на цепях между двух елей, растущих возле Екатерининского дворца. А ударял в него огромной колотушкой с суконным набалдашником дворцовый мужик с лицом, измазанным сажей. Он был, мягко говоря, слегка пьян и его с двух сторон поддерживали не менее пьяные гвардейцы. Гости стали стекаться ко дворцу – пора готовиться к ужину и танцам.

К 11-ти вечера все уже сидели за столами, без суеты заняв места согласно номерам приглашений. Сверху, с антресолей лилась негромкая мелодия, перемешиваясь с мерным гулом множества голосов в зале. Ждали государя.

Два офицера открыли двустворчатые двери. Император, сопровождая графиню, которую он вл за руку, как в полонезе, вошл в зал. За ним его братья и лунин. Все встали. Огни множества свечей отразились от бриллиантов, рубинов и сапфиров, украшающих дамские головки и шеи, и разбрызгались множеством искр всех цветов радуги. Прозвучал гимн. Пол мановению государя гости заняли свои места.


Лакеи стоявшие ранее незаметно, мгновенно разлили по рюмкам водку – мужчинам покрепче, женщинам помягче. Так же мгновенно на тарелках оказались маринованные огурчики, маслята, ломтики холодного мяса и заливной рыбы – из судака.

- Дамы и господа! Мы провожаем 25-й год, год скорби и надежд. Умер наш император Александр I, не успев воплотить в жизнь свои чаяния во благо государства нашего. Помянем Александра Павловича и будем надеяться на Бога, на Матерь Божию, покровительницу России! – император умолк.

Выпив стоя, все, заняв свои места, закусили. Внутри каждого разлилась теплота…. Лакеи, согласно программе, налили ещ по одной, не обходя и дамское общество.

О наши русские женщины! Крепки телом и духом! Император повторно встал и, оглядев зал, подняв серебряную чарку с анисовой, молвил:

- Да упокой души умерших и прими их в лоно Тво! Но мы пока живы и потому предлагаю тост за державу нашу, матушку Россию, которая нас терпит, кормит и поит. За е народ! Мы, сидящие здесь – его дети.

Посмотрим на наши родословные и наверняка отыщем крестьянские корни, давшие побеги, малая толика которых – мы. Вот почему прошу руководство страны быть здравомыслящими и активно помогать будущему процветанию народов России и нашего государства в целом… Вот почему поднимаю чашу сию за единство и процветание!

Кто в недоумении, а кто в радостном понимании выпили. Торжественная часть праздника закончилась. Вышколенные лакеи обходили гостей с разными винами. Зазвучала музыка. Милые девушки и жеманные матроны, генералы и офицеры, министры и тайные советники вкушали закуски.

Внезапно и бесшумно «налетела» новая стая лакеев и в мгновение ока вс убрали со стола, сменив салфетки и приборы.

Вслед за ними цепочкой вошли в расшитых серебром ливреях лакеи, несущие серебряные ведрки с бутылками шампанского и фрукты.

Оставались минуты до Нового года. И когда стрелки больших часов подошли к 12-ти, в это мгновение в парке раздался орудийный залп. Вторя ему, открыли бутылки и лакеи, осторожно наливая шампанское. Все встали;

под бой курантов зазвучали фужеры, которыми чокались гости:

- С Новым годом! С Новым счастьем!

Через некоторое время все встали из-за столов и столпились возле окон: в парке бухали пушки, выбрасывая в небо ракеты, взрывающиеся на высоте мириадами звздочек то в виде шара, то в виде цветка, то кометой, улетающей вдаль. И вс это разноцветье мигало, сверкало, освещало дворцы и парк недолгими вспышками мерцающего света.

- Ах, маман, какая красота! Эту ночь не забуду!... – восклицает барышня.

Зазвучала музыка и гости, соблюдая торжественность, не спеша, стали переходить в танцевальный зал. В громадном зале, наполненном светом и тплой прохладой, где-то на антресолях играл оркестр, приглашая на полонез… Навощенный пол отражал свет множества свечей. Мелькали мундимры, звенели шпоры, томно кружились кринолины.

