авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Квазимодия Посрамление Данте Алигьери или чистые дела нечистых ISBN-13: 978-3-8473-8153-2 ISBN-10: 3847381539 EAN: 9783847381532 Язык Книги: ...»

-- [ Страница 6 ] --

Наконец, настал тот день, когда Густав должен был предъявить мне все, что он насобирал за все послепереговорное время. А для этого он должен меня познакомить со своим очень хорошим другом, что и произошло в один из выходных дней, когда Густав передал мне приглашение в гости от одного известного бизнесмена, занимающегося автомобилями и авиацией в одной и той же компании.

Я поставил об этом в известность офицера по безопасности нашего посольства в Стокгольме, который был приставлен к нашей делегации, чтобы оградить себя от всяких случайностей. Офицер кивнул головой в знак того, что он понял и ушел. Слава Богу, я не подведомственный его конторе.

Уикэнд начался очень хорошо. Мы порыбачили на озере.

Зажарили рыбу и приготовили стейки. Сели на террасе загородного деревянного дома с рюмкой аквавита, наслаждаясь природой и охотничье-рыбацкими трофеями.

У шведов, как и у финнов, в ходу такой строительный материал как дерево. У нас намного больше дерева, а мы никак не можем решить жилищную проблему, расселив людей в одноэтажные комфортные дома из дерева по всей Богославии. Почему так не происходит? Нет желания у власть имущих. Будут стойко дождаться времени «ешь ананасы и рябчиков жуй, день твой последний приходит буржуй».

Настоящие буржуины внимательно смотрят за тем, чтобы уровень жизни народа не благоприятствовал социальным и революционным взрывам, а человек сопричастный к общественному богатству активнее работает по его умножению, зная, что и он не остается в стороне от праздничного пирога.

Так вот, сидим мы на террасе и лениво переговариваемся о том и о сем. И вдруг подъезжает машина «Сааб» последней модели. Кто не знает, промышленный концерн «Сааб-скания» (SAAB-Scania AB) образовался в результате слияния автомобильного концерна «Скания Вабис» с самолтостроительной фирмой «СААБ» (Svenska Aeroplan AB. SAAB). И сейчас он выпускает надежные автомобили «Сааб» и истребители нового поколения JAS39 «Грипен». Вот так. А где вы видели, чтобы наше авиационное предприятие выпускало автомобили или автомобильное предприятие выпускало самолеты? Вряд ли увидите, потому что применение авиационных технологий в автомобилестроении сделает автомобили вечными, а разве это выгодно для производителя? Тем более богославским? Не выгодно.

Приехавший назвался Карлом-Густавом, прямо как король какой-то, хорошим другом, как хозяина дома, так и Густава. Я, вообще-то человек начитанный, читал множество детективов и знаю, что внезапное без предупреждения появление такого человека означает, что гостю будет сделано такое предложение, от которого ему будет трудно отказаться.

Прямо говоря, прибыл вербовщик. Как тореро на корриде.

Помощники раздраконили быка, навтыкали ему шампуров в холку, повыпендривались со своими плащами перед зрителями и сейчас на арену должен выйти мясник, который и нанесет решающий удар, после которого быка можно будет разделывать на голову, шею, оковалок, лопатки, грудину, филей, бочок, огузок, кострец, подбедерок, голяшки. Итак, коррида началась.

– Алексей, я так много слышал о вас, – сладкоголосо запел Карл-Густав. – Вы, пожалуй, единственный член богославской команды, тонко чувствующий переговорный процесс, знающий шведов настолько близко, что понимает и учитывает мнения и озабоченности шведской стороны. Мы же, шведы, преисполнены желанием всем сердцем и всеми помыслами (это уже классическое изречение Мао Цзэдуна – quan yi quan xin de wei ren min fu wu – всем сердцем и всеми помыслами служить народу) развивать шведско богославскую дружбу. Но есть много сил в других странах, в том числе и в Богославии, которые хотели бы поссорить наши народы и поставить под сомнения искренность шведских намерений. Алексей, помогите нам устранить нам эти препятствия на пути развития дружбы между нашими странами!

Глава Вот так. Мне напрямую предложили стать почетным послом мира и дружбы Швеции в Богославии. А как еще можно расценить это предложение? Да никак. Только вот это посольство целесообразно бы не афишировать среди своего окружения, чтобы не вызвать крайне негативной реакции на предлагаемую новую должность. И все это будет не бесплатно. По тысяче шведских крон в месяц. Одна крона это десять евроцентов. Получается – одна крона это чуть побольше четырех богославских рублей. То есть, за четыре тысячи богославских рублей в месяц я могу стать негласным шведским послом в Богославии. Ой, как дешево они ценят нас или это их прижимистость и стремление сэкономить деньги налогоплательщиков?

– Карл-Густав, – сказал я, – давайте я буду платить вам по тысяче американских долларов в месяц, и вы будете моим послом доброй воли в вашей стране. И тоже негласно. Если мало одной тысячи долларов, то я буду платить вам три тысячи долларов в месяц.

Эта сумма будет больше или меньше вашей месячной зарплаты?

– А вы азартный игрок, Алексей, – сказал с улыбкой Карл Густав, разбросив веером по столу пачку цветных фотографий. – Это мой ход, и он беспроигрышный.

Я взял фотографии и погрузился в воспоминания моего кувыркания со скандинавской нимфой на широкой кровати. Это было восхитительно и качество фотографий было отменное, а позы такие, что хоть прямо сейчас на страницы «Плейбоя».

Я представил на моем месте богославского разведчика или офицера КГБ коммунистических времен из прочитанных детективных романов. Это было бы все. Конец карьеры, увольнение и смешивание с грязью на всех уровнях. Никто не верил разведчику, и большинство фактов измены спровоцированы отношением недоверия начальников к офицерам.

Сомневаюсь, что в демократические времена что-то изменилось в кабинетах, где до сих пор стоят бюсты и висят портреты железного Феликса Дзержинского. Мне в этом отношении лучше. Я сам себе хозяин и сам определяю, где моя черта, которую я не могу переступить.

– Ну, как, – торжествующе спросил Карл-Густав, – что скажут ваши начальники по этому поводу или те, кто рекомендовал вас в состав консорциума? А как семья будет смотреть на эти фотографии?

– Да, вы правы, – сказал я с долей иронии. – Люди, которые увидят эти фотографии, слюной захлебнутся от зависти. Вы не могли бы мне распечатать еще один комплект, расходы фотографа я оплачу.

– То есть как? – не понял вербовщик. – Мне нравится ваша бравада, но давайте объективно смотреть на все факты. Моральное разложение. Это раз. Кто после всего этого будет доверять вам?

Кроме меня некому. Вы погуляли у нас на десять тысяч крон. Кто будет платить за это? Ваше правительство? А ведь именно ему и выставим счет, где будет расписано все до эре. Это два. Третье.

Проститутка забеременела от вас. Вот генетический анализ вашей спермы и точно такой же будет и у родившегося у нее ребенка. Кто его будет воспитывать? И эти документы мы отправим в вашу «Единую Богославию», членом которой вы состоите. Беспартийного на вашу должность не назначат.

Чувствовалось по всему, что Карл-Густав начитался Достоевского, но совершенно не понял того, что загнанный в угол богослав опаснее самого опасного зверя. Он будет отступать до Москвы, он даже сдаст Москву без боя, но это будет лишь разминка перед тем, как уничтожить более сильного противника.

Но Карл-Густав ошибся в самом главном. Я – беспартийный и в обозримом будущем ни в какую политическую партию вступать не буду. Я – холост и мне все равно, какие мои фотографии появятся в Интернете. Любые фото придадут пикантности и интереса к моей личности. И последнее – я достаточно обеспеченный человек, чтобы позволить себе гульнуть на тысячу долларов, не размениваясь на центы и эре.

– Знаешь что, – сказал я, вставая из кресла, – иди-ка ты в женскую пешеходную прогулку с эротическим уклоном.

– Как-как? – не понял Карл-Густав.

– А вот так, иди ты в …у, – сказал я и, повернувшись, вышел из комнаты.

Хозяин дома и Густав томились в ожидании.

– Ну, как? – в один голос спросили они.

– Нормально, – сказал я, – водички ему отнесите, а мне нужно ехать в гостиницу. Как тут такси вызвать?

То, что я вышел почти чистым из столкновения с людьми, которые назначены для добывания конфиденциальной информации по всем вопросам, еще ничего не значит. Я – никто, надо мной никого нет. А вот нашим рыцарям плаща и кинжала приходится очень трудно.

В некоторых шибко демократических странах после неудачной вербовки разведчики начинают избивать и калечить подобранных и обхаживаемых им людей, а потом гундосить по телевизору о демократии, свободе, порядочности, правах человека и общечеловеческих ценностях.

Другие подбрасывают оружие и наркотики, а затем вызывают полицию для того, чтобы посадить в тюрьму человека.

Третьи выдвигают заведомо ложное обвинение и рассылают во все страны заявки на арест человека, «связанного с терроризмом».

Надеяться на то, что вы имеете дело с людьми чести, нельзя, особенно в странах, кичащихся демократическими традициями.

Поэтому о таких случаях нужно докладывать в компетентные органы своей страны для обеспечения своей защиты.

Правда, Богославия в этом отношении не является образцовой страной. Она еще не научилась или стесняется защищать своих граждан, и начало этому положил Сталин, заявивший, что тот, кто попал в плен – предатель. И человек, доложивший о том, что к нему был подход разведки другой страны, тоже рассматривается со сталинской точки зрения как потенциальный предатель.

Кто-то у нас специально работает на другие разведки, ставя наших граждан в безвыходное положение. Для того, чтобы произошли какие-то изменения, нужны огромные жертвы. Тогда власть имущие могут сказать:

– Однако, с этим надо что-то делать.

