авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Роль легкой и текстильной промышленности в социально-экономическом

развитии Алтайского края

Научный руководитель – старший преподаватель В.В. Андрюшечкина

Преснякова А.Ю. ЭУП-62

Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова

Текстильное и швейное производство в Алтайском крае насчитывает

около 230 предприятий, большая часть которых (порядка 211) - малые. В

данных производствах занято более 4000 человек.

Более 1000 человек на сегодняшний день работает только на ЗАО БМК «Меланжист Алтая» (далее БМК) (в том числе более 400 человек на швейной фабрике), крупнейшем текстильном предприятии края, которое является единственным производителем хлопчатобумажных тканей за Уралом с полным технологическим циклом. Предприятие выпускает хлопчатобумажные и смесовые ткани, рабочую одежду, военную форму (для Министерства Обороны России), а также домашний текстиль под собственной торговой маркой «Семь небес».

Удельный вес БМК по виду экономической деятельности «текстильное и швейное производство» составляет 98%.

По результатам деятельности в 2008 г. БМК победил в ежегодном краевом конкурсе «Лучшее промышленное предприятие Алтайского края»

среди предприятий, осуществляющих текстильное и швейное производство.

Мировой кризис повлиял на текстильное и швейное производство и в Алтайском крае. Так производственные мощности на БМК используются лишь на 35 % (2009 г.), а в крае, например, по виду деятельности «текстильное и швейное производство» на 56,3 % (2008 г.).

Кроме БМК заслуживает внимания деятельность таких предприятий, как ООО «Трикотаж плюс» и ООО «ЛАКАСА-ТЭКС», образованные на базе одного из старейших предприятий легкой промышленности Алтайского края – Барнаульской трикотажной фабрики. ООО «ЛАКАСА-ТЭКС» реализует инвестиционный проект по производству махрового полотна на импортном технологическом оборудовании с участием краевого бюджета. Заслуживает особого внимания ОАО «Бийская льняная компания» (бывший Бийский льнокомбинат) единственный производитель продукции из льна за Уралом, основанное в 1910 г. Предприятие занимается выращиванием льна-долгунца, производством льноволокна для прядильно-ткацких предприятий, также производит пряжу сухим и мокрым способом прядения, шпагаты, веревку и др.

Также в крае существуют порядка 15-20 средних и мелкие швейные предприятия, например, ЗАО «Горняцкая швейная фабрика», ЗАО «Швейная фабрика» (г. Рубцовск), ОАО «Авангард-плюс» (г. Барнаул), ООО «Доктор Фауст, швейная фабрика» (г. Барнаул), ЗАО «ВЕСТЕР» (Бийская швейная фабрика), Бийское швейное учебно-производственное предприятие, ООО «Рубцовское учебно-производственное предприятие ВОС (всероссийского общества слепых)» и др.

На мой взгляд, легкая промышленность - это важнейший многопрофильный и инновационно - привлекательный сектор экономики, обеспечивающий укрепление обороноспособности, экономической, социальной и интеллектуальной безопасности страны, сохранение ее статуса независимой и суверенной индустриальной державы.

Отрасль содействует гармоничному развитию регионов, решению социальных вопросов - повышению занятости населения и улучшению его благосостояния, становлению и развитию малого бизнеса.

Особенностью легкой промышленности (и текстильной в частности) является высокая мобильность производства, позволяющая предприятиям осуществлять быструю смену ассортимента продукции при любых конъюнк турных изменениях рынка, связанных с сезонными изменениями спроса и моды, не уменьшая при этом объемы выпуска и, соответственно, объемы продаж, не снижая налоговые отчисления.

Помимо существенного объема денежных средств, генерируемого потребителями продукции легкой промышленности, потенциальным инвестиционным преимуществом отрасли является быстрая отдача вложенных средств, что позволяет эффективно использовать заемные и субсидированные средства. Товарооборот в легкой промышленности, несмотря на фактическое отсутствие оптовой торговли, происходит 2 - 4 раза в год (по текстильному производству еще чаще), что обеспечивает прирост объема производства на каждые дополнительные 100 млн. рублей оборотных средств на сумму 350 – 500 млн. рублей в год.

24 сентября 2009 г. Приказом Минпромторга была окончательно утверждена Стратегия развития легкой промышленности России на период до 2020 г.

Изучение данного документа позволило выявить тот факт, что на карте страны, где изображено распределение продукции легкой промышленности по федеральным округам не отмечен даже факт существования текстильного и швейного производства в Алтайском крае.

В последние годы наблюдается снижение темпов роста производства, особенно в текстильном и швейном производстве, что было вызвано перенасыщением рынка в постельном белье и влиянием мирового кризиса. В первом полугодии 2009 г. по отношению к соответствующему периоду 2008 г.

производство текстильной и швейной продукции снизилось на 15-40%.

Наибольшее влияние на темпы роста объемов выпуска продукции оказал низкий уровень использования производственных мощностей, который составил (в 2008 г.):

- в хлопчатобумажной отрасли 67,0%, в льняной - 36,4%.

Нельзя не отметить тот факт, что на сегодняшний день Алтайский край руководствуется в своем развитии «Стратегией социально-экономического развития Алтайского края до 2025 г.», которая также предполагает ис пользовать кластерный подход в развитии региона, может быть образован и при соответствующей поддержке успешно функционировать текстильный кластер и в Алтайском крае.

Ядром кластера могут стать ЗАО БМК «Меланжист Алтая» и ОАО «Бийская льняная компания». Также в кластер войдут сельхозпредприятия, занимающиеся выращиванием льна, швейные предприятия края, Краевой дом мод и др.

Производственные мощности БМК позволяют производить разнообразные ткани (как натуральные из хлопка и льна, так и смесовые) и их достаточно для обеспечения работой швейных предприятий г. Барнаула и края.

Текстильный кластер сможет обеспечивать потребности населения Алтайского края и близлежащих регионов в специализированной рабочей одежде, домашнем текстиле (постельное белье, банные комплекты), по стельном белье для больниц, детских садов и других муниципальных учреждений, военной форме для Министерства обороны и Министерства внутренних дел России.

В рамках данного кластера будет осуществлена реализация разнообразных инновационных и инвестиционных проектов, которые позволят развиваться не только организациям, объединенным в кластер, а региону в целом.

Но для реализации этой цели необходимо привлечение средств, в соответствии со следующей структурой:

50% - федеральное финансирование;

30% - региональное финансирование;

20% - предприятия, которые войдут в кластер.

На сегодняшний день имеются определенные конкретные предложения по созданию текстильного кластера в крае и они нашли свое одобрение и поддержку со стороны федеральных властей и предприятий (БМК готов к реализации данного проекта). Но нет особой заинтересованности и соответствующих действий со стороны региональных властей.

Создание текстильного кластера в Алтайском крае будет способствовать:

- повышению занятости населения в сфере текстильной и швейной промышленности;

- увеличению налоговых поступлений в краевой и местные бюджеты;

- повышению уровня производительности хозяйствующих субъектов;

повышению инвестиционной активности и привлекательности промышленных предприятий;

- модернизации оборудования и технологий производства в промышленности;

- повышению уровня конкурентоспособности и инновационного потенциала организаций;

- повышению социальной ответственности бизнеса в городе и регионе;

- росту уровня заработной платы по данным видам деятельности;

- обеспечению населения г. Барнаула и края текстильной и швейной продукцией высокого качества собственного производства.

Список литературы:

1. Официальный сайт Алтайкрайстата: http/ak.gks.ru.

2. Официальный сайт Администрации Алтайского края: http/altairegion22.ru.

3. Стратегия развития легкой промышленности до 2020 г.:

http/www.roslegprom.ru.

Стратегия развития легкой промышленности России на период до года Научный руководитель – старший преподаватель В.В. Андрюшечкина Логинова А.Е., Усольцева О.А., ЭУП- Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова Стратегия развития легкой промышленности России на период до года (далее - Стратегия) разработана в соответствии с поручением Президента Российской Федерации от 3 июля 2008 года № Пр-1369 и поручением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2008 года № ВП-П9-4244.

Под Стратегией понимается взаимоувязанная по задачам, срокам осуществления и ресурсам совокупность целевых функций, принципов и решений, которые должны реализовываться в планах мер и комплексных мероприятиях нормативно-правового, экономического, научно-технического и организационного характера, в инновационных, региональных и бюджетных целевых программах, в отдельных проектах.

Цели и задачи Стратегии соответствуют проводимой политике государства в области инновационного и социально-экономического развития России в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Цель стратегии развития текстильной промышленности заключается интенсификация инновационного развития легкой промышленности России, обеспечение эффективного соответствия объемов производства, качества и ассортимента продукции совокупному спросу потребителей, повышения национальной значимости отрасли и ее имиджа в мировом сообществе.

Реализация мероприятий Стратегии позволит повысить конкурентоспо собность российских компаний, увеличить долю инновационной продукции, укрепить позиции и завоевать новые сегменты на внутреннем и внешнем рынках. Доля товаров отечественного производства на российском рынке должна составить не менее 50 процентов, товаров инновационного характера и имеющих патентную защиту (товарный знак, полезная модель) - не менее процентов объема производимой легкой промышленностью продукции. Это будет способствовать обеспечению экономической и экологической безопасности, повышению обороноспособности России, развитию регионов, созданию новых рабочих мест.