Божественно, превосходно! А тут ещ водка смешалась с шампанским….

Полонез сменила мазурка.

В первой паре шл молодцеватый император в мундире Преображенского полка, а вокруг него порхала полячка Ирженка. Они были счастливы и, улыбаясь друг другу, вспоминали Варшаву, е беззаботные балы и первые поцелуи. Константин был мастером танца. Лихо щлкали каблуками молоденькие офицеры. Затем зазвучала музыка Иоганна Шрауса, приглашая пары пройтись в модном вальсе… Вновь зазвучал гонг. Обер-шталмейстер пригласил гостей вернуться к столу.

Свежая скатерть, новая сервировка, графины с винами. А по середине столов горячие закуски: громадные блюда с острами, уже нарезанными толстыми ломтями, стерляди перемежались с икрой чрной и красной в деревянных, из липы корытцах и всяческая зелень. По желанию – белое сухое, полусухое, полусладкое. Праздник продолжался … А через час гонг позвал снова на танцы, после которых объявили катание на тройках. Желающие побежали переодеваться. Через полчаса к парадному подъезду чередой подъезжали тройки с бубенцами, увитыми лентами дугами у коренников и бравыми ямщиками. Гости по трое усаживались в сани, ямщик заботливо запахивал полог и тройка рвалась вперд по освещнной факелами аллее.

Тройка за тройкой мчались друг за другом, подгоняемые разбойничьем посвистом ямщиков. Не буду скрывать, но порой неловкая рука бравого поручика пыталась проникнуть под шубку соседки… Объехав вокруг Екатерининского и Александровского парков растянувшиеся вереницей тройки возвращались к подъезду. Дамы, почистив прышки, почувствовавших себя мужчинами мужчин, под зовущий призыв гонга возвращались к столу. Их ждала, как говориться, перемена блюд: на огромных блюдах на тележках возвышались жареные над жарким угольем костров туши оленей, двух кабанов и медведя. И конечно, красное вино из Франции, Венгрии, Крыма… Орудуя острыми длинными ножами, повара отрезали куски горячего, душистого, томлнного в вине мяса и на тарелках подавали его на стол.

Господи! Как это вкусно – жаренное на костре мясо под сухое вино! Можно выпить пинту, а то и кварту и не захмелеть! И выпивали! Ну кто после этого не утерпит вскочить и провозгласить:

- Ура! Ура императору Константину Первому!

Император, ценя искренность, если даже она возбуждена вином, встал и поблагодарил. И все кричали:

- Ура! Ура! Ура нашему императору!

И лишь его брат Николай сжигал себя внутренним огнм зависти:

- А счастье было так возможно … После того как от оленины и медвежатины остались скелеты, наступила новая смена. Пока гости лихо отплясывали польки Штрауса, взвод лакеев обновил столы, сервировав их под шампанское фруктами, мороженым, коньяками.

- Благодарю вас, дамы и господа за то, что вы здесь, за тплые слова в наш адрес. Надеюсь, вы сохраните эти чувства надолго. А сейчас хочу объявить о моей, о нашей помолвке с известной уже вам графиней Груздинской.

Позвольте представить е и прошу любить и жаловать добротой и дружбой, искренней любовью, как люблю е я, - император снова присел.

После троекратного «Ура» и благословления митрополита все встали и с наполненными бокалами подходили к счастливой паре с поздравлениями.

Мило улыбаясь, Ирженка выдержала полторы сотни соприкосновений бокалами. Вернувшись к столу, выпили за здравие помолвленных, понимая, что продолжение будет. Вот только не знали, чем дело кончится.

Четыре утра… Обременнные вином и закусками, гостюшки разошлись в отведенные для них апартаменты. Сняв всяческие корсеты, турнюры, платья и мундиры, заснули на расстеленных на полу меховых шубах и пологах.