И все равно мало что сделают. А уж о защите своих граждан приходится только мечтать. Что говорить о простых гражданах, когда в своей стране предают твои же товарищи начальники и спасают только товарищи-друзья, которые готовы пожертвовать своей карьерой ради товарища.

Глава Переговоры продолжались своим чередом. Одна сторона выдвигала аргументы, другая сторона – контраргументы.

Обыкновенный покер, где вместо карт были справки, экспертные заключения и финансовые расчеты. Это вообще нормальный переговорный процесс, потому что обе договаривающиеся стороны имеют свои собственные интересы и не собираются ими поступаться во имя каких-то эфемерных идей типа строительства коммунизма во всем мире и что все люди на земле – братья.

В далеком детстве я тоже думал, что все люди – братья, а самые несчастные из них это негры и китайцы, которых все угнетают и обижают. Белые тоже не все одинаковы. Одни капиталисты и среди них очень много расистов. Другие белые – коммунисты и социалисты – сплошь интернационалисты. Азиаты и негры по определению были интернационалистами и нуждались в защите со стороны коммунистов и социалистов.

Потом оказалось, что все совершенно наоборот. Негры и азиаты по вопросам расизма могут дать фору многим европейцам и расистские проявления у них не только в отношении белых, а и в отношении своих же соплеменников и негров. То же и на африканском континенте.

Оказалось, что интернационализм, расизм, капитализм и социализм не имеют национальностей. Это идеологические установки. И в основе всего лежит экономика. Быти определяет сознание, – говорили древние и классики философии. Революции приходят на голодный желудок, сытый желудок к революционным лозунгам глух. Я не хочу развивать тему революций, просто хочу сказать, что все люди и все страны разные. У каждой из них есть свои особенности, которые нужно учитывать и не стараться что-то решить с точки зрения ненависти. Это тупиковый путь.

Как только в шведской делегации «заквазимодились» два наиболее неприятных участника, появилась потеря и в нашей делегации. И сразу переговоры вошли в деловое русло. Все проблемы, не решавшиеся годами, стали решаться совместно быстро и взаимовыгодно. Все пожелания шведской стороны учитывались слету, точно так же учитывались и пожелания богославской стороны.

Правительства обеих стран были в удивлении. Ничьи интересы не были ущемлены, напротив, налицо обоюдная выгода стран, которые не собирались воевать друг с другом.

– Вы знаете, Алексей, – сообщил мне Густав, – мой тезка по Карлу приболел, что-то с нервами, вся правая сторона тела отнялась.

Просил вас зайти к нему, проведать.

– Никак будет вторая серия Мармезонского балета? – спросил я.

Немного посоображав над темой балета, Густав сказал:

– Нет, это не служебный вопрос. Тот вопрос уже закрыли, поэтому он и в больнице.

– Хорошо, – сказал я, – зайду.

Предупредив руководителя делегации, я поехал в госпиталь.

Карл-Густав лежал в отдельной палате. На столике были цветы, стакан с водой и маленькое блюдечко с таблетками.

– Как дела? – спросил я.

– Нормально, – сказал мой знакомый, – тогда вот понервничал и получил расстройство нервной системы. Сначала я на вас разозлился, а потом понял, что времена изменились и богославы стали не такими богославами, какими они были при Сталине. Они начали становиться такими же, какими они были при вашем царе Петре, только более свободными. То же я сказал и своему руководству. Чтобы быть самыми сильными в мире, нужно дружить с богославами. Если каждая страна будет дружить с Богославией, то от этого выиграет вся Европа.

Зачем дразнить богославского медведя? Мы тоже медведи по натуре, полярные медведи и бурые медведи. У нас есть много общего, поэтому я и захотел встретиться с вами, чтобы устранить разногласия и предложить дружбу. Я даже все приготовил для этого.

Я сразу начал взглядом искать микрофоны и объективы видеокамер, но Карл-Густав перехватил мой взгляд и сказал:

– Я, как бы это сказать, человек старорежимный, поэтому и методы мои старые, помогите мне кое-что вытащить из-под кровати.

Под кроватью оказался столик на колесах, который на шарнирных соединениях мог опускаться почти до пола или подниматься до необходимого уровня. На столе стояла бутылка «Арктики», это такой сладенький ликер из скандинавской клюквы и бутылка «Абсолюта». На закуску были куски норвежской смги и жареной форели.

– Ну, что, Алексей, вздрогнем, – сказал Карл-Густав и левой рукой показал, чтобы я налил водку в рюмки и добавил к ней ликер. – Мне кажется, что у меня правая рука стала шевелиться.

Мы выпили по первой. Когда мы с ним запели: «Ой, мороз, мороз, не морозь меня, не морозь меня, моего коня», то в бутылке оставалось лишь на донышке, а прибежавшая медсестра уговаривала нас не нарушать порядок в клинике. Карл-Густав уже размахивал обеими руками и все пытался обнять медсестру.

Глава Делегация возвращалась домой с триумфом. В одном самолете, только в разных салонах. Кто-то в экономклассе, а кто-то и в первом классе. Из Москвы я напроход улетел к себе домой. Давно там не был, соскучился.

Василий спокойно вел машину и рассказывал местные новости.

– Тут, Алексей Алексеевич, соревнования были по черлидингу, наши второе место заняли, – сообщил он.

– А что это за черлидинг? – спросил я, перебирая в уме знакомые слова, которые обозначали как бы крики болельщиков, управляемых своим лидером. Неужели фанаты стали соревноваться, кто громче будет болеть за команду?

– А это, Алексей Алексеевич, девочки с метелками, что подбадривают нашу хоккейную команду. У каждой команды такие девочки есть. Так вот эти девочки сами собираются в команду и организованно кричат свои кричалки и делают одновременно всякие акробатические упражнения. Многие ходят именно на девочек посмотреть, а потом уж на их пируэты, – разъяснил мне водитель. – А с утра началось досрочное голосование за мэра. Не нравятся мне эти голосования тех, кто не хочет голосовать в день выборов. Насуют туда всяких бюллетеней, и получится, что почти все и проголосовали досрочно.

– Вечно ты, Василий, выборами недоволен, – пожурил я его.

– А чего ими быть довольными, Алексей Алексеевич, – сказал мой собеседник. – Чует мое сердце, что это последние выборы, а потом мэров будут назначать, как и губернаторов. Выберешь кого нибудь не того, а его потом и отозвать не сможешь, потому что выбору уже не будет.

– Да как же не будет? – рассмеялся я. – Губернаторов депутаты областные избирают, а мэров будут депутаты городские избирать.

– Ааа, – махнул рукой Василий, – эти кого угодно изберут, потому что от власти напрямую зависят. А в обладминистрации была пресс-конференция главного тренера сборной Богославии по биатлону. Он, оказывается, наш земляк. Интересно бы послушать, что он там про Олимпиаду расскажет, чего там наши выступили так, что всем стыдно стало.

– Вечером, может, по ТВ покажут, узнаем, – успокоил я его.

Мы подъехали к дому, и из него на крыльцо выскочила раскрасневшаяся Татьяна. Она бежала к машине так, как будто хотела со всего размаха броситься ко мне на шею, но у самой машины остановилась и встала рядышком, смущенная своей непосредственностью.

– Вот она, та, которая меня ждет, и которую я жду, – подумал я про себя, потом неожиданно для себя поцеловал Татьяну в щечку и достал из кармана заранее приготовленную для нее длинную коробочку со швейцарскими часиками в подарочном исполнении шведских мастеров.

Как приятно возвращаться домой из дальней поездки. Все дома свое, как бы родное. Я прошел по всему дому и поздоровался с каждой вещью, показывая себя и как бы говоря, что я вернулся и что все вещи в доме должны успокоиться с прибытием хозяина.

Долго мне отдыхать не дали. Успел съездить на рыбалку и брал на нее Татьяну. У нее природные рыбацкие способности. Самая крупная рыба шла на ее крючок. Громкий ее голос распугивал только мою рыбу и, кроме того, она совершенно не умела готовить уху.

Сплошной клубок противоречий. А, может, у женщины так и должно и быть. Сладость должна сменяться горечью, тишина криком, а слезы радостью. Но только нельзя перебарщивать, от разнообразия можно и устать, стабильность более приятна и желанна.

Все было хорошо, пока меня не пригласили на мужскую рыбалку.

Глава Рыбалки бывают разные. Бывает просто рыбалка, когда человек неделю готовится и потом в упоении ловит рыбу, большую и маленькую, мечтая о том, что в следующий раз он поймает самую большую рыбину.

Есть рыбалка коллективная, то процесс ловли заканчивается тогда, когда суммарного улова с избытком хватает на уху, жареху и тогда все бросают ловлю и дружно принимаются готовить рыбу, заблаговременно опустив в прохладный источник бутыли с прозрачной жидкостью, именуемую просто и емко – водка. Потому что, без водки рыбалка и не рыбалка. Если на такой рыбалке сварить уху и не будет водки, то это будет не уха, а просто рыбный суп. А вот когда в ведро с рыбным супом налито пятьдесят граммов водки для резкости вкуса и в ведре затушена горящая головня из костра, то тогда это будет настоящая уха, с дымком. Только перед варкой не забудьте у рыбы удалить жабры. Они, как фильтры у машин, задерживают в себе всю гадость и любой более или менее опытный рыбак сразу определит, с жабрами рыба в ухе или без жабер. А с водкой даже домашний рыбный суп становится ухой. Вот так. Век живи, век учись.

