авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Квазимодия Посрамление Данте Алигьери или чистые дела нечистых ISBN-13: 978-3-8473-8153-2 ISBN-10: 3847381539 EAN: 9783847381532 Язык Книги: ...»

-- [ Страница 8 ] --

Тех, кто устраивал своих отпрысков на солидные чиновничьи должности без соответствующего опыта работы и квалификации клеймили во всех газетах. Если виновный в коррупционном деянии в течение трех дней не подавал заявления об отставке, его увольняли по статье без права занимать должности в системе государственного управления.

Примерно так же велась борьба с контрафактом. Как с наркотиками, так и с контрафактом. Человек, продавший два грамма героина, раздававший детям «бесплатный» наркотик, организовавший наркопритон, получал пожизненное заключение. Точно так же, как и человек, подделывающий изделия официальных производителей или торгующий авторскими произведениями без разрешения автора и тем более документами о получении образования. Владельцев всяких липовых удостоверений сажали пачками и без разговоров.

На истошный вой еврочеловеков мы ответили судебным процессом над наркокурьерами и производителями контрафакта из Европы. Но для еврочеловеков мы сделали послабление: возможность через двадцать лет заключения обратиться с просьбой о помиловании.

Уголовный кодекс мы переделали. Наказания по всем статьям были ужесточены. Преступление стали называться так, как они есть.

Шпионаж, диверсии, бандитизм, геноцид.

Мне приходилось часами медитировать, чтобы сильнее квазимодило тех, кто, как в песне поется – «честно жить не хочет».

Ученые сделали для меня усилитель мозгового излучения в виде королевской короны. Шутники. Говорят, что у меня очень сильное мозговое излучение. Ежедневно, в полдень, я медитировал в течение десяти минут и мои импульсы передавались на все телевизионные ретрансляторы. Получалось, что я как муэдзин собирал правоверных к полуденной молитве – намазу. Результатом было усиление проявлений синдрома Квазимодо у тех, кто кипел от злобы к новой власти.

Вместе с тем, по последним данным число людей, избавившихся от синдрома, выросло до семидесяти процентов, а ведь год назад число заболевших составляло семьдесят процентов от общего числа населения.

За первый год новой власти Богославия стала преображаться.

Чуть ли не все население стало заниматься предпринимательством в той или иной форме. Заявительный характер регистрации предпринимателя, отсутствие сертификации на производимую продукцию, за исключением, естественно, той продукции, которая идет вовнутрь организма и не должна наносить вред. Понятный и единый налоговый кодекс прямого действия без всяких подзаконных актов уменьшал бюрократию и не давил налогами мелкого предпринимателя. Если не было никакой деятельности, то не было и платежей. Государство старалось не обманывать народ. И народ это чувствовал.

Кроме того, мы произвели переоценку основных фондов и увеличили капитализацию экономики, выйдя на лидирующие позиции в мире. Крупный капитал заволновался, боясь оказаться в числе последних около выгодной кормушки. Но эта кормушка была выгодна и для нас, потому что предполагала прямые инвестиции в развитие экономики.

В этот же период началось освоение и необъятных просторов страны по проекту «Одноэтажная Богославия». Фермеры, производители продукции из дерева, сборщики и переработчики дикоросов, производители пушнины, рыбаки, дорожные рабочие, охотники, служащие лесной и природной охраны, скотоводы селились в удобных для них местах. Нужна земля? Бери. Нужно строиться? Вот тебе кредит. И началось освоение Богославии. Это будут многодетные семьи. На них не действует никакая моя медитация, потому что они озабочены не ненавистью, а страстью к созиданию и обустройству своей жизни.

Сказки о хорошей и вольной жизни растекаются по всему свету в мгновение ока. В наших посольствах и консульствах стояли очереди из наших соотечественников и иностранных граждан, желающих жить и работать у нас. Даже осужденные пожизненно подавали прошения об освобождении для работы в самых трудных условиях. И часть мы освобождали условно-досрочно до первого нарушения.

Иностранцам мы предоставляли гражданство на наших условиях и давали срок на интеграцию в наше общество, не запрещая им сохранять свою культуру и язык.

Тем, кто жил в Великой Богославии до ее распада, гражданство предоставлялось на льготных условиях.

Глава Внутренние проблемы страны решались как бы сами собой при небольшой корректировке со стороны власти. Были отменены запреты на использование гражданами государственного флага и герба. Любой человек мог ходить с флагом руках, где только ему вздумается, и никто не привлекал его к ответственности за глумление над национальным символом. Герб Богославии, двуглавый орел присутствовал во всем. Герб заменил японские кокарды на головных уборах военнослужащих, была гербовая посуда, знак герба наносился на одежду, на изделия промышленности. Он был везде, и был почитаем всеми гражданами нашей страны. Все дети и взрослые знали наш гимн и пели его с удовольствием. Во многих домах на флагштоке развевался флаг Богославии.

По данным разведки, в развитых зарубежных странах растет встревоженность ростом экономического потенциала Богославии.

Когда-то она была великой державой, но потом утратила свое влияние в мире, расколовшись на полтора десятка мелких государств, которые врассыпную бросились в объятия западного мира, да только там их никто не ждал, хотя все жаждали развала Богославии. Сама Богославия не развалилась. Пожалуй, она окрепла в борьбе с финансируемыми Западом сепаратистами.

