авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 17 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЛЕНИНГРАДСКАЯ ШКОЛА ЛИТОЛОГИИ Материалы Всероссийского литологического совещания, посвященного 100-летию со дня рождения Л.Б. ...»

-- [ Страница 14 ] --

Отложения надояхского горизонта (надояхская свита и её стратиграфические аналоги) на рассмат риваемой площади вскрыты более 200 скважинами. Большинство исследователей считают, что отложе ния этого уровня формировались в морских, прибрежно-морских, дельтовых обстановках, а аллювиаль ные равнины располагались только на юге рассматриваемой территории. На литолого палеогеографической карте тоарского времени разработанной И.И. Нестеровым с соавторами [7] на се вере территории показан мелководный морской бассейн, а на западе, востоке и юге – прибрежная равни на, временами заливаемая морем. Возраст отложений определен по довольно представительным ком плексам морской микрофауны [8, 9] и находке нижнеюрских аммонитов Dactylioceras и двустворок Psedomytiloceras sp. juv., Tancredia ex gr. bicarinata в скважине Медвежья 316 [10]. Анализ кривых радио активного каротажа проведен по 73 скважинам, охватывающих почти весь север Западной Сибири. Всего в нижнеюрских отложениях рассматриваемой территории выделяются восемь характерных типов кри вых [5].

На севере территории (Малыгинская, Бованенковская, Восточно-Бованенковская, Харасавэйская, Западно-Тамбейская, Штормовая, Нейтинская, Арктическая, Тото-Яхинская, Тампейская площади) в разрезе скважин преобладают породы, для которых характерны кривые VII и V типов. Породы, для кото рых свойственны кривые VI, III и VIII типов, играют второстепенную роль, и довольно редко наблюда ются породы, характеризующиеся IV, II и I типами кривых. Находки морской микрофауны, отсутствие углистых прослоев позволяют предположить мелководно-морскую природу этих отложений. Обстановки -222 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

осадконакопления пород, для которых характерны каротажные кривые III типа, интерпретируются как промоины разрывных течений, породы с кривыми II и IV типов – вдольбереговых баров и прибрежных валов, с V типом – головных частей разрывных течений, а с I – песчаных гребней штормовых волн и приливных течений [1]. Отложения, которым соответствуют кривые VI, VII, VIII типов, формировались в спокойных обстановках мелкого и среднего шельфа.

В пределах Малоямальской и Новопортовской площадях в разрезах скважин преобладают породы, которые характеризуются кривыми III типа, также довольно часто наблюдаются породы, которым свой ственны кривые II, IV, V, VI, VII и VIII типов. Отсутствие прослоев углистых пород, наличие морской микрофауны позволяют говорить о морских обстановках осадконакопления. Резкое преобладание в раз резе пород с III типом кривых, их значительные толщины, чередование с породами, которым характерны кривые II, IV, V типов указывает на то, что возможно они формировались в обстановках подводной дель ты и мелкого шельфа. Обстановки осадконакопления пород, для которых характерны каротажные кри вые III типа интерпретируются как русла дельты, II и IV – вдольбереговых баров и прибрежных валов, V – головных частей разрывных течений, I – песчаных гребней штормовых волн и приливных течений. Та ким образом на севере Ямала в надояхское время преобладали обстановки мелкого и среднего шельфа.

На западе территории (Сюнай-Салинская, Полуйская, Лензитская, Сандибинская, Северо Ярудейская, Ярудейская, Надымская, Средненадымская, Лакьюганская площади) наиболее часто в разре зе скважин встречаются породы, которым соответствуют VII, III, IV и VI типы кривых, а породы с харак терными кривыми I, II, V и VIII типов имеют второстепенное значение. В наиболее северо-западных площадях (Лензитская, Сандибинская) сочетания пород с характерными типами кривых больше похожи на те, что обычно формируются в обстановках дельт (преобладание пород с III типом совместно с поро дами с VIII, V, II типом). На западе и юго-западе (Надымская, Средненадымская, Лакьюганская) отложе ний накапливались в обстановках выровненной аллювиальной равнины. Породам с IV типом соответст вуют фации медленных меандрирующих рек, а породы с кривыми I, VI, VII и VIII типов накапливались соответственно в обстановках береговых валов, паводковых разливов, речных пойм, стариц и озер.

В центральной части рассматриваемой территории (Самбургская, Ень-Яхинская, Ево-Яхинская, Геологическая площади) в разрезах скважин преобладают породы с кривыми VI и VII типов. Реже на блюдаются породы, которым характерны кривые III, IV и V типов. Породы с кривыми VIII и II типов имеют второстепенное значение, а породы с кривыми I типа встречаются очень редко. Существуют раз личия между скважинами расположенными на севере (Самбургская скв. 700, Ень-Яхинская скв. 501, Уренгойская скв. 279) и теми, что находятся южнее (Уренгойская скв 414, 411, Ево-Яхинская скв 356, Тюменская скв. 6). В северных преобладают породы, для которых характерны кривые III, VIII, V и VII типов. Присутствие остатков макрофлоры и спорово-пыльцевых комплексов, прослоев углистых пород, редких находок морской фауны [9] позволяют интерпретировать обстановки накопления отложений нижней части разреза как дельтовые и лагунные, а верхней - аллювиальной равнины временами заливае мой морем. В разрезах Уренгойских скважинах, расположенных восточнее и южнее, преобладают поро ды с IV, II, VI и VII типом. Эти особенности и наличие углистых прослоев, свидетельствуют о том, что формировались они в условиях аллювиально-озерной равнины, возможно, иногда заливаемой морем.

На востоке территории (Сузунская, Южно-Русская, Западно-Красноселькупская, Южно-Часельская, Северо-Толькинская, Толькинская и Светлогорская площади) в разрезах скважин чаще всего отмечаются породы, для которых характерны кривые VII, VI типов, реже – V, IV и III, и совсем редко – I и II. На се веро-востоке (Тампейская площадь) облик каротажных кривых, присутствие углистых прослоев позво ляют говорить, что формировались отложения надояхского времени в условиях мелкого и среднего шельфа. Соответственно обстановки осадконакопления пород с кривыми III типа интерпретируются как промоины разрывных течений, II и IV – вдольбереговых баров и прибрежных валов, V – головных частей разрывных течений, I – песчаных гребней штормовых волн и приливных течений. Породы с кривыми VI, VII, VIII типов формировались в обстановках спокойного шельфа. О морских обстановках свидетельст вует находка аммонитов и двустворок в Медвежьей скв. 316 [10]. Южнее, в пределах Южно-Русской, Западно-Красноселькупской и Южной-Часельской площади, отложения нижней части разреза формиро вались в условиях дельт и мелководного шельфа, а верхней - прибрежной озерно-аллювиальной равни ны, часто заливаемой морем. На юго-востоке (Светлогорская, Толькинская и Северо-Толькинская пло щади) облик каротажных кривых в разрезах скважин отвечает обстановкам озерно-аллювиальной равни ны.

В южной части территории (Таркосалинская, Западно-Таркосалинская, Харампурская, Комсомоль ская, Западно-Новогодняя, Новогодняя, Стахановская Сугмутская, Вынгапуровская площади) в разрезе скважин широко распространены породы, для которых характерны кривые VI, VII, IV и III типов, редко встречается породы с V, VIII и II типом и в единичных случаях – с I типом. Присутствие углистых про слоев и облик кривых позволяет говорить о том, что на юге отложения надояхского времени формирова лись в условиях пологой озерно-аллювиальной равнины. Обстановки осадконакопления пород с III и IV типом кривых соответствуют обстановкам русловых фаций, в первом случае ветвящихся рек с более ак тивным гидродинамическим режимом, во втором – медленных меандрирующих рек.

-223 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография Литература 1. Муромцев В.С. Электрометрическая геология песчаных тел – литологических ловушек нефти и газа. Ленинград:

Недра, 1984. 206 с.

2. Белозёров В.Б., Иванов И.А., Резапов Г.И. Верхнеюрские дельты Западной Сибири // Геология и геофизика. 2001.

Т. 42, № 11-12. С. 1888-1896.

3. Selley Richard C. Subsurfase environmental analysis of North Sea sediments // AAPG Bull. 1976. V.60, N 2. Р. 184- 4. Pirson S.J. Geologic well log Analysis (3ed). Houston: Gulf Publ. Corp, 1983. 424 p.

5. Нехаев А.Ю. Обстановки осадконакопления нижнеюрских отложений севера Западной Сибири // Палеонтология, стратиграфия и палеогеография мезозоя и кайнозоя бореальных районов. Т. 1. Мезозой. Материалы научной сессии.

Новосибирск. 2011. С. 192-195.

6. Селли Р.Ч. Древние обстановки осадконакопления. Москва: Недра, 1989. 294 с.

7. Атлас литолого-палеогеографических карт юрского и мелового периодов Западно-Сибирской равнины в масштабе 1:5 000 000 / Под ред. И. И. Нестерова. Тюмень: Изд-во ЗапСибНИГНИ, 1976. Вып. 93. 24 л.

8. Нежданов А.А., Огибенин В.В., Куренко М.И. и др. Региональная литмостратиграфическая схема мезозоя и кайно зоя Западной Сибири и основные закономерности размещения неантиклинальных ловушек углеводородов // Литмо логические закономерности размещения резервуаров и залежей углеводородов. Новосибирск: Наука, 1990. С. 79 108.

9. Шурыгин Б.Н., Никитенко Б.Л., Девятов В.П. и др. Стратиграфия нефтегазоносных бассейнов Сибири. Юрская система. Новосибирск: изд.-во СО РАН, 2000. 480 с.

10. Девятов В.П., Князев В.Г., Кутыгин Р.В. и др. Первая находка нижнеюрских аммонитов (Dactyliocers) в Западной Сибири // Доклады Академии Наук. 2006. Т. 406, № 3. С. 346-349.