Проснувшись часам к 12-ти дня первого января, сначала не понимали, где они. А солнечные лучи, выискивая щлки, пробивались через шторы. Память постепенно возвращалась. Тем более заботливые хозяева в каждой комнате на столиках поставили и рассол капустный и огуречный, и вино, и водочку.

Пора вставать. И хорошо, что к тому времени дворцы успели оснастить последним изобретением Запада – унитазами, канализацией и водопроводом с горячей и холодной водой… Утренний завтрак с чаепитием. По-русски на столах стояли самовары, чайники с заваркой и гости сами наливали себе, вкушая его кто из блюдцев, кто из чашек мессенского фарфора. Колотый сахар, конфеты, пирожные, варенья, засахаренные в меду орешки, восточные сладости и, конечно, русские пироги. Румяные, горячие с мясом, вязигой, капустой, с яблоками… Ватрушки с творогом, зарумяненные сверху, лежали рядом с пышными плюшками. И графины с вином и водками. Объедение! И ни одного лакея:

бери и ешь, наливай и пей. И надо отметить, это как-то освободило гостей и они чувствовали себя, как дома. Им пример показали графиня с императором, с аппетитом поедая что-нибудь из всей поданной на стол вкуснятины.

Позавтракав и переодевшись, многие вышли в парк, где возле озера в двух походных кухнях варился глинтвейн. Ну кто откажется на морозе выпить чарку горячего волшебного напитка! Взбодрнные алкоголем, освободившись от дворцовой чопорности, высокопоставленные гости разошлись по парку по «интересам»: кто-то катал на санках свою возлюбленную, кто-то стремительно летел с горки на ледянке, а многие вышли на Большое озеро, любуясь сквозь прозрачный лд водным царством.

Здесь же, на льду любители играли в «бабки», пытаясь медной тяжлой битой сбить их побольше.

Император в мундире и подбитом мехом зимнем плаще, осваивал новинку – финские санки с длинными металлическими полозьями и с креслом впереди.

Держась за ручку кресла и стоя одной ногой на левом полозе, правой отталкивался, разгоняя санки. В кресле, конечно, сидела Ирженка, закрытая по колени лгким пледом. Она была великолепна в своей шубке, подпоясанная красным кушаком с наброшенным на плечи тонким оренбургским платком. Мороз разрумянил щки и она была неотразима в своей 25-летней красоте. К ним на лд выехали санки – стол с серебряными чарками с горячим глинтвейном. Лакея угощали желающих.же на столике чищенные орехи – фундук, лещина, кедровые и восточные сладости.

Константин и Ирженка тоже соизволили выпить вместе с гостями.

Нагулявшись и проголодавшись все с удовольствием услышали сначала гонг, а потом пушечный выстрел, зовущие к обеду. Переодевшись к столу, все заняли уже привычные места, улыбаясь соседям. Не буду повторяться, перечисляя смены блюд, - с амо меню целая поэма! После двухчасового обеда – концерт. Венский оркестр усладил слух присутствующих игривыми мелодиями Амадея Моцарта из «Свадьбы Фигаро», «Дон Жуана», «Школы влюблнных» и недавно умершего Антонио Сальери – из «Армиды» и «Данаид».

Своих земляков сменил небольшой оркестр Леннара под управлением Иоганна Штрауса.ызгающие весельем польки сменялись малоизвестными русскими вальсами, вызывающими томление в молодых неокрепших душах красавиц.

- Ах, маман, хочу научиться этим танцам….

