авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 38 |

«А.М. Лушников • М.В. Лушникова КУРС ТРУДОВОГО ПРАВА Учебник В двух томах Том 2 КОЛЛЕКТИВНОЕ ...»

-- [ Страница 26 ] --

ставить вопрос о привлечении нарушителей трудовой дис циплины к ответственности, включая перевод на нижеоплачиваемую работу и увольнение, о лишении премий, дополнительного отпуска за непрерывный стаж и другие предусмотренные законодательством ме ры воздействия2. По мнению ряда ученых-трудовиков, перечисленные меры общественного воздействия, применяемые трудовыми коллек тивами, имели правовое основание к применению и в постсоветский период, сохранял в этой части свою силу и вышеназванный Закон о трудовых коллективах3. Более того, сохраняла свою силу и ст. 37 КЗо Та 1971 г., согласно которой по требованию профсоюзного органа (не ниже районного) администрация обязана расторгнуть трудовой дого вор с руководящим работником или сместить его с должности, если он нарушает законодательство о труде, не выполняет обязательств по коллективному договору, проявляет бюрократизм, допускает воло киту. В условиях господства социалистической собственности, когда См.: Сыроватская Л.А. Указ. соч. С. 78.

ВВС СССР. 1983. № 15. Ст. 78.

См.: Комментарий к Кодексу законов о труде Российской Федерации / Под ред.

К.Н. Гусова. М., 2000. С. 333;

Полетаев Ю.Н. Правопорядок и ответственность в тру довом праве. С. 89.

Глава 24. Трудоправовая ответственность речь шла о руководящих работниках государственных организаций, обязательность и выполнимость этих требований профсоюзных ор ганов не вызывала вопросов. Для вышестоящих хозяйственных и го сударственных органов и руководителей это требование носило обя зательный к исполнению характер. В конце 80-х годов в связи с лега лизацией идеи самоуправления трудового коллектива и выборности руководящих работников названная статья была дополнена указани ем на осуществление этого профсоюзного требования на основании решения общего собрания (конференции) соответствующего трудо вого коллектива или по его уполномочию – совета трудового коллек тива. В постсоветский период в условиях многоукладной экономики, легализации хозяйственных обществ и товариществ и иных органи зационно-правовых форм юридических лиц рассматриваемое полно мочие профсоюзных органов фактически утратило свою силу и суще ствовало только «на бумаге».

В советской теории трудового права обосновывалось положение о возрастании роли мер общественного воздействия «по мере дальней шего усиления роли трудовых коллективов». О.В. Смирнов писал, что в перспективе «дисциплинарную ответственность как таковую, оче видно, следует вообще отменить и заменить ее общественно-правовой ответственностью. Основная тяжесть борьбы с нарушителями трудо вой дисциплины, таким образом, ляжет на первичные трудовые кол лективы и товарищеские суды. Администрация же сосредоточит вни мание на главной своей функции – управлении предприятием»1. Одна ко названному прогнозу не суждено было сбыться.

В ТК РФ (ст. 195) представительному органу работников предос тавлено право требовать привлечения к дисциплинарной ответствен ности руководителя организации, руководителя структурного под разделения организации, их заместителей. Праву представительного органа работников корреспондирует обязанность работодателя рас смотреть это заявление и сообщить о результатах. Однако сроков, в течение которых работодатель обязан исполнить это требование, закон не содержит. Б.А. Шеломов полагал, что в этом случае умест на аналогия ч. 2 ст. 370 ТК РФ, где установлен недельный срок рас смотрения этого требования профсоюзов об устранении нарушений и принятых мерах2. Обязанность работодателя применить дисципли Смирнов О.В. Концепция ускорения и совершенствования трудового законода тельства // Советское государство и право. 1987. № 9. С. 60.

См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Ю.Н. Кор шунов, Т.Ю. Коршунова, М.И. Кучма, Б.А. Шеломов. М. 2002. С. 442.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво нарное взыскание к названным лицам возникает только в том слу чае, если факты виновных нарушений ими трудового законодатель ства и иных актов, содержащих нормы трудового права, условий кол лективных договоров и соглашений подтвердились. Круг субъектов, к которым применима рассматриваемая статья, ограничен руково дителями организаций, руководителями структурных подразделе ний организаций, их заместителями. Именно в таком ключе с учетом приоритета ТК РФ (ст. 5) должны применяться и положения Феде рального закона от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (ст. 30), согласно которым по требованию профсоюзных органов работодатель обязан расторгнуть трудовой договор с должностным лицом, которое нарушает законо дательство о профсоюзах, не выполняет своих обязательств по кол лективному договору, соглашению1.

Виды дисциплинарной ответственности. Общая и специальная дис циплинарная ответственность По общепринятой в советский период классификации дисципли нарная ответственность делилась, во-первых, на общую (по правилам внутреннего трудового распорядка и в соответствии с КзоТом) и, во вторых, на специальную, которая в свою очередь делилась на дисци плинарную ответственность: а) в порядке подчиненности, б) по уста вам о дисциплине, в) по особым положениям и правилам2.

Основаниями разграничения общей и специальной дисциплинарной от ветственности являются:

1) круг субъектов, подлежащих ответственности. Общая ответст венность распространяется на всех работников, совершивших дисци плинарные проступки, если иное прямо не предусмотрено законом.

Следовательно, круг субъектов, на которых распространяется специ альная дисциплинарная ответственность, должен быть прямо опреде лен специальным нормативно-правовым актом (Уставом, Положени ем и др.). Л.А. Сыроватская выделяла следующие виды специальных субъектов, трудовая деятельность которых была связана либо с осуще ствлением правомочий по руководству предприятием (учреждением) или их структурными подразделениями, либо с выполнением обязан ностей по должностям, замещаемым по выборам или конкурсу, либо с работой в госаппарате, либо со специфической ролью отраслей на СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.

См.: Пятаков А.В. Укрепление трудовой дисциплины. С. 162;

Советское трудовое право / Под ред. Н.Г. Александрова. М., 1972. С. 402–410 (автор главы – А.А. Абрамо ва);

Сыроватская Л.А. Указ. соч. С. 91–93 и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность родного хозяйства и особым характером труда рабочих и служащих в этих отраслях1;

2) меры дисциплинарных взысканий. Для случаев общей ответст венности их конечный перечень устанавливался в КЗоТе, а при спе циальной ответственности могли быть установлены иные меры дис циплинарных взысканий в специальных нормативных актах;

3) порядок наложения и обжалования дисциплинарных взысканий.

Общий порядок определялся в КЗоТе, а специальный, отличный от об щего, мог устанавливаться иными нормативно-правовыми актами.

Как нам кажется, все эти основания следует учитывать в совокуп ности. В ТК РФ указывается на то, что федеральными законами, ус тавами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работ ников могут быть предусмотрены также и другие по сравнению с уста новленными в Кодексе дисциплинарные взыскания (ст. 192). Данная классификация видов дисциплинарной ответственности не утратила своего значения, кроме исключения ответственности в порядке под чиненности. При этом по своей природе это должны быть именно ме ры ответственности, а не иные меры.

Ярким примером является решение Верховного Суда РФ от 30 сен тября 2004 г. № ГКПИ04-1214 «Об оставлении без удовлетворения за явления о признании недействующим абзаца 1 пункта 15 Положения о порядке присвоения класса квалификации машинистам локомо тивов и мотор-вагонного подвижного состава на российских желез ных дорогах, утвержденного Приказом МПС РФ от 11 ноября 1997 г.

№ 23Ц»2.

Как указал заявитель, оспариваемые положения нормативного пра вового акта не соответствуют действующему законодательству, так как установление дисциплинарного взыскания в виде понижения класса квалификации работнику нормативным правовым актом федераль ного органа исполнительной власти является незаконным и наруша ет его трудовые права. Суд счел несостоятельными доводы заявителя о том, что понижение класса квалификации машиниста локомотива за невыполнение своих обязанностей: необеспечение безопасности дви жения и порчу локомотива по вине машиниста – это по сути дисци плинарное взыскание, не предусмотренное Трудовым кодексом РФ, другими федеральными законами, уставами и положениями о дисци плине. В отличие от дисциплинарного взыскания понижение класса См.: Сыроватская Л.А. Указ. соч. С. 49.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 2.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво квалификации представляет собой оценку соответствия квалифика ции работника требуемому уровню профессиональной подготовки ма шиниста локомотива. Учитывая, что оспариваемые положения нор мативного правового акта соответствуют трудовому законодательству, изданы компетентным федеральным органом исполнительной власти и не нарушают права и охраняемые законом интересы работников, за явление Г. не подлежит удовлетворению.

