авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«Г.П. Меньчиков НЕОСОЗНАВАЕМОЕ в структуре духа человека Казань – 2012 Казанский государственный университет культуры и искусств ...»

-- [ Страница 7 ] --

«Обращение к бессознательному является для нас жизненно важным процессом. Речь идет о духовном бытии или небытии. Люди, сталкивающиеся в сновидениях с подобным опытом, знают, что сокровище покоится в глубинах вод, и стремятся поднять его. Но при этом они никогда не должны забывать, кем они являются, не должны ни при каких обстоятельствах расставаться с Главная сознанием, тем самым они сохраняют точку опоры на земле»[63].

опасность в безумии, по К.Юнгу, заключается «в искушении поддаться чарующему влиянию архетипов. Так чаще всего происходит, когда архетипические образы воздействуют помимо сознания, без сознания»[64].

Неимоверно изменились качество и масштабы необходимости психологической защиты от безумия с времени жизни З.Фрейда (1856-1939) и даже К.Юнга (1875-1961). Едва ли могли они себе представить, что будет такое количество народонаселения на Земле. (Напомним, что к 1930 году населения было 2 млрд., а в 1962 году – 3 млрд., а сейчас почти 6,5 млрд. человек.). А это значит, что масштабы стихийной “психологической индукции” возросли экспоненциально.

“Плохой человек подобен вирусу”. Психологическая индукция – это наведение психологического и идеологического состояния на другого человека.

Она основывается как раз на законах функционирования неосознаваемой сферы духа: на заражении, подражании, внушении. Это когда объединенное энергитическое поле нескольких человек заставляет (заражает) входить в резонансные колебания разрозненные поля больших человеческих масс. Таким образом создается любая, в том числе и намеренная, атмосфера, находящихся вместе людей. Скажем, могут наводится “общая” гордость, преклонение, восторг, страх, ненависть, зависть, депрессия и т.п. Факты психологической индукции можно констатировать среди людей находящихся: в толпе, на митинге, среди сидящих в зале, при просмотре сериала, на футбольном матче, на показательном процессе, демонстрации, факельном шествии, молении.

Получив соответствующий заряд, участники сами становятся неосознающими индуцентами, разносчиками психо-идеологических колебаний энергитического поля. Наведенные идеологемы могут в обход сознания заставить человека действовать даже против собственных интересов: предать собственного отца или мать (если их поведение не соответствует морали фашизма, кодексу строителя какого-нибудь нового общества, или кодексу бусидо – нормам поведения самурая), во время войны бросаться на амбразуру дзота грудью, жить в голоде, холоде и грязи, потому что так понадобилось какой-либо организации людей, не сумевшей организовать недопустимость подобных явлений.

Едва ли мог представить З.Фрейд развитые за эти годы и средства массовой информации. А их массовость несет не только истину, но и то, что можно назвать “психологическим засорением” атмосферы. По свету бродит множество не только истинного, но и приблизительного, ложного, лишнего, да и злонамеренного [65]. Человек живет в коконе информационной виртуальной реальности [66]. Все это резко увеличило внешние основания не только для самостоятельного мнения, но и для страха, тревоги человеческого существа за свою стабильность, целостность, идентичность, а более психически ранимых подталкивает к какой-либо форме безумия. Пример К.Юнга, “когда старый и заслуженно уважаемый ученый семидесяти лет бросает семью и женится на рыжей двадцатилетней актрисе, то мы знаем, что боги нашли еще одну жертву” [67]. Кто тут защитит человека от возможности безумия кроме него самого?

Едва ли мог себе вообразить З.Фрейд столь увеличившееся количество и «психически уязвимых людей». Все-таки возросшая общая степень образованности человечества увеличила и степень амбиций, тонкости и ранимости его психики, восприимчивости к психологическому вирусу. Отсюда произошло резкое увеличение внутриличностных фрустраций, таких как нетерпимость, деструктивность, апатия, регрессия, склонность к мстительности Все это усилило мировую тенденцию к безумию в виде и мазохизму.

