авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Содержание Дорогие авторы и читатели! Автор: В. ТРАВКИН................................................ 1 Сотрудничество в рамках BRICS в интересах модернизации российской ...»

-- [ Страница 3 ] --

А в 1975 г., как вспоминает Энрике, он принимает решение о тайном проникновении в Чили. Ему была оказана (при моем участии) помощь в изменении внешности (значительно сбавляет вес, меняет прическу, очки - на линзы для смены цвета глаз, сбривает бороду) и изготовлении необходимых документов. Операция по возвращению политического изгнанника на родину прошла успешно благодаря усилиям команды наших специалистов во главе с незабываемым "кудесником" в этих делах Иваном Колю-кой, моим близким другом по Международному отделу ЦК КПСС, скон стр. чавшемуся в мае 1985 г. В октябре 1975 г. Энрике самолетом из Лимы прибыл в Чили и, находясь в Сантьяго, действовал в подполье до 1977 г.

В 1977 г. Энрике возвращается в Европу и при содействии Клодомиро Альмейды его принимают в ГДР как представителя МОК за рубежом. В 1980 - 1981 гг. он живет в Риме и испытывает влияние еврокоммунизма, выразителем которого был лидер итальянской компартии Энрико Берлингуэр. К этому добавляется воздействие оппозиционного коммунистам польского движения "Солидарность". Энрике неоднократно выезжал в Варшаву, демонстрируя сочувствие акциям "Солидарности". А в Берлине выражал члену Политбюро ЦК СЕПГ Герману Аксену осуждение советского вторжения в Афганистан.

По воспоминаниям самого Энрике, мы обсуждали с ним "бунт польских профсоюзов" на нашей спецквартире на Кутузовском проспекте в Москве. После "польского кризиса" он отдалился от КПСС, хотя впоследствии с большой надеждой следил за деятельностью Горбачева.

В 1981 г. Энрике снова нелегально отправляется в Чили и остается там подпольно до г., когда получает разрешение на возвращение. Он восстанавливает свои прежние связи и устанавливает новые контакты, в частности, в профсоюзном движении, сыгравшем важнейшую роль в массовых Днях национального протеста. Энрике прилагает усилия для установления отношений доверия между левыми силами и PDC, а в 1988 г. становится координатором движения за "НЕТ" на плебисците.

После победы на плебисците Энрике старается добиться выдвижения Патрисио Эйлвина кандидатом "Коалиции партий за демократию" на президентских выборах 1989 г.

Находившийся в тот момент в тюрьме генсек соцпартии Альмейда, которого он считал своим "политическим отцом", также поддерживает Эйлвина. Это решило дело в пользу последнего. Избранный президент назначил Корреа министром-генеральным секретарем своего правительства.

Покинув этот пост в 1994 г., Энрике одно время работает директором Латиноамериканского факультета социальных наук (Facultad Latinoamericana de Ciencias Sociales, FLACSO) и начинает создавать свою консультационную фирму, сначала "Correa y Correa Consultores", а потом "Imagination Consultores", ставшую процветающим и влиятельным учреждением, клиентами которого являются крупнейшие чилийские предприятия, фирмы, банки, пенсионные фонды, иностранные фирмы и деятели, среди последних - избранный в 2011 г. президентом Перу Ольянта Умала.

Не могу не высказать глубочайшую признательность Энрике за помощь в составлении этих записок о наших отношениях и его незаурядной деятельности. Он ответил на множество моих вопросов, разъяснил и уточнил сведения о себе, содержащиеся в различных публикациях. Ознакомившись с моими воспоминаниями, одобрил их и даже поздравил с удачей, что приятно.

Когда Энрике узнал о моей готовившейся поездке в Чили осенью 2012 г., он сразу же откликнулся и высказал намерение взять на себя расходы по моему пребыванию и участию в программе визита. Как я и ожидал, его желание помочь не было формальным.

Он встретил нас с сыном в аэропорту. И, хотя из-за его занятости не получилось пообщаться в его офисе, постоянно уделял мне внимание и шел навстречу моим просьбам.

Энрике подготовил посещение облюбованного мной в предыдущей поездке и покорившего стр. своей очаровательной природой района вокруг озера Вильярика с одноименным городом и вулканом со снежными лыжными трассами. К сожалению, из-за моего самочувствия на этот раз замысел сорвался. Зато сотрудники офиса Энрике прислали водителя Марсело Галаса, который доставил меня в новый офис его фирмы. А сам Энрике, оправившись от временного недомогания, навестил меня в гостинице, чтобы рассказать о положении в Чили, расспросить о российских делах и попрощаться.

В вынесенных на суд читателей моих записках рассказывается о людях, с которыми меня свели дела, связанные с отношениями между нашими странами, более 50 лет работы, позволившей узнать незаурядных деятелей Чили, внесших ощутимый вклад в развитие своей родины по демократическому пути и в мою собственную судьбу. Бесконечно им за это благодарен.

Выражаю особую признательность Институту продвинутых исследований Университета Сантьяго-де-Чили (IDEA) и Фонду научных и технологических исследований Чили (INDECYT) за то, что они сделали возможной мою поездку в Чили в октябре 2012 г., а также помогли встретиться со здравствующими и упоминаемыми здесь чилийскими друзьями-товарищами.

ПРИМЕЧАНИЯ O. Millas. Memorias 1957 - 1991. Una disgresion. La Alborada democratica en Chile.

Santiago, 1996, p. 115.

Op. cit., p. 114.

Op. cit, p. 115.

Ibidem.

education.pcchile.cl/cuadernos/Librpc.pdf L. Corvalan. De lo vivido y lo peleado. Memorias. Santiago, 1997, p. 318.

Москва, февраль 2013 г.

стр. Колумбия: мирный процесс и перспективы урегулирования Заглавие статьи вооруженного конфликта Автор(ы) З. В. ИВАНОВСКИЙ Источник Латинская Америка, № 4, Апрель 2013, C. 63- ДИСКУССИИ, ОБСУЖДЕНИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 26.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Колумбия: мирный процесс и перспективы урегулирования вооруженного конфликта Автор: З. В. ИВАНОВСКИЙ О. Н. ДОКУЧАЕВА, канд. ист. наук, доцент исторического факультета МГУ им. М.

В. Ломоносова Возобновившиеся мирные переговоры между правительством Колумбии и FARC порождают надежду на прекращение внутреннего вооруженного конфликта, который терзает страну уже почти полвека. Тем не менее начавшийся диалог вызывает множество вопросов. Прежде всего потому, что переговоры между противоборствующими сторонами, неоднократно проводившиеся в прошлом, никогда не давали положительных результатов. Первая серьезная, но в целом неудачная попытка договориться с FARC была предпринята президентом Белисарио Бетанкуром (1982 - 1986). А самым масштабным и все же провальным для государства стал мирный процесс, инициированный президентом Пастраной. По требованию FARC правительство в качестве жеста доброй воли предоставило организации демилитаризованную зону, которая фактически стала опорной базой повстанцев. Все это способствовало усилению герильи. Существенно ослабить FARC удалось в гиды президентства Урибе, сделавшего ставку на военные методы, уничтожение незаконных вооруженных формирований и отказ от любых переговоров с ними.

Власти Колумбии, США и Евросоюза относят FARC к числу террористических организаций. Их справедливо считают ответственными за многочисленные теракты, убийства политиков, похищения людей с целью выкупа, а также за связи с наркоторговлей. Подтверждающие эти обвинения факты приводятся как в СМИ, так и в многочисленных научных исследованиях, например, в трудах известного в Колумбии французского социолога Даниэля Пеко. Траектория развития этого повстанческого движения, созданного в 1964 г. и выступавшего за аграрную реформу в интересах простого народа, оказалась весьма извилистой. Связи с наркобизнесом и похищения людей ставят под сомнение целесообразность ведения переговоров с FARC.

Окончание отчета о "круглом столе" в ИЛА. Начало см.: Латинская Америка, 2013, N 3.

стр. Несомненно, что FARC выгодно участвовать в переговорах с правительством Сантоса.

Во-первых, это свидетельствует о признании повстанцев субъектом конфликта, а, во вторых, предоставляет им трибуну для пропаганды своих взглядов, что неизбежно создает иллюзию легитимности FARC как политической силы, взаимодействующей с правительством на равных.

Несмотря на разницу мнений, характерных для различных социальных групп в Колумбии, можно с уверенностью говорить о том, что правительство представляет на переговорах интересы страны в целом или, во всяком случае, большинства ее населения. Повстанцы же, хотя и позиционируют себя в качестве защитников народа, на деле преследуют исключительно собственные экономические и политические цели. И если сегодня 60% колумбийцев, участвующих в соцопросах, высказываются за мирное урегулирование конфликта, то это свидетельствует не столько об их активной поддержке переговоров с FARC как таковыми, сколько о том, что граждане предпочитают мирное, а не военное решение проблемы.

Вызывает удивление обстановка особой секретности, в которой проходила подготовка к переговорам. Диалог стартовал в октябре 2012 г. после конфиденциальных встреч на Кубе колумбийского и кубинского руководства. Активность стран Боливарийского альянса для народов нашей Америки (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra America, ALBA) в качестве помощников в переговорах неслучайна и преследует различные цели:

поддержать FARC, улучшить имидж колумбийских повстанцев, а также поднять свой собственный политический вес в регионе. С другой стороны, неожиданная готовность колумбийского правительства к сотрудничеству с леворадикальными режимами Кубы и Венесуэлы в вопросе переговоров заметно влияет и на обстановку в самой Колумбии. В апреле 2012 г. там была создана новая левая партия Патриотический марш (Marcha Patriotica, MP), выступающая за скорейшее прекращение вооруженного конфликта и консолидацию всех левых сил на общенациональном уровне.