В течение последних трех месяцев «заквазимодило» почти всю элиту отколовшихся от Богославии государств, особенно тех, кто расположен по побережью Балтийского моря, а так же бывших союзников по Варшавскому договору. В связи с этим страны так называемого старого Запада ввели ограничения въезда на их территорию новых союзников по военному блоку, созданному для противодействия Богославии. Все боялись распространения синдрома Квазимодо и у них.

Как нам стало известно, все научные и медицинские центры Запада получили срочное задание по изучению феномена синдрома Квазимодо и получения сыворотки по предотвращению его распространения. Насмешки над Богославией в качестве государства квазимод постепенно прекратились. Сейчас уже никто не называл нас Квазимодией.

Контрразведка и служба охраны представляли мне для прочтения детективные романы о готовившихся на меня покушениях и о том, что замыслы срывались на стадии их планирования или реализации в связи с резким обострением синдрома Квазимодо у исполнителей. Я видел фотографии этих людей. Скажу честно, мне их жалко. Куски скрюченного мяса, способные моргать глазами.

По цепочке наши контрразведчики выходили на заказчиков и получали неопровержимые данные об их антиправительственной деятельности.

Тот, кто думает, что к задержанным применяются пытки и избиения, как до моего президентства, тот сильно ошибается. Все милицейские держиморды стали квазимодами без надежды на выздоровление. Среди них и те держиморды, которые пытками добились генеральских погон. Под пытками человек способен оговорить и себя, и кого угодно. Если не способен к оперативной работе и легализации оперативной информации, лучше уходи, пока тебя не заквазимодило так, что место твое будет только в квазимотории.

Я ни разу не был в квазимотории, но слушал откровенные рассказы о них. Это примерно тоже, что и колумбарий, только ячейки побольше и в ячейках на воздушной подушке, чтобы не было пролежней, квазимоды с присоединенными трубками входящих и исходящих жидкостей. Висят в безвоздушном пространстве и глазами лупают. Родственники к ним приходят в родительский день, Радуницу, раз в год по вторникам, чтобы посмотреть на них, поплакать, рюмку водки выпить за упокой в квазимотории и до следующего родительского дня.

Глава Я почему так подробно рассказал о квазимотории? Как раз хотел поведать о том, как контрразведка выходила на заказчиков моего убийства. Пациенты квазимотрия не безнадежны. Они все могут вернуться в свое первоначальное состояние, если очистят свою душу от грязи. Но все ли на это способны? Не все. Ой, как не все.

Так вот. Схваченному с намертво зажатой в руках винтовкой квазимоде предлагается излечение ее путем облегчения души своей. У киллера нет ненависти к своей жертве. Обыкновенный бизнес. Как мясник на мясокомбинате. Дома он свою хрюшку гладит за ухом и умиляется до слез, а утром убивает этих хрюшек без счета и его фотография как передовика с броской надписью: «Убойщик 5-го разряда убойного цеха, ударник капиталистического труда». Киллеры, как правило, даже из числа ударников, предпочитают не афишировать свои физиономии.

Киллеру не с руки отвечать на все вопросы, поэтому контрразведчики поначалу обрезают намертво зажатую винтовку, выковыривают все детали, которые можно выковырять, не повредив тело киллера, потому что, чуть-чуть распрямившись, он сразу старается убить себя. Как скорпион. И ему задают самый простой вопрос:

– Ты хочешь стать нормальным человеком?

Следует моргание глазами – да!

И сразу некоторое облегчение в теле.

– Если ты ответишь на наши вопросы, ты снова станешь нормальным и мы будем держать тебя в такой тюрьме, где тебя никто не найдет. Кто заказчик убийства?

Как мне объясняли, главный вопрос ставится где-то ближе к концу допроса, но в данном случае он ставится первым. Не ответишь – останешься в квазимотории, и заказчик не преминет кончить тебя там.

Специально для еврочеловеков – в отношении хладнокровных убийц это гуманно. Будет гуманно лишить его жизни и без суда и следствия, только выяснив данные заказчика. Но в Богославии смертной казни нет. Есть тюрьмы и квазимотории.

Вчера была церемония вручения верительных грамот послами иностранных государств. Посол подходит, вручает верительную грамоту, мы обмениваемся рукопожатиями и фотографируемся с послом. Вот и вся церемония. Я вижу посла, он видит меня, я знаю, что есть представитель другого государства, к которому можно обратиться при необходимости срочного решения вопросов.

Во время церемонии видеокамеры беспристрастно запечатлели, как два посла не очень хорошо расположенных к Богославии государств на глазах у всех начали скрючиваться от судорог, так и не передав своих верительных грамот. Остальные были потрясены, но не потеряли человеческого облика.

Корреспонденты не без методической помощи нового директора службы безопасности дали характеристики скрюченных послов и политики их государств в отношении Богославии. Была вычислена и математическая закономерность, называемая прямой пропорцией: чем больше враждебность, тем больше квазимодство.

Первыми запаниковали парламенты, предлагая установить санитарный кордон между Богославией и остальным миром или подвергнуть Богославию атомной бомбардировке, чтобы устранить распространение квазивируса по всему миру.

Под щелканье фотокамер и фотовспышек бедняг парламентариев-ястребов уносили на носилках. Кое-кто из депутатов начинал корчиться прямо в зале на своем месте. Нормальные депутаты так и оставались нормальными людьми, не упускавшими возможности покритиковать Богославию по какому-либо вопросу.

Глава Свой первый государственный визит в качестве президента Богославии я совершил в страну, с которой мы дважды воевали в Мировых войнах.