Выполнение поставленных вопросов своевременно и актуально (особенно в условиях глобального финансового кризиса), так как это взаимосвязано с развитием национальной экономики в целом и необходимостью улучшения сложившейся ситуации в легкой промышленности, предприятия которой сегодня обеспечивают своей продукцией почти четверть платежеспособного спроса населения. Мобилизационные потребности страны в продукции отрасли удовлетворяются всего лишь на 17-36 процентов, что противоречит законодательству о безопасности государства, согласно которому в объеме продукции стратегического назначения доля отечественной должна составлять не менее 50 процентов. Доля отрасли в объеме промышленного производства Российской Федерации менее 1,0 процента (в 1991 году этот показатель был равен 11,9 процентов и соответствовал уровню развитых стран, таких как США, Германия и Италия, и которые на протяжении многих лет сохраняют этот показатель на уровне 8-12 процентов).

Поддержка предприятий текстильной и легкой промышленности со стороны государства, усилия бизнеса способствовали тому, что отрасль в целом завершила 2010 год с положительными темпами. Индекс текстильного и швейного производства составил 112,1%, производства кожи, изделий из кожи и производства обуви - 118,7%. По ряду важнейших товаров восстановлены и даже превышены объемы производства 2008 года, в том числе в целом по тканям, трикотажу, изделиям из кожи и обуви.

Казалось бы кризисный период позади. У бизнеса появились шансы закрепить положительную динамику. Тем более, что государство на 2011 год увеличило объемы субсидирования предприятий отрасли из федерального бюджета. Однако ситуация усложняется ограниченностью сырьевых ресурсов и резким подорожанием основного для отечественной текстильной промышленности сырья - хлопка.

Оценку инвестиционной активности в отрасли можно сделать по объемам инвестиций. Темпы роста объемов капвложений в отрасль в 2007-2008 гг. давал надежду, что мы сможем выйти на 14-15 млрд. руб. инвестиций в основной капитал ежегодно, то есть на объемы, которые, по нашим оценкам, смогут обеспечить выход на уровень производства, предусмотренный Стратегией развития легкой промышленности России на период до 2020 г.по инновационному варианту. Однако за последние два года произошло снижение объемов инвестиций в отрасль. В 2009 году в текстильном и швейном производстве они составили в целом (с субъектами малого предпринимательства) 8,0 млрд. руб. или 87,9% к уровню 2008 г. Коэффициент обновления активной части основных фондов (технологического оборудования) снизился с 11,6% до 10,0%. При этом наиболее активно осуществлялось инвестирование проектов в подотрасли нетканых материалов.

В январе-сентябре 2010 года по крупным и средним предприятиям произошло некоторое оживление. В текстильном и швейном производстве освоено 3,9 млрд. руб. Рост к показателям соответствующего периода 2009 года составил 27,6%.В производстве кожи, изделий из кожи и обуви за этот же период 2010 года было освоено 800 млн. руб., что в 2,5 раза больше, чем в году.

Как видите, это в сумме не те объемы, которые позволят модернизировать отрасль, сделать ее конкурентоспособной в условиях глобализации экономики.

По данным Росстата степень износа оборудования в текстильном и швейном производстве на конец 2009 года составляла 49,3%, что выше в среднем по обрабатывающим отраслям, выше чем в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. При этом около 70% производственных мощностей отрасли используют устаревшие трудо- и ресурсозатратные технологии.

В то же время многие проекты, разработанные 2-3 года назад, не реализуются. И дело не только в том, что бизнес не хочет рисковать. Прежде всего, он не видит в этом экономической заинтересованности. Субсидии процентных ставок по кредитам на техническое перевооружение в объеме млн. руб. позволят в текущем году привлечь на льготных условиях инвестиции в объеме 4,9 млрд. руб. Однако и эти льготные инвестиции для отечественных производителей в итоге окажутся дороже инвестиций, которыми пользуются наши конкуренты за рубежом.

По данным опроса комплексной модернизацией производства в 2010 г.

занималось только 25% предприятий, а частичной - 17%, хотя потенциально могли вести перевооружение в текстильном и швейном производстве - 67%, в производстве кожи, изделий из кожи и производстве обуви - 79% предприятий, которые работают с прибылью.

Анализ современного состояния легкой промышленности показал, что при наличии положительных тенденций в ее развитии остаются проблемы, негативно влияющие на ее экономический рост и финансовую устойчивость. Основными системными проблемами, требующими скорейшего решения, являются:

- техническая и технологическая отсталость легкой промышленности от зарубежных стран, выражаемая в высокой материалоемкости, энергоемкости и трудоемкости производства;

- низкий уровень инновационной и инвестиционной деятельности отрасли, выражаемый в слабой конкурентоспособности отечественных товаров, в низкой доле «ноу-хау» и инновационной продукции в объеме продаж на российском и мировом рынке;

- высокий удельный вес импорта, ставший причиной усиления стратегической и товарной зависимости государства от зарубежных стран;

- отсутствие цивилизованного рынка потребительских товаров, выражаемое в обострении конкуренции на внутреннем рынке между российскими и зарубежными товаропроизводителями;

- социальная и кадровая проблема, проявляющаяся в дефиците высоко квалифицированных специалистов, управленческих кадров, основных и вспомогательных рабочих по всем технологическим переделам.

Реализация Стратегии как любой значительный инвестиционный проект подвержена различного рода внутренним и внешним рискам, приводящим к недостижению установленных целевых показателей и поставленных задач.

При оценке внешних рисков, возникающих при решении поставленных задач, следует учитывать следующие обстоятельства:

- уровень цен на большинство потребляемых легкой промышленностью материальных ресурсов (в первую очередь - сырье), вплотную приблизившийся к мировому уровню;

цены на продукцию отрасли уже сопоставимы с мировыми ценами на продукцию аналогичного назначения;

- существенный рост цен на товары российского производства жестко ограничен ценами конкурирующих импортных аналогов и возможен только при значительном улучшении потребительских свойств и конкурентных преимуществ отечественных товаров;

-уровень трудоемкости в легкой промышленности России превышает аналогичные показатели для развитых стран почти на порядок, что обусловлено технологической отсталостью ее производственной базы.

Внешнеэкономический риск связан с возрастающей экспансией зарубежных производителей на внутреннем и внешних товарных рынках. Изменчивость экономической ситуации в отдельных странах изменяет стратегии производителей не только по товарам легкой промышленности, но и по сырью, оборудованию и др.

компонентам, ввозимым в Россию. При этом возрастает вероятность ошибок в маркетинговых стратегиях и рост влияния риска - изменения курса валют.

Наиболее существенное влияние на реализуемость Стратегии оказывают внутренние риски, непосредственно связанные с реализацией мероприятий, обеспечивающих достижение целевых показателей. Причем эти риски несет не только государство, как субъект, участвующий в финансировании мероприятий Стратегии, но также и как потребитель (изготовитель) продукции, создаваемой на основе полученных результатов финансируемых разработок.

В числе внутренних рисков, непосредственно связанных с реализацией Стратегии, следует выделить следующие:

Инновационный риск - как риск инновационной деятельности, проявляется в неблагоприятном осуществлении процесса нововведения и получении отрицательного результата от его внедрения. Нововведения сопряжены с риском получения намного большего негатива в развитии отрасли, чем риск, сопровож дающий стабильно функционирующее производство.

В Стратегии риски, связанные с неполучением ожидаемого технического результата от применения законченных научных разработок в области создания перспективного ассортимента товаров с новыми потребительскими и конкурентными свойствами и технологией их выработки, принимает на себя государство, поскольку именно эта часть инновационного цикла финансируется из средств федерального бюджета.

В числе инновационных рисков следует учитывать риски эффективности передачи прав, приобретаемых на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в рамках Стратегии. Данные риски вызваны несовершенством действующего законодательства о правах на результаты научно-технической деятельности в части регулирования механизмов вовлечения этих результатов в хозяйственный оборот, то есть передачи их для внедрения на конкретном производстве. Для минимизации такого рода рисков должны быть сформированы механизмы координации деятельности всех участников реализации мероприятий Стратегии и системы периодического контроля их выполнения.

В настоящее время высок износ основных фондов отрасли, причина которого в значительной мере связана с изменившимися возможностями предприятий обновлять основные фонды своими силами или привлеченными средствами. Сложившаяся тенденция физического и морального старения исследовательского, испытательного оборудования, а также технологического оборудования вызывает возрастание производственного риска. Кроме того, вследствие нарушений системы технического обслуживания и ремонта снизилась надежность оборудования, что приводит к отказам на уровне предельного со стояния.

Также существует коммерческие риски, связанные с падением и неустойчивостью спроса на конкретную продукцию и риски невыполнения обязательств по коммерческим сделкам. Изменение спроса приводит к колебаниям объемов производства той или другой продукции и, соответственно, к изменению получения прогнозируемой прибыли. Изменение спроса на продукцию отрасли, усиливается из-за наличия большого количества конкурирующих отечественных и зарубежных производителей и недооценки возможных конкурентов.

