авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«Квазимодия Посрамление Данте Алигьери или чистые дела нечистых ISBN-13: 978-3-8473-8153-2 ISBN-10: 3847381539 EAN: 9783847381532 Язык Книги: ...»

-- [ Страница 7 ] --

КВП – я не знаю, что может случиться во время моих встреч с потенциальными избирателями. Да, может быть, люди станут теми, кто они есть на самом деле. Квазимода станет квазимодой, а хороший человек останется хорошим человеком. И квазимода – это не приговор человеку. Он может стать нормальным человеком, если изгонит из себя все зло, что скопилось в нем. Всего-навсего нужно следовать заповедям Божьим. Те, кто в Бога не верит, может взять себе на вооружение моральный кодекс строителя коммунизма. Там все правильно написано. Ни убавить, ни добавить. Может быть, такое испытание Богославии приготовлено свыше, чтобы от квазимоды перейти к совершенству, о чем записано в уставе нашей партии.

К – мы читали заявление о вступлении в вашу партию и нам почудилось, что это не заявление, а молитва – «Отче наш».

КВП – вы правильно подметили, и я тоже считаю, что любое богоугодное дело должно начинаться с молитвы.

К – вы испытываете давление со стороны властей?

КВП – странно, но в этой предвыборной кампании все идет так, как должно идти в нормальной стране. Власть, естественно, использует административный ресурс, у них каждый элемент исполнительной власти является партийной ячейкой, поэтому и получается, что все население стоит горой за них и бороться с ними невозможно. Возможно. Нужно дать надежду на то, что парламент будет контролировать правительство, а президент активно сотрудничать с парламентом и что партийная принадлежность не будет пропуском в карьере людей.

К – заманчиво. А угрозы в ваш адрес не поступали?

КВП – не поступали. Кто пытался поначалу угрожать мне, те находятся в обездвиженном состоянии и неизвестно, придут ли они в человеческое состояние.

К – спасибо и удачи вам.

КВП – спасибо за то, что пришли. И я обещаю вам, что если вы будете писать правду, то никто не посмеет сделать вам зло. Правда лечит все болезни.

Глава Мысль о моральном кодексе строителя коммунизма пришла ко мне случайно во время пресс-конференции. Кто-то из экспертов говорил, что это осовременивание Нагорной проповеди Христа. Я пересмотрел большое количество литературы и в третьей программе коммунистической партии Богославии нашел двенадцать пунктов кодекса. Приведу его полностью, чтобы никто не говорил, что и я попытался «осовременить» его. Итак, вот он.

1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.

2. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.

3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.

4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.

5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.

6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми:

человек человеку друг, товарищ и брат.

7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.

8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.

9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.

10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.

11. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.

12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

Если убрать идеологическую составляющую, то это очень хороший свод правил. И второе, а зачем убирать идеологическую составляющую? Уберем коммунизм и социализм, вместо них поставим общество социальной справедливости, и все встает на свои места. Во всех странах есть идеология. Мы не будем отказываться от своих идеологических установок в пользу тех, кто желает, чтобы мы развалились на маленькие удельные государства во главе с ханами, мурзами, мандаринами, графами, князьями, баронами, канцлерами, епископами и митрополитами, которые с удовольствием станут новым эмиратами и будут поставлять природные ископаемые, древесину, питьевую воду, дешевые деликатесы и будут элементами «богославо туристо экзотик». Зато мир снова станет однополярным и не будет головной боли от богославов, которые по любому поводу имели свое мнение, пусть оно и неправильное, но они за него не щадили живота своего.

Глава Нехорошие предчувствия у меня появились тогда, когда я увидел, что и мое близкое окружение тоже оказалось подвержено синдрому Квазимодо: Татьяна стала прихрамывать, Васильевна сильно прищурила правый глаз, а у Василия стала замечаться водительская поза «руки-крюки».

Ничего страшного в этом я не увидел, не все люди идеальные и у нас, у меня, у вас, у них все равно есть какие-то плохие мысли. Без этого невозможна жизнь Мы не американцы, чтобы ходить везде с улыбкой номер пять и держать довольную моську.

Есть один человек, который называет себя профессором, читает лекции, пишет книги и призывает улыбаться, уверяя, что улыбка будет второй натурой человека и человек будет счастливым всю жизнь.

Я читал его книгу и думал, как мало нужно, чтобы сделать на земле жизнь счастливой и солнечной. Улыбайтесь во весь рот, и все будет хорошо. Улыбайтесь, когда убиваете врага, улыбайтесь, когда забиваете домашнее животное в пищу или на продажу, улыбайтесь, когда грабите своего ближнего, улыбайтесь, когда вы кого-то обманываете… А вам не кажется, что мы этими улыбками обманываем всех окружающих? Мой товарищ как-то говорил, что когда он ездил за границу, знающие люди предупреждали, чтобы он не верил радушным улыбкам и заверениям в вечной дружбе. Это внешняя оболочка, моська, этикет или протокол, который не имеет ничего общего с реальностью. Не вздумайте принять это за чистую монету, иначе попадете в очень неприятное положение.

Богославов все считают хмурыми и нелюдимыми. Но это остатки холодной войны, когда все, что касается нашей страны, рисовалось только черными красками. Если мы улыбаемся, то это искренняя улыбка. Если мы гневаемся, то это действительно гнев.

Наше обычное состояние сосредоточенность. На чем? Да на чем угодно, но не враждебности, прикрытой сладкими улыбками.

В результате этих размышлений я пришел к выводу, что моя сила противодействия злобе увеличилась. Об этом мне намекнул и Папа, сказав, что мы выпустили джинна из бутылки.

– Я маленький человек в этой машине, – сказал он, – но те, кто поставил на вас, уже не смогут отойти от дела. Количество квазимод увеличивается, а вам еще предстоит совершить поездку по Богославии, где вы войдете в полную силу. Вот тогда начнется катастрофа. Я уже представляю…, – и он мечтательно улыбнулся.

Я не знаю, по какому поводу он улыбался, но я представлял себе немного иную картину всего происходящего.

Глава Мои встречи с избирателями носили парадоксальный характер.

О моих способностях ходили легенды и люди разбегались от меня в разные стороны. Я приходил в пустой зал и сидел за столом, накрытым красной скатертью. Можно было испытывать разочарование и обиду по этому поводу, но я чувствовал какое-то облегчение от того, что моя избирательная кампания проваливается с треском, а моя партия является такой силой, которую никто всерьез и не принимает.

Я был спокоен, но, честно говоря, меня обижало такое отношение ко мне и во мне копилось неведомое чувство, которое возникает у родителей, когда его ребенок не делает то, что нужно.

Хотя, многие родительские чувства очень просты и характеризуется либо злобой, либо неоправданной добротой.

Нормальный человек в зародыше давит естественно возникающую злобу и заставляет себя быть терпеливым с отпрыском, которому нужно постигать азы того или иного дела. Если человека пустить по пути наименьшего сопротивления и позволять ему делать только то, что ему нравится, то ничего стоящего из такого человека не будет. Будет способный человек, не способный ни к чему. И таких непризнанных гениев у нас видимо-невидимо. Каждый считает себя если не равным Эйнштейну или Фрейду, то уж никак не ниже их, а на деле получается, что они даже не достигли уровня их учеников.

К вечеру ко мне в гостиницу пришли представители общественности. Капитан милиции, врач-психиатр и учитель средней школы. Подбор общественников был странен.

– Алексей Алексеевич, – заговорили они чуть ли не хором, – спасайте нас. В городе катастрофа, улицы полны квазимод. Все областное руководство заквазимодило. Нас отправили к вам потому, что мы хоть выглядим как люди.

– Чем же я вам могу помочь? – спросил я, совершенно не представляя, что я именно могу сделать.

– Понимаете, Алексей Алексеевич, – сказал мне врач-психиатр, – я слышал, что внутренняя злоба людей при контакте с вами превращает злобных людей в квазимод. Большинство людей знали о вас, и еще до вашего приезда у них копилась на вас злоба. Я к вам отношусь вполне нормально, как к очень интересному человеку, поэтому у меня какой-никакой, но иммунитет. А вот многие жители нашего города и районов вообще не знают, что им сейчас делать.

Машины стоят, загораживая проезды, автолюбители не знают, как ездить в автобусах, водители такси не берут уродливых людей, да и большинство таксистов сами уроды за рулем, не знающие, как в таком состоянии управлять машинами. Только вы можете им всем помочь.

– Вы много говорили, – перебил я его, – но так и не сказали, чем же я могу помочь людям, которые не пришли даже на назначенную предвыборную встречу со мной?

– Завтра они все будут здесь, – сказал врач, – они будут стоять в проходах, в фойе, на входе, вокруг здания и будут с затаенным дыханием слушать каждое ваше слово. Дайте им надежду на выздоровление, и они будут вашими сторонниками. Они снова вернутся к нормальной жизни, но многим не удастся перейти от квазимод к совершенству.

Глава Все произошло так, как говорил психиатр. Огромная толпа квазимод окружала дом политпросвещения, который новая власть назвала центром по связям с общественностью. Название изменилось, а суть осталась та же.

Руководитель местного отделения партии представил меня.

Сказал, что я тот, кого мы все ждали не одну сотню лет, и только я смогу помочь всем людям в нашей стране и во всем мире.

Бурные аплодисменты заглушили его слова. Люди били в ладони, не чувствуя боли от ударов. Я поднял руку и призвал к тишине. В первых рядах я увидел пожилого губернатора, мэра с грустным лицом, его ближайшую помощницу в розовом платье с огромным бантом на заднице и других приближенных к ним людей.

