авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

«Евгений Степанов ТОЧКА БИФУРКАЦИИ БЫТИЕ. ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ БИБЛЕЙСКИХ ВРЕМЁН ФАЭТА СТРУКТУРА ПРОСТРАНСТВА Том ...»

-- [ Страница 4 ] --

Пока что надобно вырастить собственную управляемую буржуазию, соразмеряя е доходы с доходами государства и заработком рабочего… - Ты, Птр, высоко летаешь. Но с последним я согласен – народ надо в достаток привести. Пойдм спать. Утро вечера мудренее.

…Разбуженная Луниным активность императора, воодушевлнного громадностью задач и примером своего трижды прадеда Петра Великого, двигало его, конечно, на самостоятельные решения. В середине января он подписал Указ о роспуске Сената «…как лишнего и бездеятельного».

Здание Сената после ремонта было передано некоему Совету, о деятельности которого в столице ходили самые нелепые слухи. А суть в том, что оно предназначалось для будущего Учредительного собрания. А пока что в этом здании разместили комитеты, готовящие будущее России. С приездом Чаадаева подготовка проектов ускорилась настолько, что через месяц император внимательно, с карандашом, читал Конституцию Российской имперской республики. Листы с пометками передавал Лунину:

- Мишель, может быть слово «имперская» выбросить?

- Государь, мы обсуждали и пришли к выводу, что это не дань уважения императору: оно лишь подчркивает историчность, громадность и многонациональность нашего государства. Это как звание «Генералиссимус», присваиваемое командующему многонациональной армией.

- А это? О ликвидации сословий? Все будут гражданами, а я кто есмь?

Гражданин император?! Чушь, по-моему … - Государь, здесь Вы, пожалуй, правы. Надо внести поправку, ибо сочетая республику с монархией, императору надобно предоставить право особо отличившимся в чм-то полезном гражданам присваивать придворное звание, например, «Дворянин Его Величества». Императору также надобно предоставить право награждать граждан орденами и медалями за отличие в военном деле или на ином поприще по представлению правительства и общественных организаций. И, если быть последовательными, надо оставить в придворном обиходе родовые титулы. Если на государственном уровне в обществе будет принято обращение «Гражданин», то при дворе оставим обращение как-то великий князь, светлейший, просто князь, граф, барон и, конечно, Высочество и Величество с соответствующими придаточными словами. По-моему это разумно и уважительно. Более того, император волен за особые заслуги даровать эти титулы гражданам, заслуживающим того.

- По-моему тоже, Мишель, я говорил тебе, что ты прирожднный дипломат?

Иначе ты бы меня обидел до глубины души. Эдак, император, царь всея Руси и так далее женится на гражданке Груздинской! Кровь есть кровь, хотя в родословной графини я не копался. А впрочем, я тебе говорил о второй жене Петра Великого, мягко говоря, из служанок. И ничего. Уважали. Так что вс относительно.

- Так что, государь, утверждаете? – не без хитринки спросил Лунин.

- Да. Только в начале, в преамбуле Конституции, надобно перечислить все составные части империи, хотя бы основные народности, населяющие территорию государства, и основные религии, бытующие у нас. Далее сформулировать цель имперской республики: благосостояние всех граждан через технический прогресс, образование, через духовный рост каждого – к солидному обществу, динамично меняющемуся во времени. В статье, посвященной религиям, сказать об отделении церквей от государства, возврат православной церкви под управление Патриарха и превращение Синода в собрание всех религий на «самоокупаемой» основе, то есть без государственного содержания. Надо подумать и о том, что все церкви, как посредники между Идеей и людьми, являются такими же общественными организациями, как например, партии, профсоюзы и иные массовые организации.

- То. о чм Вы только что сказали, это, государь, логично и весьма разумно, подтвердил Лунин.

- Тогда готовьте чистовой проект для последнего чтения и последующего издания. Вот только вопрос: будет ли правильным распространить проект Конституции до е обсуждения в Учредительном собрании или же обществу представить уже утвержднный документ?

- М-да… Вопрос, конечно, важный. На первый взгляд надо бы ознакомить общество с проектом Конституции до е утверждения. Но при нашей неграмотности с ней может ознакомиться лишь 10-15% населения. И эти проценты не самые яростные приверженцы республики. Лишняя смута.

Поэтому я склоняюсь к широкому изданию Конституции после е утверждения Учредительным собранием, дав ему время на обсуждение. Так спокойнее и, как это не парадоксально, демократичнее с учтом неграмотности большинства населения. Таково мо мнение, государь ответил Лунин.

- Кажется разумным. Что ещ?

- Указ об отмене крепостного права готов, государь. Три варианта на Ваше рассмотрение так, как мы обсуждали ранее с учреждением Государственного земельного банка. Если этот Указ Вы подпишите сейчас, то об отмене крепостного права где-то в марте, - сказал Лунин.

- Вс правильно. Но где мы возьмм такую уйму банкиров, бухгалтеров, счетоводов, землемеров?

- Государь, когда-то надо начинать. Не ждать же подготовки кадров в необходимом объме. Вс само утрястся. Люди найдутся. Что же касается начального банковского капитала, то процентов сорок можно отдать через акции частным лицам, заинтересованным в доходах на вложенный капитал… - Следовательно, складывается некоторая последовательность: создание Земельного банка, Указ об отмене крепостного права, окончательный вариант Конституции, подготовка Учредительного собрания и его открытие с обсуждением всех принятых уже Указов и проекта Конституции с их утверждением. А дальше что? Объявлять выборы? По-моему безнадежное дело. Общество в полном его смысле, включая освобожднных крестьян, будет не готово к столь серьзному делу. Надо дать время на процесс отмены крепостного права, на решение земельного вопроса в центральной России. А на это уйдт года три, если не больше. Когда вс утрястся и притртся, только тогда приступать к всеобщим выборам в Державную думу, – заключил император.

- И здесь Вы, государь, правы. Так и сделаем: назначим выборы в 1830 году.

А до того пусть работает временное Учредительное собрание. Чаадаевский комитет сейчас подрабатывает его состав. Предлагается 200 членов собрания с представительством имеющихся на сегодня сословий при безусловном выборе из прогрессивных кругов с тем, чтобы они составляли конституционное большинство. Этим сейчас и занимается комитет по подготовке Учредительного собрания. Независимо от этого должны быть представлены и заводчики, и купцы, и банкиры, и мещане, и крестьяне, и предложенные всеми религиозными организациями делегаты, и имперский двор, и национальные автономии. Вс это надобно сочетать с нашими задачами. Вопрос не простой, но к середине марта мы его решим. А чтобы таким образом назначенные члены собрания почувствовали к себе уважение, одеть их в одинаковые виц-мундиры, дать ленту через плечо м шпагу. И пусть работают до 1830 года, подготавливая всю структуру власти и нужные Законы, основанные на Конституции. Вот пока вс, государь… - В избытке. Давай закругляться. Вс намеченное будем уточнять по ходу дела. Ты приглашн графиней на ужин. Надо обдумать кое-что, - вставая сказал Константин.

- Благодарю. Позвольте вопрос: когда венчание? Точнее, когда крещение графини в православие, как того требует закон?

- Вот это мы и обсудим за ужином, Мишель.

Глава 10. Венчание с Польшей Разговор с графиней одновременно был по-светски лгким, прыгающим с темы на тему, а с другой стороны, чувствовалась некоторая напряжнность.

Помолвка помолвкой, а до императорской короны было ещ далековато… Как всякая женщина, тем более полячка, она хотела многого, но в зависимости от обстоятельств готова «поторговаться» на определнных условиях. Жених молчал, предоставляя своему адъютанту инициативу.

- Графиня, Вы, конечно, знаете, что Вам необходимо перед замужеством принять православную веру? – спросил Лунин.

- Мишель, меня это смущает… - А Вы посмотрите на графиню Черторыжскую. Католичка до мозга костей, а формально православная. Да и я, извините, принял католичество, но здесь – в православии. Так что не смущайтесь. Это не предательство, а укрепление веры через испытание, - полушутя произнс Лунин.

- Вы, как всегда, гладко говорите, Мишель. Уговорите кого угодно. С Вами надо быть осторожной.

- Простите, графиня. Но при дворе со всеми надо быть осторожным. Но я искренен: и в католичестве, и в православии предан России и желаю ей только процветания, надеюсь, вместе с Вами и вместе с Вашей родиной. Мы же славяне все-таки… - Хорошо, Вы меня убедили. Я лишь слабая женщина, любящая православного. И не хочу лезть в ваши премудрости… - Придтся, графиня. Место и время заставит вникать Вас в них. Однако решение Вы приняли и надобно определяться. Государь, наверное, крещение удобнее провести в домашней церкви в Зимнем в узком кругу, ибо сие есть таинство и нечего глазеть на него посторонним.

Пусть наш новый митрополит Филарет окажет Вам честь. А уже венчание надобно провести торжественно, при широком стечении народа, например, в Казанском соборе. Петропавловский мне кажется мрачноватым для такого события. Предлагаю пригласить будущих членов Учредительного собрания, польскую элиту во главе с наместником Волконским, министров, представителей сословий вплоть до крестьян, представителей всех регионов, в том числе уважаемых людей Кавказа, Средней Азии, Финляндии и прочая. И конечно, придворных, на Ваш выбор. Надо по-фамильно посчитать, но в первом приближении – человек четыреста. Надеюсь, собор вместит. Что касается свадебных торжеств, то это, как и Новогодний бал, надобно поручить Вашему обер-шталмейстеру. В Царском Селе он вс сделал на «отлично».

Графиня, как дитя, захлопала в ладошки:

- Мишель, Вы – прелесть! Пригласить поляков это замечательно!

