авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«И. Медведева, Т. Шишова ОРГИЯ ГУМАНИЗМА Москва, 2005 АВТОРЫ РАЗРЕШАЮТ СВОБОДНОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ ДАННОЙ КНИГИ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Результат усвоения модели: увеличение детского травматизма. Пе реломанные руки, ноги и позвоночники;

исковерканные детские судьбы.

«Перечислим наши предыдущие открытия, сделанные при просмотре «Телепузиков», – подытоживает исследовательница, – склонность к асоци альному поведению, девиантности и депрессии;

эмоциональная тупость, пас сивность, беспомощность, деструктивное мышление, неврастения;

прибавим к этому крепко усвоенные в младенчестве неправильные связи элементарно го вербально-визуального ряда (ребенок будет путать зеленый и красный, яблоко и виноград и пр.), и мы получим портрет будущего неудачника и пре ступника – потребителя наркотиков».

А скольким людям развинтили психику так называемым сетевым мар кетингом! Наивно думать, что многочисленные приемы запудривания мозгов влияют только на покупателей. Присмотритесь к агентам, распространителям и дистрибьюторам всяких там гербалайфов, цептеров и омолаживающих бальзамов. Разве можно считать нормальным человека, который, как заве денный, скандирует заученный рекламный текст, нисколько не ориентируясь на реакцию тех, к кому он обращается? Они могут его не слушать, могут даже попросить выйти и не мешать работать, если он пришел со своим товаром в учреждение – все без толку. Пока этот живой граммофон не прокрутит свою пластинку до конца, его никакими силами не выключить. Согласитесь, такое поведение не назовешь адекватным. Неадекватно и то, что «специалист по сетевому маркетингу» перестает дифференцировать людей на своих и чужих, всучивая «эксклюзивный продукт» (якобы вчера еще секретную разработку военно-промышленного комплекса или лекарство, которым лечили только членов Политбюро) всем без разбору, в том числе близким родственникам и закадычным друзьям. Хотя нормальный торговец на своих не наживается.

Не реагирует одержимый распространитель и на ситуацию. На дру жеской вечеринке, на похоронах, на свидании с девушкой он может в самый неподходящий момент вытащить из сумки образчик заветного товара и на чать рекламную кампанию. Скажите, разве может все это вытворять человек в здравом уме и твердой памяти? И разве обязательно быть крупным психи атром, чтобы диагностировать его нездоровье?

Усугубление признаков А как губительна для людей истероидного склада (которых на свете не так уж и мало!) оголтелая сексуальная пропаганда и призывы раскрепо ститься! Может быть, не всем известно, что «истерия» по-гречески значит «матка». Когда половые влечения гипертрофированны, особенно опасно эту сферу растормаживать, подогревать. Бытует, правда, мнение, что чем мень ше себя сдерживаешь, тем лучше. В том числе и в интимной жизни. Отбросим ложный стыд – и психика якобы успокоится. Но на самом деле все наоборот.

Истероидность (т.е. конституциональная особенность нормального характе ра) может при подобной раскачке перерасти – и нередко сейчас перерастает – в натуральный истерический психоз.

– Никогда раньше не видел таких острых форм истерии, как сплошь и рядом вижу сейчас, – признался нам один психиатр с тридцатилетним стажем работы в крупной московской больнице. – Даже истерическую дугу можно увидеть, о которой раньше только в литературе читал (это когда в состоянии истерического припадка больная выгибается мостиком – прим. авт.).

Позволить истеричной женщине (а истерия, по преимуществу, жен ская болезнь, хотя в связи с феминизацией мужчин количество истериков среди представителей сильного пола существенно увеличилось) беспре пятственно удовлетворять свои нижепоясные желания – это все равно, что позволить человеку, страдающему ожирением, есть столько раз и в таких количествах, сколько ему заблагорассудится. «Раскрепостившись», толстяк очень быстро отправится на тот свет. Но если больной ожирением вредит распущенностью только себе, то душевнобольной, которому общество по зволяет распуститься, губит не только себя, но и других. Взять тех же ис теричек. Раньше избытки их дурной энергии выплескивались на окружающих главным образом в виде криков, скандалов, обид, внезапных слез, которые так же мгновенно высыхали, как и появлялись. Пока обще ственная мораль не была расшатана, повышенное внимание истеричек к определенной стороне жизни часто оборачивалось парадоксальной сторо ной, т.е. ханжеством: они уличали других в тайных амурных отношениях по принципу «куре просо снится». Это тоже было малоприятно, приводило к конфликтам, даже к трагедиям. Но теперь, когда эротика в почете, сексу ально озабоченные граждане и гражданки уже не скрывают своих истин ных пристрастий. И жизнь многих семей превратилась в ад. Нетрудно себе представить, что приходится теперь выносить мужу «просвещенной» исте роидной женщины, как она унижает его, как попрекает мужским бессилием, как афиширует свои связи на стороне, ссылаясь на рекомендации, вычи танные в журналах и даже услышанные во врачебных кабинетах. А по скольку истерички демонстративны, они с удовольствием устраивают свои «концерты» на публике. В том числе и при детях. Страшно подумать, как калечится душа ребенка, который слышит непристойные обвинения в ад рес своего отца.

А какое сейчас раздолье для сексуально озабоченных учителей в школе! Валеология, уроки здоровья, элементы полового воспитания в лите ратуре, истории, не говоря уж о биологии, в которой при желании все можно повернуть «в ту степь». Тем более что курируют соответствующую тематику в школьном образовании поистине «достойные» люди. К примеру, старый со домит с совершенно развинченной психикой, позирующий для газетных фо тоснимков в трусах и кокетливо выставляющий напоказ голые ноги, он же академик Академии образования и чуть ли не главный консультант по вопро сам полового воспитания школьников. А другой психбольной, госпитализиро ванный в свое время с диагнозом «навязчивые сексуальные фантазии и прилюдный онанизм», теперь выступает как крупнейший сексопатолог по те левидению и окультуривает отсталых россиян, заявляя, в частности, что только в такой чудовищно дикой стране, как наша, до сих пор отсутствуют в школах уроки сексологии. Позор на весь цивилизованный мир!

Быстро, однако, реализовались наши гамбургские фантазии о сума сшедших, которые скоро будут диктовать нормальным людям свои правила человеческого общежития! И если бы дело ограничивалось только «сексуаль ными революционерами»... Коллеги-психиатры не раз говорили нам, что мно гим представителям современной власти легко можно поставить диагноз прямо по телевизору – настолько выпирает болезнь. И эти больные люди в последние годы решают судьбу целой страны. Что, опять случайность? Но в это даже малое дитя не поверит. Особенно сегодня, когда нам неустанно объясняют, что без «раскрутки» выбиться наверх нельзя.

Тогда с какой целью создаются условия для главенства безумцев, а в конечном итоге и для превращения всего мира в психбольницу без врачей?

Группа поддержки Мы уже неоднократно писали, что многие явления современной жиз ни, кажущиеся хаотичными и абсурдными, обретают логику в контексте гло бализма. Проект создания всемирного государства предполагает не только отмену границ и единое экономическое и информационное пространство, но и отрыв людей от национально-культурной почвы, традиционной морали, традиционных норм поведения. Именно это и стоит за красивым словом «вес тернизация». Хотя на самом деле термин обманчив, ибо и в странах Запада многие воспринимают происходящие процессы как нечто чужеродное. Они кивают на Америку, но и в Америке далеко не все в восторге от новых веяний и называют их «контркультурой», тем самым подчеркивая ее враждебность нормальной, традиционной культуре (см. чрезвычайно информативную в этом смысле книгу крупного американского политика Патрика Бьюкенена «Смерть Запада», изд. АСТ, 2003 г.). А кто же в восторге? Кому может нра виться культура рока-секса-наркотиков, отказ от традиционных норм, уродст во как эталон красоты, безнравственность и хаос? Кто способен легко адаптироваться в мире, где все вверх дном? Ну конечно же люди с расша танной, хаотизированной психикой, которые и сами склонны путать черное с белым. А с другой стороны, отказ от традиционных норм поведения калечит и здоровых людей. Мы в этом много раз убеждались, видя девочек и мальчиков из богатых семей, где родители особенно падки на новые веяния. Изначально сохранная психика таких детей деформировалась от нетрадиционного воспи тания. Причем настолько серьезно, что помочь им было намного труднее (а подчас и невозможно!), нежели детям с врожденной психопатологией. Так что вывод о теснейшей связи традиционных культурных норм с психическим здо ровьем – это не просто наши теоретические измышления, а результат много летнего эмпирического опыта.

Но зачем, опять-таки возникает вопрос, глобалистам нужен безумный, перевернутый мир, в котором уродство занимает место красоты, а порок на значается новой добродетелью? Ответ на этот вопрос неизбежно выходит за пределы прагматики. По-настоящему понять глобализм без его духовной со ставляющей нельзя. Лишь признав, что на наших глазах строится не просто новый, а антихристианский миропорядок, мы наконец перестанем недоумен но пожимать плечами и начнем вникать в суть многих разрушительных тен денций. В частности, той, о которой мы сейчас говорим.

В уже упоминавшейся книге Фуллера приводятся интересные истори ческие факты. Оказывается, еще в XVIII в. случаи заболевания шизофренией в Европе были достаточно редки. «И вдруг внезапно, на переломе столетий, – пишет автор, – шизофрения появляется в той своей форме, которую уже ни с чем не спутаешь». В течение всего XIX в. количество заболеваний шизофре нией возрастало. «Во Франции Э. Реноден в 1856 году опубликовал разверну тые данные о распространении безумия – особенно в городах и среди молодежи, а на следующий год, в Англии, Джон Хокс писал: «Я очень сомне ваюсь, что когда-либо в истории было такое же количество сумасшедших, как в наши дни». В 1873 году Харрингтон Тьюк предупреждал, что «вал безумия медленно нарастает», а через три года Р.Джеймисон сказал: «Наиболее за метным явлением наших дней стало вселяющее тревогу увеличение числа сумасшедших».