Многих я знал лично и никогда бы не мог подумать, что их внутренняя сущность никак не соответствовала внешнему виду.

Вероятно, это самое главное качество чиновника: выполнять все, что прикажут, думать открыто одно, скрыто – другое и не спешить выполнять отданные распоряжения, чтобы не нанести своему народу вреда от исполнения этих распоряжений.

Если выполнять все так, как сказано, то приказания будут еще жестче и еще более невыполнимые. Как у Иванушки-дурачка, которому царь давал распоряжения типа иди туда, не знаю куда и принести то, не знаю что. Как только Иванушка выполнял одно, как следовало более сложное задание. Или та старуха, которой принесли новое корыто, но ей этого было мало, и она захотела сама стать владычицей морской и чтобы Золотая рыбка была у нее на посылках.

Если бы не было таких чиновников, тормозящих начальническую дурь, то Богославия давно бы провалилась в тартарары.

За первым рядом был второй ряд. Чиновники и общественники рангом пониже и зарплаты у которых пожиже, но они как естественный резерв для заполнения освободившихся ниш, когда не остается родственников или родственников этих родственников для назначений.

– Уважаемые дамы и господа, – сказал я, и зал в едином порыве встал и снова начал аплодировать. Я стоял в растерянности и не знал, что им говорить. Скажи что-то не так и вся эта толпа набросится на меня и меня не сможет спасти никакой ОМОН и ОМСДОН.

– Уважаемые дамы и господа, – снова сказал я и получил новую порцию аплодисментов. Я пытался продолжить свою речь, но люди начали впадать в экстаз и не были способны воспринимать что-то осмысленное. В таких случаях нужно использовать короткие лозунги или военные команды, произносимые ласково, как колыбельную для ребенка. Ему же не говорят – Спать! – а ему поют: «Спят усталые игрушки, книжки спят…». И ребенок засыпает. Взрослые люди – это такие же дети, только великовозрастные.

Как говорил наш замкомвзвода на военных сборах, – Если пьянку нельзя предотвратить, то ее нужно возглавить, – так и я, воздев руки к потолку, крикнул:

– Да здравствует наша партия, вдохновитель и организатор всех наших побед!

Похоже, что я довел массу до верхней точки экстаза. Сейчас нужно потихонечку снижать накал и приступать к делу.

– А теперь подняли руки вверх и потянулись, – голосом известного психиатра сказал я. Люди подняли руки и стали вытягиваться так, как это могут квазимоды в соответствии со степенью их скрюченности. – А сейчас так же тихо опустим руки и сядем в свои кресла. Еще раз встали, потянулись и сели в кресла. А сейчас внимательно слушайте и считайте вместе за мной. При счете «пять» вы все почувствуете облегчение и легкость в суставах. Раз, два, три, четыре, пять. – Слово «пять» я выкрикнул, и сразу вся собравшаяся масса как-то обмякла и стала массой людей, одновременно принявшей лекарство типа валерьяновых капель.

Я уже спокойно рассказал о том, что принял решение избираться в президенты и приехал к ним, чтобы заручиться поддержкой на выборах.

– Мы можем вылечиться только вместе, – внушал я собранию, – и главный метод – изгнать из себя злобу и стремление сделать гадость людям. Когда я буду президентом, я буду лечить таких людей административными мерами и ставить вместо них тех, кто полностью излечился и перешел из стадии квазимоды в стадию совершенства.

Это вы, сидящие здесь, хозяева нашей страны и будущие руководители государства.

Решения были приняты быстро и люди расходились с собрания с чувством огромного удовлетворения.

Глава Я выходил из зала как бы вместе со всеми, только вокруг меня была пустота, созданная охраной. И вдруг дорогу мне преградили носилки, на которых лежала пожилая женщина с перекошенным лицом и скрюченным телом.

– Сыночек, помоги мне, – она тянула ко мне руки и все телеоператоры взяли ее лицо крупным планом. Затем объективы уперлись в меня и стали ждать моей реакции.

– А вы знаете, от чего вы заболели? – спросил я ее участливо. – Что вы сделали такого плохого, что вас так скрючило?

Женщина недоуменно посмотрела на меня так, как будто я сморозил огромнейшую глупость, потом задумалась, а затем заплакала.

– Если вы не облегчите свою душу чистосердечным признанием, не покажете, что знаете свое заболевание и готовы выбросить из своей души вирусы злобы и зависти, то излечения не будет, – сказал я.

Женщина еще немного подумала, а потом вдруг заголосила как на похоронах:

– Ой, да виноватая я по жизни своей. Все без счастья жила.

Мужик мой пил да по бабам гулял, а я с детьми возилась, света белого не видела, и ласки никакой не было. А сейчас вот зять и невестка жизни мне дают.

– Что же они такого вам сделали? – спросил я женщину, которая одновременно является и тещей, и свекровью. Надо же как ее перекорежило.

– Зять все деньги прижимает, не дает дочке погулять, а невестка все гуляет и не дает сыну денег накопить, – заголосила женщина.

– Их так же перекорежило? – спросил я, имея в виду зятя и невестку.

– А что с ними сделается, здоровы как заговоренные, – со злобой произнесла женщина.

– А вы до сих пор не поняли, что они здоровы только потому, что любят вас и не желают вам зла? – сказал я. – Вы все свое зло выплеснули на них и получили достойный ответ. Если хотите вернуться в нормальное состояние, прекратите своей злобой отравлять им жизнь. Вы хотели возбудить злобу и у них, но у вас не получилось.

Это хорошо, что вы еще разговаривать можете. Не укротите свою злобу, у вас и язык шевелиться не будете, будете как чурка с глазами, даже кормить вас будут через трубочку.

Женщина смотрела на меня глазами полными ненависти и вдруг вообще перестала двигаться, неподвижно упав на носилки.

Подошедший врач проверил пульс и сказал, что она живая. Чего-чего, а избавлять людей от злобы я не могу.

Другая женщина, не задетая синдромом Квазимодо, просила помочь ее дочке, красавице, студентке, спортсменке, отличнице, единственной кровиночке у матери. Как же она замуж с синдромом выйдет, кто ее такую возьмет?

Не мог синдром задеть хорошего человека. Не мог. Выясняя, что же произошло с дочкой, я узнал, что красавица-студентка требовала себе все ей нужное, совершенно не считаясь с тем, что доходы матери-одиночки не позволяют ей реализовать все прихоти дочери.

– Ты должна мне делать то, что я хочу, – кричала красавица, – я никому и ничем не обязана, а ты обязана обеспечивать своего ребенка.

Я на тебя в суд подам за то, что ты не в полной мере исполняешь свои родительские обязанности.

Как же несчастна мать, имеющая такого ребенка?

– Идите, уважаемая, – сказал я женщине, – вашему ребенку не поможет никто, кроме него самого. Если она не изменится, то будет такой на всю жизнь, найдет себе такого же квазимоду и будут они себе жить, потихоньку шипя на весь мир. Дети у них будут нормальными, вот тут уж не провороньте своих внуков, как проворонили дочь.

Ко мне подходили как к священнику, просили дать совета или избавить от напасти, внезапно свалившейся на них. Выслушивая их рассказы, я приходил к выводу, что причиной оквазиможивания Богославии является злоба, которая глубоко укоренилась в сознании каждого человека. И единственным лекарством для всех будет точное выполнение шестого принципа морального кодекса строителя коммунизма. Человек человеку волк (homo homini lupus est) – вот главный жизненный постулат всех квазимод.

Переменятся ли люди в нашей стране? Не знаю, может, действительно будет новая страна – Квазимодия.

Глава За три месяца я объездил Богославию из конца в конец. Был даже там, куда районные начальники приезжают раз в год. А тут на тебе, целый кандидат в президенты.

В глубинке квазимод не так много, намного меньше, чем в городах.

Получалось так, что потенциальные квазимоды никуда не могли скрыться от моего воздействия. Постепенно стала создаваться система моих помощников, как бы смотрящих во всех регионах. Это были нормальные люди, с кем мне довелось лично беседовать и в порядочности которых не было никаких сомнений. Есть такие неудобные люди, для которых исполнение закона является высшей целью их жизни.

У нас в Богославии все стараются жить по совести и по закону.

И закон всегда оставался позади совести. А много ли у нас совестливых людей? То-то и оно. У каждого человека свое понятие совести. И жизнь пошла по понятиям, а не по закону.

Я не исключаю того, что Люций Фер все-таки контролирует меня и в зависимости от моего предназначения позволяет мне делегировать своим людям некоторые полномочия, а именно – быть носителем синдрома Квазимодо. Все, кто надеялся, что после моего отъезда из региона у них все пойдет так же, как и было, глубоко ошибались. Оставленные мною люди не давали никому расслабиться.

Всех гадких людей постоянно квазимодило так же, как и во время моего приезда к ним.

Весь Запад приучали к порядку и соблюдению правил и традиций палкой. Именно палкой, а не пряником. Иногда – плетью.

Нарушил – получи удар и никто за тебя не заступится, потому что ты нарушил закон. Если кто-то за тебя заступается, то он тоже нарушает закон и тоже должен быть наказан палками. Детей – розгами.

Конечно, в любой стране есть мазохисты, которые аж визжат от удовольствия, когда их бьют по лицу, но основная масса людей – это нормальные люди, которые быстро усваивают главенство закона в своей жизни. Именно они решили, что закон суров, но он закон. Дура лекс – сэд лекс. Именно – дурной закон, но он закон.