Удивительно, но эта страна справилась с фашизмом намного быстрее, чем шла вся война. Конечно, фашисты никуда не делись, они просто дали подписку в том, что больше не будут проповедовать идеи национал-социализма. Как побежденную, эту страну обкромсали с юга, с востока и с северо-востока. Даже Богославии отломился жирный кусок, с которым она не знает что делать. И развивать его неудобно, анклав, отрезанный от собственно Богославии (такой же как Конфликтовань, де-факто принадлежащий исламскому Назыру, но исторически всегда бывший христианской территорией), и бросить жалко.

Тем не менее, бывший агрессор восстановился и в тех пределах, что осталось от него, и занял подобающее место в Европе.

Визит проходил по установленному регламенту и никого не квазимодило, даже старичков, которые приехали пообщаться с нашими ветеранами.

Конечно, богославские старички никогда не имели того, что имели и имеют ветераны этой страны, но это все зависло от марксистского руководства Богославии, которое старалось выровнять всех под одну линейку: народу одно, элите – другое и тот, кто перешагнет эту планку, тот встанет к стенке.

И сейчас они сидели группами с двух сторон, как бы в окопах, с интересом глядя друг на друга уже не через прицелы автоматов. Кто то еще помнил богославский язык, выученный в плену.

Встреча носила чисто символический характер, обозначая действительное окончание войны и отсутствие ненависти друг к другу.

В ходе встречи один на один с канцлером (встреча один на один это так говорят для журналистов, но на встрече присутствуют переводчики и протоколисты, не может быть такого, чтобы глава государства вел собственную политику) мы обговорили перспективы наших взаимоотношений и договорились о совместных действия по обеспечению европейской безопасности.

В коммюнике о переговорах было сказано, что мы достигли исторического прорыва в наших отношениях. У каждой страны есть «святая святых» в вопросах международных отношений и эти маленькие папочки тщательно хранятся даже самыми заклятыми друзьями, хотя их обнародование способно нанести ущерб не менее сильный, чем от военных действий.

Пресса, конечно, хорошо покаталась на косточках этого заявления, вспомнив такие же «прорывы» перед Первой и Второй мировыми войнами.

Одновременно, журналисты сообщили сенсацию о полосе заболевания синдромом Квазимодо жителей Польши. Как было установлено, полоса эта совпадала с курсом полета самолета нашей делегации. Но всех удивляло минимальное количество заболевших в стране посещения.

Нынешние пресс-конференции похожи на допрос с пристрастием. И искусством руководителя является полное и подробное освещение интересующего средства массовой информации вопросы, не затрагивая информации из особых папок.

Глава Мои домашние дела шли хорошо. Тыл был прикрыт. Росла дочка. Я не сторонник привлечения жен к работе мужа. Да и жена не рвалась на пост первой леди страны. Семейственность в политике не всегда хороша. Царям и императорам это было нужно, чтобы не пускать посторонних в семейный бизнес.

Все люди, занимающие самые высокие посты, периодически жалуются на то, что у них очень много работы, что они не могут полноценно отдохнуть, заняться любимым делом, уделить достаточного времени семье… Но никто из них не отказывается от этой должности и даже тогда, когда по Конституции приходит время передачи бремени власти, то начинаются игры, чтобы каким-то образом еще остаться у власти под предлогом того, что не успел реализовать то, что хотел. Глядя на верхи, точно так же делают и губернаторы регионов и так по цепочке якобы выборных должностей.

Некоторые люди за всю свою жизнь не успевают воплотить то, к чему они стремились. Похоже, что это только африканская и богославская манера избранным руководителям оставаться у власти пожизненно. Я так делать не буду. Скоро заканчивается первый срок.

Выборы будут проводиться на альтернативной основе и все партии смогут представить своих кандидатов, а я на этот период передаю власть премьер-министру, становлюсь таким же кандидатом, как и все, не имея никакого административного ресурса, разве что кроме полагающейся мне охраны.

Положение в стране тоже стало выправляться. Законы прямого действия и общественное влияние на выборное руководство преобразили Богославию.

Народ стал отвечать себя и за свою страну. Никто не писал президенту жалобу о том, что где-то тропинка на газоне портит вид, а калитка на заборе покосилась. Брали и делали. Мусор мимо урны кто то кинул. Брали нарушителя за шиворот и заставляли кинуть мусор в урну. Или собирали собрание жильцов района и требовали от властей сделать то, что нужно.

В наших ВУЗах стало обучаться много иностранных студентов, наши специалисты были нарасхват, но мало кто уезжал за границу.

Своих дел было невпроворот.

Со стороны международного сообщества стали высказываться претензии к Нобелевскому комитету об особом благоволении к Богославии.

И у нас появились стратегические автодороги. Настоящие автобаны. И даже вспомогательные дороги по качеству были ничем не хуже американских хайвеев.

А какие собственные автомашины стали производить в Богославии! За границей с руками отрывали сравнительно дешевые и надежные автомашины. Каждая машина имела имя собственное, которое стало прилипать и к маркам конкурирующих машин. Во время войны был гвардейский реактивный миномет «Катюша», позднее установка залпового огня «Буратино». А мы поставляли на внешний рынок седан «Филипп», хетчбек «Марина», универсал «Балтика», купе «Иван Грозный», кабриолет «Барыня».