- Государыня, - Михаил Сергеевич решил польстить будущей императрице, как бы опережая события, - Государыня, без поляков Россия оскудеет талантами, красавицами и храбрецами. Поэты, писатели, композиторы … Огиньский и Островский, Шимановская и молодой талант-Шопен. В них поэтическая душа поляков звучит и зовт к любви, зовт в бой! Кстати, не пригласить ли на Ваше венчание Шопена и Огиньского? Последний сейчас далековато, во Флоренции. Но он – бывший сенатор Российской империи… - Ах, как это было бы здорово! Мой милый, нельзя ли это сделать? Мне хочется, чтобы они написали нечто памятное об этом важном для нас и для Польши событии. Я правильно сказала, Мишель?

- Вы – талант, государыня. Я только что хотел молвить, что Ваше венчание – это венчание России и Польши. И я бы хотел видеть наши страны в таком же единстве, как и Вы, графиня, с Константином Павловичем. Уже недалеко то время, когда перед Вами Россия откроет такие перспективы, что Вы снова захлопаете в ладошки от восхищения и изумления. И Вы будете Императрицей Российской имперской республики. Но Ваше сердце в Польше. Так зачем его разрывать на части и страдать? В нашем единстве – сила, защита и благополучие!

- Вы меня вербуете, Мишель?

- Да, государыня. Иного выхода нет. Вы должны объяснить полякам с кем идти дальше. Если хотите, ради общего дела Россия присоединится к Польше. Скоро Вы поймте почему и для чего… - Хорошо. Государь, позвольте выпить это вино за Ваше здоровье и Ваше будущее, которое, если верить словам Мишеля, таинственно, загадочно и привлекательно… Под высоченным куполом звонкого Казанского собора чинно стояли расшитые золотом и серебром знатные вельможи. Менее знатные толпились позади. Кого здесь только не было! И несколько крестьян в подпоясанных кушаками праздничных кафтанах, и кавказцы в уже тогда знаменитых черкесках с газырями, и купцы с бородами лопатой, и … Нет, сил не хватит перечислить всех. Множество восковых свечей пламенели у Царских врат и по пери метру храма.. Иконостас был расцвечен разноцветьм горящих лампад. Звякали кадила, испускающие дымки ладана, тающего на угольках.

Певчие на обоих клиросах возносили хвалу Господу ангельскими голосами, купающимися в тенорах и басах… Шло венчание государя Императора Константина Первого и графини Ирженки Груздинской. Вдоль стен, склонившись, покорно стояли 105 знамн и штандартов Наполеоновской великой армии. На торжество смотрели бронзовые Кутузов М.И. и М.Б.

Барклай-де-Толли. В некоторой обособленности от толпы позади венчающихся стояли небольшие группы особо избранных «дружков» жениха и невесты. Со стороны Ирженки, гордо подняв головы, - Потоцкие, Лещинские, потомок Радзивиллов. Со стороны Константина – братья Николай и Михаил, племянники, Лунин, Чаадаев, Пушкин. Митрополит Филарет, обходя вокруг венчающихся, вел церемонию не суетясь, с представительной важностью и осознанием происходящего. Хор ликовал, обещая «Многие лета», перепевая эти два слова разными голосами. Спросив обоюдное согласие и получив утвердительные ответы, Филарет, взяв молодых, три раза обвл их вокруг аналоя.

- Поцелуйтесь, отныне вы муж и жена во веки. Любите друг друга в здравии и болезнях. Аминь… Свадебный пир развернулся в тронном и итальянском залах Павловского дворца. В промежутках между застольями и танцами в кабинете «Фонарик»

шли встречи и дипломатические переговоры с польской аристократией.

Полякам был показан проект Конституции, Указ об отмене крепостного права и Декрет о создании Российской имперской республики с широкими правами и свободами как гражданам, так и регионам, в том числе и Польше.

Лунин, как наиболее уважаемый поляками офицер, стал убеждать польских панов в целесообразности добровольного вхождения Польши в состав имперской республики.

- Для вас, панове, будет открыта вся Россия от Варшавы до Тихого океана и Аляски. И вы будете при этом вполне независимы во внутренних делах своих. Вы сохраните Конституцию, конечно, согласованную с республиканской. И ваши вольности будет защищать от внешних посягательств вся республика всей своей мощью, ибо вы – часть общей семьи. Подумайте и пусть разум восторжествует над амбициями и честолюбием., которое Еврипид считал самым опасным для общества и человека недугом… Для своенравных поляков задача была не из лгких. Лунин не торопил. Более того, посоветовал обсудить этот вопрос с императрицей и теми поляками, которые волею судеб давно живут в России. Посоветовал не забывать о грядущих в России переменах и о возможном участия Польши в преобразовании экономики страны.

После трехдневного свадебного пиршества, которое было не хуже Новогоднего бала, польских гостей приняла императрица Ирженка и супруг е Константин. Чередуя любезности с деловыми вопросами, император спросил:

- Так что Вы скажете бывшему наместнику в Польше? Вы – цвет нации и потому ответственны не только за свои интересы, но и народа своего. Скажу откровенно, я многое теряю, принимая республиканское правление. Но иду на это сознательно. У вас с 1807 года нет крепостного права, но земли остались в ваших руках. Для центральной России мы полагаем возврат всех земель государству с последующей продажей всем желающим, конечно, без крестьян, ибо они будут вольными и сами в первую очередь будут покупать наделы с помощью государства через специально создаваемый для этого земельный банк. Что касается зауральских земель, там крепостных никогда не было и правительство будет поощрять желающих переселиться в те края.

- Ваше Величество, Польша уже много лет под Вашей короной. Так сложились обстоятельства. Но среди нас есть те, которые жаждут полной независимости. Вспомним восстание под предводительством Костюшки. Что в результате? Разгром и потеря независимости, - Ян Потоцкий, потомок древнего рода, воевавшим с Московией, продолжил разговор, - мы, представители магнатства и шляхты, откровенно говоря, беспокоимся о наших землях, на которую будут претендовать наши крестьяне. Рано или поздно Ваш Указ об отмене крепостного права дойдт до них и возбудит на бунт. Но в целом мы за вхождение Королевства Польского в состав Российской имперской республики и участия в работе Учредительного собрания.

- Панове, - Лунин задумчиво барабанил пальцами по краю стола, - мы понимаем сложившиеся обстоятельства и национальные особенности Польши. Госсовет рассматривал этот вопрос и решил, что у вас для наделов землями крестьян земля будет выкупаться у землевладельцев государством на добровольных началах с последующей продажей земледельцам через земельный банк с рассрочкой или сдачей в аренду. Так что этот вопрос пусть вас не волнует. Захотите продать – продавайте. Не хотите – обрабатывайте, нанимая вольных работников. Это ваше право и мы его сохраним. Здесь же речь идт о политическом и экономическом объединении, о переходе Польши из страны покорнной силой в страну, добровольно вошедшую в Российскую республику. Вот о чм я хотел поведать вам, панове. Вы меня знаете, знаете мо слово. Мы предлагаем добровольное вхождение Польши.

И пусть не пугает вас слово «Имперская». Это лишь дань обширности и многонациональности Руси даже без Польши. Но прошу также запомнить, Россия для вашей страны будет защитницей, эгидой. Более того, приложим совместные усилия для объединения Польских земель в границах до их раздела с возвратом южных, западных и поморских крав. В таком варианте с востока вы будете иметь братскую помощь. Если же вы решите выйти из состава Российской империи – воля ваша. Удерживать не будем.

Паны изумленно переглянулись.

- Но вы останетесь в окружении врагов: с юга – турки и Австрия, с запада – Пруссия, а с востока – нейтральная Россия, которой вы сказали «Нет!»

Взвешивайте и решайте. Но поверьте моему слову, к которому прислушалась и императрица, - Ирженка утвердительно кивнула, - вместе с Россией вы достигнете многого, без России – одни вопросы.

Поляки не ожидали такой откровенности и были в достаточной растерянности:

- Как так?! Россия может уйти из Польши, дав ей независимость? А что дальше? Может быть Лунин прав? Надо думать.

Думать над тем. что после возможного ухода русских начнутся крестьянские восстания с требованием земли. И ещ неизвестно, осилит ли шляхетство крестьян, увидевших на востоке справедливое решение земельного вопроса, такие мысли или примерно такие вспыхивали в головах вельможных панов.

Через полмесяца они докладывали Сейму о результатах поездки в Петербург.

Споры доходили до драк с плевками и шпагами. Наконец, буйные головы «незалежных» были усмирены лунинской логикой, ибо Лунин, предполагая буйство, решил самолично быть на заседаниях Сейма. Здесь он выступал уже как католик. И что важно, его поддержала католическая церковь, которая трезво оценила сво будущее в имперской республике. Более того, блестящий генерал-губернатор Петербурга сделал упор, что по Конституции все вероисповедания будут равны и представлены в Синоде наравне с другими Церквами. Это было интересным и многообещающим для проникновения католицизма в обширную Россию, чего всегда так боялась православная Русская Церковь. Вот почему через неделю бурных дебатов Сейм почти единогласно принял решение: «Принять предложение императора Константина Первого о вхождении Королевства Польского в Российскую имперскую республику и направить в Петербург делегацию из семи представителей Сейма для участия в работе Учредительного собрания с целью выработки республиканской Конституции и утверждения необходимых законов, обеспечивающих будущее Польши как суверенной части Российской имперской республики».

Вот так длинно, но по мнению Сейма точно, звучал этот серьзный документ, который делегация повезла в столицу. Это была победа разума и она предотвратила многие, мягко говоря, неприятности как для России, так и для Польши. Это решение ещ раз показало, что его своевременность позволила истории пойти по иному пути.