В августе 2012 г., спустя полгода после начала предварительных встреч, было достигнуто "Общее соглашение о завершении конфликта и установлении длительного и прочного мира", включающее пять пунктов для обсуждения на переговорах: решение аграрного вопроса, демобилизация FARC, включение бывших повстанцев в политическую жизнь, преодоление проблемы наркотрафика, помощь жертвам вооруженного конфликта.

Спрашивается: если одна разработка программы переговоров заняла полгода, сколько времени понадобится, чтобы обсудить все эти проблемы и прийти к консенсусу? Тем более, что заявленные в программе темы чрезвычайно сложны, а позиции сторон прямо противоположны.

Переговоры о мире официально начались в Норвегии, а с ноября 2012 г. были продолжены в Гаване. Судя по весьма ограниченной информации, члены FARC в ходе диалога неоднократно заявляли, что отвергают немедленное заключение мира, и пытались превратить переговоры в площадку для политических дискуссий. Подобное поведение неоднократно наблюдалось в прошлые годы и характеризует обычный переговорный стиль бое стр. виков. Тем не менее в начале декабря 2012 г. Сантос заявил, что переговоры о мире должны завершиться не позднее ноября 2013 г. Хотелось бы верить, что это возможно.

Ведь на самом деле главными условиями преодоления конфликта являются разоружение повстанцев и их полная демобилизация. Времени на это нужно немного - вопрос лишь в том, ценой каких компромиссов правительство сумеет убедить FARC пойти на это.

Э. С. ДАБАГЯН, канд. ист. наук, ведущий научный сотрудник ИЛА РАН Прежде всего хотелось бы поблагодарить зарубежных коллег за содержательные доклады и плодотворный обмен мнениями. На наш взгляд, методологически правильным будет рассматривать нынешний процесс в сопоставлении с "Планом мира", предложенным в свое время президентом Пастраной, и последующими усилиями администрации Урибе. В таком случае в этот контекст органически вписались бы и возобновившиеся попытки добиться урегулирования 50-летнего вооруженного противостояния, нанесшего колоссальный материальный и моральный ущерб обществу и повлекшего гибель сотен тысяч людей.

Сантос как преемник Урибе, придя к власти, обещал продолжить курс на достижение демократической безопасности, но, скрупулезно выполняя взятые на себя обязательства, пошел дальше. С ведома кубинских властей Сантос наладил конфиденциальные контакты с верхушкой FARC, зондируя вопрос о возможности проведения очередного этапа переговоров и их предварительных условий. До объявления о встрече в Осло информация держалась в строгом секрете. Параллельно под будущие переговоры подводился солидный фундамент в виде двух документов, которые З. В. Ивановский проанализировал в работе "Колумбия: обнадеживающие перемены", вышедшей в 2011 г. Это, прежде всего, Закон о жертвах, предусматривающий денежную компенсацию пострадавшим от конфликта, включая партизан, членов незаконных формирований правого толка и представителей силовых структур, - всего около 4 млн. человек. Во-вторых, это Закон о земле, аннулирующий право собственности на угодья, полученные незаконным путем, и устраняющий юридические препятствия для возвращения земель их прежним и законным владельцам. Как известно, многие землевладельцы были вынуждены бросить или продать за бесценок участки общей площадью до 6 млн. га и переселиться в пояса нищеты вокруг крупных городов.

Тем не менее начало переговоров не означало прекращения военных операций со стороны властей. Кроме того, не предполагалось создавать, как раньше, так называемые демилитаризованные зоны, которые повстанцы использовали для отдыха и тренировок.

Специалистов, наблюдающих за ходом переговоров, можно условно разделить на умеренных оптимистов и абсолютных пессимистов. К примеру, политолог Альфредо Ранхель, возглавляющий фонд "Безопасность и демократия" и много лет занимающийся проблемой вооруженного конфликта в Колумбии, утверждает, что шансов на успешный исход диалога стр. нет: с одной стороны, из-за высокомерия и чрезмерных претензий партизан, которые все никак не решатся прекратить вооруженную борьбу, а с другой - из-за наивности представителей правительства на переговорах, не учитывающих опыт прошлого. По мнению эксперта, повстанцы, как и прежде, используют диалог в целях усиления собственных позиций. Переговоры способствовали политическому признанию FARC.

Отсюда - пессимистический прогноз Ранхеля: партизаны будут заинтересованы в серьезном и конструктивном диалоге только в случае их крайнего ослабления. А нынешний диалог неизбежно обречен на провал.

Будучи умеренным оптимистом, позволю напомнить, что консультации стартовали в Гаване еще в феврале 2012 г. и завершились подписанием в августе рамочного Генерального соглашения о прекращении конфликта и построении стабильного и прочного мира. Документ стал своего рода "дорожной картой", послужившей ориентиром для представителей противоборствующих сторон, продолживших диалог в Осло. В состав правительственной делегации, помимо силовиков, входят гражданские лица, а именно видные деятели правозащитного движения, такие, как Серхио Харамильо и Франк Перл, а также представитель предпринимательского сообщества Луис Карлос Вильегас. Тем самым соблюден разумный баланс.

Если обратить внимание на косвенные признаки, создается впечатление, что часть партизанского руководства пытается найти выход, при котором можно минимизировать потерю престижа. Разумеется, есть и те, кто рассматривают участие в переговорном процессе как неплохую возможность для пропаганды своих убеждений, но их позиции ослабляет тот факт, что переговоры ведутся в закрытом режиме. При этом я не разделяю точку зрения тех, кто полагает, что и для Сантоса по большому счету все происходящее лишь PR-акция. Убежден, что он относится к переговорам ответственно, отдавая себе отчет в наличии на этом тернистом пути множества серьезных, порой непредсказуемых трудностей и препятствий. Президент не обольщается и осознает, что подписание заключительного акта не означало бы завершение процесса, а стало бы лишь важной вехой на пути достижения мира. Подобное видение находит поддержку в обществе:

рейтинг Сантоса уже возрос на 18 пунктов, достигнув в сентябре 2012 г. 63%.

Теперь несколько слов о роли так называемых гарантов, хотя их статус весьма размыт.

Норвегия имеет большой положительный опыт подобного рода деятельности. Логично подключение к процессу и представителей Кубы: страна, много лет оказывавшая повстанцам материальную и моральную поддержку, не должна оставаться в стороне.

Думаю, кубинским правительством движут вполне искренние побуждения. Подвижки в его позиции продиктованы серьезными внутренними преобразованиями. Рауль Кастро, в отличие от брата Фиделя, не идеолог, а прагматик, понимающий, что прежний курс нуждается в определенном реформировании, отсюда и меры по экономической либерализации.

Вместе с тем массу вопросов вызывает участие в мирном процессе представителей Венесуэлы. Разумеется, Сантос придерживается опреде стр. ленной логики: он стремится к смягчению напряженности в отношениях с соседним государством, которые при его предшественнике были серьезно осложнены непримиримыми идеологическими разногласиями с У. Чавесом. Правда, и Урибе в свое время попал под влияние венесуэльского лидера, согласившись предоставить ему роль посредника, которую тот использовал для укрепления своего пошатнувшегося имиджа.

Зная непредсказуемость Чавеса, нельзя исключать неожиданностей, но в последнее время он многократно призывал FARC освободить заложников, отказаться от вооруженной борьбы и перейти к парламентским методам. Тем не менее трудно поверить в искренность этих заявлений, понимая, что нынешнее венесуэльское руководство изначально считало колумбийских повстанцев истинными патриотами, сражающимися за построение справедливого общества.

Некоторые специалисты полагают, что Сантос в случае успешной реализации своих планов надеется на получение Нобелевской премии мира. Подобное уже случалось: в г. этой награды удостоился тогдашний президент Коста-Рики Оскар Ариас (1986 - 1990, 2006 - 2010) за вклад в урегулирование центральноамериканского конфликта. И все же, на мой взгляд, стратегия президента Колумбии ориентирована, в первую очередь, на продление мандата на выборах 2014 г., и она не зависит от итогов переговоров. При этом повторю, что я сохраняю изрядную долю оптимизма, одновременно понимая, насколько тернист путь к миру в обществе, где насилие долгие годы было нормой жизни.

А. В. ХАРЛАМЕНКО, канд. филос. наук, руководитель Центра научной информации ИЛА РАН Учитывая негативный исторический опыт Колумбии - затяжной конфликт последнего полувека и провал нескольких попыток переговоров, - понятно, что многие смотрят на нынешний мирный процесс пессимистично: мол, раньше не удалось договориться о мире и теперь не удастся. Да и о чем вообще можно разговаривать с террористами? При таком подходе неудивительно, что многие считают переговоры имитацией.

Но так ли обстоит дело сегодня? Не упускаем ли мы из виду изменившиеся условия, внутренние и международные? Рассмотрим некоторые важные факторы.

Последствия происходящих в Колумбии процессов зачастую проявляются далеко за пределами этой страны. В свою очередь ход внутренних событий во многом зависит от регионального и глобального контекстов. В самом деле: зачем США нужны были "План Колумбия" и военные базы в этой стране? Неужели только для борьбы с наркотрафиком и с не столь уж многочисленными партизанами? Здесь, думаю, следует учитывать нефтяные ресурсы Колумбии, ее ключевую роль в андском субрегионе, географическую близость страны к Панамскому каналу.

Не углубляясь в историю, выскажу предположение, что судьба предыдущих мирных переговоров в Колумбии определялась далеко не только стр. внутриполитическими факторами. Переговоры 1984 - 1990 гг. были тесно связаны с попытками урегулировать центральноамериканский конфликт, а переговоры 1998 - гг. - с началом "левого поворота" в регионе. И те, и другие были сорваны во многом потому, что резко и неблагоприятно изменялись международные условия: в первом случае произошел слом биполярного мира эпохи холодной войны, во втором - теракт 11 сентября 2001 г.