Нехаев Александр Юрьевич – кандидат геолого-минералогических наук, научный сотрудник, лаборатория № 336, ИНГГ СО РАН. Количество опубликованных работ: 60. Научные интересы: литология, нефтяная геология, стра тиграфия. E-mail: Nehaev@mail.ru, nekhaevay@ipgg.nsc.ru © А.Ю. Нехаев, М.Ю. Никитин, Д.Л. Бейкер, А.А. Медведева, Н.В. Касимцева НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ ПУДОСТСКОЙ ТРАВЕРТИНОВОЙ ФОРМАЦИИ В окрестностях пос. Пудость Гатчинского района хорошо известно месторождение пресноводной извести. Здесь, в течение нескольких веков, добывалось сырьё для строительства. Это месторождение долгое время считалось хорошо изученным и, вероятно, поэтому между трудами С.Г. Войслава (80-90-е годы XIX века) и работами Т.Д. Бартош (60-70 гг ХХ века) информации об этом объекте было опублико вано очень мало [1, 2]. Пудость упоминается в работе Г.А. Дымского, но описания состояния «Пудост ских ломок» на момент 30-х годов там нет [3]. Добыча так называемого «пудостского камня» велась до 40х годов ХХ века, а само месторождение считается выработанным. Особенность пудостского разреза состоит в том, что он аномально велик по своей мощности по сравнению с аналогичными месторожде ниями Ижорского плато. Максимальная мощность, измеренная ещё в XIX веке, достигает местами более 21 фута [1]. Т.Д. Бартош называет величину несколько большую – 7,6 м [2]. Сам массив вскрывается ре кой Ижорой, а также карьерными выработками, среди которых есть и весьма свежие (90-е годы ХХ века).

Линейный характер этого геологического тела (2,5 км 300 м) имеет прямое соответствие с участком долины верхней Ижоры (на участке д. Скворицы – д. Мыза-Ивановка). Этот участок фиксируется как линеамент, хорошо различимый на космических снимках, ориентированный по азимуту 310°. Северо западнее Сквориц этот линеамент продолжается долиной реки Стрелки также в её верхнем течении. Ха рактерная деталь пудостских травертинов – наличие отчётливых текстур, свидетельствующих о сезонной ритмике, которая подчёркнута лимонит-гидрогётитовыми плёнками в «зимних» прослоях. Эти специфи ческие карбонатолиты представляют собой микроспариты, в том числе образующие тонкие биоморфные микрозональные корки. В минералогическом отношении – это почти чистый кальцит с ничтожной при месью глинистых минералов и других терригенных частиц (менее 0,1%). Это указывает на то обстоя тельство, что первичный осадок не являлся классической «гажой», впоследствии литифицированной.

Важной тафономической особенностью этого разреза является обилие раковин пресноводных моллюсков преимущественно пионерных видов. Размеры раковин невелики и не достигают своих рецентных анало гов. Помимо малакофауны, по всему разрезу встречаются мелкие раковины остракод. Отдельные про слои насыщены обрывками листьев гигрофитов, замещёнными кальцитом. Такой биотический состав прямо указывает на мелководное, возможно, частично пересыхавшее и зараставшее озеро, переходящее в заболоченные луга. Питание озера было преимущественно родниковым, что объясняется интенсивной генерацией травертинов. Биостратиграфическая последовательность остатков малакофауны указывает на частые колебания уровня озера и некоторое повышение летних температур. Т.Д. Бартош, проводившая палинологическое исследование пудостского разреза, пришла к выводу, что карбонатонакопление в этом озере происходило с начала пребореальной до конца атлантической эпохи голоцена [1]. В самом разрезе никаких литологических признаков деградации водоёма не наблюдается.

-224 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

Ранее нами была предложена гипотеза о прорыве вод Пудостского древнего озера в бассейн Палео Ижоры в районе посёлка Мыза-Ивановка [4]. Здесь русло Ижоры образует излучину, размывая замок антиклинальной складки, подобными которой осложнён тектонический план строения Ижорского плато.

До момента прорыва истоком Ижоры являлась река Парица, что отчасти читается в местном гидрогра фическом рисунке. Затем понижение базиса эрозии, вызванное, возможно, регрессивными эпизодами в истории Балтийских палеобассейнов, привело к усиленному русловому врезу и попятной эрозии в вер ховьях рек Ижорского плато. Конечным итогом этого был катастрофический прорыв вод Пудостского озера, который также мог быть спровоцирован сейсмическим событием. Подтверждением нашей гипоте зы служит обнаруженное в среднем течении Ижоры отчётливое стратиграфическое несогласие в нижней части её аллювиальных осадков: в районе д. Антелево, ж/д станции Антропшино и урочище Самсоновка.

Остатки древесины, найденные ниже поверхности несогласия в деревне Антелево, датированы нами в 9500 14С-лет. Пудостское древнее озеро было спущено значительно позже, так как значительная часть сформированных позднее этой даты отложений в среднем течении Ижоры была размыта во время про рыва. Таким образом, для получения более детальных данных о геологической истории территории Ле нинградской области, чрезвычайно важно было выяснить дату точечного события, соответствующего «Пудостскому прорыву» [4].

Непосредственно литологически и биостратиграфически изучены верхние 100 см разреза, обнажён ные в карьере. Кровля разреза, в большинстве своём, была уничтожена при выработке карьера или ранее в результате естественной денудации, уцелев лишь в нескольких местах. Судя по общей мощности фор мации (7,6 метров) и временному интервалу, соответствующему первой половине голоцена (шесть тысяч лет), среднюю скорость травертинообразования в Пудостском древнем озере можно примерно оценить:

чуть более 150 см за одну тысячу лет, то есть 1,5 мм за один год. Это отчасти было нами подтверждено аналитическими методами. Вместе с тем, весьма высока вероятность, что скорость генерации траверти нов изменялась на всём протяжении существования озера в сторону её увеличения.

Таблица 1.

Изотопный состав карбонатолитов и раковин моллюсков пудостской формации по 13C VPDB и 18О VPDB Карбонатолиты глубина отбра от 13C VPDB (‰) 18О VPDB (‰) № образца кровли (см) -8,09 -12, 1. 2. 5 -8,78 -11, 3. 10 -8,57 -11, 4. 15 -8,46 -11, 5. 20 -8,84 -11, 6. 25 -8,96 -11, 7. 30 -8,47 -12, 8. 35 -8,40 -11, 9. 40 -8,55 -11, 10. 50 -9,15 -11, 11. 60 -8,54 -12, 12. 70 -9,09 -12, Раковины моллюсков глубина отбора от 13C VPDB (‰) 18О VPDB (‰) № образца кровли (см) 1М -14,36 -11, 2М -12,78 -11, 3М -14,47 -11, Для определения количественного возраста Пудостской карбонатной формации нашими коллегами из Лаборатории геохронологии и геоэкологии донных отложений СПБГУ был применен 230Th/U (уран ториевый) метод неравновесной (радиоизотопной) геохронологии. Время формирования верхней метро вой травертиновой толщи в Пудости происходило в первой половине голоцена от 7,5±0,4 до 6,8±0,4 тыс.

лет назад, то есть с учетом погрешностей примерно те же 1,5 тыс. лет. В Пудостском ранне среднеголоценовом озере процесс осаждения карбонатов регулировался работой цианей совместно с высшими фотосинтетиками. Полученные результаты по 230Th/U-датированию Пудостской карбонатной формации свидетельствуют, что древнее озеро, где осуществлялась генерация травертинов, было спуще но около 6800 лет назад. [4, 5].

В прошлом году нами были отобраны образцы на изучение изотопного состава (13C VPDB и 18О VPDB) Пудостской карбонатной формации. Исследования проведены в Университете Лас-Вегаса (США). Результаты проведённых исследований хорошо согласуются с рабочей седиментологической -225 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография моделью Пудостского палеобассейна (табл. 1). Интенсивная работа фотосинтетиков обусловила «облег чённый» изотопный состав травертинов по углероду. Также в процессе работы выявлена заметная вариа тивность (1 ‰ углерода и кислорода) в частицах травертина, принадлежащих одному стратиграфическо му интервалу. Наиболее вероятно, что причиной такой вариативности являются сезонные явления, так как пик фотосинтеза приходится, естественно, на лето. Это подтверждается и тем, что значения 18O и 13C в значительной степени коррелируют между собой.

Мы полагаем, что изотопно облегчённый состав пудостских травертинов обусловлен несколькими геохимическими барьерами преимущественно биогенной природы: от метанотрофных бактерий до выс ших фотосинтетиков. Роль испарительного барьера минимальна. Структурный план Ижорского плато чрезвычайно осложнён новейшими нарушениями как коренных пород чехла, так и четвертичных. Мно гие дислокации несут признаки гидротермальной переработки с сульфидной и баритовой вторичной ми нерализацией. Наряду с травертинами Пудости на территории Ижорского плато и ряда соседних терри торий зафиксированы месторождения пресноводной извести, так или иначе приуроченные к системам молодых дизъюнктивов, по которым осуществлялся вертикальный транспорт CO2 и CH4. В таком случае, травертины являются естественными маркерами зон проницаемости в чехле Русской плиты, а также на дёжными хронологическими реперами эндогенной активности.

Литература 1. Труды Бюро исследований почвы горного инженера С.Г. Войслава 1888-1896. Издание Бюро исследований почвы. Санкт-Петербург, 1896. 114с.

2. Бартош Т.Д. Геология и ресурсы пресноводных известковых отложений голоцена. Средняя полоса Европей ской части СССР. Рига: изд-во «Зинатне», 1976. 258 с.

3. Дымский Г.А. Материалы к изучению месторождений известковых туфов западной части приглинтовой по лосы Ленинградского округа. // Материалы по четвертичной геологии СССР. Тр. Всесоюзного Геолого-Разведочного Объединения НКТП СССР, 1932. Вып. 225, ч. 1. Стр. 24 – 45.

4. Никитин М.Ю., Медведева А.А., Максимов Ф.Е. и др. Генезис и геологический возраст травертиноподобных карбонатов пудостского массива // Научно-теоретический журнал «Общество. Среда. Развитие». С-Пб., ЦНИТ «Ас терион», 2011. С. 231-236.

