авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«А К А Д Е М И Я HAУK С С С Р И.И.МЕЧНИКОВ ЭТЮДЫ О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК С С С Р МОСКВА • 1961 ...»

-- [ Страница 9 ] --

Выяснив причины бесплодия, кое-где стали производить, правда, с большими техническими трудностями, искусственное опыление путем перенесения пыльцы с тычинок на рыльца пес тиков. Результаты были успешны. В 1841 г. молодой негр — не вольник Э. Альбус, — сообщает Мечников, — открыл на островах Согласия удобный практический способ, обеспечивающий опы ление. Это открытие способствовало распространению во мно гих странах культуры ванильника.

На первый взгляд может показаться, что приведенный при мер имеет мало отношения к биологическим дисгармониям че ловека. Однако проницательность и глубина биологического анализа Мечникова убедительно доказывает принципиальное единство возникновения гармоний и дисгармоний во всех звень ях органического мира, обусловленных сложными взаимодейст виями организма и среды в одних случаях и их нарушениями — в других.

Яркими мазками рисует Мечников гармонии и дисгармонии животного мира.

Кому не случалось видеть летом, какое множество насеко мых, привлекаемых светом, летит на лампы и свечи? Между ними встречаются жуки, фриганы, поденки и всего чаще малень кие ночные бабочки. Покружившись несколько раз вокруг пла мени, они обжигают крылья и гибнут в большом количестве.

Инстинкт этот так постоянен и так развит у многих из этих насекомых, что им пользуются для их уничтожения.

Для истребления ночного мотылька (Botys sticticalis), гусеница которого уничтожает злаки и свеклу, рекомендуют, как отмечает Мечников, зажигать на полях костры. Привле ченные светом, бабочки падают в них и во множестве гибнут.

Когда поденки (эфемеры), вылупившись, массами выходят из воды, рыболовы зажигают солому на своих лодках, и эти на секомые, прилетая на огонь, обжигают себе крылья. Тела их падают в воду и привлекают рыбу, служа ей лакомой пищей.

Чем же вызвана эта роковая дисгармония, приводящая не к самосохранению, а к массовой гибели ночных бабочек?

Учитывая, что среди слетающихся на огонь бабочек боль шинство самцов, Мечников предположил, что свет вызывает у самцов половое возбуждение.

Бесспорно, во всяком случае, что свет, как могущественный раздражитель, вызывает у некоторых насекомых в контрастных оптических условиях явление положительного притяжения — фототаксис. В обычных условиях, т.е. когда источником света является не огонь фототаксис, — полезное приспособление, вы работавшееся исторически. Деятельность в зоне света создает благоприятные условия для осуществления основных инстинк тов жизни и не является по существу дисгармонией.

Однако уровень нервной системы этих (животных не обеспе чивает возможность дифференцировать источник света — сол нечный свет, огонь и т.д. — и регулировать соответственно свое поведение. Поэтому на огонь они реагируют так же, как на без опасный источник света.

Мечников не ставит перед собой задачи анализировать исто рические причины дисгармоний, поскольку тогда не было для этого достаточно научных фактов.

Для нас, — говорит Мечников, — всего важнее то, что в при роде так часто встречается дисгармония между инстинктом, вле кущим насекомое к огню, и наступающим от его удовлетворения гибельным результатом.

В приведенном конкретном случае можно видеть, что явле ния гармонии и дисгармонии в строении и поведении организмов относительны. То, что в одних условиях среды (безопасный све товой источник) вызвало бы гармоническое поведение животно го — прилет к источнику света, — в других (огонь) такое же по ведение обрекает их на гибель.

По характеру задачи, которую поставил перед собой ученый в «Этюдах о природе человека», он сосредоточивает внима ние преимущественно на д и с г а р м о н и я х, как явлениях, широко распространенных во всем животном и растительном мире.

Разумеется, как великий дарвинист, Мечников неоднократ но подчеркивает и иллюстрирует примерами, наряду с дисгар монией, и гармоническое в строении и поведении животных и растений. У бабочек, пчел и у множества других насекомых, — пишет Мечников, — ротовые органы поразительно приспособле ны к проникновению внутрь цветка и добыванию в нем цветоч ного сока и пыльцы. Да и только ли ротовые органы?