В США же еще достаточно долго не наблюдалось роста душевных заболеваний. «Первая американская психиатрическая клиника, – рассказыва ет автор, открылась в Уильямсбурге (штат Виргиния) в 1773 году. В ней име лось 24 койки, но в течение 30 лет они так ни разу и не были заняты все од новременно. За 43 года в период с 1773 по 1816 годы, не было открыто больше ни одной подобной клиники, а в течение следующих тридцати лет их появилось еще 22». Заметный рост числа душевнобольных произошел лишь в XX веке, и сейчас США считается страной с достаточно высоким уровнем заболеваемости шизофренией (7,2 больных на 1000 жителей).

Фуллер, как легко догадаться, далек от православной трактовки изло женных им фактов. Но для человека верующего очевидно, что отказ от Бога не может проходить бесследно для человеческих душ. Поэтому ничего удиви тельного, что вспышка шизофрении пришлась в Европе как раз на эпоху французской революции. Именно тогда была предпринята попытка отказать ся от христианства, заменив его поклонением некоему Высшему Разуму.

Безжалостно разрушались церкви, в алтарях на престолах восседали голые блудницы. В Америке же, которая в целом еще достаточно долго оставалась страной с нерасшатанными религиозными устоями, число шизофреников увеличивалось не столь стремительно. Зато после второй мировой войны, когда в Штатах обкатывался антихристианский проект создания контркульту ры «МК-ультра», проблема шизофрении и прочих душевных заболеваний встала как нельзя более остро.

Сейчас принято говорить «психические заболевания», но корень слова несколько затуманивает смысл. Хотя большинство людей знает, что «психе»

переводится как «душа», а все же, если сказать «душевные заболевания», «душевнобольной», ситуация проясняется. Когда человек заболевает телес но? В большинстве случаев, когда его организм не в силах справиться с ка кой-то инфекцией, какими-то вредными воздействиями извне. Душа же заболевает, когда она не в состоянии побороть «вирусы» страстей, и они одерживают над ней верх, завладевают ею и порой даже полностью подчи няют себе (что и называется одержимостью).

Простейший пример победы страсти над человеком – гнев психопата.

Он ведь прекрасно знает (не только в 40 лет, но и в 4 года!), что кричать, уг рожать, драться плохо. Но справиться с гневом не может. В состоянии аф фекта, ослепленный гневом, он и убить способен. Не то, что врага – близкого, любимого человека! Потом, когда накал страстей спадет, психопат будет ис кренне недоумевать, как это с ним такое приключилось. А иногда и вовсе не помнит, что он вытворял полчаса назад.

А что такое мания величия, как не одержимость страстью гордыни?

Настолько сильная, что помрачает рассудок. Ведь рассуждая здраво, невоз можно считать себя Наполеоном или президентом США хотя бы потому, что ты живешь в другое время, в другой стране, и у тебя другая фамилия.

Да, в крайних своих проявлениях душевнобольные становятся без умными, ума-лишенными. Это состояние раньше вызывало у окружающих мистический ужас, потому что ум считался одним из главных Божьих даров человеку. «Божество есть ум и слово, «ибо в начале было Слово» (Ин. 1: 1)», – пишет святитель Григорий Нисский в трактате «Об устроении человека». – Недалеко от сего и естество человеческое. Видишь в себе и слово и разум, подобие подлинного Ума и Слова».

Образы и лукавые подобия А вот что говорит со ссылкой на апостола Павла дореволюционный священник Иоанн Ковалевский: «В разуме Бог положил существенную черту Своего великого образа в нас (Еф. 4:22-23), и по этой причине с отказом от ума, этого благодатного дара неба, человек теряет все, что составляет ис тинное его величие, истинное его достоинство... Не большею ли частью, что бы не сказать всегда, бывает для человека обиднее всего укор в скудоумии, чем в каком-либо другом недостатке, даже нравственном?» («Подвиг юродст ва», М., 2000, «Лепта».) При этом настоящий ум теснейшим образом связан с верой в Бога.

«Мы имеем ум Христов (1 Кор. 2:16). И напротив, – не неопытность в слове, но неимение веры» («Толкование на 1-е послание к Коринфянам», М., 1882 г.).

Просвещенный верою ум ведет человека узким путем спасения, учит обузды вать страсти. Апостол Павел заповедовал нам, чтобы мы «не были дети умом: на злое были бы младенцы, а по уму совершеннолетние» (1 Кор.

14:20). Когда же страсти помрачают разум, который святые отцы называли светом души, человек, духовно ослепнув, становится рабом тьмы. Так, плодя безумие, антихристианские силы готовят для своего будущего правителя об ширную группу поддержки. Группу или войско?

Как буквализировались сегодня высказывания апостола Павла:

«Мудрость мира сего есть безумие перед Богом» (1 Кор. 3:19)! И в этом безумном мире элементарные христианские понятия могут быть сочтены сумасшествием.

Поди скажи неправославным людям, что утрата невинности 17-летней дочерью – беда неизмеримо большая, нежели потеря денег, положенных в банк. Или что уход сына в монастырь не трагедия, а милость Божия. Знако мые начнут переглядываться и хмыкать. А если еще добавить, что бесы – это вовсе не метафора, может воцариться неловкое молчание. Кто-то сочувст венно вздохнет: дескать, вот до чего доводит хождение в церковь. Совсем, бедняга, рехнулась...

И смотрите, что на сей раз использует диавол, эта извечная обезьяна Бога, в качестве объекта пародии: «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым». (1 Кор. 3:18-19).

Формально этому наставлению следуют сейчас как никогда более старательно. Раньше, чтобы пробиться на ту же эстраду, все-таки нужно бы ло иметь голос, хорошие внешние данные, умение красиво двигаться. Сейчас все это необязательно. Зато необходим «свой имидж» по принципу «чем эпа тажнее, тем больше шансов на успех». Прикинься безумным – не прогадаешь.

Причем из всех видов патологий предпочтительнее сексуальные. Вон певицы группы «Тату», имидж которых – школьницы-лесбиянки. Вообще-то это верх безумия – так популяризировать грубое половое извращение, да еще в дет ской среде. Но с точки зрения современных антрепренеров и обывателей «татушки» умны не по годам: такая слава, триумфальное шествие по всему миру, денег вагон. Можно сказать, с младых ногтей обеспечили себе достой ную старость. Другие, дуры, часами пиликают на скрипке, разучивают гаммы, заканчивают консерватории, чтобы потом работать в заштатном оркестре, а то и музработником в детском саду. А эти, мудрейшие, раз – и в дамках! И умение рисовать теперь ни к чему. Кому ты нужен со своими пейзажами, на тюрмортами, портретами, не говоря уж о батальных сценах? А вот художник Кулик, посадивший себя голого на цепь и изобразивший собаку, пошел дру гим путем. Ему рукоплескал цивилизованный мир, он опять же заработал хо рошие деньги... Каков мудрец!

Очень мудро прославил себя и писатель Сорокин, описав в своих ро манах копрофагию (поедание экскрементов) и антропофагию (поедание че ловеков). Его мудрость оценили по достоинству и на родине, и за ее пределами. На родине в некоторых школах даже включили его последний роман, нагруженный грязными ругательствами, в список рекомендованной литературы для внеклассного чтения. Мудрым слывет и политик, на которого иногда нелишне было бы надеть смирительную рубашку. И идеологи проекта «Русский ислам» – абсолютно безумной идеи исламизации России и русских.

Их мудрость признана и поощрена властями, на реализацию проекта выде лены значительные средства.

Как маячит за всей этой вакханалией «мудрого безумия» глумливая усмешка ее вдохновителя! Наверное, и он считает себя большим умником, поскольку так ловко извратил смысл апостольского изречения. Ведь апостол Павел, обращаясь к христианам города Коринфа, призывал их, естественно, не к беснованию, а к исповеданию Христа и к жизни по христианским запове дям. Жизни, которая «веку сему» может казаться безумием, но которая и есть настоящая мудрость. Безумными считались среди соплеменников те, кто от казывался бросить горстку благовоний на языческий жертвенник и с радостью претерпевал за это зверские муки. Но в конечном итоге они оказались муд рыми даже в «веке сем», ведь их слава пережила многие столетия, им молят ся, их именами называют детей. Имена же их гонителей если и помнят, то только в связи с этими святыми мучениками.

А были среди христиан и такие, которые нарочито вели себя как бе зумные. На первый взгляд, подобно сегодняшним ловкачам, избравшим су масшествие в качестве выгодной бизнес-маски. О юродстве тоже можно сказать, что это была маска. Но прикрывала она не хитрый расчет снискать популярность и огрести кучу денег. Нет, под маской юродства таились муд рость, просветленность, часто дар прозорливости. А главное, делалось все это Христа ради, а не ради удовлетворения своих страстей и низменных же ланий. Не для того чтобы тешить беса, а чтобы при жизни не получить ника кого воздаяния. Даже в виде похвалы. «Эти славные подвижники, воодушевляемые горячей ревностью и пламенной любовью к Богу, добро вольно отказывались не только от всех удобств и благ жизни земной, от всех выгод общественной жизни, от самого близкого и кровного родства, но даже отрекались при полном внутреннем самосознании от самого главного отличия человека в ряду живых существ – от разума, добровольно принимая на себя вид безумного, а иногда и нравственно падшего человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия», – читаем в книге «Подвиг юродства».

Во всех житиях юродивых подчеркивается, что в тайне от людей они усиленно молились за весь мир и держали строгий пост, часто скитались, не имея ни жилья, ни вообще какой бы то ни было личной собственности.