Экологические курорты и маршруты экстремального туризма превратили Богославию в Мекку здорового отдыха. Респектабельные люди приезжали к нам, чтобы напиться в сиську, дать выход своей энергии, поломать мебель, разбить дорогую посуду, разбить венецианские зеркала, выбить окна, двери, обвалить балкон и в заключение получить кулаком в торец. И все оплачено. Причем, больше, чем оплачено, ему ничего не позволяется и если была заказана драка, то она состоится в любом случае и без всякой халтуры.

Потом он будет вспоминать всю жизнь, что он был в Богославии и отвел душу так, как не мог это сделать нигде.

Всего лишь за четыре года народ Богославии почувствовал себя людьми, имеющими вес в управлении государством, а не винтиками и щепками в руках слесарей и лесорубов. Чужого нам не надо, своего не отдадим. Ко всем с лаской, но всякую бестактность мы примечали и давали ей суровую отповедь.

А тут подошло время и получения приглашения от президента США посетить его страну с официальным визитом. У него заканчивался срок президентства и у меня. Так что, это будет просто визит вежливости без подписания каких-либо документов.

Я понимаю, почему так произошло. В Богославии осталось всего лишь десять процентов трудноизлечимых квазимод от всего населения. А в других странах число квазимод колеблется, то увеличиваясь, то уменьшаясь в зависимости от успехов в Богославии.

И совсем без квазимод жить не интересно.

Глава Встреча прошла на высшем уровне, как и положено по международному протоколу. Красная дорожка. Почетный караул.

Салют наций. Кортеж в сопровождении мотоциклистов. Приемы.

Встречи. И, наконец, беседа президентов за чашкой кофе.

– Алексей, – сказал мой коллега, – мы внимательно наблюдаем за Богославией и не можем не подивиться вашими успехами.

Послереволюционный энтузиазм ваших масс, поддерживаемый органами НКВД, привел к неплохим результатам индустриализации.

Но то, чего достигли вы за последние четыре года, просто уму непостижимо. По своему потенциалу вы обогнали всех конкурентов в Европе и приблизились к нам. Наши аналитики считают, что побудительным мотивом для вашей страны явился синдром Квазимодо. Что вы скажете по сделанными нами выводам?

– Соглашусь с вами, дорогой Крис, – сказал я. – Синдром проявляется только у плохих людей и излечение состоит в избавлении от худших свойств человека.

– Наши аналитики считают, что вы являетесь переносчиком вируса квазимодо, – сказал мой собеседник, – даже я как-то опасаюсь, а вдруг завтра вся Америка увидит, что у них президент квазимода.

– Знаете, коллега, – улыбнулся я, – нельзя ни в чем быть уверенным. Квазимодо живет в каждом человеке. Возможно, что я просто как проявитель в фотографии. На фотопленке вроде бы ничего нет, а полили проявителем и сразу начали прорисовываться изображения.

– Алексей, – спросил меня президент, – вы сможете сейчас поменять программу вашего пребывания в нашей в стране и уделить хотя бы три дня для поездки по Америке? Я хочу, чтобы квазимоды Америки проявились и наше общество перевоспитало их. Но это по очень большому секрету. Сегодня мы встречаемся на ужине у меня на ранчо. Нас будет всего четыре человека. Я с женой и вы со своей супругой. Покажите мне, в чем прелесть вашей богославской водки.

– Хорошо, Крис, – сказал я, – я останусь еще на три дня.

Начальники протокола согласуют программу пребывания. Водку и закуску для нее я привезу с собой.

После обеда на совещании с членами делегации я изложил просьбу американского президента, изложил свои опасения и предложил высказаться.

Большинство моих помощников высказались за продолжение визита:

– Пусть американцы посмотрят на себя стороны, увидят, какие у них есть квазимоды.

– Возможно, что это и есть тот прорыв в наших отношениях. Эх, заглянуть бы вперед, лет на сто, посмотреть, правильно ли мы делали?

Ужин двух президентов на ранчо прошел по-домашнему.

Татьяна приготовила все закуски для водки. Естественно, были у нее и квалифицированные помощники, разложившие все по маленьким тарелочкам и упаковав их в удобные коробки. Грибы – соленые рыжики и грузди, селедка в масле с колечками лука, сало соленое с чесноком, картофель отварной со сливочным маслом и зеленью.

Положив все на стол, Татьяна сказала:

– Никаких вин я пить не буду. Составлю компанию мужу и его коллеге.

Удивленно пожав плечами, жена хозяина ранчо приказала убрать со стола вино и фужеры.

После второй рюмки беседа пошла оживленно, благо все знали один язык – английский, а богославская водка облегчает понимание между людьми разных национальностей.

Один японский поэт по этому поводу написал достаточно знаменитые хокку:

Коньяк бочковой – Созиданье природы.

Но он не сближает народы.

Вот кактус растет И там гонят текилу.

И что она даст современному миру?

Вот скотское виски, Самогон на орехах.

И дружба народов в огромных прорехах.

И богославская водка, Чиста, как слеза.

И сразу сияют от дружбы глаза.

Все молятся Солнцу.

Все дети Природы.

За водкой сдружились народы.

Малоразговорчивая жена американского президента, мать четырех детей даже запела с нами после четвертого тоста:

Степь да степь кругооом, Путь далек лежит, В той степи глухой Зааамерзал ямщик.

Глава Трехдневная поездка вымотала и меня, и американского президента.

Перед моим отъездом в аэропорт Крис сказал мне:

– Сегодня объявляю себе выходной, а тебе приятного отдыха во время полета.

