авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 38 |

«А.М. Лушников • М.В. Лушникова КУРС ТРУДОВОГО ПРАВА Учебник В двух томах Том 2 КОЛЛЕКТИВНОЕ ...»

-- [ Страница 28 ] --

Третья группа исследователей решение вопроса о субъективном условии ответственности при отсутствии вины видит в рамках теории риска. По мнению В.А. Ойгензихта, в случае с источником повышен ной опасности вину как субъективное условие ответственности заме няет риск. Принятие на себя риска понимается при этом как осознан ное допущение отрицательных имущественных последствий1. Риск рассматривается как характеристика субъективной стороны поведе ния человека, как особая форма психического отношения субъекта, являющаяся субъективным основанием распределения неблагоприят ных последствий. В.А. Ойгензихт считал, что риск, в отличие от иных субъективных правовых категорий, характеризуется следующими при знаками: 1) сознательным допущением возможных последствий;

2) до пущением последствий имущественных;

3) последствий, связанных преимущественно со случайными обстоятельствами, которые и сами по себе, как правило, вероятны;

4) нежеланием этих последствий2. Та ким образом, несение риска – иное, чем ответственность, гражданско правовое начало возмещения вреда. Эта концепция ответственности без вины на условиях риска представляет практический интерес в клю че разработки правовых механизмов страхования выплаты заработной платы в случаях неплатежеспособности работодателя.

Материальная ответственность работодателя на Западе возникает обычно за несоблюдение обязанностей по трудовому договору обеспе чить здоровые и безопасные условия труда, за внедоговорные наруше ния (деликты) и др. Такая ответственность строится преимущественно на гражданско-правовых или социально-страховых началах. Послед ние выражаются через выплаты потерпевшему денежных сумм в раз мере заработка или его части в зависимости от степени утраты про См.: Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972. С. 209– 219.

См.: Ойгензихт В.А. К вопросу о понятии риска в гражданском праве // Актуаль ные проблемы применения советского законодательства. Душанбе, 1974. С. 114–115.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво фессиональной трудоспособности. В большинстве стран выплаты по социальному страхованию (пенсия по инвалидности и др.) засчитыва ются в счет возмещения ущерба. Возмещению также подлежат меди цинские и прочие дополнительные расходы в части, не компенсиро ванной за счет средств социального страхования. Предусматривается возмещение морального вреда, а также возмещение вреда в связи со смертью кормильца. Наличие вины потерпевшего уменьшает размер возмещения причиненного ему ущерба, как и допущенный потерпев шим риск, превышающий нормальный. Во многих странах распреде ление бремени доказывания отклонилось от общепринятого в граж данском процессе: вина работодателя презюмируется, и он должен до казывать свою невиновность.

В качестве тенденции можно выделить замену имущественной от ветственности работодателя по нормам гражданского и трудового пра ва на социальное страхование (добровольное и обязательное) профес сиональных рисков у частных страховщиков либо введение обязатель ного государственного страхования работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний1. Страхование не счастных случаев на производстве в зарубежной практике является од ним из старейших видов социального страхования, насчитывающим столетний опыт применения. Так, в конце ХХ в. из 146 стран – чле нов Международной ассоциации социального обеспечения (МАСО) только пять используют «архаичные» гражданско-правовые институ ты деликтной ответственности, индивидуального возмещения ущерба, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья2. В число последних до недавнего времени (до 1998 г.) включалась и Российская Федерация, где институт возмещения причиненного вреда работнику при исполнении трудовых обязанностей регулировался гражданским законодательством.

Выводы.

1. В конце XIX – начале ХХ в. материальная ответственность как самостоятельный институт социального законодательства отсутство вала, но выделились три направления в правовом регулировании дан ной проблемы:

См.: Киселев И.Я. Указ. соч. С. 186–188;

Киселев И.Я., Лушников А.М. Указ. соч.

С. 393–395;

Силин А.А. Правовая ответственность работодателей // Труд за рубежом.

1997. № 3. С. 54–66.

См.: Лушникова М.В., Лушников А.М. Курс права социального обеспечения. М., 2008;

Роик В.Д. Основы социального страхования: организация, экономика и пра во. М., 2007.

Глава 24. Трудоправовая ответственность 1) ответственность работника за вред, причиненный имуществу ра ботодателя, строилась на гражданско-правовых началах с некоторы ми ограничениями в пользу работников. По мере развития трудового законодательства объем таких ограничений увеличивался;

2) ответственность работодателя за вред, причиненный здоровью работника, первоначально также регламентировалась гражданским правом. Затем случаи причинения вреда здоровью работника были охвачены социальным страхованием. Моральный вред возмещался по нормам гражданского права;

3) ответственность работодателя за вред, причиненный имущест ву работника, первоначально сводилась только к ответственности за несвоевременную выплату заработной платы и необоснованное рас торжение договора личного найма. Далее число подобных случаев по степенно расширилось.

2. В первые годы советской власти вопросам материальной ответст венности уделялось незначительное внимание, что отразилось на со держании КЗоТа 1918 г. Следующий КЗоТ 1922 г. легализовал огра ниченную ответственность работников. Отметим, что первоначально в законодательстве выделялась только материальная ответственность работника, а работодатель отвечал преимущественно по нормам граж данского права. Обоюдная материальная ответственность сторон тру дового договора была легализована в полном объеме только в ТК РФ 2001 г. Советское, а затем и современное российское законодатель ство о материальной ответственности было построено на принципи ально иных основах, нежели законодательство о гражданско-право вой (имущественной) ответственности.

3. Из вышеперечисленных нормативных актов в составе правонару шения выводились четыре условия привлечения работника к матери альной ответственности: 1) противоправность поведения работника;

2) причинение прямого действительного ущерба имуществу предпри ятия;

3) наличие причинной связи между противоправным деянием работника и наступившим ущербом;

4) вина работника. В законода тельном порядке регламентировались элементы классического соста ва имущественного (материального) правонарушения: субъект, субъ ективная сторона, объект, объективная сторона.

4. Материальная ответственность работодателя на Западе возни кает обычно за несоблюдение обязанностей по трудовому договору обеспечить здоровые и безопасные условия труда, за внедоговорные нарушения (деликты) и др. Такая ответственность строилась и стро Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво ится преимущественно на гражданско-правовых или социально-ст раховых началах.

24.7. Развитие учения о материальной ответственности в трудовом праве На Западе материальная ответственность сторон трудового право отношения так и не выделилась в самостоятельный раздел трудового законодательства или в отраслевой институт. Соответственно эта про блема рассматривалась традиционно в рамках гражданского права, но с определенной спецификой, закрепленной в трудовом законодатель стве. Для этого были достаточно веские основания. С точки зрения ци вилистики возмещение причиненного вреда можно считать исполне нием договорных обязательств. Это не является, по мнению цивили стов, для сторон трудового договора дополнительным обременением, в качестве которого выступают штраф, пени и др. Гражданско-право вая ответственность как одна из форм государственно-принудительно го воздействия на нарушителя норм права заключается в применении к нему предусмотренных законом санкций – мер ответственности, вле кущих для него дополнительные неблагоприятные последствия1. Оп ределение ответственности через применение ее мер не кажется нам безупречным, но очевидно, что исполнение договорных обязательств под принуждением или без такового, но без дополнительного обреме нения, ответственностью не является.

Применение конструкции обязательства, в том числе договорно го, в качестве общеправовой категории позволило некоторым ученым сделать вывод о существовании также трудовых обязательств2. Неко торые современные исследователи склоняются к тому, что обязатель ства как научный термин имеет смысл и значение только тогда, когда рассматривается в качестве специфической правовой формы опосре дования товарно-денежных отношений3. Между тем в трудовых отно шениях имущественный элемент неразрывно связан с личностным и организационным. Это делает неизбежным обоснование особого правового характера материальной ответственности в трудовом пра См.: Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанно стей. М., 1973. С. 38–39;

Гражданское право: В 2 т. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. С. 429.

См.: Танчук И.А., Ефимочкин В.П., Абова Т.Е. Хозяйственные обязательства. М., 1970. С. 17.

См.: Гражданское право. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002.

С. 572.

Глава 24. Трудоправовая ответственность ве. Во многих странах Запада традиционный цивилистический под ход уравновешивается использованием следующих приемов: прове дением различия между правовыми последствиями, вытекающими из дисциплинарного проступка, с одной стороны, и из нормативно го применения принципов трудового договора – с другой. Например, если работник по любой причине отсутствовал на работе один день, то удержание за этот день заработной платы не будет считаться юри дической ответственностью, а станет следствием применения прин ципов взаимности, присущего договору личного найма. Если наем ный работник причиняет вред имуществу нанимателя, то требование работодателя уплатить компенсацию за ущерб также станет вопросом исполнения договорных обязательств. В этом случае возмещение вре да не может рассматриваться как дисциплинарная или материальная ответственность. Поскольку дисциплинарная ответственность в виде штрафа может затрагивать имущественную сферу работника, то в ря де стран, в частности в Испании, запрещено обращать взыскание на имущество работника1. Таким образом, трудоправовой элемент мате риальной ответственности на Западе связан с ограничением размеров этой ответственности по сравнению с классической гражданско-пра вовой, установлением особой процедуры привлечения к ней, возмож ностью ограничения ее размеров для работника в коллективно-дого ворном порядке и рядом других особенностей.