Но и в древности, и в более поздние времена были псевдоблажен ные, только внешне копировавшие поведение настоящих юродивых. Их си муляция маскировала лень, развращенность и бешеную гордыню. Именно по этой причине с XVIII в. российские церковные власти перестали признавать юродивых и не благословляли этот особый вид духовного подвига. Хотя юро дивые в России не перевелись. В XX в. к лику святых Православной Церкви были причислены блаженная Ксения Петербургская и блаженный Алексей Елнатский.

В наше время, наверное, как никогда поощряются антихристианские подобия юродства. Юродивые одевались в отрепья? Пожалуйста, у нас есть хиппи, клошары и прочие так называемые неформалы. Юродивые ходили зимой босиком? Милости просим в секту Порфирия Иванова. Усиленно по стились? Да теперь целые научные институты занимаются проблемой лечеб ного голодания. И любителей подобных диет немало. Ну, а уж то, что некоторые юродивые были почти или вовсе нагими, растиражировано ордами нудистов. Теперь на популярный московский пляж в Серебряном Бору нужно ходить с большой осторожностью. Иначе столкнешься с целым стадом голых людей, которые купаются, играют в волейбол и в карты, едят, нисколько не стесняясь своей наготы, а скорее презирая тех, кто стесняется пребывать с ними рядом. Чем вольготнее чувствуют себя в современном мире одержи мые, тем важнее сохранять критерии нормы. Для этого не нужно никаких осо бых дарований, это под силу каждому человеку. Безусловно, лучше, когда людей в их духовной борьбе поддерживает государство, но не стоит тешить себя пустыми мечтаниями. Глобалистское государство будет играть за дру гую команду. Поэтому противостоять натиску безумия придется нам самим.

Хотя почему «самим»? Разве «живый в помощи Вышнего» может сказать, что он один?

Око, глядящее в окно Когда между верующими людьми заходит спор по поводу электрон ных документов и установления с их помощью тотального контроля над лич ностью, противники электронизации обычно слышат от своих оппонентов следующее: «Ну и пусть я буду для власти прозрачным, на здоровье! Я – че ловек честный, заработков своих копеечных не скрываю, так что пускай от слеживают. Мои перемещения и контакты тоже не могут заинтересовать органы безопасности. Какие у меня маршруты? Дом – работа, работа – дом.

По выходным – церковь. Даже если камеру слежения прямо в церкви устано вят, мне эта камера, что, молиться помешает? И вообще, страх контроля – типичный признак маловерия. Тому, кто с Богом, скрывать нечего. А значит, нечего и бояться».

Короче говоря, не нарушаешь норм морали и права – тебе никакой электронный чип, никакой орвелловский «телескрин» не страшен.

И вроде бы все правильно, все логично. Но как это часто бывает, жи тейская, с виду такая безукоризненная логика лишь в первом приближении выглядит непреложной. А чуть углубишься – становится даже странно, как можно было всерьез соглашаться с подобными утверждениями. Да и сам спорщик, немного охолонув и подумав трезво, скорее всего, удивился бы соб ственному – под маской здравомыслия – легкомыслию.

Плата за комфорт Давайте отвлечемся от темы ИНН и спросим себя: только ли злодея ния и пороки скрывают от посторонних глаз? Конечно, нет. Нормальные люди скрывают и свою наготу, и то, что происходит в супружеской спальне, и вся кие разные отправления организма, и определенные гигиенические процеду ры. Словом, то, что показывать неприлично. Интимную сторону жизни.

Но разве понятие интимного сводится только лишь к неприличному?

А разговор по душам, причем вовсе необязательно о любовных тайнах? А письма? Пускай там нет никаких секретов, а просто распрорядок дня в сана тории или рассказ о школьных оценках сына, все равно человек чувствует себя оскорбленным, если узнает, что его письма без спросу читал кто-то, кроме адресата. Вспомните, как негодовал Пушкин, обнаружив, что его пере писка с женой перлюстрируется почтовым ведомством.

Однако в XX в. интимная область бытия стала сжиматься, как шагре невая кожа. (Мог ли представить себе Пушкин и другие русские классики, что их самые интимные письма и дневники в качестве литературного наследия вскоре станут добычей не единичного штатного цензора, а миллионов чита телей и почитателей!) И процесс этот был встречным. С одной стороны, люди сами переставали дорожить сокровенным, принося его в жертву на алтарь комфорта. Взять те же письма. С изобретением телеграфа, радиосвязи и те лефона коммуникация значительно упростилась. Правда, она утратила кон фиденциальность. Чужой человек принимает телеграмму, чужой передает, чужой приносит домой. О переговорах в эфире вообще нечего говорить. Их фактически может подслушать любой, была бы соответствующая аппарату ра. Наверно, немаловажную роль, помимо упомянутого комфорта, в том, по чему на это согласились, сыграла безликость и незаинтересованность соглядатаев и слухачей. В старину почтовый служащий читал письма с целью выявить политическую неблагонадежность. Это оскорбляло, пугало, сковыва ло письменное общение. Нынешняя работница почты механически даже не читает, а считает слова, чтобы определить плату за телеграмму. А телефо нистка вторгается в разговор, напоминая, что время заканчивается.

С появлением компьютерной связи и интернета был сделан еще один шаг, а вернее, скачок в сторону открытости. Письмо-»емеля» (e-mail), несмот ря на всякие интернетные пароли, может, употребив некие усилия, прочитать кто угодно. Тут даже специального оборудования не нужно, только опреде ленные навыки. Но поскольку ты этих непрошенных читателей не видишь и не слышишь, их будто не существует.

В общем, неуклонная тяга к комфорту и к прогрессу, обеспечивающе му комфорт, сыграла чрезвычайно важную роль в рассекречивании частной жизни.

С другой стороны, и государства в XX в. дерзнули установить такой контроль над личностью человека, какой предыдущим правителям даже не снился. Да, Пушкина возмущала не только перлюстрация его писем к супруге, но и то, что царь не позволил ему съездить за границу. Но в Советском Сою зе разрешение на выезд, причем для немногих избранных и после многосту пенчатой проверки, стало чуть ли не самой невинной формой контроля. Кто при «проклятом царизме» посмел бы предложить то, что впоследствии стало повседневной реальностью и даже нормой жизни: концентрационные лагеря?

Концентрация, т.е. скученность заключенных, не предполагала вообще ника кого личного пространства. Конечно, и жизнь крепостных рабов во многом регламентировалась хозяевами. Русский помещик или западный феодал мог, например, запретить своему крестьянину на ком-то жениться. (Хотя чаще не запрещал, потому что ему до этого не было дела, особенно если он жил, как часто бывало, вдали от своего имения.) Но разве можно себе представить, что во флигеле барского дома доктор деловито осматривает крепостных женщин и «породистых» оставляет на разживу, а «неполноценных», «вырож денок» стерилизует?

А каким, казалось бы, богатым экспериментальным материалом мог ли быть подневольные крестьяне в науке о взаимоотношениях полов! Но лишь в середине XX в. в фашистских лагерях начали ставить опыты, поме щая женщин и мужчин в общую камеру. Дальнейшее зависело от цели науч ного эксперимента: иногда просто наблюдали за поведением заключенных, а порой и приказывали, когда, с кем и как совокупляться.

Однако на воле у людей все-таки сохранялось – хотя и в урезанном виде – право на интимность. Даже советское государство, где было принято публично осуждать на собрании (это называлось – «прорабатывать») невер ного мужа, на которого жена пожаловалась в партком, не лезло к человеку под одеяло.

Впрочем, к середине XX в. и в этой области произошли существенные подвижки. Огромную роль в уничтожении интимного сыграл пляжно курортный отдых. Попробуйте взглянуть глазами наших предков на эти груды полуобнаженные тел – мужских и женских, худых и тучных, молодых и ста рых, знакомых, малознакомых и совсем незнакомых, лежащих рядом в весь ма откровенных, а часто и вовсе непристойных позах (для равномерности загара), с выставленными напоказ шрамами, бородавками, отвислыми живо тами. Ведь тогда был сделан семимильный прыжок, по сравнению с которым последующая мода на купальники-бикини, перепонку вместо трусов или об наженный бюст (сейчас говорят по-иностранному – «топ-лесс»), это даже не полшага, а так, почти ненаблюдаемое микродвижение...

А ведь водоемы существовали тысячелетиями. Как, впрочем, и лет няя жара. И люди, конечно, купались, но это было делом интимным, а потому сокрытым от посторонних глаз. Для богатых оборудовались специальные ку пальни. Бедные выбирали какие-то укромные места. Никому и в голову не приходило раздеваться при всем честном народе. Кстати, во многих восточ ных странах и доныне местное население ведет себя именно так. Да что да леко ходить за примерами! Те из нас, кто любил ездить в Абхазию, пусть воспомнят, много ли они видели абхазских женщин в купальниках. Они даже плавать-то, как правило, не умеют, хотя родились и выросли у моря.

Очень серьезных вторжением в сферу интимного явилось и развитие служб акушерства и гинекологии. Ну-ка образуйте мужской род от слова «по витуха»! Ничего не выйдет, потому что такого слова не существует. Не при нимали роды мужчины. А теперь принимают, и даже укоренился миф, будто мужчина-акушер или гинеколог лучше, чем женщина. Про интимность в усло виях роддома вообще говорить смешно. Кстати, не все, наверное, знают, что впервые роддома появились в революционной Франции, когда была пред принята попытка существенно урезать и огосударствить частную жизнь. По пытка эта не удалась, т.к. смертность в роддомах того времени оказалась гораздо выше, чем при домашних родах. Вторично роддома появились лишь после Октябрьской революции, многое перенявшей у французов.