Пока я летел, американский президент выступил с обращением к нации, где рассказал, за счет чего так поднялась Богославия. Он просил, чтобы все внимательно отнеслись к людям, заболевшим синдромом Квазимодо и что единственное лекарство для них – исправление состояния души.

Как говорит старая богославская поговорка – что крестьяне, то и обезьяне, – со всех сторон с подачи американского президента посыпались приглашения посетить европейские страны с официальными визитами.

Для моей встречи в аэропорты стягивали как можно большее количество граждан, выплачивая им деньги за стояние вдоль улиц и участие в многотысячных митингах.

В Китае на меня не молились, но толпы людей бежали к тем улицам, по которым проезжал я, а власти издавали цитатники моих изречений.

Японцы организовали пошаговую телетрансляцию моего визита. Не было ни одного японца, который бы реально и виртуально не соприкоснулся со мной.

Индия засыпала меня цветами и песнями, толпы народа собирались там, где был я. Сотни телекамер нацеливались на меня, и я видел на мониторах крупным планом мои шевелящиеся губы для тех, кто совершенно не слышит.

В мусульманских странах я выступал перед теми, кто шел на хадж и камень Каабы призывно чернел вдали.

Все прекрасно знали, на что они идут, но визиты не отменяли.

В мире вспыхнула эпидемия синдрома Квазимодо. Но никто этой эпидемии не боялся. Заразы не было. Была злоба к ближнему и негатив к Богославии. Больше всех пострадали неугомонная Польша и ее соседи из трех Прибалтийских республик. Злоба к ближнему исцелялась убеждением и молитвой, а вот негатив к Богославии не вытравливался. Чем больше людей призывали к тому, что нужно забыть старые обиды и жить реалиями двадцать первого века, тем сильнее квазимодило бедных поляков. Но не всех. Половина поляков быстро встала на ноги и приняла нормальный человеческий облик.

Вторая половина упивалась своим квазисостоянием, говоря всем остальным:

– Смотрите, как мы страдаем за Речь Посполитую против окаянных богославов. Не забудем обид панских, и пока богославы не приползут к нам на коленях, повесив на шею привязанные веревкой ножны от их мечей, мы даже думать не будем о замирении с ними.

Сами поляки извинялись за них перед другими народами и выражали сочувствие своим квазимодам, надеясь, что проблески сознания вернутся и к ним.

Прибалтийские квазимоды шли дальше. В эсэсовских мундирах и в форме лесных братьев они ковыляли по улицам своих городов, поселков, деревень и исступленно кричали «Хайль Гитлер», позвякивая Рыцарскими и Железными крестами. Даже всегда толерантная к врагам Богославии европейская общественность кривилась при виде этих обезьян в мундирах с крестами.

Масла в огонь подлили прибалтийские средства массовой информации, вспомнив, что синдром Квазимодо пришел к ним из Богославии. Они как будто подстегнули мирных людей в своих странах, и число квазимод там стало расти в геометрической прогрессии.

Нам это было не в диковинку. У нас много своих квазимод из ура-патриотов и представителей тоталитарной партии, в свое время узурпировавшей право на истину, которая укладывалась в их идеологию.

Зато четко держались мусульмане. Их муллы и имамы говорили правоверным, что у каждого квазимоды, если он не прилагает усилий к исправлению себя, нос становится похожим на свиной пятачок. Но радикальные исламисты страдали точно так же как поляки, прибалты и коммунисты.

Ученые во всех лабораториях мира изучали клетки квазимод, чтобы выделить субстанцию для производства препарата, мазнув которым по руке человека можно сразу сказать, кто он такой по цветовой таблице окрашенного лекарства.

Глава Иногда мне казалось, что если бы не было синдрома Квазимодо, то нехорошие люди все равно бы проявили себя и понесли заслуженное наказание. Лет через триста, на том свете, может быть. А, с другой стороны, это даже лучше, что есть такой синдром.

– Ты знаешь, – сказала мне однажды Татьяна, – меня три раза так квазимодило, что я боялась выглядеть полной квазимодой, так я злилась на тебя.

– Каждый человек должен побыть в шкуре квазимоды, чтобы получить иммунитет от безвредной злобы, хотя такой и не бывает, – сказал я. – Просто человек начнет понимать, что злоба это не то качество, которое должно проявляться в общении с окружающим миром. Злоба и зло – вот две нематериальные субстанции, которые в руках человека могут материализоваться.

– А ты не думаешь, что синдром Квазимодо является нарушением права человека на частную жизнь? – спросила меня жена.

– Не понял? – сказал я немного удивленно. – Объясни, при чем синдром Квазимодо и частная жизнь?

– Чего же здесь непонятного? – сказала Татьяна как о чем-то, само собой разумеющемся. – Каждый человек имеет право держать свои мысли и намерения при себе. Любые.

– Ты хочешь сказать, – спросил я, – что если мы как-то без ведома человека установим его намерение взорвать портативный ядерный заряд во время футбольного матча на Олимпийских играх, то таким образом мы нарушим права террориста?

– Да, вы нарушите его права, – убежденно сказала Татьяна, – и никакой суд не примет во внимание ваши доводы и доказательства.

– Даже при том, что от его действий погибнет и пострадает миллион ни в чем не повинных граждан? – спросил я, внимательно глядя на Татьяну, пытаясь определить, то ли это временное помешательство, то ли в нее вселилась твердая позиция еврочеловеков.

– Да, – медленно сказала Татьяна, – стоит один раз нарушить права человека и пойдет цепная реакция.