5. Никитин М.Ю., Медведева А.А. О пресноводных травертиноподобных карбонатах Ижорского плато как есте ственных маркерах структурных дислокаций // Квартер во всем многообразии. Фундаментальные проблемы, итоги изучения и основные направления дальнейших исследований: Материалы VII Всероссийского совещания по изуче нию четвертичного периода (г. Апатиты, 12 – 17 сентября 2011 г.) В 2 т. / отв. ред. О.П. Корсакова и В.В. Колька.

Апатиты, СПб: 2011. С. 110-113.

Никитин Михаил Юрьевич – ассистент кафедры геологии и геоэкологии, факультет географии РГПУ им. А.И.

Герцена, г. Санкт-Петербург. Количество опубликованных работ: 18. Научные интересы: региональная геология, литология, палеонтология, геохронология и палеогеография. E-mail: boogiewoogieboy@mail.ru Бейкер Джонатан Ллойд – аспирант, Университет Невады, г. Лас-Вегас. Научный руководитель: Мэтью Лах нет, Ph. D., проф. кафедры геологии Университета Невады. Количество опубликованных работ: 3. Научные интере сы: изотопная геохимия, палеоклиматические записи голоцена. E-mail: bakerj61@unlv.nevada.edu Медведева Александра Александровна – аспирант, кафедра физической географии и природопользования, фа культет географии РГПУ им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург. Научный руководитель: докт. географич. наук, проф.

Д.А. Субетто. Количество опубликованных работ: 10. Научные интересы: геоморфология, эволюционная география, зоология. E-mail: bo4kameda@mail.ru Касимцева Наталья Владимировна – магистр естественных наук, Университет Невады, г. Лас-Вегас. Количест во опубликованных работ: 1. Научные интересы: изотопная геохимия, палеоклиматические записи голоцена, геоэко логия. E-mail: natalia.kasimtseva@gmail.com © М.Ю. Никитин, Д.Л. Бейкер, А.А. Медведева, Н.В. Касимцева, А.А. Никонов, Ю.С. Бискэ «ШАПКИ-КИРСИНСКИЕ КАМЫ» (ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ) В ТРУДАХ Л.Б. И Е.В. РУХИНЫХ И В СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ Геолого-геоморфологическое образование под названием «Шапки-Кирсинские камы» (ШКВ) в Тос ненском районе Ленинградской области известно на протяжении почти столетия (М.Э. Янишевский, С.А.

Яковлев, К.К. Марков, Л.Б. Рухин, Е.В. Рухина, О.М. Знаменская). Абсолютная высота возвышенности достигает 80-89 м, относительная высота над базовой поверхностью силурийского плато примерно 30 м, тогда как разрабатываемые здесь многие десятилетия песчаные карьеры углубляются до 30-40 м;

а по буровым данным мощность толщи свыше 60 м.

Однозначное понимание морфологии, строения и, соответственно, генезиса своеобразного геологи ческого тела Шапки-Кирсинские возвышенности (ШКВ) до сих пор отсутствует. Разное его толкование обусловлено сложностью как формы, так и внутреннего строения самого геологического тела. Л.Б. и Е.В.

Рухины первыми стали изучать его в крупных карьерах с использованием нескольких подходов – поми мо геоморфологического, также структурного, вещественного, фациального [1, 2];

в частности, литолого -226 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

фациальная методика в общем виде изложена в монографии Л.Б. Рухина [3], а также в статьях Е.В. Рухи ной [2, 4] применительно к четвертичным отложениям. Кредо авторов таково: «анализ литологических особенностей четвертичных отложений представляется совершенно необходимым для выяснения слож ной истории их накопления, установления областей сноса, характера переноса обломочного материала и других особенностей палеогеографии четвертичного периода» [4, стр. 47]. Л.Б. Рухин стремился исполь зовать в аналитической работе несколько разнообразных, информативных независимо друг от друга по казателей: гранулометрический состав – до мельчайших фракций, то есть степень сортировки, минераль ный состав тяжелых минералов – по фракциям, степень выветрелости минералов, сферичность и округ лость (окатанность) – с разделением на зерна из палеозойских осадочных пород и из ледниковых отло жений. Выводы исследователя по каждому показателю (в соответствующих коэффициентах, процентах и других числовых характеристиках) делались по отдельности, а затем сопоставлялись. Все они вполне совпали и обобщенно представлены были так: «камовые пески перед своим отложением претерпели дос таточно длительный перенос и являются типичными водными песками», аналитические данные «с несо мненностью свидетельствуют о достаточно продолжительном периоде переноса песков водными пото ками» [1, стр. 109]. Заключение исследователя: «образование Шапки-Кирсинских камов среди мертвого льда представляется маловероятным. Местом их отложения, по-видимому, был край ледника, оканчи вающийся в бассейне» [1, стр. 109]. Надо понимать так, что приносимый талыми водами материал отла гался и в краевой части ледникового покрова и в примыкающем бассейне. Такой подход позволил осу ществить прорыв в понимании двух ключевых вопросов – особенностей седиментогенеза и генезиса все го современного геологического тела. Их разработки до сих пор остаются базовыми. Теперь это не ло кальный объект и вопросы не частные, это региональная проблема.

В отношении седиментогенеза Л.Б. и Е.В. Рухины обнаружили и подтвердили следующее особенно сти массива.

1. Стратиграфический разрез включает два горизонта морен – в самом основании толщи рыхлых от ложений, значительно ниже уровня моря, и на самом верху. Верхняя, глинисто-валунная морена, явно отложенная последним, валдайским, оледенением, облекает сильно расчлененный рельеф массива на высотах, во всяком случае, от 40 м ниже уровня моря, местами – ниже, до вершин на абсолютной высоте 70-80 (89) м.

2. Мощная промежуточная слоистая, в основном песчаная, но с крупными горизонтами и линзами галечников толща весьма изменчива и по простиранию, и по разрезу, что указывает на частую смену ус ловий накопления и размыва материала. Под ней выделяется горизонт (более 4 м) суглинков и супесей, частью с ленточно-подобной горизонтальной слоистостью, в который врезаны галечники с фаунистиче скими остатками. Выше залегают пески разной крупности с неровной, разнообразной («косой и перекре стной») слоистостью, в том числе со срезанием и замещением одних пачек другими, а также вторичными нарушениями слоистости, изменением наклона слоев до 30-40 и местами 60-80°.

3. По комплексу признаков (строение толщи, слоистость, петрографический состав, степень обра ботки разных по крупности фракций) отложения в подавляющей части определяются как потоковые, в которых материал испытал значительный перенос, а не переработку в стоячих водах. Авторы признавали его флювиогляциальным а priori, а весь комплекс называли камами, возникшими у края последнего лед никового покрова при его сокращении, но без участия в процессе их формирования мертвого льда.

Это не соответствовало представлениям их предшественников. Вместе с тем, выводы Л.Б. и Е.В. Ру хиных включают некоторые противоречия. Это связано с отсутствием в них объяснения конкретных ус ловий возникновения возвышенности, неясностями с возрастом толщи (при наличии признаков разно возрастности), отсутствием анализа направленности приноса обломочного материала по изменениям его петрографического состава в разрезе, туманностью представлений о соотношении позднеледниковых террас и слагающих их отложений с основным массивом. На уровне тогдашних знаний трудно было дос тигнуть большей ясности.

Наши работы на объекте включали, помимо анализа на современном уровне опубликованных Рухи ными фактических материалов, датирование по радиоуглероду собранных до войны костных остатков млекопитающих, изучение разрезов в новых (2002-2008 гг.) карьерах с учетом геоморфологических реа лий, петрографический анализ обломочного материала с выяснением возможных путей и способов его приноса и условий накопления, сопоставление и обобщение всех наличных данных. Материалы здесь освещены лишь в самом кратком виде.

Присутствие в нижней песчаной, дельтового характера, толще раковин морских моллюсков (Yoldia arctica, в том числе хорошей сохранности), известных из мгинской межледниковой толщи ниже по тече нию р. Мги, позволяет признать включение в песчаную толщу и перемытых остатков располагавшихся поблизости отложений микулинского возраста (115-130 тыс. л. н.). Кстати заметить, что на водоразделе рр. Тосны и Саблинки скважины обнаружили, как и у пос. Кирсино, два горизонта морен, а именно под и над мгинской толщей [5]. Потоки, отложившие мощную песчаную толщу, были определенно направлены с юга на север, о чем свидетельствует преобладание в средне- и крупнозернистых песках гальки и мелких валунов пород палеозоя, включая оболовый песчаник, глауконитовый известняк, девонский мергель и, что особенно характерно, известняки и кремни нижнего карбона (редкие гальки в районе Кирсина и мно гочисленные в Келколове [2, 6]).

-227 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография Возраст самой толщи песков, точнее их нижних горизонтов с галечно-гравийным наполнением и с фаунистическими находками, в свое время толковался очень неопределенно – как «вюрмское время в широком смысле», не исключая и межледниковое [7]. Ныне часть фаунистических остатков из несколь ких мест датирована с помощью 14С в пределах 38–33 тыс. л. н. [8]. Это убеждает в принадлежности на званных песков (в их нижней части) ко времени ленинградского мегаинтерстадиала.

Вблизи бывших Кирсинских карьеров в нынешнем Ивановском карьере (в контуре разработок 2006 2008 гг.) заново вскрыты толщи ШКВ. Дно карьера располагается на абсолютных высотах 54 м, вершина возвышенности над ним находится на высоте около 72 м. Возвышенность покрыта моренным чехлом.

Нижний контакт морены в одних случаях секущий по отношению к подстилающим, залегающим на клонно (до 10-30°) песчано-галечным пластам, в других – субгоризонтальный, параллельный, но с при знаками напорного расслоения подстилающих песков, причем подошва морены сильно насыщена песча ным материалом, явно происходящим из подстилающей песчаной толщи. Возвышенность сложена меж стадиальными флювиогляциальными и частично озерными отложениями, как это фиксировалось и Е.В.

Рухиной [2], и одним из авторов в соседних выработках. С запада к склону на высоте 58 м и ниже при слонены (в него вложены ?) горизонтально лежащие крупнозернистые пески, которые скорее относятся к позднеледниковой дельте, ориентированной к югу.