Истоки, корни института материальной ответственности работни ка в трудовом праве следует искать в праве работника на заработную плату. Л.С. Таль отмечал, что в западном законодательстве и судебной практике настойчиво проводится идея, согласно которой «необходи мо ограничить право работодателя удерживать заработную плату на удовлетворение своих претензий, даже ограничить право самого ра бочего заранее путем договора отказаться от алиментарного назначе ния заработной платы»2. Нормы о материальной ответственности ра ботника появились в положительном праве в целях защиты (охраны) заработной платы от чрезмерных удержаний. Неслучайно статьи, по священные названным удержаниям, ранее содержались в КЗоТах и 1971 гг. в разделе «Гарантии и компенсации».

В 20–30-е годы ХХ в. в СССР ситуация была достаточно неопре деленной и в центре внимания ученых оказалась более широкая про См.: Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право. С. 180;

Ше регов С.А. Производственная дисциплина и трудовой распорядок в странах с развитой рыночной экономикой // Труд за рубежом. 2001. № 2. С. 144.

Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918. С. 159.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво блема о соотношении норм трудового и гражданского права, в том числе в связи с материальной ответственностью. Напомним, что до 1929 г. институт материальной ответственности в трудовом праве еще не сформировался, а КЗоТ 1922 г. содержал по данной пробле ме всего три статьи. Крайнюю позицию занимал К.М. Варшавский, считавший возможным привлечение работников к материальной от ветственности по нормам гражданского права. Он допускал субси диарное применение норм гражданского права к трудовым отноше ниям1. Следствием этого стало его утверждение о возможности воз мещения причиненного работником имуществу работодателя вреда в размере более /3 месячной тарифной ставки, как это предполага лось ст. 83 КЗоТа 1922 г. К.М. Варшавский не находил оправдания столь ограниченному размеру ответственности, что могло породить, по его мнению, безответственность трудящихся. При этом он опи рался на учение Л.И. Петражицкого, в частности на устрашающее воздействие самой возможности полной материальной ответствен ности. По его мнению, последняя была в интересах народного хо зяйства, и суд был вправе устанавливать ее. Конечно, ученый не призывал прямо нарушать закон, но ссылался на возможность су дейского усмотрения с опорой на субсидиарное применение норм ГК РСФСР. Более того, ответственность в сумме до /3 тарифной ставки он допускал относить к штрафу, а возмещение вреда по до говорным обязательствам должно быть независимо от него по нор мам гражданского права2.

Иную позицию занимал И.С. Войтинский, отрицавший возмож ность применения гражданского законодательства по аналогии зако на к материальной ответственности работника, а также возможность применения цивилистической конструкции задатка в отношении на нявшегося. Он обосновал позицию актуальную и в настоящее время:

нормы ГК РФ можно применять к трудовым отношениям, только ру ководствуясь началами законодательства о труде3. Аналогичную по зицию занимали П.Д. Каминская и А.Ф. Лях, но они подчеркивали, что вред, причиненный имуществу нанимателя, должен возмещаться по трудовому законодательству, несмотря на принципиальные расхо См.: Варшавский К.М. Трудовое право СССР. Л., 1924. С. 11–14.

См.: Варшавский К.М. Ответственность нанимающихся за причинение вреда // Вопросы труда. 1927. № 2. С. 68–81;

№ 3. С. 46–56;

Он же. О вознаграждении за вред по ст. 413 ГК РФ // Там же. № 5. С. 69–85;

№ 6. С. 47–53;

№ 7. С. 55–69.

См.: Войтинский И.С. Кодекс законов о труде и Гражданский кодекс // Вопросы труда. 1924. № 12. С. 39–45.

Глава 24. Трудоправовая ответственность ждения с нормами ГК РФ1. Я.Л. Киселев и А. Кусиков акцентирова ли внимание на догматической стороне проблемы. Первый из них от мечал, что нанявшийся, как правило, не несет имущественной ответст венности, относя ее к сфере предпринимательского риска нанимателя.

К тому же основания материальной и гражданско-правовой ответствен ности довольно существенно разнятся, что делает невозможным, по ут верждению Я.Л. Киселева, привлечение нанявшегося к ответственности по нормам ГК РФ2. А. Кусиков не считал возможным применение норм ГК к трудовым отношениям, но предлагал перенести необходимые нор мы о материальной ответственности из ГК в КЗоТ3.

С конца 20-х годов ХХ в. в советской науке утвердилась домини рующая точка зрения, согласно которой трудовое право признавалось самостоятельной отраслью трудового права, но смежной с граждан ским правом. Это позволяло применять нормы гражданского права к трудовым отношениям в случаях пробела в законодательстве. Что касается материальной ответственности, то всячески подчеркивалась ее внутриотраслевая специфика, отличие от гражданско-правовой.

Практически все ученые, признававшие возможность субсидиарного применения норм гражданского права к трудовым отношениям, от рицательно относились к расширительному толкованию материаль ной ответственности работников. В постсоветский период неодно кратно ставился вопрос о применении гражданского законодательства при определении порядка и размеров материальной ответственности некоторых категорий работников. Это связывалось с искусственной конструкцией «работающего собственника», легализацией «трудово го контракта» с руководителем организации и рядом других проблем.

Кроме того, явно противоречили друг другу ст. 71 Федерального зако на «Об акционерных обществах» (1995 г.) и КЗоТ 1971 г., содержащий закрытый перечень случаев полной материальной ответственности, отрицавший в принципе возможность ее наступления в соответствии со ст. 15 ГК РФ (возмещение прямого ущерба и упущенной выгоды).

Большинство трудовиков выступили за верховенство норм КЗоТа4, См.: Каминская П.Д. Ответственность нанявшегося по трудовому договору // Во просы труда. 1925. № 4. С. 66–70;

Лях А.Ф. Гражданский кодекс и трудовые отноше ния // Там же. 1923. № 12. С. 36–47.

См.: Киселев Я.Л. Статья 83 КзоТ и ее распространительное толкование // Вопро сы труда. 1926. № 8–9. С. 105–109.

См.: Кусиков А. 412 и 413 ст. Гражданского кодекса должны быть перенесены в Трудовой кодекс // Вопросы труда. 1926. № 7. С. 61–69.

См.: Сыроватская Л.А. Трудовые отношения и трудовое право // Государство и право. 1996. № 7. С. 75–82;

Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Соотношение трудового Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво но были и сторонники верховенства гражданского законодательства1.

По мнению ряда авторов, ТК РФ снял это противоречие в части мате риальной ответственности руководителей организации2. В то же время другие отмечают внутреннее противоречие между ст. 243 и 277 ТК РФ, настаивая на приоритете ст. 277, согласно которой руководитель ор ганизации возмещает убытки в случаях, установленных федеральным законом, в соответствии с гражданским законодательством3.

Вернемся к развитию советского учения о материальной ответст венности. Жесткое централизованное регулирование материальной ответственности работника начиная с 1929 г. не создавало предпосы лок для широкого научного обобщения. Только в 1955 г. С.С. Карин ский подготовил достаточно обширное исследование, где обосновал самостоятельность данного института, показал его отличия от инсти тута гражданско-правовой ответственности. Он отмечал, что в основе самостоятельности института материальной ответственности работ ника лежит тесная и неразрывная связь между теми задачами, на ре шение которых направлен этот институт. В качестве таковых им вы делялись: возмещение ущерба имуществу организации, воспитание рабочих, охрана заработной платы. Материальную ответственность рабочих и служащих как институт трудового права С.С. Каринский определял как совокупность правовых норм, регулирующих отноше ния по возмещению имущественного ущерба между работником, при чинившим его предприятию вследствие нарушения трудовых обязан ностей, и этим предприятием4. Впоследствии с таким определением соглашались многие советские ученые-трудовики5. С.С. Каринский подчеркивал, что правовое регулирование материальной ответствен ности работника не может осуществляться в отрыве от установленных трудовым правом обязанностей рабочих и служащих, от правового ре гулирования дисциплины труда, оплаты труда. Отсюда следовала кон и нового гражданского законодательства // Новый ГК России и отраслевое законода тельство. М., 1995. С. 6–23, и др.

См.: Карабельников Б.Р. Трудовые отношения в акционерных обществах. М., 2001.

С. 16 и др.

См.: Коршунова Т.Ю. Законодательные «зачистки» // Экономика и жизнь. 2002.

№ 4.

См.: Карабельников Б.Р. Трудовые отношения в хозяйственных обществах. М., 2003. С. 29–30.