Глубокая историческая сущность естественного отбора и при способительной эволюции как раз в том и заключается, что приспособленность в организации и поведении живых существ к условиям обитания, которую Мечников определяет как гар монию, является правилом, а неприспособленность — дисгармо ния — исключением, так как критерием существования в приро де, если она вне управления человеком, является выживаемость приспособленных форм.

Раскрывая явления дисгармонии, Мечников делает в связи с этим глубокое замечание: дисгармонии, вызывающие прежде временную смерть животных, не могут ни распространяться, ни удержаться в потомстве. Полезные особенности передаются и сохраняются, в то время как вредные исчезают.

Дисгармоничные признаки могут вызвать полное исчезнове ние вида, но могут также исчезнуть сами, не повлекши за собой уничтожения существ, обладавших ими. В последнем случае вредный признак может превратиться в признак полезный для жизни вида. Разумеется, признаки в целостном организме тес нейшим образом взаимосвязаны, коррелированы.

Таким образом, гениально вскрытый Дарвином беспрерыв ный процесс естественного отбора, так хорошо объясняющий превращение и происхождение видов сохранением полезных признаков и исчезновением вредных, лежит в основе развития органического мира. Этот отбор не является ситом для выбра ковки. Он является творческим, так как происходит в живом, целостном организме, обладающем приспособительной эволю цией к среде обитания.

Это по сути дела одна из важнейших материалистических основ исторического становления относительной целесообраз ности природы.

Итак, — с тонким юмором резюмирует Мечников, — задолго до появления человека на земле были счастливые, хорошо при способленные существа, и несчастные организмы, следовавшие своим дисгармоничным инстинктам, которые вредили им или гу били их. Если бы существа эти могли рассуждать и сообщать нам впечатления, то, очевидно, что хорошо приспособленные, как орхидеи и роющие осы, стали бы на сторону оптимистов. Они объявили бы, что мир устроен наиболее совершенным образом и что для достижения полнейшего счастья и удовлетворения сле дует повиноваться своим естественным инстинктам. Существа же дисгармоничные, дурно приспособленные к жизненным ус ловиям, обнаружили бы явно пессимистические взгляды. Так было бы с божьей коровкой, влекомой голодом и вкусом к меду и безуспешно добивающейся его в цветах, или с насекомыми, направляемыми инстинктом к огню, обжигающими крылья и становящимися неспособными к дальнейшему существованию.

Очевидно, они объявили бы, — с почти сатирической язвитель ностью отмечает Мечников, — что мир устроен отвратительно и что ему лучше вовсе не существовать.

Эта остроумнейшая, почти памфлетная характеристика причин оптимизма и пессимизма в применении к человеку может быть сформулирована общеизвестным выражением «быт опре деляет сознание». Однако для человека — существа обществен ного эта формулировка явно не достаточна, а потому и не верна, так как не столько индивидуальный, сколько «общественный быт определяет сознание».

К какой же категории, — задает вопрос Мечников, — мы должны отнести всего более интересующий нас род человече ский? Приспособлена ли природа человека к жизненным усло виям, или же она дисгармонична?

Чтобы решить эти вопросы, Мечников вновь устремляется к фактам общности организма человека и человекообразных обезьян.

В полном соответствии со своей естественно-исторической концепцией Мечников обращается прежде всего к вопросу о происхождении человека.

Этот вопрос веками занимал людей. Священные для верую щих книги рисуют человека как о с о б о с т о я щ е е т в о р е ние б о ж е с т в а.

Мечников, опираясь на учение Дарвина о естественно-исто рическом происхождении человека, показывает, что самый об щедоступный сравнительно-анатомический анализ строения че репа, мозга, конечностей, зубов, любых других систем организа ции человека и человекообразных обезьян не оставляет камня на камне от этих утверждений.

«Подробное изучение человеческого организма, — пишет Мечников, — окончательно доказало его тесную связь с высши ми, или человекообразными обезьянами».

Даже великий Линней под влиянием неопровержимых фак тов, к которым он всегда относился с уважением, вынужден был, вопреки своим взглядам о сотворении природы божеством, при знать общность в организации человека и животных и поместить ч е л о в е к а среди м л е к о п и т а ю щ и х, в о т р я д е «при матов».

Сопоставление каждой кости, каждой мышцы человека и высших (бесхвостых) обезьян показывает поразительную общ ность в их строении.