Вероятно, несовременно применять физическое воздействие к осовременившимся гражданами Богославии, но раньше-то оно применялось, и в богославских деревнях практически не было замков.

В дверной пробой вставлялась обструганная палочка, и никто не входил в дом. Воровство никуда не девалось, но соблюдение законов вырабатывало у людей совесть.

Сейчас мои конфиденты становились той палкой, которая не давала людям расслабляться, чтобы не вернуться в состояние квазимод.

Решением правительств сопредельных государств мне было запрещено появление на их территории. Негласно, потому никто не мог официально объявить персоной нон грата кандидата в президенты некогда великого государства?

Я смотрел на них и внутренне улыбался, потому что они были похожи на маленьких детей, которые ложками делили жидкую кашу, раздвигая ее в разные стороны. Разве можно на земле поставить какие-то барьеры? Нельзя. Еще никому не удавалось поставить такие барьеры, чтобы через них не просочилась какая-то эпидемия или идеология.

Глава Как-то так получилось, что больше никто не стал выдвигаться на президентские выборы. Только я и действующий президент. Он и не собирался проводить свою избирательную кампанию, потому что являлся лидером правящей партии, которая имела свои отделения и ячейки в каждой административной структуре в каждом регионе Богославии.

В стародавние времена в Богославии тоже была такая партия, которая была в каждой ячейке тогдашнего богославского общества.

Не член партии не мог быть кем-то, он был никем и ничем и никто не мог сказать, что правящая партия на безальтернативных выборах использует административный ресурс. Какой такой ресурс? Что из того, если член партии поддерживает генеральную линию партии?

Совершенно ничего. И если этот член партии работает начальником главка и в этом главке все чиновники – члены партии, то разве они не могут все, как один, поддержать генеральную линию? Могут. О каком же административном ресурсе идет речь?

Та правящая партия в той стародавней Богославии довела дело до того, что в Богославии стало нечего есть. Тогда пришли другие люди и сказали, что они накормят страну. И народ им поверил. Они накормили страну, оставив народ без денег и уничтожив всю промышленность страны. Даже атомные бомбы приходилось ремонтировать иностранными инструментами. Зато снова появилась правящая партия, которая тихим сапом под демократическими лозунгами заняла место уничтоженной правящей партии и стала снова копировать ее во всем.

Раньше в Богославии с мигалками ездили от силы сто человек по всей стране. Новая власть уничтожила эту привилегию и ввела свои, новые правила. Сейчас с мигалками ездит десять процентов населения страны. Мигалочников можно выделить в отдельную социальную группу, в состав которой включается политическая, экономическая, культурная, военная, правоохранительная элита и организованная преступность. Просто невозможно понять, кто едет на машине с мигалкой, высокопоставленный чиновник или вор в законе и перед ними навытяжку стоит сотрудник Госавтоинспекции, судорожно сжимающий секретную бумажку, в которой прописано, какие машины не подлежат остановке ни в коем случае.

Богославия снова стала возвращаться к тем временам, когда феодалы безраздельно владели своими подданными и вассалами.

Князья, графы, бароны могли ездить на четверке лошадей (на шестерике цугом полагалось только царям и королям) с сопровождением глашатаев (типа, гаишников или с мигалкой на карете) и все встречные и попутные смерды должны мигом сворачивать с дороги в кювет. Честно говоря, когда посмотришь, какая квазимода едет в бронированном «Мерседесе» или «Вольво», купленном на деньги налогоплательщиков, то руки сами дергаются, чтобы свернуть в сторону, лишь бы не видеть их рож.

Когда Богославию заквазимодило, то вся Европа впала в ступор.

Богославы перестали ездить в Европу. Никто и ничего не мог понять.

Что это, болезнь или состояние души. Если болезнь, то отчего они не мрут как мухи? Если не болезнь, то как они раньше общались с такими квазимодами, не подозревая, чьи руки они пожимали и чьи мягкие тела они мяли в старинных широких постелях?

Первым опомнился европейский практицизм. Все стали работать на квазимод. У них денег много, а им все нужно менять от трусов до унитаза. Модельеры объявили о создании нового стиля – «квази» специально для Богославии. Знаете, такой смокинг, скособоченный в одну из сторон с разной длиной рукавов и штанин. И вечерние платья с выпуклостями в самых неожиданных местах.

Автокорпорации срочно стали выпускать квазиавтомобили по цене в разы превышающие цены тех автомобилей, на которых ездили богославы, наплевавшие на свой автопром.

На весь мир прославился уже покойный артист-юморист Айкин, которому в свое время разрешали посмеяться над отдельными недостатками советской системы в Богославии. Весь мир потешался над человеком в квазикостюме и шепеляво говорящем:

– Дудадчок, мне не к гогопеду надо, а к томатологу. У мене мост неправильно выстроен. А костюм я специально застегнул не на те пуговицы, если я застегну так, как положено, то меня так скрючит… Запад забыл, что хорошо смеется тот, кто смеется крайним.

Глава Вся моя избирательная кампания напоминала триумфальное шествие советской власти по Богославии в 1917 году. Тогда все вольно или невольно становились большевиками, а сейчас все так же вольно или невольно становились квазимодами. Но не все квазимоды поддерживали мою кандидатуру, а деваться им было некуда – в роли спасителя был один человек – я.

В середине месяца мне пришло правительственное письмо.

Приглашение на встречу с действующим президентом. Это было нечто из рук вон выходящее. Как это лидер правящей партии мог встречаться с противоборствующим ему кандидатом, чья партия и ее программа не получили высочайшего одобрения и были зарегистрированы только лишь из боязни стать квазимодами? Тем не менее, приглашение было явным свидетельством того, что меня достаточно серьезно оценивают в самой столице.

Столичный Богородск жил своей особенной жизнью и смотрел свысока на все города Богославии, не воспринимая их серьезно. В Богородск сходились все транспортные и финансовые потоки, поэтому и вся политика делалась там.

К прилетающим в Богородск из провинции квазимодам уже привыкли и не ходили смотреть на них как в зоопарк. Сегодня в Богородск прилетел и я в сопровождении охраны, дюжих парней квазимодистого типа, которые даже изобрели свой стиль единоборства – квази-мо. Я уже видел, как дерутся квазимоды, ужасное, скажу вам, зрелище.

Президент Богославии жил отдельно от своих граждан в окружении десяти уровней безопасности. Вся охрана состоит из квазимод. Видно, что еще недавно они были нормальными людьми, но…, как говорится, квазимодами не рождаются.

Я сел в спецмашину на одной из улиц Богородска и был прямиком доставлен в крепость с высокими кирпичными стенами и бойницами для воинов. Стена в какое-то время утратила свое оборонительное значение и превратилась в некрополь для царедворцев. У правителей был свой пантеон.

Каждый последующий правитель при восхождении на престол решал, выкидывать мумии тиранов из пантеона или оставлять там.

Поэтому и правление в Богославии было хаотическое без какой-то видимой цели.

Хотя, нет, я здесь допустил неточность. Цель была – стать самой сильной страной в мире и обогнать все страны по уровню экономического, а значит и оборонно-наступательного могущества.

Эта цель заменяла культивируемый в каждой стране мира образ жизни. В Богославии образа жизни не было. Было только выживание.

Вся пропаганда мира характеризовала богославов как нелюдимых и жестоких людей. Пропагандой можно сделать все, что угодно. Можно превратить сладкое в горькое, красивое в уродливое, хорошее в плохое. Так всегда поступали с богославами, которые не желали покоряться поработителям. Богославы по своей инициативе не начали ни одной большой войны. Им все время приходилось защищаться и добивать напавшего врага в своем логове.

Ошибка богославов заключалась в том, что они приходили в страну завоевателей такими иисусиками, которым сразу же начинали плевать в лицо. Если бы они обходились с поверженными поработителями так же, как они обходились с ними, то богославов уважали бы и боготворили долгие годы. Да и сейчас третий закон Ньютона не утратил своей актуальности. Сила действия равна силе противодействия. Если ослабить силу с одной стороны, то вторая сила, сила зла, начнет увеличиваться в геометрической прогрессии.

Глава Место тирана пусто не бывает. Кремлевский кабинет первого тирана стал местом обитания других богославских правителей.

Вероятно, какая-то магическая сила влечет их туда. Даже тогда, когда вроде бы срок правления выборных правителей ограничен двумя сроками, продолжительность которых меняется в зависимости от настроения нового правителя.

Действующий правитель, называемый по-современному – президент, встретил меня на средине своего кабинета. Отдельные признаки синдрома Квазимодо проглядывались и в нем, но, вероятно, ему хватило сообразительности относиться ко мне как к простому конкуренту, а не как к смертному врагу. Хотя общенародные выборы это тоже есть хорошо срежиссированная форма дворцового переворота, результаты выборов могут быть предсказуемонепредсказуемыми.

– Здравствуйте, Алексей Алексеевич, – с широкой улыбкой приветствовал меня президент. – Думаю, что мои однопартийцы не сочтут меня предателем партийных интересов от встречи с вами.

Наши интересы – это интересы Богославии, только формы работы у нас несколько разные. Предлагаю обменяться мнениями по вопросам дальнейшего развития нашей страны, чтобы убедиться, что мы правильно понимаем наше предназначение. Как по-вашему, что в первую очередь должен сделать избранный президент? Какую революцию он должен совершить?