Глава 11. Учреждение Российской имперской республики В это утро марта 27 года в здание бывшего Сената входили разночинные люди – родовитые князья и дворяне, солидные купцы и промышленники, узнаваемые толпой писатели, поэты и испуганные мещане и крестьяне. Все были одеты по-своему парадно. Столичные любители поглазеть из газет уже знали, что «… В бывшем здании упраздннного Сената в 10 утра 27 марта открывается Первое в истории России Временное Учредительное собрание для обсуждения и принятия Конституции и Законов Российской империи».

Не будем придираться к неточностям – газетчики сами не знали сути событий, предшествовавших тому. Делегаты собрания тщательно подбирали комитет под руководством Чаадаева из известных наиболее прогрессивных общественных деятелей. Среди избранных 10 князей и генералов – единомышленников по бывшему «Союзу благоденствия», 14 офицеров разного ранга, 5 священнослужителей основных вероисповеданий, крупных заводчиков, 10 купцов, 4 разночинцев из мещан, 20 – писатели, поэты, учные, 10 из крестьянского сословия и 100 бывших членов Северного и Южного союзов. В числе перечисленных и семь представителей Польши. Чаадаев и Лунин были уверены в принятии Конституции и Указов по крайней мере двумя третями голосов.

Студенты, мобилизованные для обслуживания Собрания, возбужднные и гордые своим присутствием при историческом событии, принимали делегатов, проверяя их полномочия;

сидели за регистрационными столиками, отмечая в списках прибывших, выдавая именные билеты на бристольском картоне, где золотом было вытеснено: «Удостоверение члена Временного Учредительного Собрания», далее – имярек. 27 марта 1826 года». Ниже подпись Чаадаева и печать Канцелярии Его Величества. К удостоверениям прилагали программу первых заседаний: 1) Обсуждение и утверждение Конституции Российской имперской республики. 2) Утверждение Указа об отмене крепостного права. 3) Утверждение условий купли – продажи земельных наделов. 4) Информация оргкомитета о создании Госсоветом от февраля 1826 года Государственного Земельного Банка с филиалами по регионам с первичным капиталом в 1 млн. рублей с разрешением выпуска и продажи акций частным лицам. 5) Организационные вопросы, касающиеся работы Учредительного Собрания.

И каждому делегату радостные студенты вручали именную кожаную папку с Указами Его Величества и Проектом Конституции РИР.

Когда люди, держась «своих», заняли места в зале, с невысокой авансцены к собранию обратился Чаадаев, находившийся рядом с Луниным за небольшим столом, покрытым фиолетовым бархатом:

- Господа члены Учредительного собрания! Мы присутствуем при историческом событии, которого так долго ждала Россия! И от вас, собравшихся здесь, зависит е Будущее. Сегодняшнее заседание будет достаточно кратким, ибо по основным вопросам каждый должен ознакомиться с теми документами, которые вы получили. Собермся вновь через два дня и далее работаем уже регулярно с двумя отпусками на Рождество и Пасху – по двадцать дней. А за эти два дня вы ознакомитесь с документами, посоветуйтесь и примите решение. Голосование будет тайным, Те кто по тем или иным причинам не сможет быть на заседании, по возможности, дайте ваше письменное решение.

В этот момент Лунин вышел из-за стола и подошл к боковой двери, ведущей на сцену из коридора. Перемолвившись с кем-то, стоявшим в коридоре, он вернулся к столу и, извинившись перед Чаадаевым, обратился к собранию:

- Господа! Понимая всю важность нашего Собрания, нас посетил Его Величество император Константин Первый.

Все встали. На сцену вышел император, одетый в штатское платье. Немного помолчав, обратился к Собранию:

- Господа и, если хотите, Граждане!

Многие из офицеров и интеллигенции спонтанно встали:

- Ура, императору-республиканцу!

И аплодисменты. Константин Павлович продолжил:

- 14-го декабря Россия прошла критический момент, который мог бы окончиться кровопролитием, казнями, ссылками. Но не только этим. Главное – государство наше вс больше и больше отставало бы от ведущих стран Европы. И тормозом тому – крепостное право, угнетающее десятки миллионов крестьян, живущих в вечной нужде и обиде. И не было у них иного выхода, как бунтовать. Сознавая это, принял на себя, поверьте, тяжлые и ответственные обязанности императора, стремясь послужить Государству Российскому. Вы уже знакомы с моими Указами об отмене телесных наказаний. Могу сказать, что после этого армия становится на глазах иной, более дисциплинированной и, если хотите, более умной. Здесь вижу некоторых бывших политических ссыльных, положивших на алтарь служения народу сво благополучие и здоровье. Слава им! И я с чистой совестью подписал Указ о помиловании всех заключнных, каторжных и ссыльных, боровшихся за свободу народную. Правда слово «Помилование»

неуместно: милуют справедливо осужднных. Вот почему от лица царской династии приношу всем им извинения и сожаление об их исковерканной судьбе. Сейчас поздно, но поставлен вопрос об отмене крепостного права.

Сбросив эти оковы, освобожднное крестьянство и с ним наше Отечество энергично пойдт вперд по пути общественного и технического прогресса, а следовательно, по пути повышения благосостояния каждого, повышая общее богатство и мощь государства нашего.. Вот почему обращаюсь к вам с просьбой поддержать меня и моих соратников вывести страну на новый путь свободного развития, утвердив для начала известные вам Указы и приняв разработанную лучшими умами нашего Отечества Конституцию Российской имперской республики. Она не только провозглашает республиканское обустройство страны при минимальной роли императора, не только отменяет трхсотлетнее крепостное право, но и прокладывает этим путь к быстрому экономическому развитию государства. Вот почему говорю: через свободный труд – к обогащению каждого трудящегося, к обогащению всего общества и, конечно, государства!...»

Зал, выслушав стоя обращение императора, разразился вновь аплодисментами и криками «Ура!» Некоторые, наиболее чувствительные, утирали платочками благодарные слзы:

- Господи! Дожили до благодати Твоей.

Видя такое воодушевление, представители всех церквей вышли к императору и благословили его на подвиг во благо народное. Растроганный Константин, перецеловав их в обе щеки, поднял руку, успокаивая собрание:

- Спасибо, граждане. Позвольте пожелать вам плодотворной работы и, если мы будем вместе, то горы свернм!

Император ушл, но зал долгое время был возбуждн: обмениваясь друг с другом впечатлением от выступления государя, желали ему доброго здоровья и благодарили Бога за то, что Он дал им такого пастыря.

В этот день, занеснный в скрижали истории Государства Российского, члены Учредительного собрания приняли регламент своей работы и задним числом утвердили Указ от 3-го февраля об учреждении Земельного Банка, а также Указы об отмене телесных наказаний и помиловании невинно пострадавших от царизма.

На следующий день в газетах было опубликовано «Выступление Государя императора на Учредительном собрании» и все материалы о работе по утверждению Указов. Петербург гудел, обсуждая, осуждая, браня и поддерживая. Все, кто блистал или просто жил в столице на деньги, собранные с оброчных и тягловых крепостных, кто владел тысячами десятин земли и крепостных душ, посчитали императора и присных с ним предателями, бунтовщиками, нарушителями вековых устоев Руси.

Церковь молчала. Поморщились Демидовы, Строгановы и другие заводчики, использующие почти даровой труд прикреплнных к заводам крепостных крестьян. Но они понимали, что без отмены крепостного права не обойтись и против рожна лучше не идти. Особенно злобствовали против императора помещики, у которых отбирали и земли, и крестьян:

- Чем жить будем?... – горевали они.

Но они не видели своего главного врага – нарождающийся каптал. Он набирал силы для рывка к прибылям. Вот почему заводчики приветствовали отмену крепостничества – им нужен был рынок свободной рабочей силы.

Поэтому на короткое время интересы крестьянских масс и капиталистов совпали. И это время началось.

На открывшемся 29-го марта заседании Учредительного собрания первыми начали выступать противники Конституции. Но доказательных аргументов привести не смогли, кроме разрушения «вековых устоев России-матушки».

Рассерженные республиканцы один за другим дали обоснованную отповедь помещикам:

- Хватит жить захребетниками у народа!

Крестьянские депутаты утирали слзы и громко сморкались в огромные платки от волнения и благодарности за поддержку таких людей. Последние точки поставили князья Голицын, Трубецкой, Волконский – владельцы громадных имений, следуя примеру императора, тврдо стояли за освобождение крестьян. И когда Чаадаев объявил тайное голосование, в ящик, стоящий на сцене, начали опускать картонки с разделнными друг от друга словами «ЗА2 и «Против», с зачркиванием одного из них. После окончания студенты подсчитали результаты: 189 – за Конституцию и Указы императора, 11 – против. Это была победа!

На следующий день все газеты опубликовали результаты голосования, поздравляя всех с наступлением Новой эры – эры Российской имперской республики.

Иностранные посольства срочной почтой отправляли своим правительствам сие сенсационное сообщение, подтвержднное Меморандумом Министерства иностранных дел РИР. Забегая вперд, это известие не обрадовало Европу, ибо она понимала все последствия этого акта в экономическом и военном развитии России. Крепостная Российская империя, к сожалению для них, уходила в прошлое.

На следующий день Учредительному собранию предложили на выбор три варианта герба И Государственного флага. Большинство одобрило двуглавого орла, смотрящего на Запад и на Восток широко раскинувшейся страны, а в качестве флага выбрали полотнище червлного цвета с золотыми звздами вдоль древка – по числу входящих в имперскую республику регионов.

Закончив «конституционные» вопросы, по предложению Рылеева собрание начало обсуждать конкретные условия работы трудящихся на казнных и частных заводах. Чтобы как-то ограничить их эксплуатацию, был принят первый Указ о 10-часовом рабочем дне, о зарплате и о разрешении создавать профессиональные союзы, объединяющие желающих рабочих, служащих, ремесленников и прочий люд с целью защиты их интересов. Этот Указ был принят при 47-ми воздержавшихся. Проект Указа о налогах был отклонн как недоработанный, требующий согласования Министерства финансов и с заинтересованными сословиями.