Но все же до второй половины XX в. какие-то стороны интимной жиз ни не демонстрировались и не обсуждались, а для каких-то существовали специально отведенные места. Жующей и пьющей сегодня на каждом углу молодежи, наверное, трудно поверить, что даже еда считалась действием достаточно интимным. Во всяком случае, было совершенно не принято есть и пить в толпе, на ходу, на улице или в городском транспорте. Малому ребенку – и тому говорили: «Потерпи до дому». (Исключение составляло мороженое.) Не принято было совсем недавно и прилюдно наводить марафет.

Прическа, завивка, макияж и разные другие способы себя приукрасить – все это были женские секреты, женская интимная жизнь.

Ну, а проблемы кишечника, прыщей, гинекологии, потенции и проч. и вовсе были тайнами, открываемыми только врачу. А многие люди и врачей стеснялись! Интересно, что даже живя друг у другах на головах в коммуналь ных квартирах, культурные люди умудрялись не посвящать домашних в под робности своей интимной жизни. Мы обе выросли в коммуналках, в тесноте, когда три поколения ютились в одной небольшой комнате. И ни разу не были свидетелями той стороны взрослой жизни, о которой слышали от «продвину тых» сверстников. А знакомый дагестанец, проведший детство в маленькой глинобитной хижине горного аула, однажды признался нам, что никогда в жизни не видел своего отца в трусах!

Так что, находясь на воле, пусть и в стесненных условиях, уважающие себя люди всеми силами старались блюсти свою интимность. И это как-то не разрывно связывалось с сохранением человеческого облика. То есть, некий минимум приватности все же оставался. И, казалось, был неприкосновенен.

Пальчиковый ангел и другие гаранты безопасности Но так только казалось. Начиная с сексуальной революции 60-х, ли беральное крыло мировой политической элиты взяло курс на полное уничто жение понятия частной жизни. На Западе это произошло лет на тридцать раньше, чем у нас. Уже в 70-е гг. в США стали показывать телепередачи, как сейчас говорят, «в режиме реального времени»: договаривались с опреде ленной семьей, устанавливали в ее доме телекамеры и заснимали «жизнь как она есть», выставляя напоказ все грязное белье. Общество поначалу было в шоке. Семьи, где происходила съемка, нередко распадались, но эксперимен таторов это не останавливало.

До нас тогда это донеслось только в виде фильма популярного поль ского кинорежиссера Анджея Вайды «Все на продажу», в котором артисты иг рали самих себя и был даже такой эпизод, когда попавший в аварию Вайда, едва очнувшись, включает кинокамеру и снимает свое окровавленное лицо, чтобы вставить этот эпизод в фильм. Столичная интеллигенция с большим пиететом, глядя на экран, думала: «Ну, надо же! Польша – а такой Запад!» И не чаяла, что скоро сама встроится в цивилизованное сообщество.

С приходом к власти М.С. Горбачева отечественные прогрессисты ринулись наверстывать упущенное. Стали раздаваться голоса, что, дескать, нет запретных тем. Дескать, это ханжество, наследие проклятого тоталитар ного прошлого. И сперва стали все обсуждать, а затем и показывать. Переда чи «Тема», «Про это», «За стеклом», «Моя семья», «Большая стирка», «Голод»...

Список неуклонно удлинялся. То, что раньше люди – и то не все! – соглаша лись проделывать в концентрационных лагерях под страхом смерти, теперь делается добровольно за денежное вознаграждение. А смотрится десятками миллионов зрителей вообще «за так».

Как с цепи сорвалась и реклама. Опять же, что раньше принято было утаивать, выставлено напоказ: средства от запоров и медвежей болезни, де пиляторы, дезодоранты от пота, лекарства от венерических заболеваний, ви тамины, полезные в климактерический период и различные виды прокладок...

Наверное, не осталось ни одного уголка интимного пространства, не высве ченного наглым прожектором средств массовой информации.

Так что термин «открытое общество», которое сейчас нас призывают строить, означает не только отмену границ между государствами, но и между частной и общественной жизнью. Стеклянные дома, привидевшиеся во сне Вере Павловне, героине романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?», лишь вы глядели метафорой. Как знать, может, у одержимых тоже бывают прозрения?

Сколько восторгов было по поводу американской моды на стеклянные двери, окна от пола до потолка, которые превращаются в прозрачные стены!

В сущности, это и есть воплощенный сон Веры Павловны – стеклянные дома.

Круглосуточная и повсеместная передача «За стеклом». Только в жизни, в режиме on-line. Конечно, никто из апологетов новой моды не восхвалял в от крытую существование под стеклянным колпаком, а восторгался высочайшим уровнем западной безопасности: дескать, вот что значит цивилизованный мир, у нас по сто замков в железные двери врезают – и все равно сплошные ограбления. А там идут мимо: материальные ценности как на ладони, а пося гательств никаких... В общем, тут одни преступники, там – ангелы. (Хотя в тюрьмах у них сидит примерно столько же народу, сколько у нас, да и двери, как выяснилось впоследствии, при более близком знакомстве с заокеанской действительностью, оказались из специального пуленепробиваемого стекла.) Ну, до стеклянных дверей мы пока не доросли – во всяком случае, в массовых количествах, – но целый ряд примет открытого общества уже на лицо. Сотовых телефонов сейчас нет разве что у бомжей. А ведь местонахо ждение такого телефона и, соответственно, его владельца фиксируется с точностью до 500 м и проверяется каждые несколько минут. Это не чьи-то злые козни, а необходимое условие работы сотовой связи. И люди охотно выдают тайну своих перемещений в обмен на дополнительный комфорт.

Очень удобны и чипы, вживляемые домашним животным – собачка уже не может потеряться. Электроника просигналит, куда она забрела. Отдел Защиты Животных фирмы «Байер» предлагает москвичам электронную сис тему идентификации животных TRACER – «паспорт для ваших любимцев».

«Существующие сегодня системы идентификации не обеспечивают достаточ ной степени сохранности информации», – убеждает реклама. А TRACER – это «уникальный цифровой код для каждого животного, сохранность информации на протяжении всей жизни животного, безошибочная идентификация, удобст во и простота в применении, стерильный шприц для безболезненной имплан тации...» В общем, сплошные плюсы. Остается сгрести собаку в охапку и бежать по указанному адресу.

А с человеком разве не напрашивается аналогия? Всякое бывает, особенно если твой родственник в возрасте, да еще со склеротическими яв лениями... Бывает, что пожилые люди теряются, не помнят, как домой идти и даже адрес назвать не в состоянии. Вот когда маленькая электронная пла стиночка, вживленная в кожу, окажет неоценимую услугу, подаст сигнал, по может отыскать потерявшего ориентацию старичка... А если такая страшная болезнь, как диабет? Состояние комы, заставшее больного врасплох на ули це. Он лежит беспомощный, рядом никого. Но спасительный чип «Digital Angel», вживленный в палец (слово «Digitel» имеет два значения: «пальцевый»

и «цифровой», на русский можно перевести как «Ручной Ангел» – одно назва ние чего стоит!), электронный ангел-хранитель немедленно подаст сигнал SOS, – и скорая помощь несется на помощь... США, страна-лидер, уже пре доставляет своим гражданам этот удобный вариант спасения. Наше государ ство, судя по ряду информационных сообщений, тоже собирается осваивать некоторых категорий граждан. Например, заключенных (чтобы «чипизацию»

не заблудились в тайге) или сотрудников МЧС (спасатели сплошь и рядом попадают в такие передряги, что и сами нуждаются в помощи). Ну, а В.В. Жи риновский, выступая весной 2004 г. на слушаниях в Государственной Думе, авторитетно заверил аудиторию, что в будущем чипы всем вживят обяза тельно. В рамках борьбы с терроризмом. Должно же государство заботиться о безопасности своих граждан! А как без чипов обеспечить заботу?

Но пока «Ручной Ангел» находится в стадии приручения, в крупных го родах повсюду устанавливаются видеокамеры. В банках, метро, супермарке тах. А некоторые солидные фирмы оборудуют камерами слежения даже...

туалеты. Причем шеф или специально нанятый стукач имеют возможность осуществлять надзор в максимально удобной для себя форме. Во множество печатных изданий легко обнаружить такую рекламу: «Знаете ли вы, что про исходит в офисе в ваше отсутствие? Хотите быть в курсе? Системы Удален ного Наблюдения. Изображение и звук в реальном времени из любой точки мира». Далее название фирмы и телефон.

Тут, пожалуй, впору задать вопрос бесстрашным сторонникам элек тронизации, которые обвиняли своих оппонентов в трусости и маловерии:

если человеку не хочется, чтобы какие-то невидимые анонимы наблюдали за его физиологическими отправлениями с «изображением и звуком в ре альном времени», он кто – трус или маловер? А вдруг ему просто неловко испражняться в присутствии телескрина (прибора для слежки из романа Орвелла «1984»)?

А теперь представьте, что происходит с психикой человека, который, боясь потерять высокооплачиваемую работу, соглашается на такое наблю дение, перешагивает через свой стыд. Что он должен внушить себе, какую психологическую операцию над собой произвести? Легко просматриваются два варианта. Либо надо перестать считать человеком себя, либо наблюда телей. Исход одинаково плачевен, ибо в обоих случаях сопряжен с серьез ными нарушениями психики. В первом случае рано или поздно произойдет впадение в депрессию. Во втором разовьется истерическая демонстратив ность («Пусть смотрят, мне плевать!»). А может быть и третий вариант – ау тизация, когда человек, зализывая травму попранного стыда, экранируется, отгораживается от мира («никого не вижу, никого не слышу»).

Реакции разные, а суммарный итог, по существу, один: в людях раз вивается бесчувственность и, соответственно, в отношениях между ними воз никает разобщенность. Депрессивная мать может быть безразличной даже к голодному грудному ребенку, с которым обычно она связана теснейшей пупо винной связью. Младенец порой надрывается от крика, а в матери это вызы вает лишь чувство усталого раздражения.