– Господин президент, – начал было я говорить, но он жестом остановил меня и сказал:

– Зачем такая официальность? Я тоже простой гражданин и у меня есть и имя, и отчество. Называйте меня просто, Анатолий Анатольевич.

– Хорошо, Анатолий Анатольевич, – сказал я, – Богославия устала от революций, перестроек и битв. Чуть что – революция.

Посевная кампания – битва, уборочная – битва. Приход зимы – неожиданность. А президентские выборы почему-то рассматриваются как государственный переворот. Хватит, наверное, проводить марксистские эксперименты над народом.

– А как вы прикажете управлять с такой огромной страной, как наша, а? – с ноткой восторга спросил президент. – У нас девяносто субъектов федерации и каждый старается утянуть федерацию в свою сторону. Мы не какая-нибудь банановая республика. У нас каждый руководитель субъекта – губернатор должен назначаться и сниматься президентом. Президент сказал – надо! Губернатор ответил – есть!

Вот что спасет нашу страну.

Никакого вольнодумства и вольтерьянства. Все в мундирах.

Раньше в школе были санитары с красными повязками и белым крестом, нет – с белыми повязками и красными крестами – проверяли, у всех ли вымыты руки. А сейчас наши санитары – Богославпотребнадзор – все поголовно в малиновых мундирах с погонами и генералов там не одна сотня. В каждой организации свои ордена и медали. Любой, у кого есть деньги, может стать орденоносцем любой организации, выпускающей ордена.

Дисциплина – вот что самое главное. Вот вы посмотрите, Алексей Алексеевич, милиционеры, прокуроры, ветеринары, налоговики, железнодорожники, транспортная и техническая инспекция, мундиры, ордена, золото и золотое шитье, лампасы, каракулевые папахи и воротники за казенный счет, шляпы, зато все как в армии. Равняйсь! Смирно! К торжественному маршу! Поротно!

Ветеринары прямо, остальные – напра-во! На одного линейного дистанции, равнение направо, шагом – марш!!! И вся государственная машина пошла в том направлении, в каком ей указано. Вот оно высшее проявление демократии – осознанное понимание необходимости исполнения государственных законов и приказов начальника. Свобода, значит. А вы что нам предлагаете?

Я смотрел на него и ужасался тому, что человек верит в то, о чем он говорит и заставляет других людей верить ему. И ему начинают верить. Люди привыкают к тому, что им вдалбливается денно и нощно. Они точно так же, колоннами, безропотно, пойдут в лагеря и на расстрелы. Бессловесное стадо, не имеющее собственного мнения и не способное его отстоять.

Глава – У нас, конечно, нет такого грандиозного размаха, Анатолий Анатольевич, – сказал я, – мы просто вернем выборы губернаторов, введем выборы судей, прокуроров и начальников местной милиции, позволим народу самому решать большинство интересующих его вопросов. Откажемся от расходов на мундиры чиновников. Содержать одновременно две армии накладно даже такой стране как Богославия.

– И все? – удивился президент.

– Все, – просто сказал я, – остальное решит сам народ.

– Что же решит ваш народ? – еще больше удивился Анатолий Анатольевич.

– Все решит, – сказал я. – Сначала он установит зарплаты народным избранникам и ответственность за получение ими взяток.

Народ сам установит налоги, даст свободу предпринимательству и инициативе граждан.

– Вы что, не понимаете, что это вулкан народных страстей? – укоризненно спросил президент.

– Почему не понимаем? – переспросил я. – Мы все понимаем.

Мы даем народу свободу, которой он был лишен во все время существования Богославии. То, что вы называете сегодняшней свободой, это всего лишь маленькая оттепель после холодной зимы.

Даже не весна. Март месяц. А у нас в Богославии говорят: марток – надевай десять порток. И народу предстоит выбрать самому сезон их жизни – зиму или лето. А вам спасибо за интерес к моей персоне.

Вошедший в кабинет помощник что-то прошептал президенту на ухо. Президент стал медленно бледнеть, а правая сторона лица стала искажаться судорогой. Вряд ли он сейчас в состоянии что-то говорить. Я встал и пошел к выходу. Никто меня не задерживал и никто меня не удерживал. Я дошел до выхода, через которые в крепость проезжали правительственные машины и где ждали мои сопровождающие сотрудники.

– Алексей Алексеевич, – сказал мой помощник, – в Богородске объявлено чрезвычайное положение в связи с активным распространением среди населения синдрома Квазимодо. Почти восемьдесят процентов населения заквазиможено. У нас сегодня назначены встречи в министерстве юстиции и в Центризбиркоме. Я уточню время и сообщу вам.

Ну, что же, страна готова к выборам. Четыре пятых населения – квазимоды, восемьдесят процентов, если с дробями в школе были проблемы. Но за кого проголосуют квазимоды? За обновление, которое может помочь им стать людьми, а, может, и не помочь. Но надежда есть. Или вернуться назад, где они останутся квазимодами навсегда и число их увеличится. Главное – чтобы подсчетом голосов занимались не квазимоды, а нормальные граждане, для которых объективность – их постоянная гражданская позиция.

Богославы больны ностальгией, Вспоминают умильно царя, Кто террор назовет терапией И большие в тайге лагеря.

Кто-то горло лечил керосином, Кто-то улей занес на балкон, Кто-то лечится лампочкой синей, Кто-то сиднем сидит у икон.

Кто-то вспомнит икру в магазинах, Море водки, цена – три рубля, Продавщица, красавица Зина, Материлась, ну сущая бля.

В Минюсте без задержек получили свидетельство о государственной регистрации партии КС, в Центризбиркоме мне выдали удостоверение кандидата в президенты Богославии.

– Ну что, поехали, – пронеслось у меня в мыслях, – сначала ввяжемся в драку, а потом посмотрим, что у нас из этого получится.

Глава Незадолго до выборов у меня состоялась приватная встреча с руководителями основных дипломатических представительств, аккредитованных в Богородске.

Дипломату не возбраняется просто так встретиться с одним из кандидатов в президенты. Но во всех странах, даже в тех, кто называет себя оплотом демократии и свободы, такие встречи считаются деянием предосудительным, чем-то вроде вмешательства во внутренние дела и проталкивания во власть враждебных стране кандидатов. Богославия здесь не исключение.

В группе из пяти послов только у китайского посла был не так сильно выраженный синдром Квазимодо. Понятно, кто и как относится к Богославии. В отношении китайцев все понятно. Их теория китаецентризма претерпела некоторую трансформацию.

Вместо презрения к варварам у них появилось отношение равнодушия к другим странам.

Дипломатов интересовал один вопрос – как будет относиться Богославия к их странам в случае моей победы на выборах.

– Господин кандидат в президенты, – сказали послы, – по нашим данным, вы безусловный фаворит президентской гонки и нынешние выборы будут считаться самыми чистыми выборами с момента изобретения этого способа народного волеизъявления.

– Как же вы определите чистоту выборов, господа, – спросил я, – если на выборах не будет присутствовать ни одного иностранного наблюдателя? Нет ни одной заявки. Нет ни одного желающего приехать в Богославию не то, что на выборы, но даже все деловые контакты осуществляются только по почте и электронным средствам коммуникации?

– Алексей Алексеевич, – улыбнулся французский посол, считавшийся заядлым театроманом и знатоком богославского языка, – сказано косой, значит косой. Давайте не будем делать секрета из признания или непризнания демократичности выборов. Это как с Всемирной торговой организацией и приемом Богославии в ее члены.

Нам сейчас важнее знать, распространится ли синдром Квазимодо на наши страны?

– Господа, скажу честно – я не знаю, – ответил я. – Но мне кажется, что основной причиной возникновения проявлений этого синдрома является враждебное отношение к Богославии. Налицо прямопропорциональная зависимость этих двух элементов. Вы взгляните на себя и сами определите эту зависимость. Чем мы вызвали такую ненависть у Запада? Мы не совершили и сотой доли того, что делали вы, но во всех грехах вы обвиняете нас. Мы тоже не без греха, но мы открыты к сотрудничеству и нормальным отношениям.

Я очень боюсь, что по результатам выборов вы закроете границы с нами, чтобы не превратиться в квазимод. Но поверьте мне, что это вызовет эпидемию синдрома Квазимодо. Попробуйте, пока у вас есть время, поменять вектор в отношениях с Богославией. Вы увидите, что количество квазимод у вас будет намного меньше, чем при введении барьера. В это трудно поверить, но такова объективность. Сначала синдром поражал тех, кто хотел сделать плохо лично мне. Затем синдром повсеместно стал поражать тех, кто копил в себе злобу на других людей. И когда он выйдет на международный уровень, то он не будет щадить никого. Вот так я представляю эту ситуацию.

В комнате воцарилась тишина. Все сидели с бокалами в руках, и никто даже не пригубил хороший коньяк. Извините, не коньяк, а бренди. Французы воспротивились тому, что в других странах тоже делают коньяк, хотя у них нет города Коньяк, по названию которого виноделы стали называть свой напиток.

– Вы думаете, что нам кто-то поверит? – задумчиво спросил посол Великобритании. Все молча кивнули головами в знак согласия с его словами.

– Просто словам вряд ли поверят, – сказал я. – Но я беседовал со многими людьми, которых не коснулся синдром Квазимодо. Все они нормальные люди, образованные и относящиеся ко всему без излишних эмоций, рассматривая то или иное явление со всех сторон.