Ныне международный фон иной. За последние годы Латинская Америка набрала политический вес в мире, теперь латиноамериканские правительства способны самостоятельно улаживать межгосударственные и внутриполитические конфликты в регионе. Здесь особенно показательны активность Союза южноамериканских наций (Union de Naciones Suramericanas, Unasur) и создание Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (Comunidad de Estados Latinoamericanos y Caribenos, CELAC), свидетельствующие о дальнейшей региональной экономической интеграции, сближение Общего рынка стран Южной Америки (Mercado Comun del Sur, Mercosur) и ALBA. Полноценное участие в региональной интеграции, без которого эффективное развитие становится уже невозможным, требует от каждой страны адаптации к общерегиональному контексту.

Колумбия - не исключение. Думаю, что нынешние региональные условия побуждают обе противоборствующие стороны положить конец насилию и террору, продолжающемуся здесь дольше, чем в любой стране Западного полушария. Во всей Латинской Америке, кроме Перу и Колумбии, "декриминализация" партизанских армий и интеграция их участников в легальную политическую борьбу уже состоялись. Позволю себе напомнить о факте, который часто не принимают во внимание или о котором умалчивают: во многих столицах региона президентские или иные высокие государственные посты занимают бывшие партизаны.

Согласен с теми, кто считает, что определение той или иной военно-политической организации как террористической всегда было и остается субъективным. Ведь почти все существующие в мире государственные системы, религии и светские идеологии основаны людьми, которых в свое время противники клеймили как мятежников, террористов, экстремистов. Но если это реальная политическая сила, с ней рано или поздно приходилось считаться, садиться за стол переговоров.

Замечу, что руководство FARC всегда заявляло о стремлении к миру и неоднократно - об отказе от похищений и других террористических методов борьбы. В свете этого весьма подозрительно выглядит тот факт, что колумбийская армия зачастую уничтожала именно тех лидеров FARC, которые прилагали усилия для начала мирных переговоров. При этом, как ни странно, завидная эффективность войск проявлялась после десятилетий бессилия.

Исход мирного диалога в Колумбии будет иметь серьезное международное значение.

Провал переговоров и продолжение "войны малой интенсивности" сыграют на руку трансграничному наркобизнесу и послужат оправданием иностранному вмешательству в дела региона под флагом борьбы с наркотрафиком. В первую очередь это касается стран Тихоокеан стр. ского альянса (Alianza del Pacifico, АР) - Колумбии, Перу, Чили, Мексики - и Центральной Америки, но представляет опасность для всего региона. В случае такого развития событий страны АР могут быть обособлены от блока Mercosur - ALBA, стать базой "правого поворота" в регионе, что создаст препятствия для региональной интеграции. В случае же успеха мирного диалога Колумбия сможет полноценно участвовать в латиноамериканской интеграции. Показательно, что крупнейшая держава тихоокеанского региона - Китай следует именно такому сбалансированному курсу, развивая торговые и инвестиционные связи со странами как тихоокеанского, так и атлантического побережья Латинской Америки.

С учетом сказанного, мне представляется, что все ответственные политические силы Колумбии, выступающие за национальные интересы и международную безопасность, приложат усилия для успешного завершения мирных переговоров.

З. В. ИВАНОВСКИЙ Состоявшаяся дискуссия в очередной раз подтвердила политический плюрализм экспертного сообщества, неоднозначность мнений говорит и о сложности ситуации в Колумбии. Еще более полярные оценки можно услышать от самих колумбийцев. Самым резким оппонентом начавшегося процесса оказался А. Урибе, назвавший идею переговоров, как уже говорилось, "пощечиной демократии" и свидетельством ослабления государства и укрепления терроризма. По его мнению, в качестве предварительного условия правительство должно было потребовать от FARC прекращения преступной деятельности: неправомерно обсуждать с террористической группировкой и крупнейшим наркокартелем перспективы развития страны и проблему наркотрафика, предоставлять участникам незаконных вооруженных формирований возможность избрания в органы власти. Критике подвергся и выбор Венесуэлы в качестве наблюдателя. Негативно идею переговоров воспринимает значительная часть колумбийского общества, но все же сторонники мирного процесса заметно преобладают: по данным соцопроса, проведенного Институтом Гэллапа в августе 2012 г., 60% респондентов высказываются за политическое, и только 37% - за исключительно военное решение конфликта.

Что касается FARC, то в рядах организации есть как прагматики, готовые любой ценой зарабатывать деньги, в том числе преступным путем, так и искренние молодые люди, верящие в социальную справедливость и выступающие за глубокие преобразования в стране.

Как полагают многие, обе стороны используют переговоры как PR-инструмент: Сантос для повышения рейтинга и переизбрания на второй срок, а партизаны - для пропаганды своих идей и улучшения имиджа. И все же мне кажется, что переговоры носят настолько закрытый характер, что возможности для саморекламы минимальны. Как бы там ни было, правительство рискует меньше: в случае провала переговоров можно вновь стр. вернуться к подавлению герильи силовыми методами, а у нынешнего президента есть реальные шансы победить на предстоящих выборах независимо от исхода переговоров.

Сегодня в руководстве FARC преобладают образованные выходцы из средних городских слоев, готовые к компромиссам и не исключающие возможности прекращения военных действий и заключения мира. Очевидно, многие из них понимают утопичность планов по завоеванию власти силовым путем и ищут достойный выход из сложившейся ситуации.

Тем не менее, если FARC и станут легальной политической партией, то ее шансы создать собственную парламентскую фракцию незначительны. А учитывая раскол и слабость левых сил, маловероятна и успешная политическая карьера членов FARC в составе других организаций. И все же, как показывает колумбийский опыт, многие бывшие партизаны занимают важные посты во властных структурах и престижных исследовательских центрах, принимают активное участие в жизни общества.

Первый раунд переговоров показал, что обе стороны поддаются искушению выдвигать максималистские требования: правительство не готово даже на время прекратить военные действия, а значительная часть руководства партизан требует "осуществить социалистическую революцию на основе президентского декрета". В то же время объявленное FARC двухмесячное прекращение военных действий постоянно нарушается, уже зафиксировано более десятка новых террористических акций.

Вряд ли имеет смысл созывать Конституционную ассамблею и менять Конституцию г., которая считается одной из лучших в Латинской Америке. "Легализовавшимся" партизанам придется довольствоваться возможностями существующей политической системы, что не исключает трансформации экономических структур, проведения аграрной реформы и осуществления социальных преобразований. Основы для этого уже заложены в принятом в 2011 г. Законе о жертвах и возвращении земельной собственности, в соответствии с которым все пострадавшие во время конфликта получат денежную компенсацию, и юридические процедуры возвращения захваченных в ходе конфликта земель их законным владельцам упрощаются.

К достижению мира призывают и представители гражданского общества, организующие многочисленные демонстрации с требованиями прекратить насилие. Это же требование стало одним из ключевых пунктов созданного в апреле 2012 г. МР - организации, претендующей на объединение всех левых сил. Благоприятным обстоятельством стала последовательная нормализация межгосударственных отношений Колумбии с Венесуэлой и Эквадором, приграничные территории которых использовались для организации баз отдыха и тренировочных лагерей партизан.

Нельзя не учитывать сложностей, связанных с интеграцией бывших партизан в мирную жизнь. Многие опасаются, что оставшиеся без средств к существованию молодые люди вновь возьмутся за оружие или пополнят ряды организованной преступности. Такая вероятность действительно существует, однако следует признать, что из демобилизовавшихся при Урибе стр. 50 тыс. членов ультраправых и леворадикальных незаконных формирований с криминалом связано значительное меньшинство. Кроме того, небезграничны и финансовые возможности противоборствующих сторон. Военные расходы Колумбии превышают 6,5 млрд. долл. и составляют более 4% ВВП, дальнейший их рост чреват негативными последствиями для экономики. Отказ от захвата заложников и постепенное ослабление наркопотоков скажутся и на доходах партизан.

Не разделяю взгляды А. В. Харламенко относительно современной ситуации в Латинской Америке и мире, однако соглашусь с тем, что международный контекст для переговоров крайне благоприятен. В поддержку мирного процесса высказались ООН и ОАГ, Ватикан, Госдепартамент США, все страны Латинской Америки независимо от их политических режимов. Главы леворадикальных правительств также призвали FARC прекратить вооруженную борьбу и воспользоваться возможностями демократии.

Разумеется, на пути к достижению мира придется преодолеть немало препятствий.

Неизбежно возникнет вопрос о привлечении части партизан к уголовной ответственности за совершенные преступления. В случае успеха переговоров придется разработать особую систему правосудия на переходный период, т.е. в определенной степени закрыть глаза на совершенные преступления. Готовы ли к этому органы правосудия и гражданское общество? Потребуется также пересмотреть обязательства Колумбии перед США и Международным уголовным судом, возможно, придется воздержаться от экстрадиции колумбийских граждан, что, в свою очередь, создаст дополнительные сложности в отношениях с разоружившимися и находящимися под судом участниками ультраправых военизированных формирований ("парамилитарес"). Эта проблема может коснуться и партизан, уже отбывающих длительное (фактически пожизненное) наказание в США.

Вместе с тем сам факт начала переговоров говорит о том, что в конце тоннеля, наконец, забрезжил свет. Несмотря на скептицизм части колумбийского общества и некоторых участников нынешней дискуссии, я бы расценил имеющиеся шансы как 50 на 50.

Согласованная "дорожная карта" довольно реалистична. Безусловно, даже в случае прекращения вооруженного конфликта останется груз нерешенных проблем, однако искать пути их решения гораздо проще в мирных условиях. Реструктуризация госбюджета, в первую очередь, сокращение военных расходов, позволила бы направить дополнительные средства на социальные нужды. Перед партизанами, большинство из которых составляет молодежь, открывается реальная возможность начать новую жизнь. В конечном счете выиграет весь многострадальный колумбийский народ, который в условиях мира и безопасности сможет приступить к построению лучшего будущего.