Социальный риск, в числе причин его возникновения можно назвать: нехватка рабочей силы, профессиональная непригодность, вредность производства, травматизм, скрытая безработица, низкая зарплата, переход компетентных и информированных сотрудников к конкурентам.

Ключевые риски, особенно проявляемые в условиях финансового кризиса:

Существует риск дефицита финансовых ресурсов, выражаемый в нехватке оборотных средств вследствие необоснованного повышения банками ранее доступных процентных ставок на закупку сырья и материалов и немотивированного отказа в выдаче долгосрочных кредитов на осуществление технического перевооружения. Не урегулирование данной ситуации приведет к продолжению тенденции падения объемов производства, с соответствующим высвобождением трудовых ресурсов, и, как следствие, к социальной напряженности в регионах.

Первоочередной мерой снижения данного риска, которая будет способствовать сохранению объемов производства продукции, в том числе оборонного значения, должно стать стабильное предоставление банками кредитов по доступным процентным ставкам на закупку сырья и на техническое перевооружение предприятий.

2. Риск потери внутреннего рынка из-за значительного притока импортных товаров и роста незаконного производства продукции легкой промышленности.

В условиях кризиса существует опасность снижения цен на импортные товары и открытого демпинга со стороны зарубежных поставщиков продукции легкой промышленности.

В целях минимизации данного риска необходимо ввести дополнительные меры таможенно-тарифного регулирования, необходимо усилить борьбу и с незаконным производством и ввозом на территорию России продукции легкой промышленности, используя опыт зарубежных стран.

3. Существует опастность снижения покупательского спроса.

Закрываются предприятия других отраслей промышленности, растет число безработных и, следовательно, падает покупательская способность населения, предприятия вынуждены снижать отпускные цены, происходит задержка оплаты товаров, отсрочка платежей за поставленную продукцию.

Избежать этого можно только стабилизацией экономического положения страны и переориентацией на производство высококачественной и доступной продукции.

Минимизации ключевых рисков в условиях финансового кризиса будет способствовать принятие отраслевых антикризисных мер по стабилизации социально-экономического положения в отрасли, включающих вышеперечисленные меры, а также проведение социально-экономического мониторинга работы системообразующих предприятий, предприятий регионального значения и предприятий монопрофильных городов России.

Таким образом программа развития легкой промышленности России является своевременной и актуальной, но существует ряд вышеперечисленных рисков которые при реализации стратегии могут изменить конечные прогнозируемые результаты. Учитывая общегосударственную значимость легкой промышленности России, а также масштабы и глубину системных проблем, необходимо применение адекватных методов и механизмов их решения на федеральном уровне:

- внесение изменений в законодательную базу в сфере производства, экспорта и импорта, тарифно-таможенного и налогового регулирования, урегулирования отношений производителя и торговли;

- решение задачи технического перевооружения и модернизации производства с участием государственных институтов развития для реализации пилотных и государственно-значимых проектов для развития отрасли, отраслевой науки и ее научно- экспериментальной базы;

- реализация мер по защите отечественных товаропроизводителей от «теневого» производства и нелегального импорта, по созданию цивилизованного рынка потребительских товаров и развитию его инфраструктуры, по уточнению правил происхождения товаров для целей предоставления тарифных преференций и пересмотру перечня стран которым Россия предоставляет тарифные преференции в одностороннем порядке и расширение использования торгово-экономического сотрудничества на условиях зоны свободной торговли.

Список литературы:

1. Андронова Л.Н., Герасименко О.А., Капицын В.М. Пути выхода текстильной промышленности из кризиса.// Проблемы прогнозирования. 2008.

№2.

2. Борисов А.С. О научно-технических и инновационных проблемах легкой промышленности.// Промышленность России. 2007. №8.

3. Живетин В.В.Состояние и перспективы развития текстильной и легкой промышленности.// Промышленность России. 2008. №6.

4.Жуков Ю.В. О государственной поддержке экспорта промышленной продукции.// Швейная промышленность. 2006. №6.

5. Зверев С.М., Смольникова Г.Н., Ямпольская Н.Ю. Необходимость государственного управления качеством и конкурентоспособностью продукции.// Кожевенно-обувная промышленность. 2008. №1.

6. Региональная экономика. Учебное пособие для вузов./ Под ред. Т.Г.

Морозовой. М.: ЮНИТИ, 2006.

7. Текстильное и швейное производство http://www.alt prom.ru/industry/VED/textil 8. Официальный портал легкой промышленности: http://legport.ru/ 9. Официальный сервер российской легкой промышленности:

http://www.roslegprom.ru/ 10. "Пути развития текстильной и легкой промышленности", Лебедев В.В., Фомченкова Л.Н., Шамис И.А., статья, "Директор" 02. 11. "О путях развития легкой промышленности…" А. Разброди;

http://www.prompages.ru/ 12. http://www.legprominfo.ru 13. Проект Стратегии развития легкой промышленности России на период до 2020 года, Министерство промышленности и торговли Российской Федерации, М., 2008 г.

Проблемы развития предпринимательства в текстильной и легкой промышленности Алтайского края Научный руководитель – старший преподаватель В.В. Андрюшечкина Раимджанова З.О., ЭУП- Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова Предпринимательство является неотъемлемой частью любой экономики.

Текстильная промышленность – это важный многопрофильный привлекательный сектор экономики, обеспечивающий укрепление обороноспособности, экономической, социальной и интеллектуальной безопасности нашего общества. Данная отрасль содействует гармоничному развитию регионов, решению социальных вопросов - повышению занятости населения и улучшению его благосостояния, становлению и развитию малого бизнеса.

Текстильное и швейное производство в Алтайском крае представлено 230 ю предприятиями, большая часть (211) которых – малые. При этом в данных производствах занято более 4000 человек. Продукция, производимая алтайскими предприятиями данной отрасли, имеет устойчивый спрос, востребована на внутреннем и внешнем рынках. Это широкий ассортимент товаров потребительского, производственно-технического и специального назначения.

По виду экономической деятельности «Текстильное и швейное производство», деятельность ведут предприятия, изготавливающие текстильную продукцию и предприятия-швейники, выпускающие готовые изделия. В состав текстильной отрасли Алтайского края входят предприятия, сохранившие в условиях кризиса как рабочий коллектив, так и объемы производства. Среди них, однако, предприятия крупные, такие как: ЗАО БМК «Меланжист - Алтая», ЗАО «Швейная фабрика» г. Рубцовска, ЗАО «Горняцкая швейная фабрика», ООО «ЛАКАСА-ТЭКС» и ООО «Трикотаж плюс», ООО «Спецобъединение-Сибирь», МУП «Торговый ряд» г. Славгород, ООО «Швейный двор», ООО «Бийская швейная фабрика «Вестер».

Данные предприятия держатся «на плаву» за счет госзаказов Минобороны РФ. Ведущим предприятием отрасли остается ЗАО БМК «Меланжист Алтая» единственный в Алтайском крае, освоивший выпуск высококачественных хлопчатобумажных тканей, способных успешно конкурировать на российском и зарубежных рынках. Это крупное текстильное предприятие, располагающее полным производственным циклом от волокна до готового швейного изделия.

ЗАО БМК «Меланжист Алтая» за 2008 год произвело продукции на сумму 626,2 млн. руб. Объемы производства ЗАО БМК «Меланжист Алтая» в году составили около 500 млн. руб., в 2010 году предприятие увеличило объемы выпускаемой продукции за счет исполнения государственного заказа Минобороны, объем производства составил 865,3 млн. руб., что составляет 173% к уровню 2009 года.

Прогнозные объемы производимой продукции на следующий год планируются на уровне 2010 года. Увеличило объемы производства в 2010 году ЗАО «Швейная фабрика» г. Рубцовска, объем выпуска продукции в предыдущем году составил 47,7 млн. рублей, что составило 111% к уровню 2009 года. По прогнозу в 2011 году объем производства продукции составит 130,6% к уровню 2010 года. Предприятие так же планирует участие в государственных заказах на поставку товаров для муниципальных и государственных нужд. Также ожидается увеличение объемов производства в ООО «Трикотаж плюс» на 2011 год (160% по отношению к 2010 году).

Динамично развивается ООО «Спецобъединение-Сибирь», заполняя сектор рынка спецодежды и средств индивидуальной защиты качественной продукцией собственного производства.

Но в настоящие время в Алтайском крае условия для развития малого бизнеса не создано по многим направлениям. Остановимся на некоторых из них:

не развитая конкуренция;

развита коррупция.

Однако именно малый бизнес может заполнить те ниши, которые пустовали в плановой экономике, и выполнить те функции, которые зачастую не готов взять на себя крупный и средний бизнес.

Это, прежде всего, услуги населению (бытовые, образовательные, в сфере отдыха и т. д.) и бизнес - услуги (консалтинг, маркетинг и др.). Многие бизнесмены терпят неудачу уже на первых стадиях развития бизнеса, и одна из причин – несостоятельность выдержать конкуренцию с крупным бизнесом.

Обострения конкуренции между компаниями малого и среднего бизнеса – это адаптация к условиям местного рынка, доступность и близость к клиенту.