Проявления злобы или ненависти у них заменяет чувство сожаления или удивления. Собственно говоря, все дети в возрасте до пяти лет по любому поводу испытывают чувство радости, удивления и сожаления, что получилось не так, как хотелось ему. И отношению к другим людям мы учим по сказке о крошке еноте, который боялся того страшилу, который жил в соседнем озере. Но когда енот улыбнулся страшиле, то и страшила улыбнулся ему. Давайте будем улыбаться друг другу. Все проблемные вопросы это повод для их разрешения, но не вражды и ненависти.

– Красиво вы говорите, Алексей Алексеевич, – улыбнулся американский посол, – как бы нам так же красиво доложить о результатах нашей беседы?

Глава Говорить о чистоте избирательных кампаний могут только идеалисты. Всегда есть разделение средств массовой информации на поддерживающих и противостоящих. В любой стране. Только во многих странах использование административного ресурса является не комильфо. То есть не соответствующим общепризнанным нормам приличия. Но не в Богославии. Вся королевская рать бросается в атаку за своего патрона. Все выбиваются из сил, учитывая то, что в случае проигрыша на выборах, они могут сказать, что просто выполняли приказ, а не действовали по своим политически взглядам и убеждениям. И так будет всегда, пока будут существовать всебогославские политические партии, вдохновители и организаторы всех наших побед.

Президентская гонка в том году вышла какая-то неинтересная.

Не было разоблачающих статей о том, что противоборствующий кандидат подкупал конгрессменов, писался в постель и ходил по женщинам легкого поведения, несмотря на свое высокое положение в обществе.

Первое, у меня не было связей с конгрессменами и такого количества денег, чтобы их подкупить. Неподкупных людей можно подкупить только за огромные деньги. Второе. Я никогда не писался в постель. И третье. Мне не нравится продажная любовь. Она слишком приторна, как искусственное обслуживание в бутиках с несусветными ценами, предназначенными для тех, кто млеет от удовольствия только от одного факта, что он в шикарном магазине купил зубочистки за полмиллиона долларов.

С нашей стороны тоже не было никаких компрометирующих материалов в отношении временно не действующего президента.

Зачем повторять то, что в изобилии размещено на страницах Интернета? Зачем отвлекать внимание избирателей, электората, как модно сейчас говорить, от программных заявлений?

Гвоздь моей платформы – перераспределение доходов в пользу неимущего населения и свобода предпринимательства. Это отшатнуло от меня олигархов, но привлекло основную массу предпринимателей, почувствовавших дальнюю выгоду от того, что монополиям придется потесниться на рынке и что новации и предприимчивость становится новой валютой, сулящей государству несметные богатства.

В мою пользу сработало и то, что в иностранной прессе сменилась тональность материалов о Богославии. И все это связывалось с тем, что в Богославии может смениться власть, стремящаяся к международному сотрудничеству без каких-либо ограничений. Не прячущая в чуланах то, о чем известно всему миру и что является тем, что отпугивает весь мир от Богославии.

К сожалению для читателя, не было никаких острых моментов на выборах. Все шло так, как оно и должно быть. Если бы не Татьяна.

Она пришла ко мне и положила на стол заявление об уходе.

– Что это? – спросил я.

– Я ухожу, – сказала Татьяна.

– Почему? – снова спросил я.

– У вас будет свой аппарат, и в этом аппарате я работать не буду, – твердо ответила девушка.

– Кем же ты хочешь работать? – снова спросил я.

– Никем, – сказала хмуро Татьяна.

– Ты хочешь уйти насовсем? – спросил я.

– Нет, я не хочу уходить насовсем, – сказала мой секретарь, опустив голову.

Как любой мужчина, я не отличался особой догадливостью и до меня очень долго доходил смысл нашего разговора. Наконец, как до слона на третьи сутки, до меня дошло, что с изменением моего статуса Татьяна автоматически остается вне моей досягаемости, ограниченной правительственными постановлениями и законами о службах, обеспечивающих безопасность и деятельность главы государства.

– А ты выйдешь за меня замуж? – спросил я.

Татьяна только кивнула головой.

Глава Женитьба во время избирательной кампании была расценена удачным пиар-ходом. Собственно говоря, так оно и было. Затяни я с женитьбой, она могла бы не состояться вообще. То да с, а потом чувства остыли и обстоятельства изменились.

Молодая пара ездила по региональным центрам, приветливо улыбалась и говорила своим видом: будьте с нами и будете такими же, как мы!

Для квазимод лучшей агитации и не надо.

Но не все квазимоды хотели становиться нормальными. Им нравилось быть квазимодами. Если квазимода – значит свой. Если нормальная внешность – не наш и объект для нападок, который вряд ли даст достойный отпор.

То, что было сказано в качестве горькой шутки Папой, вдруг стало явью и квазимоды стали создавать новую партию. КВСС.

Квазимоды всех стран – соединяйтесь! Знакомое созвучие и знакомые лозунги. Просветители Европы Маркс и Энгельс придумали его и запустили по кругу. И круг этот замкнулся в Богославии.

Квазимоды избрали старую тактику хитрой обезьяны, которая сидела на высоком дереве и смотрела, как внизу дерутся два огромных тигра. По результатам боя обезьяна слезает с дерева и присоединяется к победившему. А если тигр оказывается слишком слаб, то становится на его место. В любом случае, квазимоды физически ликвидируют своих соперников и временных попутчиков, насаждая свою власть через расстрелы и каторгу. Поэтому, от настоящих квазимод нужно держаться подальше. Это уже не проявление синдрома Квазимодо, а состояние души.

Другие квазимоды не стали объединяться в партии, а снова стали разделяться по сословиям и по уровню достатка. Похоже, что Богославия приспосабливается ко всему. В свое время она приспособилась к монголо-татарскому игу и преспокойно прожила так триста лет. Потом был Юрьев день и почти триста лет рабовладения. И к рабовладению приспособился богославский народ.

Во всем уповал на барина, который жил в столицах, но иногда приезжал и разбирал накопившиеся дела. Потом квазимоды приспособились жить под властью тоталитарной партии и даже находили в этом прелесть. Не все можно было говорить, и не на все можно было обращать внимание. Меньше знаешь (говоришь, видишь, пишешь), крепче спишь.

– Алексей Алексеевич, – в комнату вошел Папа, – нужно согласовать состав правительства. Вот здесь список.

– Кто это такие? – спросил я, не найдя ни одной знакомой мне фамилии.

– Все очень надежные и знающие люди, – успокоил меня Папа, – замы у них от наших спонсоров и поддерживающих нас сил.

Командное требование – преданность, а в остальном – не Боги горшки обжигают. Во всех министерствах знающие чиновники, они и без министров все сделают. А вот и премьер-министр, парень что надо, может руководить любой отраслью или всеми отраслями одновременно. Вот здесь, в нижнем углу визу и дату.

Папа вышел из кабинета, прихрамывая на правую ногу и улыбаясь искривленным лицом.

– Значит, не Боги горшки обжигают и личная преданность? – подумал я. – Ладно, ввяжемся в драку, а потом разберемся.

Глава Выборная ночь была похожа на шабаш ведьм и ведьмаков. Все как после корпоратива с красными глазами и дергающимися руками.

Огромная карта Богославии на плазменном экране. Всюду мигают разноцветные кнопки. Мы были синими. Те, кто у власти, красными.

Не было стрел как на оперативных картах военных, но было закрашивание разными цветами контура страны.

К полуночи карта Богославии представляла собой разноцветное лоскутное одеяло, которое каждый из кандидатов тянул на себя. Наша команда оказалась сильнее. Мы набрали ровно пятьдесят процентов плюс два голоса. И никто не мог возразить. Говорить о сокрушительной победе рано, но в голосовании приняло свыше восьмидесяти процентов от общего числа избирателей. Кто может похвастаться такой активностью населения? Никто. Все рады, когда на выборы придет четверть избирателей и от этой четверти половина голосует за победившего кандидата. Одна восьмая часть от избирателей, двенадцать с половиной процентов объявляют всенародным голосованием? Пусть объявляют, а мы можем сказать, что за нас проголосовало больше половины всех избирателей.

Самый опасный момент после фиксации победы. В эти мгновения можно ожидать нападения на штаб избирательной компании. Главное – вовремя арестовать соперника и предъявить ему самые немыслимые обвинения. Потом можно убедить электорат, что все произведено законно, две сотни законников с экранов телевизоров день и ночь будут вещать, что все в рамках закона и что нужно ужесточить избирательное законодательство, чтобы к власти в стране не пролез такой вот, с позволения сказать, слуга народа. И народ сначала с сомнением воспринимает это, а потом начинает этому верить, приобретая к каждым днем уверенную ненависть к тому, за кого он только что голосовал.

За четыре часа до закрытия всех избирательных участков мне пришлось гримироваться под квазимоду и выезжать на конспиративную квартиру в центре Богородска. Татьяна была спрятана за городом. Как говорят в Богославии, береженого Бог бережет. Мне кажется, что кроме Бога меня берег и его бывший соратник.

Вроде бы я говорю ужасные вещи, но в стране, где привыкли к пожизненному нахождению на выборной должности, такой вариант развития событий не кажется маловероятным. Начиная с 1917 года, каждая смена генсека, а потом президента представляла собой спецоперацию, которая должна противостоять возможным действиям оппозиционных сил, не имеющим другой возможности проявить себя.

Затем уже научились, как бы соблюдать демократию и свободу слова, но не давать возможности оппозиции заявлять о себе.

Потом официальная встреча в Избиркоме. Оглашение протокола выборов. Вручение удостоверения президента. Подготовка к инаугурации. Сама церемония. Клятва на Конституции, что будешь соблюдать Конституцию. Возложение знаков ордена «За заслуги перед Богославией» первой степени. Банкет. И на следующий день воцарение в президентском кабинете.