Межстадиальные косослоистые пески и супеси содержат линзы галечного материала, а местами включают также черные и зеленоватые суглинки с ленточной слоистостью, в которых наблюдались рас сеянные гравий и галька. В составе галечника преобладают различные граниты, включая рапакиви, мно го основных пород докембрия и весьма заметна (около 10%) примесь пород палеозоя, включая саблин ские или ижорские песчаники (кембрий), волховские глауконитовые доломитистые известняки (ордо вик). В обломочном материале на дне карьера изредка встречаются куски кремня из нижнего карбона (как это наблюдалось нами и в карьере Келколово значительно севернее, и в придонной части Шапкин ского карьера южнее (за дорогой Тосно-Шапки) [6]). Галечный материал из нижних горизонтов карьера содержит более заметную примесь пород нижнего карбона – это известняки со Striatifera.

Важно, что на краю карьера у абсолютной отметки около 70 м под созданным при вскрышных рабо тах отвалом моренного материала сохранился раннеголоценовый торфяник мощностью около 0,5 м, ко торый залегает на озерном суглинке. Образец из подошвы торфа имеет возраст 9210 ± 70 л.н. 14С ( ± 100 кал.) [ЛУ-6047]. Таким образом датируются подстилающие озерные суглинки позднеледниковья и последующее начало освобождения возвышенности от послеледникового бассейна (Анцилового озера).

Эта датировка, хотя и опосредованно, подтверждает принадлежность морены к верхне-валдайскому (ос ташковскому) горизонту, а также отнесение подстилающей ее толщи песков к ленинградскому мегаин терстадиалу. Последнее вполне соответствует и независимым определениям возраста (14С) находимых в этой толще костных остатков млекопитающих [8].

В южной части ШКВ, к югу от дороги Тосно-Шапки развита ровная плоская полоса шириной в не сколько сотен метров, вытянутая к югу-юго-востоку на 1,5 км с понижением от 69 м на севере у пос.

Шапки до 65 м на юге. Поскольку уровни бассейна позднеледникового возраста располагаются выше, на абсолютных высотах 53 и 48 м [9], и плоская поверхность наклонена к югу, будучи в южной (дисталь ной) части на 12-17 м ниже морфологически отчетливых уровней позднеледниковых бассейнов севернее, это плоско-наклонное образование надо признать дельтовым, а время его формирования относить к ран ним фазам позднеледниковья. Протяженный в субширотном направлении и вскрывающий поперек ука занную форму на глубину до 30 м карьер позволил решить вопрос однозначно. В карьере на всем его протяжении вскрыта мощная толща песков, состоящая из нескольких пачек с ровной, выполняющей сло истостью, подстилаемая вскрытым только на несколько метров галечно-песчаным горизонтом с обло мочным материалом карбона [6]. Ни каких-либо фаунистических остатков, ни деформаций в толщах, в отличие от того, что регулярно обнаруживалось в теле самой ШКВ, не обнаружено. Это геологическое ложе позднеледниковой дельты врезано и тело ее вложено в основной массив ШКВ на позднем этапе его формирования.

В целом, по внутренней структуре, стратиграфии, литологии, с учетом геоморфологических особен ностей и возраста слагающих осадочных толщ, выявляется, что ШКВ – это эрозионный останец поздне ледникового времени, в котором фрагментарно сохранились моренная, частично абрадированная и рас члененная эрозией равнина в северной части (до широты дер. Кирсино и несколько южнее) и позднелед никовая же дельта в средней и южной, пониженных частях останца. Соответствующие отложения нало жены, а дельта и вложена в межстадиальные речные и частью озерные отложения, которые служат по гребенным цоколем современной ШКВ.

Установлено, что ШКВ и геологически, и морфологически – это сложно построенное образование с разновозрастными элементами разного седиментологического характера, формировавшееся на протяже нии позднего плейстоцена и моделированное в раннем голоцене. Называть его камовым полем в приня том смысле нет оснований, Во всяком случае, оно не несет никаких признаков связи ни с активным, ни с мертвым льдом, к чему фактически склонялись уже Л.Б и Е.В. Рухины, хотя по традиции писали о камах.

Работа выполнена при поддержке темплана Санкт-Петербургского государственного университета.

-228 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

Литература 1. Рухин Л.Б. Об условиях образования Шапки-Кирсинских камов // Ученые записки ЛГУ. Сер. геогр. наук. Вып. (25). 1939. С. 96-110.

2. Рухина Е.В. Материалы к изучению Шапки-Кирсинских камов // Ученые записки ЛГУ. Сер. геогр. наук. Вып. (25). 1939. С. 72-95.

3. Рухин Л.Б. Кембро-силурийская песчаная толща Ленинградской области // Ученые записки ЛГУ. Сер. геол.-почв.

наук. Вып. 4. 1939. 176 с.

4. Рухина Е.В. О некоторых особенностях литологии четвертичных отложений и методике их изучения // Вестн. Ле нингр. Ун-та. 1956. № 12. Сер. геол. и геогр. Вып. 2. С. 47-57.

5. Ансберг Е.А., Знаменская О.М. О морских отложениях на водоразделе рек Тосны и Саблинки // Доклады АН СССР. 1941. Т. 30. № 9. С.1562-1564.

6. Бискэ Ю.С., Никонов А.А. Состав и происхождение эрратического материала в отложениях верхнего плейстоцена Приневской низменности // Вестник СПб Ун-та. Сер. 7. 2007. Вып. 2. С. 50-57.

7. Громов В.И. Остатки фауны из шапкинских камов в Ленинградской области // Ученые записки ЛГУ. Сер.

геогр.наук. Вып. 1 ( 25). 1939. С. 111–113.

8. Никонов А.А., Плихт Й. Первые радиоуглеродные датировки костных остатков представителей мамонтовой фауны на С-З России // ДАН. 2010. Т. 432. № 1. С. 1–4.

8. Яковлев С.А. Наносы и рельеф гор. Ленинграда и его окрестностей. Л. 1926. Т. 1. 186 с. Т. 2. 264 с.

Никонов Андрей Алексеевич – доктор геолого-минералогических наук, профессор, главный научный сотрудник, ИФЗ РАН, г. Москва. Количество опубликованных работ: более 700. Научные интересы: четвертичная геология, хроностратиграфия, седиментогенез, палеогеография. E-mail: nikonov@ifz.ru Бискэ Георгий (Юрий) Сергеевич - доктор геолого-минералогических наук, профессор СПбГУ, г. Санкт Петербург. Количество опубликованных работ: более 100. Научные интересы: региональная геология, стратиграфия, геодинамика. E-mail: gbiske@hotmail.com © А.А. Никонов, Ю.С. Бискэ, Е.А. Новичкова ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ БЕЛОГО МОРЯ В ГОЛОЦЕНЕ ПО ДАННЫМ АНАЛИЗА МИКРОФОССИЛИЙ Комплексные исследования наземных (споры и пыльца) и водных палиноморф (цисты динофлагел лат, зеленые водоросли, акритархи и органические остатки скелетов фораминифер) позволили реконст руировать основные этапы смены палеоокеанологических условий в Белом море в голоцене. Основой палеореконструкций стали первые радиоуглеродные (AMS14C) датировки толщи донных осадков Белого моря.

Изученные ранее материалы по распределению микрофоссилий в поверхностных осадках Белого моря, а также в колонках, охватывающих последние 250 лет [1], позволяют использовать данную мето дику для изучения голоценовой толщи осадков.

Материал и методы исследования. Исследованные колонки донных осадков 6050 (глубина моря м, длина 340 см) и 6062 (глубина моря 71 м, длина 338 см) отобраны в 71 и 80 рейсах НИС «Профессор Штокманн» (2005, 2006 гг.) сотрудниками Лаборатории физико-геологических исследований ИО РАН.

Колонки взяты в открытых частях Двинского и Онежского заливов (рис. 1). Согласно результатам радио углеродного датирования (AMS14C) вскрытых осадков, а также дополняющим данным спорово пыльцевого анализа, их максимальный возраст составляет около 13–11,5 тыс. кал. л.н. Преобразование радиоуглеродного возраста в календарный было проведено с помощью программы Calib 5.1 [2] с учетом поправки на общий резервуарный эффект (400 лет;

[3]).

Обработка образцов, взятых с интервалом 5–10 см для целей анализа палиноморф, выполнена по методике, используемой в институте им. А. Вегенера (AWI, Потсдам) [4]. Методической основой палео реконструкций являлись выявленные зависимости состава ассоциаций микрофоссилий и их распростра нения в поверхностных осадках Белого моря от основных гидрологических параметров фотического слоя вод [4].

История развития Белого моря в голоцене. Период 13–11,5 тыс. кал. л.н. Осадки, вскрытые колон кой 6062, представлены монотонными оливковыми глинами (рис. 1), практически без содержания орга нического вещества (ОВ). По данным анализа водных палиноморф, в Онежском заливе реконструирует ся холодноводный солоноватоводный водоем с низким уровнем первичной продукции и притоком пре сных вод, вероятно, ледникового происхождения, что установлено по наличию в спектрах космополит ного вида O. centrocarpum (его арктических подвидов) в сочетании с холодноводными полярными вида ми (I. minutum и E. karaense). Для периода 11,2–10,2 14С тыс. л.н. в северной части Атлантического океа -229 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография на реконструирована суровая ледовая обстановка, блокировавшая приток теплых океанских вод на шельф Северной Евразии и вызвавшая смещение к югу субполярного фронта [5].

0 67° 830566° 65° 6010 64° Глубина, см 32° 34° 36° 38° 40° 42° 44° Условные обозначения Алеврит Пелит алевропесчанистый Глина Ракушки Алевропелит Гидротроилит Возраст AMS C Песок Рис. 1. Местоположение и литологический состав колонок 6062 и 6050.

Период 11,5–10 тыс. кал. л.н. является переходным для Белого моря. В колонках вскрыты алевропе литы со вкраплениями раковин морских моллюсков (6062). Анализ ассоциаций водных палиноморф по казывает резко возросшую циркуляцию вод в Белом море при смене обстановок осадконакопления с ледниково-морских на морские. По данным нашего анализа, за счет присутствия космополитных видов диноцист реконструируются большие сезонные колебания температуры фотического слоя вод, а наличие цист эвригалинных холодноводных видов позволяет предположить продолжающийся процесс дегляциа ции бассейна, завершившийся, вероятно, около 10 тыс. кал. л.н.