некрофилии. Люди начинают больше любить небытие, смерть, саморазрушение, ненужность себя, обусловленность чего мы видим прежде всего в перенаселении.

Тенденция к увеличению безумия в форме некрофии стала наблюдаться не только у отдельных людей, но у целых идеологий, районов земного шара, значительной части людей. Фактов здесь множество. Взять хотя бы массовое самоубийство 911 человек в Гайане в 1978 году. А «Белое братство», «Аум Синрикё». О тоталитарных идеологиях, странах и массах сбитых с толку людей в них и говорить не приходится. Не стоит забывать, что только в одной Камбодже (Кампучии) за 3 года (1975-1978) сограждане поубивали друг друга из 7 млн. населения своей страны около 3 млн.178 тыс. человек! Вдуматься только. Вчуствоваться - не стоит, опасно. А «метафизический, массовый терроризм методом комикадзе» начала ХХI века.

Все это показывает, что с точки зрения «сойти с ума» – люди чрезвычайно хрупкие и нежные существа. Несмотря на брутальные формы проявления жизни.

Сознание человека есть главная опора от безумия, без него люди от безумия просто беззащитны. Тем более, если против их сознания использовать «пси-воздействие». С разработанными «пси-оружием» и «пси намеренное технологиями». Едва ли в страшном сне могло присниться З.Фрейду и К.Юнгу создание «пси-оружия» в конце 80-х – 90-х годах ХХ века. Пси-оружие – это один из видов оружия массового поражения, наряду с атомным, бактериологическим, химическим, геофизическим и т.п. Пси-оружие – это способы дистанционного и непосредственного воздействия на психику масс людей с применением пси-технологий с целью введения людей в невменяемое, Существуют целые пси но контролируемое извне состояние (безумие).

технологии, с помощью которых можно сделать, как и с помощью любых технологий, и добро и зло. Можно настроить людей на самообладание в любой обстановке, создать в человеке надежность, устойчивость поведения. А можно использовать их: для зомбирования;

для расстройства психики;

для «коррекции» нужного поведения масс людей. Все это связанные, но довольно самостоятельные направления.

В пси-технологиях используются все те же суггестивные функции неосознаваемой сферы духа человеческого существа. Суггестия проводится с применением в основном двух принципов: подпорогового воздействия (акустического, зрительного и иного), не проникающего к сознанию и достижения резонансного эффекта. С веками меняются лишь средства и, конечно, масштабы. Сегодня при разрушении психики стал применяться также принцип распыления мозга на молекулы.

Искусство шамана состояло в том, чтобы совместить ритм бубна с импульсами головного мозга. Человек становился чрезвычайно внушаемым, пойманный также на резонансный крючок пахучими веществами, брошенными в костер. Ритм движений, ритм красок, ритм состояний, ритм звука, ритм запахов, ритм осязаний, ритм обоняний, ритм, ритм! Только теперь все это уже серьезнее, масштабнее и технологичнее.

Первыми о «пси-оружии» и «пси-технологиях» заговорили американские журналисты после массового самоубийства в джунглях Гайаны. Они выяснили, что покончившие собой в 1978 году члены секты «Народный храм» стали жертвой программы ЦРУ «МК-ультра». Конечной целью ее была подготовка зомбированных бойцов, способных по определенному сигналу, посланному издалека, совершить убийство или самоубийство. У нас примерно в это же время на кустарном уровне группа работников НИИ КГБ СССР вела тему «Управление психофизиологическим состоянием человека дистанционными методами» и вела ее до 1991 года. Но потом эти работы приняли системный научный и промышленный характер – во исполнение закрытого постановления ЦК КПСС от 27 января 1986 года. Теперь это было уже на уровне центров, научно-производственных объединений, заводов, лабораторий, научно исследовательских институтов [См.: «АиФ»,1998,№29,с.7;

1994,№48,с.13;

1995, №50, с.6]. Какие же это направления пси-технологий?