Бывают рыбалки царские. Когда приезжают цари со свитами, а там уже все готово, уха дымится, рыба жареная, рыбка горячего копчения янтарными соками обливается, «улов» каждого из свиты уже упакован и уложен в багажники машин, чтобы было чем дома похвастаться и рыбу отдать прислуге, накрытый стол ломится от всяких яств, местных и заморских. Царственные рыбаки подходят к удочкам, на которых уже трепыхаются рыбины, достойные занесения в книгу рекордов Гиннеса, вытаскивают улов, позируют с ним перед объективами фотоаппаратов, кино и телекамер и идут к накрытому столу. Выпивают по рюмочке, с удовольствием рассматривают уже сделанные фотографии и уезжают восвояси, своим посещением устроив праздник, даже не праздник, а пиршество для всех тех, кто готовил эту рыбалку.

Есть рыбалки деловые. Люди приезжают для решения каких-то определенных целей, и расположение рыбаков на уловистых местах обеспечивает возможность спокойно и конфиденциально обсудить кое-какие вопросы индивидуально или в общем порядке.

Вот на такую рыбалку был приглашен и я. И коллектив у нас подобрался сплоченный по их прежней работе на высоких должностях, а сейчас они депутаты и представляют совершенно разные силы в парламентах всех уровней. Вся политика делается не на выборах, она делается до выборов. Да что я вам буду объяснять? Вы же сами все прекрасно знаете, что если заглянуть за кулисы позолоченных декораций, то там будет все так, как бывает во время приготовления борща или колбасы.

Я чувствовал, что им всем что-то нужно от меня. Что именно, я понять сразу не мог, но меня, вероятно, готовили для вывода на уровень выше участия в межправительственных переговорах по строительству трансграничного газопровода. Конфиденциальные подходы к моему месту рыбалки усиливали уверенность в этом, потому что у меня выяснялось отношение к внутренней и внешней политике, политической ориентации и вообще видение перспективы у нашей страны.

Затем мы собрались за накрытым столом на открытом воздухе.

Нас четверо и никого рядом. Выпили, закусили и тут самый представительный из рыбаков говорит:

– А что, Алексей Алексеевич, не замахнуться ли вам на президентское кресло?

Я даже ухой поперхнулся.

– А это-то мне зачем? – сказал я. – Я человек свободный и со свободой своей расставаться не хочу. Президент – лицо подневольное и не может шагать туда, куда ему захочется. А я как вольная птица, куда захотел, туда и полетел.

– Ну, Алексей Алексеевич, – усмехнулся один из депутатов, – на каждую вольную птицу найдется либо охотник с лицензией, либо браконьер, либо ловец товара для птичьего рынка.

– Это можно рассматривать как угрозу? – уточнил я.

– Что вы, что вы, – замахал руками собеседник, – тот долго не проживет, кто вам дурного пожелает, и у меня не было никаких неприязненных мыслей в отношении вас. Я вот об этом и говорю, что каждый негативный элемент, сталкивающийся с вами, заболевает синдромом Квазимодо, а у нас в стране столько таких элементов, что всю страну нужно лечить, чтобы в результате лечения получились люди, которые за державу свою болеют.

– Интересно, – задал я общий вопрос, – где больше всего Квазимод, вверху или внизу?

Глава Мой вопрос повис в воздухе. Я бы и сам на него не мог дать однозначный ответ. Мне кажется, что поровну, что вверху, что внизу.

– Кто его знает, где их больше, – сказал старший депутат, – мне кажется, что их везде предостаточно. Да только все непомеченные ходят. У вас в городе их уже чураются как прокаженных.

– Кого чураются? – не понял я.

– Кого? – переспросил депутат. – Да всех квазимод, кто с вами столкновение имел. Тут и чиновники, и бандиты, разные проверяющие, и продавцы, и просто люди, которые готовы весь мир черной краской облить, чтобы самим в этом мире незаметными, как все, быть.

– Как же их всех пометить? – спросил я.

– А очень просто, – сказал мой собеседник, – нужно стать следующим президентом и чаще встречаться с народом, с чиновниками, с правоохранителями в первую очередь и проводить везде им строевые смотры, вот и реформа МВД сама по себе проходить будет с огромной долей эффективности. И все будет по ленински, вернее, по-маяковски, «Терся о Ленина темный люд, и уходил от него в просветлении…».

– Легко сказать, стать президентом, – возразил я. – Вы что, не знаете, что у нас власть передается по преемственности?

Альтернативы нет и кандидатов нет, из кого можно выбирать. Как какой кандидат появляется, так у него сразу начинаются неприятности по всем направлениям, «то в поле недород, то скот падет, то печь дымит от непомерной тяги, а то щеку на сторону ведет», как говаривал в свое время Высоцкий.

– Кандидатура – это наживное, – сказал старший, – кто знал того, кому передал власть первый президент? Никто. Дай Бог десятка три человек из северной столицы. И все. И избрал его народ почти единогласно. При хорошем пиаре и черта изберут. Тут как-то в одном немецком журнале карикатуру видел. Самокритика называется. Так там черт с рогами и волосатой шкурой стал сдирать все нелицеприятное с себя и превратился в ангела! А все почему? Да потому что в основе своей и черти были ангелами, только их потом за провинности всякие лишили ангельского статуса и послали на периферию народ перевоспитывать. Так вот мы и предлагаем вам кандидатуру свою выдвинуть на следующих выборах. У вас иммунитет есть против административного ресурса. Как только кто на вас начнет бочку катить, так сразу квазимодой и станет. Кто же захочет с кривой рожей ходить? Да его ни на какое заседание не пропустят и всех привилегий лишат. Вы не простой человек, вам нужно быть во главе всего.

– Нет, – твердо сказал я, – президентские выборы я не потяну, у меня таких денег отродясь не было и не будет. Если и будет, то не так скоро.

– О деньгах не беспокойтесь, – обрадовались депутаты, – тут такие деньги будут, что ого-го-го. На все хватит. Вы только головой мотните в знак согласия, а уж вам и программу готовят, и речи предвыборные пишут, и календарики с вашим портретом в продажу готовы.

– А вы не боитесь того, что квазимодить-то людей будет не по разнарядке и не по воле указующего перста, а по сути их человеческой и по намерениям их? – спросил я. – Сами не боитесь попасть в их число? Ведь пощады не будет никому. А если две трети Богославии заквазимодит? Обратного пути не будет, кроме очищения помыслов своих. Спонсоры заквазимоченные или заквазиможенные не пожалеют об этом?

– Не волнуйтесь, не пожалеют, – заверили меня. – Это те люди, которые за Богославию болеют, те, кто капиталы за рубеж не вывозит, а на свой страх и риск ведет бизнес у нас в стране, и каждый день у них как смертный бой в борьбе за свою жизнь, жизнь своей семьи и своей страны. Все надежды у них на то, что воры будут сидеть на нарах, а бизнес будет делать все на благо нашей родины, и чтобы профессия бизнесмена была почетной, и чтобы не было никаких препонов для бизнеса. Если надо, то мы и Богославию в Квазимодию переименуем. Квазимодия! Звучит! Вас нам Бог послал. Все ждали, что придет новый царь, и все наладит в Богославии. Что скажете, Алексей Алексеевич?

– Не знаю, – честно сказал я, – предложение уж слишком важное и неожиданное. Мне нужно обдумать и потом я вам сообщу решение.

– Сколько времени возьмете на раздумье? – спросили меня.

– Завтра утром я вам позвоню, – сказал я.

– Зачем же звонить, – обрадовали меня, – мы остаемся здесь на ночевку. Вот и зорька вечерняя наступает, клев будет отменный, а утречком мы снова соберемся все обсудим.

– Вот черт, – подумал я, – обложили со всех сторон. Я бы тоже так же сделал, если бы мне пришлось решать этот вопрос.

Взяв удочки, я пошел на прикормленное место.

Глава Я сидел с удочкой и размышлял над создавшимся положением.

– Черт подери, – сказал я сам себе, – если я соглашусь, то страну нужно будет переименовывать в Квазимодию, потому что миллионов сто определенно будет со скрюченными рожами. Как только за лишней рюмкой потянется, так и пальцы судорогой сведет, не то, что рюмку, кусок хлеба взять нечем будет. И мужики, и бабы, и дети.

Всех наркоманов скрючит, как гадов морских. Те-то за миллионы лет привыкли, а этим еще привыкать придется. Взяточники – это стопроцентные Квазимоды. О продажных милиционерах и прокурорских работниках говорить не приходится. Эти по наркомановской линии пойдут. Олигархи – их немного, вот уж будет паноптикум. Весь мир будет огромные деньги платить, чтобы только через замочную скважину на наших олигархов взглянуть. Вот только они не задумываются над тем, что сами из этого паноптикума квазимодами выйдут. Негоже смеяться над больными людьми, это тоже зло.

А что будет с губернаторами и мэрами всей степеней? Об этом я даже и задумываться боюсь. Съезды союзов всяких городов будут более походить на шабаш нечистой силы. А чиновничий аппарат? А специалисты по подковерной борьбе? Вот тут-то народ и воскликнет – это кто же нами правил? Каждый городничий будет говорить по поводу и без повода:

– Над кем смеетесь? Над собою смеетесь.

А, может, для Богославии это и будет очищением без концлагерей и массовых репрессий? Посмотрит каждый на себя в зеркало и скажет, что дальше так нельзя жить! Хорошо бы так, да только верится с трудом. Наш народ ко всему привыкнет, и Квазимоды войдут в норму. Как Герасим, который, как и все, привык к городской жизни. Раз будет Квазимодия, то и жители в ней будут квазимоды, а те, кто не квазимоды, будут как раз теми, над кем все и будут смеяться. Черт его знает, что нужно делать с нашим народом, чтобы он стал Мессией и богоносцем в делах и помыслах своих?

– Клюет, подсекай, – услышал я сбоку шепот и инстинктивно сделал подсечку. На крючке бился здоровый чебак, а рядом со мной стоял Люций Фер и смотрел, как я снимаю рыбу с крючка. – Место у вас уловистое, сейчас как раз самый клев, вы меня для подсказки подсечек позвали?

– Я позвал? – моему удивлению не было предела.