См.: Каринский С.С. Материальная ответственность рабочих и служащих по со ветскому трудовому праву. М., 1955. С. 12–13.

См.: Белинский Е.С. Материальная ответственность рабочих и служащих. Киев;

Донецк, 1984. С. 27;

Кленов Е.А., Малов В.Г. Указ. соч. С. 35–36, и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность статация очевидной несводимости правовых отношений по возмеще нию вреда работником к чисто имущественным отношениям сторон гражданско-правового договора.

С.С. Каринский поставил очень важную проблему о разграниче нии, с одной стороны, удержаний неотработанного и неизрасходо ванного аванса и, с другой стороны, материальной ответственности.

Первое не создавало никаких дополнительных обременений для ра ботников и в этой связи ответственностью не являлось1. Эту пози цию поддержали многие советские ученые, также разграничиваю щие нормы трудового права о материальной ответственности рабо чих и служащих от норм трудового права, регулирующих расчеты по заработной плате и другим выплатам рабочим и служащим. В част ности, неоднократно предпринимались попытки разграничить слу чаи возмещения вреда как дополнительного обременения и прину дительного исполнения трудоправовых обязанностей без дополни тельного обременения. Основанием возмещения вреда предлагалось признавать противоправные, виновные действия (бездействие) ра ботника, следствием которых стало причинение вреда имуществу ра ботодателя. В качестве классических примеров приводилась порча станков или материалов, недостача товаров и денежных ценностей по халатности работника. В этих случаях, условно говоря, «повреж денное имущество» не переходило в имущественную сферу работни ка, и он возмещал прямой действительный ущерб из своей заработ ной платы, как правило, в ограниченном размере. Это являлось для работника явным дополнительным обременением. Если же работник получал какое-либо имущество во владение и пользование на закон ных основаниях, то его возврат работодателю имущества, получен ного по доверенности, неизрасходованного аванса и др., ответствен ностью не являлось. И.А. Тищенков предположил, что и взыскание ущерба, причиненного хищением по месту работы, не будет являть ся юридической ответственностью2.

Это нашло отражение в Постановлении СНК СССР от 26 августа 1929 г., Постановлении ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1931 г. «О ком пенсациях и гарантиях при переводе, приеме вновь и направлении на работу в другую местность»3, Правилах об очередных и дополнитель Каринский С.С. Указ. соч. С. 43–44.

См.: Тищенков И.А. О понятии материальной ответственности рабочих и служа щих по советскому трудовому праву // Советское государство и право. 1964. № 2. С. и далее.

СЗ СССР. 1931. № 68. Ст. 453.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво ных отпусках (1930 г.)1, в КЗоТе 1971 г., где случаи удержания из зара ботной платы невозвращенных авансов, выданных в счет заработной платы, или на служебную командировку, или на перевод в другую ме стность, удержания за неотработанные дни отпуска не рассматрива лись в качестве случаев материальной ответственности (ст. 124). Та кой подход сохранен законодателем и в ТК РФ (ст. 137).

Е.А. Кленов и В.Г. Малов связывали юридическую ответственность с возложением на правонарушителя новой юридической обязанности – полностью или частично возместить причиненный ущерб. Они отмеча ли, что материальная ответственность рабочих и служащих носит как штрафной, так и восстановительный характер2. При этом названная новая юридическая обязанность, по мнению этих авторов, возникала в рамках единого сложного длящегося трудового правоотношения.

С ними не соглашались другие ученые-трудовики, которые обосновы вали возникновение в этих случаях производного от трудового охрани тельного правоотношения3. Первым эту идею высказал В.С. Андреев.

Он писал о том, что правоотношение, возникшее из факта виновно го, противоправного причинения ущерба, является новым по отно шению к собственно трудовому правоотношению4. Эта идея получила поддержку и дополнительные аргументы в работах Л.А. Сыроватской и А.И. Процевского5. Довольно развернутую критику несостоятельно сти выделения охранительных правоотношений из структуры едино го трудового правоотношения дал Л.Я. Гинцбург6, с доводами которо го мы полностью солидарны. Здесь же еще раз отметим, что выделять в производные отношения по материальной ответственности, но ос тавлять в рамках трудового отношения дисциплинарную ответствен ность, как это сделано в ТК РФ, по меньшей мере нелогично.

В советской науке трудового права доктринальный анализ матери альной ответственности всегда начинался с критериев отграничения Известия НКТ СССР. 1930. № 13.

См.: Кленов Е.А., Малов В.Г. Материальная ответственность рабочих и служащих.

М., 1968. С. 26–29.

См. дискуссию об охранительных правоотношениях: Лушников А.М., Лушнико ва М.В. Курс трудового права. Т. 1. С. 106 и др.

См.: Советское трудовое право / Под ред. В.С. Андреева. М., 1965. С. 12, 70.

См.: Сыроватская Л.А. Нормы материальной ответственности в системе трудово го права // Советское государство и право. 1967. № 7. С. 89;

Она же. Трудовое право.

М., 1998. С. 19;

Процевский А.И. Метод правового регулирования трудовых отношений.

М., 1972. С. 95–100, и др.

См.: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977. С. 152– 156.

Глава 24. Трудоправовая ответственность материальной ответственности рабочих и служащих от имуществен ной ответственности по гражданскому праву. Особо подчеркивалось, что материальная ответственность рабочих и служащих представляет собой самостоятельный вид ответственности1. Она не является разно видностью гражданско-правовой имущественной ответственности, а ее особенности обусловлены характером трудовых отношений. Сре ди таких особенностей (критериев разграничения) обычно назывались субъекты причинения ущерба, основания и размер материальной от ветственности, порядок возмещения ущерба. В основном эти разли чия сводились к следующим.

1. Ответственным за материальный ущерб по нормам трудового права мог быть только работник предприятия, организации.

2. В отличие от гражданского права, в трудовом при определении ущерба учитывается только прямой действительный ущерб.

3. По-разному в трудовом и гражданском праве решается вопрос о пределах сумм, подлежащих взысканию. В трудовом праве общим правилом является ограниченная материальная ответственность в со отношении с заработной платой работника.

4. Имеются отличия и в порядке взыскания ущерба. По трудовому праву допускается взыскание ущерба по распоряжению другой сторо ны трудового правоотношения без согласия работника.

Максимально полно перечень отличий материальной ответствен ности работников от имущественной ответственности в гражданском праве определил П.Р. Стависский в своем исследовании, специально посвященном проблемам материальной ответственности в трудовом праве2. Перечень вышеназванных критериев он дополнил рядом дру гих отличий.

А. В отличие от гражданского права, пределы материальной от ветственности в трудовом праве дифференцированы в зависимости от формы вины работника. Ограниченная материальная ответствен ность предполагает неосторожную форму вины, в то время как пол ная допускает умышленную и неосторожную вину.

Б. В гражданском праве при совместном причинении вреда не сколькими лицами применяется солидарная ответственность. В тру довом праве общим правилом является долевая материальная ответст венность. Исключение из этого правила законодательством не преду См.: Каринский С.С. Указ. соч. С. 36;

Кленов Е.А., Малов В.Г. Указ. соч. С. 13–20;

Советское трудовое право / Под ред. Н.Г. Александрова. М., 1972. С. 418–421, и др.

См.: Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском тру довом праве. С. 143–152.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво сматривалось, однако устанавливалось судебной практикой для случаев совершения умышленного преступления группой работников, когда приговором суда установлено, что ущерб причинен их совместными умышленными действиями1.

В. В трудовом праве, в отличие от гражданского, общим правилом является действие презумпции невиновности работника.

Г. В отличие от трехлетнего срока исковой давности, установленно го для защиты прав в гражданско-правовых отношениях, для привле чения работника к материальной ответственности определены иные сроки – 1 месяц и 1 год.

Основное внимание в науке советского трудового права традици онно уделялось материальной ответственности работника2. Это было вполне объяснимо, так как такая ответственность прямо предусмат ривалась нормами трудового законодательства. В 60–70-х годах сло жилось признаваемое большинством ученых определение материаль ной ответственности работников как юридической обязанности воз местить в установленном законом порядке имущественный ущерб, причиненный по их вине предприятиям, в которых они работают3.

Несколько иное определение давала Л.А. Сыроватская – через обя занность работников ответить перед администрацией предприятия, организации за совершение имущественных правонарушений и воз местить причиненный ущерб в установленном законом порядке4. При этом автор подчеркивала, что обязанность возместить материальный См.: О судебной практике по взысканию материального ущерба, причиненного преступлением: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 28 мая 1954 г. № 6;

О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущер ба, причиненного преступлением: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. № 1, и др.