Психотронный генератор с нейролингвистическим программированием (НЛП). В его основу положен резонансный эффект. С его помощью осуществляется зомбирование – целенаправленное внушение человеку всего, что запрограммируется: и ощущение спокойной уверенности в “каждой клетке” и, например, что он должен шагнуть из окна, услышав редкое словосочетание, скажем, “синяя ромашка”. Разработан генератор в центре психофизиологии МВД.

Психотронный генератор СВЧ. В его основу положен радиоакустический подпороговый эффект. Им осуществляется разрушение психики – вызываются “прямо в мозгу” “внутренние голоса”, подобные синдрому Кандинского Клерамбо. Если направить на человека луч из этого генератора, то он будет “слышать”, что ему говорится на значительной дистанции с потерей сначала логики, затем ориентировки на местности, затем воли.

Биогенераторы на микролептонной технологии. Они настраиваются на биоэнергетические характеристики человека на расстоянии. Потоки микролептонных частиц доставляют в организм человека нужные вещества.

Можно – лекарства, а можно и то, что разрушает психику. Вначале появляется недомогание, затем лишение способности мыслить, потом потеря ориентировки и отказ больных органов. Разрабатывались эти биогенераторы на научно производственном объединении “Энергия” в 1989 году. Идеи воплощались на заводе “Арсенал” в Киеве. Подобным занимался и киевский институт проблем материаловедения. В 1990 году эти работы были завершены. В 1982 году в лаборатории микролептонных технологий Мингеологии СССР было создано целое семейство биогенераторов. Затем лаборатория выделилась в самостоятельную организацию и работала до 1994 года.

Генераторы инфранизких частот (около 9 гц). Они воздействуют на неосознаваемую сферу духа человека в обход сознания, используется тот же подпороговый принцип. Образцы такого психотронного оружия продаются подчас даже в магазинах (?!). Для борьбы с крысами. Разрушает в человеке психику, в частности, подрывает волю. Их может использовать любой злонамеренный или легкомысленный человек, который вместо крыс захочет замедленно причинить вред здоровью, кому угодно или получить некрофильское удовольствие.

Торсионные генераторы или облучатели. Они разработаны в начале 80-х годов ХХ века. Основной вид психотронного оружия. Их производство как средств связи достигало более тысячи штук в год. Это средство зомбирования на расстоянии, основанное на пятом типе взаимодействия – торсионном поле, которое несет информацию о всей реальности. К торсионным полям в научном мире, как и у автора данной работы, существует пока скептическое отошение.

Однако при каждом таком намеренном облучении в мозгу формируется спиновая структура, соответствующая заданной суггест-оператором задаче.

Работа велась до 1991 года, с реформой КГБ эксперименты на людях были прекращены.

Возможно также использование подпорогового акустического воздействия, основанного на т.н. мистике звука [68]. Это пси-воздействие применяется в тоталитарных сектах, обильно возникающих в наше переходное время.

Капсула-приемник. В открытой печати встречается еще один способ целенаправленного манипулирования человеком, практически тоже зомбирования. Это вшивание в организм человека капсулы-приемника команд извне. Делается это, например, в ходе операции аппендицита. Когда в критический момент суггест-оператор подает команду, скажем, на самоуничтожение, носители этих капсул ее “добровольно” выполняют.

Корректирование поведения масс людей. В 1989 году научно производственным объединением “Энергия” была создана аппаратура, которая в случае ее выведения на орбиту способна корректировать поведение населения на территории, равной примерно Краснодарскому краю.