– Нет, я сам себя позвал, – с сарказмом ответил Люций Фер, – кто три раза помянул меня, а?

– Да, извините, это я вас позвал, – сказал я, – решаю очень серьезный вопрос и никак не могу принять решение.

– Чего тут думать? – сказал мой благодетель. – Тут не думать, а трясти надо. В кои-то веки нашим контрактникам такая удача улыбается и без всяких потуг с нашей стороны. Все идет так, как должно идти по законам развития. Были инфузориями, стали амебами, потом доросли до трилобитов, ящеров и динозавров, потом стали собаками и обезьянами, а потом по подобию обезьяньему и человек появился как результат ответвления от эволюции. В других мирах мы в эволюцию не вмешивались, и там такое появилось, прости мя Господи, а вот по подобию вашему и мы ваш облик приняли, и сын Божий в таком же облике к Вам на землю прибыл. И Дух святой, оплодотворивший Деву Марию, тоже в облике человеческом явился.

Так что, нам уже не впервой вмешиваться в ваш процесс развития. И войны на вас насылали, и революции, и эпидемии, а вы все никак разум во главу свой жизни не ставите. Все какие-то экспромты на тему бытия. Так и свое предназначение тоже считайте частичкой этого процесса. И запомните, чем беспощаднее будете к избирателям своим, тем больше они вас будут любить, и тем дольше будут помнить. Только не забывайте им повторять, что вы их квазимодите только от большой любви к ним.

– Не справлюсь я с этой задачей, – сказал я, – не злодей я по натуре.

– Да ведь и я тоже на этот свет не злодеем появился, – усмехнулся Люций Фер, – зло на пользу человеку явлено Творцом нашим.

– Как это? – удивился я. – Зло есть зло и злом останется.

– Не будьте так категоричны, – сказал Люций Фер. – Человек, который не понимает, сказанное человеческим голосом, заслуживает затрещины. Если он не понимает метод пряника, то он должен получить кнут, третьего не дано. Возьмите учителя? Если ученик не понимает и не способен к пониманию, то ему дается работа, где знания не нужны, а нужны простые и элементарные навыки, например еженедельная очистка отхожих мест. Это и зло, это и одновременно благо для других. Или врач. Он дает вам горькое лекарство и вылечивает вас от недуга или делает операцию, причиняя вам боль. А разве стало людям хуже от того, что вы заквазимодили пришедших к вам за взятками инспекторов всяких инспекций? Вам это было все равно, а многие люди вздохнули с облегчением, потому что их освободили от взяточников и другие взяточники стали чесать себе затылок, стать ли им честными людьми, или стать квазимодами. А в отношении того, справитесь или не справитесь, то у вас, богославов, есть такая поговорка «Не Боги горшки обжигают». Вы думает, что те, кто сейчас у власти, знали, что им нужно делать? Ничуть не бывало.

Назначили их и стали они делать, то, что им предписали их чиновники. Соглашайтесь! Днем вы будете контролировать все, ночью мы возьмем все под контроль, чтобы народишко не разбаловался и в разнос не пошел. Я вам начальника ночной гвардии пришлю. Положитесь на него. Работать будет за честь, а такие люди – кремень, даже мы их согнуть не можем.

Я задумался, закинул удочку и стал ждать поклевку.

– А как я узнаю этого из ночной гвардии? – спросил я.

Но ответа на мой вопрос не последовало. И рядом со мной тоже никого не было.

– Алексей Алексеевич, полдник, – закричали мне издалека и замахали блестящей поварешкой, на случай, если я их не услышу.

Оставив удочку на берегу, я пошел к уже накрытому столику.

Сев за стол, я поднял вместе со всеми рюмку водки и сказал:

– Я согласен.

– Ну, за президента Квазимодии, – подытожил самый старший депутат и мы выпили. – Рубикон перейден и назад пути нет.

Перестройку будем заканчивать.

Глава Рубикон был перейден. На следующее утро в одной из центральных газет появилась пространная статья о моих несомненных и решающих заслугах в проведении переговоров в Швеции по проблеме «Северный поток».

В этот же день появился красочный сайт крепкого сибиряка, сделавшего себе состояние своим умом и без какого-либо значительного капитала. По форме переписки потекли тысячи писем восхищенных граждан, просивших рассказать о себе. Счетчики посещений сайта зашкаливали.

На второй день появился мой блог в «Живом Журнале»

(livejournal, ЖЖ) и его дублер в Твиттере. И снова тысячи подписчиков стали регистрироваться на моем аккаунте в списке «друзей». Мой рейтинг в системе Яндекс рос не по часам, а по минутам.

На третий день было объявлено о создании общественного движения «От квазимоды к совершенству», сокращенно – КС. В программе движения было сказано, что все мы являемся несовершенными созданиями внутренне, как герой романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» горбун Квазимодо. Но, собравшись вместе, мы сможем преодолеть отрицательные черты в себе и построить новую жизнь в государстве, постоянно находящемся на вторых ролях в мире, хотя оно предназначено быть первым в мире.

– Подумайте, – задавала программа всем вопрос, – почему мы, имея самую большую территорию в мире, неисчислимые природные богатства и трудолюбивый народ живем хуже всех стран, не имеющих даже сотой доли того, что имеем мы?

Вопрос поставлен не в бровь, а в глаз. Сам каждый день думаю об этом же. Любой из наших граждан думает об этом же. Даже проигрыш нашей хоккейной команды на зимней Олимпиаде приводит к этому же вопросу. Почему? Неужели мы действительно квазимоды, которые не способны ни на что?

В этот же третий день ко мне приехала группа граждан, которая представилась спичрайтерами – писателями статей и выступлений, имиджмейкерами – создателями образа и телохранителями – охранниками.

Я поначалу было взбеленился, сказав, что я и так прекрасно выгляжу, а мои манеры никого не могут шокировать. И второе – я не собираюсь тратить свои средства на содержание этой оравы.

– Не волнуйтесь, Алексей Алексеевич, – успокоили меня, – ваших средств это не коснется, это все деньги тех, кто поддержал программу вашей партии и поставил на вас в будущей избирательной кампании.

– Но ведь потом придется отрабатывать эти деньги, – кипятился я, про себя просчитывая, во сколько обойдется работа этих специалистов.

– Придется, – соглашались со мной, – но это не говорит о том, что вы будете в зависимости у кого-то. Просто поддержите тот или иной законопроект или примете участие в обсуждение той или иной правительственной программы, поможете в формировании списка компаний, привлеченных к ее реализации. Вот и все. Чего же здесь противозаконного? А сейчас, будьте так добры, вместе с вашим секретарем встаньте вот сюда, мы сделаем контрольный снимок для памяти. Потом посмотрите, какими вы были и какими вы станете.

Фотограф с огромным фотоаппаратом и белыми зонтиками в качестве отражателей установил освещение, и меня сфотографировали вместе с Татьяной.

– Алексей Алексеевич, – сказал старший группы, – я заранее прошу прощения за то, как я буду разговаривать с вами, но поймите, я сейчас режиссер, а вы актер, которому нужно выступить на премьере так, чтобы публика была поражена и сразу приняла вас как своего, как народного артиста. Поэтому, на период нашей с вами работы вы должны подчиняться мне в режиссерском плане. А возможно, что нам придется работать вместе еще долгие годы.

Я кивнул головой в знак согласия.

Глава – Ну, что же, – как-то зловеще сказал имиджмейкер, глядя на распечатанные на принтере фотографии, – сейчас сами посмотрите, кто вы есть на самом деле. Комбайнер с дояркой выехали в город после получения премии за хорошие надои и за сбор двадцати центнеров с гектара.

– Как вы со мной разговариваете? – снова возмутился я.

– Алексей Алексеевич, – укоризненно сказал имиджмейкер, – мы же с вами договорились, что вы будете спокойно реагировать на все замечания. И запомните, если я даже чуток и перехлестну, то это для блага вашего, чтобы вы отчетливо осознавали, что нужно сделать для выполнения нашей задачи. Если палку не перегнуть, то ее не сломать. Так говорили древние китайцы. И наша работа трудна и сложна.

Вот возьмите, к примеру, губернатора Энской области. Когда он попал к нам в руки, был скотина скотиной, это я так мягко говорю.

Мы вылепили из него государственного человека с мягкими манерами и умным взглядом. Научили его четко, с расстановкой и с выражением читать по бумажке. И он уже в пятый раз назначается губернатором, награжден всеми мыслимыми и немыслимыми орденами. Даже женщины плачут, когда он обращается к ним с приветственным словом. Его криминальное прошлое забыли совсем, никто в это и не верит, считая это происками конкурентов. А сколько у него было гонору, что он и так красивый и умный? Потом он признал нас и стал так картинно подносить руку к своему подбородку, изображая задумчивость, что и я начал сомневаться в том, что печать ума у него все-таки была, просто была сильно скрытой на его лице.

Или возьмите товарища, который сейчас вещает со всех экранов и является директором американского института по проблемам Богославии. Морда здоровая, квадратная, рыжие волосики кудряшками как на баране. На вид дровосек или пастух. А мы эти волосы отрастили, они распрямились и стали завиваться только на кончиках. Научили его складно говорить и заставили получить дополнительное образование. Вот его американцы к себе с потрохами и забрали, потому что он им самые приятные вещи вещает. А с вами труднее. Вы человек интеллигентный, обтесанный, вам только шлифовка нужна, а вот это уже высший класс. И секретарь ваш к вам неровно дышит. Вы уж сами решите, кого из нее будем делать, подругу или секретаря?

– Делайте подругу, – сказал я.

– Вот и правильно, Алексей Алексеевич, – согласился мой мучитель, – все равно никто не поверит, что она ваш секретарь, а внебрачные отношения всеми воспринимаются не так уж хорошо даже теми, кто исповедует свободные взгляды по вопросам семьи и брака.