В начале апреля в продажу и рассылку поступил утвержднный Учредительным собранием и императором текст Конституции РИР. Но это были лишь первые и не самые трудные шаги в преобразовании всей структуры власти в центре и на местах.

А Временное Учредительное собрание по предложению его председателя Петра Яковлевича Чаадаева продлило срок своей работы до апреля 1830 года.

Последний предмет обсуждения был уже известен: Закон о всеобщем избирательном праве граждан Российской имперской республики.

Глава 12. Россия пробуждается Указ об отмене крепостного права 26 года начал действовать медленно, но верно. Вс, конечно, зависело от активности, деловитости и честности сотрудников Земельного Банка и губернаторов. Последние, согласно Указу, объявили все земли, кроме огородных, в центральной России казнными, то есть национализированными. Одновременно была запрещена купля-продажа «из рук в руки» помимо Земельного Банка. Все покупки, а в последствие и продажи, должны были осуществляться через Банк.

Со скрипом, обманом и взятками, но в течение года процесс начал входить в законные рамки. Те помещики и ранее разбогатевшие крестьяне, их тогда называли кулаками, имеющие свободные деньги, начали приобретение земельных наделов у государства через Земельный Банк. По полям зашагали землемеры, обмежовывая купленные участки и занося их в банковский реестр.

Вольные, но безденежные крестьяне, не знали, что делать. Слухам о том, что Земельный банк под залог купленной земли дат ссуды на покупку земли и необходимого инвентаря, не очень верили. С другой стороны, шли разговоры о бесплатной земле и денежной помощи переселенцам в далкие края. И будто никаких тебе оброков и налогов в течение пяти лет. А приезжающие из ближних городов на побывку земляки гутарили, что нужны работники и платят хорошо. За год можно скопить рублей 50. На эти деньги подбирай участок и покупай десятин 10…15.

Влт только чем вспашешь такой клин? Нужны лошади и вс к тому нужное.

Так что ещ рубликов 50 ещ потребуется. Мужики чесали затылки, ища там ответы. А в избе – семеро по лавкам. Так или примерно так рассуждали ныне вольные смерды. И посылали взрослых сыновей в города на заработки.

Другие более молодые и азартные, махнув рукой, - была не была, - шли в губернский город и записывались в переселенцы. Кто в какую-то Аляску за морем - окияном, кто на край земли русской в свободные казаки.

Указ заработал! Деревня тронулась в тридевятое царство, в тридесятое государство да в города российские… Генерал-губернатор Аляски Птр Григорьевич Каховский, не то ссыльный, не то прощнный за убийство Милорадовича, уже имел список желающих переселенцев мужского пола, некоторые с жнами и детьми. Таковых числилось 2570 душ. С помощью министра Мордвинова Птр Григорьевич готовил транспортные суда для их перевозки. Вместе с ними пойдут полдюжины молодых священников с жнами и церковной утварью для шести храмов во главе с митрополитом Аляскинским Серафимом.

С военной флотилей сопровождения с полком солдат вс вместе выглядело внушительно. Им предстоял нелгкий переход из Чрного моря, через Средиземное и Атлантику, Индийский и Тихий океаны к американскому побережью вдоль Алеутских островов. Пройдт два года и этот караван довольно благополучно достигнет намеченной цели – западного побережья Северной Америки.

Пока флотилия шла, пересекая все океаны, по приказу Каховского солдаты и переселенцы будут обучены грамоте, а все парни – владению оружием. Но это случится весной 1829 года.

Так деревня начала редеть с 1827 года. В ней началось расслоение. Те, кто имел возможность купить крупные наделы, стали нуждаться в работниках. И в городах, на селе возник рынок намного труда. Появилась потребность в американских отвальных плугах, боронах, сеялках, веялках, молотилках и уже существовавших паровых локомобилях.

Сначала по зарубежным образцам, а потом и по российским разработкам, заводы начали изготавливать вс необходимое для сельского хозяйства оборудование. Это, в свою очередь, потребовало ускорения внедрения транспорта на паровой тяге – паровоза, разработанного Черепановыми.

Для проектируемых железных дорог понадобилась уйма рельсов, шпал, вагонов различного назначения, что по цепочке сразу потребовало увеличения выпуска чугуна и стали. Начались поиски каменного угля для замены дров. Это вынудило разработать паровозы с топками, приспособленными для его сжигания.

Новая техника быстро осваивалась промышленниками, получающими свою долю прибыли. В результате уже в 1828 году открыли первую опытную железную дорогу, соединяющую Петербург с Царским Селом. Министерство путей сообщения (МПС), вспомнив о Черепановых, вызвало отца и сына в Петербург, предоставив им широкие возможности в проектировании и изготовлении локомотивов.

Было решено, во-первых, наладить производство рельсов тяжлого профиля из стали, смолных шпал и костылей;

во-вторых, после долгих раздумий определили ширину колеи железной дороги на европейский манер в 1435 мм, чтобы поездам можно было ходить по всей Европе и Азии.

Ефим Алексеевич с сыном Мироном с азартом взялись за дело и вскоре представили на испытание паровоз с тендером для топлива, с баками для воды и собственно локомотив с паровым котлом и топкой, оборудованной паровой рубашкой с дымогарными трубами и поддувалом. Пар под высоким давлением поступал в поршневой цилиндр с золотниковым переключателем.

А уже стержень поршня, соединнный кривошипным механизмом с колсами, передавал усилие на них, приводя во вращение.

Мощность первого паровоза достигала 200 л.с. Для торможения он был снабжн тормозными чугунными колодками, приводимыми в действие винтовым механизмом вручную. Со временем такие же тормоза поставили и на вагоны. На испытаниях паровоз «Ч-2» с прицепленными к нему 10-ю гружными платформами общим весом в 120000 пудов развил бешенную по тем временам скорость в 50 врст в час.

Увидев это чудо техники, осыпав, как говориться, изобретателей золотом, МПС немедленно начало размещать заказы на существующих машиностроительных и металлургических заводах. Было решено строить железные дороги Петербург - Москва, Петербург - Брест – Варшава – Краков, Москва – Киев – Симферополь, Москва – Нижний Новгород – Казань. И по мере накопления опыта начали проект главной магистрали империи «Запад Восток» от Казани на Челябинск – Курган – Омск – Новосибирск – Красноярск – Иркутск – Улан-Удэ – Чита – Хабаровск – Владивосток.

Только перечисление основных городов показывает всю громадность поставленной задачи. Но е жизненно необходимо было решать, что продиктовано и обороной страны, и экономикой, и использованием земных недр, богатых полезными ископаемыми, нужными для развивающейся промышленности.

Таким образом Великий сибирский путь будет локомотивом, вытягивающим на новый, более высокий уровень всю экономику и торговлю империи. С этого момента Россия стала стремительно догонять Европу. Если к 1835 году удалось организовать ж\д сообщение между Петербургом и Москвой, Петербургом и Варшавой, между Москвой, Киевом, Нижним Новгородом и Челябинском, то уже в 1836 году начали прокладку Сибирской железной дороги одновремнно в 10-ти основных е узлах, перечисленных выше.

Частный капитал, почувствовав запах высоких прибылей, чуть ли не дрался за госзаказы. Кроме материального обеспечения, строительство потребовало массу землекопов и такелажников, а пуск дороги востребовал уже квалифицированных путейцев, обслуживающих большое путевое хозяйство.

Понадобились инженеры-путейцы, служащие, связисты. К этому времени в Европе уже работал телеграф.

Впереди шли геодезисты, за ними – путеустроители. Одновременно строились вокзалы и станции, устанавливалось оборудование для заправки паровозов водой, заготовкой дров и производством шпал, которых требовалось 25 млн. штук.

Прокладка шла настолько быстро, что в 1843 году на берег Тихого океана пришл первый пассажирский поезд с комиссией по примке Великой сибирской железной дороги.

Указ об олтмене крепостного права заработал в полную силу. Руками освобожднных крестьян, вынужденных искать работу, была начата промышленная революция в России. Теперь вместо полугодового путешествия на лошадях, везущих не более 30…50 пудов каждая, железная дорога позволила «домчать» 120-150 тысяч пудов из Москвы до Владивостока за 17-20 дней!

Удивлнная Европа, поняв значение происходящего в России, была напугана возможной экспансией русских на Востоке. Новая дорога давала полное преимущество Российской имперской республике перед Англией и Францией, как в части торговли, так и в политическом отношении, сближая Японию и Китай с центром России. Лондон и Париж активно обсуждали меры по обузданию «варваров». А Россия, словно опьянев от вольного воздуха, производила сотни паровозов и паровых машин различного назначения. Из Коломенского паровозостроительного завода выходило по три паровоза ежемесячно. Уже шли разговоры об их поставке в соседние страны. Здесь же изготавливали паровые двигатели для винтовых и колсных судов. Речные суда строились на Сормовском заводе в Нижнем Новгороде, а военные – в Петербурге и Херсоне с организацией металлургического цикла в Екатеринославле.

Уже к 1847 году на воду был спущен винтовой крейсер «Игорь» с приводом на общий вал от двух паровых машин.

Морской министр Мордвинов потирал руки:

-Да, господа офицеры! Это закат морской романтики – парусного флота и торжество пара! Надо же! Скорость 12 узлов! Это 20 км в час такой громадины. А маневренность?! А независимость от ветра? Но это только начало. Ай да, Черепанов! Готовьте наградной лист на отца и сына, а император решит каким орденом награждать. Кстати надо сообщить Лунину о наших достижениях. Когда будет спущен на воду второй крейсер этой серии? Через три месяца? Нужно пригласить императорскую чету на церемонию спуска. Господи! Не чаял дожить до сего дня! И вс только из-за одного умного Указа!