– А ты не занималась подсчетом того, сколько раз на дню нарушают права людей борцы за права человека? – спросил я. – А если в государстве окажется вменяемый президент и он пошлет всех судей и борцов за права человека сообщать родственникам о гибели их близких людей, потому что они стойко стояли на страже прав человека, готовившего террористический акт? Сколько борцов за права человека и судей вернутся живыми после посещения неутешных родственников? И что дальше должен делать президент?

– А что еще может сделать президент? – растерянно спросила супруга.

– А он должен образовать военно-полевой суд и судить вас по законам военного времени, – отрезал я.

– И каким будет приговор? – раздался тихий вопрос.

– А вот этого я не знаю, – признался я.

Глава Когда в государстве порядок, работящий, сознательный и дисциплинированный народ, инициативные министры, то и президенту работать легче. Можно съездить отдохнуть на дачу на море в районе Кадкина ручья или недалеко от Богородска в маленькой деревеньке Бабариха домик с шестью сотками земли. Малину пособирать, с документами поработать, у озера с удочкой посидеть.

Давненько я этим не занимался.

Мне нужно было побыть в одиночестве, чтобы принять очень важное решение: идти или не идти на выборы на второй срок?

Закинув удочку в озеро, я сидел и думал о том, что же мне удалось достичь.

Мне удалось изменить Конституцию так, что никому не удастся остаться у власти более двух сроков вообще. Конституция даже запрещает проводить референдумы по этому вопросу. Сказано два срока и любой день пребывания в должности сверх этого срока считается преступлением против государства.

Я подтвердил требование Конституции о выборности глав регионов и наделении их большими полномочиями в решении местных вопросов. Зачем президенту и правительству лезть в вопросы ремонта садовых калиток, если есть местная власть.

Одновременно власть была приближена к народу. Народ, то есть избиратели, электорат стал иметь реальную возможность прекращения полномочий избранного ими должностного лица.

Сколько неразберихи было в этом вопросе, что до сих пор страсти еще не улеглись. Но так бывает и с ребенком, который только что научился ходить. Ребенок демократии уже почти научился ходить, и он сможет и дальше ходить без поводыря.

Демократия стала демократией без всяких определений, типа национальной, управляемой, ограниченной и тому подобное.

Демократия либо есть, либо ее нет.

И основным своим достижением я считаю возвращение доверия народа к власти.

Первое – отстранение олигархов от прямого влияния на власть.

Дополнительно мы ввели такие налоги на роскошь, что владелец золотого унитаза вылетал в трубу вместе с унитазом, освобождая место для другого предпринимателя.

Второе – мы почти на сто процентов обновили правоохранительную систему. Лишь единицы проверенных людей остались на должностях судей, прокуроров и полицейских начальников. Мы дали им положение, зарплаты и будущее, а уж они должны решать, пользоваться им этим или не пользоваться, исполняя задачу по охране и соблюдению законов. Одновременно мы разобрались с делами по воровству государственных средств и предательства наших интересов во время последних региональных войн.

Третье – мы уничтожили понятие номенклатуры и каждый человек получил равные возможности для того, чтобы стать любым должностным лицом вплоть до президента.

Сейчас наш народ не то бессловесное быдло, с которым можно делать что угодно, совершенно не опасаясь народной реакции. Люди, глотнувшие воздух свободы, стали немножко пьяны и могут по пьянке натворить такого, что утром ужаснутся от содеянного. Так вот, лучше не провоцировать подвыпившего человека.

Глава Тот, кто считает, что президенту на отдыхе дают отдохнуть, глубоко заблуждается. Носимый ядерный чемоданчик все время поблизости. Мобильный пункт правительственной связи тоже рядышком. Только-только начинает клевать в обыкновенном, а не «заряженном» всеми породами рыбы озере, как из кустов выходит помощник с белой трубкой:

– Алексей Алексеевич, премьер-министр.

Безотлагательная информация и никуда не денешься. От этого звонка зависит если не судьба всего государства, то уж, во всяком случае, части всего мира. Как в американских фильмах герой говорит, что он идет спасать мир. И нам тоже частенько приходится спасать мир от дураков, которым дали в руки стеклянный, как его, подсвечник. А они размахивают им как дубиной, совершенно не думая о последствиях.

Я знаю, что есть любители приключений. Они как барон Мюнхгаузен готовы каждый день с девяти до десяти часов совершать подвиг. Но жизнь должна быть ровной и спокойной. Как работа мотора. Ухаживай за ним, подбавляй горючее, масло, проводи небольшую регулировку и он будет работать вечно.

Я по натуре не президент. Мне достаточно своего мира и чтобы в этот мир никто не совал свой нос, если я это не позволю. Вот это, пожалуй, высшее достижение человеческого развития, когда люди живут все вместе, но каждый в то же время живет своим отдельным миром.

Сегодня вечером я проведу еще одно мероприятие и тогда уже точно решу, как мне быть: идти на второй срок или нет.

Вечером я сказал жене, что буду всю ночь работать с документами и попросил меня не беспокоить. Такую же просьбу я передал и своему помощнику.

– Если не начнется атомной войны, то меня ночью не беспокоить, – сказал я.

В десять часов вечера, или, как говорят военные, в двадцать два часа я закрыл свой кабинет и подошел к своему сундуку. Там лежали одеяло, подушка, простыня для того, чтобы застелить диван, если я буду работать очень поздно. В принципе, в диване есть тоже место для постельных принадлежностей, просто я заполнял чем-то свой сундук, чтобы было меньше вопросов у всех, которые считали моим чудачеством таскание сундука за собой даже в зарубежные поездки.