Достаточно напомнить обыденный, но полный научного зна чения, факт что у них одинаково и количество зубов, и есть общ ность в форме коронки и соответствие в ее расположении.

Различия в строении зубов, обусловленные своеобразием при способительной эволюции, касаются только второстепенных признаков — относительной величины и числа бугров. У чело векообразных обезьян зубы вообще развиты сильнее, чем у че ловека.

Вместе с тем разница в строении зубов человека и человеко образных обезьян (шимпанзе, оранга, гориллы) меньше, чем различия между зубами человекообразных и низших обезьян, например, павиана. У павианов иная форма верхних коренных зубов, чем у гориллы, длиннее резцы.

Мечников напоминает классические работы выдающегося дарвиниста Томаса Гексли, который впервые показал, что, не смотря на разницу, существующую между зубами высших обезь ян и человека, она менее значительна, чем различия, существую щие между зубами высших и низших обезьян. Эта закономер ность проявляется и в строении скелета, в частности черепа, и в строении мозга...

Различия между человеческим мозгом и мозгом человекооб разных обезьян менее резки, чем различия между строением мозга высших и низших обезьян.

Сравнительный анализ строения мышечного аппарата и вну тренних органов приводит к тем же выводам.

Ученый особо останавливается на соответствии в строении червеобразного отростка — аппендикса у человека и человеко образной обезьяны — шимпанзе.

Все эти факты в настоящее время вошли в учебники антро пологии и сравнительной анатомии как бесспорные. Во времена же написания «Этюдов о природе человека» (почти 60 лет на зад) они в большинстве случаев стыдливо вуалировались мно гими учеными.

Вывод величайшего значения, наносящий смертельный удар религиозным представлениям о божественном происхождении человека, всячески затушевывался, так как противоречил гос подствующим взглядам.

Научное и гражданское мужество Мечникова выразилось и в том, что при решении глубоких проблем науки он никогда не обходил острых углов и срывал маски с невежества, независимо от того, кто ими прикрывался — ученые, философы или пред ставители церкви.

В анализе естественно-исторического происхождения чело века и общности его с животным миром, Мечников, как истин ный исследователь, не довольствовался повторением известных фактов, а дополнял их своими открытиями.

Факты сравнительной анатомии и эмбриологии человека, приведенные в «Этюдах», убедительно доказывают животное происхождение человека. Но великому ученому этого мало.

Слишком важна проблема! И он обогащает науку новыми э к с п е р и м е н т а л ь н ы м и фактами единства происхожде ния, почерпнутыми из новых областей науки. Они добыты им и его сотрудниками при изучении заразных болезней.

Исходя из мысли о тесной связи между человеком и челове кообразными обезьянами, Мечников в сотрудничестве с фран цузским ученым Ру прививает сифилис шимпанзе — наиболее близкому к человеку из всех живущих видов человекообразных обезьян. До их успешного опыта эта болезнь считалась исклю чительно человеческой.

Шимпанзе, как и другого представителя человекообразных обезьян — гиббона, удалось заразить брюшным тифом, давая ему вместе с пищей тифозные культуры. Экспериментальная бо лезнь этих животных во всех отношениях сходна с тифом у че ловека.

Наряду с теоретическим значением этих опытов в свете про блемы единства происхождения человека и животных, они име ли также большое медицинское значение в качестве прототипа экспериментальной животной модели для более всестороннего изучения болезней человека. Мечников пользовался этим мето дом и для изучения других заразных болезней.

В настоящее время этот замечательный метод широко при меняется в экспериментальной медицине и помогает распознанию многих болезней.

Мечников анализирует также интереснейшие доказательст ва родства крови человека и высших обезьян, методы изучения которой во времена Мечникова только создавались, а в настоя щее время достигли высокого развития и помогли вписать в науку много плодотворных страниц.

Развивая проблему общности происхождения, Мечников не изменно опирается на факты, включает в обсуждение чрезвы чайно важную проблему о прогрессивных и регрессивных орга нах человека.

Уже в его время накопился интересный материал относи тельно органов человека с точки зрения их происхождения.

Чрезвычайно интересны данные, характеризующие другую, не менее важную сторону проблемы единства происхождения,— проблему эволюции — возникновения качественных отличий че ловека от высших обезьян.