Через три месяца изящная ручка Ирженки, качнув привязанную на ленте бутылку шампанского, ударила е о борт корабля и назвала его «Рюрик».

К этому времени усилиями Лунина и Батенькова разыскали оружейных и пушечных дел мастеров Ивана Хлопова и Емельяна Пушкарва. Оба из старинных фамилий Московии. С помощью молодого изобретателя Сергея Барановского они разработали и освоили изготовление нарезных ружей – винтовок, что позволило увеличить дальность и точность стрельбы. А для увеличения скорострельности те же мастера разработали винтовки и орудия, заряжаемые с казнной части.

Вместе с сыном Владимиром Сергей Иванович Барановский изготовил и представил к испытаниям винтовку нарезную, заряжаемую готовым патроном, имеющим капсюль на гильзе с бездымным порохом и вмонтированную в гильзу пулю.

Отличные показатели по скорострельности заставили военного министра Алексея Николаевича Милорадовича, племянника убитого Каховским генерал-губернатора Петербурга, заложить два патронных завода и начать с 1842 года перевооружение армии на новый образец винтовки, скорострельность которой в 10…15 раз выше по сравнению с древним ружьм, заряжаемым с дула.

А нарезной ствол и регулируемый прицел позволил увеличить дальность и точность стрельбы. Особо не раздумывая, Барановским поручили создание корабельных и полевых орудий, с казнной части снарядом с унитарным зарядом, заложенным в гильзу. Это был второй несомненный успех Новые орудия давали большое преимущество русским кораблям, оснащенных ими.

Русский капитал в короткое время набрал такую силу, что начал строить крупные металлургические и военные заводы по производству винтовок, орудий, патронов и снарядов. Перевооружение армии и флота шло полным ходом. Но вс это недалкое, но вс-таки будущее. Нам же надобно вернуться в 1826 год.

Москва, 27 апреля. Успенский собор. Коронация императора Константина I и императрицы Ирженки. Колокольные звоны и пиршество в Грановитой палате. Для народа на Красной площади – бочки с зелным вином.

Коронация совпала с Пасхой и днм рождения императора….

Глава 13. Время собирать камни… Ирженка постаралась. В октябре 6-го числа 26 года родила наследника.

Крестный отец Лунин обезумевшему от счастья отцу посоветовал дать будущему императору имя Владислав. Императрица растаяла и навек записала Михаила Сергеевича в свои наивернейшие друзья.

Узнав о случившемся, поляки два дня праздновали, звоня в колокола в честь и во славу наследника польских кровей. Лунин знал как их приятного пустяка сделать полезное для государства. Сам он так и остался холостяком.

Ватикан, тайно отслеживая его карьеру, два года тому назад избрал его кардиналом. Интересно, что православная Церковь, не ведая того, наградила Лунина орденом Андрея Первозванного.

А что камергер Пушкин? Должность и жалование его обязывало. Поэт, не обращая внимания на то, что имя его потомки запишут в скрижали, бывал на примах, танцевал на балах, играл и проигрывал в штос, пил в компании соратников и, конечно, сочинял стихи. Некоторые для души, некоторые от безденежья на продажу. И это делалось удивительно легко, переливаясь с пера на бумагу. Вот и сейчас, по случаю рождения наследника, камергер Пушкин преподнс Их императорским Величествам поздравление:

Престола русского наследник, Почти поляк, крещен Владислав, И я, надеюсь, не последний… Пусть жизнь его течт, как Висла!

- Александр, Вы нас балуете, ей Богу! Только, пожалуйста, не печатайте.

Пусть это будет нашей семейной реликвией. А когда Вы женитесь? Родится первенец – приглашайте нас в крестные… - лепетала Ирженка.

- Сколько Вам лет? 27? Пора… Не ровняйтесь на меня, - добавил Константин, - полжизни в походах… Окрылнный Пушкин, вернувшись домой на Мойку, тут же написал письмо Натали Гончаровой с описанием его прима императорской четой и предложил ей руку и сердце.

Маман, вскрыв письмо и почитав, устроила небольшой скандал дочери: кто таков и почему она его не знает. Наташа, оправдываясь, говорила, что год назад она случайно познакомилась с Александром, но ничего между ними не было. Простое знакомство и не более того.

- Тогда почему он предлагает тебе свою руку и сердце?!

- Не знаю, маман. Он поэт, но уже камергер Его Величества… - Ах, даже так. Это меняет дело. А кто его родители?

- Не знаю, маман. Знаю лишь, что они живут в Москве, свой дом, имения… - Ну, хорошо. Возьми письмо, прочти. Можешь ответить общими словами о погоде… А Пушкин ждал. Огонь любви не то что сжигал его, но поддерживал поэтическое внутреннее состояние, помогающее писать стихи искренне, от всего сердца. Ах, как он любил эти часы творчества! Но что интересно, Пушкин скучал в Петербурге. Обласканный всеми, скучал о новых путешествиях, о новых впечатлениях. И он решил просить императора командировать его на Кавказ, где шли боевые действия. Надо встряхнуться!

Получив любезное разрешение с заданием представить свои впечатления о поездке и не только в стихах, Пушкин на перекладных отбыл из столицы.

Здесь на Кавказе вместе с офицерами через Кутаис и Гумры добрался аж до самого Эрзурума, только что взятого русскими.

Новые знакомства, горы, ущелья, быстрые реки и камни, камни, камни… А в высоте в потоках тплого воздуха парили орлы, еле шевеля хвостовыми оперениями. Здесь, на Кавказе и на противоположной стороне Чрного моря шла война с турками, начатая Россией, Францией и Англией с тем, чтобы поддержать греков, восставших против турок. В наших войсках, особенно среди солдат, только и было разговоров, что об отмене телесных наказаний и о помиловании политических. Лица солдат были серьзными,, видимо, обдумывали, как вс это скажется на их дальнейшей судьбе.

В Закавказье республиканская армия под командованием А.П. Ермолова и И.Ф. Паскевича, воодушевлнная отменой крепостного права и телесных наказаний, с минимальными потерями взяла Карс, Баязет, Эрзурум, Трапезунд и Муш, выйдя к озеру Ван.

А на западном фронте армия под командованием П.Х. Витгенштейна и И.И.

Дибича освободила Валахию, Добруджу и, ломая турецкую оборону, заняла Адрианополь и Мидию. В середине 29 года русские войска вышли на берега Мраморного моря, что между проливами Босфор и Дарданеллы. А в сентябре, заняв Фракийский полуостров, осуществили древнюю мечту славян – освободить Стамбул, бывшую столицу Византии Константинополь.

Союзники России, Франция и Англия, действующие в Греции, где развивалось освободительное движение, вытеснили турок к реке Марица, где на другом берегу уже стояла русская армия. Турки запросили мира. А Франция и Англия, изумлнные «наглостью» русских, занявших без их разрешения Стамбул, предъявили ультиматум Российской имперской республике с требованием вернуть Стамбул туркам, мотивируя тем, что «так мы не договаривались». Но перед ними стояла уже не крепостная Русь, а сплочнная первыми Указами императора республиканская Россия. Это-то и пугало Европу. Особенно знаменательным было то, что Стамбул был взят «на щит» императором Константином I. Что же касается ультиматума, то российская сторона заявила о свом намерении создать на европейской части бывшей Оттоманской империи Фракийский край в составе Российской имперской республики, «как щит, защищающий Балканы от торук».

После этой победы волна патриотизма захватила даже тех, кто был яростным противником отмены крепостного права. В России все поняли своевременность Указа. Новая, уверенная Россия, несмотря на требования Англии и Франции, без лишних разговоров занялась укреплением своих позиций на Балканах. Е временные союзники немедленно перешли на сторону Турции, готовя удар по «этим коварным русским». Но на нашей стороне были все молодые балканские государства, созданные сразу же после изгнания турецких войск.

Так началась новая эпоха, эпоха, которую историки назовут русской. И русские, как и другие, прекрасно понимали значение Константинополя, так вновь они город Византию, бывший Царьград, бывший Стамбул. Подобное сильные мира сего не прощают. И, как покажет недалкое будущее, Англия и Франция вместе с Турцией сделают попытку указать России е место и слушать команду «Сидеть!»

Но русские упрямцы уже перевели весь свой Черноморский флот в Константинополь и в Мраморное море, заняв стратегически важную позицию, создавая опорный форпост и блокируя Дарданеллы. Тайному Совету министры Мордвинов и Милорадович предоставили план размещения русских войск во Фракийском крае, который, видимо оговариваясь, назвали Константинопольским. Может быть, так правильнее.

Освобожднные славяне, молдоване, румыны, боясь возврата турок, искренне приветствовали русских, помогали им в обустройстве.

Греки, получив независимость, поворчали: мол «Константинополь-то город нашенский…» Однако, поняв ситуацию, занялись своими делами. В конце концов и они поняли, что русская армия за Марицей – верная защита от турок. Мы, русские, отрезали их от Европы, предоставив устраиваться в Малой Азии.

75-тысячный гарнизон Константинополя хлеб даром не ел: солдаты строили укрепления по европейскому берегу Босфора. Части, дислоцированные вдоль побережья Мраморного и Эгейского морей и вдоль Дарданелл, строили береговые укрепления с дальнобойными орудиями нового образца. Получая разведданные, в английском и французском генштабах озабоченно рисовали на картах стрелы своих атак с моря и из Греции.