Дисциплинарная ответственность в порядке подчиненности Ее истоки прослеживаются с первых лет советской власти. В це лях поддержания дисциплины в государственном аппарате Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 26 апреля 1920 г. была введена особая дис циплинарная ответственность для членов исполкомов и служащих со ветских учреждений. Они могли подвергаться таким мерам взыскания, как выговор с опубликованием или без опубликования в печати, арест на срок до двух недель, смещение на низшую должность1. Постанов лением ВЦИК от 7 июня 1923 г. учреждаются дисциплинарные суды для разбора дел о служебных проступках выборных советских работ ников, а Положение о таких судах утверждается 14 июня 1926 г.2 Это были по сути органы административной юстиции, имевшие право, наряду с замечанием и выговором, перемещать на другую должность, подвергать домашнему аресту до одного месяца, лишать права зани мать ответственные должности в государственных органах сроком до двух лет, а также увольнять за нарушение трудовой дисциплины.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 13 октября 1929 г.3 были закреплены основы дисциплинарной ответственности руководящих работников, которые действовали до конца советского периода. Для лиц, пользующихся правом найма и увольнения, а также для ответ ственных работников иных категорий, перечень которых устанавли вался НКТ СССР и союзных республик по согласованию с ВЦСПС и республиканскими советами профсоюзов, и всех должностных лиц, служащих по выборам, была установлена дисциплинарная ответствен ность в порядке подчиненности. Для них устанавливались следующие виды дисциплинарных взысканий: замечание, выговор, смещение на низшую должность сроком до одного года, увольнение от должности.

При этом постановление о наложении дисциплинарного взыскания в порядке подчиненности могло быть обжаловано лицу или органу, СУ РСФСР. 1920. № 32. Ст. 155.

Там же. 1923. № 54. Ст. 531;

1926. № 36. Ст. 291.

СУ СССР. 1929. № 71. Ст. 670.

Глава 24. Трудоправовая ответственность непосредственно вышестоящему в отношении того лица или органа, которым взыскание было наложено. Их постановления по жалобам являлись окончательными и могли быть пересмотрены только в по рядке надзора вышестоящими органами.

20 марта 1932 г. принимается Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О дисциплинарной ответственности в порядке подчиненности»1, а ча стные ее случаи оговаривались в Постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 июля 1932 г.2 Перечень лиц, подпадающих под действие Поста новления от 20 марта 1932 г., был утвержден Постановлением НКТ РСФСР от 4 августа 1932 г.3 Впоследствии расширенный список таких лиц определялся Перечнем № 1, приложением к Положению о поряд ке рассмотрения трудовых споров (1974 г.)4. Очевидно, что лишение права на судебную защиту, а также на обжалование наложения взы сканий в КТС целой категории руководящих работников нельзя при знать обоснованным. Это прямо противоречило Всеобщей декларации прав человека (1948 г.). В постсоветский период такой вид ответствен ности утратил свое значение. Более того, согласно Конституции РФ (ст. 46) каждому гарантируется судебная защита прав и свобод. Соот ветственно, любые индивидуальные трудовые споры рассматривают ся КТС и судами (ст. 382 ТК РФ).

Дисциплинарная ответственность по уставам о дисциплине Впервые такой вид ответственности был легализован в годы Гра жданской войны применительно к железнодорожникам. Постанов лением Совета труда и обороны (СТО) РСФСР от 9 февраля 1920 г.

комиссарам и администрации было дано право налагать на них такие взыскания, как смещение на низшую должность, временное отстра нение от должности с назначением принудительных работ и арест.

Последнее из названных взысканий и в дальнейшем было достаточ но распространенной мерой дисциплинарной ответственности для ра ботников железных дорог5. Наконец, 3 ноября 1930 г. было издано По ложение о дисциплинарных взысканиях на транспорте6, а с 1932 г. на отдельных видах транспорта взамен правил внутреннего распорядка СУ РСФСР. 1932. № 32. Ст. 152.

СУ СССР. 1932. № 53. Ст. 319.

Известия НКТ РСФСР. 1932. № 24.

ВВС СССР. 1974. № 22. Ст. 325.

См.: Постановление ЦИК и СНК СССР от 13 июня 1924 г. «О предоставлении НКПС права подвергать должностных лиц аресту за нарушение трудовой дисциплины» // Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1924. № 6. Ст. 209.

Известия НКТ СССР. 1930. № 33.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво постепенно вводятся уставы о дисциплине (Устав гражданского воз душного флота 1932 г., Устав о дисциплине работников железных до рог 1933 г., Устав о дисциплине рабочих и служащих водного транс порта 1934 г., Устав службы рыболовного надзора 1938 г. и др.). Чис ло таких уставов постоянно росло, а в годы Великой Отечественной войны, а также в 1949–1950 г. они подверглись пересмотру. В период с 1965 по 1974 гг. принимаются новые уставы о дисциплине, действо вавшие в основном до конца советского периода. Как правило, они утверждались на уровне СНК, а впоследствии Советом Министров СССР или РСФСР. К этому времени арест как мера дисциплинарной ответственности уже не применялся. Преобладали такие меры, как по нижение в должности, лишение специального права или звания, пе ревод на другую работу.

Многие положения этих уставов, как, например, изъятие дипло ма (свидетельства) специалиста морского флота, вызывали справед ливую критику советских ученых-трудовиков1. При этом не был уре гулирован целый ряд вопросов о соотношении норм данных уставов и правил внутреннего трудового распорядка.

В части характеристики рассматриваемого вида специальной дис циплинарной ответственности показательным является Решение Вер ховного Суда РФ от 24 мая 2002 г., принятое по заявлению Архангель ской территориальной профсоюзной организации Российского проф союза железнодорожников и транспортных строителей о признании недействительными (незаконными) ч. 3 п. 14, подп. «б», «в» ч. 1 и ч. п. 15;

п. 17, ч. 1 п. 26 Положения о дисциплине работников железно дорожного транспорта Российской Федерации, утвержденного Поста новлением Правительства РФ от 25 августа 1992 г.2 Верховный Суд РФ признал недействительными положения, предусматривающие возмож ность привлечения работников к дисциплинарной ответственности за проступки, совершенные не при исполнении трудовых обязанностей.

Это является, по мнению суда, ограничением трудовых прав работни ков. Недействительными были признаны и дисциплинарные взыска ния в виде освобождения от занимаемой должности с предоставлени ем с согласия работника в порядке перевода другой работы. Верхов ный Суд РФ в обоснование своей позиции отметил, что названный вид дисциплинарного взыскания относится к принудительному труду См.: Пятаков А.В. Укрепление трудовой дисциплины. С. 167–170;

Смирнов В.Н.

Дисциплина труда в СССР. С. 58–59, и др.

См.: Сборник дел Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по трудовым спорам за 2002 год. Вып. 1 / Сост. С.А. Соболев. Ижевск, 2003. С. 80–87.

Глава 24. Трудоправовая ответственность и не соответствует закону. Были признаны недействительными также положения об особых правилах исчисления срока применения дисци плинарного взыскания, согласно которым время нахождения работ ника в пути следования в поездах, а также время использования ра ботником суммированных дней отдыха влекут прерывание месячного срока для применения дисциплинарного взыскания.

Таким образом, меры специальной дисциплинарной ответствен ности не должны противоречить основным началам (принципам) тру дового права, а равно императивным нормам, устанавливающим по рядок привлечения к дисциплинарной ответственности.

Дисциплинарная ответственность по особым положениям и пра вилам Распространялась первоначально на прокуроров, следователей и су дей. Так, по Закону о судопроизводстве РСФСР от 31 октября 1922 г.1, а затем и по Положению о судоустройстве от 19 ноября 1926 г.2 на су дей, следователей, прокуроров, оперативных работников, защитников можно было налагать такие санкции, как замечание, выговор, пере мещение и смещение на низшую должность, запрет занимать судеб ные должности сроком до двух лет, исключение из членов коллегии защитников и др. Дела о дисциплинарных проступках этой категории работников рассматривали дисциплинарные коллегии губернских (об ластных) судов и Верховного Суда РСФСР. Согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 10 августа 1933 г.3 и Указу Верховного Сове та СССР от 29 июля 1940 г. «О дисциплинарной ответственности су дей»4 была введена их дисциплинарная ответственность в порядке под чиненности перед вышестоящими органами. Положением о дисцип линарной ответственности судей от 15 июля 1948 г.5 они, как и ранее, стали отвечать перед коллегиями по дисциплинарным делам при су дах субъектов Федерации и Верховном Суде СССР. Данный порядок сохранился до конца советского периода.

В настоящее время исходя из содержания ст. 192 ТК РФ мы можем выделить два вида дисциплинарной ответственности: общую (на ос новании ТК РФ и правил внутреннего трудового распорядка) и спе циальную. Специальная дисциплинарная ответственность устанавли вается федеральными законами, уставами и положениями о дисцип СУ РСФСР. 1922. № 69. Ст. 902.

Там же. 1926. № 85. Ст. 624.

СУ РСФСР. 1933. № 46. Ст. 193.

ВВС СССР. 1940. № 28.

Там же. 1948. № 31.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво лине для отдельных категорий работников. Она распространяется на три категории работников: 1) государственные служащие1;

2) судьи, следователи, прокуроры на основе соответствующих федеральных законов2;

3) работники отраслей хозяйства, где введены специальные уставы и положения о дисциплине3. Отметим, что уставы и положе ния о дисциплине должны устанавливаться федеральными законами, между тем как большинство ныне действующих утверждены указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ. В этом слу чае по аналогии может применяться ч. 2 ст. 423 ТК РФ, но это не ос вобождает федерального законодателя от необходимости более опе ративной деятельности.

В заключение сделаем следующие выводы.