Мечников останавливается в связи с этим на данных анато ма Видерсгейма, насчитавшего у человека по крайней мере 15 органов, морфологически выражающих значительный шаг вперед по сравнению с человекообразными обезьянами. К ним относится прежде всего развитие нижних конечностей, обуслов ленное прямохождением. В процессе развития прямохождения они оказались хорошо приспособленными к вертикальному по ложению тела и к продолжительной ходьбе.

Коррелятивно развились в ширину таз и крестец. Расшири лось также отверстие малого таза у женщин. Усилился изгиб поясничной части позвоночного столба. Развились мускулы се далищного аппарата и икр. Обособились некоторые мускулы лица, носа, некоторые проводящие пути головного и спинного мозга, затылочная лопасть больших полушарий.

Особое значение имеет усиленное развитие коры больших по лушарий и значительное развитие гортани, в частности, обособ ление ее мускулов, сделавшие возможным членораздельную речь.

Именно здесь, в этих качественных отличиях человека мы об наруживаем становление того нового, что связано уже не только с биологическими, но и социальными закономерностями приро ды человека. По сути дела прямохождение и труд, как показал Энгельс, формировали на новом этапе природу человека.

Значительный интерес представляет и анализ регрессивного развития отдельных органов человека. Это упрощение некото рых мускулов нижней конечности, 11-й и 12-й пары ребер, ре дукция пальцев ноги, слепой кишки др.

Кроме того, Видерсгейм называет свыше 100 остаточных ру диментарных органов, которые не могут более выполнять ника кой роли: копчиковая кость (остаток хвоста), 13-я пара ребер у взрослых людей, ушные мышцы, червеобразный отросток. Крат кая характеристика этих прогрессивных и регрессивных органов подчеркивает специфические, качественные особенности морфо физиологической эволюции. По Линнею, систематическая характеристика человека выразительно определяется так:

«Человек разумный», или «человек современный» (Homo sa piens).

Каков же уровень совершенства человеческого образа?

Мечников отмечает, что, несмотря на свое позднее появление на земле, человек сделал громадный шаг вперед сравнительно со своими антропоморфными предками. Эти черты прогресса чело века он видит прежде всего в искусстве.

В некоторых отношениях человеческое искусство, — пишет он, — превзошло природу. Ни одна из естественных мелодий не сравнима с лучшей музыкой. Даже в пластическом искусстве человек оказался выше природы. Далее следуют достижения в области растениеводства и животноводства. Садоводы и птице воды благодаря строго выполняемому искусственному подбору создали более красивые породы, чем те, которые существовали в диком состоянии.

Только на этом скромном перечне (музыка, пластическое искусство, садоводство и птицеводство) человек, по мнению Мечникова, превзошел природу.

И это все? — удивленно спрашивает читатель. К сожале нию, все!

Всегда столь избыточно щедрый, когда дело касается при роды и научных экспериментов для ее познания, здесь наш ве ликий натуралист неоправданно скуп.

Правда, Мечников приводит еще одну попытку человека превзойти природу в живописи и скульптуре, но сам же убеди тельно отводит ее, когда пишет, что, изыскивая высшую красо ту, чем людская, изображали человеческие существа окрылен ными, как птицы, или снабженными атрибутами других живот ных. Но попытки эти показали только то, что естественный об раз человека не поддается большому усовершенствованию. Ан тичное воззрение на человеческое тело, как на идеал красо ты, — говорит Мечников, — вполне подтверждается. Наоборот, приходится отвергнуть мнение фанатиков некоторых религий, презиравших тело и изображавших его в более или менее про тивоестественном виде. С этим, конечно, нельзя не согласиться.

Скульптура и живопись, взятые, однако, в таком ограничен ном ракурсе, как попытка превзойти облик человека, разумеет ся, не отражают всего того прекрасного, что создало изобрази тельное искусство. Достаточно вспомнить (на выбор) Микельанджело, Бернини, Фа Родена — в скульптуре;

Рафаэля, Тициана, Рубенса, Веласкеса, Рембранда, Гойю, Клода Монэ, Рублева, Иванова, Сурикова, Репина — в живописи. А мир, воплощенный в бессмертных творениях Гомера, Данте, Шекспира, Толстого, Гете, Пушкина и других властителей человеческих чувств? А Парфенон и дру гие неувядающие творения зодчества?