Известны еще два способа коррекции поведения масс людей через воздействие на их подсознание. Это накладывание в СМИ на звуковую или зрительную дорожку информации, не воспринимаемой сознанием, но участвующей в поведении в составе неосознаваемого. Это известный эффект “лишнего” 25 кадра или “лишнего” параллельного звукового канала. Как правило, это воздействие возможно в местах массового скопления людей – кино, телевидение, видеокассеты, стадионы, рынки, метро, демонстрации, митинги, шествия и т.п. (напомним, что все данные приведены из открытой печати).

Итак, психологическая защита необходима каждому человеку. От чего? От напора изнутри и извне. И суть психологической защиты – уйти от опасности “сойти с ума”.

Но что такое безумие, сойти с ума? Точкой опоры на земле для человека является его сознание. Сойти с ума – это потерять эту точку опоры, расстаться с сознанием, поддавшись напору внешнего и внутреннего на Самость человека, перестать знать, кто ты есть на земле, перестать осознавать себя как целостность.

Так выглядит “норма” по К.Юнгу, если подходить к ней по крупному счету. Во всяком случае по этой причине все стремления человечества направлены на укрепление сознания (и/или на его калечение).

Сущность психологической защиты состоит в том, чтобы человек жил в при стабильной психической реальности, то есть при сложившейся целостности личности, Самости, идентичности и самооценке, при сложившемся у человека образе мира и образе “Я”. Эта стабильность самости, устойчивость личности и должна быть сохранена психологической защитой.

Но вот этой стабильности самости возникает угроза, реальная или кажущаяся, возникают т.н. дестабилизирующие переживания. Есть три пути выхода из такой ситуации. Активное воздействие на ситуацию и устранение источника и причин переживания путем вмешательства и преобразования этой ситуации. Но ситуация может оказаться неподъемной. Тогда возникает второй путь – сползание в сумасшествие или прямое безумие, с одной оговоркой – если не уметь психологически защищаться. Но безумным быть человеку не хочется.

И тогда есть третий путь – успешная психологическая защита, чтобы обойтись без сумашествия. Правда, в жизни встречается и четвертый путь – всего понемногу: немного преобразовывать обстоятельства, немного жить сумасшедшим или делать вид, что ты такой, немного уметь психологически защищаться.

Иначе говоря, как бы то ни было, психологическая защита нас выручает, поэтому надо сознательно и умело психологически защищаться. Конечно, психологическая защита должна быть дополнена другими видами защит, социальными видами, экономической, правовой, политической и т.д. Но в конце концов все они транспонируются в духовно-психологическую защиту самого человека. Здесь, как нигде, человек может рассчитывать только на самого себя.

Однако, есть ли у человека для этого возможности? Изучение соотношение сознания и неосознанного показывает, что у человека есть довольно мощные и разносторонние формы психологической защиты. Их выяснение, собирание, каталогизация и уяснение их положительной сути представляется большой ценностью: “когда тебе трудно”, для понимания себя и окружающих и главное – для оказания помощи.

Итак, психологическая защита – это совокупность психологически духовных процессов и приемов, которыми может владеть человек неосознаваемо-сознательно, способных охранять “Я” человека от напора и угроз то со стороны внешней реальности, то со стороны своей внутренней реальности (Оно, Архетипов, Сверх-Я). В сущности, это помощь своей душе своей душой. Поскольку все идет через самого человека и в итоге человеку ждать помощи (психически-духовной) больше не от кого - любая помощь является тогда помощью, когда она оборачивается в самопомощь. Можно сказать и заземлённее.

Психологическая защита – это система регулятивных механизмов, направленных на устранение или сведения к минимуму травм личности, в которых есть реальная угроза целостности личности, то есть прежде всего сознанию. Травм от факторов потенциального и реального безумия - от психологических вирусов, постоянных состояний тревоги, дискомфорта, от внутренних и внешних конфликтов (не противоречий, а именно конфликтов).

Ущербом является - расчленение, разрушение, подчинение, то есть такое влияние, которое приводит к исчезновению или нарушению целостного образования [69] – Самости человека как уникального существа в масштабе мироздания.