Турки, глядя из Азии на свои бывшие европейские владения, грозили русским из-за Босфора. Но поскольку мирный договор не был заключн, то формально Турция находилась в состоянии войны и они иногда оглядывались на восток, где те же русские, заняв фронт между Трапезундом и Мушем на озере Ван, могли в любой момент двинуть 45-тысячную армию на запад, вглубь бывшей Оттоманской империи. И конечно, они помнили, что с севера Черноморская эскадра России без сопротивления могла высадить десанты и в Синопе и в любом удобном месте. Вот почему турецкое правительство, готовя свои силы и силы подвассального Египта, искало поддержку Европы. И оно получило заверения, что. мол, вы начнте, а мы поможем. В согласованные сроки приведм в Эгейское море союзную армаду кораблей».


Но время работало на Россию. Е естественными союзниками были избавленные от турок балканские страны.

В них тоже было вс непросто. Крестьяне Румынии, Болгарии, Молдавии, Сербии, узнав об отмене крепостного права с наделением русских земледельцев землями за недорогую цену, требовали того же.

Революционная молоджь этих стран посылала в Петербург своих представителей для знакомства с новой русской республикой. Их принимали в Учредительном собрании, рассказывая о происшедших событиях и снабжая их Конституцией и Указами, принятыми в 26 году.

По просьбе делегаций эти документы были переведены на румынский, сербский, болгарский, а заодно и на турецкий языки. Через полгода их читали и на Балканах и в Турции. Так впервые Россия провела «информационную войну» в широких масштабах. И это сказалось на состоянии умов – семена попали на плодородную почву и дали всходы.

Вс это укрепляло позиции России и русских войск, размещнных вдоль черноморского побережья от Измаила до южного мыса Фракийского полуострова. И дело не в славянских корнях, а в житейской истине: если русские уйдут, то их место займут турки. И неизвестно, чем дело кончится, но, судя по прошлому, запросто можно лишиться головы.

Так что, пока русские здесь, молодые государства, которые ещ не оформились, могут чувствовать себя спокойно. Вот почему в 1831 году в Петербург направилась балканская делегация с предложением создать вместе с Россией военно-политический «Балканский союз». В делегации входили представители правительств, митрополиты, знатные фамилии, купечество, интеллигенция. Они имели письменные полномочия в случае всеобщего согласия подписать Меморандум о создании Союза и все необходимые документы.

Союз был заключн и подписан 29 сентября 1831 года. Он заложил основы дальнейшего сотрудничества этих стран, выступая на международной арене единым фронтом. Время покажет всю пользу этого союза, как с военной, так и с экономической точки зрения.

Молодые государства признали целесообразность отмены крепостного права с национализацией всех земель и последующей продажей крестьянам по сниженным ценам. Всем понравилась идея создания Земельного Банка. А поскольку ни одно из новых государств не имело собственной валюты, то вместо своих, которые нужно ещ напечатать, признали русский рубль единой для всех денежной единицей. Пришлось разработать правила обмена турецких лир, которые в результате войны обесценились, но имели хождение на Балканах.

Вместе с этим страны Балканского союза обязались обеспечивать снабжение армии и создать в е составе национальные бригады, вооружнные и обученные Россией. А приграничных районах, по примеру России, казацкие станицы с выделением им общественных земель и отмены для них налогов за пограничную службу.

В результате за четыре года после окончания войны 1828\29 годов по всему западному побережью Чрного моря была создана общегосударственная зона шириной 100 врст от реки Прут до Мидии, где все государства, входящие в Балканский союз, имели равные права пользования реками и землями, портами и ж\д путями с созданием национальных и межнациональных фирм, банков, предприятий различного назначения. Была достигнута договорнность о строительстве ж\д путей «Север-Юг», соединяющих Одессу и Краков с Константинополем с ответвлениями на запад от портов Кюстенджи, Силистра, Варна, Мидия, а также Константинополь – Адрианополь.

Таким образом впервые были созданы условия для интернационального развития Балканского региона. Подобная обстановка благоприятствовала созданию акционерных обществ, что, в свою очередь, побудило к созданию сети банков, обеспечивающих приток капиталов и кредитование строящихся заводов, фабрик, агропромышленных комплексов.

Вот почему через 12 лет правительства задумались над созданием условий развития в каждой из стран Балканского Союза, включая и Российскую имперскую республику. Этим закладывалась новая эра, эра экономического объединения. Но это недалкое, но будущее. После стабилизации обстановки в только что созданном и принятым Учредительным собранием в состав имперской республики Константинопольском крае, пришлось издать Указ «Об изменении Государственного флага»: в ряд звзд, расположенных вдоль флагштока, добавили ещ одну.

Вот почему император Константин I вместе с Ирженкой решили совершить длительное путешествие-инспекцию по маршруту Петербург – Варшава – Краков – Бухарест – Адрианополь – Константинополь.

Ему исполнилось 51 год, а сыну Владику шл четвртый. Начиналось лето 1830 года… Глава 14. Путешествие Константина в Константинополь Переход к республиканскому правлению проходил непросто. Уже прошло три года, но действующей системы выборных органов законодательства и управления, работающей слажено, ещ не было. Действовали лишь фрагменты в наиболее развитых городах и районах. Тому мешала почти полная неграмотность крестьян, коих было три четверти населения. Не хватало учителей. Правда, церковно-приходские школы в слах и больших деревнях действовали.

К грамоте толкала сама жизнь: умеющие читать, писать и считать ценились и получали более высокооплачиваемую работу. Так что сами отцы приводили своих недорослей в школы и строго следили за их успехами. К тому же в волостных и уездных собраниях работали лишь грамотные. А в верхах уже обсуждался вопрос о слиянии уездных земств, где были представлены дворяне, купцы, учителя, врачи, судьи и прочие грамотные люди. И конечно, выбирая из своей среды в вышестоящие собрания, кроме пропорционального представительства, требовалась грамотность.

В отличие от структур управления, промышленность и крупные сельскохозяйственные предприятия развивались более высокими темпами.

Ощущая недостаток работников, умеющих обращаться с техникой, хозяева и управляющие казнными заводами начали создавать свои школы и фабрично-заводские училища для обучения детей рабочих и служащих грамоте и ремеслу.

Особое внимание вопросу подготовки кадров уделяло Министерство путей сообщения. Им был создан институт железнодорожного транспорта и путей сообщения и несколько десятков профтехучилищ при крупных станциях, имеющих депо для ремонта паровозов и вагонов. Потребность в машинистах, ремонтных рабочих, связистах и обслуживающем персонале росла пропорционально увеличению сети железных дорог. А они разветвлялись во все стороны, ускоряя развитие торговли и экономики страны.

Это было сказочное пробуждение спящей России. Одно вызывало к жизни другое, другое третье… Строились казнные военные заводы, создавались акционерные общества, вкладывающие свои капиталы в металлургию, горное дело, в добычу каменного угля. Обжиг коксующихся марок углей позволил увеличить объемы доменных печей и развивать газовое хозяйство на заводах с использованием доменного и коксовального газов.

Наступило время создания новых видов вооружений и перевооружения армии и флота. Десятки тысяч винтовок нового образца начали поступать в армейские части.

Старые корабли перевооружались, а новые, паровые суда сразу же оснащались орудиями, заряжаемыми унитарными гильзовыми зарядами с казнной части с выбросом гильзы при открытии затвора –з замка. Вс это явилось результатом кропотливой работы правительства по обеспечению динамичного развития экономики страны с поощрением учных и инженеров, разрабатывающих новые виды техники и технологии.

И если победа республиканской армии над Турцией в 1828\29 годах в основе своей была обеспечена моральным духом солдат, воюющих старым оружием, то в дальнейшем преимущество русского оружия стало явным.

… А пока что шл 1830 год. Император собирался в далкие южные края, на берега Босфора, в Константинополь к святой Софии, возведнной ещ в году;

после завоевания Византии турками – огузами, она была перестроена в мечеть в 1453 году. Но не только посещение святых мест поднимало Константина в далкий путь. Требовалось проверить состояние армии, дислоцированной по берегам Чрного моря и в Константинопольском крае.

Заодно, по совету Лунина, надо припугнуть султана и своим присутствием и подготовкой армии, якобы к форсированию Босфора. Да и приезд императора Константина в Константинополь должен вызвать резонанс в Европе. Вс это играло на руку России.

Ирженка капризничала. Она хотела сопровождать супруга, страстно желала побывать в Варшаве, покрасоваться перед бывшими подругами и поклонниками, перед всем панством.

- Но, голубка моя, на кого оставим трехлетнего Владика? Да и путешествие далкое и трудное, – рассуждал император.

- Государь! Екатерина II уже в зрелом возрасте путешествовала по Украине!

И времена тогдашние были не менее опасными. А я молода и даже могу ездить верхом, - парировала Ирженка.

Константин помолчал.

- Ну хорошо. Я посоветуюсь с Луниным, если не возражаешь. Надеюсь, он найдт правильное решение.

Вечером после заседания Госсовета, император пригласил своего заместителя в курительную комнату:

- Мишель! Ты знаешь – я собираюсь в Константинополь. Дорога небезопасная и утомительная. Мы ещ не закончили железную дорогу от Петербурга к Варшаве. Супруга настаивает взять е в это путешествие. Что посоветуешь?

- Государь, с полячкой лучше не спорить и тем более не ссориться. Уступи.

Если не выдержит, отправь обратно. Лето. Ей надоело здесь и очень хочется побывать в родной Варшаве. Показать себя, посмотреть на бывших подружек, которые киснут от зависти. Что касается Владислава, то у него наджные няньки, а я приставлю верного дядьку Онисима, из старых солдат.


И пора обучать его французскому и русскому. Поручи кому-нибудь из знающих и то и другое. А я присмотрю за всем. На лето вывезем цесаревича в Царское Село. Пусть бегает босиком, купается, учится плавать и ездить верхом. Чем раньше, тем лучше… - Может быть попросить Александра Сергеевича? – спросил император.