1. О дисциплинарной ответственности как относительно самостоя тельном правовом феномене можно говорить только начиная с эпохи капитализма. До рубежа XIX–XX вв. дисциплинарная ответственность носила договорный, гражданско-правовой характер, хотя объектом ее воздействия была личность работника. В странах Запада она была пер воначально ограничена только общими запретами государственно правового характера на применение телесных наказаний, на рабский труд, на ограничение личных и политических свобод и др.

2. После завершения Второй мировой войны в законодательстве западных стран достаточно четко проявились следующие тенденции:

1) ограничение дисциплинарных полномочий работодателя нормами положительного права;

2) локальные акты, касающиеся проблем дис циплинарной ответственности, принимались по меньшей мере после консультаций с представителями работников;

3) расширение коллек тивно-договорного регулирования трудовой дисциплины.

3. В настоящее время в развитых странах перечень дисциплинар ных проступков обычно определяется на уровне правил внутреннего трудового распорядка. При этом имеется в виду следующее:

См.: Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной граж данской службе Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215;

законы о го сударственной службе субъектов РФ.

Закон РФ от 17 января 1992 г. № 2202–1 «О прокуратуре Российской Федера ции» // Ведомости съезда народных депутатов и ВС. 1992. № 8. Ст. 366 (с изм. и доп.);

Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132–1 «О статусе судей в Российской Федерации» // Там же. 1992. № 30. Ст. 1792 (с изм. и доп.) и др.

Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта РФ, утв. По становлением Правительства РФ от 25 августа 1992 г. № 621 // САПП РФ. 1992. № 9.

Ст. 608;

Устав о дисциплине работников морского транспорта, утв. Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2000 г. № 395 // СЗ РФ. 2000. № 22. Ст. 2311 и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность 1. Проступок по общему правилу должен быть совершен при исполнении служебных обязанностей, на рабочем месте, в рабо чее время.

2. Противоправные действия работника должны быть виновны ми, не иметь оправданий. Широко распространено правило, соглас но которому наложение взыскания должно иметь правовую основу.

3. Меры ответственности должны быть адекватны, соразмерны тя жести дисциплинарного проступка, носить разумный характер в со ответствии с выполняемой работой и поставленными перед работни ком целями. Работник должен быть предупрежден о наказании, ко торое налагается до истечения срока давности проступка.

4. Среди мер дисциплинарной ответственности чаще всего при меняются замечание, выговор, перевод на другую работу с пониже нием или сохранением заработной платы, понижение в должности или отказ повысить в должности, дисциплинарное увольнение без предупреждения и без выплаты выходного пособия. В большинстве странах Запада, в части развивающихся стран и в некоторых постсо ветских республиках к таким мерам отнесен и штраф.

5. Особого внимания достойна распространившаяся в последние годы на Западе практика правого регулирования дисциплинарной ответственности на локальном уровне посредством принятия «книг персонала».

4. В России Правила внутреннего распорядка получили неко торое распространение уже в первой половине XIX в., но вопро сы дисциплинарной ответственности в них, как правило, четко не оговаривались. Закон от 3 июня 1886 г. прямо предписывал в целях поддержания должного порядка заводским и фабричным управле ниям составлять Правила внутреннего распорядка. За нарушение этих правил рабочими (дисциплинарные правонарушения) заведую щим заведениями предоставлялось право налагать на них штраф или увольнять с работы. В качестве видов дисциплинарной ответствен ности в УПТ (изд. 1913 г.) предусматривались, во-первых, увольне ние;

во-вторых, денежное взыскание (штраф), которое налагалось за неисправную работу, прогул, нарушение порядка. Этот перечень был закрытым.

5. В советский период до принятия КЗоТа 1918 г. трудовая дис циплина регулировалась исключительно на локальном уровне. КЗоТ 1918 г. содержал только несколько статей о началах дисциплинарной ответственности. КЗоТ 1922 г. зафиксировал сужение сферы госу дарственного принуждения в рамках института дисциплинарной от Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво ветственности исходя из правового равенства сторон договора най ма. К середине 30-х годов государственная политика, в том числе в сфере дисциплины труда, была резко ужесточена, а дисциплинар ная ответственность до начала 1956 г. в значительно степени заме нялась уголовной. После принятия КЗоТа 1971 г. законодательство о дисциплинарной ответственности было достаточно противоречи вым, совмещая прогрессивные начала с легализацией принудитель ного труда в виде наказания за нарушение трудовой дисциплины.

В советский период широкое распространение получили меры об щественного воздействия, которые применялись наряду или вме сто мер дисциплинарного воздействия. Им придавалось юридиче ское значение.

6. Среди общих принципов юридической, а следовательно, и дис циплинарной ответственности выделяются законность, вина, спра ведливость, соразмерность, а также равенство и гуманизм.

А. Принцип законности означает закрытый перечень дисципли нарных взысканий, предусмотренных трудовым законодательством, соблюдение давностных сроков и порядка применения дисциплинар ных взысканий, предусмотренных законодательством.

Б. Принцип ответственности за вину связан с презумпцией неви новности работника. Бремя доказывания вины работника в совершен ном дисциплинарном правонарушении лежит на работодателе.

В. Принцип справедливости предполагает в том числе соразмер ность меры дисциплинарного взыскания тяжести совершенного про ступка, личности работника.

Принцип однократности привлечения к дисциплинарной ответст венности вытекает из принципов справедливости и законности.

7. По общепринятой в советский период классификации дисцип линарная ответственность делилась, во-первых, на общую (по прави лам внутреннего трудового распорядка и в соответствии с КзоТом) и, во-вторых, на специальную, которая в свою очередь делилась на дис циплинарную ответственность: а) в порядке подчиненности (ныне не применяется), б) по уставам о дисциплине, в) по особым положени ям и правилам.

8. Основаниями разграничения общей и специальной дисципли нарной ответственности являются: 1) круг субъектов, подлежащих от ветственности;

2) меры дисциплинарных взысканий;

3) порядок нало жения и обжалования дисциплинарных взысканий. Как нам кажется, все эти основания следует учитывать в совокупности. Такой подход не утратил своего значения и в настоящее время.

Глава 24. Трудоправовая ответственность 24.5. Развитие отечественной теории дисциплинарной ответственности Первоначально научное осмысление феномена дисциплинарной ответственности было связано с определением правовой природы пре делов хозяйской власти и правил внутреннего распорядка предпри ятия. Пионерами этого направления на Западе стали немец В. Энде манн, французы А. Газэн и М. Планьоль. Отечественные ученые также в конце XIX в. вплотную подошли к проблеме правового ограничения дисциплинарной власти работодателя. В.Г. Яроцкий (1855–1917 гг.) отмечал господство работодателя над личностью работника через его право определять обстановку и условия работы, ее продолжительность.

Он прямо поставил вопрос о введении законодательных мер по защите интересов рабочих от неограниченного хозяйского господства, в том числе права привлекать к дисциплинарной ответственности1. К.П. По бедоносцев (1827–1907 гг.) писал о том, что нормы положительного права ограничивают личную свободу нанимающегося от безусловного подчинения, обозначая тем самым и пределы дисциплинарных пол номочий нанимателя2. И.В. Гессен (1865–1943 гг.) подчеркивал, что в законодательстве должна быть учтена личная зависимость нанимаю щегося по договору личного найма и его фактическое неравноправие с нанимателем. Отсюда выводилось требование законодательных ог раничений правомочий работодателя3. В то время было обращено вни мание и на административно-правовой характер ответственности в ор ганизациях с вертикальной субординационной структурой, в частно сти на госслужбу4. При этом дисциплинарная власть достаточно долгое время отождествлялась или сближалась в господствующей доктрине и общественном мнении с карательной властью государства именно благодаря наличию ответственности должностных лиц.

Изучение феномена дисциплинарной ответственности в рамках формирующейся отрасли трудового права связано с именем Л.С. Та ля. Он выводил право работодателя привлекать работника к дисцип линарной ответственности из организационного признака трудового отношения и сути хозяйской (работодательской) власти. Отправной См.: Яроцкий В.Г. Экономическая ответственность предпринимателей. Ч. 1. СПб., 1887. С. 322–326.

См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3. М., 1896. С. 395.

См.: Гессен И.В. Личный наем по проекту Гражданского уложения // Право. 1900.

№ 9. С. 461.

См.: Резон А.Ф. О дисциплинарном праве // Журнал гражданского и уголовного права. 1899. № 7, 8.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво точкой послужила констатация несамостоятельности наемного тру да, что означало одновременно обязанность работника подчиняться внутреннему распорядку предприятия и хозяйской власти. По утвер ждению Л.С. Таля, из трудового договора вытекает обязанность на нимающегося согласовывать свое поведение с порядком, установлен ным работодателем (хозяином)1. Организационный признак трудового правоотношения советский ученый Л.Я. Гинцбург достаточно удач но назвал авторитарным2. Это подчеркивает относительную самостоя тельность работодателя в выборе мер дисциплинарного воздействия.

Обязанности работника подчиняться хозяйской власти, по мнению Л.С. Таля, корреспондирует право работодателя применять принуди тельные или карательные меры для поддержания должного порядка на предприятии. При этом работодатель поддерживает этот порядок собственными силами и средствами, не обращаясь к поддержке го сударства. Л.С. Таль особо подчеркивал положение, согласно кото рому хозяин может в отведенных ему границах пользоваться для ука занной цели средствами, которыми он фактически располагает. Од нако власть хозяина осуществляется в отведенных ему законодателем границах. Как считал Л.С. Таль, «законодатель исходит из предполо жения о существовании обязательного правопорядка, установленно го без его участия, и заботится лишь о том, чтобы он не шел вразрез с интересами государства и общества»3.