Каждому новому президенту делают ремонт в кабинете и заменяют интерьер в соответствии со вкусами нового хозяина кабинета. Все эти работы укладываются в кругленькую сумму.


Каждый новый глава региона делает колоссальный ремонт в своем кабинете и тратит огромные деньги на обновление своего автопарка, закупая иностранную технику и посылая в нокаут собственный автопром. Вот я и говорю, что если бы в Богославии соблюдались законы, то после каждого такого ремонта и закупки дорогостоящих автомобилей новый начальник должен не гордо восседать на позолоченном кресле у резного из дорогих пород дерева стола, а сидеть на нарах недалеко от параши.

В такой же кабинет вошел и я. Не каждый миллионер может позволить себе такую роскошь. Конечно, на свои деньги или на деньги, которые зарабатываются упорным трудом, такие ремонты не делаются. Разберемся.

Сразу после восседания в мягкое кожаное кресло, мне принесли список мероприятий на сегодняшний день и на неделю вперед. Я как послушная кукла с кем-то встречался, кого-то хвалил, кого-то ругал, кого-то награждал орденами и совершенно не видел страны, которой мне предстояло управлять. Пока же управляли только мной, но народ выбирал меня для того, чтобы управлял я и стоял на страже Конституции.

Глава Приближалось сто дней нахождения на должности. Приезжал на работу рано утром и уезжал поздно вечером. А что я за этот период сделал? Что я скажу журналистам, которые с хитрыми мордочками будут ждать, как срежется вновь избранный президент, который за сто дней не сделал ни одного важного дела?

Я, конечно, очень самокритично отнесся к себе, сказав, что не знал, что делается в нашей стране. Я все знал. Все же я не зря совершил предвыборную поездку по всем регионам Богославии. У меня был большой список людей, на которых я мог полагаться, и чьей мотивацией было служение Богославии. По совести. Знаете ли, еще есть такие люди.

Не знаю почему, но я чувствовал таких людей. Вероятно, договор с Люцием Фером предусматривал еще что-то, о чем не оговаривалось в приложении. Каждый человек интуитивно чувствует или оценивает человека, с которым он встречается в первый раз и это первое чувство самое верное. Не зря же существует такое понятие, как любовь с первого взгляда. И, как правило, такая любовь бывает самой крепкой и даже единственной. И я, глядя на человека, с которым мне приходилось общаться, тоже видел, кто он и что представляет.

Огромную помощь мне оказала Татьяна, которая была моим домашним секретарем и поддерживала связи с людьми, записанными у меня в записной книжке. Она же получала и информацию об истинном положении дел в стране.

Дать даже краткое описание того, что творилось в Богославии в те годы, мог только аналитик, который разложил бы все события по полочкам, добавил доказательства, сделал предварительные выводы, свел все воедино и сказал одно слово – МРАК.

Это состояние можно оценить с двух сторон. Первая: все нормально, но есть отдельные недостатки. Вторая: недостатков столько много, что нормальных элементов просто не видно. И что интересно, об этом пишут и иностранные средства массовой информации, помогая руководителю правильно оценить ситуацию.

Полностью полагаться на них нельзя, нужно знать, что отделить, но в целом картина субъективная, на восемьдесят процентов претендующая на объективность.

Практически выходило, что я «крышую» все преступные группировки, которые стали на легальном и законном положении обделывать свои делишки и правоохранительные органы у них как бы на посылках. Даже органы госбезопасности не остались в стороне – крышевали другие правоохранительные органы. Оставалось только собрать сход всех преступных авторитетов и провозгласить:

– Великая криминальная революция, о которой так долго говорили воры в законе, свершилась!

Полная гегемония налетчиков и грабителей, торговцев наркотиками и паленой водкой, сутенеров и педофилов, карманников и уличных хулиганов. Все остальное население разделено на группы:

социально близких, социально нейтральных и социально далеких. Кто хотел стать социально близкими, должен пойти воровать или грабить.

Социально далекие должны сидеть на нарах.

Собственно говоря, об этом предварительно обговаривалось на сходе авторитетов нелегального и легального миров. Президент обеспечивает видимость благополучия в государстве, пока новая элита сведет с себя наколки и заступит на руководящие должности в министерствах и ведомствах, наденет генеральские мундиры с лампасами и отправится поддерживать другие криминальные группировки, которые еще не успели прибрать к рукам собственность.

А парламент все это облекал в законы, которые подписывались мною.

Некриминализованный народ и более или менее честные средства массовой информации все это видели и ждали, что будет делать президент, которого они избирали и который клялся им на Конституции.

Все это так тяжело подействовало на меня, что на следующий день стали приходить тревожные сообщения из регионов об увеличении количества тяжких проявлений синдрома Квазимодо среди чиновников всех рангов, включая и правоохранительные органы. Некоторые даже не в состоянии выйти на работу.

Глава Пресс-конференцию по случаю ста дней нахождения в должности проводили во дворце съездов, расположенном на территории Богородского кремля.

Приглашены почти все средства массовой информации Богославии и все аккредитованные в Богородске иностранные журналисты. Старый агитпроп уже вел активную работу по подготовке граждан, задающих мне заранее подготовленные вопросы, проинструктированы активные граждане, высказывающие мне благодарность за их счастливую жизнь и огромную пенсию для пенсионеров, на которую они ездят отдыхать в Майами или на Бали.

В день пресс-конференции я подписал указ о назначении нового руководителя аппарата президента. О чем я и сообщил в самом начале беседы с журналистами.

Собравшиеся в кремлевском дворце съездов были несколько ошеломлены. Мой назначенец прямо здесь в прямом эфире зачитал приказ о назначении руководителей аппаратов в регионах. Как-никак, а вертикаль власти и руководитель аппарата президента является старшим начальником над такими же руководителями региональных аппаратов. Подтверждение приказом главы региона это такая же формальность, как и утверждение назначаемого губернатора региональным парламентом.

Журналисты с удивлением наблюдали за картинками на мониторах, где к собравшимся у микрофонов людям подходили другие люди, не заявленные в списке региональной администрации.

Мои первые действия насторожили всю Богославию. Рейтинг телепрограммы резко подскочил вверх. Нас смотрели почти девяносто процентов телезрителей. Основные телеканалы мира транслировали картинку по системе интервидения.

Затем руководитель моего аппарата зачитал указы о назначении министров обороны, экономики, внутренних и иностранных дел, директора Богославской службы безопасности.

В первом ряду сидел Папа с бумагами и вытаращенными глазами смотрел на меня. Я подмигнул ему и в течение пятнадцати минут обрисовал наши основные проблемы, начав с общего благосостояния граждан республики. Собственно говоря, это самый основной вопрос для каждого государства. С этого должны начинаться все доклады, постепенно переходя к тем отраслям, которые обеспечивают это состояние. Прежде было все наоборот.

– А сейчас, друзья, – обратился я к собравшимся, – прошу задавать свои вопросы.

Воцарилась тишина. Но вдруг тишину разорвал молодой и звонкий голос на богославском языке.

– Gazeta Wyborcza, Польша. Господин президент, будет ли Богославия извиняться за Катынь?

– Будет, если увидит у правительства Польши желание строить дружественные отношения с нашей страной. Пока мы видим, что наш сосед готовит против нас новый Крестовый поход, объединяя вокруг себя антибогославские страны, предъявляющие абсурдные претензии к нашей стране. И наши извинения будут использованы для предъявления еще больших претензий. В конце концов, нам это может надоесть, и мы действительно объявим ошибочной нашу позицию по передаче Польше германских земель. Нам даже странно, что страна, которую мы освобождали от фашизма, относится к нам более враждебно, чем та страна, в которой правил фашизм.

На мониторе появился вновь назначенный министр внутренних дел.

– Господин президент, министерством внутренних дел в течение последних трех часов в регионах Богославии обезврежено семьдесят шесть вооруженных преступных группировок. Изъято триста пятьдесят автоматов, двести обрезов, четыреста пистолетов, шестьсот килограммов тротила и пластита.

– Почему преступные группировки не были ликвидированы раньше, – спросил я, – или о них ничего не знали до вашего прихода?

– Все знали, – господин президент, – но считали, что задерживать их нужно во время совершения преступлений.

– То есть, после убийства наших граждан? – уточнил я.

– Так точно, – ответил министр.

– Это все преступные группировки, или еще остались? – снова спросил я.

– Восемьдесят процентов осталось, – доложил министр, – не хватило времени. В течение трех суток ликвидируем остальных.

– Потери есть? – спросил я.

– Двое раненных, – доложил министр.

– Как ведут себя сотрудники милиции? – строго спросил я.

– Достойно, говорят, что наконец-то взялись за настоящее дело, – доложил мой назначенец, – а сволочей из своих рядов выведут сами.

– Добро, – сказал я, – докладывайте лично о ходе операции.

Глава Похоже, что вся Богославия прильнула к телевизорам. Мне кажется, что не только одна наша страна сидела у телевизоров.

– Ceske Noviny, Чехия. Господин президент, почему Богославия боится размещения американских систем ПРО на чешской территории. Они не угрожают Богославии.

– Представьте себе, что Богославия на границе с каким-то государством начинает рыть окопы, бетонировать ДОТы и ДЗОТы, размещать дальнобойные орудия и говорить, что это делается во имя дружбы с сопредельными государствами. Вы же сами нам скажете, что мы говорим глупости. А почему вы это не скажете сами себе? Вы хотите обороняться от иранских ракет на наших границах, получается, что вы знаете о готовящемся нападении на нас и укрываетесь от него.