- Пушкина? Но он на Кавказе. Хотя к осени вернтся. Если согласится, лучше не найдм. Как вернтся, поговорю с ним. А вы поезжайте и будьте в полном спокойствии. За три месяца управитесь… - Благодарю. В мо отсутствие будь Председателем Госсовета. Завтра Указ я подпишу. Однако, кто у меня будет в адъютантах?

- Предлагаю генерал-интенданта Андрея Юшневского. 35 лет. Умн, красив, ненавязчив. Граф Витгенштеин ещ в 24-ом отмечал его деловитость и честность. Из обрусевших поляков. Образован и галантен, - сказал Лунин.

- Представь его завтра, - попросил император.

- Не могу, государь. Он в Варшаве вместе с генерал-лейтенантом Волконским Сергеем Григорьевичем. Если не возражаете, встретитесь с ним у наместника.

- А до Варшавы кто будет при мне? – спросил император.

- Да возьмите Алшу Милорадовича. Ему, как военному министру, вообще полезно побывать в Константинополе и вместе с Вами ознакомиться с состоянием армии и оборонных укрепрайонов. Вместо него назначим временно светлейшего князя Волконского Петра Михайловича. А заботу о Вашей безопасности поручим генерал-майору Валерьяну Голицыну, племяннику нашего бессменного обер-прокурора Синода.

- Да. Помню.дготовь Указ и представь его завтра. И ещ. Направь заранее в Варшаву фельдегеря. Предупредим наместника о нашем прибытии, распорядился император.

- Хорошо, государь. Не беспокойтесь. Вс будет в порядке, - заверил Лунин.

Через неделю по утру вышел поезд из десятка карет и возков в сопровождении полуроты лейб-гвардии Преображенского полка. В поводу, привязанные к последнему возку, бежали два иноходца гнедой масти, предназначенные для царских особ. Устав сидеть в карете, государь и государыня, переодевшись в платье для верховой езды, десяток – другой врст скакали по дороге в сопровождении лейб-гвардейцев. Обедали где нибудь на полянке, окружнной берзками. Та, не торопясь, но споро, доехали до Варшавы на седьмой день. За десяток врст до варшавской Праги их встречали эскадрон Войска Польского и десятка два знатных вельмож. С криками «Нех жие! Виват императору! Виват императрице!» они, гарцуя, сопровождали карету, из которой выглядывала счастливая Ирженка, махая им батистовым платочком.

Некоторые удальцы на скаку прикасались губами к е ручке. Наместник, приведший эскадрон, смущнно улыбался и как бы говорил:

- Ну что с этими поляками поделаешь… Константин и Ирженка вышли из кареты. Им подали оседланных коней и супружеская пара через пару минут уже были в сдлах, и кони, чуть покачиваясь, понесли их к Варшаве в окружении вельможных панов. Так на рысях они въехали на улицы Праги, где их встречали толпы празднично одетых поляков. Они встречали своего бывшего наместника, свою бывшую графиню Ирженку, ставшей императрицей великого государства.

И было за что так тепло их приветствовать. За три года Польша, доверив свою судьбу этим москалям, даже опережала Россию в развитии промышленности, производя сельскохозяйственную технику и все необходимые товары. Эти отрасли стали основой прогресса и роста благосостояния народных масс. Возможно сказывалось и более раннее освобождение крестьян.

Не будем утомлять себя званными пирами и балами, где в центре внимания была супружеская пара. Вспомним лишь об охоте на кабана, устроенную наместником для государя. Здоровенного секача, конечно, уложил наповал император. Все удивлялись его спокойствию и меткому выстрелу. А Константин, махнув рукой, только и сказал:

- Ну, полноте, господа! Неужто я не видел ваших егерей в засаде? Давайте-ка организуем жертвенный костр и воздадим кабану должное. Ишь какой здоровый! Пудов на десять потянет… Быстренько освежевав и спустив ливер со всеми внутренностями на радость собакам, проткнули бедного кабана зачиннным стволиком берзы и положили его на рогатки над жарким угольем. Поливая приправами и вином, егеря крутили тушу, подставляя под жар то один, то другой бок, с которого стекал и вспыхивал на углях растопленный жир. Изредка главный егерь протыкал е ножом, пробуя готовность. Наконец, отрезав кусочек и попробовав, кивнул:

- Готово!

Голову и окорок на серебряном блюде он преподнс Константину, а благоухающую, хорошо прожаренную тушу, водрузив на носилки, четверо егорей обносили охотников, отрезая каждому смачные куски. Все наслаждались. Сидевшая рядом с Константином Ирженка довольно хищно впивалась своими белыми зубками в порядочный кусок мяса.

Окончив трапезу, компания разговорилась и над поляной повис ровный шум голосов. Солнце уже склонялось, просвечивая кроны деревьев. Умывшись из ручья, император поблагодарил егерей за удовольствие, доставленное в столь прекрасном лесу, выдав по империалу. Царская охота возвращалась в Варшаву. Завтра – последний день, день встречи с польским Сеймом.

Здесь произошло небывалое! После своего довольно краткого приветствия Сейму и через него всему народу Польскому, император, улыбнувшись, произнс:

- А сейчас, вельможные паны, позвольте передать слово моей супруге, вашей графине, ныне императрице Ирженке.

От неожиданности наступила тишина, взорвавшаяся криками и, без прикрас, бурными аплодисментами. Ну где и когда было видано, чтобы женщина имела свой голос, выступала в Сейме! Ирженка в простом серо-серебристом платье с красной розой, приколотой у плеча, в диадеме, когда-то подаренной ей поляками, поднялась на авансцену и по-польски сказала следующее:

- Вельможный Сейм! Прошло всего четыре года, как Польша на добровольных началах вошла в состав Российской имперской республики.

Наши опасения потери независимости не оправдались. Оправдались те слабые надежды, на которые мы опирались, принимая решение. Польша ныне другая, более богатая, но богатая не концентрацией богатств в руках сотен обладающих ими, а ростом, пусть сейчас невысоким, благосостояния всех трудящихся поляков. И это цель для всей России. Поощрение развития экономики будет сочетаться с непременным повышением доходов всего населения. Только в этом случае будет крепнуть держава и е уважение соседями. Это самое сильное оружие в борьбе с бунтами и восстаниями, ибо люди, живущие в достатке не бунтуют, а просто живут, наслаждаясь жизнью каждый как умеет. Вот для чего я стала императрицей. Я всегда помню вас и люблю Польшу!

Эффект выступления Ирженки был потрясающим. Маршалку Сейма пришлось призвать его к порядку. Но мужчины пока не догадывались, что всеми любимая графиня, которую, кстати, произвели в княгини земли Польской, вызовет среди полячек мощную волну требований их участия в жизни государства.

А пока что от имени Сейма маршалок торжественно вручил Ирженке ларец из чрного дерева с набором украшений, усыпанных бриллиантами, рубинами, сапфирами, топазами, изумительными изумрудами. Императору вручили гетманскую булаву с двуглавым орлом на вершине, в драгоценных каменьях.

В конце церемонии под аплодисменты зала гусар Войска Польского ввл белого пони в полной конской амуниции с лежащей в седле одеждой и сапожками из красной юфти и шпагой в поларшина.

- Это подарок Вашему сыну, нашему Владиславу.

Зал встал и дружно возликовал:

- Нех жие Владислав!...

На следующий день красивый возок с пони в сопровождении двух гусар отправился в Петербург.

Императорская чета в сопровождении свиты из вельможных панов отбыла в противоположном направлении – по берегу Вислы к Кракову.

- Ах, милый, ты не представляешь, как я тебе благодарна за эту поездку… Где-то в верстах пятидесяти их встречали пышно одетые краковские вельможи и городская знать. Три дня в Кракове, возведенном на месте древнего поселения полян. Знаменитый холм Вавель с Кафедральным собором – усыпальницей польских королей, Королевский замок, древнейшая ротонда Девы Марии, множество костлов, один древнее другого, Ягеллонский университет – коллегиум Майус… Усталые, но довольные – столько новых впечатлений, столько удивительных древностей, сохранившихся с времн раннего христианства… Императорский поезд продолжил путь на юг. Карпаты, Бессарабия, пыльный Кишинв, покрытые соломой мазанки, виноградники, кукурузные поля,, хлеба… Валахия, Болгария… И всю дорогу жара, пыль, тплое вино. Редкие русские гарнизоны, где солдаты больше занимаются хозяйством, нежели военным делом. Глухая провинция, наджно отделнная от Турции республиканской армией, сконцентрированной по побережью Чрного моря, в Адрианополе, у Иниады и Мидии.

В 120 верстах от Адрианополя – порт Чарлу на побережье Мраморного моря.

А севернее - Константинополь, бывшая столица бывшей Византии. Вот сюда то, спустя месяц после отъезда из Петербурга, прибыл император Русской имперской республики с супругой.

После трехдневного отдыха – смотр и парад. На глазах разъяренных янычар, султан Махмуд II не решился их уничтожить как очаг постоянных мятежей, император Константин объезжал войска, построенные на набережной Золотого Рога. Русских от турок отделял лишь узкий Босфорский пролив.

Здесь столкнулись надежды Отоманской империи вернуться в освобожднные Россией края с тврдым намерением русских остаться в крайней точке Европы – в Константинополе.

Объехав войска и приняв рапорт генерала Дибича, император поздравил парад с блестящими победами, с воплощением древней славянской мечты о Царьграде.

- Ура русскому солдату, русскому народу, обретшему волю и землю!

Мощное 10-тысячное «Ура!» легко перелетело через пролив;

орудийный залп из 120-ти орудий догнал русское «Ура!» и затерялся в Малой Азии.

Султан Османской империи Махмуд II, брошенный египетским пашой Мухамед-Али, флолт которого был разгромлен при Наварине, был обречн.