Но все эти вопросы перекрывает главный, ключевой вопрос:

где же то прекрасное, что создал человеческий труд во всех мно гообразных областях человеческой деятельности? Разве труд не поднял человека над природой, не дал возможность пересе кать моря и океаны, защищать себя от холода и зноя, голода и жажды;

разве не он создал города и жилища и «сработанный еще рабами Рима» водопровод, и одежду, и все то, что отли чает человека от животного.

Даже на пороге XX в., когда Мечников писал «Этюды о природе человека», в нетленный фонд человечества вошли бес ценные произведения материальной и духовной культуры, ко торые невозможно перечислить. Они созданы его трудом и ге нием, его наукой, техникой, искусством. Они также «превосхо дят» природу, как симфонии Чайковского и этюды Шопена превосходят пение соловья.

Если позволительно продолжить это сравнение примени тельно к соревнованию скромного старомодного паровоза и резвой лошади, то и здесь превосходство человеческого труда и техники, как не грустно это «некоторым романтикам», оче видно. Мы не говорим уже о величайших современных дости жениях науки и техники, в частности, об освоении космоса.

Достижения самого Мечникова — это тоже часть великого фонда, в котором человек «превзошел» природу благодаря познанию ее закономерностей.

Однако здесь, как и во всех своих высказываниях, Мечни кова интересует не человеческое общество, а биологическая организация отдельного человека вне учета его созидательного труда, его места в обществе. А в природе человека, как с успе хом показывает Мечников, действительно чрезвычайно много несовершенств.

Ученый отмечает, правда, что «род людской обладает ра зумом, т. е. мозговой функцией, заменяющей много других от правлений».

Благодаря разуму «человеку удалось гораздо лучше защи тить себя от внешних влияний, чем его предкам, снабженным войлоком сильно развитой шерсти. Он изобрел одежду, которую может менять сообразно внешней температуре». Но закон упорной наследственности заставляет его сносить зачаточные волоски и причиняемые ими невзгоды, так как «мешочки, об разующие род футляра, окружающего волоски, служат очень удобным местом для развития микробов».


Мечников находит исключительно сильные слова и факты, чтобы показать под увеличительным прибором черты непри глядности человеческой природы. В каналах волосяных мешоч ков обильно развиваются некоторые микроорганизмы, особен но стафилококки. Они часто вызывают образование прыщей и чирьев. В результате получается иногда хроническая накожная болезнь. Она тем неприятнее, что может осложняться более или менее серьезным нагноением.

Мечников напоминает факты, характеризующие несовер шенство зубов, толстой кишки, червеобразного отростка.

За дисгармониями пищеварительного аппарата следует по каз дисгармонии органов чувств и особенно органов воспроиз ведения, а также «семейного и социального инстинктов».

Сопоставляя, в частности, устройство цветов (органов вос произведения у растений) и органов воспроизведения у людей, он приводит много фактов, доказывающих преимущества пер вых и относительное несовершенство последних.

Талантливое перо великого натуралиста находит исключи тельно сильные краски, чтобы доказать большое число дисгар моний в организации человека.

Нет надобности их перечислять, поскольку они подробно проанализированы самим автором.

Биологические дисгармонии, примером которых является несовершенство в строении червеобразного отростка, вызываю щее столь часто его воспаление — аппендицит, Мечников убе дительно объясняет с дарвиновских позиций. «Дисгармонич ность» аппендикса, по терминологии Мечникова, получает объ яснение в свете исторического происхождения рудиментарных органов человека. Некогда у травоядных предков человека, как сейчас у целых отрядов млекопитающих, слепая кишка, частью которой является аппендикс, выполняла полезную для организ ма функцию.

В результате исторического процесса, обусловленного изме нившимися условиями существования, гармонически устроен ный орган превращается в дисгармонический, недоразвитый.

Примеры дисгармоний, столь широко приводимые Мечни ковым в «Этюдах», ярко подтверждают, что так называемая «целесообразность» всего живого на Земле, т.е. приспособлен ность к условиям существования, — не абсолютна, а относитель на. Это — одна из диалектико-материалистических основ уче ния Дарвина. Ее Мечников убедительно развивает.

Однако дарвинистическая трактовка вопроса, современные открытия в клеточной биохимии и биофизике, морфофизиоло гические закономерности целостного организма, не подтверж дают мыслей автора о преобладании в животном мире дисгар моний над гармоничными приспособлениями.