А почему нам не обороняться вместе от террористов, если ПРО нацелена на противодействие им? Если мы находимся на границе вероятного нападения, то и нам нужно быть готовым к этому нападению. Так что, примите к сведению, что если произойдет несанкционированный запуск ракет на вашей территории, то у нас не будет времени на выяснение, что там случилось и не обессудьте за наши меры по обеспечению собственной безопасности.

На экране монитора появился новый министр обороны.

– Господин президент, – доложил он, – должность принял. По докладу главного военного прокурора за неуставные отношения арестовано шестьсот фигурантов уголовных дел, пяти тысячам восьмистам военнослужащим вынесено прокурорское предупреждение. Подготовлены инспекторские группы для проверки всех округов.

– Понял, работайте, – сказал я.

– Dagbladet, Норвегия. Господин президент, что вы скажете об экономических зонах Богославии и Норвегии?

– А что о них говорить? Нужно договариваться, а не сопровождать норвежские траулеры военными судами. Если хотите, то и мы будем сопровождать наши траулеры эсминцами, и селедку будем называть не норвежской, а военно-морской. Свои интересы мы будем отстаивать. Хотели бы делать это мирными методами.

На мониторе появился новый министр экономики.

– Господин президент, – доложил он, – подготовлен проект единого закона о предпринимательстве и список семидесяти шести тысяч подзаконных актов, требующих немедленной отмены.

– Это вы подготовили только что? – спросил я.

– Это лежало под сукном без движения, – сказал министр, – и уже давно. Есть еще немало предложений, которые коренным образом изменят нашу экономику.

– Ваши преобразования обойдутся без увольнений работников?

– спросил я.

– Увольнения будут, но мы предусматриваем меры по переселению и переучиванию нужных кадров, – твердо сказал министр.

– Naftemporiki, Греция. Может ли Богославия помочь Греции выйти из финансового кризиса?

– Богославия сомневается в этом, мы не находимся в зоне евро и к тому же никак не можем стать членом Всемирной торговой организации. Даже если бы мы и хотели помочь Греции, препоны евросоюза не позволят нам это сделать.

– Le Soir, Бельгия. Господин президент, как Богославия намеревается строить свои отношения с НАТО?

– НАТО наш сосед и постоянно нас обманывает. Как прикажете строить отношения с таким соседом? Богославия не развязала ни одной мировой войны, а из зоны НАТО вышло две мировые войны, Крымская война и поход Наполеона в Богославию. Мы не забываем и гуманитарные бомбардировки НАТО родственной нам Югославии. Я прямо скажу, что к НАТО мы относимся как к источнику опасности для Богославии.

– Financial Times, Великобритания. Но НАТО не нападает на Богославию. Чего же так бояться НАТО?

– НАТО обещало оставаться в тех пределах, которое было при существовании Варшавского договора. Что мы видим сейчас?

Обыкновенный Drang nach Osten. Что скажет ваша газета, если мы разместим наши Вооруженные силы вдоль границ Великобритании?

Да вы заверещите как перепуганные поросята об агрессии Богославии.

Поэтому и мы расцениваем расширение НАТО как первый шаг агрессии в отношении Богославии. Мы готовы вступить в НАТО, но вы не хотите этого. Почему? А я вам отвечу на этот вопрос. Тогда НАТО становится ненужной организацией.

Глава На мониторе возникло изображение нового Генерального прокурора Богославии.

– Господин президент, Генеральная прокуратура отзывает свои обвинения в отношении предпринимателя Двораковского и банкира Журавлева как не нашедшие документального подтверждения.

– И все? – спросил я.

– Да, все, – ответил прокурор.

– А кто будет возмещать понесенные убытки, – спросил я, – кто то подсчитывал эти суммы?

– Нет, не подсчитывали, – признался прокурор.

– Идите и подсчитайте, – приказал я, – и не дожидайтесь уточняющих вопросов, вытекающих из этого дела.

Из первого ряда встал премьер-министр.

– Господин президент, что происходит? – сказал он. – Вы делаете новые назначения в правительстве без согласования со мной.

Это выходит, что вы отправляете меня в отставку?

– Да, это так и есть, – сказал я, – сейчас руководитель моего аппарата зачитает состав нового правительства. А вам, конечно, лучше написать заявление по собственному желанию.

Премьер вместе с Папой вышли из зала. Телекамеры сопроводили их выход. Представляю, что завтра будет в новостных лентах по всему миру.

Зал кремлевского дворца съездов напоминал взъерошенный улей. Ноутбуки журналистов, снабженные линиями скоростного Интернета, проведенные прямо в зал, передавали срочные сообщения в редакции газет. Видеоматериалы уже крутились на каналах информационных агентств.

– Al-Ahram, Египет. Господин президент, как вы оцениваете деятельность «Ночных ангелов» в Богославии?

– Насколько я знаю, – я говорил с расстановкой, – «Ночные ангелы» это общественная организация, которая занимается перевоспитанием жителей Богославии в соответствии общепринятыми мировыми нормами поведения.

– А вы знаете, что ваши ангелы препятствуют работе средств массовой информации, душат свободу слова и нарушают права человека? – запальчиво сказал журналист.

– Мне доложили о вашем случае, – с хитрой улыбкой сказал я. – У вас на родине за приставание к женщинам в пьяном виде следует наказание ударами палкой по голым пяткам, а вас всего лишь выпороли плетью. Значит, они действовали в соответствии с вашими законами. И, кроме того, вы были без своего телеоператора, что расценивается всеми как нерабочее время. Ваш телеоператор в это время был у проституток. Если вы это считаете препятствованием работе средств массовой информации, то мы приносим свои извинения, а я в вашем присутствии говорю «ангелам» – не стесняйтесь обнародовать фамилии тех, кого вы подвергли процедуре перевоспитания. И для всех я скажу, ведите себя в Богославии пристойно, чтобы «ангелы» ограничились только словесным внушением, а не прибегали к средствам физического воздействия. Я еще добавлю, что с появлением на наших улицах «ночных ангелов»

практически исчезло уличное хулиганство и милиции приходится приструнять «ангелов». Новый министр внутренних дел разберется с этим вопросом, потому что это народные дружины, вышедшие на охрану порядка в своих городах.

– Поселок Первомайский, пенсионерка Еремина, Наталья Николаевна. Алексей Алексеевич, а что будет, если мы изберем не того губернатора? Придет к должности и вместо работы будет себе дворец строить.

– Здравствуйте, Наталья Николаевна, – сказал я, – выбирайте человека с умом. Поинтересуйтесь, кто он, кто его рекомендует, что он хочет сделать. Если увидите, что сделали ошибку, то объединяйтесь и требуйте отзыва этого губернатора или другого выборного руководителя.

– Город Тарабаровск, военнослужащий Петренко Станислав Сергеевич. Товарищ Верховный Главнокомандующий, нам был предъявлен состав нового правительства. Насколько это компетентные люди и насколько мы можем ему доверять?

– Здравствуйте, товарищ Петренко. Такой вопрос закономерен для каждого гражданина Богославии. Возможно, что он возникал и по поводу состава прежнего правительства, которое досталось мне от предшественника. Я посмотрел на это правительство и пришел к выводу, что оно не эффективно и решает интересы определенных финансовых групп, а не интересы всей Богославии, поэтому я и решил заменить состав правительства на тех людей, для кого интересы Богославии выше личных интересов. Вы облекли меня своим доверием, поэтому положитесь на мое слово. Во время общения с гражданами и из средств массовой информации я буду знать, как работает новое правительство. Поэтому и надеюсь на помощь наших граждан.

Глава Вопросов к президенту было множество. От тропинок в парке и протекающего крана до вопросов межгосударственных отношений и освоения космоса.

– Helsingin Sanomat, Финляндия. Господин президент, как вы относитесь к строительству наукограда в городе Осколки в столичном регионе. И что вы можете сказать по поводу статьи об этом в нашей газете?

Я помнил эту статью, где довольно язвительно была дана оценка этому проекту:

«У нас в Богославии всегда что-то строят. То город Петра «назло надменному соседу», то «Долину нищих» с ласковым наименованием «Красные паруса», то безымянные «Долины нищих»

для низкооплачиваемых государственных служителей, то «Силиконовые долины».

– Проект существует пока в бумажном варианте, – ответил я, – новое правительство представит свои предложения по нашей системе образования и науки и в том числе по наукограду. Я не хочу высказывать свое мнение по этому поводу, чтобы не оказывать давление на подготовку предложений по этому вопросу. Моим ответом на ваш вопрос будет реальное утверждение или отклонение представленных мне предложений. А вашей газете спасибо за освещение этого вопроса. Мы внимательно читаем зарубежную прессу и благодарны тем средствам информации, которые дают о нашей стране объективную информацию, пусть даже неприятную для нас, но объективную.

– Diario de Coimbra, Португалия. Господин президент, ваша женитьба во время избирательной кампании, это случайность или пиар-ход?

– Случайным бывает только насморк, – улыбнулся я, – а моя невеста сказала, что не выйдет за меня замуж после того, как я стану президентом. Поэтому я сделал ей предложение и женился на ней, не будучи президентом. Да вы можете сами спросить об этом у моей супруги, вот она, сидит в первом ряду, как и полагается президентской жене.