Для периода 10–9 тыс. кал. л.н. характерно резкое увеличение притока баренцевоморских вод. В ре зультате смещения положения полярного фронта для юго-восточной части Бассейна и северо-восточной части Онежского залива отмечено максимальное содержание диноцист космополитных видов североат лантического происхождения. Существенное сокращение продолжительности ледового покрова (рис. 2) реконструируется по увеличению доли тепловодных видов S. ramosus после 8.6 тыс. кал. л.н.

Период 9–5,8 тыс. кал. л.н. характеризуется появлением новых для Белого моря цист тепловодных видов. Состав осадков меняется на песчанисто-алевритовый (6050, 6062) с многочисленными вкрапле ниями малакофауны (6062). В составе ассоциаций диноцист возрастает доля субтропических видов и снижается роль космополитных, что говорит о смягчении условий их обитания и отсутствии резких ко лебаний температуры поверхностных вод по сезонам. По данным анализа водных палиноморф, для вос точной части Бассейна средние летние температуры поверхностных вод для времени 6,3–5,8 тыс. кал.

л.н. были близки к современным (рис. 1).

Для начала периода 5,8–2,6 тыс. кал. л.н. (в осадках песчано-глинистый алеврит) по комплексам па линоморф фиксируется похолодание климата за счет сокращения количества цист тепловодных видов динофлагеллат и некоторого увеличения гетеротрофных холодноводных видов (I. minutum, B. simplex, E.

karaense). Согласно полученным данным, температуры поверхностных вод вновь понижаются после термического оптимума голоцена, а продолжительность ледового покрова несколько увеличивается (рис.

1). Кроме того, развиваются виды, способные существовать при резких колебаниях температуры воды по сезонам, что позволяет предположить снижение притока баренцевоморских вод.

-230 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

Карелия, аномалии Белое море, Баренцево море температуры воздуха колонка 20 28 -4 4 1220 -2 2 6 12 8 4 Ледовый покров, месяцев/год Зимняя температура Летняя соленость Летняя температура Ледовый покров, Современные поверхн. вод (0С) поверхн. вод ( С) месяцев/год параметры водных масс ( ‰) зима лето Рис. 2. Сравнение палеоклиматических реконструкций для Карелии [6], средней продолжительности ледового покрова на юге Баренцева [7] и основных параметров водных масс на востоке Белого морей.

В период 2,6 тыс. кал. лет – современность состав ассоциаций водных палиноморф становится близ ким к современному с учетом региональных особенностей формирования в поверхностных осадках Бе лого моря [4].

Таким образом, полученные данные, в сопоставлении с опубликованными результатами микропа леонтологических, литолого-геохимических и других исследований, позволили реконструировать голо ценовую историю развития моря с момента его дегляциации.

Автор выражает благодарность академику А.П. Лисицыну, Е.И. Поляковой и В.П. Шевченко за по мощь в анализе полученных данных.

Исследования поддержаны Президиумом (программа № 23) и Отделением наук о Земле РАН (про ект «Наночастицы…»), НШ 618.2012.5, а также РФФИ (грант 12-05-00998-а).

Литература 1. Головнина (Новичкова) Е.А., Полякова Е.И. Ассоциации цист динофлагеллат в поверхностных осадках Белого мо ря (Западная Арктика) // ДАН. 2005. Т. 400, № 3. С. 382–387.

2. Stuiver M., Reimer P.J. Extended 14C database and revised CALIB 3.0 radiocarbon calibration program // Radiocarbon.

1993. 35 P. 215–230.

3. Stuiver M., Braziunas T.F. Modeling atmospheric 14C influences and 14C ages of marine samples back to 10,000 BC // Radiocarbon. 1993. 35 P. 137–189.

4. Новичкова Е.А., Полякова Е.И. Цисты динофлагеллат в поверхностных осадках Белого моря // Океанология. 2007.

Т. 5, №47. С. 709–719.

5. Ko N., Jansen E., Haflidason H. Paleoceanographic reconstructions of surface ocean conditions in the Greenland, Iceland and Norwegian Seas through the last 14 ka based on diatoms // Quaternary Science Reviews. 1993. Vol. 12. P. 115–140.

6. Климанов В.А., Елина Г.А. Изменения климата на Северо-западе Русской равнины в голоцене // Докл. АН. СССР.

1984. Т. 274. вып. 5. С. 1164–1167.

7. Voronina E., Polyak L., de Vernal A. et al. Holocene variations of sea-surface conditions in the southeastern Barents Sea, reconstructed from dinoflagellate cyst assemblages // J. of Quaternary Science. 2001. V. 16. P. 717–726.

Новичкова Екатерина Александровна – кандидат геолого-минералогических наук, научный сотрудник Лабора тории физико-геологических исследований Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, г. Москва. Количество опубликованных работ: 30. Научные интересы: микропалеонтология, литология, палеогеография. E-mail: eno vichkova@ocean.ru © Е.А. Новичкова, -231 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография В.К. Пискунов, С.В. Рудько, Е.Ю. Барабошкин МИКРОФАЦИИ И УСЛОВИЯ ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ ВЕРХНЕЮРСКИХ КАРБОНАТНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ПЛАТО ДЕМЕРДЖИ (ГОРНЫЙ КРЫМ) Плато Демерджи имеет сложное блоково-надвиговое строение. В разрезе плато Демерджи выделено 5 толщ позднеюрского возраста, отделенных друг от друга поверхностями несогласий или надвигов. Они представлены толщами (снизу вверх): I –конгломератов, II – онкоидных и тромболитовых известняков, III – конгломератов с карбонатными брекчиями, IV – слоистых карбонатных брекчий, V –слоистых из вестняков. Фундаментом служат отложения таврической серии. Толщи I, II, III разделены поверхностями несогласий, а толщи IV и V отделены от остальных разрывами. Толща I не содержит верхнеюрских кар бонатных отложений, поэтому отдельно не рассматривается.

Позднеоксфордский-раннекимериджский возраст известняков толщи II и кимеридж-титонский (?) возраст конгломератов и брекчий толщи III был установлен Н.И. Лысенко по комплексу гастропод. Воз раст брекчий толщи IV был установлен Е.Ю. Барабошкиным как позднекимериджский или более позд ний по найденному в осыпи аммониту Discophinctoides cf. modestus (Schneid) [1]. Возраст толщи V опре делен А.А. Федоровой по комплексу фораминифер как средний-поздний титон [2].

Для понимания фациальных взаимоотношений и последовательности толщ было проведено седи ментологическое изучение разрезов, дополненное микрофациальным анализом более 400 шлифов по ме тодике Э. Флюгеля [3].

Толща II находится в тектонических линзах мощностью до 25 м. Самыми крупными является об нажения на южном эскарпе плато Демерджи и районе г. Пахкал-Кая.

На южном эскарпе плато Демерджи разрез сложен известнякамимелководных микрофаций. Внизу известняки представлены онкоидными руд- и флоатстоунами с многочисленными неринеями (s.l.). По добные отложения формируются в условиях изолированной лагуны при умеренной гидродинамике [3], что подтверждается обедненным составом фауны. Разрез надстраивается флоат-, пак- и грейнстоунами с многочисленными микритизированными биокластами и ассоциациями микроинкрустаторов Lithocodium aggregatum Elliott, 1956 – Bacinella irregularis Radoiиiж, 1959. Обильная микритизация зерен характерна для зоны открытой лагуны при низких скоростях седиментации [4], что подтверждается ассоциацией Lithocodium - Bacinella [5] и нормально-морским составом фауны.

Толща II в разрезе г. Пахкал-Кая представлена известняками, образованными в более глубоковолд ных обстановках. Они сложены тромболитами и редкими губками с многочисленными микроинкруста торами Crescentiella (=Tubiphytes) morronensis (Crescenti, 1969) с поперечным диаметром внешней обо лочки от 0,3 до 1 мм, редкими Koskinobullina socialis Cherchi et Schroeder, 1979 и единичными трубками теребеллид. Тромболиты являются микробиальными образованиями с комковатой текстурой. Попереч ный диаметр внешней микритовой оболочки Crescentiella morronensis является функцией количества света и, соответственно, глубины [5]. Преобладающие размеры диаметров внешних оболочек равные 0, – 1 мм у изученных Crescentiella morronensis свидетельствуют о глубинах в десятки метров. Ассоциация Crescentiella morronensis и Koskinobullina socialis характерна для верхнего склона платформы между ба зисом воздействия волн в хорошую и штормовую погоду, а ассоциация Crescentiella morronensis с тере беллидами характерна для более глубоких условий ниже базиса воздействия штормовых волн [3, 5].

В основании разреза толщи II на г. Пахкал-Кая присутствуют микрофации пелоидно-биокластовых пак- и вакстоунов с ассоциациями Lithocodium – Bacinella, редко кортоидных грейнстоунов. Они отвеча ют внутренней части платформы [6].

Таким образом, известняки толщи II отвечают трансгрессивному циклу, выразившемуся в переходе от фациальной зоны изолированной лагуны к открытой лагуне (южный эскарп плато Демерджи) и пере ходу от внутренней платформы к губково-тромболитовым постройкам склона платформы (г. Пахкал Кая). Позже платформа подверглась эрозии и поэтому переходные фации края платформы не обнаруже ны.

Толща III содержит прослои карбонатных брекчий мощностью до 5 м и многочисленные карбонат ные обломки в слоях конгломератов, а толща IV состоит из слоистых карбонатных брекчий видимой мощностью 300 м. Составы микрофаций в карбонатных обломках толщи IV и толщи III практически идентичны. В них преобладают тромболиты со строматопорами, микроинкрустаторами Crescentiella morronensis диаметром 0,5 - 1 мм, редкими Koskinobullina socialis, теребеллидами и мелкими бентосными фораминиферами. Крупные диаметры (0,8–1 мм) внешней оболочки Crescentiella morronensis типичные для глубин в первые десятки метров и Koskinobullina socialis указывают на обстановки верхней части -232 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

склона платформы. В то же время ассоциации Crescentiella morronensis и теребеллид характерны для зон ниже базиса штормовых волн [5].