Истеричные люди, несмотря на свои бурные проявления, глубинно очень холодны к окружающим. Классическое сравнение, приводимое на лек циях по психиатрии – истерик напоминает бифштекс: снаружи раскаленный, а внутри холодный. От такого не стоит ждать подлинного сочувствия и серь езной поддержки. Значит, провоцирование в гражданах истерической де монстративности тоже усугубляет атомизацию общества. «Autus» по-латыни «сам». Человек с аутистическими чертами вообще мало реагирует на окру жающих людей. Он замкнут в себе. И это не признак творческой активности или духовной сосредоточенности, а тяжелая патология. Сейчас в странах, которые принято называть цивилизованными (следовательно, они наиболее вовлечены в глобалистский проект), наблюдается заметный рост аутизма.

Выходит, что чем более открытое общество, тем больше в нем людей в за пертой на замок душой! Если б это было не так, тренинги общения не вы росли бы в серьезный бизнес. Вроде бы парадокс: миллионы людей совместно слушают, читают, смотрят про вагиниты и импотенцию, желудоч ные расстройства, прыщи и волосатые ноги. Никаких интимных тайн не ос талось, норки нараспашку, как выражался популярный американский писатель Курт Воннегут... Отчего же душа не нараспашку, а напротив, рас тат всеобщая отчужденность, которую можно принять и за стертую форму аутизма? Похоже, чем больше люди узнают друг о друге того, что положено скрывать, тем они на большую дистанцию невольно отдаляются.

Воспоминание на заданную тему Выхолащивание тайного в человеке происходит не только путем по всеместной установки видеокамер. К «прозрачности» приучают и многочис ленные тесты типа «Познай себя» и анкетирование на улицах, и участие в передачах, где предлагают рассказать, как удалось вернуть мужа, сбежавше го было к любовнице, или, наоборот, изменить, но так, чтобы муж ничего не узнал. И те же тренинги общения, на которых почему-то полагается «ракрепо ститься» и поведать чужим людям о «проблемах», в существовании которых себе-то бывает подчас неловко признаться.

И опять, чувство неловкости возникает не обязательно при оглаше нии каких-то постыдных тайн. Помнится, в 1993 году (теперь можно сказать:

«В конце прошлого века») нас привезли в г. Пущино на Оке. Был заявлен семинар по реабилитации больных детей и организаторы обещали дать нам возможность сделать доклад о нашей работе с детскими неврозами. А мы тогда еще только-только придумали свою методику куклотерапии, и, как это часто бывает с неофитами, жаждали со всеми поделиться своим «открыти ем». Но по приезде выяснилось, что семинара не будет. Вместо него состо ится мероприятие со странным названием «Игра», а устроителей следует называть «методологами» и «игротехниками». Выяснилось также, что обман участников (про семинар и доклады сказали не только нам) входил в усло вия игры. Сказано было, что игра намного эффективнее семинара, что это мозговой штурм, ломка привычных стереотипов, стимуляция креативного мышления... На деле же руководители-игротехники учинили над людьми форменное издевательство: каждую минуту перебивали, требовали, чтобы, выражая свою мысль, участники тут же схематизировали ее путем начерта ния на доске кружков, треугольников и квадратов. А одним из главных усло вий игры было постоянное раскрытие своих мыслей по требованию методологов. То и дело слышалось: «О чем вы сейчас подумали? А почему вы так подумали?..» И именно это было особенно невыносимо, воспринима лось как грубое, наглое давление, как психическое насилие, беспрецедент ное посягательство на тайны твоей внутренней жизни.

Мы обе это очень быстро почувствовали и «вышли из игры». Другие же участники, боясь показаться невежливыми, – ведь пребывание в Пущино оплачивали иностранные спонсоры – продлжали терпеть издевательства.

Окончилось это в прямом и переносном смысле плачевно. В прямом пото му, что большинство участниц к концу третьего дня пребывали в расстроен ных чувствах и во время мозговых штурмов рыдали, а в переносном потому, что одного участника уже к концу первого дня увезли в больницу с инфарк том. (Впоследствии нам рассказали, что это еще цветочки, на некоторых подобных игрищах случались и самоубийства.) Тогда мы недоумевали: почему столь откровенный тоталитаризм мирно уживается с западной демократией? Ведь игротехники были, если можно так выразиться, начальниками местного значения. Истинное началь ство – американцы из какого-то протестантского фонда милосердия – при было к концу второго дня. И по тому, как вели себя с ними наши мэтры, стало очевидно, что «спонтанные мозговые штурмы» и прочие «импровиза ции» проходят по четкому плану, продиктованному американскими благо творители.

Антураж при этом был очень демократичным. Будто мы не под Мо сквой, а в каком-нибудь американском кампусе: кофе-брейки, развлекатель ные шоу по вечерам, ворк-шопы, которые, если не предусматривали доску с кружочками и треугольничками, устраивались прямо на траве, и можно было участвовать лежа, все называли друг друга по именам, в том числе и руко водителей – независимо от возраста...

Прошло почти десять лет прежде, чем мы осознали, что видели не искажение, а закономерность. А если еще точнее, закономерное искажение.

Ведь в глобалистском обществе, прообразом которого была в каком-то смыс ле пущинская «игра», распоясываться позволено только по мелочам. Выбирай себе на здоровье майки, сосиски, рок-группу, сексуальных партнеров! Но при этом ты должен быть «прозрачным», подчиниться тотальному контролю, включающему в себя и контроль над сознанием. А оформят его, конечно же, как твое благо, заботу о твоей безопасности и твоих финансах, об эффектив ности твоего труда.

Заговор гуманистов А теперь зададим вопрос, которые многим нашим читателям, навер ное, покажется глупым: зачем он нужен, такой тотальный контроль?

– Как зачем? – изумятся они. – Вы что, не понимаете? Нас же готовят к жизни в электронном концлагере. Это новая, более изощренная форма управления людьми.

Да, все, конечно, так. И тем не менее, вопрос «зачем?» остается. Ну, скажите, зачем такой избыточный контроль? Зачем следить за миллионами беззащитных, безоружных обывателей? Зачем знать, сколько денег пенсио нер оставил в универсаме и по какому маршруту возвращалась с базара до мохозяйка? Зачем власти – отечественной ли, всемирной ли – иметь в базе данных сведения о всех болезнях всех людей на свете?

Сходных «зачем» можно задать очень много, но и так ясно, что для управления людьми совершенно необязательно знать о них все. Мы же ви дим, что если хотят поймать террористов, не говоря уж о неплательщике на логов, это делают без особого труда, во всяком случае, без всяких чипов и даже без камер слежения. Как говорится в анекдоте, «старым казацким спо собом». А если не ловят (как, например, Басаева), значит, не хотят.

Шизофреническая избыточность и дороговизна электронизации всего мира не укладывается в рамки рациональных объяснений, в том числе и кон спирологических: дескать, мировое правительство хочет таким образом об рести политическое господство над всем земным шаром. Оно, может, и хочет, но для этого не обязательно следить за человеком в сортире.

Нет, никакими прагматическими соображениями этого не объяснить.

Тут есть нечто, выходящее за пределы нормальной логики...

Не так давно у нас появилась возможность прочитать три связанных между собой документа с одним общим названием «Гуманистический мани фест». Первый датирован 1933 годом, второй – 1973-м, последний – 2000-м.

Для уяснения происходящих сегодня исторических сдвигов эти документы чрезвычайно важны, поскольку представляют собой идеологическую плат форму глобализма. Причем в каждом следующем Манифесте, по мере завое вания очередных политических и мировоззренческих плацдармов, принципы построения нового открытого общества излагаются все жестче, откровенней и агрессивней.

Генеральный постулат «гуманистов» – это безбожие. Люди, выросшие при советской власти, были уверены, что воинствующий атеизм процветает только у нас. А «у них» все нормально: храмы не рушили, религию не запре щали, лекций по научному коммунизму не читали. До поднятия «железного занавеса» многие даже думали, что Запад очень религиозен. А когда нача лись массовые турпоездки и выяснилось, что это, мягко говоря, не так, воз никло недоумение. Почему? Там же не запрещали, не сажали, не крушили...

Однако быстро было найдено невнятное, но вполне всех устраивающее объ яснение: отпадение от веры на Западе произошло как-то само собой – про гресс, знаете ли, комфорт, сытая жизнь. Им, буржуям, и без Бога хорошо.

Но знакомство с «Гуманистическим манифестом» опровергает версию спонтанной апостасии. Кто-то возразит: «Никакую спланированную акцию не возможно осуществить без готовности общества».

Безусловно. Только не забывайте, что люди в массе своей всегда го товы пасть и отпасть, ибо природа потомков Адама и Евы подвержена греху.

И именно поэтому во все времена так важна была позиция политических и духовных вождей, творцов идеологии. Так важен был мировоззренческий век тор, который задавали опять-таки не массы, а властители государств и умов.

И разговоры о том, как несостоятельны теории заговора, это типичный пере вод стрелок. Не нравится слово «заговор» – замените словами «целеполага ние элиты».

Вернемся к Манифесту. Под первым стоят только подписи зарубеж ных идеологов. В частности, Джона Дьюи – философа, который сыграл за метную, если не ключевую, роль в разрушении американского классического образования и чьи взгляды впоследствии легли в основу сходных процессов «реформирования школы» в других странах.

Конечно, для советских идеологов 30-х гг. богоборческие мотивы пер вого Манифеста были слишком завуалированы: «Религиозные гуманисты считают Вселенную самостоятельно существующей и несозданной... Очевид но, что любая религия, которая надеется в современных условиях стать син тезирующей и динамичной силой, должна изменить свои формы, приспосо бив их к сегодняшним потребностям. Создание такой религии является главной необходимостью... Отныне мы не считаем адекватными вероиспове дание, религиозные идеи и обряды своих отцов».