Я знаю, что сундук является объектом серьезнейших исследований различных НИИ, и я знаю, что от сундука отколупнули десятка полтора кусочков дерева для исследований.

Все началось с Германии. Вещи руководителей государств досмотру и проверке не подлежат. Немецкий таможенник, увидев сие произведение мастеров позапрошлого века, не удержался и спросил:

– Майне херрен, а что это такое?

– Это шкатулка для личных вещей президента, – ответили ему.

В этот же день фотография сундука облетела весь интернет. Как преподносилась эта новость, я рассказывать не буду, но от души смеялся над некоторыми рассказами о сундуке и с удовольствием смотрел анимированный фильм о том, что находится в этом сундуке.

Все по типу детского стишка о том, как дама сдавала в багаж саквояж, картину, корзину, картонку и маленькую собачонку. Кроме этого там был такой ворох вещей, как из бездонной бочки.

Так вот, на крышке этого сундука я и сидел, представляя, что же я могу увидеть там.

Глава В двадцать три часа я открыл крышку сундука и сел внутри него. Посмотрев на виднеющиеся огоньки в окне кабинета, я закрыл крышку сундука. Внезапно яркий свет ослепил меня, а звук гудка далекого корабля заставил вздрогнуть. Вдали виднелось и плескалось море и какой-то корабль светил мощным прожектором.

Я стоял на крыльце двухэтажного домика и курил сигарету.

Дым и вкус табака приятный, название богославское – Казбек. Ничего себе. Раньше это были сравнительно дорогие папиросы, а сейчас сигареты с длинным фильтром.

Недалеко от крыльца стояла беседка. Двери в домик большие, двухстворчатые и с толстыми полированными стеклами. Вдоль асфальтированных дорожек росли огромные кипарисы, между которыми стояли разноцветные светильники. Вдалеке со щелканьем летали светлячки.

– Интересно, – подумал я, – я же был на озере недалеко от Богородска, как же это меня перенесло на побережье? И что-то я не припоминаю, этого места.

Я бросил сигарету в урну и вошел в дверь.

Мужчина лет тридцати, по одежде и по поведению – охранник, кивнул мне головой. Куда идти и кто я здесь, совершенно непонятно.

– Все в порядке? – спросил я для проформы.

– Так точно, товарищ президент, – отчеканил охранник.

– Проводите меня до кабинета, – попросил я, – какая-то усталость навалилась.

Охранник что-то прошептал в сторону левого уголка рубашки и подхватил меня под руку, помогая подняться по ковровой лестнице на второй этаж.

На втором этаже навстречу мне несся человек с испуганными глазами. Он схватил меня за руку и стал щупать пульс. Затем мы вошли в комнату, в которой стоял большой письменный стол с настольной лампой с зеленым абажуром, большой кожаный диван и знакомый сундук в нише.

Человек, от которого слегка пахло лекарствами, взял мою левую руку и надел на средний палец какое-то толстое и эластичное кольцо.

Кольцо внезапно раздулось и сильно сжало мой палец, затем послышалось негромкое шипение и кольцо стало ослаблять свою хватку.

– Давление нормальное, Алексей Алексеевич, – сказал доктор, снимая кольцо с моего пальца. – Вам нужно перестать курить эти ужасные сигареты и соблюдать режим работы. Сейчас я разгоню ваших помощников, и вы выступите с посланием к народу Богославии экспромтом, и выступление будет самым лучшим, – улыбнулся он.

– Хорошо, доктор, – согласился я, – я только взгляну на исправленный текст и лягу спать.

Доктор ушел, а в кабинет вошли три человека.

– Алексей Алексеевич, – сказали они чуть ли не хором, – вот обновленный текст доклада. Мы ждем в соседней комнате.

И они вышли.

Я взял бумаги и скал читать.

Глава – Уважаемые граждане Богославии! Сограждане, – начал я читать вслух. – Сегодня, в 50-ю годовщину моего избрания президентом Богославии я, по многолетней традиции, должен дать вам отчет о проделанной работе… Я читал и не верил своим глазам. Это что же, я переместился на сорок шесть лет вперед и все еще президент? Уму непостижимо. И это даже невообразимо. Мы же не в азиатской стране, где пожизненное президентство является нормой азиатской демократии. Добрался до власти, переломал кости оппонентам и все граждане во избежание еще больших ломок все как один, единогласно, избирают этого человека пожизненным президентом. Можно и подемократить, выберешь другого, а вдруг он еще хуже окажется? Пусть уж лучше этот гад правит.

Судя по докладу, я числюсь в числе хороших президентов. Или это партия моя меня так красит? Не человек красит партию, а партия красит человека. Любого паразита можно покрасить розовой краской, и он будет как ангелочек, можно и голос разными там хирургическими приемами сделать потоньше и поласковее.

По уровню антикоррупционности мы на третьем месте в мире.

По свободе слова и свободе прессы – на пятом. Третье – по использованию передовых информационных и коммуникационных технологий. 3-е место по числу сотовых абонентов. 2-е место по числу пользователей Интернета. 72 место в мире по числу самоубийств. 134 е место по числу курящих детей. 4 место в мире по продолжительности жизни. 32-е – по количеству заключенных на человек. 6-е место по объему золота, находящегося в государственном резерве. 1-е место в мире по числу миллиардеров. 5-е место по уровню жизни. И то, что Богославия уничтожила знак равенства между милицией, преступностью и прокуратурой.