Материал к публикации подготовил З. В. ИВАНОВСКИЙ (z.w.iwanowski@gmail.com) стр. К вопросу о реформировании культа и храмового хозяйства в инкской Заглавие статьи империи (Перу, XV в.) Автор(ы) С. А. Куприенко, Н. В. Ракуц Источник Латинская Америка, № 4, Апрель 2013, C. 72- СКВОЗЬ ПРИЗМУ ВРЕМЕНИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 32.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи К вопросу о реформировании культа и храмового хозяйства в инкской империи (Перу, XV в.) Автор: С. А. Куприенко, Н. В. Ракуц С. А. Куприенко (Киев), Н. В. Ракуц В статье исследованы причины, характер и последствия реформ культа и храмового хозяйства в империи инков, осуществленных Пачакутеком Инкой Юпанки, предложена гипотеза их датировки. Дня понимания степени влияния реформ на провинциальную жизнь проанализированы тексты колониального времени.

Ключевые слова: Перу, инки, Пачакутек, Куско, религиозная реформа, Кахатамбо.

В исторических исследованиях того или иного общества, особенно в переломные моменты его развития, традиционно важное место занимают вопросы хозяйственной жизни. Не является исключением в этом смысле и Перу доиспанского времени, особенно в эпоху становления и расцвета империи инков (начало XII - XVI вв.) - высшего достижения государственности на американском континенте. В период пика своего развития (конец XV - начало XVI вв.) империя включала территории горных и прибрежных областей современных Перу, Боливии, Эквадора, северного Чили и северозападной Аргентины. Быстрый территориальный рост государства, прошедшего за столетие путь от "регионального царства" до империи, повлек за собой необходимость проведения ряда реформ в разных областях жизни. Как и в других государствах аналогичного типа, известных нам по Древнему Востоку, к которым инкское Перу было близко стадиально (Египет, Месопотамия), важнейшую роль в его хозяйственной деятельности играл так называемый храмовый сектор. Поэтому проблемы формирования и функционирования системы храмового хозяйства в империи инков привлекали внимание многих ученых, но до настоящего времени попыток провести датировку ключевых моментов процесса развития этого хозяйства не предпринималось. Для решения данного вопроса важно не только проанализировать имеющиеся письменные источники и написанные работы по этой теме, но и изучить содержание этноисторических источников XVI и XVII столетий.

Сергей Анатольевич Куприенко - аспирант кафедры истории древнего мира и средних веков исторического факультета Киевского национального университета им. Тараса Шевченко (creos@narod.ru);

Николай Викторович Ракуц - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИЛА РАН (Ychma@rambler.ru).

стр. Целью предлагаемой статьи является выяснение причин необходимости проведения определенных религиозных реформ в государстве инков в процессе создания империи, их сущности и характера. На основании имеющихся данных можно сделать вывод о том, эти реформы были осуществлены во времена IX Инки (его уже с полным правом можно именовать императором) Пачакутека Инки Юпанки (1438 - 1471 гг. по традиционной хронологии). Они привели к стандартизации форм культа, иерархизации пантеона божеств и распределению в пользу храмов части земельных угодий. Интересен также вопрос, к каким последствиям эти реформы привели, в частности, в провинциях, и насколько существенно изменили значение и роль храмового хозяйства в империи инков.

Испанские хронисты XVI в. традиционно делили обрабатываемые земли и пастбища империи инков на три части: "земли Солнца", "земли Инки", "земли общин". Они также отмечали, что из урожая, собранного с "земель Солнца", одна часть поступала для потребления в столичный город Куско, а точнее в его главное святилище (Куриканча, т.е.

"золотой двор"), другая в случае необходимости могла использоваться в тех селениях, где урожаи собирались. Однако, по мнению испанских хронистов, форму общегосударственной структуры хозяйство храма Солнца приобрело только во времена расцвета империи. Этому предшествовала так называемая первая реформа культа, проведенная особым Собором всех жрецов государства. Миссионер Кристобаль де Молина "Кусканец" (1529 - 1585) в своем докладе в 1575 г. отметил, что Собор проходил, вероятно, в связи с победами инков над чанками после 1438 г. в столице Куско во времена, когда еще был жив правитель (кеч. сапа-инка - "единственный инка") Виракоча Инка*. Чанки, согласно имеющимся источникам, были мощной племенной конфедерацией (как сегодня полагают исследователи, возможно включавшей различные по языку группы, занимавшие территории современных перуанских департаментов Аякучо, Абанкай и Апуримак), соседствовавшей с областью Куско и пытавшейся подчинить ее1. Тогда и было, по мнению Молины, отдано предпочтение не богу Солнца Инти, а творцу мира - богу Виракоче, который помог инкам в войне с чанками. Однако следует заметить, что хронисты часто путали правителей Виракочу и Пачакутека Инку Юпанки или даже считали их одним и тем же лицом, поэтому эта датировка не является полностью достоверной.

Если полагаться на данные Молины (а он долго жил в Куско, и нет оснований в них сомневаться) и другого миссионера - Кабельо де Бальбоа (1535 - 1608), то можно утверждать, что именно тогда и было определено, какие земли и доходы с них должны принадлежать святилищу "Творца Мира" (Тикси Виракочи Пачакамака Пачайачачика), которое находилось во дворе под названием Пукамарка на территории храма Солнца (Куриканча) и было построено Пачакутеком. По другой версии отдельный храм Виракочи под названием Кишуарканча был воздвигнут на центральной площади Куско, относившейся к Ананкуско (т.е. "Верхнему городу"), одному из двух подразделений столицы, где находилась его золотая статуя, и именно после постройки храма якобы и началось особое почитание этого * Официально отец Пачакутека (точные даты жизни и правления неясны) принял имя бога-творца Виракочи после того как тот явился ему в виде призрака.

стр. бога. Здание имело и другое название - Куйусманко (слово "манко" относилось к Виракоче и означает "прапрадед, предок, основатель рода"). Кроме того, идол Виракочи также находился в храме Куриканча вместе с идолами других богов, и потому ошибочно считалось, что из-за расположения по правую сторону от идола Солнца он был у него в подчиненном положении. В этом храме, вероятно, для решения насущных дел собирались все советники правосудия и военные советники государства2. Данный факт указывает на то, что культ Солнца на момент формирования империи утратил свое прежнее положение в Куско, и произошло объединение различных религиозных течений и божеств, правда, в рамках того же храма Солнца. Косвенно это подтверждается тем, что именно сапа-инка Пачаку-тск Инка Юпанки приказал построить кроме святилища Виракочи храмы и для других божеств, - Грома, Молнии и Удара молнии в квартале Тотокача* и Ванакаури - а также тем, что следует поклоняться Пачамаме ("Мать-Земля") и звездам. Святилище Ванакаури особо почитали инки из так называемого Хурин (т.е. "Нижнего" Куско), так как считалось, что именно там хранились мощи мифического основателя города Манко Капака, и утверждалось, что от Ванакаури "происходили Инки"3.

Хронист-иезуит Хосе де Акоста (1539 - 1600) писал в 1590 г. противоположное:

"[Пачакутек] Инка Юпанки отвел поля (чакры), земли и скот для Солнца, грома и других уак [святилищ], но ничего не выделил для Виракочи по той причине, что, будучи общим владыкой и творцом, он не имел в этом нужды". А испанский историк Фернандо де Монтесинос * Это божество миссионеры сравнивали с пародией на христианскую Троицу, так как оно фигурировало под тремя именами - Чукильа, Катуильа, Интиильапа, т.е. "гром", "молния", "удар молнии".

стр. (1593 - 1655) в 1644 г. указывал: "Майта Юпанки (в данном случае надо иметь в виду, что Монтесинос пользовался не "общепринятым" источником, а рукописью колониального времени из Кито, и имена и датировки у него часто не совпадают с традиционными. - С.

К., Н. Р.)... много беспокоился относительно религии и после одной выдающейся победы, которую одержал над чанками, приказал под угрозой тяжких наказаний, чтобы Виракоча считался общим властелином всех вещей и указал чакры [поля, кеч. испанизированное во мн. числе chacras] Солнцу, Луне, Грому и Молнии и другим идолам, а вира коче (таково написание автора. - С. К., Н. Р.) не выделил ничего, приводя в качестве основания то, что творец всех вещей ни в чем не испытывает нужды"4. Испанский путешественник Сармьенто де Гамбоа (1532 - 1592) сообщал о том, что Пачакутек Инка Юпанки был "сыном Солнца, стражем Куско, города Тикси Виракочи Пачайачачика", по чьему приказу он охранял Куско на момент прихода туда воинственных чанков и до своей коронации в 1438 г. Однако после победы над чанками для святилищ Солнца, Творца Мира и Молнии были предоставлены "доходы с земель, скот и слуги". Но о подобных "реформах" в более позднее время также сообщали такие хронисты, как Кабельо Бальбоа и Мартин де Муруа (1525?-1608?). Они указывали, что во времена Пачакутека состоялось два похода в южный регион Кольасуйу в бассейне озера Титикака, которые возглавил полководец Апу Кунти Майта. В результате этих походов инки победили Кольакапака (точнее, Чучи Капака, главного правителя провинции Атун Кольа, которого также называли "Король и Владыка, сын Солнца"). Победа была отпразднована в Куско, а храму Солнца предоставлены значительное имущество и доходы. На захваченных территориях были определены соответствующие земли, население и стада для обслуживания храмовой собственности.