Примечательно, что хозяйскую (работодательскую) власть Л.С. Таль относил к частному, а не публичному трудовому праву4. Это означало, что государство определяло не содержание этой власти, а ее правовые пределы. Привлечение к дисциплинарной ответственности, следова тельно, работодатель осуществлял по своему усмотрению. Вместе с тем Л.С. Таль отмечал проникновение в институт правил внутреннего рас порядка понятий и доктрин публичного права. В этой связи внутрен ний порядок предприятия виделся ему отчасти автономным установ лением, а частично – регламентированным императивными нормами публичного права5. Пределы дисциплинарной власти Л.С. Таль связывал См.: Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918. С. 97;

Он же.

Трудовой договор. Ч. 1. Ярославль, 1913. С. 80 и далее.

См.: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977. С. 89–90.

Таль Л.С. Юридическая природа организации или внутреннего порядка предпри ятия. М., 1915. С. 36.

Таль Л.С. Очерки промышленного права. М., 1916. С. 1–2.

Таль Л.С. Очередные вопросы в области гражданского права. (Литературное обо зрение.) Б.м., 1913. С. 140–144.

Глава 24. Трудоправовая ответственность с общей проблемой власти над человеком в гражданском праве, с ло кальным нормированием мер такой ответственности1. Он подчеркивал, что личность работника не может быть отделена от его рабочей силы и не может быть предметом физического или юридического господ ства. Таким образом, он констатировал, что внутреннюю организацию предприятия регламентируют, во-первых, дисциплинарное право, во вторых, статутное право. Подобные идеи ранее высказывал А. Газэн, но Л.С. Таль развил это положение. Дисциплинарное право он видел как «совокупность юридических актов и юридических правил, исхо дящих от установленной социальной власти», а статутное право – как «юридические правила, установленные путем особых «статутных» ак тов или «социальных процедур»». Первое по смыслу относилось к по зитивному праву, а второе – к «нормативному волеизъявлению частных лиц», т.е. работодателя, или к совместным коллективно-договорным актам. При этом определялись следующие признаки норм внутренне го порядка: 1) строго ограниченная или обычно значительно меньшая область применения, чем норм положительного права (локальный ха рактер);

2) их бессилие против норм закона (подзаконность);

3) прояв ление в особых формах (формальность, проявление через локальные нормативно-правовые акты и коллективные договоры)2.

Существенное внимание в трудах Л.С. Таля уделено правовой при роде и источнику дисциплинарной ответственности. Право работо дателя устанавливать внутренний порядок предприятия и поддержи вать его принудительными мерами выводилось из того, что предпри ятие – «автономно организованная ячейка», обладающая социальной автономией. Последняя является правообразующей силой, творящей в пределах общего правопорядка нормы частного правопорядка. Дис циплинарная власть в этой связи не может считаться субъективным правом работодателя, а также властью в хозяйственной индивиду ально-правовой сфере собственника имущественного комплекса (по принципу «каждый хозяин в своем доме»). В полном объеме не при знавался и договорный характер дисциплинарной ответственности, так как ее пределы определены не договором. Государство при этом не делегирует работодателю права устанавливать трудовой распорядок и привлекать к дисциплинарной ответственности. Более того, право См.: Таль Л.С. Автономное правотворчество в частном праве. М., 1916;

Он же.

Проблема власти над человеком в гражданском праве // Юридический вестник. 1913.

III. С. 103–140.

См.: Таль Л.С. Юридическая природа организации или внутреннего порядка пред приятия. С. 20–22.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво наказывать не составляет необходимый элемент поддержания поряд ка и логично не вытекает из социальной автономии, а дисциплинар ная власть не исчерпывается наложением взысканий, а преследует со всем другие цели1. Отчасти этой проблемы мы уже касались в главе данного Курса при рассмотрении проблем работодательской право субъектности (14.8).

Исходя из учения Л.С. Таля мы можем сделать следующие выводы.

1. Дисциплинарная власть не заимствуется работодателем у госу дарства, и государство не наделяет ею работодателя. Такая власть про истекает из самой природы предприятия как социального автоном ного образования в силу необходимости организовывать и коорди нировать труд несамостоятельных (наемных) работников. При этом в законодательстве определяются только пределы дисциплинарной ответственности.

2. Целью привлечения к дисциплинарной ответственности должно являться поддержание должного порядка на предприятии. Оно осу ществляется только в установленных законом случаях и при исклю чительных обстоятельствах, т.е. при наличии дисциплинарного пра вонарушения.

3. Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности, как и другие проблемы, связанные с ним, должны регламентироваться на локальном уровне в правилах внутреннего распорядка. При этом ло кальные нормы не могут ухудшать положение работника по сравне нию с законом.

В России проблемы ответственности за нарушение условий трудо вого договора и действующего законодательства традиционно привле кали внимание ученых-марксистов. В.Я. Канель (1873–1918 гг.) осу ждал применение на практике цивилистической конструкции, ана логичной задатку, по отношению к заработной плате. Этот способ обеспечения исполнения обязательств по рабочему договору заклю чался в том, что работник, досрочно расторгнувший срочный трудо вой договор, лишался заработка даже за фактически отработанное вре мя2. По сути это был вид дисциплинарного штрафа. Правовой вакуум в правовом регулировании личного найма привел к тому, что запрета на эти и другие формы скрытых штрафов не устанавливалось. М.Г. Лунц (1872–1907 гг.) дал сравнительный анализ прав и обязанностей работ См.: Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. С. 23–33.

См.: Канель В.Я. Очерки по рабочему вопросу (Расторжение договора) // Рус ская мысль. 1906. № 1. С. 49–73;

Он же. Судорабочие и судовладельцы. М., 1906. С.

40 и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность ника и работодателя в рамках договора личного найма. Он особо от метил неравноправие сторон в части ответственности за нарушение условий трудового договора1. Так, по Закону 1886 г. работодатель мог расторгнуть договор личного найма вследствие дерзости, дурного по ведения работника и по другим достаточно оценочным и нечетким ос нованиям. Рабочий в свою очередь мог только требовать расторжения трудового договора по суду вследствие побоев со стороны админист рации, при разрушительном действии работы на его здоровье или при задержке заработной платы. Незаконное увольнение работника рас сматривалось как гражданско-правовое нарушение и давало право ра бочему искать в судебном порядке вознаграждения за убытки. Рабо чий в свою очередь за самовольный отказ от работы вплоть до начала ХХ в. мог подвергнуться аресту до 1 месяца. Подобное правовое нера венство и неопределенно широкие дисциплинарные полномочия ра ботодателя отмечали и другие российские ученые2.

В советский период проблемам дисциплинарной ответственности первоначально уделялось незначительное внимание, чаще всего в кон тексте института правил внутреннего распорядка. Например, К.М. Вар шавский ограничился констатацией того, что меры и порядок привле чения к дисциплинарной ответственности устанавливаются в коллек тивно-договорном и локальном порядке, но они не должны ухудшать положение работника по сравнению с нормами законодательства3. Бо лее подробно, но в том же ключе дисциплинарную ответственность анализировали И.С. Войтинский и В.М. Догадов4. Первый из них вы водил возможность привлечения к такой ответственности из неса мостоятельного характера труда даже при социализме и обязанности работника по трудовому договору работать по определенной трудо вой функции с соблюдением правил внутреннего распорядка и уста новленных условий труда. При их нарушении у предприятия в лице, как правило, его руководителя возникает право привлечь работни ка к дисциплинарной ответственности, предусмотренной правилами трудового распорядка, в пределах, установленных законодательством.

П.Д. Каминская рассматривала эту проблему через призму договор См.: Лунц М.Г. Из истории фабричного законодательства, фабричной инспекции и рабочего движения в России. М., 1909. С. 26 и др.

См.: Яроцкий В.Г. Правила фабричного найма рабочих и надзор за отношениями хозяев и рабочих // Журнал гражданского и уголовного права. 1890. № 1. С. 20–26.

См.: Варшавский К.М. Трудовое право СССР. Л., 1924. С. 36–37.

См.: Войтинский И.С. Трудовое право СССР. М.;

Л., 1925. С. 225–244;

Догадов В.М.

Очерки трудового права. М., 1927. С. 39–44.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво ной ответственности и личной зависимости работника от работодате ля в установленных правовых рамках1.

В 20-е годы ХХ в. при изучении дисциплинарной ответственности наметились следующие тенденции.

1. Дисциплинарная ответственность государственных служащих рассматривалась достаточно обособленно, а ее правовая природа не определялась2. Этот вопрос до сих пор остается дискуссионным. В со временной литературе даже выводятся особые правоотношения в сис теме трудовых правоотношений – служебно-трудовые, имеющие пуб личный характер3. Более подробно об этом мы уже писали в томе пер вом настоящего Курса.

2. Ответственность работодателя, имеющая нематериальный ха рактер, рассматривалась учеными-трудовиками, но только по фор мальному критерию – нарушение трудоправовой нормы. При этом отмечалось, что по своей правовой природе и степени общественной опасности такая ответственность чаще всего бывает административ ной и уголовной. Своеобразной ответственностью работодателя при знавалась дисциплинарная ответственность руководителя организа ции и ее администрации за нарушение норм трудового права4.