Клиенты стали более требовательны, при этом финансовые возможности многих из них стали существенно ограничены по причине кризиса. Клиентское предпочтение отдается товарам и услугам тех компаний, которым удается быстрее и более гибко реагировать на запросы клиентов. При этом вопросы ценовой политики, а также обеспечения качества также играют важную роль для клиента.

Сегодня много говорят о борьбе с коррупцией, А для малого бизнеса коррупция навязывает определенный образ жизни, путем нечестной конкуренции выдавливая его на обочину экономики и практически лишая возможности развития. Земельные участки, муниципальное имущество и прочие ресурсы являются недоступными, хотя реализуются на инсценированных конкурсах по ценам, вполне приемлемым для мелкого предпринимателя.

И одно из самых преступных коррупционных явлений – рейдерство, которое занимается отъемом имущества, или имущественных долей, именно у малого и среднего бизнеса. И, что самое страшное, при очевидной криминальной сущности рейдерского нападения, нельзя рассчитывать на поддержку государства, так как это преступление совершается под прикрытием правоохранительных органов. В целом на сегодняшнем этапе мы предлагаем малоэффективные меры по борьбе с коррупцией.

Нам кажется, так происходит потому, что наши власти вообще не считают малый и средний бизнес сколько-нибудь значимым для экономики и, особенно для текстильной легкой промышленности. А если и считают, то только на словах. У нас вся экономика пока держится на нескольких монополиях, экспортирующих энергоресурсы, вот к ним все внимание властей и приковано.

Ни до чего другого, как говорится, не доходят руки.

Список литературы:

Жизненный цикл малого предприятия [ Г. Ермилова и др. ;

под общ ред.

1.

О.М. Шестоперова] ;

Фонд «Либер. миссия». – М,: Новое лит. обозрение, 2009 – 335с.

Основы показатели деятельности малых предприятий в Алтайском крае 2.

2009: стат. бюл./ [Росстат, Территор. Орган Федер. службы гос. статистики по Алт. краю] – Барнаул: Территор. Орган Федер. службы гос. статистики по Алт.

краю, 2010. – 35 с.

Цапук А.И., Савичев О.П., Трифонов С.В. Экономика и организация 3.

малого предпринимательства: Учебное пособие.– СПб.: Изд-во СПБГУЭФ, 2009.– 64с.

Экономика предприятия: Учебник для вузов /Под ред.проф. В.Я.

4.

Горфинкеля, проф. В.А. Швандара. 4-е изд., перераб. и доп. - М.: ЮНИТИ ДАНА, 2010. - 670 с.

Прохоровский В.С., Чайникова Л.Н. Финансы малых предприятий: Учеб.

5.

пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009. - 96 с.

Переверзев М.П., Лунва А.М. Основы предпринимательства: Учебник / 6.

Под общ. ред. проф. М.П. Переверзева. — М.: Инфра-М, 2009. - 176 с. (Высшее образование).

Шевченко И. К. Организация предпринимательской деятельности.

7.

Учебное пособие.– Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2008. - 92 с.

Попков В. П., Евстафьева Е. В. Организация предпринимательской 8.

деятельности. Схемы и таблицы. — СПб.: Питер, 2008. — 352 с.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).

Соснаускене О.И. Т.Ю. Сергеева, Е.В Пименова. Малые предприятия:

9.

регистрация, учет, налогообложение: практ. пособие – 3 изд., перераб. и доп..

М.: Омега – Л 2009 – 256с.

10. Череданова Л.Н. Основы экономики и предпринимательства: учебник /Л.Н Череданова - 7 – е изд., 2008. – 171с.

Социальная структура современной России Научный руководитель – старший преподаватель В.В. Дядюшенко Воронова А.С., КШИ- Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова Основными критериями статуса общественных групп, а соответственно, и социальной стратификации общества принято считать:

политический потенциал, выражающийся в объеме властных и управленческих функций;

экономический потенциал, проявляющийся в масштабах собственности, доходов и в уровне жизни;

социокультурный потенциал, отражающий уровень образования, квалификации и профессионализма работников, особенности образа и качества жизни;

наконец, социальный престиж, являющийся концентрированным отражением названных выше признаков.

Все эти критерии в известной степени взаимосвязаны, но вместе с тем они образуют относительно самостоятельные "оси" стратификационного пространства.

Современная Россия складывается два последних десятилетия, каждое из которых, на первый взгляд, стало самостоятельной эпохой в жизни страны.

«Ельцинские» 90-е, характеризующиеся «разбродом и шатанием», сменилось «путинской десятилеткой», когда, на первый взгляд, в стране наступила стабилизация.

В результате, по сравнению с советским периодом, мы сегодня имеем новую систему высших государственных должностей. На первый взгляд прежней номенклатуры не стало, она исчезла, растворившись в других слоях общества. Но в действительности она возродилась в новых формах. Между членами этой квазиноменклатуры поддерживаются устойчивые деловые связи, способствующие распространению сословно-классового сознания.

Вместе с тем стабилизация власти и личное "временщичество" руководителей государства способствуют относительному ослаблению роли политического компонента социальной стратификации. Разумеется, объем властных и политических полномочий оказывает большое влияние на формирование социального статуса групп. Однако на первую роль выдвигается, если можно так выразиться, "экономико-политический" фактор, т.е. место общественных групп в управлении экономикой, в распоряжении материальными и финансовыми ресурсами государства. Перераспределение накопленного богатства - едва ли не единственная сфера управленческой деятельности, где роль политической власти усилилась. Прямая или косвенная причастность к перераспределению собственности служит в современной России важнейшим фактором, определяющим социальный статус управленческих групп.

Экономический потенциал общественных групп в настоящее время включает три компонента: владение капиталом, производящим доход;

причастность к процессам распределения, перемещения и обмена общественного продукта;

уровень личных доходов и потребления. Особая роль принадлежит первому и второму компоненту.

К сожалению, операционализировать данные критерии, т.е., с одной стороны, измерить степень причастности разных экономических, профессиональных и должностных групп к распределительным механизмам, а с другой – выяснить действительные объемы собственности, непросто. Скорее всего, по признаку причастности выделятся те же самые группы, что и в советское время: министры, руководители государственных и смешанных предприятий, служащие материально-технического снабжения, а также такие профессионалы бизнеса, как коммерсанты, маклеры, дилеры и т.п.

По объему собственности проблемы возникают при анализе наиболее имущих. Так, если «чистые предприниматели» регулярно попадают в разные рейтинги «богачей», то «предприниматели-чиновники» туда, естественно не попадают, а оценить, кто из «чистых предпринимателей» действительно является таковым, а кто – доверительным управляющим от чиновника, проблематично.

Доля россиян, не имеющих собственных капиталов, как и доступа к распределению государственных благ, за последние годы немного уменьшилась. Но они по-прежнему составляют самую массовую часть общества. Экономический потенциал этих людей определяется уровнем доходов от работы по найму. Главные же сдвиги в их положении заключаются, во-первых, в гораздо более резкой, чем прежде, имущественной поляризации и, во-вторых, в почти полном исчезновении зависимости между трудом и доходом. Фактический отказ от государственного регулирования зарплаты, отсутствие общенационального рынка труда, множественность локальных очагов безработицы, а в последнее время и возрождающиеся задержки зарплаты за уже выполненную работу привели сферу доходов в неустойчивое состояние. При этом значительная часть населения продолжает оставаться вытесненной за линию бедности и даже за порог нищеты.

Так, по данным ГУ-ВШЭ, опубликованным на сайте этого университета, в ряде регионов, в том числе в Алтайском крае, значительное распространение получил феномен «новых бедных» - семей с ребенком или двумя, с работающими преимущественно в бюджетной сфере на неадминистративных должностях супругами, совокупный душевой доход которых колеблется около прожиточного минимума. Низкие заработные платы в бюджетной сфере многих регионов являются явным тормозом зарплат в небюджетных областях экономики.

Социокультурный потенциал различных групп общества, на первый взгляд, не претерпел существенных изменений. Доля лиц с высшим образованием даже немного выросла за двадцать лет. Однако ряд моментов государственной образовательной политики настораживает:

Введение системы ЕГЭ. «Натаскивание» ученика на готовые ответы формирует «мозаичную» личность, удивительно удобную как потребитель, но неспособную к творческому труду по созданию нового;

«Элитизация» образования. Как школы, так и высшие учебные заведения ранжируются всяческими рейтингами престижа, как формальными (обычная школа – лицей – гимназия;

университет – академия – институт), так и неформальными. Это способствует «замыканию» отдельных категорий населения в самовоспроизводящиеся касты.

Крен в сторону гуманитаризации образования. Количество выпускников – экономистов и юристов выросло, по сравнению с советским временем, в разы, при уменьшающемся числе выпускников технических специальностей. Это, вкупе с элитизацией образования, приводит к падению престижа инженерного труда, труда среднего технического персонала.