Вот что пишет Мечников в главе III своей книги:

«Хотя при поверхностном взгляде на мир животных может показаться, что гармоничные приспособления значительно пре вышают дисгармонии в природе, тем не менее, при более глубо ком изучении легко убедиться в противном. «Беглый взгляд на органические явления, — развивает свою мысль Мечников,— вообще показывает, что несчастье бесконечно более распрост ранено в нашем мире, чем счастье. Это правило не составляет исключения и для человека».

В качестве довода Мечников приводит то обстоятельство, что «организация всех животных приводит к нарушению жизни растений и других животных, служащих им пищею».

Отсюда, замечает ученый, становится понятным, «..., до ка кой степени редко осуществлена на Земле нормальная цель жизни, т. е. достижение полного жизненного цикла.

В то время как насильственная смерть составляет самое Нет также необходимости подчеркивать, что в свете выдающихся до стижений современной науки и методологии некоторые представления ав тора, отражающие уровень биологических знаний начала XX в., являются ошибочными и требуют специального критического анализа.

распространенное правило, естественная смерть в действитель ности встречается лишь в весьма редких исключениях».


Что ж! — еще одно из бесконечных доказательств лишь от носительного совершенства природы.

Однако любые «требования», предъявляемые природе че ловеческим разумом, должны исходить из учета объективных закономерностей ее исторического развития, в основе которых лежит единство и борьба противоположностей.

Закон единства и борьбы противоположностей имеет всеоб щий характер. В соответствии с этим процесс развития от низ шего к высшему протекает не путем гармонического развития, а путем раскрытия противоречий. Это ключ к объяснению вы сказываний Мечникова о том, что «организация всех животных приводит к нарушению жизни растений и других животных, служащих им пищей».

Тезис Мечникова, что насильственная смерть составляет в природе «самое распространенное правило, а естественная смерть в действительности встречается лишь в весьма редких исключениях», — также убедительно доказывает, что развитие природы протекает далеко не гармонически.

Но является ли все сказанное доводом в пользу преоблада ния в природе растений, животных и человека дисгармоний над гармоническим развитием? Ни в какой степени!

Ведь основной закон эволюции органического мира, установ ленный Дарвиным, в том и заключается, что естественный отбор отметает все дисгармоническое, не приспособленное к условиям существования, и закрепляет все приспособленное.

Сложные взаимодействия с окружающей, изменяющейся средой вновь и вновь делают относительной эту исторически формирующуюся целесообразность. Преобладание дисгармо ний привело к полному вымиранию жизни. Частичное вымира ние неприспособленного показал в этой книге сам Мечников.

Он сам с большим блеском доказывает все эти положения во второй части книги.

Те же тезисы о соотношении гармонического и дисгармони ческого в природе человека, но уже в ином звучании, с новым логическим ударением мы находим в заключительной части гла вы VI книги.

«Все факты, собранные в трех последних главах, устраняют всякое сомнение в том, что человеческая природа во многих отношениях совершенная и возвышенная, тем не менее (разрядка наша.— Я. Л.), проявляет очень много численные и крупные дисгармонии, служащие источником мно гих наших бедствий».

Если в цитированном введении к главе III Мечников настаивает на том, что дисгармонии преобладают над гар мониями, то в заключительной части главы VI мы этого не находим.

Далее мы читаем: «Не будучи приспособленной к условиям жизни, как, например, орхидеи к оплодотворению при помощи насекомых или как роющие осы к сохранению своего потомства, природа человеческая скорее напоминает насекомых, инстинк тивно привлекаемых к свету и обжигающих себе крылья».

А где же, позволим мы себе повториться, социальные зако номерности, медицина, в частности?

Принципиальной оптимистической поправкой к этому поло жению является учение Мечникова об ортобиозе.

Под учением об ортобиозе Мечников понимал «строй и по рядок жизни, основанный на науке и, в частности на гигиене, который обеспечивал бы человеку продолжительную безболез ненную жизнь, позволяющую развить и проявить все его силы и заканчивающуюся естественной, уже не страшной, а желан ной смертью».

Ученый, как мы видели, всю жизнь посвятил глубокому рас крытию закономерностей развития природы с позиций естест венно-исторического материализма.