Вот почему классики глубинного и гуманистического периода науки о духовной реальности человека - Фрейд, Юнг, Франкл и другие – в своих работах уделяют Самости человека первостепенное внимание (См., например, целую монографию по Самости человека у Юнга [70]). Конечной целью и успехом защитного процесса является спасение сознания, а точнее – достижения согласия между реальным содержанием сознания и Я-концепцией.

Почему речь идет о защите в первую очередь сознания, а не души или всего духа человека? На наш взгляд потому, что сознание является центральной частью структуры духа человека. В случае его крушения потерпит крушение и душа, и неосознаваемое человека. Однако это не означает возврата к декартовскому отождествлению духа человека и его сознания, несмотря на всю важность сознания, его опорность против безумия.

Говоря о сущности и содержании психологической защиты, хотелось бы обратить внимание еще на один момент. В обстоятельной монографии Е.Л.Доценко психологическая защита определяется им как «употребление субъектом психологических средств устранения или ослабления ущерба, грозящего ему со стороны другого субъекта, манипулятора»[71]. Это правильно, но, представляется, что здесь речь идет о частном вопросе, хотя и важном. Речь идет о защите от манипулирования, от намеренной угрозы, где есть субъект и По сути дела речь идет о войне с человеком, то есть о средства угрозы.

неприличных для человеческих существ вещах. Но кто же будет защищать человека от самого себя?

В исследуемом же нами философском плане защита от манипулирования есть частный случай, с которым, конечно, тоже нужно считаться. В более широком плане речь идет не о «войне», не о «враге», а о естественном ходе вещей в мироздании. О естественном их т.н. «несовершенстве» и нашей естественной т.н. «несамодостаточности», но о вечной претензии человека на достаточность и абсолютное совершенство, на аристос (такие уж все мы).

Как представляется, это главная внутренняя угроза для любого человека. На эту угрозу, на это несовершенство человека (быть в вечной претензии на абсолютность, достаточность) человеку не стоит обижаться, как на ветер, но от которых необходимо защищаться. Если не суметь понять и принять эту естественность бытия.

Дело здесь осложняется отсутствием субъекта угрозы, а точнее тем, что субъект угрозы анонимен или еще сложнее – им являешься ты сам, какая-то часть в тебе самом, которая захотела (возомнила) быть целым. Не обижаемся же мы на ветер, на дождь, но защищаемся от их излишнего напора. Одним словом, человеческому существу важно понять, что каждому человеку надо защищаться и от самого себя. Нередко для человека нет большей угрозы, чем он сам. То же можно сказать, пожалуй, и о человечестве.

у Для защиты человека от безумия и психологического дискомфорта человека, как оказалось, имеется целый арсенал средств. В результате исследования мы обнаружили около сорока разновидностей (42) «механизмов»

психологических защит. Некоторые из них говорят сами за себя, а некоторые требуют пояснения и в определенной последовательности. Возникает вопрос о критерии.

Критерием жизни является сама жизнь, а потом уже привходящие обстоятельства. Поэтому критерием последовательности психологических защит (ПЗ) мы полагаем психическую энергию человека, силу или слабость ее содержания, осуществление с ее помощью стремления к жизни или незаметного стремления к смерти. (Напомним, что З.Фрейд вначале под либидо понимал сексуальную энергию. Позже он под либидо понимал уже психическую энергию, обеспечивающую все стороны жизни. То же под психической энергией понимал и К.Юнг, отойдя от понятия либидо. В.Франкл в психическую энергию включал Под психической энергией мы еще непременно энергию души и духовности).

понимаем интенсивность психически-духовного процесса, его психически духовную ценность, которые определяются по его детерминирующей силе и направленности и проявляются в определенных психических действиях («достижениях») [72].