Я сильно устал во время пресс-конференции и поднял руку к часам, чтобы посмотреть на часы. Это и послужило сигналом к окончанию пресс-конференции. Журналисты толпой повалили ко мне, потому что у каждого был вопрос, самый значительный, который он хотел мне задать, но до него не дошла очередь. Около Татьяны журналистов было больше, но я не ревновал ее к ним.

Глава Стоя в окружении журналистов, я не видел ни одного человека из моей личной охраны. Это меня насторожило, но спокойное лицо руководителя моей администрации успокоило и меня. Этот не забывает ни об одной мелочи. Вероятно, почувствовав вопрос в моих глазах, администратор утвердительно мигнул обоими глазами.

Вы можете спросить меня: а как мне удалось сформировать теневое правительство и подготовить себе таких помощников, которым можно доверять дела государственного масштаба? И вы будете правы в том, что такое дело немыслимо в одиночку. Но вы забыли одну деталь, уважаемый читатель. Сразу после подписания контракта с Люцием Фером у меня открылась способность чувствовать, что думает человек, общающийся со мной. Это очень нехорошее качество.

Тут недавно показывали американский фильм под названием «Что думает женщина» с Мэлом Гибсоном в главной роли. Как ему нравилось ставить женщин в тупик, зная, о чем они думают. Это вообще аморально копаться в голове человека. О какой личной и частной жизни можно говорить? В другом фантастическом романе было написано о людях, умеющих читать мысли, которых использовали в качестве телохранителей, выясняющих плохие намерения людей. Но были такие ухари, которые обходили этих читателей мозга и делали свои черные дела. Правда, и черные дела иногда на поверку оказываются белыми.

Я, как мог, старался подавить в себе это качество. Давил и вроде бы достиг успеха. Ну как бы я мог разговаривать с Татьяной, если бы знал все ее мысли? Как человек не знает дату своей смерти, так он и не должен знать, что думает тот или иной человек. Для узнавания намерений человека можно использовать внешние признаки и конкретные дела человека. Хотя и внешние признаки совершенно не совпадают с действительностью. Каждый в этом деле выживает в одиночку.

Когда дело идет о судьбе государства, то должны включаться все средства. Я понимаю, что это противоречит моим убеждениями, потому что одно нарушение влечет за собой другое нарушение, которое становится нормой повседневной жизни, как например репрессии инакомыслящих, разгон милицией граждан, поверивших в гражданские свободы и замысливших все-таки создать гражданское общество.

Я был поставлен в положение марионетки и вынужден был защищаться. На рыбалке, когда мне вроде бы в шутку предложили стать президентом, я знал, вернее, читал мысли собравшейся компании об их договоренности ликвидировать меня, если я не соглашусь. Дело простое, потянулся за наживкой или попытался отцепить крючок, поскользнулся, упал в воду, зацепился за корягу, захлебнулся сразу, а никто и не слышал этого, все сидели поодаль.

Был человек, нет человека. Была проблема, нет проблемы.

Где-то в начале богославской приватизации так же утонул директор одного крупнейшего нефтеперерабатывающего завода, противившийся приватизации. Поехал купаться и утонул. Нырнул в воду, а там оказалось мелко, сломал себе шею. Народ так и шептался.

Не противился бы приватизации, отдал бы завод фарцовщиками и в том месте, где он всегда купался, было бы глубоко, может, и выплыл бы на поверхность. Хотя, вряд ли бы выплыл. Еще бард один пел, что очевидцев, впрочем, как и ясновидцев, или наоборот, во все века сжигали люди на кострах.

Тут вы меня спросите, а почему же инициативную группу, которая выдвинула меня в президенты, тут же на месте не заквозимодило? Очень просто. Это были очень добродушные люди, которые даже о моей ликвидации говорили с теплотой и любовью, совершенно не имея в отношении лично меня никаких злых намерений. Ничего личного как у обыкновенных взяточников и мздоимцев, которые работают в основном на себя. Так что, Люций Фер, хотя ты и знаток человеческих душ, человеческой психологии, но все ты предусмотреть не мог. Иногда возникают такие перипетии, что зло облекается во благо, а благо оказывается злом. Как тут разобраться? Бог его знает. Правильно сказано. Но можно сказать и что черт его знает. Тоже правильный ответ. Как тут соблюсти какую то золотую середину? Вот этого не знает никто, но большинство людей ходит по этой золотой середине, и добивается больших успехов в том деле, которое он избрал себе в качестве основного жизненного занятия.

Глава А сейчас поговорим о моем новом правительстве. Я был совершенно одинок и являлся куклой в руках тех, кто полагался на мое качество квазимодить зло, и таким образом получить бесспорное преимущество, которое не всегда получается купить за деньги. За деньги можно купить все, но вылечиться от синдрома Квазимодо нельзя ни за какие деньги. Все лечение в руках заболевшего. Стань нормальным человеком в душе и станешь снова нормальным человеком в жизни. А это намного труднее, чем глотать золотые или кремлевские «таблетки» и ждать положительного результата.

Во время предвыборных поездок я старался встречаться не с элитой, а с простыми людьми всех профессий. С элитой встретятся и без меня. Мне было нужно понять настроение простых людей. То, что было в мыслях простых людей, меня просто потрясло. Особенно у сотрудников правоохранительных органов.

Вот пометки по беседе с нынешним руководителем службы безопасности, а до этого старшим опером одного из региональных управлений.

– Народ у нас по всей стране грамотный. Знает права граждан и готов их уважать, не давая противникам возможности развернуться.

Но начальники наши сразу вводятся в региональную элиту, как во времена большевизма: секретарь губернского комитета партии, прокурор, начальник госбезопасности и начальник органа внутренних дел. Этакое ядро, тройка, которая кого захочет, того посадит, кого захочет, того помилует. О том, что есть гражданские права, никто не помнит. Стоит выйти на след преступления, так сразу команда – стоп.

И потом, федеральный центр, стремясь показать свою нужность, дезорганизует всю работу управления сверхчастыми проверками и разработанной системой отчетности. Работнику совсем не до работы, нужно подготовить отчеты и сдать. А когда работать? Это уже никого и не беспокоит. Машина крутится, отчеты пишутся, зарплата выплачивается. Если составлять умные отчеты, то можно вообще не работать. То же происходит и с прокуратурой. Дайте возможность работать людям. Обопритесь на простых работников, для которых интересы государства не пустой звук, которые не зачерствели в бюрократии и уровень коррупции снизится на порядок, потому что с ней поведется беспощадная борьба.

– Если вам предложат стать директором службы безопасности, – спросил я, – вы сможете организовать дело так, как вас учили в академии? Есть у вас надежные люди, на которых можно опереться?

– Не откажусь от предложения и люди есть, только вот фантастикой я не увлекаюсь, – сказал мой собеседник и рассмеялся.

– Если все останется в тайне, – сказал я серьезно, – то такое предложение последует. В революции и солдаты становились маршалами.

– Я готов, – просто ответил будущий директор и мы попрощались.

Почти такая же запись беседы с одним из сотрудников милиции в звании майора и в должности старшего оперуполномоченного уголовного розыска. Я даже не стал записывать то, что говорил он мне и что было в его мыслях. От того, что было у него в мыслях, сгорит любая бумага. И была боль за свою работу, за людей, которые не могут спокойно выйти на улицу с наступлением сумерек, за нравы в высших руководящих кругах, за золотые кровати в домах приемов, взятки, взятки, взятки, прямое сотрудничество с организованной преступностью и все это должны прикрывать простые сотрудники.

– Вы готовы стать министром внутренних дел? – спросил я майора.

– И никто не будет висеть у меня на руках и ногах? – уточнил он.

– Кроме закона – никто, – подтвердил я.

– Готов и смогу, – сказал мой кандидат.

Конечно, я им обоим помогу, у меня в записной книжке есть немало кандидатур на должности их заместителей и кандидатов в преемники, если дело не пойдет. Когда в стране системный кризис, нужно менять вс и не бояться, что что-то разрушится, потому что, по идее, крушить нужно все, до основания и выстраивать новое. Но можно вычистить конюшни и реконструировать все сооружение.

Я никого не посвящал в свои планы, за исключение своего сокурсника по институту. С ним мы дружим давно, не так, чтобы «не разлей вода», но если что-то по-серьезному, то я обращаюсь только к нему, а он ко мне. Поэтому никто и не мог сообразить, что мой как бы дальний друг мог играть такую важную роль. А он сформировал правительство и встречался от моего имени с кандидатами на высшие посты. Мне даже не пришлось его уговаривать стать руководителем аппарата президента.

– Алексей, я всегда верил в тебя, – сказал он и за два месяца выполнил мое поручение. Когда он пришел ко мне с отчетом о расходовании выданных денег и принес остаток, я окончательно уверился в том, что годы его не изменили. Ох, не завидую я тому, кто попытается ему намекнуть насчет взятки или протекции не по заслугам.

Глава Все нововведения в Богославии вызвали поддержку населения и ожесточенное сопротивление власть предержащих, у которых выбили почву из-под ног. Саботаж мы пресекали самым решительным образом, ужесточив за это наказание. Кто захочет получить пожизненное заключение за неисполнение распоряжений власти и получение взятки в несколько тысяч рублей?

Сначала нам никто не верил. Но когда пошли первые процессы и на скамье подсудимых оказались дети и родственники элиты, и сами представители этой элиты, и срок наказания варьировался в пределах от двадцати лет до пожизненного заключения, то весь народ крепко задумался. Бросил на весы мимолетную выгоду и что из этого выйдет.

Взяткодателей ловили целыми конторами как преступников, на которых объявлена охота.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.