Но в 1973 г., когда у нас богоборческий пафос уже не звучал так от кровенно по-людоедски, а у них, напротив, атеизм принимал все более от крытые формы, позиции значительно сблизились. И хотя под этим Манифестом с нашей стороны стоит лишь подпись академика Сахарова, взгляды авторов (с небольшими оговорками, касающимися критики комму низма) охотно разделили бы многие советские интеллигенты.


«Традиционная догматическая и авторитарная религия (речь уже идет не о религии вообще, а конкретно о христианстве – прим. авт.), которая ставит поклонение Богу, об ряд, культ и Символ Веры выше человеческих нужд, желаний и опыта, причи няет вред человеческому роду. Всякая информация о природном естестве должна пройти проверку на научную доказательность. По нашему заключе нию, догматы и верования традиционной религии такой провеки не выдержи вают... Не божество будет нас спасать, а мы должны спасать себя сами... Не существует доказательных свидетельств того, что жизнь не кончается со смертью тела. Мы продолжаем существовать в нашем потомстве и том куль турном влиянии, которое оказали на других... Не следует содействовать раз ным религиозных организациям в получении общественных средств... Мы убеждены, что негибкая мораль местного прихода и религиозные идеологии – пройденный этап».

Ну, а в 2000 г., в третьем варианте Манифеста, традиционная рели гия вообще списана в утиль и сказано, что «упорная приверженность тради ционным религиозным воззрениям обычно способствует нереалистичным, пассивистским, мистическим подходам к социальным проблемам, сеет не доверие к науке и слишком часто становится на защиту отсталых социаль ных институтов... Нет достаточных объективных рациональных и экспериментально подтвержденных свидетельств в пользу достоверности религиозной интерпретации действительности или предположений о суще ствовании оккультных причин... Мы осуждаем попытки некоторых ученых...

навязать общественному мнению интерпретации природным феноменов, апеллирующие к потустороннему. Мы думаем, что для человечества наста ло время осознать собственную зрелость – отбросить пережитки первобыт ного мистического мышления и мифотворчества, подменяющие истинное постижение природы».

Тут уже больше тридцати подписей наших ученых. Среди них – ака демик Н.Г.Басов, ведущий научно-популярную телепередачу «Очевидное не вероятное» профессор С.П.Капица, академик В.Л.Гинзбург и другие во главе с профессором философского факультета МГУ В.А.Кувакиным. Конвергенция произошла, безбожники всех стран объединились.

Что же они поставили во главу угла, на место якобы несуществующе го Бога? Для бывших советских граждан здесь нет никакого открытия, любой из нас мог бы ответить на этот вопрос даже во сне: «Разумеется, науку с ее достижениями!» И жрецов научного прогресса как самых подкованных, спо собных переустроить мир, который томится в оковах традиционных религий.

Переустроить так, чтобы людям было удобно и спокойно жить. Чтобы вос торжествовала социальная справедливость, чтобы нас не разделяли ни гра ницы, ни верования, ни национальные особенности. Чтобы образовалось единое мировое государство с единым управлением. (Подробнее о Гумани стическом манифесте см. следующий очерк «Оргия гуманизма».) А чем больше пространство, которым управляешь, тем насущнее не обходимость в дистантном управлении. И здесь неоценимую услугу могут оказать электронные надсмотрщики и контролеры.

Но и для управления целым земным шаром из единого центра необя зательно, чтобы прозрачными были все, вся и всегда. Как ни крути, одним лишь глобалистским переустройством мира невозможно объяснить эту бе зумную электронную слежку, которая к тому же экономически разорительна. А мы привыкли слышать, что западный мир очень расчетлив и от всех проектов ждет, в конечном итоге, прибыли.

В чем же здесь прибыль? Неужели только в том, что никто не сможет утаить налог от мирового правительства? Но даже если отслеженные с по мощью индивидуальной электроники налоги окупят (что весьма сомнительно) капиталовложения, все равно непонятно, зачем Министерству по налогам и сборам знать, по какому маршруту передвигался в течение дня налогопла тельщик и болел ли он в детстве скарлатиной.

Однако вспомнив, что вожди мирового гуманизма не просто хотят воз главить новое движение или даже государство, а претендуют на место столь самонадеянно отмененного ими Бога, неусыпной тотальной слежке наконец то находишь объяснение. Ведь именно Бог – Вездесущий, Всевидящий, Все слышащий, Всеведущий.

Вот и безумцы-глобалисты возмечтали не только узурпировать место Бога, но и обрести Его свойства. Сами они, конечно, малость не дотянули до всевидения и всеслышания, – «несправедливый» Бог не дал! – но с помощью Новейших Достижений Науки надеются компенсировать досадное несовер шенство человеческой природы.

Электронное око Существует и другое затруднение. Тем злым, лукавым и гордым сущ ностям, которые вдохновляют творцов «нового мира», не дано проникать в душу человека, читать его мысли, знать, что таится в его сердце. Поэтому для них крайне важно как можно больше узнавать о внешних проявлениях человеческой жизни, чтобы хоть таким путем догадываться о сокровенном.

Заветная мечта духов злобы и, естествнно, их патрона – контроль над чело веческим сознанием. Не потому ли так много сил и средств вложено на про тяжении последних десятилетий в разработку соответствующих технологий?

И психотронное оружие – это уже не только деталь фантастического романа или материал шизофренического бреда. Ведь любой контроль не самоцель, а необходимая составная часть системы управления.

А теперь вернемся к самому началу наших рассуждений – к реплике о том, что истинно верующим даже камера слежения, установленная в храме, молиться не помешает. И что вообще, тому, кто с Богом, скрывать нечего.

Есть такая икона – «Недреманное око». Название ее, как считают не которые богословы, скорее всего, произошло от строки из Псалтири: «Не даждь во смятение ноги твоея, ниже воздремлет храняй тя, се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля» (Пс.120:3-4).

Диавол, который не может придумать ничего своего, и здесь пытается подражать Всевышнему. Говоря о сатанинской символике, о. Алексий (Мороз) пишет: «...треугольник с изображением ока на верху пирамиды (этим симво лом украшена, как известно, однодолларовая купюра – прим. авт.) – означа ет глаз сатаны, который видит будто бы все, что происходит в мире»

(«Музыка преисподней», АОЗТ «Вектор», Нижний Новгород, 1995 г). Но по скольку диавольское «недреманное око» – лишь пародия, никакого дара всевидения и всезнания у него нет, ему требуется материальное подкреп ление: всевидящая и всезнающая система электронного контроля. Тоже своего рода «недреманное око». Недреманное око зла. И хранить оно будет только своих верных, а те, кто не согласится принять «новый мировой поря док на века» (лозунг, напечатанный на той же однодолларовой купюре – авт.), будут объявлены маргиналами и нарушителями общественной безо пасности.

Как же можно говорить, что признание компьютьерной пародии на Господа и добровольное встраивание в сатанинскую систему мироустройства духовно безопасно для христиан? И вообще, как можно кому бы то ни было передоверять Божественное право всеведения о человеке? Чтобы все тайное становилось явным для того, кто тщится подражать Тайновидцу?

Ну, а по поводу молитвы, которой якобы никто не может помешать...

Мы много написали об интимности, о частной жизни, о том, как сузилось и продолжает сужаться это понятие. Но что же все-таки означает слово «ин тимный»? «Intimate» (анг.), «intimo»(исп.), «intime» (фр.) – в том числе, имеет значение «глубинный», «потаенный», «внутренний».

Иисусову молитву, важнейшую молитву для христиан, тоже называют «внутренней». Для овладения ею необходимо, среди прочих условий, вхожде ние внутрь себя или, как выражаются Отцы Церкви, вхождение ума в сердце».

С Богом примирение и сроднение невозмодны для нас, если мы наперед не возвратимся к себе и не войдем внутрь от вне. Только внутренняя жизнь есть истинно-христианская жизнь. О сем свидетельствуют все Отцы». (наставле ние Никифора Монаха, цит. по кн. «Откровенные рассказы странника духов ному своему отцу», «Лествица», 2003, стр. 210).

Образ внутреннего, тайного, сокровенного неизменно сопровождает отношения Бога и человека. Личное богообщение всегда интимно, без тайны встреча Бога с человеком невозможна». Безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси», – говорит Псалмопевец (Пс.50:8)».Заключай дверь кел лии для тела, дверь уст для языка и внутреннюю дверь для лукавых духов»,– поучает св. Иоанн Лествичник (цит. по кн.: «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу», стр. 211). Св. Исаак Сирин пишет: «... Потщись войти во внутреннюю сокровищницу твою, и узришь сокровище небесное. Лествица в Царствие Небесное сокрыта внутрь тебя, т.е. в сердце твоем» (там же, стр.211). «Уединившись внешне, покушайся далее войти во внутреннее стражбище (сторожевую башню) души, которое есть дом Христов, где всегда присущи мир, радость и тишина» (там же, стр. 244).

Интимность молитвы заповедал нам сам Спаситель: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь свою, помолись Отцу твоему, Который втайне;

и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно»

(Мф. 6:6).

«Се, стою у дверей и стучу», – говорит Господь (От. 3:20), обращаясь к «сокровенному сердца человеку» (1 Пет. 3:4). А если сокровенного, внутрен него уже не будет, если понятие интимности окончательно уничтожат (что, несомненно, случится с введением электронных досье, чипов и т.д.), то куда войдет Господь? В какую дверь Он постучит? В ту, которая сорвана с петель вихрем бесстыдства или, как у аутистов, наглухо заперта?