И как бы поддерживая их желание, на сцене закружились в «Венском вальсе»


несколько изящно одетых пар. Красавцы-гусары нежно обнимали одетых в невероятно лгкие шлковые платья дам. Кружась и изгибаясь, пары дефилировали по сцене, а Штраус, поглядывая на них, дирижировал. В промежутке между танцами на сцену выходили поэты, ласкающие слух ритмикой русского стиха. Одоевский и Вяземский, Рылеев и Пушкин сменяли друг друга. Судя по последним стихам, ссылка в Михайловское пошла Александру Сергеевичу на пользу. Изгнанный из петербуржской великосветской суеты, его талант расцвл на сельских нивах. И как сказать, не было бы ссылок русская поэзия не имела бы циклов его стихов и поэм о Кавказе, Бессарабии и Крыме. Император был доволен своим камергером:

- Эдакий талант расцветает в нашу эпоху!

Ко всем милостям государь соизволил наградить Пушкина орденом св. Анны 3-й степени.

- Э-э! – думали искушнные в дворцовых делах придворные, - грядут великие перемены…»

А вечером прибалтийское небо снова расцвело фейрверками: звздные фонтаны, разлетающиеся шары освещали своим кратковременным светом зрителей. Последний ужин. Завтра – в Петербург к семейным делам, интригам, слухам, театрам и хождениям в гости… 3-е января. Ранний завтрак, благодарности за гостеприимство. От имени присутствующих обер-прокурор Синода князь Голицин, выражая общие чувства, поздравил государя и графиню с помолвкой и просил принять в качестве памятных подарков диадему в бриллиантах, изумрудах и рубинах для графини и саблю дамасской стали для государя.

Приняв подарки, государь выразил свою благодарность и уверенность в плодотворной работе на благо народа и державы российской. Из-за стола, где он что-то дописывал, энергично встал Пушкин и, размахивая гусиным пером, начал читать:

- Графиня! С нею Государь!

Души моей примите пожеланье – Пройти всю жизненную даль Лишь в радостях славянского сказанья.

Но в нашей жизни вс сложней и проще:

За счастьем горести бывают… Держитесь вместе, как берзы в роще, Как стая лебедей летает.

Ещ одну, но древнюю мечту, Из века в век растущую, как тополь, Осуществлнную сочту.

Вернув Стамбул в Константинополь!

Пушкин замолк и недоуменно смотрел на притихший зал, который внезапно взорвался бурными аплодисментами и офицерскими криками «Ура!».

Поэт, как и всякий артист, жаждал признания и потому Александр Сергеевич, облегченно улыбаясь, раскланялся.

Растроганные Константин и Ирженка обняли Пушкина, а император, сняв с пальца перстень, надел его на пушкинский палец правой руки:

- От души благодарим и будем помнить!

Под звуки «Гром победы раздавайся…» собрание начало расходиться, собираясь в дорогу. По пути все стремились улыбнуться удачливому поэту, а знакомые пожимали руку и хлопали по плечу:

- Встретимся… Через пару часов поезд экипажей тронулся, возвращаясь в Петербург, сопровождаемый лейб-гвардейцами. В Царском Селе осталась лишь императорская семья, Лунин и дюжина гусар Гродненского полка.

Дворня и слуги спешно приводили в порядок дворцы и окрестности, отмывала огромное количество посуды и доедала не менее огромные остатки еды, оставшейся от трехдневного нашествия гостей. К ним надобно добавить и солдат сопровождения, для которых пошедшие три дня были сказкой, запомнившейся на всю жизнь: столько вина и вкусной еды они поглотили, что пером не описать. Так что все были довольны. Кроме братца Николаши.

Он болезненно переживал случившееся и одновременно терялся в догадках о свом будущем. А оно рещалось здесь, в Екатерининском дворце в уютной курительной комнате… Константин долго думал с чего начать тяжлый для всех разговор:

- Николай, волею судьбы императором стал я. И, кстати, ты присягал мне в мо отсутствие. Да, признаю, в 22-м я отказался от престолонаследия в твою пользу. Но шло время, многое изменилось и я отозвал свой отказ в тот момент, когда получил письмо из Таганрога от генерала Дибича и князя Волконского. Они, обращаясь ко мне как цесаревичу, сообщили о смерти брата нашего. В декабре ты, мягко говоря, был свидетелем событий на Сенатской площади, отдав приказ о расстреле полков, присягнувших на верность Константину. И только мой своевременный приезд в Петербург предупредил избиение. Догадываюсь, на меня ты в большой обиде. Но в силу сложившихся обстоятельств и своего характера отношусь к тебе по-братски и хочу выслушать твои пожелания.