О своем решении я сообщил Татьяне. Она покраснела и сказала:

– Я не буду играть эту роль. Хотите, ищите себе другого секретаря или человека на роль подруги.

– Почему ты думаешь, что нужно играть роль подруги? – спросил я. – Артист всегда прокалывается, а я действительно хочу, чтобы ты была моей подругой.

– Спасибо, – с сарказмом сказала Татьяна, – мне официально предложили роль любовницы. До свидания, Алексей Алексеевич.

– Не кипятись, – остановил я ее. – Люди должны лучше узнать друг друга, чтобы скрепить свои отношения на долгие годы. А вдруг я тебе не понравлюсь, и мы сможем разойтись как в море пароходы, не делая никаких записей в судовых журналах.

– Если я соглашусь на это, – твердо сказала девушка, – то только при условии последующего замужества, а уж потом я никому вас не отдам и не позволю уйти от себя.

– Не слишком ли ты агрессивна в семейных отношениях? – спросил я.

– А иначе никак нельзя, – улыбнулась Татьяна, – даже шалаш должен быть неприступной крепостью, а все потенциальные террористки должны быть на строгом учете, а еще лучше – держаться от моего дома на почтительном расстоянии, потому что я не побоюсь выпустить когти в случае опасности.

– А если, допустим, я захочу уйти? – улыбнулся я.

– Уходи, держать не буду, – отрезала Татьяна, – от хороших женщин не уходят.

Глава Похоже, что проблему семьи и брака я решил полностью и окончательно. Дома будет человек, который исповедует принцип: шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству, но ведь и в этом тоже есть своя прелесть семейной жизни. Для любителя, хотя я сам пока не знаю, любителем чего я являюсь. Поживем, увидим. Хотя Татьяну еще придется завоевывать. Непристойное предложение, которое я сделал, это только заявление о намерениях, а не фиксация свершившегося факта. При всей свободе нынешних нравов я все-таки остаюсь сторонником традиционных отношений между мужчиной и женщиной.

Последующие два месяца были заполнены муштрой. По другому я не могу назвать тренинги, которые проводились со мной и с Татьяной. Мы изучали вс. Работа над дикцией, тренировка голоса, отработка походки, манер, танцевали бальные танцы. Спокойное сидение в «кадре» телевизора, работа под видеокамеру, проведение пресс-конференций, заучивание шаблонов вопросов и ответов на них.

Нам читали лекции по проблемам внутренней, внешней и оборонной политики государства, военно-технического сотрудничества, недостатках в системе управления и хозяйствования. И еще много чего. Я стал знать многое такое, о чем почти не имел понятия. Хотите пример? Вы расскажете, как нужно есть морепродукты? Вряд ли, а вот я могу вам рассказать.

Раки варятся в соленой воде пятнадцать минут и подаются на стол в миске с горячей водой. Каждый сидящий за столом при помощи половника или руками кладет на свою тарелку необходимое количество раков. Как правило, берут по одному раку. Небольшим специальным ножом раскалывают панцирь рака. В середине лезвия такого ножа имеется отверстие, куда вставляется клешня рака или лапки, которые затем надламываются. Клешни и лапки руками подносят ко рту и выедают из них мясо. После этого левой рукой берут переднюю часть туловища рака, а правой — заднюю и, вращая, отделяют их друг от друга. Ножом панцирь отделяется от задней части туловища. Шейку рака подносят ко рту руками. Ножом извлекают белое мясо из остальной части рака;

берут его тоже руками.

Мягкую часть рака, имеющую зеленоватый оттенок, не едят. Пальцы споласкивают в специальной чашке.

Бульон из раков пьют из чашек.

Так же едят лангустов и омаров, только здесь используется специальная вилка для омаров. На одном конце ее есть крючок для извлечения мяса из раковины, на другом — ложка для вычерпывания сока. Если омар подан на блюде, то руками отламывают от него части и кладут себе на тарелку. Лапы омара разламывают руками. Мясо извлекают вилкой или просто зубами. Крепкие клешни омара (у лангустов клешней нет) раскалывают с помощью щипцов и едят вилкой. Пустые раковины складывают на блюдо, если оно уже свободно, или на специальную тарелку. Майонез или взбитое масло, которые подаются к омару, кладут на свою тарелку и вилкой обмакивают в них кусочки омара. Зеленоватые части омара тоже не едят.

Крабы подаются к столу в разделанном виде. Едят их с майонезом при помощи двузубой вилки или рыбного прибора.

Обычно ножом и вилкой не пользуются.

Креветок берут левой рукой за голову, а правой выворачивают хвостовой плавник, из которого затем вилкой выбирают мясо.

Вот так. Возможно, что это когда-то пригодится и вам. Я пробовал это все и ответственно заявляю, что это вкусно. Если я стану президентом, то позабочусь о том, чтобы эти блюда стали обычными для нашего населения, а не являлись только усладой для олигархов.

Глава Через два месяца приехала инициативная группа по созданию партии КС.

– Зовите меня Серый, – представился координатор. – Здесь все учредительные документы. Для создания общественной организации достаточно три подписи. Регистрации никакой не надо. Подписали и уже политики. Точно так же подписываем протокол о создании отделений во всех регионах и назначаем председателей отделений, которые точно так же тройками создают свои отделения. А потом мы всех собираем на съезд и объявляем о создании политической партии.

Вот здесь все документы, приготовленные в Министерство юстиции для регистрации новой политической партии. Съезд будет проведен через три дня. Со столицей связываться не будем. Все равно наш город и раньше был столицей Богославии, и мы ни на йоту не отошли от правила, что все революции совершаются в столицах.

– При чем здесь революция? – не понял я.

– Как при чем? – удивился Серый. – Наша партия будет проводить революцию, мирную и инновационную. Пока не знаю как, но партия будет просветлять людей и показывать им, как нужно жить по божеским законам, а не стоять на коленях рабами своих страстей и злобы. Я уже даже сейчас верю во все, что вы будете говорить и верю в то, что я писал в докладе на съезде. Мы прогоним столичных спичрайтеров и будем говорить только правду и ничего кроме правды.

– А не думаешь, что правда острее ножа будет? – спросил я. – Правда некстати и убить может.

– А пускай убивает, – весело сказал Серый, – раз правда глаза колет, значит, человек нехороший. Вот лучше бы, если на каждом человеке отметина была, чтобы можно было разделять на хороших и плохих. Хороших – направо, плохих – налево.

– А ты не боишься попасть налево? – спросил я.

– Я налево не попаду, – серьезно сказал Серый, – я всегда на стороне тех, кто распределяет людей по сторонам.

– А вдруг ошибешься с выбором, и тебя отправят в противоположную сторону? – продолжал выяснять я.

– Я никогда не ошибаюсь, у меня нюх волчий, – сказал Серый и засмеялся. Что-то в его улыбке было волчьим.

Утром Серого увезли в больницу с приступом судорог. Врачи сразу поставили диагноз – синдром Квазимодо. И с этого дня моя PR команда стала вдруг приторно любезной, как будто бы общалась с человеком, с которого было положено сдувать пылинки.

Разговор с Серым оставил какое-то двойственное впечатление.

Я вдруг подумал, что когда я живу в своем мирке, не касаясь никого и находясь в окружении близких ко мне людей, то синдром Квазимодо дремлет и не касается других людей. А что может быть, если я выйду к людям? Не разразится ли Вселенская катастрофа, не переродятся ли люди из благообразных обывателей в уродливых националистов и интернационалистов? Не вылезет ли внутреннее уродство людей наружу? Ведь тогда никакие хирурги и лекари не смогут помочь человеку. Его судьба будет находиться в его руках. Хочешь быть квазимодой – будь им, хочешь быть человеком – будь им. Раз ты хозяин Вселенной, то и хозяйничай на ней разумно.

– Что-то я начинаю говорить как пророк, – почему-то испугался я. – Не к добру это. Я просто человек и все слабости человеческие присущи и мне. Чем я отличаюсь от других? Ничем. Просто я кровью своей подписал договор с Люцием Фером и стал человеком, наказывающим других людей за совершенное или замысливаемое ими зло. А разве раздача наказания не есть такое же зло? Вон, посмотри на судейских да полицейских чиновников. От них я стараюсь держаться подалее, иначе некому будет за порядком смотреть да суд править, ведь и среди них есть справедливые и честные люди.

Глава Вход мой в большую политику нельзя назвать входом. Я ворвался в политику, втолкнутый в нее мощной группой поддержки.

О мощности этой группы можно говорить даже по таким признакам, что каждого из них встречали у трапа самолета и вели к машине, стоящей рядом с самолетом, как главу какого-то суверенного государства и не выстраивали почетный караул только лишь потому, что по месту прилета не было специально обученных гвардейцев.

Сегодня у меня собралась вся рыбацкая компания. Собственно говоря, решение о моем вступлении в президентскую гонку было принято именно на рыбалке. Татьяна добросовестно исполняла роль хозяйки дома, встречая приезжающих и создавая атмосферу уюта и спокойствия в доме. Мне даже казалось, что мы с ней так давно вместе и понимаем друг друга с полуслова и полувзгляда.

Забыл сказать, что еще на рыбалке все звали старшего депутата просто и емко – Папа.

– Зовите и вы меня так же, – сказал он мне, – это будет просто, по-домашнему и ничего не обозначает кроме уважения к моему почтенному возрасту.

В отношении возраста он прав. В свое время он занимал важный пост в КПСС. Не подумайте, что он служил на командном пункте войск СС – КП СС, он работал в аппарате ЦК, центрального комитета КПСС – коммунистической партии Советского Союза. КПСС это КПСС. Раньше был лозунг: Дело Ленина живет и процветает. И сейчас это дело живет и процветает. Несмотря на то, что партия довела страну до ручки в 1941 и 1991 годах, все верные сыны компартии до сих пор заседают в правительстве и в парламенте. Они, губившие все перемены, сейчас являются сторонниками этих перемен.