3. Изучение правовой природы дисциплинарной ответственности было деформировано идеологическими установками и политическим давлением партийных и государственных органов. Дисциплина счита лась «формой товарищеского сотрудничества», когда один товарищ – руководитель привлекает другого товарища – рабочего к ответствен ности от имени коллектива, в который они оба входят. В таком ракур се дисциплинарная ответственность получала не правовое, а идеоло гическое обоснование.

4. Существенное внимание уделялось увольнению как виду дисци плинарной ответственности и общим проблемам укрепления трудо вой дисциплины5. При этом нормативный материал был достаточно узок, а правила внутреннего распорядка рассматривались как форма См.: Каминская П.Д. Очерки трудового права. М., 1927. С. 100–101.

См.: Ширяев В.Н. Дисциплинарная ответственность служащих. М., 1926.

См.: Гафаров З.С., Иванова С.А., Шайхатдинов В.Ш. Правовое регулирование тру да и социальной защиты государственных служащих субъектов Российской Федерации.

Екатеринбург, 1998. С. 17–22;

Нестерова Т.А. Государственная служба в Российской Федерации и проблемы трудового права. Пермь, 2002. С. 35 и др.

См.: Варшавский К.М. Указ. соч. С. 153–155;

Фрадкин Л.Е. Ответственность нани мателя за нарушение законов о труде. М., 1925 и др.

См.: Данилова Е.Н. Увольнение рабочих и служащих по действующему законода тельству о труде. М., 1930;

Исаев А.Н. Увольнение и выходное пособие. М., 1930;

Раби Глава 24. Трудоправовая ответственность регламентации дисциплины труда. Предприятие признавалось обо собленным социальным явлением, нуждающимся в правовой регла ментации. Она осуществлялась прежде всего на коллективно-дого ворном и локальном уровнях. Исследователи отмечали, что ст. 50– КЗоТа 1922 г., посвященные внутреннему трудовому распорядку, ус тарели, а нормирование трудовой дисциплины осуществляется пре имущественно на уровне подзаконных актов, в том числе принятием НКТ СССР общих Типовых правил внутреннего распорядка, обяза тельных для всех организаций1.

С начала 30-х годов в публикациях о дисциплине труда стали пре обладать комплиментарные комментарии ко все более ужесточающе муся законодательству. Дисциплинарный проступок рассматривался как виновное, противоправное деяние, нарушающее норму трудово го права, но исключающее уголовную ответственность. Такое стран ное определение вполне объяснимо, так как с конца 30-х годов, о чем мы писали выше, за большинство дисциплинарных проступков, в том числе опоздание на работу, прогул, самовольное оставление ра боты, выпуск бракованной продукции и др., предусматривалась уго ловная ответственность. Такое определение встречается даже в лите ратуре по трудовому праву 70–80-х годов2. Отметим, что первая кан дидатская диссертация, защищенная в ученом совете ВИЮН, и одна из первых в стране по трудовому праву была посвящена дисциплине труда и дисциплинарной ответственности3. Между тем существенная часть публикаций 30–40-х годов по данной проблеме вообще имела весьма касательное отношение к трудовому праву и была связана с об личением очередной группы «врагов народа» и «вредителей» в народ ном хозяйстве4.

Понятие дисциплинарной ответственности обычно рассматрива лось как составная часть более общей проблемы дисциплины труда.

Под последней понимался определенный законом или на основе за кона трудовой распорядок, устанавливающий трудовые обязанности рабочих и служащих, ответственность за невыполнение этих обязан нович-Захарин С.Л. Увольнение рабочих и служащих. М.;

Л., 1925;

Стопани А.М. Пути к укреплению трудовой дисциплины. М., 1929 и др.

См., например: Рабинович-Захарин С.Л. Внутренний распорядок и дисциплина в предприятиях и учреждениях. М.;

Л., 1931. С. 13–18.

См.: Смирнов В.Н. Дисциплина труда в СССР. С. 54;

Советское трудовое право / Под ред. Б.К. Бегичева, А.Д. Зайкина. М., 1985. С. 374 и др.

См.: Дубовский Д.Л. Правовое регулирование дисциплины труда рабочих и служа щих: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1939.

См., например: Мехлис Л.З. Обеспечим дисциплину труда. М., 1932 и др.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво ностей и меры поощрения за образцовое их выполнение1. В научное русло дискуссия о дисциплинарной ответственности была возвращена во многом стараниями Н.Г. Александрова. В числе признаков единого длящегося трудового правоотношения он выделил его авторитарный характер, выражающийся в дисциплине труда. К числу обязанностей работника он относил выполнение работы и подчинение трудовому распорядку. Соответственно, работодателю корреспондировалась обя занность требовать ее выполнения и соблюдения трудового распорядка.

Авторитарный характер трудового правоотношения предполагал воз можность применения дисциплинарных мер по отношению к работ нику2. Такая трактовка первоначально не встретила поддержки даже у ведущих советских ученых. Например, А.Е. Пашерстник критико вал определение Н.Г. Александрова трудовой дисциплины как обще ственной связи между людьми, обусловленной «выделением руково дства и надзора в особую функцию». Это, по мнению Пашерстника, не соответствовало характеру социалистической трудовой дисципли ны как связи между самими работниками3. Этот автор неоднократно обращался к проблемам трудовой дисциплины вообще и проблемам дисциплинарной ответственности в частности4.

Только со второй половины 50-х годов ученые получили возмож ность более глубоко изучать правовую природу дисциплинарной от ветственности. Последняя рассматривалась по традиции в ключе дисциплины труда и соблюдения правил внутреннего трудового рас порядка5. Некоторые ученые пытались теоретически обосновать не обходимость примерной схемы, устанавливающей конкретизацию от ветственности в зависимости от тяжести совершенного проступка6. По сути это было предложением возвратиться к практике 20-х годов, когда в подзаконных актах определялось 40–50 составов дисциплинарных См.: Александров Н.Г., Москаленко Г.К. Советское трудовое право. М., 1947. С. 242.

См.: Александров Н.Г. Социалистическая дисциплина труда. М., 1949;

Он же. Тру довое правоотношение. С. 129 и др.

См.: Пашерстник А.Е. К вопросу о роли советского трудового права в коммунисти ческом строительстве // Советское государство и право. 1953. № 4. С. 65–67.

См.: Пашерстник А.Е. Дисциплина труда в СССР. М., 1950;

Он же. Соблюдение со циалистической дисциплины труда – долг каждого советского гражданина. М., 1953.

См.: Гершанов Е.М. Социалистическая дисциплина труда. М., 1960;

Гуляев Г.И.

Дисциплина труда рабочих и служащих. Кишенев, 1961;

Кафтановская А.М., Лившиц Р.З.

Дисциплина труда в СССР. М., 1959;

Левиант Ф.М. Социалистическая дисциплина тру да. Л., 1957;

Неидзе Е.Г. Сущность и методы регулирования дисциплины труда в СССР.

Тбилиси, 1964, и др.

См., например: Гуляев Г.И., Лунгу Л.Э. Правовое регулирование социалистической дисциплины труда рабочих и служащих. Кишенев, 1962. С. 46.

Глава 24. Трудоправовая ответственность проступков в соответствии со степенью их тяжести. О.В. Смирнов вы ступил против таких предложений, резонно полагая, что необходимым условием для применения мер дисциплинарной ответственности явля ется соответствие меры наказания содеянному, личности нарушителя и условиям, в которых оно было совершено1. Общепринятым счита лось, что дисциплинарная ответственность заключается в наложении администрацией предприятия взыскания на работника за нарушение трудовой дисциплины. Под последним понималось противоправное, виновное неисполнение работником своих обязанностей2.

Наиболее интенсивно данная проблема изучалась в конце 60-х – на чале 80-х годов, а существенный вклад в ее разработку внесли А.А. Аб рамова, В.М. Лебедев, Н.Т. Михайленко, А.В. Пятаков, В.Н. Смир нов, Л.А. Сыроватская и др. Концепция Л.С. Таля о социальной ав тономии предприятия как основы установления внутреннего порядка обычно даже не упоминалась, но некоторые ее элементы использова лись. Правовая природа дисциплинарной ответственности трактова лась с учетом правовых реалий и достаточно упрощенно. Так, А.А. Аб рамова, Н.А. Тимонов и ряд других ученых относили дисциплинарное воздействие к разновидности государственного принуждения, так как оно осуществлялось руководящим составом государственных предпри ятий фактически от имени государства3. Эта позиция встречается и в трудах современных ученых-трудовиков, которые считают, что, реа лизуя дисциплинарную власть, работодатель осуществляет государст венное принуждение 4.

Некоторые исследователи, в том числе О.Н. Бухаловский и А.В. Пя таков, придерживались договорной теории, о чем мы писали ранее.

Л.А. Сыроватская определяла дисциплинарную ответственность в об щетеоретическом аспекте как обязанность работника ответить перед работодателем за совершенный им проступок и претерпеть те меры воздействия, которые указаны в дисциплинарных санкциях трудо вого права5. Она обоснованно связывала дисциплинарные полномо См.: Смирнов О.В. Эффективность правового регулирования организации труда на предприятии. М., 1968. С. 153.