Перед разрушением этих фаций происходила первичная литификация платформы, что подтвержда ется распространением геопетальных структур с вадозным микроспаритом.

Схожесть губково-тромболитовых микрофаций толщи II и толщ III и IV свидетельствуют о размыве позднеоксфордской-раннекимериджской карбонатной платформы (толща II) и переотложении ее облом ков при накоплении толщ III и IV. По ассоциациям микрофаций устанавливается, что для обеих толщ основным источником карбонатных обломков являлся склон платформы, отвечавший толще II. Поэтому мы предполагаем близкое по времени накопление толщ III и IV, вплоть до одновременного, во время позднего кимериджа-титона.

Брекчии толщи IV относятся к мегабрекчиям. Для них характерно накопление на средних или ниж них частях склона [3, 7], либо, при больших массах материала, - на его подножии [3]. Мегабрекчии обра зовались благодаря ранней литификации платформы, разрушавшейся при подвижках вдоль разрывов, контролировавших ее внешний край.

Толща V состоит из слоистых известняков мощностью более 1 км. По результатам микрофациаль ного анализа было выделено несколько ассоциаций микрофаций, каждая из которых характерна для оп ределенной фациальной зоны окаймленной карбонатной платформы [3, 8, 9, 10]: биндстоуны и пак биндстоуны с фенестрами отвечают приливно-отливным отмелям и водорослевым маршам;


слоистые флоатстоуны, реже рудстоуны с микритовыми онкоидами, редко с другими типами онкоидов и форами ниферовые пакстоуны с редкими Lithocodium aggregatum и Taumathoporella parvovesiculifera – изолиро ваннной лагуне;

слоистые флоатстоуны, реже вак- и пакстоуны с многочисленными онкоидами смешан ных типов, часто микритизированными биокластами с Lithocodium aggregatum, Baccinella irregularis и Taumathoporella parvovesiculifera и биотурбированные биокластовые вакстоуны – открытой лагуне с глу бинами от первых метров до первых десятков метров;

грейнстоуны и грейн-пакстоуны с покрытыми зер нами – отмелям внутренней платформы или края платформы, реже приливным руслам;

коралловые и губковые небольшие биогермы, гастроподовые и рудистовые банки – с широко развитыми Lithocodium aggregatum, Bacinella irregularis, Taumathoporella parvovesiculifera – различным фациальным зонам внут ренней платформы. Последовательность микрофаций разреза толщи V отвечает трансгрессивному циклу, при этом большая часть отложений накопилась в условиях открытой лагуны.

Таким образом, каждая из выделенных толщ отвечает определенной обстановке накопления, связан ной с определенным этапом развития бассейна.

В позднем оксфорде – раннем кимеридже (толща II) в условиях трансгрессии росла карбонатная платформа, на склоне которой были развиты губково-тромболитовые биогермы.

В позднем кимеридже – титоне (толщи III и IV) в условиях регрессии происходила первичная лити фикация платформы и ее эрозия. Разрушению платформы способствовала активизация разрывов при фо новом терригенном сносе (только при накоплении толщи III).

В среднем-позднем титоне (толща V) во время обширной трансгрессии образовалась мелководная карбонатная платформа, предположительно, окаймленная отмелью.

Работа выполнена при поддержке РФФИ (проекты № 11-05-00405, 10-05-00276, 10-05-00308).

Литература 1. Пискунов В.К., Рудько С. В., Барабошкин Е.Ю. Строение и условия формирования верхнеюрских отложений рай она плато Демерджи (Горный Крым) // Бюл. МОИП. Отд. геол. 2012, в печати.

2. Андрухович А.О., Туров А.В. Сравнительная характеристика титон-берриасских отложений Караби-яйлы и Де мерджи-яйлы (Горный Крым) // Известия ВУЗов. Геология и разведка. 2002. № 2. С. 29–39.

3. Flgel E. Microfacies of carbonate rocks: analysis, interpretation and application. Second Edition: Berlin and Heidelberg:

Springer-Verlag. 2010. 984 p.

4. Кабанов П.Б. Микритизация частиц как фациальный индикатор в мелководно-морских карбонатных породах // Бюл. МОИП. Отд. геол. 2000. Т. 75, вып. 4. С. 39–48.

5. Leinfelder R., Werner W., Nose M., et al. Paleoecology, growth parameters and dynamics of corals, sponge and microbolite reefs from the Late Jurassic // Reef Evolution, Research Reports. Global and Regional Controls on Biogenic Sedimentation.

1996. Vol. 1, № 2. P. 227–248.

6. Барабошкин Е.Ю., Пискунов В.К. Строение и условия формирования верхнеюрских отложений района г. Пахкал Кая (Крым) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 4. Геол. 2010. №1. С. 17–25.

7. Chen D., Tucker M.E., Jiang M, et al. Carbonate platform evolution: from a bioconstructed platform to a sand shoal system (Devonian, Guilin, South China) // Sedimentology. 2002. Vol. 49. P. 737–764.

8. Martini R., Cirilli S., Saurer C. et al. Depositional environment and biofacies characterisation of the Triassic (Carnian to Rhaetian) carbonate succession of Punta Bassano (Marettimo Island, Sicily) // Facies. 2006. Vol. 53, № 3. P. 389–400.

9. Tiljar J., Vlahovi I., Veli I., et al. Carbonate platform megafacies of the Jurassic and Cretaceous deposits of the Karst Dinarides // Geologia Croatica. 2002. Vol. 55. P. 139–170.

-233 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография 10. Vedrine S., Strasser A., Hug W. Oncoid growth and distribution controlled by sea-level fluctuations and climate (Late Oxfordian, Swiss Jura Mountains) // Facies. 2007. Vol. 53. № 4. P. 535–552.

Пискунов Владимир Константинович – аспирант, кафедра региональной геологии и истории Земли МГУ им.

М.В. Ломоносова, г. Москва. Научный руководитель: докт. геол.-мин. наук, проф. Е.Ю. Барабошкин. Количество опубликованных работ: 11. Научные интересы: седиментология, палеогеография, секвентная стратиграфия. E-mail:

vkpiskunov@gmail.com Рудько Сергей Владимирович – аспирант лаборатории седиментологии и геохимии осадочных бассейнов ГИН РАН, г. Москва. Научный руководитель: докт. геол.-мин. наук, проф. Ю.О. Гаврилов. Количество опубликованных работ: 9. Научные интересы: седиментология, хемостратиграфия. E-mail: rudserega@yandex.ru Барабошкин Евгений Юрьевич – доктор геолого-минералогических наук, профессор,, профессор кафедры ре гиональной геологии и истории Земли МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва. Количество опубликованных работ:

350. Научные интересы: седиментология, палеонтология, палеогеография. E-mail: ejbaraboshkin@mail.ru © В.К. Пискунов, C.B. Рудько, Е.Ю. Барабошкин, М.В. Платонов ПЕРВЫЕ ЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕСЧАНЫХ ПОРОД ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ Одними из первых, если не сказать первыми, геологическими объектами, для которых Л.Б. Рухин провел литологические исследования, были терригенные толщи Ленинградской области – кембро ордовикская (тогда кембро-силурийская) и среднедевонская [1, 2]. Видимо, позднее им также был прове ден сравнительный анализ вещественного состава (с привлечением уже скважинного материала), зако номерностей строения и условий образования всех терригенных толщ Ленинградской области (дополни тельно вендской, верхнедевонской и нижнекарбоновой) [3]. Имея в целом разное строение, эти толщи объединяет то, что основным и самым интересным их компонентом являются песчаные отложения, ко торым и было уделено главное внимание в этих работах. Предопределен был и выбор объектов, находя щихся в непосредственной близости к Ленинграду, где учился и жил Лев Борисович, и являющихся клас сическими, стратиграфия и строение которых привлекали внимание геологов, начиная с начала XIX века.

В те годы (30-ые годы XX века) петрография осадочных пород только начинала свое развитие в нашей стране, поэтому исследования Л.Б. Рухина стали первым комплексным, по-настоящему литологическим изучением кембро-ордовикских песчаников.

Кембро-ордовикская песчаная толща.

Вот что пишет сам Лев Борисович о начале работ по ее изучению [1, стр. 94]: «Летом 1934 г. мною по поручению Саблинской станции ЛГУ было предпринято изучение кембро-силурийской («оболовой») песчаной толщи в пределах бассейна рек Тосны и Саблинки… Необходимость проверки и сопоставления полученной стратиграфической схемы со смежными районами распространения «оболовой» толщи обу словили постановку в 1935 г. дальнейшего ее стратиграфического и литологического изучения уже в пределах всей южной части Ленинградской области.» Примечательно, что ко времени начала этих работ он был аспирантом и ему было 22 года (в 1933 он окончил геологический факультет, а в 1934 защитил кандидатскую диссертацию по палеонтологии).

Сама работа была закончена изданием монографии в 1939 году. Она включает в себя две части. Пер вая из них – I. Материалы к познанию условий отложения и литологии «оболовой» толщи бассейна рек Тосны и Саблинки. Эта часть остается примером всестороннего литологического изучения песчаных отложений как в полевых, так и в камеральных условиях. Нет ни одного признака толщи и породы, ни аспекта исследований, который бы не изучался и не обсуждался в работе. Л.Б. Рухин последовательно приводит (далее названия глав работы) историю предыдущих исследований;

стратиграфию оболовой толщи, в рамках которой по сути дает литологическое описание конкретных разрезов в естественных выходах и делает выводы о строении толщи;

описания косой слоистости;

гранулометрического состава;

окатанности и характера поверхности песчаных зерен;

минералогического состава песков оболовой тол щи;

знаков ряби, глинистых прослоев и галек глин;

галек и линз конгломератов;

условий отложения обо ловой толщи. Попутно, в соответствующих разделах, он анализирует классификацию косой слоистости Ю.А. Жемчужникова, в особенности ее генетическую составляющую и использует ее для реконструкции условий образования песков, проводит обзор существующих на тот момент времени представлений (в основном зарубежных исследователей) о факторах, влияющих на окатанность зерен и характер их по верхности, а также генетической природы этих явлений.