См.: Белинский Е.С. Материальная ответственность рабочих и служащих;

Кле нов Е.А., Малов В.Г. Материальная ответственность рабочих и служащих на предпри ятии;

Колосов В.К. Материальная ответственность рабочих и служащих. М., 1990;

Ор ловский Ю.П. Материальная ответственность рабочих и служащих за ущерб, причинен ный предприятию. М., 1979;

Пискарев И.К., Шеломов Б.А. Положение о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию: Коммен тарий. М., 1988;

Полетаев Ю.Н. Материально-ответственное лицо: основные трудо вые права и обязанности. М., 1986;

Стависский П.Р. Материальная ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организа ции. Одесса, 1978;

Скобелкин В.Н. Материальная ответственность рабочих и служа щих. Воронеж, 1983;

Тищенков И.А. Материальная ответственность рабочих и служа щих. М., 1973, и др.

См., например: Советское трудовое право / Под ред. Н.Г. Александрова. М., 1966.

С. 386 и др.

См.: Сыроватская Л.А. Ответственность по советскому трудовому праву. С. 94.

Глава 24. Трудоправовая ответственность ущерб, в отличие от обязанности претерпеть, носит активный харак тер. В этом, по ее мнению, заключается особенность материальной от ветственности1. П.Р. Стависский отмечал, что, несмотря на компенса ционный характер материальной ответственности в трудовом праве, тем не менее возмещение стороной трудового правоотношения мате риального ущерба является дополнительным обременением. Возме щение ущерба – это отрицательное для нарушителя последствие. Он, будь то работник или предприятие, обязан за счет своих средств воз местить причиненный ущерб2.

Дискуссионным в советской науке трудового права оставался во прос о правовой природе и отраслевой принадлежности института воз мещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника в связи с исполнением им трудовых обязанностей. В цивилистике он тради ционно относился к обязательствам, возникающим в случае причи нения внедоговорного вреда3. Ученые-трудовики формально призна вали отнесение данного института к гражданскому законодательству, но подчеркивали его трудоправовой характер, считали данные нормы нормами трудового права. По смыслу получалось, что в гражданском законодательстве содержались нормы трудового права. В какой-то сте пени данное противоречие попытался снять Е.И. Астрахан, который разграничивал два понятия трудового законодательства: трудовое за конодательство в собственном смысле и трудовое законодательство в широком смысле. Первое включало в себя совокупность актов, от носящихся к регулированию трудовых отношений, а второе – не толь ко акты трудового законодательства, но и правовые нормы о труде, со держащиеся в других отраслях законодательства4. В целом цивилисти ческая концепция возмещения ущерба жизни и здоровью работника была подвергнута советскими учеными-трудовиками обоснованной критике. В их работах подчеркивался трудоправовой характер отно шений, складывающихся по поводу возмещения ущерба работнику.

Основанием названной ответственности признавалось противоправ ное виновное поведение работодателя, нарушающего законодательство См.: Сыроватская Л.А. Ответственность за нарушение трудового законодатель ства. С. 88.

См.: Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском тру довом праве. С. 62.

См.: Майданик Л.А., Сергеев Н.Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М., 1962;

Советское гражданское право / Под ред. Д.М. Генкина и Я.А. Ку ника. М., 1967. С. 502–507, и др.

См.: Астрахан Е.И. Нормы трудового права в нормативных актах других отраслей советского законодательства // Уч. зап. ВНИИСЗ. Вып. 23. М., 1971. С. 36–60.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво об охране труда. В советской науке трудового права обосновывались предложения о правовом регулировании этих отношений в рамках ин ститута материальной ответственности работодателя в трудовом пра ве1. Между тем конструкция юридической ответственности (неважно какой – гражданско-правовой или трудоправовой) является неадек ватной характеру общественных отношений по возмещению ущерба жизни и здоровью наемного работника. Объективно требуется иной подход, в соответствии с которым потеря работником заработка в ре зультате несчастного случая на производстве является одним из видов социального риска. Следовательно, он подлежит социальному страхо ванию. Таким образом, оптимальным решением вопроса как для ра ботника, так и для работодателя служит институт социального страхо вания от профессиональных рисков2. Законодатель в 1998 г. учел эти предложения ученых, о чем было сказано выше.

Следующим шагом в развитии учения о материальной ответствен ности стало обоснование ее взаимного характера. Отметим, что боль шую роль в формировании учения о единой материальной ответствен ности как работников, так и работодателей сыграли ученые, ранее за нимавшиеся проблемами гражданского права. Так, М.И. Бару первым в юридической науке высказал предположение об «обоюдосторонно сти» данного института3. Но первыми обоснованные суждения о том, что материальная ответственность в трудовом праве включает в себя не только материальную ответственность работников перед предприяти ем, но и предприятия перед работником, выдвинули П.Р. Стависский и Л.А. Сыроватская4. Эту идею впоследствии разделяли многие совет ские ученые-трудовики5. Исходной посылкой служило то, что ответст венность работников перед предприятием, как и предприятия перед работником, строится на том, что они являются сторонами трудового См.: Лившиц Р.З. Возмещение ущерба, причиненного здоровью рабочих и служа щих. М., 1986;

Стависский П.Р. Указ. соч. С. 45 и др.;

Симорот З.К., Монастырский Е.А.

Проблемы кодификации законодательства СССР и союзных республик о труде. Киев, 1977. С. 236 и др.

См.: Лушникова М.В. Государство, работодатели и работники. Ярославль, 1997.

С. 207–210.

См.: Бару М.И. Регрессные обязательства в трудовом праве. М., 1962. С. 23 и др.

См.: Стависский П.Р. Взаимная материальная ответственность субъектов трудо вого правоотношения // Советское государство и право. 1974. № 11;

Сыроватская Л.А.

Ответственность по советскому трудовому праву. М., 1974. С. 67 и далее.

См.: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. С. 134;

Мо лодцов М.В. Система советского трудового права и система законодательства о тру де. М., 1985. С. 124;

Процевский А.И. Предмет советского трудового права. М., 1979.

С. 34, и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность правоотношения, содержанием которого являются взаимные обязан ности, в том числе вытекающие из причинения вреда. Отметим, что по зиция Л.А. Сыроватской была несколько непоследовательной. С одной стороны, она признавала существование взаимосвязанных институтов материальной ответственности работника и материальной ответствен ности работодателя. С другой – не сводила их в единый институт, не давала общей дефиниции материальной ответственности работодате ля и работника, не выводила их общих принципов. С ней не соглашал ся П.Р. Стависский, определивший материальную ответственность как внутреннюю ответственность для каждого вида правоотношений, не посредственно перед вторым субъектом правоотношений, основанную не на общеобязательных, а специальных нормах, регулирующих только данный вид общественных отношений, т.е. данной отрасли права1. Та кой подход был продиктован тем, что автор считал материальную от ветственность общеправовой юридической ответственностью, специ фически проявляющейся в гражданском и трудовом праве.

В советской учебной литературе 60–70-х годов материальная от ветственность работника рассматривалась в специальном разделе, а ма териальная ответственность работодателя упоминалась в нескольких разделах – трудовые споры, гарантии и компенсации, заработная пла та, охрана труда2. Специальный раздел в учебнике по трудовому праву о материальной ответственности, включавший не только материаль ную ответственность работников, но и материальную ответственность предприятий, учреждений прежде всего за ущерб, причиненный повре ждением здоровья работника, одним из первых подготовил Б.А. Ше ломов3. Он определил материальную ответственность через обязан ность одной из сторон трудового договора возместить имущественный ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей в сфере трудовых от ношений4. Но в качестве общепризнанной позиция о двухстороннем характере этого института утвердилась в научной и учебной литературе только ко второй половине 80-х годов ХХ в.5 Впрочем, были и против См.: Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском тру довом праве. С. 33.

См., например: Советское трудовое право / Под ред. В.С. Андреева. М., 1971;

Со ветское трудовое право / Под ред. А.Д. Зайкина. М., 1979.

См.: Советское трудовое право / Под ред. К.С. Батыгина. М., 1975. С. 342–373.

Там же. С. 343.

См.: Беклова Ж.В. Материальная ответственность сторон трудового правоотноше ния: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1995;

Глазырин В.В. Взаимна ли ответственность? // Со Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво ники единого института материальной ответственности. Они считали материальную ответственность работников и материальную ответст венность работодателей самостоятельными видами юридической от ветственности, но при этом и они не возражали против их структурного объединения в единый раздел законодательства1. В постсоветский пери од материальная ответственность сторон трудового договора также оп ределялась как обязанность сторон трудового договора возместить в со ответствии с законодательством материальный ущерб другой стороне трудового договора2. Таким образом, отечественные ученые своими ра ботами подготовили новацию ТК РФ, который включает специальный раздел «Материальная ответственность сторон трудового договора». От метим, что в постсоветский период материальная ответственность изу чалась в значительной степени в практическом аспекте комментирова ния действующего законодательства и порядка его применения3.

С учетом достижений отечественной науки трудового права можно сформулировать общее и особенное в правовом регулировании мате риальной ответственности работников и работодателей. Начнем с об щих признаков.

А. Она возникает у той и другой стороны в силу существования тру дового правоотношения.