Лицо Николая у левого глаза подргивалось в тике. Он еле сдерживал себя:

- Ты хочешь слышать мо желание?! Вот оно: не хочу оставаться там, где ты.

Хочу уехать за границу!

- И куда же? – полюбопытствовал государь.

- В Пруссию, к родственникам!

- Это недалеко. Но чем будешь заниматься? Наймешься в лейб-гвардию? Но Пруссия уже не та. После Наполеона там, как и в Польше, отменено крепостное право. И что делать тебе, его защитнику? – полюбопытствовал Константин.

Николай молчал.

- Во Франции и в Англии придтся работать – продолжал Константин. – А что ты умеешь? Может быть займешься земледелием или откроешь фабрику по производству унитазов? Разоришься через год, ибо на вс нужны не только деньги, но и желание работать, а у тебя его нет. Нет, Николай, на Западе жизнь твоей семьи будет неустроенной. А вот на Востоке интересы нашего государства нужно укреплять и расширять. Уже в этом году мы посылаем флотилию с солдатами и поселенцами на Аляску. Те же потребности и на территории всего Дальнего Востока. Предлагаю поехать в Китай или в Японию чрезвычайным полномочным послом с соответствующим материальным обеспечением. А в наместники Приморского края от Приамурья до Чукотки буду просить брата нашего Михаила. Впрочем, если ты будешь претендовать на эту должность, у меня нет возражений. Но там надо начинать вс сначала: строить себе дом, возводить города и селения, принимать и размещать поселенцев. Забот – полон рот. А в послах жизнь при императорском дворе обеспеченная, интересная и без особых забот. Так что выбирай, - заключил император.

- А что Мишель? – спросил Николай.

- Мишель молод, достаточно энергичен и авантюрен. Так что Восток для него будет хорошей школой жизни и общения с древними цивилизациями.

Но первый выбор за тобой… - Я хочу подумать, ответил Николай.

-Изволь. Время терпит до весны.

Николай, сухо откланявшись, вышел. Его семья была уже готова к отъезду в столицу.

Император позвонил. Вошл адъютант.

- Присаживайся, Мишель. Каково впечатление от новогоднего бала?

- Государь, хотя и дороговато, но дело нужное. Окупится со временем. Да и для помолвки момент был выбран удачно. Особенно хорош был Пушкин:

спонтанно украсил бал венцом своей поэзии. Надо у него попросить то гусиное перо, которым он писал сонет. После бала Указ об отмене крепостного права будет принят в дворянской среде более терпимо. Нам, главное, привлекая на свою сторону крестьян и мещан, не заронить враждебность в помещичью среду. Тоже люди. Государству нужны образованные. Указ готов в трех вариантах: первый с освобождением крестьян и выкупом у помещиков земель. В этом случае они становятся богатыми и влиятельными;

второй – освободить крестьян с бесплатной раздачей земель и сохранением за помещиками части их владений;

третий – объявление всех земель центральной части России казнными с последующим выкупом или арендой любым гражданином с преимущественным правом для освобожденных крестьян данной местности.

Оплата зависит от качества земель, скажем, от рубля до пяти целковых за десятину. Лично я склоняюсь к последнему варианту: он по-божески изначален и потому наиболее справедливый. Дат прибыль казне и развивает ответственность за покупаемую землю. К тому же приучает крестьянство к товарно-денежным отношениям. Для подобных операций можно, как мы предполагали, создать государственный земельный банк, который от имени правительства будет заниматься продажей, куплей и сдачей в аренду земельных наделов, а также их межеванием с выдачей соответствующих государственных лицензий на владение наделами с их регистрацией в банковских реестрах. Этот же банк под залог земли может давать ссуды под невысокий процент. Земли возле дома под огороды выделяются бесплатно в вечное пользование без права продажи отдельно от дома и с передачей по наследству. Нам нужно заложить американский опыт, показавший эффективность такого подхода. А чтобы поощрять механизацию сельскохозяйственных работ, установим минимум размера надела при его покупке в 10 десятин.