См.: Трудовое право. Энциклопедический словарь / Под ред. А.И. Денисова и др.

М., 1959. С. 272.

См.: Абрамова А.А. Указ. соч. С. 29 и др.;

Тимонов Н.А. Трудовой распорядок на предприятии. С. 93 и др.

См.: Курилов В.И. Личность. Труд. Право. С. 212;

Полетаев Ю.Н. Указ. соч. С. 76, 83, 84.

См.: Сыроватская Л.А. Ответственность за нарушение трудового законодатель ства. С. 47.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво чия с правом работодателя в силу прямого указания закона привле кать работника к ответственности и с обязанностью последнего ее претерпевать.


Элементы состава дисциплинарного проступка: объект, объектив ная сторона, субъект, субъективная сторона также анализировались достаточно единообразно. Проводилось разграничение дисципли нарной, административной и уголовной ответственности за наруше ние трудового законодательства по следующим основаниям: 1) ха рактер правонарушения, его общественная опасность;

2) субъект от ветственности;

3) порядок применения ответственности;

4) правовые последствия правонарушения (санкции). Основными характеристи ками (принципами) дисциплинарной ответственности признавались законность, целесообразность и справедливость, неотвратимость, пра вовые гарантии от необоснованного наложения взыскания. По сути речь шла об общеправовых принципах реализации юридической от ветственности. Несколько отличалось от традиционного определение дисциплинарной ответственности, данное В.Н. Смирновым. Он рас сматривал дисциплинарную ответственность как «обязанность пре терпевания личного, организационного или имущественного порядка или ущербное правовое состояние совершившего нарушение трудовой дисциплины работника, которое характеризуется особой совокупно стью субъективных обязанностей и правомочий, потерей во мнении администрации и коллектива, сложившимися в результате примене ния дисциплинарной властью мер дисциплинарного взыскания, как выражение юридического и общественного осуждения нарушителя трудовой дисциплины, его противоправного поведения»1. Несмотря на излишнюю идеологизированность и громоздкость, данное опреде ление можно признать достаточно удачным.

В постсоветский период общие подходы к проблеме дисциплинар ной ответственности изменились незначительно. Под дисциплинар ной ответственностью понималась либо обязанность работника от ветить (понести наказание) за дисциплинарный проступок, которое предусмотрено нормой трудового права2, либо осуждение поведения работника путем объявления ему властью работодателя дисциплинар ного взыскания3. Отметим, что в ТК РФ не дана дефиниция дисцип Смирнов В.Н. Дисциплина труда в СССР. Л., 1972. С. 84.

См.: Гусов К.Н., Толкунова В.Н. Трудовое право России. М., 2001. С. 338;

Сыроват ская Л.А. Трудовое право. М., 1998. С. 232, и др.

См.: Трудовое право / Под ред. О.В. Смирнова. М., 1996. С. 266 (автор главы – Б.А. Шеломов).

Глава 24. Трудоправовая ответственность линарной ответственности и только указывается на то, что за совер шение дисциплинарного проступка работником работодатель вправе применить дисциплинарное взыскание (ст. 192) Многие современные исследователи, ориентируясь на это, также не дают определения дис циплинарной ответственности, ограничиваясь закрепленным в ТК РФ определением дисциплинарного проступка. Некоторые ученые вооб ще предпочитают говорить не о дисциплинарной ответственности, а о порядке применения дисциплинарных взысканий. Такой подход не кажется нам обоснованным, хотя во многом вытекает из позиции за конодателя. Для определения дисциплинарной ответственности как вида трудоправовой ответственности достаточно общего определения последней, но с некоторыми уточнениями, прямо предусмотренны ми в ТК РФ в отношении дисциплинарной ответственности. К тако вым можно отнести: 1) наступление ответственности за совершение дисциплинарного проступка;

2) властное осуждение противоправно го поведения работника;

3) правонарушитель обязан претерпеть не благоприятные меры личностного характера.

Таким образом, дисциплинарную ответственность можно определить как обязанность работника претерпеть юридически неблагоприятные по следствия в форме лишений личностного характера за совершение тру доправового (дисциплинарного) проступка в порядке и на условиях, пре дусмотренных трудовым законодательством.

Надо отметить, что советские исследователи не ограничивались формально-юридическим анализом данного института. Они также анализировали эффективность мер дисциплинарного воздействия1.

Многие советские ученые-трудовики считали, что увеличение числа мер воздействия, применяемых к нарушителям трудовой дисциплины особенно в 1979 и 1983 гг., ужесточение существующих не привели и не приведут к решительному перелому в состоянии трудовой дисципли ны. Изменить сложившуюся ситуацию предлагалось двумя основны ми способами. Первый путь был связан с упрощением соответствую щих норм и сокращением их числа. Так, О.В. Смирнов предлагал ос тавить в законодательстве всего лишь три меры взыскания: выговор, штраф и увольнение2. Другой путь, по мнению Р.З. Лившица, был свя зан с переоценкой роли дисциплинарной ответственности в условиях См.: Никитинский В.И. Эффективность норм трудового права. М., 1971. С. 127– 149;

Смирнов О.В. Эффективность правового регулирования организации труда на пред приятии. М., 1968. С. 145–156.

См.: Смирнов О.В. Концепция ускорения и совершенствования трудового законо дательства // Советское государство и право. 1987. № 9. С. 60.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво перестройки, расширения хозрасчетных начал в экономике. Он писал, что дисциплинарные взыскания как одно из средств преимуществен но административного управления должны постепенно уступать место средствам экономического управления1. Создание нормальной органи зации и условий труда, оптимальное сочетание результатов труда с их оплатой, эффективной системой стимулирования труда станут «силь нейшим дисциплинирующим фактором». У работодателя, как писал ученый, «видимо, уже не будет необходимости применять санкции.

Таково настоящее и будущее дисциплинарной ответственности»2.

В 80-е – начале 90-х годов в советской науке трудового права были подняты новые проблемы, затронуты новые стороны дисциплины тру да. С.А. Иванов и Р.З. Лившиц рассматривали вопросы защиты прав работника в ключе усиления ответственности предприятий и долж ностных лиц за нарушение трудовых прав личности. Они отмечали несовершенство действующего законодательства об ответственности должностных лиц за нарушение законодательства о труде и предлагали принять новое законодательство, где «нормы ответственности целе сообразно разработать применительно к институтам трудового права, с тем чтобы учесть специфику института, возможные случаи наруше ний содержащихся в нем норм и степень такого нарушения, а также его последствия как для личности работника, так и для государства»3.

Другой теоретической проблемой, которую затронули советские ученые, была проблема коллективной дисциплинарной ответствен ности. Причиной тому стала легализация в числе мер повышения от ветственности за качество продукции в 1986 г. коллективной ответст венности бригады за брак в работе. Кроме того, начиная с середины 70-х годов, в хозяйственной практике государственных предприятий внедрялись различные бригадные почины, в том числе и почин «тру довой дисциплине – гарантию коллектива». Иными словами, речь шла о практике лишения производственных премий, вознаграждения по итогам работы за год всех членов бригады при совершении про гула одним из ее членов. Появление коллективной дисциплинарной ответственности требовало правового осмысления, оценки. Р.З. Лив шиц настаивал на том, что коллективной может быть только матери альная ответственность. Дисциплинарная ответственность по своей природе всегда индивидуальна, персонифицирована4. Характеризуя Лившиц Р.З. Трудовое законодательство: настоящее и будущее. М., 1989. С. 157.

Там же. С. 156.

Иванов С.А., Лившиц Р.З. Личность в советском трудовом праве. М., 1982. С. 218.

Лившиц Р.З. Указ. соч. С. 160.

Глава 24. Трудоправовая ответственность вышеназванный почин, он подчеркивал, что этот почин расходится с принципом ответственности за вину. Каждый работник ответстве нен за собственную дисциплину, а за дисциплину коллектива юриди ческую ответственность несет руководитель этого коллектива. Сам же коллектив не может быть субъектом юридической ответственности за состояние дисциплины1.

В постсоветский период исследователями, в том числе на диссер тационном уровне2, был затронут довольно обширный спектр про блем трудовой дисциплины, но они рассматривались преимуществен но в достаточно традиционном ключе с учетом изменения действую щего законодательства.

В настоящее время на повестку дня встают новые правовые про блемы обеспечения трудовой дисциплины. Их решение нам видится в русле заявленных нами выше подходов:

1) единство трудоправовой ответственности как мер личностного, организационного и имущественного характера, формирование ин ститута организационных мер взыскания. О последних будет сказано далее в специальном параграфе;

2) усиление и расширение личностной компоненты в институте дисциплины труда. Это означает сочетание мер поощрения и мер дис циплинарного и организационного взыскания. Имеется также в виду определение рамочного правового регулирования производства по де лу о дисциплинарном нарушении в ключе обеспечения правовых га рантий личности работника.

В заключение сделаем следующие выводы.

1. Первоначально научное осмысление феномена дисциплинарной ответственности было связано с определением правовой природы пре делов хозяйской власти и правил внутреннего распорядка предпри ятия. Изучение феномена дисциплинарной ответственности в рамках формирующейся отрасли трудового права связано с именем Л.С. Та ля. Он выводил право работодателя привлекать работника к дисцип линарной ответственности из организационного признака трудового Лившиц Р.З. Указ. соч. С. 162.