Б. Основанием такой ответственности для обеих сторон является виновное нарушение их обязанностей в трудовом правоотношении.

Отсутствие вины субъекта трудового правоотношения в причинении ущерба свидетельствует о невозможности привлечения его к матери альной ответственности. Это в равной мере относится и к работнику, и к работодателю (кроме случая ответственности работодателя за за держку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику (ст. 236 ТК РФ)).

В. Ответственность сторон имеет компенсационный характер и ни одна из них не несет штрафной материальной ответственности. Не яв циалистический труд. 1987. № 9. С. 85–92;

Василевич Г.А. Ответственность сторон трудо вого договора за причинение ущерба. Минск, 1989, и др.

См., например: Белинский Е.С. Указ. соч. С. 32–38;

Трудовое право и повышение качества труда. М., 1987. С. 238 (прим.).

См.: Толкунова В.Н., Гусов К.Н. Трудовое право России. М., 1995. С. 295;

Трудовое право / Под ред. О.В. Смирнова. М., 1996. С. 272, и др.

См.: Полетаев Ю.Н. Материальная ответственность сторон трудового договора.

М., 2003;

Самсонова Т.Н. Материальная ответственность сторон трудового договора. М., 2004;

Соловьев А.А. Право работника на возмещение вреда. М., 2001;

Пешкова О.А. Ма териальная ответственность сторон трудовых правоотношений: теория и практика. М., 2006, и др.

Глава 24. Трудоправовая ответственность ляется исключением и материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы. Ее размер привязан к ставке рефинансирования ЦБ РФ;

по сути это аналог выплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. В советской литературе по трудовому праву также назывался еще один общий признак мате риальной ответственности работников и работодателей. Это возмож ность ее возложения как в ограниченном, так и в полном размере. В от ношении работодателя ограниченная материальная ответственность была связана с ограничением в КЗоТе 1971 г. размера оплаты вынуж денного прогула трехмесячным заработком. В настоящее время этот критерий утратил свое значение в качестве общего признака, но мо жет рассматриваться в качестве признака, характеризующего лишь один вид материальной ответственности, а именно материальной от ветственности работника.

Г. Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождение стороны этого договора от материаль ной ответственности (ч. 3 ст. 232 ТК РФ), т.е. ответственность сторон сохраняется и после прекращения трудовых отношений.

Рассмотрим особенности материальной ответственности каждой сто роны трудового правоотношения. К таковым отнесены следующие.

1. Это установление различных видов материальной ответствен ности. Работники могут привлекаться как к ограниченной, так и к полной материальной ответственности. При этом общим правилом яв ляется ограниченная материальная ответственность работника. Пере чень случаев полной материальной ответственности работников, пре дусмотренный ТК РФ, является закрытым. Работодатель всегда несет полную материальную ответственность. При этом перечень случаев материальной ответственности работодателя является открытым и мо жет дополняться, расширяться в договорном порядке.

2. Это установление различных пределов и размеров возмещаемо го ущерба. Характер ограниченной материальной ответственности ра ботников непосредственно вытекает из ее гарантийных функций, в то время как полная материальная ответственность работодателя вытека ет из компенсационных функций этой ответственности. Согласно ТК РФ (ст. 232) договорная ответственность работодателя перед работни ком не может быть ниже, а работника перед работодателем выше, чем это предусмотрено ТК или иными федеральными законами. Эта фор мулировка представляет собой не что иное, как конкретизацию двух важных принципов трудового права: допустимость улучшения поло жения работников в договорном порядке по сравнению с законода Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво тельством и запрет ухудшения положения работника по сравнению с законодательством посредством договорных соглашений.

3. Это установление различного порядка возмещения ущерба. В от ношении работников допускается взыскание материального ущерба в пределах среднемесячного заработка по распоряжению работодате ля без согласия работника. Материальную ответственность применя ет работодатель, поскольку он обладает властными полномочиями, дисциплинарной властью. В то же время работник такой возможно сти в отношении работодателя лишен. Он не может применять само стоятельно санкции к другой стороне трудового договора, поэтому при недостижении соглашения с работодателем обращается в органы по рассмотрению трудовых споров, которые применяют правовосстано вительные санкции1.

4. Это установление права на возмещение морального вреда только одной стороне трудового договора – работнику. Соответственно к ма териальной ответственности за причинение морального вреда при влекается только работодатель. Возмещение морального вреда, при чиненного работником работодателю, действующее законодательство не предусматривает. На наш взгляд, здесь нарушается принцип обо юдной материальной ответственности сторон. Вряд ли имеет под со бой основания отказ законодателя в защите неимущественных прав работодателя в случае распространения работником сведений, поро чащих его деловую репутацию, в случаях распространения работни ком ложных сведений о некачественном характере выпускаемой про дукции, оказываемых услуг и т.п.

5. Это различные подходы к формам вины. В отношении мате риальной ответственности работника учитывается форма его вины (умышленная и неосторожная). Умышленная форма вины характе ризует субъективную сторону имущественного проступка как осно вания полной материальной ответственности (п. 3 ст. 243 ТК РФ).

В отношении материальной ответственности работодателя форма вины не важна.

6. Это различный порядок снижения размера возмещаемого ущер ба. Орган по рассмотрению трудовых споров вправе с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоя тельств снизить размер ущерба, подлежащего взысканию с работника.

В отношении случаев привлечения к материальной ответственности работодателя законодательством не предусматривается право назван Сыроватская Л.А. Ответственность по советскому трудовому праву. С. 165.

Глава 24. Трудоправовая ответственность ных органов снижать размер возмещения, например, с учетом финан сово-экономического положения работодателя.

В заключение сделаем следующие выводы.

1. На Западе материальная ответственность сторон трудового пра воотношения так и не выделилась в качестве самостоятельного разде ла трудового законодательства или в отраслевой институт. Соответст венно, эта проблема рассматривалась традиционно в рамках граждан ского права, но с определенной спецификой, закрепленной в трудовом законодательстве. Истоки, корни института материальной ответствен ности работника в трудовом праве следует искать в праве работника на заработную плату. Нормы о материальной ответственности работ ника появились в положительном праве в целях защиты (охраны) за работной платы от чрезмерных удержаний.

2. В качестве основных различий материальной ответственности ра ботника по трудовому праву от гражданско-правовой ответственности в отечественной науке выводились следующие: 1) ответственным за ма териальный ущерб по нормам трудового права мог быть только работ ник предприятия, организации;

2) в отличие от гражданского права, в трудовом при определении ущерба учитывается только прямой дей ствительный ущерб;

3) по-разному в трудовом и гражданском праве ре шается вопрос о пределах сумм, подлежащих взысканию. В трудовом праве общим правилом является ограниченная материальная ответст венность в соотношении с заработной платой работника;

4) имеются от личия и в порядке взыскания ущерба. По трудовому праву допускается взыскание ущерба по распоряжению другой стороны трудового право отношения без согласия работника;

5) в отличие от гражданского пра ва, пределы материальной ответственности в трудовом праве дифферен цированы в зависимости от формы вины работника. Ограниченная ма териальная ответственность предполагает неосторожную форму вины, в то время как полная допускает умышленную и неосторожную вину;

7) в гражданском праве при совместном причинении вреда нескольки ми лицами применяется солидарная ответственность. В трудовом пра ве общим правилом является долевая материальная ответственность;

8) в трудовом праве, в отличие от гражданского, общим правилом яв ляется действие презумпции невиновности работника;

9) в отличие от трехлетнего срока исковой давности, установленного для защиты прав в гражданско-правовых отношениях, для привлечения работника к ма териальной ответственности определены иные сроки – 1 месяц и 1 год;

10) для работника исключена в качестве меры материальной ответст венности компенсация морального вреда работодателю.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво 3. С учетом достижений советской науки трудового права можно сформулировать общие признаки правового регулирования матери альной ответственности работников и работодателей: а) она возника ет у той и другой стороны в силу существования трудового правоот ношения;

б) основанием такой ответственности для обеих сторон по общему правилу является виновное нарушение их обязанностей в тру довом правоотношении;


в) ответственность сторон имеет компенса ционный характер и ни одна из них не несет штрафной материальной ответственности;

г) расторжение трудового договора после причине ния ущерба не влечет за собой освобождение стороны этого договора от материальной ответственности.

Основными особенностями материальной ответственности каж дой стороны трудового являются: 1) установление различных видов материальной ответственности;

2) установление различных пределов и размеров возмещаемого ущерба;

3) установление различного по рядка возмещения ущерба;

4) установление права на возмещение мо рального вреда только одной стороне трудового договора – работни ку;

5) различные подходы к формам вины;

6) различный порядок сни жения размера возмещаемого ущерба.