Однако после этого Пачакутек (по другим сведениям уже его сын Тупак Инка Юпанки) созвал Собор жрецов, и тот учредил градацию святилищ по степени важности их почитания, а также было решено, что наиболее могущественным является "основание всему, превосходительство и творец мира" Виракоча, а лишь после него на втором месте Солнце5. Итак, вопрос заключается в следующем: сколько реформ - одна или две - имели место в культовой сфере, и какова их роль в укреплении империи?

Исходя из приведенных противоположных свидетельств, можно предположить, что Кристобаль де Молина и Кабельо Бальбоа допустили ошибку, написав о "святилище Тикси Виракочи Пачакамака Пачайачачика", поскольку они перечислили сразу несколько разных божеств (Виракоча - божество горцев, Пачакамак - главный бог жителей побережья здесь представлены как составные части имени одного божества), которые могли быть соединены в один образ лишь в результате "Второй реформы". Хотя идол Виракочи, как уже было сказано, находился в одном храме со статуями Солнца, Грома и Молнии. Потом эту ошибку повторил Мартин де Муруа, использовавший материалы своих коллег. Фернандо де Монтесинос в свою очередь ошибся в имени правителя и вместо "Пачакутека Инки Юпанки" написал "Майта Юпанки", поскольку в регион Кольасуйу состоялось два похода под предводительством полководца Апу Кунти Майта времен Пачакутека. Согласно гипотезе, подтвержденной фактическим материалом, этнос инков формировался именно на территории провинции Кольа, основным языком населения которой тогда был пукина (вымерший, стр. Пачакути Инка в изображении Гуамана Помы (начало XVII в.) до сих пор слабо изученный язык). А долину Куско, где тогда господствующим был язык аймара, инки заселили за несколько столетий до описываемых событий.

Нет ничего странного в том, что победа над другим "сыном Солнца" повлекла за собой не только устранение "конкурента", но и установление господства инкских кланов из Куско на своей "исторической" родине. При этом все имущество и доходы хозяйства храма Солнца с острова Титикака на одноименном озере (в храме находилось три идола: "Апу Инти, Чурип Инти, Интип вавки, т.е. владыка Солнце, сын Солнца и брат Солнца") были переданы храму Куриканча в Куско. Однозначно можно утверждать лишь то, что, в отличие от сомнительной датировки "первой реформы", эта, так называемая вторая (храмовая) реформа, тоже состоялась во времена правления Пачакутека Инки Юпанки, а не других правителей, но уже после военного похода не против чанков, а против народов региона Кольа, т.е. в период между 1465 - 1466 гг. и 1470 - 1471 гг.6. Хозяйства храмов Солнца, Творца Мира, Грома и Молнии, которые олицетворяли мужское начало, были объединены и имели общую собственность и имущество во всех провинциях империи.

Вместе с тем культы Луны и Матери-Земли, олицетворявшие женское начало, были также объединены, их общий главный праздник отмечался в один день в августе. Распределение жертвенного скота между божествами происходило исходя исключительно из того, какого цвета он был. Собором жрецов определялись все святилища или идолы-уаки (кеч. "уак'а" "идолы", "фигурки людей и животных, которые носят с собой";

"уак'а муч хана" "святилище", "место идолов"), которым должны поклоняться люди, а все другие запрещались. Старые идолы-уаки заменялись новыми. После этого были назначены ревизоры - Амару Тупак Инка, Вайна Авки Юпанки или Вайна Йанки Юпанки (родственники или братья Пачакутека Инки Юпанки). В их обязанности входило следующее: ликвидировать некоторые старые уаки, по каким-либо причинам сочтенные ложными (для чего было достаточно, например, чтобы предсказание оракула не понравилось правителю) или враждебными, и установить порядок новых жертвоприношений, указать, когда они должны происходить, а также ввести новые церемонии. Для подкрепления этой реформы был издан закон, по которому все общинники должны были обрабатывать поля для принесения жертв Солнцу, Луне и идолам, и все, что собиралось с таких полей-чакра, не должно было тратиться ни на что иное, кроме как на жертвоприношения идолам-уакам и другим святилищам7.

стр. Инка беседует с уаками Такой, достаточно жесткой по форме, выглядит реформа Пачакутека в изложении цитируемых здесь хронистов. Следует, однако, заметить, что, во-первых, временем правления указанного императора она, судя по всему, не ограничилась - необходимые изменения и "поправки" делались и позднее. Наиболее существенным было именно перераспределение возделываемых земель и пастбищ и установление четкой субординации святилищ - вполне в духе имперской централизации. С централизацией связана также установка, что все уаки были созданы Солнцем, был отдан приказ приносить их в Куско для особого праздника, после которого их, как подданных, одаривали подарками и возвращали в свои области уже получившими официальное признание. Сюда же относится установленный контроль над деятельностью региональных святилищ, обязанных отчитываться о проводимых обрядах. Обычной практикой было именно признание провинциальных уак и включение их в общеимперскую систему, если их культы не вступали в конфликт с собственно инкской религиозной системой, что случалось нечасто, поскольку концептуальная основа андских культов была в общем единой. Неслучайно некоторые местные божества были официально почитаемы также и инками - Пачакамак, Пачамама и другие8.

Предположить время проведения этой, условно говоря, второй реформы Пачакутека можно, исходя из свидетельств, относящихся к мерам, принятым руководством страны после разрушительного извержения вулкана Эль Мисти вблизи Арекипы. Оно произошло, как полагают, в 1454 г. (+/- 15 лет), после него потребовалась эвакуация населения, в которой значительную помощь оказала жена сапа-инки Пачакутека - Койя Мама Анаварки9. Она приказала сделать большие жертвоприношения идолам в храме Типси Васи, что значит "дом Вселенной" (под которым, вероятно, подразумевался храм Виракочи), и во многих других храмах Куско. После этого в Арекипу отправился лично Пачакутек Инка Юпанки с многочисленными жрецами и "колдунами" и, прибыв в город, также совершил множество жертвоприношений. Известно, что через несколько дней после этого Койя умерла, что может говорить о ее преклонном возрасте, - сообщалось, что ее дочь уже была замужем за ее сыном Тупаком Инкой Юпанки* - и это указывает на то, что события могли происходить именно после 1465 - 1466 гг.10.

* Со времен Пачакутека был узаконен брак наследного принца с собственной сестрой.

стр. Испанские хронисты, чиновники и миссионеры собирали лишь устные свидетельства относительно реформ Пачакутека, что, соответственно, и отразилось на точности фактов.

Проверить такие факты отчасти можно, воспользовавшись более поздним источником, представляющим собой 56 ритуальных текстов на языке кечуа, написанных в ходе процессов по искоренению идолопоклонства в провинции Кахатамбо 1656 - 1663 гг. (в северной части современного перуанского департамента Лима). Эти документы хранятся в Архиепископском архиве г. Лимы в отделе "Колдовства и язычества" (сокращенно AAL SHI Leg. III). Именно позднее время создания текстов позволяет отчасти проследить тенденции развития религии и мифологии конкретного общества и узнать, продолжились ли процессы, инициированные Пачакутском, а также подтвердить или опровергнуть гипотезу об утверждении в сознании жителей провинции основных положений его реформ. Следует отметить, что большинство текстов индейского происхождения, содержащихся в хрониках Кристобаля де Молины "Кусканца" (1575), Инки Гарсиласо де ла Веги (1609), Санта Крус Пачакути Иамки Юпанки (1613) и Гуамана Пома де Айялы (1615), созданы под явным христианским влиянием. И лишь "Рукопись из Уарочири" (1608), хотя и подвергшаяся воздействию христианской доктрины, а также фрагменты поэтических текстов, собранных Хуаном Пересом Боканегрой (1631), имеют аутентичное индейское содержание. Именно поэтому записи более позднего времени на языке кечуа* из региона Кахатамбо играют важную роль для изучения жизни индейцев колониального и отчасти доколониального периода. Однако необходимо иметь в виду, что в основном инки насаждали в своей империи, после провозглашения кечуа "общим", т.е.

"государственным" языком (согласно Сармьенто де Гамбоа - при Пачакутеке), изучение других диалектов кечуа, обозначаемых лингвистами как Q.IIB и Q.IIC, существенно отличавшихся от кечуа района Кахатамбо. Поэтому уместным будет проследить развитие и распространение идей, возникших в Куско и зафиксированных почти через 200 лет в другом регионе. Конечно, ритуальные тексты из Кахатамбо не могут быть полностью достоверными, учитывая, что для их получения судьи оказывали давление на свидетелей и обвиняемых, а сами показания, часто неполные, проходили сквозь сознание свидетелей, писаря и судьи, а в некоторых случаях - и переводчика. И неизвестно, кем из этих участников в словах на диалекте кечуа Q.I делались разные изменения, относящиеся к кечуа Q.II, хотя это, вероятно, указывает на некоторое культурное влияние инкской столицы Куско. Так, известно, что ритуалы и церемонии происходили в Кахатамбо именно на языке Куско, поскольку "приказы стариков и камачикос [старых жрецов] не есть соль и перец, и [приказы] о времени поклонения своим [мумиям]-мальки...

отдавались на главном языке инков (Q.II)", а не на местном языке (Q.I)11.

Учитывая это, следует рассмотреть сами ритуальные тексты. Например, в тексте N 24 и похожем по смыслу N 31 из селения Санто-Доминго-де-Париак содержится молитва солнцу (кеч. инти, пунчау): "Отец Солнце, Отец День, Отец всех уак, это моя кока, это моя чича, это мой маис, это моя чича. Съешь и возьми это". В этой молитве прослеживаются высшая * По современной лингаистической классификации на диалекте кечуа, обозначаемом, как принято лингвистами Q.I/B, и сейчас распространенном в центральной перуанской сьерре.