Но объективных закономерностей развития человеческого общества он так и не увидел и ошибочно считал, что основной, прогрессивной силой развития человеческого общества являет ся только наука. Лишь она, по его мнению, в силах преодолеть социальное зло, противоречия, неравенство, угнетение человека человеком, войны. Эти взгляды ученого опровергаются всем хо дом развития человеческого общества и особенно ярко на его современном, послеоктябрьском этапе. Мечников неправильно понимал причины таких общественных явлений, как революция и война. Он отрицательно относился к политической борьбе, бу дучи уверен, что «занятия положительной наукой могут принес ти больше пользы России, чем политическая деятельность».

Когда в 1914 г. мир захлестнула первая мировая война с ее страданиями, кровью, гибелью ценностей, остановить ее были беспомощны даже самые гениальные ученые. Мечников получил еще одну горькую возможность убедиться, насколько он был неправ в этом вопросе.

Великие достижения отечественной науки, для которой Меч ников сделал так много, оказались на таком уровне, что заслу жили восхищение всего человечества. Но эти достижения стали возможны не вопреки политике, а благодаря ей.

Основы этой политики выражены в бессмертных словах:

«Мир, труд, свобода, равенство, братство и счастье всех на родов».

Только на этом пути возможно воплощение в жизнь тех благородных идеалов ортобиоза, научное разрешение и осу ществление которых завещал молодому поколению гениальный труженик науки, ее бессмертный рыцарь Илья Ильич Мечников.

В предисловии к последнему прижизненному (пятому) изданию «Этюдов о природе человека» Мечников писал в ноябре 1915 г.:

«Когда будет окончена эта столь продолжительная война, которую ответственные лица не сумели или не хотели устра нять, наступит длительный период мира. И когда нынешняя злоба дня будет сдана в архив, задачи, рассматриваемые нами в этом труде, сохранят весь свой интерес.

Надо надеяться, что работы, которые будут сделаны тогда во всех научных областях и в которых мы не сможем более при нимать участия, будут широко содействовать тому, чтобы люди будущего могли проводить жизнь согласно идеалу ортобиоза и могли бы достигать нормального предела жизни, значительно более продолжительной, чем теперь».

И слова его предисловия звучат как завещание человечеству будущего. В этом завещании не только грусть уходящего, но и неумирающая, неизбежная вера в будущее человечества, горя чее желание, чтобы наука сделала самое прекрасное на земле — человеческую жизнь предельно длительной и счастливой.

Проф. И.Е. АМЛИНСКИЙ СОДЕРЖАНИЕ Предисловие к пятому изданию Предисловие к первому изданию От редакции «Научного Слова» ко второму изданию (Проф.

;

Н. А. Умов) Предисловие ко второму изданию Предисловие к третьему русскому изданию Предисловие к четвертому изданию Часть первая Г л а в а I. Общий очерк воззрений на человеческую природу... Г л а в а II. Гармонии и дисгармонии низших существ Г л а в а III. Гипотеза о происхождении человека от обезьяны.. Г л а в а IV. Дисгармонии в устройстве пищеварительных органов человека Глава V. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения. Дисгармонии семейного и социального ин стинктов Г л а в а VI. Дисгармонии в инстинкте самосохранения Часть вторая Попытки уменьшить зло, происходящее от дисгармоний человеческой природы ( Р е л и г и я и философские системы) Г л а в а VII. Попытки религии в борьбе с дисгармониями челове ческой природы Г л а в а V I I I. Попытки философских систем бороться с дисгармо ниями человеческой природы Г л а в а IX. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями. Г л а в а X. Введение в научное изучение старости Г л а в а XI. Введение в научное изучение смерти Г л а в а XII. Общий обзор и выводы И. Е. Амлинский. Творческий путь И. И. Мечникова и «Этюды о природе человека» Илья Ильич Мечников Этюды о природе человека Утверждено к печати редколлегией научно-популярной литературы Академии наук СССР Редактор Издательства И. А. Улановская. Оформление художника Е. П. Пожарской Технический редактор В. Г. Лаут. Корректор А. И. Дедов РИСО № 3-125В Сдано в набор 12/VI 1961 г.

Подписано к печати 13/Х 1961 г. Формат 60+921/16. Печ. л. 18,25;

уч.-издат. л. 17,1 Тираж 33000 экз. Изд. N 146. Тип. зак. № Цена 1 руб.

Издательство Академии наук СССР. Москва, Б-62, Подсосенский пер., 2-я типография Издательства АН СССР. Москва Г-99, Шубинский пер.,

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.