Современные представления о факторах, критериях и закономерностях стратификации российского общества позволяют выделить слои и группы, предположительно различающиеся как социальным статусом, так и местом в социально-трансформационном процессе. Современное российское общество состоит из четырех социальных слоев: верхнего, среднего, базового и десоциализированного "социального дна". Под верхним слоем понимается прежде всего реально правящий слой, выступающий в роли основного субъекта управления обществом. К нему относятся элитные и субэлитные группы, занимающие наиболее важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Разные формирующие этот слой группы элит и субэлит нередко имеют разные интересы и преследуют разные цели. Но всех их объединяют факт нахождения у власти и возможность оказывать прямое влияние на трансформационный процесс, особенно на те его стороны, которые инициируются реформами "сверху".

Второй слой назван средним, во-первых, с учетом его положения на социальной шкале и, во-вторых, потому что он является зародышем "среднего слоя" в западном понимании этого термина. Правда, большинство его представителей не обладают ни обеспечивающим личную независимость капиталом, ни уровнем профессионализма, отвечающим требованиям постиндустриального общества, ни высоким социальным престижем. К тому же до сих пор этот слой слишком малочислен, чтобы служить гарантом социальной стабильности. Однако полноценный средний слой в России может сформироваться лишь на основе социальных групп, сегодня образующих соответствующий протослой. Это мелкие предприниматели, полупредприниматели, менеджмент средних и небольших предприятий, среднее звено бюрократии, старшие офицеры, наиболее квалифицированные и дееспособные специалисты и рабочие. Роль, выполняемая средним слоем в трансформационном процессе, определяется его высоким (для условий России) профессионально-квалификационным потенциалом, способностью адаптироваться к меняющимся условиям, относительно благоприятным материальным положением.

Базовый социальный слой очень массивен. Он охватывает более двух третей (около 70%) российского общества. Его представители обладают средним профессионально-квалификационным потенциалом и относительно ограниченным трудовым потенциалом. Основные его усилия направляются не на преобразование действительности в соответствии с собственным интересом, а на адаптацию к тем изменениям, которые происходят по инициативе других, часто - на поиск путей выживания. Тем не менее, формы и способы адаптационного поведения этого слоя оказывают большое влияние на ход трансформационных процессов. В одних случаях оно может тормозить их, в других - ускорять, в третьих - изменять социальную направленность институциональных сдвигов по сравнению с тем, что проектировалось "верхними". К базовому слою относится основная часть интеллигенции (специалистов), полуинтеллигенция (помощники специалистов), служащие из технического персонала, работники массовых профессий торговли и сервиса, а также большая часть крестьянства. Хотя социальный статус, менталитет, интересы и поведение этих групп различны, их роль в трансформационном процессе достаточно сходна. Это в первую очередь приспособление к изменяющимся условиям с целью выжить, по возможности сохранить достигнутый статус, поддержать близких, поставить на ноги детей.

Невозможность реализовать эти жизненно важные цели может мобилизовать представителей базового слоя общества на выражение массового социального протеста, включая самые острые формы.

Что касается "социального дна", то главной его характеристикой, на мой взгляд, служит изолированность от институтов большого общества, компенсируемая включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Отсюда замкнутость социальных связей преимущественно рамками самого слоя, десоциализация, утрата навыков легитимной общественной жизни. Представителями "социального дна" являются преступники и полупреступные элементы - воры, бандиты, торговцы наркотиками, содержатели притонов, мелкие и крупные жулики, наемные убийцы, а также опустившиеся люди - алкоголики, наркоманы, проститутки, бродяги, бомжи и т.д. Значительная часть этого слоя прошла через пенитенциарную систему, другим это угрожает. "Социальное дно" достаточно тесно смыкается с нижней частью базового слоя. Разница между ними не во внешних социостатусных характеристиках, а в степени легитимности деятельности и образа жизни, в типе субъективной идентификации, т.е.

рассмотрении себя как членов большого общества или же андеркласса.

Размеры и активность андеркласса серьезно влияют на функционирование и развитие большого общества, в частности на трансформационный процесс.

Главным каналом этого влияния становится преступность. Рыночные реформы, проведенные за счет населения и вызвавшие массовое обнищание людей, вначале привели к значительному расширению нижней части базового слоя, состоящего из "честных бедняков", а затем к ускоренному росту криминогенного "социального дна", активно ассимилирующего люмпенизирующуюся часть бедняков, особенно представителей младшего поколения. Результатом стал вал невидимой, нерегистрируемой преступности, захлестнувшей все слои общества. «Кущевка» стала явным признаком слияния крайних страт российского общества – элиты и андеркласса. Таким образом, андеркласс представляет собой важный элемент российского общества и требует не менее серьезного изучения, нежели остальные слои.

Современная структура российского общества демонстрирует устойчивое слияние власти и капитала, собственности и возможности участия в управлении, престижа и социокультурного потенциала. Одни части общества (элита) обладают широчайшими возможностями, другие (базовый класс) этих возможностей лишены. Положение базового класса таково, что для его воспроизводства хотя бы на уровне поддержания численности жителей страны необходимы масштабные изменения существующей системы;

хотя понятно, что для «бизнеса» выгоднее завести десяток-другой миллионов мигрантов из стран СНГ, благо – они не граждане России, а значит, не только у «бизнеса», но и у властей нет необходимости заботиться о их семьях.

В то же время, у «бизнеса» может просто не остаться времени, чтобы воспользоваться преимуществами дешевого труда мигрантов, так как около 70% населения России фактом своего социального положения могут быть принуждены к массовому протесту. А русский бунт, он, как известно, «бессмысленный и беспощадный».

Список литературы:

1. Заславская Т.И. Социальная структура современного российского общества // Гуманитарные и социальные науки, 2007. № 2. Лапин Н.И. Проблема социокультурной трансформации // Вопросы философии, 2000. № 3.

3. Разлогов К.Э. Глобальная и/или массовая? // Общественные науки и современность, 2003. № 2.

4. Шкаратан О.И. Социально-экономическое неравенство и его воспроизводство в современной России. – М.:2009.

Внешнеполитический имидж России Научный руководитель – старший преподаватель В.В. Дядюшенко Рейзенбук Т.Э., КШИ- Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова Россия как централизованное государство занимает огромное географическое пространство. Ее территория является местом расселения людей, относящихся ко всем типам цивилизаций и национальностей. Развитие российского государства не представляется возможным без формирования разветвленной системы взаимодействия страны с зарубежными государствами и их народами. В этой связи понятие "имиджа государства", во многом определяющее первичные реакции, поведенческие установки различных факторов мирового сообщества на Россию, становится одним из предельно важных элементов как анализа места и роли России в мире, так и определения направлений, механизмов, методов и способов политического развития.

Опираясь на традиции научного рассмотрения имиджа вообще, предлагается следующее, исходное определение внешнеполитического имиджа:

это, по нашему мнению, сложный конгломерат объективных и субъективных результатов каких-либо действий, содержание которого определяется, с одной стороны, определенным комплексом "стартовых" условий деятельности определенной страны;

с другой – не менее определенными исходными, аттитюдными установками реципиентов этой деятельности.

На наш взгляд, характеристики образа страны складываются, во-первых, их относительно стабильных для каждой исторической эпохи факторов, и факторов мобильных, подверженных значительным текущим колебаниям;

во вторых, факторов, являющихся свойствами страны-имидженосителя и факторов, являющихся свойствами различных реципиентов имиджа, имиджеполучателей. Таким образом, получаем четыре группы факторов:

I) Условно-статичные факторы формирования имиджа страны, как свойства имидженосителя:

а) Природный и ресурсный потенциал.

б) Национальное и культурное наследие общества.

в) Нерегулируемые (постоянные) геополитические факторы (географическое положение, площадь занимаемой территории, протяженность границ государства, выход к морям и т.д.).

г) Исторически свершившиеся события, повлиявшие на развитие государственности (завоевания, великие научные и географические открытия и др.), а также вклад выдающихся представителей общества, облик которых вплетен в историю развития страны.

д) Базовая форма государственного устройства и структура управления.

Условно-динамичные факторы формирования имиджа страны, как II) свойства имидженосителя:

а) Социально-психологические настроения в обществе.

б) Формы общественно-политической интеграции, структура, характер и принципы деятельности общественно-политических объединений.

в) Морально-нравственные аспекты развития российского общества.

г) Устойчивость экономики, оцениваемая комплексом показателей динамики ВВП, уровня доходов на душу населения, объем привлекаемых инвестиций, финансовая обеспеченность бюджетов всех уровней, гарантий прав и свобод хозяйствующих на внутреннем рынке субъектов реального сектора экономики и др.


д) Правовое пространство и соответствие правовых норм стандартам международного права.

е) Функции, полномочия и механизмы государственного регулирования различных областей и сфер деятельности в российском государстве (эффективность властной конструкции).

III – IV) Условно-статичные (III) и условно-динамичные (IV) факторы формирования имиджа, как свойства имиджеполучателей, в целом строятся на тех же основаниях, что и факторы имиджа, как свойства имидженосителя.

4. Однако, помимо этого деления, факторы имиджа, как свойства имиджеполучателей требуется разделить, исходя из оценки субъективной природы имиджеполучателя. По нашему мнению, необходимо выделить в качестве имиджеполучателей следующие факторы:

а) Имидж страны складывается из представлений о стране, существующих и у народов других стран, и у их властвующей элиты (правительства).