24.8. Организационная ответственность в трудовом праве:

советский опыт и современная оценка Как мы уже неоднократно отмечали выше, трудовое отношение имеет три основных признака (элемента): личностный, организаци онный и имущественный. Очевидно, что дисциплинарная ответствен ность связана с личностным признаком, а материальная – с имуще ственным. Остается открытым вопрос об ответственности, связанной с организационным признаком, или об организационной ответствен ности. Ее существование в прошлом и настоящем у нас не вызывает сомнений. Обратимся к истории вопроса.

На протяжении всего советского периода в законодательстве пре дусматривались меры организационной ответственности, хотя они в качестве таковых и не назывались. Более того, их количество посте пенно увеличивалось. Начало этому было положено еще в 20-е годы ХХ в. Так, Постановлением СНК РСФСР от 27 апреля 1920 г. преду сматривалась обязанность прогульщика отработать в порядке трудовой повинности в сверхурочное время и праздники свой прогул с оплатой по тарифной ставке без начисления премий и сверхурочных. В период сталинизма проблемы организационной ответственности были сня Глава 24. Трудоправовая ответственность ты с повестки дня, так как за значительное число дисциплинарных проступков предусматривалась уголовная ответственность, а жесткая централизация правового регулирования не предполагала возможно сти локального нормотворчества.

В 60-х годах ХХ в. в условиях ослабления централизации и отме ны уголовной ответственности за нарушения трудовой дисциплины данная проблема вновь была поставлена на повестку дня. На некото рых предприятиях локальными актами вводились меры дополнитель ной ответственности, которые применялись к нарушителям трудовой дисциплины. Большинство из них были явно противозаконны, в том числе такие, как уменьшение отпуска на число дней прогула, отказ в выдаче справок на получение товаров в кредит, задержка выдачи за работной платы на определенное число дней, запрет принимать в те чение определенного времени на работу лиц, уволенных с предыду щего места работы за нарушение трудовой дисциплины, и даже введе ние в завуалированной форме штрафов. В ряде случаев меры местной заводской самодеятельности приобретали трагикомический характер.

Так, на Ногинском заводе топливной аппаратуры нарушителям трудо вой дисциплины стали вручать огромные деревянные пропуска, а за их потерю взыскивать 10 рублей штрафа. На Криворожском южном горнообогатительном комбинате было решено выселять прогульщи ков на 1 год из ведомственных общежитий и т.д.1 Инициаторами вве дения таких мер выступали в равной мере и администрация предпри ятия, и профсоюзы.

Отметим, что целый ряд ученых еще в 60-х годах пропагандирова ли применение этих незаконных мер. Так, Ю.Е. Волков поддерживал их применение на том основании, что хотя они и незаконны, но, по его мнению, очень эффективны2. Большинство ученых не призывало нарушать закон, но они предлагали узаконить такие меры, как удли нение испытательного срока лицам, уволенным с предыдущего места работы за нарушение трудовой дисциплины, лишение таких лиц пра ва на получение компенсаций за неиспользованный отпуск и др. См. об этом: Никитинский В.И. Эффективность норм трудового права. М., 1971.

С. 127–128.

См.: Волков Ю.Е. Так рождается коммунистическое самоуправление. М., 1965.

С. 190–191.

См.: Ачаркан В.А. Роль трудового права в борьбе с текучестью кадров // Социали стический труд. 1964. № 3. С. 127;

Патрушев В.Д. Время как экономическая категория.

М., 1966. С. 163;

Прудинский А.М. Правовые вопросы борьбы с текучестью кадров // Со ветская юстиция. 1963. № 22. С. 20, и др.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво А.Т. Барабаш в обоснование таких предложений приводил данные анкетирования рабочих, согласно которым наиболее эффективными мерами правового воздействия признавались: перевод на нижеопла чиваемую работу, лишение премий, сокращение времени отпуска, а наименее эффективными – дисциплинарные взыскания в виде за мечания, выговора и строгого выговора. Весьма эффективными, как отмечал А.Т. Барабаш, представлялись анкетируемым рабочим и та кие не предусмотренные законом меры, как штраф, отработка време ни прогулов и опозданий1.

В 70-х годах проблема введения дополнительных мер дисциплинар ного воздействия в связи с общим ослаблением трудовой дисципли ны приобрела особую актуальность. В этот период репрессивные ме ры периода сталинизма уже стали забываться, а эффективного меха низма материальной заинтересованности в результатах труда так и не было создано. Именно с этим связана практика усиления мер право вого воздействия к нарушителям трудовой дисциплины. Так, М.Я. Сонин предложил возродить упомянутую выше практику установления в тру довых договорах обязанности отрабатывать прогулы, например, в вы ходной или праздничный день без соответствующей доплаты и внести такого рода изменения в законодательство2. Другие авторы считали обоснованным применение получивших распространение на прак тике случаев применения к прогульщикам таких мер взыскания, как изменение графика очередности отпусков, задержка присвоения бо лее высокого тарифного разряда или перевода на вышестоящую ра боту или должность, передвижение на срок до одного года очереди на получение жилплощади, непредоставление льготных путевок в сана тории и дома отдыха, а также материальной помощи. Справедливость таких мер объяснялась тем, что дисциплинарные проступки приводят к увеличению затрат рабочего времени и прогульщиков надо в первую очередь назначать на работу в ночную смену, на сверхурочные работы и работы в выходные и праздничные дни3. А.В. Пятаков приветство вал такую практику, считая возможным ее легализацию путем вклю чения в коллективные договоры. Впрочем, введение принудительной отработки прогулов он признавал неприемлемым, так как это могло дать отрицательный эффект, «создавая у работника вредную иллю См.: Барабаш А.Т. Об изучении эффективности дисциплинарного и общественно го воздействия // Советское государство и право. 1968. № 2. С. 105–107.

См.: Сонин М.Я. Воспитание социалистической дисциплины труда // Коммунист.

1975. № 10. С. 49.

См.: Голов А.П., Муксинова Л.А. Дисциплина труда. М., 1971. С. 39–40.

Глава 24. Трудоправовая ответственность зию о возможности исправить упущенное, искупить вину путем по следующей отработки»1. Противником введения дополнительных мер ответственности выступил В.И. Никитинский, обосновывая свою по зицию как незаконностью таких мер, так и их неэффективностью2.

Но в этой части он был явно не в большинстве.

Меры организационного воздействия были легализованы в Поста новлении ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 13 де кабря 1979 г. «О дальнейшем укреплении трудовой дисциплины и со кращении текучести кадров в народном хозяйстве»3, которое допуска ло применение к нарушителям трудовой дисциплины таких мер, как непредоставление льготных путевок в санатории и дома отдыха, пе ренос очередности на получение жилплощади и изменение времени предоставления очередного отпуска. Постановлением Совета Мини стров СССР и ВЦСПС от 28 июля 1983 г. «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины»4 определялись так называемые «меры укрепления трудовой дисциплины»: уменьшение очередного отпуска на соответствующее число дней прогула, но оставшийся от пуск при этом должен быть не менее двух рабочих недель;

для лиц, пе реведенных на нижеоплачиваемую работу в виде дисциплинарной от ветственности до трех месяцев в этот период запрещалось увольняться по собственному желанию;

лицам, уволенным за нарушения трудовой дисциплины, разрешалось в течение шести месяцев по новому месту работы выплачивать премии в половинном размере. Типовые правила внутреннего трудового распорядка (1984 г.)5 дополнили этот перечень мер снижением единовременного вознаграждения за выслугу лет, ли шением полностью или частично вознаграждения по результатам ра боты за год за прогул. Постановлением ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 17 сентября 1986 г. предусматривалось в качестве меры ответственности за грубое нарушение технологической дисци плины и другие аналогичные нарушения понижение квалификаци онных разрядов рабочим6.

Эти нормы подзаконных актов не соответствовали закрытому пе речню мер дисциплинарных взысканий, установленных КЗоТом 1971 г.

(ст. 135). В этой связи встал вопрос о правовой природе названных ви Пятаков А.В. Укрепление трудовой дисциплины. С. 161, 175–176.

См.: Никитинский В.И. Указ. соч. С. 145 и др.

СП СССР. 1980. № 3. Ст. 17.

СП СССР. 1983. № 21. Ст. 116.

Бюллетень ГКТ СССР. 1984. № 11.

СП СССР. 1986. № 34. Ст. 179.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво дов правового воздействия и порядке их применения. П.Р. Стависский отнес их к дополнительной ответственности, существующей в трудо вом праве наравне с дисциплинарной и материальной. Возможность их применения он оговаривал тем, что они должны носить исклю чительный характер, не противоречить трудовому законодательству и полномочиям трудового коллектива1. В.И. Курилов предлагал их выделить в качестве самостоятельного вида как специальную юри дическую ответственность;


в перечень мер такой ответственности он включал увольнение работников за совершение аморального проступ ка и увольнение за утрату доверия, уменьшение отпуска на число дней прогулов, лишение премии и др.2 Л.А. Сыроватская относила эти ме ры к дополняющим дисциплинарную ответственность3.