Турция с Запада теперь граничила с Россией, сконцентрировавшей свои силы на побережье Босфора и Дарданелл. На Востоке на линии Трапезунд – озеро Ван также были русские, готовые в любой момент начать боевые действия.

Чрное море обрусело. Корабли Черноморского флота полностью господствовали на море, блокируя все турецкие порты. Русские корабли вошли в порты Трапезунд и Босфор. На глазах турецких генералов моряки готовили десантные баржи для переправы. Ежедневно вдоль Босфора проводились учения и стрельбы. Жерла орудий были направлены на восток.

Махмуд II, теряя сторонников, запросил мира.

На такой случай предусмотрительный Лунин снабдил императора проектом мирного договора. По нему Греция, Сербия, Болгария и Румыния объявлялись независимыми государствами. Россия получала в свои владения вс заподное побережье Чрного моря, которое она впоследствии объявили зоной общих интересов с балканскими странами.

Под е корону переходили также южные европейские земли от реки Марица до Фракийского полуострова включительно вместе с Адрианополем и Константинополем. На западе она граничила с Грецией по реке Марица, а на востоке с Турцией по Босфору, Мраморному морю и Дарданеллам. На востоке, в Закавказье, к имперской республике отошли земли по линии Трапезунд? (Эрзерум) – озеро Ван.

Султан вынужден был подписать этот кабальный договор, надеясь на его временный характер и на помощь Франции и Англии, которым Россия и е выход в Средиземное море, как кость в горле. Они уже готовили меры для обуздания «зарвавшейся» России. Да и Греция до некоторого времени была недовольна захватом русскими «исконных» греческих земель, забывая, что именно русские освободили их от почти четырехсотлетнего ига. Да и не удержала бы она эти земли, даже если бы Россия отдала их Греции. А в создавшейся новой обстановке русские войска защищали е и все балканские государства от воинственных турок, бывших огузов, вытесненных когда-то Тамерланом из-за Каспия.

Подписав Константинопольский мирный договор, каждая из сторон занялась укреплением своих позиций. Мухаммед? спешно строил новый флот на берегах Средиземного моря, где ему всячески помогали англичане. Кроме того, ему пришлось полностью реформировать армию, показавшую в предыдущих боях моральную неустойчивость, а вернее трусость.

Константин подтвердил приказ о возведении от Константинополя до порта Энез на мысе Фракийского полуострова укреплений, оснащнных новейшими орудиями и световой сигнализацией. А на побережье Чрного моря от Одессы до Энеза создавать военные поселения нового типа. В них должны жить свободные казаки с семьями, занимающиеся сельским хозяйством и ремесленным делом наряду с военной подготовкой и патрулированием вдоль побережья. Они на десять лет освобождались от налогов, получая армейское довольствие, обмундирование, оружие и боеприпасы. Каждый строевой казак должен иметь своего коня с полной конской амуницией.

В станицах командовали и разбирали мирские дела атаманы, выбираемые сходом на три года. Станицы располагались, согласно дислокации в прямой видимости с тем, чтобы постоянно дежуривший на вышке казак мог увидеть и подать сигнал огнм о приближении опасности.

Собственно республиканская армия имела четыре центра дислокации: в Константинополе, в Адрианополе, в Варне и в Кюстенджи. Таков был замысел закрепления земель. Также полагали, что под защитой русской армии недавно освобожднные от турецкого ига государства могут спокойно укрепить свою государственность и наладить экономику.

Примерно на таких же принципах было решено сорганизовать многочисленные народности в Закавказье и на Кавказе.

К раннее завованным землям Адыгеи, Чечни, Черкессии, Дагестана и восточной Грузии, прибавилась Абхазия, Мегрелия, Гурия, Имеретия, Шурагель и семь ханств – от Кубинского и Бакинского на Каспии до Эриванского и Нахичеванского в центральном Закавказье, Батумом и Трапезундом на Чрном море.

Вопросы их анклавных объединений решались через земельные наделы каждому желающему заниматься земледелием и скотоводством.

Россия на себе испытала этот путь, по которому идт уже четвртый год.

Лунин, Пестель, Муравьв-Апостол, Бестужев-Рюмин, Рылеев и ушедший на кораблях в Аляску Каховский давно разработали основной принцип, объединяющий людей в государство: свобода, земля и труд. В разговоре со своими товарищами Михаил Сергеевич Лунин всегда просил искать людей, во-первых, преданных этим идеям, во-вторых, знающих языки с тем, чтобы при наместниках создавать на новых землях группы, несущие в народы не просто обещания, а деловые преобразования, которые видели и чувствовали бы люди.

- Главное, друзья, чтобы с нашим неотвратимым уходом из жизни, эти идеи непрерывно претворялись в жизнь молодыми соратниками. Уже сейчас нужно готовить эстафету в Будущее. И главное не в том, чтобы создать огромную, плохо управляемую империю, а в е сохранении, чтобы в ней жили свободные, образованные и трудолюбивые люди, зарабатывающие себе и своим семьям своим, я это подчркиваю, - сказал Лунин, - своим трудом.

Эти идеи Лунина постепенно претворялись в жизнь на государственном уровне.

… Императорская чета возвращалась в Петербург через Киев. Все устали и душевно стремились домой. Наконец-то, Царское Село!

Заранее предупрежднный, их встречал Лунин с Владиславом, едущим на знакомом читателю пони. Выглядел сын превосходно: загорелый, стройный, с хорошей осанкой, в полном здравии и счастливый. Узнав маму, он соскочил с пони и побежал к ней навстречу:

- Маман! Как долго вас не было! А я научился ездить на пони, быстро бегать и плавать… -Господи! Родной мой! Никуда больше от тебя не уеду! Ты – моя радость и надежда! – давясь слезами ворковала Ирженка.

Глава 15. Губернатор Аляски С подписанием в 1824 году Александром I в Петербурге Русско Американского договора, определяющего границы, свободу плавания и рыболовства, небольшая русская община на Аляске, трудясь в поте лица, жила привольно, спокойно и зажиточно. Торговля с Калифорнией давала и одежду, и оружие, и нужные в хозяйстве и для обмена топоры, гвозди, пилы и прочее.

Алеуты вс это выменивали на шкурки песцов, соболя, черно-бурых лисиц.

В этом селении была своя церковь, где наряду с духовным окормлением паствы, батюшка учил детей и всех желающих грамоте и счту. Раз в год приходили корабли «Русско-Американской компании», доставляя необходимые товары и забирая пушнину.

Поселившиеся здесь мужики рубили избы по северному: все хозяйственные постройки под одной крышей, чтобы в любую погоду можно было пройти и к скотине, и в погреб, и в баню, и за дровами. Большие кухни с русскими печами, с дымоходами, проходящими для тепла под полами, небольшие спальни и кое у кого горницы для гостей и праздников.

Кроме охоты, занимались артельно рыболовством, особенно, когда в период нереста в реки шли косяки лососвых. Шла заготовка на всю зиму: солили, вялили, коптили и сушили для собак. И конечно, икра в дубовых бочонках.

Соль здесь была в цене.

В этот, почти нетронутый людьми край, расположенный на широте от Петербурга до Архангельска, весной 1829 года прибыла русская флотилия с новыми переселенцами. Генерал-губернатор Каховский ещ в море распределил людей так, чтобы новые сла, не мешая друг другу в землях и угодьях, были бы друг от друга не далее дневного пути. Расширялась и столица края на острове Александра Ново-Архангельск и послок Кадьяк на Алеутах.

Оставив в столице роту солдат, остальных рассредоточил по побережью и основным островам. Морской экипаж и флотилия остались в Ново Архангельске. Получилось, что в каждом поселении размещалось по взводу солдат с оружием и семьями. Основная и естественная задача: готовиться к зиме, рубить избы, бани, коровники, конюшни и прочие хозяйственные постройки по типу уже имеющихся здесь.

Сам Птр Григорьевич с молодой женой Еленой и трхлетним сыном Михаилом поселились в губернаторском доме, доставшимся в наследство от Баранова. Дом обветшал, но солдаты недели за две привели его в полный порядок, сменив два нижних венца, покрыв крышу новыми досками и перестелив полы. В каждом селе, кроме дома для командира взвода, строилась небольшая церковь с домами для священника и причта. В этих местах церкви служили не только для молитвенного общения с Богом, но и для духовного общения поселян друг с другом. Здесь же, встречаясь на дню раз или два, обсуждали все вопросы общества и принимали решения.

Местное, коренное население, эскимосы и алеуты, а также приходящие индейцы с интересом наблюдали за столь большим племенем. Русских они знали и ничего дурного от них не видели. Разве что купцы порой обманывали, спаивая людей «огненной водой».

Каховский категорически запретил подобные методы торговли, установив разумные цены на пушнину и товары. Через месяц на всельном баркасе он с небольшим отрядом отправился из Ново-Архангельска на материк. Надо было провести разведку местности вдоль побережья. На протяжении ста врст нашли четыре долины, защищенные с севера горами и уходящие вглубь континента, по которым несли свои прозрачные воды неширокие реки, впадающие в Тихий океан. Вдоль их берегов располагались прекрасные пастбища и будущие земельные угодья. Это были наиболее удобные места для многих селений.

Вернувшись, каховский предложил желающим занимать эти земли «на выживание», строиться, вспахать и засеять на пробу несколько делянок овсом, просом, рожью, а также огородными культурами. Охотников оказалось 600 семей, решивших связать свою судьбу с материком. Работали артельно и к сентябрю обустроились и поселенцы, и солдаты, и моряки.

Также артельно делали запасы на зиму: дрова, медвежатину и оленину, рыбу, ягоду, черемшу и дикий лук. Умельцы ладили ульи, заводили пасеки. Всяк был занят, ибо понимал: помощь ждать не приходится. Следующий заход кораблей ожидается года через два – три.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.