См.: Ведяшкин С.В. Локальные нормативные правовые акты и их роль в установ лении внутреннего трудового распорядка организации: Дис. … канд. юрид. наук, Томск, 2001;

Жукова Ю.А. Дисциплинарная ответственность работников как правовое обеспе чение исполнения трудовых обязанностей: Дис. … канд. юрид. наук. Пермь, 2005;

Кар пенко О.И. Дисциплинарная ответственность работника в трудовом праве: понятие и ви ды: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003;

Сыроватская Л.А. Ответственность по трудовому праву: Докл. на соиск. … д-ра юрид. наук. М., 1991, и др.


Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво отношения и сути хозяйской (работодательской) власти. Исходя из учения Л.С. Таля мы можем сделать следующие выводы:

1) дисциплинарная власть не заимствуется работодателем у госу дарства, и государство не наделяет ею работодателя. Такая власть про истекает из самой природы предприятия как социального автоном ного образования в силу необходимости организовывать и коорди нировать труд несамостоятельных (наемных) работников. При этом в законодательстве определяются только пределы дисциплинарной ответственности;

2) целью привлечения к дисциплинарной ответственности должно являться поддержание должного порядка на предприятии. Оно осу ществляется только в установленных законом случаях и при исклю чительных обстоятельствах, т.е. при наличии дисциплинарного пра вонарушения;

3) порядок привлечения к дисциплинарной ответственности, как и другие проблемы, связанные с ним, должны регламентироваться на локальном уровне в правилах внутреннего распорядка. При этом ло кальные нормы не могут ухудшать положение работника по сравне нию с законом.

2. С 20-х годов ХХ в. при изучении дисциплинарной ответствен ности наметились следующие тенденции:

1) дисциплинарная ответственность государственных служащих рассматривалась достаточно обособленно, а ее правовая природа не определялась;

2) Ответственность работодателя, имеющая нематериальный ха рактер, рассматривалась учеными-трудовиками, но только по фор мальному критерию – нарушение трудоправовой нормы. При этом отмечалось, что по своей правовой природе и степени общественной опасности такая ответственность чаще всего бывает административ ной и уголовной. Своеобразной ответственностью работодателя при знавалась дисциплинарная ответственность руководителя организа ции и ее администрации за нарушение норм трудового права;

3) изучение правовой природы дисциплинарной ответственности было деформировано идеологическими установками и политическим давлением партийных и государственных органов;

4) существенное внимание уделялось увольнению как виду дисци плинарной ответственности и общим проблемам укрепления трудо вой дисциплины;

5) с начала 30-х годов в публикациях о дисциплине труда стали пре обладать комплиментарные комментарии ко все более ужесточающе Глава 24. Трудоправовая ответственность муся законодательству. Дисциплинарный проступок рассматривался как виновное, противоправное деяние, нарушающее норму трудового права, но исключающее уголовную ответственность;

6) начиная с 60-х годов в отечественной науке трудового права про шел ряд плодотворных дискуссий по проблемам дисциплинарной от ветственности, часть из которых сохранила познавательное значение до настоящего дня.

3. Для определения дисциплинарной ответственности как вида тру доправовой ответственности достаточно общего определения послед ней, но с некоторыми уточнениями, прямо предусмотренными в ТК РФ в отношении дисциплинарной ответственности. К таковым мож но отнести: 1) наступление ответственности за совершение дисцип линарного проступка;

2) властное осуждение противоправного пове дения работника;

3) правонарушитель обязан претерпеть неблагопри ятные меры личностного характера.

Таким образом, дисциплинарную ответственность можно опреде лить как обязанность работника претерпеть юридически неблагопри ятные последствия в форме лишений личностного характера за совер шение трудоправового (дисциплинарного) проступка в порядке и на условиях, предусмотренных трудовым законодательством.

4. В настоящее время на повестку дня встают новые правовые про блемы обеспечения трудовой дисциплины. Их решение нам видится в следующем русле: 1) единство трудоправовой ответственности как мер личностного, организационного и имущественного характера, формирование института организационных мер взыскания;

2) усиле ние и расширение личностной компоненты в институте дисциплины труда. Это означает сочетание мер поощрения и мер дисциплинарно го и организационного взыскания. Имеется также в виду определение рамочного правового регулирования производства по делу о дисцип линарном нарушении в ключе обеспечения правовых гарантий лич ности работника.

24.6. Развитие законодательства о материальной ответственности в России и на Западе В Средние века проблемы материальной ответственности в отноше ниях между работодателями и вольнонаемными работниками не имели большой остроты. Общепризнанной считалась обязанность работника возместить причиненный его действиями вред, часто посредством от работки. Частично такое требование вытекало из самого содержания Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво договора личного найма, а также обусловливалось правовым обыча ем. Причинение вреда жизни и здоровью работника в процессе трудо вой деятельности положительным правом в то время не затрагивалось.

Увечные и пожилые рабочие первоначально были объектом исключи тельно церковной и частной благотворительности. В конце XIX – на чале ХХ вв. материальная ответственность как самостоятельный ин ститут социального законодательства отсутствовала, но выделились три направления в правовом регулировании данной проблемы.

1. Ответственность работника за вред, причиненный имуществу ра ботодателя, строилась на гражданско-правовых началах. Отступлением от таких начал являлось законодательное ограничение размера мате риальной ответственности посредством установления максимальной суммы удержаний из заработной платы, о чем уже говорилось выше.

На органическую связь институтов материальной ответственности ра ботника и охраны заработной платы рабочих и служащих от необос нованных и чрезмерных удержаний неоднократно обращалось внима ние и в советской литературе1. Имущество работника, как правило, не шло на погашение долгов перед предприятием первоначально в силу фактического положения вещей. Напомним, что термин «пролетарий»

в переводе с латыни означает «неимущий, имеющий только потомст во». В первой половине XIX в. большинство рабочих находилось на грани бедности и даже нищеты, а на протяжении большей части ХХ в.

они относились к наиболее бедным слоям общества. В России ситуа ция обстояла примерно также. Согласно УПТ (изд. 1913 г.) за дисци плинарный проступок, причинивший вред имуществу работодателя, работник мог быть не только оштрафован, но и присужден к уплате вознаграждения за причиненный ущерб владельцу предприятия в су дебном порядке (ст. 104 прим.). В этом случае применялись нормы гражданского процесса, но единственным источником возмещения вреда была, как правило, заработная плата. На это косвенно указы вает ст. 110 УПТ, в соответствии с которой работник, причинивший ущерб, превышающий /3 его заработка, причитающегося к установ ленному сроку расплаты, мог быть уволен по инициативе заведующе го предприятием. Л.С. Таль, анализируя практику применения УПТ, писал, что, «когда рабочему вверяются материалы и другие орудия, за порчу которых он отвечает, работодатели нередко выговаривают себе См.: Александров Н.Г. Советское трудовое право. М., 1963. С. 279–280;

Кленов Е.А., Малов В.Г. Материальная ответственность рабочих и служащих на предприятии. М., 1968. С. 32, и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность право удерживать из уплаченного рабочему вознаграждения некото рую часть в обеспечение эвентуальных требований к рабочему о воз мещении ущерба (так называемый залог), т.е. право на отсрочку уп латы некоторой части вознаграждения до окончательного расчета»1.

По мнению ученого, такие соглашения не имели юридической силы, так как противоречили алиментарному характеру заработной платы, ее неприкосновенности в этой части.

2. Ответственность работодателя за вред, причиненный здоро вью работника, первоначально также регламентировалась граждан ским правом. При этом юридическая природа нарушенного права на здоровье так и не была определена. В итоге в конце XIX в. пришло осознание того, что само крупное машинное производство является источником повышенной опасности, а страхование от несчастных случаев и инвалидности – в интересах как работников, так и рабо тодателей, а также государства. Первым специальным нормативным актом, регулирующим предоставление вознаграждения рабочим за увечье на производстве, стал германский Закон 7 июня 1871 г. Со гласно ему предприниматель отвечал только за несчастные случаи, произошедшие по его вине, причем бремя доказывания лежало на потерпевшей стороне. Германия стала также первой страной, кото рая ввела обязательное страхование для работников промышленно сти по болезни (1883 г.), при несчастных случаях на производстве (1884 г.), по инвалидности и старости (1889 г.). Первые аналогичные акты в России датируются началом ХХ в. Закон от 15 мая 1901 г. ввел «Временные правила о пенсиях рабочим казенных горных заводов и рудников, утратившим работоспособность на заводских и руднич ных работах». Закон от 2 июня 1903 г. «О вознаграждении потерпев ших вследствие несчастных случаев рабочих, а равно членов их се мей в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности» охватывал гораздо более широкий круг работни ков. Наконец, в 1912 г. принимается целый пакет страховых законов, предусматривающих страхование на случай болезни, от несчастных случаев на производстве и др.2 Этой проблемы мы уже касались в то ме первом данного Курса.

Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918. С. 161.