То ли Господь Бог в это время был на отдыхе, то ли ума у нашего народа нет.

В отношении народного ума сказано точно. Как не было у него ума, так и не будет. Народ всегда чужим умом живет. Кто красивее сказки расскажет, за тем и идут. И наивен тот, кто на народную поддержку и на народную благодарность рассчитывает. Это не только нашего народа касается. Ко всем народам самое прямое отношение имеет. Но мы сейчас о нашем народе поговорим.


Кого наш народ в песнях и былинах поминает? Илью Муромца и того, у кого «Из-за острова на стрежень, на простор речной волны, выплывают расписные Стеньки Разина челны». И все. Про Илью Муромца так даже песни народной нет. И что это за герои? Муромец за Богославию стоял и князя Владимира Киевского матюгами обкладывал. А Стенька Разин так тот вообще только разбоем занимался без всякой национальной идеи, а потом еще принцессу в реке утопил. Вот вам и благодарность народная.

А кого народ без памяти уважает и обожает? Не поверите. Ивана Грозного, Петра Первого и Сталина. А все потому, что те драли их как сидоровых коз, головы рубили, расстреливали, в лагеря садили или сажали.

Сейчас времена такие, что власть можно хаять, как угодно, а Сталина превозносить до небес. А пришел бы новый сатрап, так громко пукнуть бы боялись, а Сталина поносили так, что новому сатрапу стало бы неудобно.

Спросил я как-то своего деда-фронтовика, артиллерийского старшину, награжденного орденом Красной звезды и медалью «За отвагу»:

– Дед, а вы кричали: За родину, за Сталина?

Времена уже были перестроечные, поэтому дед и сказал, как есть:

– За родину, за Сталина кричали с кружкой водки подальше от передовой, а там, где пули и снаряды свистят, не до этого было, там одна задача – выжить.

Глава – Вы уж извините, – сказал я старшему депутату, – не буду я вас Папой звать. У меня у самого папа был. Вы себе какой-нибудь другой партийный псевдоним придумайте.

Честно говоря, я это сказал от дипломатической невоспитанности: не знал, где нужно лизнуть, а где можно гавкнуть. А меня, вероятно, в этом качестве и видели все, кто работал со мной.

Мои слова начали Папу скрючивать. Ко мне бросились его охранники, но и их начало крючить еще сильнее, чем хозяина.

– Стойте, – захрипел Папа, – вы сейчас все подохнете от своей ненависти, а его любить нужно.

Призыв к любви ко мне не превратил квазимод в нормальных людей. Со всех сторон на меня смотрели ненавидящие глаза скрюченных людей.

– Да, – сказал Папа, – недооценил я вас, а в первую очередь недооценил себя. Подумал, что раз ваши ближние люди находятся в более или менее человеческом состоянии, то и я смогу точно так же, как и они, стараться быть бесстрастным по отношению к вам, но просчитался. Мой старый учитель говорил мне, чтобы я ежегодно хоть на месяц становился простым человеком добровольно, а не как китайцы, которые по приказу направляют своих генералов на месяц солдатами в строй чистить туалеты и заниматься шагистикой на плацу. Закостенел я, любое несогласие с моими предложениями воспринимаю как измену государству, вот и поплатился за это.

Придется начинать жизнь в скрюченном состоянии. Буду родоначальником партии КС. Кстати, Алексей Алексеевич, что говорят доктора по поводу лечения синдрома Квазимодо?

– Какого-то научного объяснения этому феномену нет, – сказал я, – но наблюдение за пациентами показывает, что объективное восприятие окружающей действительное и критичное отношение к своей личности способствуют уменьшению проявлений синдрома.

Полное выздоровление может быть только тогда, когда человек станет идеальной личностью. Уже защитили несколько кандидатских и одну докторскую диссертацию по синдрому Квазимодо. Основной вывод – синдром Квазимодо присутствует в каждом человеке на генетическом уровне. И только злоба усиливает этот синдром.

– Да, – вздохнул Папа, – ничто не появляется из ничего и не исчезает бесследно. Шизофрения тоже присутствует в каждом человеке и окружающая действительность способствует тому, что человек побеждает шизофрению или шизофрения побеждает его. Но не думайте, что я побежден. Я не зря говорил, что мы изменим название нашей страны на Квазимодию. Так оно и будет. Я и вы – это первые жители этой страны.

Глава Слова Папы оказались пророческими. Все началось с первого съезда партии КС (От квазимоды к совершенству). Я не буду расписывать церемонию открытия съезда, все это уже прописные истины любого политического движения. Выбор президиума, утверждение повестки, смена приглашений на мандаты, доклад, выдвижение кандидатур, голосование, принятие решений. Все было заранее подготовлено и все шло своим чередом, но только в середине съезда началась паника среди депутатов – абсолютное большинство их стало крючить.

– Успокойтесь, – кричал в микрофон Папа. – Я с утра тоже был нормальным человеком, а сейчас буду вынужден жить в таком виде, в каком вы видите меня. И я вам скажу, что так жить можно. Наше спасение только в нем, – он указал на меня, – только он может возвратить вам прежний облик и наладить вашу жизнь. Изгоните из себя злобу, и вы будете жить, как жили раньше, но вы будете совершенно другими людьми, теми, кем мы должны быть, носителями высокой культуры и нравственности, людьми самой богатой страны в мире. Верьте мне, потому что я верю ему, нашему Мессии.

Мой куратор в политической деятельности хорошо знал психологию толпы. Для того, чтобы воздействовать на нее, ее нужно обидеть. Сытая и довольная толпа не чувствительна к манипуляциям политиков. Но если для сытой толпы закрыть все туалеты в радиусе одного или двух километров, то эта толпа озвереет не хуже обездоленных.

Собравшуюся толпу мы уже обидели. Вернее – отквазимодили.

Сборище уродов жаждало отмщения или спасения. Нужна была искра, типа – бей его! И вся толпа бросилась бы на меня, и никто не смог бы меня спасти. Хотя, я не просто агитатор из административного агитпропа, я – Люций Ал и злость ко мне вызывает заболевание, именуемое синдромом Квазимодо. Рвущиеся ко мне люди ложились бы рядами, как мухи, обрызганные аэрозолем.

Точно так же можно было крикнуть – это Спаситель! И люди толпой ринулись искать спасения у меня и с ними ничего бы не было, потому что только любовь, вера и надежда вели бы их ко мне, исцеляя от поразившего недуга. Папа это точно прочувствовал. Любой провокатор должен уметь манипулировать толпой. Не умеющий этого – безответственный авантюрист. Все революционеры были мастерами толпы и провокации. Собравшимся не нужно долгих речей и объяснений. Они это не дослушают и выкинут оратора на свалку истории. Нужен горлопан, который в двух словах обрисует текущий момент, покажет, кто враг и куда нужно идти. Главное – раззадорить толпу, пришибить человек пять или шесть, дать толпе нюхнуть крови, почувствовать смерть, и тогда ее можно вести на штурм любого дворца и бастиона.

И сейчас передо мной сидели и стояли увечные люди в количестве трех тысяч человек, приехавшие со всех уголков Богославии, чтобы организовать новую политическую партию. И они ждали от меня умных и спасительных слов. А что я мог им сказать?

Я думал. Я напряженно думал и не мог ничего придумать. Пауза затягивалась, и народ начал роптать. И тогда я заговорил.

Глава – Вы видите, кем вы стали? – стал негромко говорить я и в зале зашикали, призывая соседей к тишине. – Если вы не видели себя, то взгляните на соседа, и вы увидите, что и вы такие же. Грехи тяжкие согнули ваши тела и искривили ваши лица. Но я буду лечить вас. Кто то вылечится прямо сейчас, а кто-то будет лечиться долгие годы, потому что душу вашу лекарствами исправить нельзя. Запоминайте то, что я вам скажу. Будьте рядом со мной, и вы снова станете такими, какими вы были, а, может быть, еще лучше и красивее. Вот рецепт для вашего исцеления.

Что бы сказали вы, уважаемые читатели, если бы вдруг оказались в такой ситуации, когда любое неосторожное слово могло стать вашим последним словом?

Правильно. Я обратился к Богу и стал говорить, что Иисус Христос говорил во время Нагорной проповеди, переводя ее на современный язык и давая пояснения людям, забывшим о Боге и прописных истинах, определяющих нашу жизнь.

– Блаженны нищие духом, ибо им нести новые идеи и знания и им будет принадлежать весь мир, – произнес я, воздев руки к небу. – Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо им мы отдадим все богатства. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы нами будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они встанут наравне с нами.

Блаженны миротворцы, ибо они будут рядом с нами. Блаженны изгнанные за правду, мы призовем их к себе. Блаженны вы все, когда вас будут поносить, гнать и всячески злословить за меня. Так у нас поступают со всеми пророками. Радуйтесь и веселитесь, ибо ваша будущая награда огромна.

Народ затих. Все смотрели на меня так, как будто я произносил такие откровения, которые они никогда не слышали и были поражены ими. Новое – это хорошо забытое старое. Мы забыли заветы наших предков, наши традиции и обычаи, и сейчас кувыркаемся как заморские шуты в надежде на то, что нас заметят, над нами посмеются и кинут нам краюху хлеба для пропитания.

– Не думайте, что я пришел нарушать законы, – продолжил я. – Я пришел соблюдать законы. Вы еще не знаете, какие нужно принимать законы для обустройства вашей жизни и сами не исполняете те законы, которые у вас есть. Я пришел зажечь перед вами свет, чтобы вы могли увидеть, как вы живете. Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным.

Я пришел к вам сказать: не убивай, а тот, кто убьет, тот подлежит суду. И ничто его не может спасти от суда. Посмотрите на себя, видите среди вас тех, кто за деньги спасал убийц от суда.