Там еще было немало позиций, по положению Богославии в современном мире. Результаты, я скажу, хорошие. За такую страну и погордиться не зазорно.

В конце доклада было написано дословно так:

– Граждане Богославии. Я сделал все, что было в моих силах.

Стабильность в нашей стране обеспечена. Возможность повторения коммунизма и фашизма исключена. Поэтому я и обращаюсь с просьбой не поддерживать мою кандидатуру на следующих президентских выборах. Выберите себе достойного кандидата и испытайте в жизни хоть какие-то изменения. Выдавите из себя последние капли ленинизма и сталинизма. Больше не будет массовых репрессий и подавления личности. Живите свободно!

Как будто я написал то, о чем думал всегда и, наконец, пришло время, когда мысли мои материализовались. Верили ли мы в это?

Верили ли наши граждане в то, что такое время придет? Убежден, что не верили. Им столько раз рассказывали такие красивые сказки, которые так и оставались сказками, что в них просто никто не стал верить. А тут на тебе… В дверь кто-то постучал.

Я повернул голову и увидел фигуру человека лет тридцати с несколькими листами бумаги в руках.

Он подошел и положил листы передо мной.

Я стал читать, и с каждым словом изумлялся больше и больше.

Глава Контракт. Мы, нижеподписавшиеся: Люций Фер с одной стороны и Люций Ал с другой стороны, именуемые договаривающиеся стороны, заключили настоящий контракт в том, что одна сторона продает свою душу, а другая сторона покупает эту душу за исполнение всех желаний продающей стороны. Подписи сторон. Завитушка Люций Фера и моя подпись.

– Что, Алексей Алексеевич, не узнаете? – сказал человек, и я узнал Люция Фера. Он нисколько не изменился. Я тоже не так сильно изменился, но все равно уже выглядел старше пятидесяти лет, хотя мне шел уже девятый десяток.

– Сейчас узнаю, – сказал я, – только я думал, что наши договоренности забыты обеими сторонами и я свободный от всех обязательств человек.

– Это вы зря о нас так плохо думаете, – улыбнулся мой старый знакомец, – мы никогда и ничего не забываем и своих друзей не бросаем.

– А чего же полвека не появлялись и даже не напоминали о себе? – как бы обиженно спросил я.

– Наказать вас хотел, вот и не появлялся, – усмехнулся Люций Фер.

– Чем это вы меня наказать хотели и за что? – не понял я.

– Да не вас лично, а все человечество за грехи ваши неисчислимые, – голос Люция Фера звучал хитро, да за всякой хитростью часто кроется коварство.

– В вашей епархии все грехи большой доблестью считаются, нас не наказывать надо, а награждать нужно, – улыбнулся я.

– Вот я и наградил вас синдромом Квазимодо, – серьезно сказал «адвокат». – Я ведь не всегда был земным начальником, был я и в верхах, рядом с небожителями сидел, чай-водку пил, беседы разные вел и все плохие дела у нас грехами почитались, так вот я и не отвык от этого. Самого за грехи большие из номенклатуры поперли, вот я на вас зло и сорвал, думал, что вскоре вы все будете квазимодами. А вы и ваша Богославия, сначала согнулась, а потом распрямилась. А я поэкспериментировал с вами славно.

– То есть как, поэкспериментировал? – не понял я.

– Сначала я заключил контракт с Чингисханом, потом с Наполеоном, а потом с Гитлером, – сказал Люций Фер, – и конечная цель у всех была Богославия.

– Это получается, что Богославия в их лице победила тебя, Люция Фера? – удивленно спросил я.

– Меня никто не может победить, – торжественно сказал мой собеседник, – они получили заслуженное наказание, потому что стали считать себя равными мне. А мне равных нет. Ты хочешь быть равным мне?

– А для чего мне это? – спросил я. – Я человек, все человеческое мне не чуждо и я хотел бы сделать предложение о разрыве нашего контракта.

– Алексей Алексеевич, – сказал Люций Фер, – неужели вы до сих пор не поняли, что разрыв контракта невозможен. У нас вход – рупь, выход – три. И я еще не закончил эксперимент с вами.

– Какой еще эксперимент, – не сдержал я своего недовольства, – что я вам, подопытный кролик? Я сам прекращу этот эксперимент – буду считать себя равным вам – и конец вашему эксперименту.

– Не говорите того, что вам совершенно не свойственно, – как то грустно улыбнулся Люций Фер, – мой эксперимент оказался удачным. Сколько я не насылал гадостей на вас, вы все преодолели.

Ожидайте того, что скоро на Генеральной Ассамблее ООН будет принята концепция мирового правительства и вам предложат в нем должность председателя Совета премьер-министров. Можете сразу принимать это предложение или вернетесь в свое время и обдумаете эту мысль?

– Но я этого не хочу, – запротестовал я, – мало мне забот с Богославией, так еще принимать на себя заботы о других государствах? Нет!

Я махнул рукой и столкнул со стола папиросницу из полированного капа-корня. Коробка острым углом ударила меня по ноге, и от резкой боли у меня потемнело в глазах. Я махнул рукой и почувствовал близкую крышу над головой. Нажав рукой, я открыл крышку сундука и меня ослепил свет ночных фонарей, светивших в окно кабинета.

– Что это, приснилось или было на самом деле, – подумал я, – но завтра с утра я сделаю официальное заявление о том, что больше не буду выдвигать свою кандидатуру на президентские выборы. Хватит экспериментов со мной.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.