стр. Поклонение идолам инков иерархия солнца по отношению к местным святилищам-ужам и его родовое значение по отношению к ним. А молитва о жертвоприношении для мумий (кеч. мальки - "мумия" первопредка) и солнца из текста N 40 из селения Сан-Педро-де-Акас свидетельствует, что предки для местных жителей все еще были даже важнее Солнца, ибо в данном тексте на первое место ставились "Отцы мальки, Отец день, Вдыхающие жизнь [создающие], Выпейте сначала". Использованное после названия "день" (пунчау, а это одно из названий для Инти - солнца, "утреннего") слово "камак" ("тот, что создает") почти аналогично тому, что писали Кабельо де Бальбоа и Мартин де Муруа, используя слова "Тикси" и "камак", но у них речь шла о "Тикси Виракоче Пачакамаке Пачайачачике", который является творцом вселенной. У Монтесиноса также упоминались поля (chacras), которые не получил Виракоча, но получили Солнце, Луна, Гром, Молния и другие идолы. Причем, согласно тексту N 37, Солнце тоже может создавать разные вещи или животных. А в тексте N 34, где содержится молитва к мумии, говорится, что предки "создают пищу, съестное и оживляют землю" ("micuicama, pucha camac, ticssicamac") и что они являются "хозяевами каналов и полей" ("parcoyoc, chacrayoc"). Все это указывает на давнюю культурную традицию, когда предки и Солнце были главными объектами культа, но мы не находим каких-либо изменений в ритуальных текстах Кахатамбо, которые бы указывали на распространение инкских идей о Виракоче в данной провинции, хотя лексически тексты довольно родственны.

Эту местную традицию можно проследить и по другим источникам. Мифологически в представлениях индейцев Кахатамбо весь мир назывался Тикси муйу. Всю землю по краям и внизу окружала мать-море (море в мифологическом значении как вода, которая под землей объединялась с озерами) - мамакуча или тикси куча, или тикси мамакуча ("мать море и основа"). Виракоча инков как божество, исходя из сопутствующего ему названия "Тикси", таким образом связывался с подземными водами и водными краями мира. Он был богом вод, находившимся в морях, озерах, реках и источниках. В свою очередь вода или "Мамакуча" в разных молитвах в Кахатамбо связывалась с миром мертвых: так, предки какого-либо поселения приходили с моря и оставались отдыхать в своем месте погребения. И действительно, тексты N 44, 46, 47, 50, 52 - 54 из Кахатамбо с молитвами, обращенными к первопредкам, основателям рода, содержат сведения о происхождении этих первопредков из "матери-моря" (mamacochapita) или стр. "основы матери-моря"/"границ матери-моря" (ticsi mamacochapita)12. Так же и Виракоча инков связан с границами мира у Кристобаля де Молины: "О, Творец! Владыка пределов земных! О, наимилосерднейший! Ты, дающий жизнь всем вещам и сотворивший людей, чтобы они могли жить, и есть, и размножаться. Умножь также плоды земли, картофель и другую пищу, тобою сотворенную, чтобы люди могли [жить], не испытывая нужды и голода. О, сохрани плоды земли от мороза и сохрани нас в мире и безопасности". Но в кусканской молитве к Солнцу о Виракочс прямо сказано, что последний дает первому жизнь: "О, Творец! Ты, дающий бытие Солнцу и сказавший затем: да будут день и ночь. Подними его и заставь его сиять, и сохрани то, что тобою создано, чтобы оно могло даровать свет людям. Даруй сие, о, Творец! О, Солнце! Ты, пребывающее в мире и безопасности, сияй над нами, оберегай нас от болезни и храни нас во здравии и безопасности". Это непременно указывает на влияние одной из реформ Пачакутека на ритуальные тексты собственно для инков из Куско. Существенным трансформациям подверглись и представления о верховенстве бога Виракочи по отношению к самим инкам: "О, благочестивый Творец, повелевавший и находивший нужным, чтобы был Повелитель Инка, воздай Инке, чтобы он мог пребывать в мире, со своими слугами и вассалами, чтобы он мог добиться победы над своими врагами и всегда был победителем. Не урезай дни его, и дни его детей, и даруй им мир, о, Творец!". Однако более давним вариантом для Куско все же надо считать почитание Солнца как бога-отца, где нет и намека на верховенство Виракочи: "О, Солнце! Ты, сказавший: "пусть там будут Куско и Тампу", позволь, чтобы эти твои дети могли завоевать всех других людей.

Мы заклинаем тебя, чтобы твои дети Инки могли быть завоевателями всегда, для сего ты сотворил их". Но после завоевания Пачакутеком региона Кольа и покорения местного храма Солнца (озеро Титикака), безусловно, возник вопрос об обосновании верховенства кланов Куско над другими инкскими кланами и родами, а это и привело к формированию новой устной традиций, которая была воспроизведена в одной из легенд инков, где был изменен главный действующий бог. Так, у инков, согласно одному из источников, "Творцом мира" будто бы считался один бог с разными именами: "Тикси-виракоча или Пачайачачик, происходивший из Тиауанако (древнего города близ озера Титикака, во времена инков уже заброшенного) и приказавший солнцу, луне и звездам отправиться на озеро Титикака, чтобы оттуда подняться на небо", и в свое время Солнце позвало инков и Манко Капака и приказало им завоевывать земли, народы. Но эти утверждения, приводимые в хрониках как мифы о происхождении инков, видимо, возникли позднее, поскольку они отвечают взглядам на "Творца мира", сложившимся после реформ Пачакутека Инки Юпанки, и потому нет оснований считать их давней устной традицией 13.

Иезуит и историк Бернабе Кобо (1580 - 1657) отмечал, что Пачакутек Инка Юпанки завоевал также и Кахатамбо. И все же, вероятнее, что это сделал его сын Тупак Инка Юпанки. К тому же в Кахатамбо в 1657 г. жители упоминали, что у них есть легенда их предков, гласящая, что "Тикльа Урао, который был главным индейцем этого поселения Акас, был тем, кто вышел из поселения увидеться с ингой" (вариант написания слова "инка", в данном случае имелся в виду именно Тупак Инка Юпанки), и что "на стр. званный инга приказал названному Тикльа Урао, чтобы, когда он вернется в свое поселение, они [жители селения] сделали ему капакуча" (приблизительный перевод "великое жертвоприношение", хотя есть и другие варианты - "монаршая вина", "монарший долг", "королевский посланец"). Надо заметить, что именно последний вариант трактовки точно отвечает самому содержанию ритуала, который заключался в погребении человеческой жертвы заживо. Ритуал в данном случае представлял собой размещение в большом, закопанном в землю, горшке живого существа, которое приносилось в жертву Солнцу, являвшемуся отцом инги. И "названный Тикльа Урао сделал названную капакоча на горе под названием Набинкото возле идола Йана Ураве и там поместил выбранное живое существо, не имевшее родинок на всем теле и пятен, и красивейшее, какое бы нашел в поселке, и туда ввел ее живую, и зарезали [тогда] много местных баранов, морских свинок, и что все годы они делали жертвоприношение в том месте". Хотя неизвестно, в каком году состоялось это событие, оно говорит либо о существенном влиянии религиозных представлений инков из Куско на провинцию Кахатамбо, в частности, на распространение церемонии капакуча, либо о продолжении местной доинкской традиции (капакуча), включенной в аналогичную инкскую практику14.

Учитывая свидетельства текстов из Кахатамбо и принимая во внимание идеологические принципы инкского государства-империи с его строгой иерархией не только людей, но и божеств, можно сделать некоторые выводы о политике инков в провинции. Больше всего земель имел созданный на основе объединения культов многих божеств так называемый храм Солнца в Куско, для которого инки по всей стране активно выделяли отдельные земли, а также храм Пачакамака (на центральном побережье центральном Перу).

Внедрение же культа Виракочи, судя по всему, не затронуло существенным образом жизненный уклад жителей провинций, поскольку Виракоча, возникший на религиозном Олимпе, видимо, как результат измышления мудрецов из Куско, оставался богом немногочисленной инкской элиты, поэтому в провинциях имперские храмовые хозяйства продолжали считать принадлежащими "Солнцу". Реформы Пачакутека, тем не менее, свидетельствуют, что не только "храмы Солнца" имели земли. Долю земли имели и местные святилища-уаки, какими бы незначительными они ни были, и это было давней традицией в Андах. По обыкновению земли уак обрабатывались местными жителями, но землями некоторых главных богов, а также Солнца, в случае, если их площадь увеличивалась, могли пользоваться переселенцы-митмаки и слуги-йана. Однако реформы Пачакутека значительно ускорили процесс концентрации местных ресурсов и рабочей силы, а также существенно изменили положение в пользу правящих инкских кланов из Куско15.

Подводя итоги, с достаточной уверенностью можно утверждать, что так называемая первая реформа культа была проведена Пачакутеком около 1438 г. и состояла в объединении храмовых хозяйств, упорядочении церемоний и ритуалов и была вызвана как значительными завоеваниями Пачакутека Инки Юпанки после войны с чанками и узурпацией власти поддержавшими его кланами Ананкуско, так и необходимостью укрепления своего господствующего положения. "Вторая реформа Пачакутека" была осуществлена между 1465 - 1466 гг. и 1470 - 1471 гг. после успешного завое стр. вания региона Кольа (прародины этнических инков) и устранения главного конкурента правителя Чучи Капака. Целью реформы было обоснование возвеличивания бога Виракочи, бога-творца, который "правил миром и отдавал приказы Солнцу", и тем самым закрепление власти правящей инкской группировки Ананкуско, во главе которой и стоял Пачакутек, а после него - его сын Тупак Инка Юпанки. Последний за время своего правления (1471 - 1493) в несколько раз увеличил территорию империи и одновременно, продолжая дело отца, активно создавал на завоеванных территориях, наряду с государственными и личными императорскими, унифицированные, могущественные храмовые хозяйства.


ПРИМЕЧАНИЯ С. de Molina. An account of the fables and rites of the yncas. - Narratives of the rites and laws of the Yncas. New York, 1873, p. 11 - 33.