Необходимо отметить еще два момента, типичных для данного литологического исследования. Пер вый – Львом Борисовичем было проведено не просто изучение литологических характеристик пачек по род иди свит (а в разрезе их три), а сделано послойное исследование песчаной толщи с описанием и ди -234 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

агностикой всех вышеперечисленных свойств песчаных пород каждого слоя. Количество слоев в толще составляет 30-40, мощность каждого слоя в среднем 30 см при общей мощности песчаной толщи в бас сейне рек Тосны и Саблинки около 15 м. Для платформенных толщ небольшой мощности метод послой ного опробования и изучения был и остается необходимым для выявления и понимания тонкостей про цессов формирования песчаных отложений.

Второй момент заключается в методологическом подходе исследования, которое было начато со сбора фактических данных посредством полевых наблюдений и производства различного рода анализа вещества, дальнейшей их обработкой и обобщением и закончилось методически правильно примененной интерпретацией и построением палеогеографической модели формирования толщи. Как нам кажется, именно такой подход к изучению геологических объектов был и остается свойственным литологической школе Л.Б. Рухина.


Во второй части монографии – II. Материалы к стратиграфии кембро-силурийской песчаной толщи Ленинградской области – приводятся послойные литологические описания и стратиграфия (литострати графия) всех основных выходов кембро-ордовикских песчаных отложений вдоль Балтийско-Ладожского глинта на протяжении почти 300 км. Таким образом, Л.Б. Рухиным была создана новая литостратигра фическая схема расчленения оболовой толщи, справедливая и поныне для центральной и восточной час тей Ленинградской области. Одновременно им были впервые выделены (а их названия введены в литера туру) тосненская, саблинская и ладожская (ладожские слои по Л.Б. Рухину) свиты.

Читая работу, создается впечатление, что в нее вошла лишь очень небольшая часть полученных данных и фактического материала, который планировался быть обработанным в дальнейшем. Например, так и не была обработана коллекция беззамковых борахиопод, собранная во время экспедиций.

Несмотря на некоторую устарелость сведений, методов и методик, приводимых и используемых в работе Л.Б. Рухина, она по-прежнему остается единственной монографией, посвященной комплексному литологическому изучению песчаных пород толщи кембрия-ордовика и всегда служила и служит приме ром и отправной точкой при проведении работ по их стратиграфии и литологии. Без сомнения, сенсаци онным выводам Л.Л. Кулямина и Л.С. Смирнова [4] о времени образования саблинской свиты способст вовали приведенные в ней полученные построения и результаты. Позднее, используя исследования Льва Борисовича и других геологов в 1989 году вышла монография коллектива авторов по стратиграфии, па леонтологии и условиям образования оболовой толщи [5].

Следует сказать и о преемственности работ по изучению отложений кембрия-ордовика. В середине 1990-х годов одним из учеников Л.Б. Рухина профессором В.Н. Швановым, который возглавлял тогда кафедру литологии и морской геологии был инициирован проект по литолого-формационному изучению кембро-ордовикской песчаной толщи. С одной стороны это было повторными исследованиями, с другой – они проводились с позиций современных взглядов на литогенез и осадкообразование, с помощью со временных методик и аналитических возможностей. В итоге, были обнаружены новые закономерности в строении песчаников свиты, в том числе формационном, и механизмы их образования [6, 7, 8]. К сожа лению, в виде монографии подобной вышедшей в 1939 году, результаты исследований до сих пор не опубликованы.

Ниже позволим себе привести характеристики общего строения кембро-ордовикской песчаной тол щи, которые были установлены в ходе вышеназванных работ и которые являются развитием идей Льва Борисовича.

Основой структурно-стратиграфического строения кембро-ордовикской песчаной толщи являются свиты. Они были выделены, во-первых, по ярким различиям в составе пород, строении толщ и наличию и сохранности в песчаниках беззамковых брахиопод, то есть по литологическим и отчасти палеонтологи ческим признакам. Вторым обоснованием свитного деления являются хорошо выраженные в обнажениях эрозионные контакты, четко ограничивающие данные подразделения в разрезе и связанные с региональ ными размывами более древних отложений и перерывом в осадконакоплении. Данные контакты, как правило, представлены неровными поверхностями с эрозионными углублениями и залегающие над ними базальные слои имеют более крупный состав и часто содержат гальки или даже валуны нижележащих пород. Таких крупных эрозионных границ в песчаной толще Ленинградской области имеется три – в по дошвах саблинской, ладожской и тосненской свит.

Но эрозионные поверхности встречаются также и внутри свит. Они не обладают всеми признаками вышеописанных контактов, но разделяют схожие по литологическому составу породы. Их обычно назы вают внутриформационными в отличие от стратиграфических, разделяющих свиты. В изучаемых свитах наблюдается не больше одной внутриформационной эрозионной поверхности.

Кроме того, каждая отдельная песчаная толща между эрозионными контактами имеет неоднородное строение и состоит из множества слоев, разделенных поверхностями напластования, которые хорошо -235 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография прослеживаются в естественных выходах и подчеркнуты либо тонкими глинистыми прослоями, либо вторичным ожелезнением, либо незначительным изменением состава смежных слоев. Сами поверхности являются ровными или слабоволнистыми плоскостями. Иногда на них развиты знаки ряби, наличие ко торых подтверждает уменьшение активности динамических процессов и ослабление или короткий пере рыв в осадконакоплении между накоплением слоев песчаников. Мощность слоев как правило небольшая и составляет от 5-10 до 50-100 см. Слои, как правило, довольно протяженные и их латеральные границы выходят за пределы обнажений, но все-таки они имеют конечную длину и не прослеживаются в двух близкорасположенных естественных выходах, то есть имеют линзовидное строение.

Слой в пределах обнажения может соответствовать одной протяженной косой серии или состоять из нескольких небольших по мощности или по длине слоистых серий. Границами между сериями – серий ные швы – часто подчеркнуты небольшим укрупнением состава песчаников, различием в азимутах и уг лах падения слойков в смежных сериях, неравномерным выветриванием песчаных пород. Серийные швы по своей сути являются эрозионными поверхностями, по которым проходил размыв или срезание акку мулятивной формы, сформировавшей конкретную слоистую серию. Форма и протяженность серийных швов связана с типом слойчатости песчаных отложений.

Следовательно, в изучаемом терригенном разрезе можно выделить эрозионные контакты или грани цы различных порядков. Контакты первого порядка являются стратиграфическими и региональными и разделяют не только свиты, но и отделы, и системы. Второго – имеют внутриформационный характер, не всегда прослеживаются от обнажения к обнажению, но связаны с довольно крупными размывами. Кон такты третьего и четвертого порядков являются фоновыми, типичными и связаны с постоянно повто ряющимися событиями во время формирования толщи.

Выделенные контакты отражают разнопорядковые геологические процессы и масштабы событий.

Элементарной единицей строения песчаных толщ является слойчатая серия или слой, содержащий несколько серий. Соотношение серий друг с другом, их размеры, формы и наклон слоевых швов опреде ляет тип слойчатости песчаных пород, обусловленный динамическими параметрами среды осадконакоп ления. В изучаемом разрезе слойчатые текстуры изменяются не только по разрезу, но и по латерали.

Лучше всего это проявлено в песчаниках среднего кембрия (саблинская свита, центральная часть Ленинградской области), имеющих наибольшую мощность, где больше других распространены косая плоскостная параллельная разнонаправленная слойчатость с протяженными прямыми ровными и парал лельными друг другу слоевыми швами, а также косая плоскостная перекрестная разнонаправленная слойчатость с непараллельными друг другу слоевыми швами. Слойчатые серии имеют небольшие разме ры, их мощность в среднем составляет 10-15 см, длина в среднем 0,5 м. Нами предполагается вслед за [5] и уточняется, что образование каждой серии связано с перемещением в течении полусуток мелких (вы сота предположительно 30-50 см) песчаных гряд под воздействием прямого и обратного потоков при ливно-отливных течений с наложением волнового воздействия в условиях мелководного залива эпикон тинентального моря.

Литература 1. Рухин Л.Б. Кембро-силурийская песчаная толща Ленинградской области // Ученые записки ЛГУ. 1939. Сер. геол. почв. наук. Вып. 4, №11. С.79-84.

2. Рухин Л.Б., Белоусова В.Т., Рухина Е.В. Стратиграфия песчано-глинистой толщи среднего девона Ленинградской области и Прибалтики // Ученые записки ЛГУ. 1949. Сер. геол.-почв. наук. Вып. 17, №110. С.76-134.

3. Рухин Л.Б. Закономерности строения и состава песчаных толщ Ленинградской области // Ученые записки ЛГУ.

1949. Сер. геол.-почв. наук. Вып. 17, №110. С.33-75.

4. Попов Л.Е., Хазанович К.К. и др. Опорные разрезы и стратиграфия кембро-ордовикской фосфоритоносной оболо вой толщи на северо-западе Русской платформы. Л., Наука, 1989.

5. Кулямин Л.Л., Смирнов Л.С. Приливно-отливные циклы осадконакопления в кембро-ордовикских песках Прибал тики // Докл. АН СССР, сер.геол., т.212, № 1-3, 1973.

6. Платонов М.В., Тугарова М.А. Условия терригенной седиментации на северо-западе Восточно-Европейской плат формы в раннем палеозое // Тез. докл. Межд. конф. к 275-летию С.-Петербургского ун-та «Проблемы осадочной геологии». С.-Петербург, 17-19 ноября 1998 г. СПб.: изд-во СпбГУ, 1998. С. 113.

7. Платонов М.В., Тугарова М.А., Сергеева Э.И. Литодинамическая характеристика терригенной седиментации кем бро-нижнеордовикской толщи Ленинградской области // Историческая геология и эволюционная география / под ред. Е.М.Нестерова. СПб, изд-во НОУ «Амадеус», 2001. С. 81-91.

8. Платонов М.В., Тугарова М.А. Текстурный анализ песчаников среднего кембрия Ленинградской области и фаци ально-динамические аспекты их формирования // Литология и геология горючих ископаемых: Межвуз. науч. темат.