См. подробнее: Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое иссле дование. М., 2001. С. 42–48;

Лушникова М.В., Лушников А.М. Курс права социального обеспечения. М., 2008;

Лушникова М.В., Лушников А.М., Тарусина Н.Н. Единство частых и публичных начал в правовом регулировании трудовых, социально-обеспечительных и семейных отношений. С. 28–30, 59–64, и др.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво 3. Ответственность работодателя за вред, причиненный имуществу работника, первоначально сводилась только к ответственности за не своевременную выплату заработной платы, о чем говорилось в пред шествующей части Курса, и необоснованное расторжение договора личного найма. В последнем случае согласно УПТ рабочий мог об жаловать в месячный срок решение управляющего в суде. Если суд признавал такую жалобу обоснованной, то выносил постановление о вознаграждении рабочего за понесенные убытки (ст. 62, примеч. 2).

Отметим, что при задержке выплаты жалованья рабочий в судебном порядке мог требовать не только уплаты причитающегося, но и сверх обозначенной суммы особое вознаграждение, не превышающее при срочном договоре его двухмесячного заработка, а при договоре на срок неопределенный – двухнедельного заработка (ст. 55). Речь идет о гражданско-правовой конструкции, аналогичной штрафной неустой ке. Таким образом, в дореволюционном законодательстве начал фор мироваться не только институт материальной ответственности работ ника, но и работодателя.

В первые годы советской власти вопросам материальной ответст венности уделялось незначительное внимание, что отразилось на со держании КЗоТа 1918 г. В правилах внутреннего распорядка долж на была указываться среди общих обязанностей трудящихся обязан ность бережно обращаться с вверенными материалами и орудиями труда. Пределы и порядок ответственности за нарушение обязанно стей, в том числе связанных с причинением вреда имуществу органи зации, должны были устанавливаться в этих правилах (ст. 124 КЗоТа 1918 г.). Но в самом КЗоТе был дан исчерпывающий перечень осно ваний удержаний из заработной платы: 1) получение дополнительного вознаграждения за любую работу, кроме работы по одному определен ному месту, и сверхурочных;

2) вычеты за прогул (ст. 68). Последние трудно отнести к материальной ответственности, так как работнику не выплачивались незаработанные суммы. Остается предположить, что за проступки, причиняющие ущерб имуществу предприятия, законом предусматривались меры дисциплинарной ответственности.

Забегая несколько вперед, отметим, что в качестве общей тенден ции развития советского трудового законодательства о материальной ответственности можно выделить ее дальнейшее обособление от граж данско-правовой ответственности путем ограничения размеров удер жаний из заработной платы при привлечении работника к материаль ной ответственности, установления случаев (оснований) привлечения к ответственности и видов материальной ответственности.

Глава 24. Трудоправовая ответственность КЗоТ 1922 г. легализовал ограниченную материальную ответствен ность работника. Причинение вреда имуществу работодателя могло повлечь по постановлению расчетно-конфликтной комиссии (РКК) единовременный вычет из заработка работника в размере стоимости повреждения, но не свыше /3 его месячной тарифной ставки (ст. 83).

Это означало введение ограниченной материальной ответственности работника в качестве общего правила. Между тем современники Ко декса давали неоднозначные комментарии названной статьи.

К.М. Варшавский полагал, что «производство нанимателем выче тов из вознаграждения трудящихся в покрытие причиненных его не брежностью убытков ограничено весьма узкими рамками. Но нани матель… не лишается права взыскать убытки в общем исковом поряд ке» (ст. 403 ГК)1. С ним не соглашалась А.Е. Семенова, считавшая, что «та широкая ответственность за договорный ущерб, какая дана в ГК и вполне понятна по отношению к сделкам гражданского оборота, идет совершенно вразрез с общей направленностью трудового зако нодательства, всюду сужающим тот материальный риск, который мо жет падать на трудящегося в ходе осуществления трудового договора.

В соответствии с этим и ст. 83 следует понимать как исчерпывающее ограничение размера материальной ответственности за проявленную им небрежность»2. Таким образом, А.Е. Семенова исключала возмож ность субсидиарного (дополнительного) применения норм граждан ского права к случаям материальной ответственности трудящегося, рассматривала эту ответственность как самостоятельную ответствен ность в трудовом праве.

В достаточно полном объеме институт материальной ответствен ности работника сформировался только с принятием постановлений ЦИК и СНК СССР от 12 июня 1929 г. «Об имущественной ответствен ности рабочих и служащих за ущерб, причиненный ими нанимателям» и от 3 июня 1931 г. «Об имущественной ответственности работников за материалы и изделия и за имущество предприятия или учреждения, выданные в пользование работникам» (в ред. от 27 мая 1932 г.)4, а так же постановлений НКТ СССР от 29 октября и 6 ноября 1930 г. и Инст рукции НКТ СССР от 1 июня 1932 г.5 В этой связи ст. 83–86 (прим. 6) КЗоТа 1922 г., даже с учетом внесенных изменений, стали носить пре Варшавский К.М. Указ. соч. С. 81.

Там же.

СЗ СССР. 1929. № 42. Ст. 367.

Там же. 1932. № 40. Ст. 242.

Известия НКТ. 1930. № 31–32;

1932. № 17–18.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво имущественно отсылочный характер. Было принято довольно много нормативных правовых актов, регламентирующих особенности мате риальной ответственности отдельных категорий работников1. Следую щим этапом в становлении института материальной ответственности стало принятие КЗоТа 1971 г. и Положения о материальной ответст венности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации, утвержденного Указом Президиума Вер ховного Совета СССР от 13 июля 1976 г. В соответствии с традиционными представлениями, восходящи ми к советской эпохе, материальная ответственность работника име ет три цели: гарантийную (для работника, гарантия сохранности хо тя бы части заработной платы с учетом ее алиментарного характера), компенсационную (для работодателя, компенсация всех или части по несенных убытков) и превентивную. Понятие и порядок регулирова ния материальной ответственности работников основаны на логике не гражданского, а трудового права. Принципы гражданско-правовой (имущественной) ответственности, а именно конструкции возмеще ния убытков (ст. 15 ГК РФ), оснований ответственности за нарушение договорных обязательств (ст. 401 ГК РФ), деликтной ответственности (ст. 1064 ГК РФ) серьезно скорректированы. В том, что эта корректи ровка весьма значительна, можно убедиться при рассмотрении осно вания, условий и размеров материальной ответственности работников за ущерб, причиненный работодателю. Этому посвящена глава 39 ТК РФ (ст. 238–250), а также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодатель ства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».

Основание материальной ответственности работника В юридической литературе по советскому трудовому праву бы ла единая трактовка основания материальной ответственности ра бочих и служащих – полный состав проступка, которым причинен имущественный ущерб. Так, П.Р. Стависский отмечал, что осно ванием материальной ответственности является трудовое имущест венное правонарушение, т.е. виновное нарушение субъектом трудо вого правоотношения своих обязанностей в этом правоотношении, См., например: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июня 1930 г. «Об иму щественной ответственности работников государственных и кооперативных учрежде ний и предприятий за недостачу переданных им под отчет товарных ценностей» // СУ РСФСР. 1930. № 42. Ст. 521.

Сборник нормативных актов о труде: В 3 ч. Ч. 2. М., 1985. С. 397–401.

Глава 24. Трудоправовая ответственность повлекшее за собой причинение имущественного ущерба другому его субъекту1. Из вышеперечисленных нормативных актов в составе правонарушения выводились четыре условия привлечения работ ника к материальной ответственности: 1) противоправность пове дения работника;

2) причинение прямого действительного ущерба имуществу предприятия;

3) наличие причинной связи между про тивоправным деянием работника и наступившим ущербом;

4) ви на работника2.

Дальнейшее развитие советского трудового законодательства о ма териальной ответственности шло по пути уточнения и конкретизации этих условий, обеспечивая сохранение этих условий в целом, в сово купности, и формулировки основания материальной ответственности.

Впрочем, последнее из перечисленных условий проводилось в зако нодательстве далеко не всегда. Так, согласно Постановлению ЦИК и СНК СССР от 30 декабря 1931 г.3 труд работника по изготовлению продукции, оказавшейся браком по причинам, от него не зависящим, подлежал неполной оплате. Вина работника в этом случае отсутство вала, и он как бы разделял ответственность самого предприятия. Та ким образом, мы имеем дело с объективным вменением. Обосновыва лось это тем, что при оплате брака в полном объеме рабочий не будет заинтересован своевременно предупреждать о нем администрацию.

Ущербность данной нормы была очевидна для многих советских ис следователей4, но эта норма действовала почти до конца советского периода (ст. 93 КЗоТа 1971 г.).

О субъекте материальной ответственности. Таковым признавал ся работник, состоящий в трудовых правоотношениях с организацией.

В советской науке трудового права субъект рассматривался как один из квалифицирующих признаков, позволяющих отграничить меры граж данско-правовой ответственности от мер материальной ответственности.

К материальной ответственности привлекается работник, с которым заключен трудовой договор. При этом расторжение трудового догово ра после причинения ущерба не влечет за собой освобождения сторо См.: Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском тру довом праве. С. 77.

При анализе названных условий материальной ответственности мы не будем ос танавливаться на общеправовых и общепризнанных характеристиках этих условий, ос тановимся лишь на отраслевых особенностях их проявления.

СЗ СССР. 1932. № 2. Ст. 11.

См.: Нравственное воспитание в трудовом коллективе. М., 1981. С. 25;

Трудовое право и повышение качества труда. М., 1987. С. 243 и др.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 38 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.