Видите, как они поползли к выходу?

Все обернулись назад и увидели нескольких человек, которые поползли к выходу, но находившиеся в зале остановили их и повернули лицом к сцене.

– Слушайте, гады, что про вас говорят. Это из-за вас мы все такие, – кричали люди, награждая тумаками пытавшихся уйти. – Говори, батюшка, поведай нам правду, – просили они, протягивая ко мне руки.

Глава – Я вам еще больше скажу, – продолжал я. – Не гневайтесь на братьев и сестер своих. Кто скажет плохое о близких, тот совершает преступление. Если ты устраиваешь праздник и знаешь, что брат твой или сестра твоя не придут, оставь приготовление к празднику и иди, помирись с братом или с сестрой.


Помиритесь с соперниками своими и не доводите дела до вражды или до суда. Вражда доведет тебя до нищенской сумы, а мир позволит вам остаться людьми и жить в согласии.

Не прелюбодействуйте. Древние говорили, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействует с нею.

Никто не спасет нас от вожделения, когда мы смотрим на женщину, но прелюбодейство заключается в неуважении к женщине как к жене, как к матери своих детей. Прелюбодейство не будет поощряться обществом, а нарушения прав жен детей будут наказываться общественными работами.

– А как быть с врагами? – крикнули мне из зала.

– С врагами нужно поступать так же, как поступали наши предки, – сказал я. – Нужно любить врага и ближнего своего.

Благословлять тех, кто вас ненавидит. И даже если он пойдет войной на вас, то бить его так же, как вы бьете волка дикого, залезшего к вам в отару – молча и сильно. Покажите врагу, что хотя вы его и победили, но не хотите вражды с ним.

Не судите никого и сами не будете судимы. Не клянитесь ни в чем. Не творите милостыни на виду у людей. Пусть при раздаче милостыни правая рука не знает, что делает левая. Поступайте с людьми так, как хотел бы, чтобы и они поступали с вами. Не давайте святыни псам и не мечите бисер перед свиньями… – Веруем, веруем, – дружно закричали в толпе, сбившейся перед сценой. – Скажи нам, что нужно делать для исцеления?

Они вовремя меня остановили, потому что мне нужно было говорить, как они должны молиться, чтобы получить исцеление.

Передышка тоже хороша. Молитву нужно будет записать в бланке заявления о приеме в нашу партию. Формализованный бланк. «Я, гражданин Богославии такой-то и такой заявляю, что вступая в КС, я принимаю волю партии на земле, а партия даст мне хлеб насущный и простит долги мои и избавит от лукавого, ибо воля КС есть сила и слава во веки веков. Ура». Дата и подпись.

– Мы все излечимся, – крикнул я, – но сначала сядьте на свои места и проголосуйте за предложенные в повестке дня документы.

Голосование прошло достаточно быстро. Люди начали смиряться с тем положением, в какое они попали. Два бизнесмена, стоя в очереди за бюллетенями, оживленно обсуждали вопрос заказа нового костюма скособоченного фасона:

– Ничего не поделаешь, Васк, – говорил один в скромном пиджаке по семьсот долларов за штуку. – И для кривобоких мода что то придумает. Ты погодь, мы не Богом отмеченные, а дьяволом, а эта штука заразная. Скоро все будут такими как мы, а те, кто останется нормальными, в наших глазах будут выглядеть уродами.

– Твои слова, Колян, да Богу в уши, – отвечал Васк в смокинге, – ты как думаешь, мы выпрямимся когда-нибудь или нет?

– Если будем строго соблюдать то, что этот со сцены говорил, то, может, и выпрямимся, – задумчиво сказал Колян. – Только ты сам то веришь, что у нас все вокруг будут любить друг друга, прощать все и мириться по любому поводу?

– Фантастика это, самая безнадежная фантастика, – вздохнул Васк. – Если начнут внедрять сверху да требовать так, что хрен отвертишься от выполнения, то лет через пятьдесят и разгибаться буду. А я сегодня приду домой и своего сволочнка ремнем отлуплю так, что он эти все заповеди назавтра назубок знать будет. Они, вишь ты, придумали бить в школе слабых и снимать на камеры своих мобильников. А потом это видео в интернет выкладывают. Смотри, какие мы крутые. Если ремень не поможет, то рожа у него будет такой же плоской, как сиденье у табуретки. Нос, может, и выпрямится, зато мозги очистятся. Пусть я горбатым буду, но сынок мой ходить будет прямо и совесть у него будет чистой.

Глава Наутро областная пресса сообщила о проведенном Всебогославском съезде и создании новой политической партии.

Попутно на двух разворотах был опубликован ее Устав и решение съезда о том, что лидер партии, то есть я, выдвигается кандидатом на президентские выборы.

Центральная пресса съезд проигнорировала. Четвертая власть до сих пор не поняла, что она разветвилась. Официально у четвертой власти, допустим, десять тысяч журналистов, а в сетевых средствах массовой информации – миллионы. Может быть, и Сеть тоже пропустила бы мимо ушей наш съезд, мало ли сколько съездов проходит на необъятных просторах нашей родины, но фотографии квазимод привлекли всеобщее внимание. Фотографии оквазиможенных и узнаваемых лиц летели в Интернет изо всех регионов, куда они вернулись после съезда официальными функционерами новой партии и с новой внешностью.

О съезде заговорил весь мир. Сначала о квазимодах, а потом о съезде. Все взаимосвязано. До съезда люди были нормальными, а после съезда – квазимоды квазимодами. Какая-то политическая эпидемия.

Вопрос о квазимодах был вынесен на заседание Совета безопасности ООН. Докладывал председатель Всемирной организации здравоохранения. ВОЗ называется. Хитрая организация эта ООН. Ни один начальник меньше десяти тысяч долларов в месяц не получает. Потом льготы как у депутатов нашего парламента.

Бесплатный проезд по всему миру. Дачи, санаторное лечение, потом премии всякие, ордена к праздникам и дням рождения, почет и уважение.

– Уважаемые дамы и господа, – докладывал председатель ВОЗ, – в центральном регионе Богословии отмечается вспышка заболеваний людей синдромом Квазимодо. Сначала были отдельные случаи, а сейчас это массовое заболевание и самое главное – все заболевшие разъехались по всем регионам огромной Богославии, но роста заболеваний в регионах не наблюдается. Вирусный характер этого заболевания тоже не выявлен. По мнению наших специалистов, заболевание носит психологический характер. Главным источником заболевания является лидер новой политической партии господин А.А., который один не поддается влиянию этого синдрома. Рядом с ним появились первые заболевшие чиновники контролирующих органов и представители организованной преступности, занимавшиеся поборами с предпринимателей.

– На каком основании вы обвиняете представителей государственной власти Богославии в связях с организованной преступностью? – возмутился постоянный представитель Богославии при ООН дипломат Бревнов.

– Прошу занести в протокол, – заявил председатель ВОЗ. – Я сказал, что богославские чиновники занимаются поборами с предпринимателей, как и представители организованной преступности. Действуют они отдельно друг от друга, поэтому ни о какой связи чиновников с организованной преступностью ничего не говорилось. Это не наше дело, но синдром Квазимодо в одно и то же время был обнаружен как у чиновников, так и у представителей преступной группировки, вымогавших деньги у господина А.А. И еще занесите в протокол, что кроме Богославии, ни в одной стране не выявлено ни одного факта заболевания синдромом Квазимодо.

Поэтому мы и предлагаем ввести санитарный кордон вокруг Богославии, чтобы не допустить выезда квазимод за границу и особенно не допускать выезда господина А.А.

В Совете безопасности воцарилась тишина.

Глава – А на каком основании вы можете запретить гражданами Богославии выезд за границу? – спросил постоянный представитель Богославии. – ВИЧ-инфицированные ездят везде, а люди, которые не представляют собой никакой опасности, не могут никуда выехать?

Это вопиющая дискриминация по внешним признакам граждан мира.

Вы еще предложите отменить параолимпийские игры, потому что там выступают такие же увечные люди, как и заболевшие синдромом Квазимодо.

– Все равно, – парировал представитель Соединенных Штатов, – мы не хотим плодить квазимод, у нас и без них много проблем.

Большинством голосов постановили запретить господину А.А.

выезд за пределы Богославии как возможному переносчику синдрома Квазимодо.

– Господа, – протестовал постоянный представитель Богославии, – синдром не может переноситься, это признаки болезни, а не возбудитель ее.

– Ничего не знаем, – не пошел на уступки председатель ВОЗ, – все, кто сделал ему какие-то гадости, стали обыкновенными квазимодами.

– Так не делайте ему гадостей, – заключил постоянный представитель Бревнов, но его никто не слушал.

На следующий день газеты сообщили, что председатель ВОЗ заболел синдромом квазимодо и не может появиться на своем рабочем месте по причине того, что ему нужно шить новую одежду под новую внешность.

Пристальное внимание всего мира к Богославии сделало бесплатную мировую рекламу нашей партии. Как только ее не называли, как только ее не ругали, но каждое слово брани и лжи способствовало росту ее авторитета среди граждан Богославии и прилегающих к ней стран. Богославия была когда-то Великой. Все страны по ее границам когда-то входили в ее состав и были составляющими частями ее величия, а жители пользовались правами граждан Великого государства. Но каждая из этих стран в глубине душе считала себя самой величайшей из великих и хотела выйти в свободное плавание, чтобы затмить собственно Богославию и сказать ей:

– Накося, выкуси, ты без меня никто, а я сама по себе Великая держава.

Как начинались какие-то войны против Богославии, так большинство суверенов вступали в иностранные легионы коллаборационистов и воевали за порабощение Богославии, сами не понимая того, что они нужны захватчиками только как пушечное мясо и как унтерменши для охраны в лагерях других унтерменшей.