- Дай мне проект Указа во всех вариантах. Посоветуемся сообща. А пока что вс между нами. Вс-таки опасаюсь активного сопротивления помещиков и монастырей, - задумчиво произнес Император.

- Государь, у нас армия. Солдаты сплошь из крестьян. И они, узнав о вольной и о земельных наделах, любого помещика призовут к порядку. Возможно, разъяснительную работу надо начать именно в армии, объясняя до тонкостей весь процесс отмены крепостного права. С этой же целью в губерниях надобно в срочном порядке основать земельные банки, разъясняя их полномочия и назначение. И вс будет в порядке. Кстати, государь, об армии.

Указы об отмене телесных наказаний и крепостного права не подкрепить ли нам организационно, создав в батальонах солдатские комитеты, которые могли бы защищать интересы солдат в части бытового обустройства – питание, одежда, обувь, наказание, обучение грамоте. А? Нигде этого нет, но после принятия Указов это будет логичным шагом.

- Ишь чего выдумал! Суворов нашлся. Да солдатушки офицеров за можай загонят, дай им волю такую – хохотнул император.

- Ничего, притрутся: офицерам – офицерово, солдатам – солдатово… - Хм, знаток Нового завета. Ты так всю Библию переделаешь на свой лад. А впрочем, мысль оригинальная и давай обдумаем последствия.

- Хорошо, государь. Если разрешите, поговорю сначала с нашими офицерами, выработаем общее мнение и будем решать. Не возражаете?

- Да, Мишель, круто замешано. Но решать надобно. Иначе Россию ждут чертовски неприятные события. Свободные крестьяне и свободные солдаты, а то и другое взаимосвязано, это фундамент нового общества, начало мирной революции, начало быстрого развития русской промышленности на базе новой техники. Начнм с паровых машин, а дальше учные и мастера придумают что-то новое. И это новое, в свою очередь, породит сво новое и так далее. В этом научный прогресс всего Человечества! И мы с тобой закладываем в это дело свои мысли, свой труд, свою энергию. За это стоит бороться! – подвел черту Император.

Глава 9. Принятие решений Письмо Лунина с приложением копий императорских Указов об отмене телесных наказаний и о помиловании политически осужднных на тюрьмы, каторгу и ссылку Чаадаев читал в своей уютной парижской квартире в районе Сен-Жермен. Оно озадачило Петра Яковлевича своей недосказанностью. И лишь из французских газет, опубликовавших в январе о событиях, происшедших 14 декабря на Сенатской площади и о восшествии на престол цесаревича Константина, он понял: на Родине готовится решительный переворот в жизни России. Михаила Сергеевича Лунина Чаадаев прекрасно знал. Более того, они были братьями по масонской ложе.

Поэтому Лунину он поверил и решил покинуть Францию, вернувшись в Россию.

На петербуржской таможне его ждало письмо, подписанное генерал губернатором Луниным. – Господи! Что же здесь делается?! Лунин – генерал-губернатор! Действительно, нечто чрезвычайное! – соображал Чаадаев.

Приехав на Невский, повернул к Аничкову дворцу, как указано было в адресе. Стоявшие на карауле в вестибюле гусары, видимо, узнав его по описанию, сопроводили в покои Лунина. Его там не было. На столике лежала записка: «Дорогой Птр! С приездом. Будь, как дома. Твои комнаты – направо. Располагайся, приводи себя в порядок. Через полчаса тебе подадут ужин, трубку и турецкий табак. Я – у государя. Встретимся позднее». «Э-э! – подумал Чаадаев, - Будь, что будет!»