б) Имидж страны различен в глазах представителей различных стран – развитых и развивающихся, с различной идеологической и религиозной культурой. По этому принципу можно выделить католический, протестантский (англоязычный) и синтоистский Запад, католический, мусульманский и конфуцианский развивающийся мир, наконец, ряд "стран-изгоев" политической мировой системы (Иран, Куба, КНДР, Ливия). При этом необходимо учитывать, что на данное деление накладывается первое, создавая сложную картину имиджа.

в) имидж страны в глазах международных организаций, что, на наш взгляд, является одним из существенных моментов, так как, во-первых, это официально-формальные структуры, специально созданные для выражения результирующей политических элит всего мира (ООН);

во-вторых – это международные организации, созданные как инструмент внешней политики отдельных государств (НАТО), либо инструмент противостояния им (ЕвразЭС, Шанхайская пятерка), в-третьих – международные неправительственные организации, во многом выступающие голосом наиболее продвинутой части гражданского общества отдельных стран и их агломератов, а так же, зачастую, и отдельных экономических структур.

г) имидж страны в представлении мирового экономического сообщества, часть которого представлена крупнейшими компаниями и отдельными игроками финансового рынка (ТНК;

Дж. Сорос и т.д.), а часть – структурами, существующими под патронажем тех или иных международных организаций (МВФ, МБРР, ЕБРР и т.д.). Значение данных представлений чрезвычайно высоко, так как именно в экономической сфере сложились наиболее развитые традиции стратегического и среднесрочного прогноза, позволяющие косвенно оценить будущие трансформации имиджа страны.

Непредвзятый анализ показывает, что по многим пунктам внешнеполитический имидж России далек от положительного, существующих условно-статичных базовых условий для формирования яркого позитивного образа России, как показывает объективная действительность, явно недостаточно. Это предвещает сложную внешнеполитическую судьбу России по большинству направлений. По нашему мнению, даже резкое улучшение условно-динамических факторов не сможет значительно изменить негативный имидж России у значительной части внешнеполитических факторов.

Список литературы:

1. Ахиезер А. Клямкин И. Яковенко И. История России: конец или новое начало? – М.:Новое издание, 2005. – 705 с.

2. Бжезинский З. Великая шахматная доска. – М.: ОСМОС-пресс, 2004. – 345с.

3. Ботавина Р.Н. Этика деловых отношений. – М.: Финансы и статистика, 2003, - 206 с.

4. Галумов Э.А. РR в международных отношениях. // Информация.

Дипломатия. Психология. – М.: 2002. – с. 171 – 183.

5. Китай-батюшка женится на России-матушке?// Аргументы и время, № 3, май, 2006.

6. Красовский Ю.А. Архитектоника организационного поведения. – М.:

ЮНИТИ, 2003. – 334 с.

7. Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. – М.: Инфо-пресс, 2004. – 322 с.

8. Пионтковский А.А. Импотенты в осажденной крепости. // Власть и общество в современной России. – Новосибирск, 2005. – с. 105 – 107.

9. Сухарев М.В. Движение цивилизаций: Россия и Запад. – М.:Полис, 2005.

– № 1. – с. 72 – 93.

Урнов М.Ю. Россия в XXI веке: вызовы и возможные ответы // 10.

Власть и общество в России: реалии и перспективы развития. – Новосибирск, 2005. – с. 120 – 135.

Математика для кутюрье Научный руководитель – к.ф-м.н., доцент С.В. Морозова Парахневич С. А., КШИ- Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова "Pусский математик Чебышев объявил в Париже о том, что прочтет лекцию о математических основах кройки одежды. На эту лекцию сбежались все парижские кутюрье, думая, что это поможет им сэкономить материал. А Чебышев начал лекцию так: "Для простоты представим, что человек имеет форму шара..."

На самом деле это не анекдот, а быль. Пафнутий Львович действительно читал в Париже такую лекцию, а в 1878 году даже опубликовал работу «О кройке одежды».

Пафнутий Львович Чебышев (1821-1894) общепризнанный основоположник русской школы по теории механизмов. Новатор в области математики и механики, он написал много трудов, относящихся к самым важным и сложным разделам этих научных дисциплин. Он разрешил множество задач и вопросов, поставленных задолго до его труда и оказавшихся непосильными для его предшественников в мировой науке. Он продвинулся так далеко вперед, что результаты некоторых его исследований все еще не освоены и ожидают своих продолжателей. Он вывел из тупика теорию вероятностей, далеко опередив вместе со своими учениками западноевропейских ученых.

Мировая наука знает, что Чебышев - автор теории наилучшего приближения функций и многих других важнейших завоеваний человеческой мысли.

Великий математик П. Л. Чебышев стоял во всех своих изысканиях на незыблемой основе сочетания теории и практики, что запечатлено и в самом содержании и в происхождении его работ. Он отлично знал производство своего времени, изучал заводы и фабрики у себя на родине и за рубежом, разрабатывал вопросы практического приложения математики и теоретической механики.

Патриот, стремившийся содействовать наиболее широкому введению машин в России, он изучал конструкции водяных, ветряных, паровых двигателей и всевозможных рабочих машин, именно на основе этого практического изучения выполнив свои, делающие эпоху, исследования.

В числе многих других работ ему принадлежит замечательное исследование «О кройке одежды», доложенное в Париже в 1878 г. В этом исследовании он приложил для практического дела свою оригинальную теорию функций, наименее уклоняющихся от нуля. Основанный на свойственном Чебышеву умении рассматривать в неразрывной связи математическую и физическую стороны вопроса этот труд сохраняет значение для различных работ — от кройки и шитья одежды, обуви, воздушных шаров, парашютов, стратостатов до обтяжки крыльев самолетов, производства судовых корпусов и многого иного.

В этой основной геометрической работе Чебышева, к которой он сам относился не совсем серьезно, дан набросок оригинального решения интересных задач теории поверхности. Много помогая энтузиастам воздухоплавания (конструктору Можайскому А.М. и др.), Чебышев задался вопросом: по каким кривым следует выкроить части тонкой материи, чтобы сшить из них футляр, плотно прилегающий к телу какой-нибудь формы, например, к мячу (речь могла идти о воздушном шаре). Занимаясь подобными вопросами, ученый продвигался в совершенно неизвестной области. На этом пути у него не было предшественников. Чебышев использовал свои знаменитые «чебышевские сети».

Основной задачей расчета разверток деталей одежды является определение их рациональной формы, обеспечивающей одевание данной поверхности плоским материалом наиболее простым способом при минимальной площади разверток и наименьшем количестве швов. В основе теории расчета разверток лежит решение геометрической задачи об одевании плоской тканью кривых поверхностей. Вследствие того, что ткань является сетчатым материалом, она образует на кривой поверхности криволинейную сеть, в которой противоположные стороны каждого четырехугольника (ячейки из нитей) равны между собой. В одежде, изготовленной из клетчатой ткани с некрупной клеткой, легко заметить, что прямоугольные клетки изменяются на кривых участках поверхности тела в параллелограммы, но длина сторон не подвергается заметному изменению.

Рис. 2.1. Схема оболочки из ткани на поверхности сферы и ее координация для расчета разверток-оболочек по П.Л. Чебышеву.

Экспериментальная проверка оболочек из разных тканей (канвы, бортовой парусины, шерстяных костюмных тканей) свидетельствует о возможности изготовления по разверткам Чебышева плотно облегающей оболочки из ткани для поверхности шара, состоящей из двух частей.

По результатам своей работы П.Л. Чебышев сделал такие выводы:

Два куска указанной формы, будучи скроены и сшиты, сообразно с тем, что мы описали, дали результат, не оставляющий желать лучшего, как вы сами можете судить. Это доказывает, насколько вышеизложенное соображение согласуется с практикой.

Необходимо заметить, что во времена Чебышева форма одежды не определялась поверхностью тела. Сама поверхность тела деформировалась корсетом. То есть поверхность тела была задана корсетом, а ткань туго натягивалась с помощью шнуровки на корсет или на кринолин. При этом очевидно, что форма или поверхность тела человека, деформированного корсетом, была жестко задана. К тому же мода не оказывала на одежду столь скоротечного влияния.

рис. 2.2. Схема расчета разверток оболочек по П.Л. Чебышеву.

Основываясь на теории чебышевских оболочек, А.В. Савостицкий пришел к интересному выводу: использовать сетчатый материал и его способность изменять сетевой угол для построения разверток заданных поверхностей.

Таким образом, решается обратная задача: вначале на участке заданной поверхности из ткани небольшой плотности образуют оболочку, соблюдая все условия перехода ткани в состояние оболочки, а затем, снимая оболочку с поверхности и укладывая ткань на плоскости, получают развертку этой оболочки. Этот метод получил название метода вспомогательной сетки канвы.


Метод вспомогательной сетки-канвы является практическим переложением работы П.Л. Чебышева О кройке одежды. На жестком макете из ткани можно образовать сеть, которая приближается к чебышевской сети поверхности. Такая сеть состоит из элементарных ячеек, образованных нитями ткани, а сама ткань находится в состоянии оболочки этой поверхности. На оболочке можно отметить контурные линии, измерить сетевые углы в элементарных ячейках, нанести и измерить геодезические линии. Снимая такую оболочку с поверхности и размещая ее на плоскости в ортогональных осях с восстановлением сетевых углов 900, можно получить ее развертку.