Партия, которая единой идеей связывала все республики в союз, загнила и не стала самосовершенствоваться. Стала квазимодой в человеческом облике и все члены ее побежали в разные стороны.

Мечта членов союза воплотилась в реальность. Они стали самостоятельными государствами, с удивлением обнаружив, что они никакие не великие, а просто маленькие республики, на которые снисходительно посматривают страны, равные по величию Богославии. А Богославия не потеряла своего величия, хотя пришедшие к власти демократы стали уничтожать страну так, как не уничтожали никакие захватчики, неоднократно доходившие до ворот Богославской столицы.

Глава Программа модернизация страны предполагала наведение порядка во всех сферах, и особенно в сфере борьбы с преступностью, которая пронизала все клетки государственного организма. Поэтому на партию КС обрушились самые чудовищные гонения, которые только можно придумать в современном обществе, претендующем на звание демократического и соблюдающего права человека путем ежемесячного разгона демонстраций, проводимых тридцать первого числа в поддержку тридцать первой статьи Богославской Конституции, дарующей права и свободу шествий и демонстраций.

Все попытки давления на центральные органы партии, находящиеся в нашем городе, оканчивались оквазиможиванием участников морального нападения на нас. Причем всех, от непосредственных исполнителей до лиц, отдававших приказы. По этой причины многие руководители административных и правоохранительных органов стали осуществлять виртуальное руководство своими департаментами, не показываясь перед своими подчиненными.

Наступала пора моей поездки по регионам для защиты отделений партии. Об этом я объявил перед журналистами, сказав, что пример делегатов съезда никому и ничего не научил. Против кавазимод нельзя бороться, с ними можно только сотрудничать, потому что их увечья это начало их совершенствования.

Интерес к нашей партии был настолько велик, что мне пришлось проводить Всебогославскую пресс-конференцию с участием представителей и зарубежных средств массовой информации.

Встреча с журналистами проходила в огромном спортивном дворце, в котором еще чувствовались звуки хоккейных баталий и волнение трибун для зрителей. Я сидел на возвышении в центре ледового поля, а огромные экраны с четырех сторон дворца показывали мое изображение.

Всех журналистов удивило то, что они все без труда получили аккредитацию при нашей партии и никому не раздавали вопросы, которые можно задавать. Поэтому и пресс-конференция получилась очень острой и, может быть, не совсем приятной для моей Родины. Но когда Родина больна, она должна немного потерпеть, чтобы ее вылечили.

Я очень тщательно готовился к конференции, но квазимодо Папа сказал:

– Ты знаешь, почему люди учат иностранный язык по десять пятнадцать лет и двух слов связать не могут? А другой через месяц уже начинает лопотать как ребенок, а еще через месяц он уже говорит как школьник средней школы, а потом и как студент высшего учебного заведения? Первый боится говорить, а у второго налицо языковая наглость. Он не боится говорить и не боится сделать ошибку, которая вызовет улыбку или смех у носителей языка. Они смеются поощрительно, зная, что не каждому дано выучить их язык.

Так и на пресс-конференции. Встань вровень с корреспондентами и приподнимись на цыпочках над их головами. Их задача – опустить тебя как помойного кота, посмеяться в своих газетах и сохранить на тебя компромат. Потом придет время для этого компромата, но вы не должны бояться. Хрен с ним и хрен с ними. Пусть будет что-то скандальное. Чем больше скандалов, тем лучше. Один кандидат в президенты выиграл выборы одной лишь фразой – «мочить террористов в сортире». Вот так-то, уважаемый Алексей Алексеевич.

Глава На пресс-конференцию я опоздал ровно на пять минут. Выверял по секундомеру, затем ворвался в зал и прямо на ходу извинился перед собравшимися за свое опоздание, пообещав в следующий раз быть более пунктуальным. В следующий раз опоздаю на десять минут. Величие человека зависит от времени его опоздания. На минуту опаздывать нельзя – это разгильдяйство и недисциплинированность. Опоздание от часа и более – важные дела.

У меня сохранились некоторые записи этой первой пресс конференции. Я там обозначен как КВП – кандидат в президенты.

Корреспонденты – К.

К – зачем вы идете в президенты?

КВП – короткий вопрос предполагает и короткий ответ: за державу обидно.

К – что же вас так обижает или кто обижает так, что вы решили стать президентом?

КВП – давайте мы в этом вопросе перейдем от смешного к серьезному. Вот здесь у меня переводы перлов американских школьников. Давайте посмеемся вместе.

Киевское государство было ослаблено гражданской войной, потому что у князя Владимира сыновей было больше, чем надо, в результате нескольких жен и многих наложниц.

Богославия, которой управлял Бату Коэн, надломилась под монгольским ярмом.

Кортес руководил небольшой группой тоpеадоpов, которые с легкостью покорили обитателей Hью-Мексико.

Прага была столицей Булимии.

Обратная сторона окраины востока была населена богославами, которые в это время не знали ничего.

Петр Первый заполнил свой кабинет случайными людьми и построил новую столицу около европейской границы.

Тpанссибиpская магистраль соединила Европу с Калифорнией.

Декамбpисты в Богославии устроили дежурный пеpевоpот.

Карл Маркс изобрел теорию диаволического матеpнализма.

Согласно Марксу, этапы истоpии – это канибализм, рабство, фьоpдолизм, капитализм и опять канибализм.

Пикассо был знаменитым художником, нарисовавшим Мону Лизу.

У Франции был Чехов, дpаматизиpовавший приключения о совращении и абортах.

Богославско-японская война началась между Японией и Италией.

Вы думаете, что наши школьники знают больше и лучше?

Ничуть не бывало. Если мы проверим школьные сочинения в любых школах, то у нас будут не менее смешные перлы. А ведь это не смешно, это показатель общей образованности нашего общества, а совсем недавно мы были самой читающей страной, сверхдержавой, одержавшей грандиозную победу над фашизмом и гарантом противодействия новой мировой войне. Сейчас мы банановая республика с ядерным оружием. И моя задача сделать так, чтобы мы снова заняли подобающее положение в современном мире.

К – какое же положение вы считаете подобаемым?

КВП – Богославия снова должна стать страной, обеспечивающей свою политическую, военную, гуманитарную и продовольственную безопасность. Любой эмират по количеству нефти и газа на душу населения превосходит нас в тысячи раз. Их мало, а нефти много. У нас наоборот. Придет день, когда из кранов выльется последняя капля углеводородного сырья. И что мы тогда будем делать? Правильно показывает товарищ из пятого ряда, будем лапу сосать, потому что мы полностью зависим от поставок продукции машиностроения, электроники и продовольствия. Мы еще пока что-то делаем из последних сил, но ведь так не может продолжаться бесконечно. Наша страна не может лежать шкурами белых и бурых медведей под ногами дядек из промышленно развитых стран.

К – уже сложилась определенная система мирового разделения труда. Зачем нам ломать ее?

КВП – а мы и не будем ничего ломать, потому что мировая система разделения труда обходится без Богославии, нам нужно будет обойтись без нее, чтобы выйти на мировой рынок и прочно занять там полагающееся нам место. Мы можем сделать все, если будет на то воля президента, способного не уговорить, а заставить Богославию снова стать великой.

К – вы хотите вернуться к системе массовых репрессий?

КВП – не нужно никуда возвращаться, нужно выполнять все имеющиеся законы. Всем. От мала до велика. Закон должен быть Богом всей нашей жизни. Все перед Богом равны и все должны быть равны перед Законом. Больше нам ничего не нужно. Самый наш главный враг – мы сами.

К – мы сами это значит либо все, либо кто-то из собравшихся здесь. Кто же все-таки конкретные враги?

КВП – разве нашу экономику, образование и культуру разрушили действительные враги? Извините, что начинаю ответ с вопроса. Мы никого не можем прямо назвать врагами, но вот много ли патриотизма у людей, которые ездят на иномарках, держат свои сбережения в заграничных банках, имеют недвижимость там же и владеют иностранными спортивными клубами? Вряд ли они заботятся о том, чтобы Богославия развивалась и крепла. Я приведу новых людей, которые прекратят воровство и научат своих подчиненных Родину любить.

Глава Вторая часть пресс-конференции была посвящена синдрому Квазимодо.

К – говорят, что вы являетесь носителем вируса синдрома Квазимодо.

КВП – говорят, что в Москве кур доят, а мы пошли да сисек не нашли. Врачи со всех сторон исследовали меня и никакого вируса не нашли. Я сам не понимаю, почему синдром проявляется именно у тех, кто приходит ко мне с угрозами или с недобрыми намерениями. Ведь другие люди живут рядом со мной и ничего с ними не происходит.

К – а как можно объяснить массовое проявление синдрома во время проведения учредительного съезда вашей партии?

КВП – возможно, что мы создавали некую общность людей с одинаковыми политическими взглядами и поэтому у людей проявилось истинное отношение ко мне.

К – таким образом можно констатировать, что большая часть делегатов относилась к вам негативно?

КВП – да, можно сказать и так, но можно сказать и так, что в людях проявилась копившаяся злоба на действительность, и мое присутствие освободило эти мысли, материализовав их во внешнем облике носителей.

К – то есть, вы стали этаким оселком человеческой личности?

КВП – так и получается, как у поэта революционных времен – «терся об лидера темный класс и уходил от него в просветлении».

К – не получится ли так, что наша пресс-конференция закончится тем, что многие из нас станут квазимодами?

КВП – а вы посмотрите друг на друга. Если у вас чистые мысли, то с вами ничего не случится. На нашем съезде примерно с третью делегатов ничего не случилось. Они так и остались хорошими, нет, я бы даже сказал, прекрасными людьми.

К – вы не думали, что может случиться с Богославией во время ваших предвыборных поездок? Не придется ли нам страну переименовывать в Квазимодию?



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.