Возникали разночтения и по порядку применения рассматриваемых мер. Так, А.В. Пятаков считал, что их можно применять самостоятель но в зависимости от характера проступка4. О.В. Абрамова и В.И. Ники тинский, напротив, полагали, что их можно применять только в ка честве дополнительных5. Ряд авторов вносили предложение о приме нении этих мер администрацией предприятия по согласованию или совместно с профсоюзным комитетом, по представлению или с уче том мнения трудового коллектива, а также об установлении годично го срока такого применения6. Советские ученые-трудовики ратовали за установление четкого и единообразного порядка применения мер дополнительного правового воздействия.

К середине 80-х годов сложилась разветвленная система мер трудо правовой ответственности, не предусмотренных Основами законода тельства о труде Союза ССР и союзных республик и КЗоТом РСФСР.

Помимо вышеназванных практиковались административные штрафы (хулиганство, нетрезвое состояние на производстве), отказ от выда чи ссуд в кассах взаимопомощи, в выдаче справок на получение това ров в кредит, в предоставлении топлива работникам по льготным це нам;

отказ в предоставлении гибкого графика рабочего времени;

от См.: Стависский П.Р. Дополнительные меры воздействия в трудовом праве // Со ветское государство и право. 1985. № 5. С. 68.

См.: Курилов В.И. Личность. Труд. Право. С. 215, 224.

См.: Сыроватская Л.А. Ответственность за нарушение трудового законодатель ства. С. 65.

См.: Трудовое право и повышение качества труда. С. 234.

См.: Абрамова О.В., Никитинский В.И. Комплексный подход к укреплению тру довой дисциплины. М., 1982. С. 84.

См.: Стависский П.Р. Дополнительные меры воздействия в трудовом праве. С. и далее;

Курилов В.И. Указ. соч. С. 225.

Глава 24. Трудоправовая ответственность каз в приеме на работу лицам, уволенным с предыдущего места работы за прогул, и др. Некоторые ученые такого разнообразия дополнитель ных мер не приветствовали. Так, О.В. Абрамова и В.Н. Никитинский указывали: «Изобретение на местах дополнительных санкций, проти воречащих законодательству, нарушение порядка применения к на рушителю дисциплины различных мер правового воздействия может привести лишь к крайне нежелательным последствиям»1. А.А. Фатуев достаточно эмоционально отозвался об этом неисчерпаемом много образии мер ответственности: «Принесены в жертву закон, история, здравый смысл!»2 Многие из этих мер были вообще не предусмотрены даже на уровне подзаконных актов, а их включение в коллективные договоры по инициативе администрации было противозаконным, так как прямо противоречило ст. 5 КЗоТа 1971 г., запрещавшей включать в договоры о труде условия, ухудшающие положение работника по сравнению с законодательством СССР и союзных республик о труде.

Р.З. Лившиц и В.И. Никитинский подвергли критике почти все меры дополнительного воздействия. По их мнению, депремирование каса ется прежде всего хороших работников, а снижение разряда за техно логические нарушения невозможно, так как квалификация работника остается прежней. Взамен всех подобных мер они предложили ввести штрафы, которые должны были поступать в фонд материального по ощрения предприятия3. За введение штрафов выступал и О.В. Смир нов4. Выше мы уже упоминали о том, что аналогичные меры ответст венности в виде штрафа были в дореволюционном законодательстве.

Согласно УПТ штрафы также не поступали в собственность работода теля, а расходовались на нужды рабочих. Советские авторы справедли во полагали, что социалистическая трудовая дисциплина обеспечива ется в первую очередь созданием нормальных условий для работы, ее надлежащей организацией, эффективной системой стимулирования труда5. Депремирование, по мнению многих ученых, являлось мерой ответственности, хотя и не предусмотренной КЗоТом. Более того, в от Абрамова О.В., Никитинский В.И. Указ. соч. С. 91.

Фатуев А.А. Трудовое право в жизни человека. М., 1991. С. 80. Он назвал рассмат риваемые меры «вышибалой неугодных», а нормативные акты, предусматривающие их, – «однозначно одиозными» и убогими.

См.: Лившиц Р., Никитиский В. Где необходимы новые решения // Социалисти ческий труд. 1989. № 3. С. 85.

См.: Смирнов О.В. Концепция ускорения и совершенствование трудового законо дательства // Советское государство и право. 1987. № 9. С. 60.

См.: Лившиц Р.З. Трудовое законодательство: настоящее и будущее. М., 1989.

С. 152–166.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво дельных случаях депремирование представляло собой скрытую фор му штрафа, если осуществлялось за нарушения трудовой дисциплины (прогул, появление на работе в состоянии опьянения и др.). Этот во прос не разрешен и в настоящее время, о чем мы скажем далее.

Примечательно, что дополнительные меры ответственности нача ли применяться формально по инициативе общественности, которая якобы настаивала на их включении в коллективные договоры. Этот «почин» был одобрен VIII Пленумом ВЦСПС (1970 г.) и только затем был санкционирован законодательством.

Как уже отмечалось, часть ученых приветствовала юридическое за крепление дополнительных мер воздействия, которые до этого про шли успешное апробирование на практике1. В то же время часть ис следователей предлагали ввести данную практику по меньшей мере в правовое русло. Так, А.А. Фатуев сформулировал первоочередные задачи: «…дать исчерпывающий перечень взысканий, их иерархию с точки зрения тяжести, определить (хотя бы в самой общей форме) составы таких нарушений трудовой дисциплины, за которые могут применяться наиболее тяжкие для работника взыскания, указать, как могут (и могут ли вообще) сочетаться различные виды дисциплинар ных наказаний, определить их зависимость от формы вины (умысел, неосторожность)»2.

Ситуацию осложняла правовая неопределенность мер дополни тельного правового воздействия и терминологическая нечеткость. Так, в уже названных Типовых правилах (1984 г.) говорилось «О мерах дис циплинарного воздействия» и «иных мерах» без раскрытия содержа ния данных понятий. Иные меры могли применяться как самостоя тельно, так и в дополнение, одновременно с мерами дисциплинарных взысканий. Вследствие этого в научном обороте активно использова лись термины «дисциплинарное принуждение» и «дисциплинарное воздействие»3, которые по смыслу включали в себя дисциплинарную, общественную и иные меры ответственности. В теории и на практи ке встал вопрос о возможности введения мер ответственности в ло кальном порядке и на уровне коллективного договора. Как уже отме чалось, П.Р. Стависский такую возможность в принципе признавал.

На практике такое имело место довольно часто. Л.А. Сыроватская См.: Цепин А.И., Пятаков А.В. Трудовое право и трудовой коллектив. М., 1986.

С. 126 и др.

Фатуев А.А. Указ. соч. С. 94.

См., например: Гавриленко Д.А. Дисциплина труда и средства ее обеспечения.

Минск, 1985. С. 76.

Глава 24. Трудоправовая ответственность категорически выступила против такой практики, настаивая на том, что соответствие закону означает не что иное, как обязательность ус тановления таких мер именно на уровне закона1. Из этого с очевид ностью следовало, что лишение работника субъективных прав путем включения соответствующих норм в локальные акты не должно иметь места, хотя и допускается непредоставление каких-либо дополнитель ных благ или льгот, как, например, невключение работника, имеюще го дисциплинарное взыскание, в очередь на приобретение автомоби ля2. Л.А. Сыроватская соглашалась только с такими мерами воздей ствия, как уменьшение отпуска на число дней прогулов и временное снижение квалификационного разряда для рабочих, систематически выпускающих бракованную продукцию. Некоторые авторы вообще не считали средством воздействия на нарушителей дисциплины не предоставление или лишение льгот, связанных с путевками в санато рии, очередностью на получение жилья и др. Эти меры именовались «неприменением поощрения»3.

Таким образом, в советском трудовом праве на подзаконном уровне были закреплены особые меры воздействия, которые по своей природе являлись мерами юридической ответственности. Но таковыми их зако нодатель не признавал. Названные меры не были отнесены к дисципли нарным взысканиям и могли применяться наряду с дисциплинарным взысканием в качестве дополнительных мер воздействия или в качест ве самостоятельной меры воздействия. Эти дополнительные меры не должны были приниматься во внимание при решении вопроса о воз можности увольнения работника за систематическое нарушение трудо вой дисциплины. Общий порядок применения этих мер нормативными актами не устанавливался. Лишь по отдельным мерам в подзаконных нормативных актах и разъяснениях Госкомитета по труду СССР со держались специальные правила, определяющие порядок применения этих мер. Так, например, при уменьшении отпуска за прогул, оставшая ся продолжительность отпуска не могла быть меньше 12 рабочих дней, отпуск уменьшался за тот рабочий год, в котором допущены прогулы, независимо от времени его использования, уменьшение отпуска долж но оформляться приказом администрации предприятия и т.д.

Меры дополнительного правового воздействия не укладывались в «прокрустово ложе» закрытого перечня мер дисциплинарной и мате См.: Сыроватская Л.А. Указ. соч. С. 69.