Несколько лет назад нам привезли из Америки каталог модных иг рушек и одежды. Значительную часть рекламируемой продукции составляли игрушки ввиде внутренних органов, майки с изображением грудной клетки, бейсболки с нарисованными на них полушариями головного мозга. На уро ках валеологии (их также называют «уроками здоровья»), которые сейчас внедряются в школьные программы всего мира, дети с малолетства во всех подробностях изучают внутренние органы, их устройство и функционирова ние. Секс-просвет, опять-таки железной рукой насаждаемый в разных стра нах, а на Западе давным-давно насажденный, тоже огромное внимание уделяет внутреннему и внешнему строению соответствующих частей тела.


Казалось бы, зачем вдалбливать это снова и снова, чуть ли не каждый год в течение 10-12 лет? Чтобы обучить подростков «безопасному сексу», не тре буются такие анатомические штудии. А вот для того, чтобы вытащить нару жу то, что Господь намеренно сокрыл от посторонних глаз, подобные уроки, игрушки, майки и кепки очень даже подходят.

Равно как и уверения, что ни в коем случае не надо ничего в себе та ить, ибо это опасно для психики, а потому все эмоции надо выплескивать, иначе будет инфаркт, инсульт или рак. В сей миф верят и многие православ ные люди.

Так что и без электронных чипов почти все внутреннее, подлежащее сокрытию, уже рассекречено, становится наружным. Но пока еще очень мно гое зависит от произволения человека: один позволил себе распуститься на людях, а другой предпочел спрятать от посторонних глаз то, что не следует демонстрировать.

Система же непрерывной слежки лишит нас такого выбора. А по су ществу – свободы воли. Ведь свобода воли – это возможность выбора между грехом и добродетелью.

Насчет греха (например, попрания целомудрия) мы уже написали достаточно. Но и с добродетелью при электронном «Всевидящем Оке» дела будут обстоять совсем не так просто, как считают некоторые бесстрашные христиане.

«Святая Синклитикия сказала: как открытое сокровище оскудевает, так и добродетель, узнаваемая и разглашаемая, помрачается», – читаем в «Древнем Патерике» (репринтное воспроизведение издания 1899 г., Изд.

отдел Московской Патриархата, 1991, стр.139). И чуть ниже слова некоего безымянного старца: «Еще сказал: открывающий и разглашающий добрые дела свои подобен сеющему на поверхности земли: прилетают птицы не бесные и снедают семя. А скрывающий житие свое подобен сеющему на браздах пашни – он пожнет обильный плод» (там же, стр. 140).

Причем соглашаясь жить под электронным надзором, человек не только нарушает заповеданную Спасителем тайну доброделания, но и лиша ется небесной награды. Снова процитируем «Древний Патерик»: «Авва Исайя сказал...: Ты же, верный раб Христов! Держи в сокровенности делание свое, и остерегайся со скорбию сердца, как бы из человекоугодия не погубить мзды твоего делания. Ибо делающий напоказ людям (уже) воспринимает мзду свою» (Мф. 6:2), как сказал Господь» (там же, стр.132).

Недаром многие святые Отцы, столпы христианской веры и благочес тия, стремились к максимальной прикровенности своей жизни. «Сказывали о скитских подвижниках: если кто видел их дела, то они считали их уже не доб родетелью, но грехом» (там же, стр. 140).

Не только о древних старцах, но и о живших вчера, да и о живущих сегодня, очень мало что известно. Их внешняя жизнь всегда достаточно скрыта от посторонних глаз. Порой они вообще находятся в затворе, то есть в абсолютном уединении. А уж о внутренней жизни и говорить нечего! Хотя она безусловно гораздо интенсивней, чем у обыкновенных людей, ее содержание практически целиком остается в тайне. А тот, кому об этом что-то известно (как правило, тоже отшельник), так и назывался – «сотаинник». Значит, очень трудно удержать высоту духовную, будучи открытым.

Да и в наивысшем для нас образце – Евангелии – много ли говорится о внешних обстоятельствах жизни Христа и тем более о его внутренних пе реживаниях? Вряд ли это случайно. В Евангелии вообще ничего случайного нет. Если уж сам Господь явил для нас образец прикровенности земного бы тия, то нам ли, грешным, заявлять, что жизнь «за стеклом» нам не помеха, и беспечно соглашаться на режим постоянного мониторинга?

Больше всего поражает, конечно, бравада по поводу церкви. Пусть, мол, наблюдают за нами даже во время службы! Мы все равно в храме окру жены людьми, и это нисколько не мешает нашей молитве.

Да, в храме мы не одни, но это не совокупность отдельных чужерод ных атомов, а соборное единство. В мистическом смысле верующие хри стиане – члены единого Тела Христова, «единые уста, единое сердце».

Но даже единоверцы не должны подглядывать друг за другом. Инте ресно, что это особо оговаривается в вероучительной литературе. То есть, подглядывание никогда не считалось чем-то нейтральным – дескать, пусть смотрят, сколько хотят, – а воспринималось как грех, пагубно действующий и на любопытствующего, и на объект любопытства.

И уж совсем непонятно, как в условиях слежки быть с тайной испове ди. Ведь разглашение этой тайны не рядовой, а сугубый грех. И давая согла сие на жизнь под надзором электронного стукача, христианин такой грех совершает.

Жесткая альтернатива А еще тем, кто столь самонадеянно рассуждает о силе своей молит вы, полезно узнать, что залогом как успешности в молитве, так и успешности вообще в христианской жизни, Симеон Новый Богослов считал безусловное послушание («Откровенные рассказы...», стр. 188). Уже сейчас ясно, что уста новления нарождающегося глобалистского государства не просто иные, а диаметрально противоположные христианским. И это закономерно, поскольку идеологи глобализма – богоборцы. Но атеизм – лишь стадия, фаза, предше ствующая фазе откровенного сатанизма. «Кто не со Мной, то против Меня», – сказал Христос (Мф. 12:30).

Недаром в Конституции Объединенной Европы, модели будущего всемирного государства, нет даже упоминания о христианстве как о культур но-историческом фундаменте европейской цивилизации. И это несмотря на протесты целого ряда стран, входящих в европейское сообщество!

Естественно, в дальнейшем антихристианские законы будут все бо лее четкими и определенными. Содомия, растление детей, убийство старых и больных, красиво названное «эвтаназией» (см. Приложение, «Дело Питера Бингера: не играйте по правилам!»), колдовство, наркомания и прочие «радо сти глобализма» станут общепринятой, законодательно утвержденной нормой (о легализации наркомании см. Приложение, мнтервью с А.В.Надеждиным).

Как тут быть с безусловным послушанием? Кого слушаться – Христа или Ве лиара?

Соглашаясь на уничтожение понятий интимности и тайны частной жизни, человек уже, в лучшем случае, пытается служить двум господам. А это – опять же вспомним Евангелие – невозможно.

Многие по личному опыту знают, как трудно молиться, совершив даже мелкий грех: пожадничав, съев в пост что-то скоромное. Так неужели молитве не помешает наше бесстыдство и согласие со злом? А ведь мы еще ничего не сказали о возможности электронного воздействия на человека, лишь упо мянув о том, что контроль – это часть системы управления. Но электронное воздействие – отдельная тема, и мы не будем втискивать ее в рамки и без того обширного текста. Скажем одно: по пророчествам святых отцов, в по следние времена тот, кто сможет хотя бы призвать имя Господне, спасется.

Значит, в какой-то момент воздействие демонических сил на челове чество будет столь велико, что даже произнести Иисусову молитву (которая и есть призывание имени Христа) смогут лишь единицы. Конечно, никому, кро ме Небесного Отца, неведомы апокалиптические времена и сроки. Но даже самые храбрые православные либералы вряд ли дерзнут сейчас утверждать, что глобалистский проект – богоугодное дело. И те, кто позволяют включить себя в систему электронного контроля и учета (подразумевающую, между прочим, и «трансграничную передачу сведений персонального характера» (см.

очерк «Логика глобализма»), то есть, подключение к некоей всемирной базе данных) соучаствуют – как бы они это ни отрицали – в строительстве анти христова царства.

Великие подвижники, столпы христианской веры остерегались со блазна. Казалось бы, людям с такой силой духа чем повредят любопытные взоры? Но – нет, предпочитали не искушаться. Как же можно всерьез считать, что мы, цепляющиеся за комфорт и материальные блага, вплоть до крохот ных скидок, предоставляемых обладателям «социальных карточек москвича»

и других электронных пропусков в глобалистское царство, окажемся сильнее святых отцов и в критический момент вдруг отринем все то, ради чего посте пенно, шажок за шажком сдавали позиции. Есть пословица: «Дашь палец – откусят руку». Почему мы думаем, что, отдав и палец, и руку, и уже чуть ли не положив голову в ласково открытую пасть льва, сумеем каким-то образом в последний миг вырваться? Мы ведь не укротители. Да и антихрист, строго говоря, не дрессированный лев.

Оргия гуманизма Что такое абсурд? – Это какая-то нелепость, несуразность, запре дельная чушь. Но очень часто что-то нам кажется абсурдным из-за нашей неосведомленности, незнания тех или иных закономерностей.

Как объяснить, например, тот факт, что Нобелевский лауреат акаде мик В.Л.Гинзбург, уже упомянутый нами в предыдущем очерке, вдруг сделал ся главным экспертом, к которому апеллируют противники введения в школы «Основ православной культуры»?

– Что он в этом понимает? Он же физик, а не богослов, не историк, не психолог и даже не методист в области школьного образования! – недоумен но спрашивают окружающие. – И вообще, чего так яриться? Что ему Гекуба?

Почему он везде выступает и борется с новым предметом, как будто эта борьба – дело всей его жизни? Ладно бы пытались в корне изменить школь ную программу по физике. Так нет... Может, он волнуется за своих внуков и правнуков, не хочет, чтобы они изучали христианство? Но ведь их никто на сильно не заставит, это факультатив...