Чаадаев распаковал вещи, переоделся в смокинг и вышел в гостиную. Там его ждал накрытый стол, горящий камин, табачный столик и денщик Лунина.

- Ваше Превосходительство, прошу к столу, поешьте с дороги. Если что потребуется, прикажите… Денщик не был льстив и держал себя корректно, без подобострастия - Спасибо, голубчик. Вс хорошо. Если нетрудно, то последние газеты и журналы, - попросил Чаадаев.

- Слушаюсь, - денщик вышел.

Отвыкший от русских разносолов, обильных блюд и вин, Чаадаев несколько отяжелел и с дороги его клонило ко сну. Стряхнув дремоту, перешл к камину, набил трубку, закурил, попивая поданное денщиком кофе. Поставив канделябр поудобнее, начал просматривать газеты недельной давности. « Господи! Что здесь происходит? Нет подписи цензоров, печатают, что хотят, а цепные псы Бенкендорфа где? А-а! Вот Указ о его отстранении от должности. Чья же новая метла так метт? Неужели государь Константин Павлович на стороне «якобинцев»?! Похоже…»

Приход Лунина прервал его размышления.

- Петр! Как рад тебя видеть! Онисим! Завари нам ещ кофе и подай коньяк.

Да не забудь лимон тонко порезать и посыпать сахарной пудрой. Впечатляет царская закуска? – весело говорил Лунин.

Друзья проговорили за полночь. Чаадаев понял сложившуюся ситуацию, а Лунин попросил его возглавить пока самое главное направление – подготовку проекта Конституции, Указа об отмене крепостного права со всеми необходимыми тому разъяснениями и вспомогательными документами.

-А ещ, Птр, нам нужны верные нашей идеи люди и для текущей работы, и как члены временного Учредительного собрания. Их задача: принять Конституцию, утвердить подписанные императором Указы и к тому времени подготовленный Указ об отмене крепостного права. В повестке дня утверждение организации Государственного земельного банка с филиалами по всем губерниям, краям и автономиям. Утвердить также Устав банка, его полномочия по земельной реформе и, конечно, финансы. Что же касается Конституции имперской республики, по общему мнению в ней должна быть утверждена полная независимость всех органов власти, как от исполнительной, так и от императора. Это подтвердил Константин Павлович.

Он хочет быть равным среди равных и осуществлять свои полномочия в указанных Конституцией рамках. Государь считает, если есть правительство, пусть оно и правит с учтом тех законов, которые утвердит Державная дума.

То же самое касается любой ветви власти. Скажу больше, император в мирное время отказывается от командования армией, этим будет заниматься Генштаб и Министерство обороны. За императором остатся право представлять страну, принимать и утверждать послов, накладывать вето на объявление войн, вносить в думу свои проекты законов, быть председателем Тайного совета, где заслушиваются все государственно важные дела. В случае смерти императора престол Российской имперской республики передатся по наследству старшему сыну, а при отсутствии наследника – дочери или тому, кого он укажет в свом завещании. Так что, гражданин Чаадаев, пусть тебя не смущает новое название России. Определение «Имперская» никак не означает самодержавие, а лишь подчркивает громадность и многонациональность страны. Конечно, в Конституции надо отразить все права и свободы граждан и их объединений, а также для территориальных образований, входящих в республику при полной унитарности и неделимости страны. Вместе с тем должны быть утверждены общие для всех требования целостности, образования, русского языка как объединяющего и государственного. Отдельной статьй – об армии, формирующейся на основе всеобщей воинской повинности со сроками службы:3 года для пехоты, 4 года для конницы, артиллерии и иных особых подразделений и 5 лет на флоте. По выходу со службы всем, освоившим специальность, выдавать соответствующие удостоверения для последующей работы, для представления в учебные заведения. В статье о судебных органах и органных надзора основной мотьив – равенство всех перед Законом и независимость судей от любой властной структуры. А для того судьи и прокуроры должны получать достаточное кормление из независимого источника. И так сверху до низу, - подумав, Лунин добавил:

- Знаешь, Птр, меня очень беспокоит этот вопрос: как обеспечить полную независимость оплаты их труда? О взятках не говорю.