Рис. 2.5. Геодезические координаты S, U, на поверхности макета женского изделия Метод вспомогательной сетки-канвы имеет целый ряд преимуществ по сравнению с приближенными методами конструирования. Прежде всего этот метод отличается обоснованностью исходных данных. При нем проектирование разверток основано на использовании заданной формы изделия. Форма проектируемого изделия разрабатывается в натуральную величину в виде жесткого макета, она может быть детально изучена, а также оценена с точки зрения соответствия с эстетическим, техническим, экономическим, эксплуатационным, эргономическим и другими требованиями.

Наличие заданной формы проектируемого изделия позволяет выбрать оптимальный вариант получения разверток отдельных деталей и изделия в целом. Это прежде всего выбор оптимального членения поверхности изделия на узлы и детали с учетом эстетических, функциональных, экономических и других требований. Для каждой детали можно выбрать оптимальные условия развертывания, то есть оптимальное положение исходных линий развертывания – осей координат, которое бы обеспечило получение необходимой и устойчивой в эксплуатации пространственной формы детали с учетом свойств конкретного материала при минимальном перекосе нитей или элементов структуры материала, с минимально возможной площадью развертки, с минимальными технологическими деформациями по срезам разверток и т.д.

Особенно большие преимущества метод вспомогательной сетки-канвы дает при проектировании одежды из трикотажа. Развертки, полученные этим методом, отличаются экономичностью, т.к. имеют минимальное количество швов, рациональную конфигурацию, оптимальную деформацию по срезам.

Изделия, изготовленные по таким разверткам, характеризуются высокой формоустойчивостью, заданной степенью устойчивости к истирающим нагрузкам и т.д.

Однако наиболее сложным на современном этапе является процесс разработки макетов внешней формы изделий. Использование методов различных съемок (стереофотограмметрической, симультанной и др.) позволит накопить материал по внешней форме одежды и использовать его при разработке макетов. Применительно к трикотажу эта проблема упрощается, т.к.

трикотажные изделия не отличаются большим разнообразием форм, а свойства полотна позволяют проектировать и получать форму более простыми средствами.

На сегодняшний день не завершены исследования, связанные с сетями Чебышва, и время от времени реферативный. Представьте себе поверхность с накинутой на нее сетью, напоминающей рыболовную и состоящей из конечного числа ячеек, противоположные стороны которых имеют равные длины. Узнаете сеть Чебышва?

Список литературы:

1. Чебышев П. Л. О кройке одежды // Успехи мат. наук. — 1946. — Т. 1, № 2. —. С. 38- 2. Степанов С.Е. О кройке одежды по Чебышеву или введение в дифференциальную геометрию. – Энциклопедия: Современное естествознание, Т.3. – М.: Наука, 1999-2000. – С. 61-65.

3. Проектирование одежды в чебышевских сетях (конспект лекций).

Авторы: Болдовкина О.С., Матвеева Л.В., редактор: Ильин А.А.

http://abc.vvsu.ru/Books/l_chebysh/page0002.asp 4. Математика для Кутюрье www.information.ru/sab/item/1020/catid/xml rss2.php 5. Чебышевские жемчужины http://chebishev.narod.ru/file/Perls.pdf Проблемы развития легкой и текстильной промышленности за последние 20 лет Научный руководитель – к.ф-м.н., доцент С.В. Морозова Машинская Н. К., гр. КШИ-91, Купцова М. А., гр. КШИ- Институт текстильной и легкой промышленности ГОУ ВПО АлтГТУ им. И. И.

Ползунова Легкая промышленность Российской Федерации - это важнейший многопрофильный и инновационно привлекательный сектор экономики, обеспечивающий сохранение страной статуса независимой и суверенной индустриальной державы, укрепление ее обороноспособности, экономической, социальной и интеллектуальной безопасности. Она способствует повышению жизнедеятельности населения, восстановлению и поддержанию здоровья людей, улучшению экологии окружающей среды, решению проблем социально-экономического развития регионов и России в целом.

Рассмотрим и сравним проблемы отрасли за последние 2 десятилетия.

Изменилась ли легкая промышленность в наше время, или вс осталось по прежнему.

Легкая промышленность России всегда была одной из самых нелегких, как правило, развиваясь "по остаточному принципу". В 90-е годы отрасль и вовсе осталась без внимания федеральных властей. Спад производства в российской легкой промышленности в 90-е годы происходил гораздо быстрее, чем существенно опережал падение производства во всех других отраслях промышленности. Во времена начала переходного периода Е.Т. Гайдар вообще заявлял, что своя легкая промышленность России не нужна, а предметы ширпотреба купим за рубежом в обмен на нефть и газ. Поэтому неудивительно, что доля продукции легкой промышленности в ВВП страны неуклонно уменьшалась: 1980 г. – около 25%, 1990 г. – 10%.

Отечественное производство тканей предопределяет состояние и перспективы развития, в частности, швейной промышленности. От него зависят, но и активно воздействует как на формирование стиля и ассортимента одежды, так и на динамику объемов выпуска продукции швейников. Чем устойчивее работает текстильная промышленность и чем выше общие показатели ее производства, тем больше шансов у российских швейников и других подотраслей легкой промышленности противостоять росту импорта, тем выше занятость, шире налогооблагаемая база, больше ресурсов в бюджетной системе лучше обеспеченность бюджетной системы и выше уровень жизни населения. К сожалению, с начала 90-х годов государственная экономическая политика высокомерно отвернулась от этих прописных истин.

В стране резко сократилось производство текстиля, а легкая промышленность более чем другие отрасли промышленности снизила объемы производства. В частности, выпуск тканей уменьшился почти в 5 раз. Сегодня продукция легкой промышленности составляет в России около 1,5 процента общего объема промышленного производства. В 90-м году она достигала процентов. Во многом подоплека столь масштабного спада в деятельности отечественного легпрома заключалась в сформировавшемся к началу 90-х годов мнении о неспособности отечественного внутреннего производства товаров народного потребления, в том числе производства текстиля, конкурировать с зарубежным. В конечном счете это мнение вылилось в практические действия правительства реформаторов, которые все проблемы переходного периода предоставили решать самим производителям и рыночным силам.

Падение производства сопровождалось структурным замещением отечественной продукции импортом. Не случайно при катастрофическом сокращении промышленного производства в 90-е годы (более чем в два раза) снижение розничного товарооборота не превысило 15 процентов. Упадок отрасли означал снижение объема налоговых поступлений от ее предприятий, более чем трехкратное уменьшение занятости и т. д. Время высветило всю недальновидность заявленной в начале реформ позиции, что вся продукция отечественной легкой промышленности, в том числе текстильной, по определению является невостребованной и неконкурентоспособной в сравнении с зарубежной.

Рыночные реформы должны были открыть перед отечественными предпринимателями самые широкие перспективы. Однако переход к рынку пошел по сценарию, который не оставил им шанса производить и продавать свою продукцию в условиях свободной конкуренции. Более того, в одночасье подавляющее их большинство из них лишилось элементарной возможности сохранить производство. Практически вся производительная деятельность в стране была превращена в мало эффективную и даже убыточную, а обвальная либерализация внешней торговли повлекла за собой масштабный вывоз капитала и наносящий прямой ущерб национальным интересам рост импорта.

При этом проблема конкурентоспособности российской продукции по качеству на внутреннем рынке была моментально снята массированным ввозом дешевых и низкокачественных изделий, финансовой поддержкой импортерами торговых организаций через отсрочки платежей, предоставление торговых скидок, через стратегический ценовой демпинг и т. д.

Таким образом, крах легкой промышленности в России имел во многом рукотворный характер. Последующее развитие событий подтвердило и жизнеспособность внутреннего производства товаров народного потребления и его способность к развитию.

1997 год ознаменовался началом роста денежных доходов у малообеспеченных групп населения. Реакция, в частности, текстильной и швейной промышленности была моментальной – рост производства за 1997 год составил 2 процента. Слухи о состоявшейся смерти текстильной отрасли, оказались преувеличенными. Причем оживление производства в ней стало происходить в первую очередь в самом дешевом секторе тканей – хлопчатобумажных.

То, что увеличение платежеспособности внутреннего рынка – ключ к подъему текстильной промышленности, подтверждается и динамикой спада производства тканей по их видам – в наибольшей степени в ходе реформ пострадал выпуск дорогих шерстяных тканей. Отсюда вывод: спад производства в текстильной промышленности, как и в легкой в целом, может быть естественным образом преодолен в результате роста платежеспособного спроса населения и увеличения емкости внутреннего рынка.

Развитие событий после кризиса 1998 года, восстановление текстильной промышленности пошло более динамично. Рост производства тканей возобновился.