См. там же. С. 71.

См.: Гудимов Н.В. Методы обеспечения дисциплины труда // Советское государ ство и право. 1976. № 9. С. 69.

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво риальной ответственности, предусмотренной трудоправовыми закона ми. По своей сути эти меры представляли собой меры организацион ной ответственности работника. Они заключались в лишении некото рых трудовых прав или ограничении в их реализации (права на отпуск, права на получение социально-трудовых льгот за счет предприятия, права на премиальное вознаграждение, обусловленное системой опла ты труда). Они имели «оборотную сторону медали», так как зачастую были сопряжены с лишениями материального характера. Например, уменьшение работнику отпуска на число дней прогулов означало час тичное лишение не только дней отдыха, но и оплаты этих дней.

Как нам кажется, меры организационной ответственности нуж даются в осмыслении с учетом современных социальных и правовых реалий. Применение таких мер может быть в интересах не только ра ботодателя, но и работника, отражать социальное назначение трудо вого права. В этой связи на уровне закона (общей нормы) возможна легализация права работодателя в локальном порядке устанавливать меры организационной ответственности. Эти меры не должны сни жать уровня гарантий трудовых прав работника, предусмотренных законом. Такое возможно только в том случае, когда имеются в виду меры, связанные с лишением или ограничением тех дополнительных социально-трудовых преимуществ и льгот, которые предоставляются работнику на основании локальных актов за счет средств работодате ля. Речь идет о социально-трудовых льготах и преимуществах, предос тавляемых работнику сверх тех, что предусмотрены законом. Во-пер вых, это будет стимулировать работодателя к введению дополнитель ных льгот и гарантий работникам по сравнению с законодательством, так как это станет определенным каналом воздействия на дисциплину и производственные показатели. Во-вторых, у работников появится стимул не только формально исполнять свои обязанности, но и дости гать определенных показателей для получения дополнительных льгот и гарантий. Предполагаемыми мерами организационной ответствен ности могут быть следующие: уменьшение дополнительного отпуска, не предусмотренного законодательством и предоставляемого за счет средств работодателя, на число дней прогула, а также за иные наруше ния трудовой дисциплины;

перенос отпуска на другой срок, но в пре делах рабочего года работника;

непредоставление социально-трудо вых льгот за счет средств работодателя в случае нарушения трудовой дисциплины;

депремирование;

отстранение от работы в случаях, пре дусмотренных ТК РФ. Все эти меры целесообразно в виде закрытого перечня перечислить в ТК РФ, а порядок их применения должен ус Глава 24. Трудоправовая ответственность танавливаться в локальных актах, коллективных договорах. По сути речь идет о легализации нового вида трудоправовой ответственности – организационной ответственности. Нас могут обвинить в нарушении принципа однократности применения мер юридической ответствен ности. Между тем сам законодатель допускает одновременное приме нение мер как дисциплинарной, так и материальной ответственности за один дисциплинарный проступок. Организационная ответствен ность не будет в этой части исключением.

Как вариант, связанный со сложившимися в трудовом праве тра дициями, стереотипами, действующим законодательством по выделе нию только двух видов трудоправовой ответственности, можно пред ложить расширить перечень мер дисциплинарной ответственности за счет включения в него и мер организационной ответственности.

Это может быть подвид дисциплинарной ответственности, установ ленный в законе в виде закрытого перечня таких организационных взысканий, но их реализация предполагает соблюдение двух условий в совокупности. Во-первых, принятие локального нормативного ак та, определяющего порядок их применения. Во-вторых, лишение или ограничение тех трудовых льгот и гарантий, которые предоставлены работодателем сверх уровня гарантий, предусмотренного трудовым законодательством1.

Это поможет отчасти разрешить такую застарелую проблему, как определение правовой природы депремирования. Очевидно, что это не дисциплинарная ответственность, так как его нет в закрытом пе речне дисциплинарных взысканий (ст. 192 ТК РФ). Констатация вы дачи премии за добросовестное исполнение трудовых обязанностей (ст. 191 ТК РФ) мало что проясняет. Это явно и не материальная от ветственность, так как здесь отсутствует ущерб другой стороне трудо вого договора (ст. 232 ТК РФ). Между тем депремирование влечет за собой явно неблагоприятные для работника последствия в виде лише ния полностью или частично причитающейся заработной платы в час ти стимулирующих выплат (ч. 1 ст. 129 ТК РФ). В данном случае его не лишают собственности, но не предоставляют денежную сумму, при читающуюся согласно локального акта (положения о премировании) См.: Лушников А.М. Проблемы общей части российского трудового права: науч ное наследие, современное состояние и перспективы исследований: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 32. Предложение о легализации мер организационной от ветственности встретило поддержку у ряда исследователей (см., например: Хныкин Г.В.

Проблемы ответственности сторон трудового договора // Российский ежегодник тру дового права. 2005. № 1. С. 229–230).

Раздел VI. Индивидуальное трудовое прво либо коллективно-договорных актов. По смыслу премирование, как и депремирование, связано с институтом нормирования труда (гла ва 22 ТК РФ), в связи с чем не вызовет сомнения депремирование за невыполнение норм труда, допущение брака в работе, недостижение производственных показателей. Естественно, что в локальном ак те эти случаи должны быть предусмотрены в качестве основания де премирования. Но можно ли в качестве оснований депремирования предусмотреть нарушение трудовой дисциплины, не повлекшее ухуд шение производственных показателей? Законодатель оставляет этот вопрос открытым, но мы склоняемся к невозможности такого вари анта по следующим причинам. Во-первых, это будет ухудшать поло жение работника по сравнению с установленным трудовым законо дательством и иными актами, содержащими нормы трудового права.

Во-вторых, за один и тот же дисциплинарный проступок (например, прогул) будут наложены фактически два взыскания, одно из которых не предусмотрено законодательством. В-третьих, нормирование тру да предполагает соответствие определенным производственным по казателям и не затрагивает проблемы трудовой дисциплины. В итоге оценка законности включения в локальный акт в качестве основания депремирования нарушения трудовой дисциплины всецело зависит от судейского усмотрения, что нельзя считать нормальным при пол ном нормативном вакууме. Как вариант, мы предлагаем легализовать депремирование в качестве меры организационной ответственности, которая может применяться одновременно с мерами дисциплинарной и материальной ответственности.

В заключение сделаем краткие выводы.

1. На протяжении всего советского периода в законодательстве предусматривались меры организационной ответственности, хотя они в качестве таковых и не назывались. Большинство из них были явно противозаконны, в том числе такие, как уменьшение отпуска на число дней прогула, отказ в выдаче справок на получение товаров в кредит, задержка выдачи заработной платы на определенное число дней, за прет принимать в течение определенного времени на работу лиц, уво ленных с предыдущего места работы за нарушение трудовой дисцип лины, и даже введение в завуалированной форме штрафов. Впервые меры организационного воздействия были легализованы на рубеже 70– 80-х годов ХХ в. Помимо вышеназванных практиковались админист ративные штрафы (за хулиганство, нетрезвое состояние на производ стве), отказ от выдачи ссуд в кассах взаимопомощи, в выдаче справок на получение товаров в кредит, в предоставлении топлива работникам Глава 24. Трудоправовая ответственность по льготным ценам, отказ в предоставлении гибкого графика рабочего времени, отказ в приеме на работу лицам, уволенным с предыдущего места работы за прогул, и др. Некоторыми учеными взамен всех по добных мер было предложено ввести штрафы, которые должны были поступать в фонд материального поощрения предприятия.

Таким образом, в советском трудовом праве на подзаконном уров не были закреплены особые меры воздействия, которые по своей при роде являлись мерами юридической ответственности. Но таковыми их законодатель не признавал. Названные меры не были отнесены к дис циплинарным взысканиям и могли применяться наряду с дисципли нарным взысканием в качестве дополнительных мер воздействия или в качестве самостоятельной меры воздействия. Эти дополнительные меры не должны были приниматься во внимание при решении вопроса о возможности увольнения работника за систематическое нарушение трудовой дисциплины. Общий порядок применения этих мер норма тивными актами не устанавливался. Лишь по отдельным мерам в под законных нормативных актах и разъяснениях Госкомитета по труду СССР содержались специальные правила, определяющие порядок применения этих мер.

2. Меры дополнительного правового воздействия не укладывались в «прокрустово ложе» закрытого перечня мер дисциплинарной и мате риальной ответственности, предусмотренной трудоправовыми закона ми. По своей сути эти меры представляли собой меры организацион ной ответственности работника. Они заключались в лишении некото рых трудовых прав или ограничении в их реализации (права на отпуск, права на получение социально-трудовых льгот за счет предприятия, права на премиальное вознаграждение, обусловленное системой опла ты труда). Они имели «оборотную сторону медали», так как зачастую были сопряжены с лишениями материального характера.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 38 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.