M. Cabello Valboa. Miscelanea antartica. Una historiadel Peru antiguo. Lima, 1951, p. 306 337.

M. de Murua. Historia general del Peru, origen y descendencia de los lncas. Madrid, 1962, p.

47 - 56.

B. Cobo. Historia del Nuevo Mundo - B. Cobo. Obras: Historia del Nuevo Mundo. Fundacion de Lima. Dos cartas mejicanas. Madrid, 1964, p. 78 - 160.

P. Sarmiento de Gamboa. Historia de los lncas. Madrid, 2007, p. 90 - 106.

A. R. Gavilan. Historia de Nuestra Senora de Copacabana. La Paz, 1976. p. 18 - 78.

R. Cerron-Palomino. El legado onomastico puquina: el proposito de "Capae" y "Yupanqui". Estudios Atacamenos. Arqueologia y Antropologia Surandinas, 2001, N 41, p. 119 - 130.

J. H. Rowe. Inca Policies and Institutions Relating to the Cultural Unification of the Empire. The Inca and Aztec States: 1400 - 1800. New York, 1982, p. 108 - 109.

http://www.volcano.si.edu/world/volcano.cfm?vnum=1504-01=&volpage=erupt L. Millones. Brujerias de la Costa/Brujerias de la Sierra. - El Hombre y su ambiente en los Andes Centrales. Senri Ethnological Studies. Tokyo, 1982, N 10, p. 62, 249.

C. Itier. La tradicion oral quechua antigua en los procesos de idolatrias de Cajatambo. Bulletin de l'lnstitut francais d'etudes andines, Lima, 1992, Vol. 21, Issue 3, p. 1010 - 1013.

Ibid., p. 1034 - 1048.

C. de Molina. Op. cit., p. 30.

A. Torero. Idiomas de los Andes. Lingtiistica e Historia. Lima, 2002, p. 54 - 132.

M. Rostworowski de Diez Canseco. Redes economicas del Estado inca: el "ruego" y la "dadiva". - El estado esta de vuelta: desigualdad, diversidad y democracia. Lima, 2005, N 30, p.

15 - 47.

стр. Заглавие статьи Гостеприимные боги Сан-Агустина Автор(ы) А. В. Табарев Источник Латинская Америка, № 4, Апрель 2013, C. 83- ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 36.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Гостеприимные боги Сан-Агустина Автор: А. В. Табарев Записки археолога о поездках в Колумбию В статье рассказывается о знакомстве автора с археологическими материалами древних культур юго-западной части Колумбии, среди которых особое место занимает уникальный памятник всемирного наследия ЮНЕСКО - археологический парк Сан-Агустин.

Ключевые слова: Колумбия, Калима, культура Тумако Ла-Толита, археологический парк Сан-Агустин.

...Мы проснулись рано утром под монотонный шум тропического ливня. В нем не существовало отдельных капель или струй: с неба низвергался поток изумрудной воды, и в пяти метрах от окна уже ничего не было видно. Странное и забавное чувство - как будто ты находишься в подводной лодке на большой глубине. Вместе с этим нарастало и смутное ощущение тревоги и разочарования: неужели, проделав многокилометровый путь через четыре колумбийских департамента, через две крупнейшие водные артерии этой страны, через заоблачные Анды, мы так и не достигнем нашей цели - жемчужины археологического наследия Колумбии парка Сан-Агустин!? Оставалось только ждать и уповать на гостеприимный характер древних богов этих мест...

КАЛИ - ПАЛЬМИРА - ДАРЬЕЙ Первая поездка в Колумбию, рассказ о которой опубликован в N 5 журнала "Латинская Америка" за 2012 г.1, была короткой (всего четыре дня), но удивительно насыщенной событиями, информацией и эмоциями. Трудно поверить, но жгучее желание вернуться и заняться изучением древних культур этого региона более детально удалось реализовать уже через год в рамках специального проекта при поддержке Российского гуманитарного научного фонда2.

Андрей Владимирович Табарев - доктор исторических наук, заведующий сектором зарубежной археологии Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН (olmec@yandex.ru).

стр. В этот раз я еду в Колумбию с супругой, она - художник, более 20 лет занимается иллюстрированием различных археологических отчетов, статей и книг. Готовимся поработать с коллекциями колумбийских древностей, сделать как можно больше фотографий и рисунков. По договоренности с нашим коллегой Карлосом Армандо Родригссом (Университет дель Бадье, г. Кали) план новой поездки будет включать знакомство с материалами культуры Тумако Ла-Толита, посещение археологического района Калима и специальное путешествие в археологический парк Сан-Агустин.

Такой выбор не случаен - мы начинаем целенаправленное изучение основных археологических зон Колумбии. Именно этот термин - "археологические зоны" (а не "культуры") - был предложен североамериканскими специалистами еще в середине прошлого века, во время работы над монументальным многотомным трудом "Справочник по индейским народам Южной Америки" ("Handbook of South American Indians")3. Второй том этой серии (1946 г.) посвящен цивилизациям Анд. Раздел по древностям Колумбии был написан известным американским археологом Уэн-деллом Беннеттом4. К разделу прилагалась карта, на которой обозначены восемь основных археологических зон:

Нариньо, Верхняя Каука, Кимбайя, Силу, Чибча, Тайрона, Сан-Агустин и Тьеррадентро5.

С некоторыми уточнениями и дополнениями (за последние полвека появились и "культуры", и "традиции") данной схемой можно пользоваться и сегодня.

Но сначала - сложный перелет Новосибирск - Москва - Мадрид - Кали. В общей сложности намного больше суток. Летим самолетами трех авиакомпаний и на самом протяженном участке пути (Мадрид - Кали, около 10 часов) пользуемся услугами колумбийской компании "Avianca". Впечатления самые лучшие! Просторный, пахнущий тропическими цветами салон, удобные кресла с набором подушек, пледов и персональным телевизором, улыбчивая и предельно гостеприимная команда стюардов, разнообразная кухня - все на "отлично"! Рекомендуем!

Небольшая заминка происходит при проверке паспортов в Кали: молодая девушка (видимо, из новеньких) долго смотрит в наши документы и спрашивает о визе. Не успеваю я открыть рот, как появляется дежурный по смене и объясняет девушке, что у Колумбии с Россией безвизовый режим. "Сеньор, сеньора, тысячу извинений!". И, благополучно получив свой багаж (сдали в Москве - получили в Кали!!!), мы устремляемся навстречу Карлосу Армандо с супругой, которые машут нам руками на выходе из зоны прилета.

Через пять минут мне уже кажется, что я вовсе и не уезжал из Колумбии, что не было этого долгого года между двумя поездками. А вот моей супруге все в новинку: шумная толпа в аэропорту, буйная зелень, необычные цветы, новые запахи. На правах хозяина вовсю старается и Карлос - тут же обещает моей жене, что каждый из дней, проведенных в Колумбии, будет обязательно ознаменован новым фруктовым соком, а потом сокрушается, что за 15 дней, к сожалению, всех видов соков не перепробовать. Тем не менее в своем дневнике я условно помечал проведенное время как "День луло", "День питайя", "День гуанабаны" и т.д.

стр. На улицах везде слышна музыка. Наш приезд совпадает с ежегодным фестивалем сальсы.

Для колумбийца, а для жителя Кали в особенности, сальса - это не просто зажигательный танец, это гармония души, это драйв, впитанный с молоком танцующей матери. Только в Кали насчитывается более 70 школ (и даже академий) сальсы, а на фестиваль съезжаются представители со всего континента.

Мы едем в отель с громким названием "Тоскана Плаза", где нас уже поджидает младший сын Карлоса Давид. Он недавно переехал из Манисалеса в Кали и теперь тоже работает в Университете дель Бадье. Во время ужина от него мы узнаем, что финансирование проекта спасательных археологических работ в районе г. Палестина* приостановлено на неопределенное время. Более сорока человек, привлеченных к раскопочным и лабораторным исследованиям, потеряли места, с трудом удается оплачивать аренду помещений лаборатории и хранилища находок. Такова неоднозначная ситуация с практикой хоздоговорных археологических работ в Колумбии.

Примерно два дня мы настраиваем свои биологические часы и адаптируемся к местному времени. Разница между Новосибирском и Кали ровно 12 часов. В эти дни Карлос Армандо развлекает нас показом коллекций культуры Тумако Ла-Толита в университетском музее, приятными экскурсиями в местный зоопарк и два исторических музея в районе г. Пальмира.

Колумбия отличается удивительным разнообразием представителей животного и растительного мира. Зоопарк в Кали создали всего пять лет назад, и существует он в основном на деньги спонсоров и посетителей. Это крупный современный познавательно развлекательный комплекс, состоящий из десяти тематических зон, стилизованных под различные природные ландшафты. Все это в обрамлении тропической зелени, цветов и водоемов. Здесь прямо по дорожкам разгуливают диковинные птицы, ламы и альпаки с удовольствием позволят вам погладить себя, а лев демонстративно порычит, охраняя свой прайд. Особое восхищение вызывают секции с крупными говорящими попугаями (guacamaya), окрас которых соответствует цветам колумбийского флага (желтый-синий красный), павильоны с колибри, бабочками (более 100 видов) и лягушками. В Колумбии 733 вида лягушек, только в окрестностях Кали известно около 200, причем многие из них чрезвычайно опасны - их яд вызывает полный паралич и быструю смерть.

Рано утром следующего дня мы выезжаем в Пальмиру, где в уютном кафе любуемся видом центральной площади с красивейшим собором середины XVIII в. и лакомимся свежеиспеченными булочками из юкки и сыра (pan de bono). Затем мы едем в Музей сахарного тростника, который расположен на территории асиенды Пьедечинче исторического центра производства сахара и патоки6. Асиенда представляет собой роскошный парк, посетители которого могут по многочисленным экспонатам проследить эволюцию техники обработки сахарного тростника и осмотреть цен тральную усадьбу великолепный образец местной колониальной архитекту * См. нашу статью в журнале "Латинская Америка", N 5 за 2011 г.