Начавшееся с 1999 года восстановление экономики в целом привело к росту денежных доходов в средне- и малообеспеченных группах населения, и это также способствовало оживлению производства товаров народного потребления через увеличение емкости внутреннего рынка. С 2000 года товарооборот непродовольственной продукции стал расти. В 2001 году он увеличился по отношению к 2000-му на 384 млрд. рублей – почти на процентов. В результате объем продаж только швейных изделий вырос на млрд. рублей. Выпуск же тканей за 1999-2001 годы увеличился на процентов. Однако со второй половины 2000 года ситуация вновь изменилась к худшему. В 2001 году импорт готовых тканей увеличился в 4 раза, импорт верхних швейных изделий – в 3,2 раза. Однако на этом беды российских производителей не закончились. В 2002 году кратный рост импорта продолжился. В первом полугодии поставки в Россию верхней одежды из тонкосуконной ткани увеличились в 2,5 раза.

Как показало время, пренебрежение интересами отечественных производителей не прошло даром для российского государства. В частности, легкая промышленность, которая всегда и во всех странах служит одним из важнейших источников финансирования бюджетной системы, в России заметно утратила эти свои позиции.

В 1999 году прирост промышленного производства составил процентов, а легкой промышленности – 112,3 процента. В 2000 году – 111,9 и 120,9, а в 2001 году -104,9 и 105 процентов, соответственно. В 2002 году ситуация даже ухудшилась. Прирост продукции промышленности по итогам месяцев составил 104 процента, а в легкой – едва превысил нулевую отметку.

Более того, по некоторым подотраслям легкой промышленности наметился существенный спад производства. За 9 месяцев 2002 года производство швейных изделий сократилось на 100 с лишним процентов.

Но, что удивительно, в этот же период рост цен на качественные импортные изделия существенно опережает темпы инфляции! С одной стороны этот факт свидетельствует об увеличении росте спроса за счет положительной динамики увеличения денежных доходов у определенной части населения. С другой, он сигнализирует о том, что отсутствие внутреннего производства востребованных товаров порождает неудовлетворенный спрос, на котором зарабатывают только импортеры. В конечном же счете недостаток товарной массы на внутреннем рынке объективно ведет к раскручиванию инфляции и снижению уровня жизни населения.

Именно насыщенность рынка товарами и незначительные поступления в бюджет определяют отношение госчиновников к легкой промышленности. Как сказал директор Ассоциации текстильных предприятий г. Иваново Е.В. Осипов, "… самая главная проблема (развития текстильной промышленности - авт.) до сих пор состоит в том, что государство относится к текстильной промышленности как чему-то несущественному, а иногда и раздражающему" (журнал "Директор" № 5 2001 г. стр.17). Это в полной мере относится ко всей легкой промышленности.

В 2001 г., темпы роста российского экспорта существенно замедлились, тогда как объем импорта увеличивался более высокими, чем раньше, темпами Следует отметить, что в 2000 и 2001 гг. импорт товаров легкой промышленности увеличивался наиболее высокими темпами. За 8 мес. 2001 г.

импорт одежды вырос на 72,3%, обуви - на 94,5%.

Можно понять необходимость закупки за рубежом технологического оборудования и новых технологий для модернизации производственной базы, если это оборудование не выпускается или технологии не могут быть быстро освоены в России. Но зачем же гнать нефть и газ за рубеж, чтобы потом тратить значительную часть выручки на закупку во все возрастающих объемах продукции, которую можно производить на отечественных предприятиях и для расширения производства и повышения качества которой не требуются значительные средства и время.

Отечественная отрасль в состоянии в короткие сроки расширить выпуск и произвести до 50-60% всех продаваемых товаров легкой промышленности массового спроса. Но в 2009г. по всем основным группам изделий легкой промышленности продажа ежеквартально уменьшалась и процент падение по итогам года больше чем был в I кв. В I кв. 2010г. падение продажи к 2008г.

уменьшилась по сравнению с падением в I кв.2009г., а во II кв. она еще снизилась. В I полугодии 2010г. продажа одежды, обуви и других изделий легкой промышленности уменьшилась по сравнению с I полугодием 2009г. по всем группам изделий, кроме чулочно-носочных изделий, тогда как розничный оборот непродовольственных товаров за это время вырос на 3,4%.

Еще больше падение продажи по сравнению с докризисным I полугодием 2008г. Продажа тканей уменьшилась на 11,1%, верхней одежды на 5%, нательного белья на 8,6%, чулочно-носочных изделий на 15,5%, обуви на 9,6%.

Выпуск чулочно-носочных изделий по сравнению с I полугодием 2008г уменьшился на 4,5% при падении продажи на 15,5%, а производство обуви выросло на 4% при уменьшении продажи на 9,6%, выпуск же швейных и меховых изделий сократился больше, чем их продажа - на 12,4% при уменьшении продажи на 5%.

В 2010 году производство постепенно стало оживать.

За I полугодие 2010г. промышленное производство выросло на 10,2%, а в III кв. на 6,4% и за 9 мес. рост составил 8,9%.

Текстильное, швейное и меховое производство отстает еще на много от уровня 2008г. (на 10,2%), но значительно меньше, чем в I полугодии 2009г., когда падение выпуска от уровня 2008г. составляло 21,5% и чем за 9 мес.

2009г., когда падение было на 20,1%.

Значительно лучше положение в производстве кожи, обуви и изделий из кожи. Производство на нем за полугодие выросло (к 2009г.) на 22,8% (4-ый результат из обрабатывающих производств), что позволило превзойти на 12,8% уровень производства 2008г. и на 21% уровень 2007г. В III кв. выпуск, как и в предыдущие годы, уменьшился по сравнению с предыдущим кварталом (на 8,5%) и темп роста производства к 2009г. снизился до 11,4%, тем не менее, превышение уровня 2007г. сохранилось.

Динамика текстильного, швейного и мехового производства (дек. 2007=100) проценты 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 2008 2009 Динамика производства кожи, обуви и изделий из кожи (2007=100) проценты 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 2008 2009 В текстильном, швейном и меховом производстве более высокими темпами в 2010г. рос выпуск тканей и текстильных изделий. В I квартале он к соответствующему периоду 2009г. составил 23,7% и за полугодие 21%. В III кв. рост замедлился и за 9 мес. 2010г. он к 2009г. снизился до 17,2%, но остался значительно выше среднего по производству (12,4%).

Оборот продукции легкой промышленности, включающий товары собственного производства по основной деятельности и покупные товары, в I полугодии 2010г. в текущих ценах составил 112,4 млрд. руб., на 14,1% больше, чем год назад. По производствам соответственно 89,7млрд. руб. (рост на 14. %) и 19,2 млрд. руб. (рост на 13,0%).

Факторы, влияющие на динамику производства:

Снижение спроса населения на товары легкой промышленности.

В 2009г. по всем основным группам изделий легкой промышленности продажа ежеквартально уменьшалась и процент падения по итогам года больше чем был в I кв. В I кв. 2010г. падение продажи к 2008г. уменьшилась по сравнению с падением в I кв.2009г., а во II кв. она еще снизилась. В I полугодии 2010г. продажа одежды, обуви и других изделий легкой промышленности уменьшилась по сравнению с I полугодием 2009г. по всем группам изделий, кроме чулочно-носочных изделий, тогда как розничный оборот непродовольственных товаров за это время вырос на 3,4%. Еще больше падение продажи по сравнению с докризисным I полугодием 2008г. Продажа тканей уменьшилась на 11,1%, верхней одежды на 5%, нательного белья на 8,6%, чулочно-носочных изделий на 15,5%, обуви на 9,6%.

Выпуск чулочно-носочных изделий по сравнению с I полугодием 2008г уменьшился на 4,5% при падении продажи на 15,5%, а производство обуви выросло на 4% при уменьшении продажи на 9,6%, выпуск же швейных и меховых изделий сократился больше, чем их продажа - на 12,4% при уменьшении продажи на 5%.

Рост импорта Легальный импорт, росший высокими темами до 2008г., в 2009г. снизился по одежде из тканей на 15%, по обуви на треть.

В I кв. 2010г. импорт одежды из тканей еще продолжал уменьшиться. Он снизился на 3,3% (за счет падения в первые два месяца квартала), но, начиная с марта, он стал быстро расти и за II квартал увеличился по сравнению со II кв.

2009г. на 70%. В III кв. импорт резко возрос.

ДИНАМИКА ИМПОРТА ОДЕЖ ДЫ ИЗ ТКАНЕЙ ИЗ СТРАН ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖ ЬЯ млн. долл 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 2008 2009 Импорт обуви так же увеличивается по нарастающей. В I кв. он еще снизился (на 0,5%), но за полугодие вырос на 22%. В октябре, как и по одежде, импорт обуви сократился. Из стран дальнего зарубежья в долларах он упал на 32%. Но уровень октября 2009г. он превышает на 58,3%.

Малые предприятия в легкой промышленности Значительную долю в производстве изделий легкой промышленности занимают малые предприятия. Их оборот составляет более четверти всего оборота легкой промышленности. В обрабатывающих производствах в среднем доля оборота малых предприятий менее 7%. В легкой промышленности в июне 2010г. было 3,5 тыс. малых предприятий или почти 10% всех малых предприятий, работающих в обрабатывающих производствах. Количество малых предприятий и численность работников на них в кризис сокращалось как в легкой промышленности, так и в обрабатывающих производствах в целом. В легкой промышленности наиболее развит малый бизнес в текстильном, швейном и меховом производстве. Здесь не только наибольшее количество малых предприятий и работников на них, но и больше доля оборота малых предприятий в общем обороте.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.