- Мишель, на Западе тоже многие думали на эту тему;

предложили платить хорошее жалование и ввести суд присяжных, которые определяли бы вину подсудимого;

судья лишь «подбирает» ему наказание согласно Уголовного кодекса. А присяжных заседателей выбирают из граждан с учтом мнения подсудимого. По крайней мере в Америке эта система работает.

- Может быть, может быть. Попробуй объяснить е для условий России, где без взятки пока что не обойдшься. И ещ. У нас не освоены громадные территории, весьма богатые полезными ископаемыми, лесами, землями, водой. Предусмотри в Конституции для таких территорий, я говорю об Аляске, Дальнем Востоке и Сибири, отдельную статью. И конечно, особый параграф об учных, изобретателях и руководителях предприятий, внедряющих новую технику, о роли государства в поощрении е развития.

Это касается всех направлений и отраслей. Приблизительно так представляю себе Конституцию, направленную на быстрый прогресс страны. Если согласен, приступай. Возглавь Комитет, готовящий эти вопросы. Здесь нужна организованность и тврдая рука. Сроки сжатые. Утверждение Конституции – до 27 апреля, ко дню коронации императора. А до того женитьба на графине Груздинской, что здорово поможет в польском вопросе. Нам надобно утихомирить шановных панов в их упрямом желании иметь полную независимость, которую, кстати сказать, быстро потеряют из-за своей амбициозности. Они должны понять, что независимость Польши максимально обеспечена вхождением в состав Российской имперской республики. Здесь они будут представлены во всех государственных структурах. В отрыве от России им грозит аннексия или Пруссией, или Австрией. Мы же должны проявить к полякам полное уважение и дать им свободу деятельности в пределах всей империи, как и иным гражданам России, объединенных языком, культурой и Законом… - Вс, что ты сказал, Мишель, весьма серьзно. Россия при таких предпосылках может сделать рывок в свом демократическом и техническом развитии. Из раскрепощнных, забитых крестьян поднимутся фермеры и рабочие, из которых вырастут будущие учные, инженеры, мастера своего дела – будущее страны. Нам уже сейчас нужны грамотные купцы и фабриканты, банкиры и крупные фермеры, эффективно ведущие свои дела.

Нам нужна мобильная армия и флот, вооруженные современным оружием и передовым военным искусством взаимодействия разных родов войск. За десять лет мы должны пройти путь в столетие, отделяющее нас от Европы и Америки. Каждый гражданин будет волен вкладывать свои накопления в промышленность, в торговлю, в банковское дело, учреждая общества и товарищества, сплачивая сво немногое в солидную силу. В буржуазной экономике интересно то, что возможные потери и неудачи единичных собственников не скажутся на экономике в целом. С другой стороны, государство через властные структуры обязано контролировать частный сектор и управлять его доходами через налоги и покровительство рабочих профсоюзов, отстаивающих свои права и интересы, ибо основой любого государства является трудящийся народ. Без него нет государства. Народ, как и территория, экономика, культура, образование, армия и власть, является составной его частью. Изыми одну из них – и нет государства… - Птр, ты стал проповедником буржуазной революции. А как же социалистические идеи?

- До них надо дожить. Это как в природе: малыш растт, переходя из одного состояния в другое, становясь мужчиной. Эволюционный путь развития общества подобен тому. Посмотри, рабовладельческое перешло в феодальное, а феодальное в капиталистическое;

капиталистическое при достижении определнного уровня развития перейдт в социалистическое.

Нужно, чтобы сознание людей развивалось подобным образом. Так что социалистическая идея естественна, но нам до е реализации ещ далеко.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.