И мы вместе со всеми недоумевали по поводу бешеной активности академика-богоборца, пока не увидели эту фамилию под документом, тоже весьма далеким от научной статьи по физике. Документ сей, о котором вы тоже из предыдущего очерка узнали, называется «Гуманистический манифест 2000». Создан он, как говорится в предисловии, «инициативной группой вы дающихся людей мира... полагающих, что подлинный гуманизм может быть развит только на научной основе, исключающей мистику и религию». Так что ничего абсурдного в борьбе Гинзбурга со школьным факуль тативом нет. Он отстаивает на деле тот принцип, который изложен в подпи санном им программном документе.

Еще один – быть может, даже более яркий – пример мнимого аб сурда. Профессор С.П.Капица (и о нем было упомянуто ранее!), бессмен ный ведущий телепередачи «Очевидное невероятное», в которой популяризируются научные открытия, приглашает в студию другого стра стного борца. Только не «против», а «за». Но отнюдь не за основы право славной культуры, а за права гомосексуалистов – И.С.Кона. Тоже, кстати академика, причем Российской Академии образования (!). И беседуют профессор с академиком о... необходимости сексуального просвещения школьников. (В этой связи, кстати, весьма двусмысленно начинает звучать Здесь и далее курсив в цитируемом тексте наш – авт.

эпиграф к передаче: «О, сколько нам открытий чудных готовит просвеще нья дух!») Разве не абсурд? Причем тут научные открытия, которым всегда бы ла посвящена передача? И что в этом непотребстве невероятного? Телезри тели последнего призыва чего только ни навидались! Да и содомиты – явление отнюдь не новое, здесь тоже никаких открытий. Содом был давным давно, и закончилась эта история плачевно, о чем все культурные люди зна ют. А главное, так сказать, квинтэссенция абсурда в том, что такой солидный, интеллигентный Капица не возмущается, не протестует, услышав, что детей необходимо, по сути, учить «грамотному» разврату, а поддакивает бесстыжим разглагольствованиям человека, которого подчас не решаются приглашать даже в более созвучным его наклонностям передачи.

Однако «Гуманистический манифест 2000» и тут снимает все вопросы.

Смотришь список российских подписантов и делаешь-таки свое «открытие чудное». Оказывается, в списке есть и фамилия уважаемого ведущего, кото рый, очевидно (и весьма веротно!), взял на себя обязательство пропаганди ровать положения «Манифеста». В данном случае такое: «С раннего возраста должна быть доступна возможность соответственного сексуального просве щения, касающегося вопросов ответственного сексуального поведения, пла нирования семьи и методов контрацепции».

А если еще знать, что С.П. Капица давно состоит в Римском клубе, организации, которая в свое время первой озвучила на весь мир мысль о не обходимости всячески ограничивать рост населения, становится понятным, что ни малейшего абсурда в поведении профессора нет. Что он уже не «ге ний, парадоксов друг», как гласит вышеупомянутый эпиграф, а образец пар тийной дисциплинированности.

От манифеста к манифесту (цитаты и комментарии) – Сами-то не впадайте в абсурд! – с досадой прервет наши конспиро логические изыскания читатель. – Мало ли кто в каких клубах состоит и какие документы подписывает? Сейчас всего этого навалом, загляните в интернет!

Почему именно «Гуманистический манифест» такой важный? Только потому, что он вам попался на глаза?

И вправду: современный интернет похож на гигантскую мусорную кор зину. Но поверьте, мы неслучайно вытащили из нее именно эти бумажки. Ну, а тем, кто привык не верить на слово, мы постараемся доказать, что речь идет отнюдь не о заурядном документе.

Начнем с преамбулы «Манифеста» и намеренно дадим большой кусок текста. Он красноречивее любого пересказа.

«В XX в. было обнародовано четыре основных гуманистических доку мента: Гуманистический манифест I, Гуманистический манифест II, Деклара ция светского гуманизма и Декларация взаимной зависимости.

Гуманистический манифест I появился в 1933 году в пик всемирной экономической депрессии. Подписанный 34 американскими гуманистами (в том числе философом Джоном Дьюи), он отражал представления того време ни, выдвигая, во-первых, в качестве альтернативы современным религиям нетеистический религиозный гуманизм (то есть религиозный, но безбожный – авт.), и, во-вторых, принципы государственного экономического и социаль ного планирования.

Гуманистический манифест II был выпущен в 1973 году как отклик на новые реалии, возникшие на мировой арене за прошедший период: распро странение фашизма и его поражение во Второй мировой войне, рост силы и влияния марксизма-ленинизма и маоизма, холодная война, послевоенное экономическое восстановление Европы и Америки, создание Организации Объединенных Наций, сексуальная революция, подъем женского движения, борьба социальных меньшинств за равноправие, возникновение студенческо го самоуправления в университетских городках.

Манифест вызвал широкие дискуссии. Под ним стояли имена многих ведущих мыслителей и общественных деятелей всего мира, среди которых – Андрей Сахаров (известный советский диссидент), Джулиан Хаксли (бывший президент ЮНЕСКО), Сидни Хук, Бетти Фриден, Ганнер Мирдал, Жак Моно, Френсис Крик, Маргарет Найт, Джеймс Фармер, Аллан Гутмахер и Ричи Кол дер. Манифест защищал человеческие права во всемирном масштабе, от стаивая право на передвижение за пределами государственных границ, в то время как люди, оказавшиеся за так называемым железным занавесом, были этой возможности лишены. Многие марксисты Восточной Европы, разделяв шие гуманистические взгляды, боролись против застывших тоталитарных режимов и приветствовали защиту демократии и прав человека.

Гуманистический манифест II уже не делал ставку на плановую эко номику, вопрос о планировании мог в разных экономических системах ре шаться по-разному. Поэтому манифест был подписан как либералами и сторонниками экономической свободы, рыночных отношений, так и социал демократами и демократически настроенными социалистами, полагавшими, что государственная власть должна играть определяющую роль в управлении народным хозяйством. Его авторы стремились демократизировать экономи ческие системы и оценивать их, исходя из того, способствуют они или нет росту экономического благосостояния отдельных людей и различных слоев населения.

Гуманистический манифест II был создан в тот момент, когда каза лось, что наступает новая нравственная революция: в нем защищалось право на контроль рождаемости, аборты, разводы, сексуальную свободу для взрослых людей по их взаимному согласию, право на эвтаназию. Его авторы стремились защищать права меньшинств, женщин, престарелых, детей, под вергающихся жестокому обращению, и неимущих. Они выступали за терпи мость по отношению к различным образам жизни и за мирное разрешение имеющихся противоречий, осуждали расовые, религиозные и классовые ан тагонизмы, призывали покончить с террором и взаимной ненавистью. Мани фест появился вслед за обращением Vatican II, в котором была предпринята попытка либерализовать католицизм. Гуманистический манифест II оставлял место как натуралистическому гуманизму, так и гуманизму либерально религиозному. В нем утверждалась оптимистическая точка зрения на буду щее человечества, указывалось на положительную роль науки и техники в повышении человеческого благосостояния, предсказывалось, что двадцать первый век станет веком гуманизма.

В 1980 году была выпущена Декларация светского гуманизма. Необ ходимость в ней определилась жесткой критикой, которой подвергся гума низм и в особенности Гуманистический манифест II, в частности, со стороны фундаменталистки настроенных религиозных и правых политических сил в Соединенных Штатах. Многие из критиков манифеста утверждали, что светский гуманизм является своего рода религией. Преподавание свет ского гуманизма в школах, по их мнению, нарушает принцип отделения церкви от государства и ведет к созданию новой религии. Ответ Декларации состоял в том, что светский гуманизм представляет собой комплекс мо ральных ценностей, нетеистическую философскую и научную точку зрения, которые не могут быть приравнены к религиозной вере. Преподавание светского гуманистического мировоззрения ни в коей мере не является на рушением принципа отделения церкви от государства. Декларация отстаи вала ту демократическую идею, что светское государство должно оставаться нейтральным, т.е. не выступать ни в поддержку религии, ни про тив нее.

В 1988 году Международная гуманистическая академия предложила четвертый документ – Декларацию взаимной зависимости, призывающую к выработке новой всемирной этики и построению мирового сообщества, что становилось все более насущным ввиду быстрого роста международных об щественных институтов».

Конечно, гуманисты кривят душой, заявляя, что их манифесты – это отклик на новые реалии. На самом деле каждый такой документ представлял собой достаточно конкретную программу будущих действий, формирования новой реальности. А поскольку авторы и подписанты имели большие связи, а порой и возглавляли весьма влиятельные организации (Джулиан Хаксли, как вы уже прочитали, был президентом ЮНЕСКО, Алан Гутмахер руководил Международной Федерацией Планирования Семьи), то идеологическая сказ ка имела приличные шансы стать былью. Так, в 1973 г., когда появился Гума нистический манифест II, аборты еще были запрещены не только в развивающихся странах, но и в большинстве западных. А в странах Южной Европы (Италия, Испания, Португалия) были запрещены даже разводы. И с «сексуальной свободой для взрослых» (в том числе со свободой гомосексуа лизма) дела обстояли туго. Картина была не такой уж радужной для любите лей этих самых свобод. Ну, а об эвтаназии тогда вообще не заикались. Нет уж, это не отражение реалий, это их создание!

Быстро создать тоже удавалось далеко не всегда. Целых 20 лет ушло на то, чтобы подготовить почву для Каирской конференции по проблемам на родонаселения, на которой под сильным нажимом «гуманистов» большинство стран мира согласилось поддержать контроль рождаемости и аборты, иезу итски названные «охраной репродуктивного здоровья женщин».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.