стр. ры XVIII в. В ней настолько точно сохранился исторический колорит, что она неоднократно была местом съемок фильмов и телесериалов.

Мы направляемся далее по долине р. Каука и делаем короткую остановку, чтобы попробовать сальпикон, - смесь из шести-семи видов фруктов, порезанных кубиками и приправленных кусочками льда. Поверьте, в тропическую жару нет ничего более вкусного и освежающего, чем это маленькое колумбийское чудо!

Следующий пункт - Асьенда Эль-Параисо, знаковое место для всей колумбийской культуры. Здесь, в здании усадьбы, Хорхе Исааксом (1837 - 1895) был написан роман "Мария" (1867 г.) - произведение, положившее начало романтической колумбийской литературе. Считается, что источником вдохновения для автора послужили удивительные по своей красоте виды на долину р. Каука, открывающиеся с веранды дома7.

На рубеже эр (200 г. до н.э. - 200 г. н.э.) на этих плодородных землях проживали группы племен, следы которых (поселения, погребения) археологи относят к так называемой культуре Малагана8. Она известна в первую очередь крупными золотыми украшениями масками, диадемами, гривнами, браслетами.

На следующий день ("День папайи") начинается наше путешествие по юго-западной Колумбии. Вместе с Карлосом и его супругой Эмилией мы едем из Кали сначала на север, а затем поворачиваем на запад и некоторое время продолжаем путь по горной трассе, заполненной грузовиками и рефрижераторами. Это дорога к тихоокеанским воротам Колумбии, городу-порту Буэновентура.

Еще через десять километров мы сворачиваем в сторону живописного межгорного ущелья, в котором в 1961 г. было начато строительство серии гидротехнических сооружений и водохранилища (площадью около 70 км2). Сегодня его называют озером Калима и по праву считают одним из лучших курортных мест юго-западной части страны9. Мягкий климат (среднегодовая температура +22 - 24 градуса), комфортная влажность и плодородные вулканические почвы создают уникальные условия для круглогодичного созревания фруктов и овощей.

Мы делаем несколько остановок, фотографируем озеро и его окрестности. Карлос показывает мне невысокий холм с аккуратными рядами пальм - на этом месте в октябре ноябре 1983 г. производились раскопки небольшого поселения Кабо-де-ла-Вела. В них (пока что единственный раз за всю стр. историю российско-колумбийских отношений) участвовал московский археолог, учитель Карлоса Армандо Владимир Александрович Башилов10.

На северном берегу озера Калима расположен небольшой городок, центр местного муниципалитета Дарьен-Калима-Дарьен. Официальная дата основания города - 1912 г., изначально он назывался Калима (от имени индейцев племени калима, проживавших на этой территории). Среди множества местных достопримечательностей - археологический музей Калима, которому только что исполнилось 30 лет. Для Карлоса Армандо этот музей, как родной. Он принимал непосредственное участие в его организации и строительстве;

значительное число материалов, находящихся в фондах и в постоянной экспозиции, найдено в ходе раскопок, которыми руководил Карлос.

Основная часть экспозиции музея посвящена трем наиболее ярким земледельческим культурам данного археологического района - Илама (VIII-I вв. до н.э.), Йотоко (I-XI вв.

н.э.) и Сонсо (V-XVI вв. н.э.)11. Илама, по мнению большинства специалистов, связана с культурными импульсами с территории Эквадора, так называемой культурой Чоррера.

Носители культуры Илама выращивали маис, тыкву и фасоль, изготавливали изящные сосуды с зооморфными и антропоморфными изображениями, обряжали своих умерших в украшения из сплава золота и меди (тумбага), среди которых можно отметить маски, ушные и носовые кольца, подвески, ожерелья. Для погребальных конструкций характерно наличие боковой камеры, расположенной на глубине 1,5 - 2,5 м.

Культура Йотоко, по всей видимости, выросла из культуры Илама и была продолжательницей ее традиций в хозяйстве, орнаментальных мотивах керамики и украшений. Существенный прогресс прослеживается в земледелии, увеличивается площадь угодий, расчищенных на равнинных участках и на склонах холмов. Вместе с этим возникают новые формы сосудов и ваз, новые декоративные стили (например, геометрический), в погребальном инвентаре появляются изящные керамические маски, золотые украшения становятся крупнее, многочисленнее и сложнее по композиции. Доля собственно золота в сплаве достигает 85 - 86 %. Все это свидетельствует об усложнении социальной структуры общества и возрастающем спросе племенной элиты на предметы роскоши.

стр. Примерно с конца IV - начала V вв. н.э. на территории археологического района Калима фиксируются следы еще одной культуры - культуры Сонсо, которая несколько веков сосуществует с культурой Йотоко. Керамика этой культуры более грубая, с упрощенной орнаментикой, представлена меньшим количеством форм, отличается характерным желтым цветом, так как для ее изготовления активно использовались местные желтые глины. В производстве украшений также доминирует простой силуэтный стиль, часто встречаются изображения зооморфного характера. Известно несколько типов погребений, в которых сохранились остатки деревянных саркофагов, а также керамические погребальные урны.

В Дарьене живут родственники супруги Карлоса Эмилии, поэтому весь вечер мы проводим в переходах из одного дома в другой, в душевных разговорах о том, что привело нас сюда из столь "далекой северной страны", и пьем бесконечный кофе.

Тема кофе не может быть обойдена ни в одном рассказе о Колумбии. Во время первой поездки мне удалось посетить Манисалес ("Город, пахнущий кофе") и увидеть комплекс по производству элитных сортов этого напитка в г. Чинчина. Манисалес (департамент Кальдас) - одна из вершин символического треугольника (Triangulo del cafe). В него также входят города Перейра (департамент Рисаральда) и Армениа (департамент Киндио).

Рядом с Армениа находится Национальный парк кофе (Parque National del Cafe) кофейное сердце Колумбии. Именно туда мы и направляемся на следующий день.

Однако прежде, чем посетить парк, мы заезжаем позавтракать в г. Буга (Guadalajara de Buga) - родной город Карлоса Армандо. Это одно из старейших поселений страны ( г.). Основная достопримечательность - известный своей чудодейственной благодатью храм Лос-Милагрос (Basilica del Sefior de los Milagros), который ежегодно посещают до млн. человек со всей Колумбии.

День выдался солнечный и жаркий. Мы подъезжаем к Парку кофе и встаем в длинную очередь туристов. Здесь многолюдно даже в будние дни. Парк занимает площадь около га. На них посетителей ждут самые различные развлечения - музей кофе, кофейная асиенда, поездка на небольшом поезде, канатная дорога, с которой открывается потрясающий вид на парк, кафе, сувенирные магазины, а также подробная экскурсия, во время которой вам в деталях продемонстрируют все этапы выращивания и пере стр. работки кофе12. Два часа в парке пролетают незаметно! Экскурсию венчает костюмированное шоу с удивительно мелодичными колумбийскими песнями, народными танцами и акробатическими номерами. Шоу предваряет перекличка: ведущий перечисляет департаменты, из которых прибыли сегодня гости, а те шумно и радостно вскидывают вверх руки. В конце представления звучит песня "Soy Colombiano...", зал в едином порыве встает и дружно подпевает. Чтобы понять, что такое колумбийский патриотизм, надо хотя бы раз увидеть и услышать это...

Перед выходом из парка - пестрый рынок с сувенирами. Удержаться невозможно: мы покупаем легкое пончо, сумку с колумбийской символикой, браслетики с зернами кофе (прошло более полугода, а аромат сохраняется) и, конечно, пару пачек со свежайшими зернами.

Мы едем в столицу департамента Киндио (г. Армениа), где на автозаправке нас встречает старший сын Карлоса Эрнесто. Здесь мы расстаемся с Карлосом на несколько дней и пересаживаемся в машину к Эрнесто. Он и его подруга Мариа Лус повезут нас в далекий Сан-Агустин.

АРМЕНИА - ИБАГЕ - НЕЙБА - САН-АГУСТИН Археологический парк Сан-Агустин находится в верховьях р. Магдалена, и чтобы попасть туда, нам надо перебраться через Кордильеры, затем повернуть на юг и пересечь территорию департаментов Толима и Уила. На самый трудный участок - горный серпантин - уходит около пяти часов, во время которых Эрнесто развлекает нас разговорами и новостями. Недалеко от Манисалеса, где живут Эрнесто с Марией, оползень уничтожил часть водопровода, и полумиллионный город остался без воды закрыты магазины, учебные заведения, многие учреждения, не ходит транспорт. В Манисалесе объявлено чрезвычайное положение. Так что эта поездка с русскими друзьями в Сан-Агустин выходит весьма кстати, шутит Эрнесто.

В г. Ибаг мы добираемся уже за полночь. Выбираем практически первый попавшийся отель и расходимся до утра. В номерах нет ни столика, ни тумбочки, ни единого стула, зато есть огромный плазменный телевизор на стене и широкие кровати. Вода в душе только холодная, но к этому мы уже давно привыкли.

В Сан-Агустин мы выдвигаемся рано утром, практически весь день нам предстоит провести в пути. Теперь мы едем по долине р. Магдалена, не менее красивой и цветущей, чем уже столь знакомая нам Каука. В каждом городке и поселке на въезде и выезде пестрые базарчики со сладостями из патоки, свежей ароматной выпечкой и фруктами.

Сегодня - "День манго", таких крупных и красивых плодов, как в департаменте Толима, мы еще не встречали, прохладный салышкон из них приводит нас в неописуемый восторг!



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.