сб. Вып. II (18). Екатеринбург, изд-во Уральского гос. университета, 2008. с. 96 – 105.

Платонов Михаил Вячеславович – кандидат геолого-минералогических наук, доцент, кафедра литологии и мор ской геологии, Санкт-Петербургский Государственный университет, г. Санкт-Петербург. Количество опубликован ных работ: 27. Научные интересы: литология, петрография осадочных пород, терригенная минералогия, генетиче ский анализ. E-mail: lithology@yandex.ru © М.В. Платонов, -236 Всероссийское литологическое совещание «Ленинградская школа литологии»

А.

Ю. Попов ОСОБЕННОСТИ СЕДИМЕНТОГЕНЕЗА ПРИ ТРАНСГРЕССИВНОМ РАЗВИТИИ ПОБЕРЕЖЬЯ ЭПИКОНТИНЕНТАЛЬНОГО БАССЕЙНА (НА ПРИМЕРЕ БАТСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ СЕВЕРО ВОСТОКА ШИРОТНОГО ПРИОБЬЯ) В последнее десятилетие в ИНГГ СО РАН на основе комплексных исследований были выполнены детальные палеогеографические реконструкции центральной и южной частей Западно-Сибирского оса дочного бассейна для батского века [1]. В рамках этих исследований был проведен литолого-фациальный анализ средне-верхнебатского нефтегазоносного горизонта Ю2 на северо-востоке Широтного Приобья [2, 3]. Полученные новые данные позволили расширить представления об особенностях формировании го ризонта, уточнить и дополнить изложенные ранее результаты. Территория исследования расположена в Уват-Мегионском и Варьеганском структурно-фациальных районах, где среднеюрские отложения пред ставлены тюменской свитой, а нефтегазоносный горизонт Ю2 приурочен к верхней половине ее верхней подсвиты. Согласно тектонической карте район исследования практически полностью находится в пре делах северного склона Хантейской гемиантеклизы, охватывая восточную часть Сургутского, северо западную Нижневартовского сводов и разделяющий их Ярсомовский прогиб.

Детальное изучение 33 разрезов, вскрытых скважинами, показало, что горизонт имеет неоднород ный состав и сложен неравномерно чередующимися алеврито-глинистыми и алеврито-песчаными поро дами с прослоями углей. Его толщина варьирует от 14 до 32 м, увеличиваясь на северо-востоке и умень шаясь на Сургутском и Нижневартовском сводах. Анализ выделенных в разрезах литофаций и их после довательностей с учетом результатов петрографического, ихнофациального и других видов исследова ний, а также использование материалов ГИС позволили реконструировать обстановки осадконакопления изученных отложений и построить вертикальные седиментационные модели горизонта Ю2.

Установлено, что нижняя часть горизонта на территории исследования представлена седиментаци онными циклами с трехчленным строением и трендом на утонения материала вверх, когда алеврито песчаные осадки перекрываются алеврито-глинистыми, на которых, в свою очередь, залегают углисто глинистые. Эти литофациальные последовательности проинтерпретированы как сформировавшиеся в аллювиальном комплексе обстановок, в котором реконструированы русловые и пойменные обстановки.

В ряде скважин в нижней половине горизонта выявлены литофациальные последовательности мощно стью от 2 до 4,5 м, для которых характерно двухчленное строение с циклами заполнения и обмеления водоема с заключительным заболачиванием. Данные циклы хорошо выражены на каротажных кривых.

По ряду выявленных признаков подобные литофациальные последовательности проинтерпретированы как сформировавшиеся в озерном комплексе обстановок.

Вверх по разрезу отложения континентальной группы обстановок сменяются отложениями, сфор мировавшимися в прибрежно-континентальном и дельтовом комплексах обстановок. На большей части территории континентальные литофации перекрываются относительно маломощными (в среднем 1,5 2 м) существенно глинистыми, в разной степени углистыми, породами с частыми прослоями углей. Не редко отмечаются циклы заполнения и зарастания небольших водоемов, хорошо фиксируемые на каро тажных диаграммах. По набору характерных признаков подобные отложения проинтерпретированы как сформировавшиеся в обстановке прибрежной равнины. В нескольких разрезах фиксируются литофаци альные последовательности, отражающие неполный цикл выдвижения дельты с характерным трендом на увеличение зернистости вверх, который сменяется трендом на утонение материала, отражающим отми рание либо латеральную миграцию дельтового рукава. По данным ГИС данная картина хорошо выраже на на кривых радиоактивного каротажа. Проведенные исследования показывают, что на изученной тер ритории существовали неклассические плоские дельты как конструктивного, так и деструктивного ти пов, которые испытывали влияние волновых и слабых приливных процессов со стороны моря.

Отложения континентального и переходного комплексов во всех изученных разрезах сменяются вверх литофациальными последовательностями, по набору характерных признаков проинтерпретирован ными как сформировавшиеся в обстановках лагунного побережья прибрежно-морского комплекса. В целом, в отложениях рассматриваемого интервала выделяются два седиментационных цикла. Первый характеризуется постепенным утонением материала по мере перехода от прибрежных литофаций к более глубоководным. В тесной парагенетической связи с ним находятся тела алеврито-песчаных отмелей и приливных микродельт. Второй седиментационный цикл характеризуется трендом на увеличение зерни стости, связанным с выдвижением берегового барьерного бара.

Значительная часть разрезов горизонта Ю2 завершается литофациальной последовательностью, имеющей мощность 1-3 м, для которой характерно постепенное увеличение вверх доли глинистых пород и возрастающая биотурбация. По ряду признаков подобные литофации проинтерпретированы как сфор мировавшиеся в обстановках предфронтальной зоны пляжа. В ряде скважин разрез завершается слабо алевритистыми аргиллитами с морской фауной, которые проинтерпретированы как сформировавшиеся в мелководно-морском комплексе обстановок (переходная и дальняя зона побережья).

Таким образом, проведенные исследования показали, что на изученной территории горизонт Ю имеет полифациальную природу с распространением отложений континентального, переходного и мор -237 Секция 3. Литогенез осадочных толщ. Палеогеография ского генезиса. Трансгрессивная направленность в смене обстановок осадконакопления отражается в закономерном изменении ряда признаков, наблюдаемых в изученных отложениях. Снизу вверх отмеча ется общее снижение количества и мощности прослоев углей, наблюдается увеличение биотурбации осадка, характерная смена ихнофоссилий, фиксируется увеличение количества пирита. Остатки морской и переносящей опреснение фауны встречены лишь в верхних половинах разрезов. Установлено, что в нижней части горизонта, имеющей континентальный генезис, преобладают тренды с уменьшением зер нистости обломочного материала вверх. В средней части отмечаются относительно маломощные интер валы, сформировавшиеся в обстановках прибрежной равнины, характеризующиеся мелкомасштабными седиментационными циклами с разнонаправленными трендами. Для верхней части, имеющей морской генезис (обстановки прибрежно-морского и морского комплекса), характерно наличие трендов с увели чением зернистости обломочного материала вверх и присутствие трендов на ее уменьшение.

Привлечение материалов геофизических исследований более 200 скважин позволило проследить смену выделенных в разрезах литофациальных ассоциаций по латерали и вертикали на 6 составленных литофациальных профилях. На основе созданной пространственной седиментационной модели горизон та были оконтурены области распространения тех или иных литофациальных ассоциаций, накопление которых было обусловлено определенными обстановками седиментации. Установлено, что формирова ние горизонта происходило на фоне общей трансгрессии, носившей неравномерный ингрессионный ха рактер и осложнявшейся особенностями палеорельефа – доля континентальных, переходных и морских отложений меняется в зависимости от палеогипсометрического положения разрезов. В результате были составлены 3 палеогеографические схемы, отражающие основные закономерности развития средне верхнебатского седиментационного бассейна в районе исследования.

На начальном этапе формирования горизонта на изученной территории существовал континенталь ный режим осадконакопления с развитием русловых, пойменных и озерных обстановок. Выделена ос новная речная артерия, которая протекала с юга на север в пределах центральной части изученной терри тории и далее на северо-восток. В межрусловых участках осадконакопление проходило в пойменных обстановках, которые характеризовались периодическим заболачиванием и наличием множества мелких пойменных озер. Также были реконструированы несколько более крупных озер. В приподнятых участках Сургутского и Нижневартовского сводов вероятно действовали эрозионно-аккумулятивные условия.

Во время формирования средней части горизонта происходила трансгрессия с севера мелкого моря и постепенное затопление наиболее прогнутых участков. Побережье было отделено от основного бассейна относительно обширными мелкими лагунами с системой барьерных баров. В кратковременные периоды приостановки поднятия уровня моря в устьях рек, впадающих в лагуны, формировались небольшие пло ские дельты. По мере постепенного отступания береговой линии в южном направлении все большее рас пространение получали лагунно-баровые обстановки, а также происходила реградация дельтового ком плекса основной речной системы, прослеженная в изученных разрезах. На приподнятых участках терри тории продолжал существовать континентальный режим осадконакопления.

На заключительном этапе формирования горизонта значительная часть изученной территории была затоплена морем. Наиболее глубоководные обстановки, ниже базиса штормовых волн, существовали на севере и северо-востоке района исследования. Основная часть морского бассейна характеризовалась не большими глубинами, вероятно не превышавшими 20 м, и наличием множества периодически заливае мых островов. Приподнятая часть Сургутского свода, вероятно, представляла собой крупный остров с развитием обстановок прибрежных равнин. В пределах Нижневартовского свода на изученной террито рии существовали континентальные условия, где реконструированы русловые и пойменные обстановки.

Полученные результаты позволили достаточно полно осветить особенности седиментогенеза на трансгрессивном этапе развития батского эпиконтинентального бассейна центральной части Западной Сибири. Также следует отметить, что на основе представленных палеогеографических реконструкций и анализа фильтрационно-емкостных свойств разнофациальных алеврито-песчаных пород составлены схе мы, на которых были оконтурены зоны развития пород-коллекторов континентального, переходного и морского генезиса, наиболее перспективные на обнаружение залежей углеводородов.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.