Отсюда вытекает и спектр двух стратегий психологических защит, располагающихся в последовательности от сильной к слабой психической энергии. Общий курс психологических защит одинаков – прекращение напора и угроз, но стратегия и особенно тактика их существенно разная. Как тонко подмечает Н.С.Автономова, «вытеснение травмы – скорее уход из ситуации, чем овладение ею»[73].

Первая стратегия – психически сильный (сильнее травмы, напора-угрозы) стремится овладеть напором и угрозами. В данном случае овладение – это направленность психики на создание приемов использования напоров и угроз в своих интересах;

это создание своих встречных напоров на угрозы;

это поиск приемов разрушения или блокирования их разрушительного воздействия. Одним словом, что называется наступление – лучший вид обороны.

Вторая стратегия – тот, кто психически слабее травмы, напора-угроз неосознанно применяет стратегию ухода, убегания от напора и угроз. В данном случае уход – это убегание, избегание, замирание, маскировка, блокировка, одним словом – разрыв дистанции с напорами и угрозами, выведение себя за пределы досягаемости, оставляя их психологически-духовные корни не тронутыми.

Тактические приемы психологических защит могут быть общими, пересекаться. Например, блокировка, замирание, маскировка, временный отказ от действий, чтобы не проявлять себя или перейти к овладению травмирующей ситуацией.

Корни такого деления психологических защит уходят в самые филогенетически древние способы защиты от агрессора у животных и у древних людей: бегство, замирание, прятание, встречное нападение, стремление повлиять на нападающего (подробнее их систематизацию см.[74]). Со временем они стали утонченнее и многообразнее.

Не претендуя на исчерпывающий систематический подход, каталогизируем основные «механизмы» психологических защит в последовательности намеченных нами стратегий.

Первая стратегия психологических защит (овладевающая):

Сублимация. Защита здесь происходит от напора невостребованной жизненной силы, как сексуальной, так и не только сексуальной. Осуществляется защита неосознанно и возможно сознательно. Защита происходит способом переключения (сублимирования) психической энергии на социально-культурно значимые объекты. Фрейд выделяет особенно научную и художественную деятельность. Сегодня можно добавить и управленчески-политическую.

Экстраверсия. Это форма психологической защиты от т.н. «ужаса покинутости». Когда человек начинает ощущать покинутость, он начинает и может неосознанно и сознательно проявлять повышенную заинтересованность во внешнем мире, компенсируя себя этим способом. Экстраверсия похожа на сублимацию по направленности, но ее отличие от сублимации в том, что здесь различная обусловленность и резкое изменение интенсивности во внешней заинтересованности, а не в направленности.

Устранение «сенсорного голодания». В силу каких-то обстоятельств и причин изолированности, замкнутости жизни (однообразие жизнедеятельности, маленькая жилплощать, стесненность во время зимовки, экспедиции, служебной командировки;

слишком замкнутый аутичный образ жизни) наступает дефицит внешних сенсорных воздействий. Он превращается в травму (когда вокруг «все крайне надоело»). Способ защиты состоит в неосознанной и сознательной организации себе притока ощущений, восприятий, в организации смены деятельности, возможно путешествий, прогулок или даже изменения образа жизни.

Расширение сознания. Сужение сознания в силу каких-то причин, как известно, прямая дорога к маразму и безумию. Суть защиты от напора-угрозы сужения сознания – его расширение. Защита производится способом формирования у человека дополнительного уровня понятий, суждений, уровня мышления. Это достигается вполне обычными путями: дополнительным образованием, поступлением на учебу, систематическим самообразованием, путешествиями и т.п.

Убегание в здоровье. Защита состоит от страха болезни, лечения, медицины, потери удовольствия от страха потери здоровья, смерти - что становится напором-угрозой. Защита состоит в том, что человек неосознанно и сознательно берет систематическое укрепление своего здоровья в свои руки. Рекомендаций здесь, в том числе проверенных, - хоть отбавляй.

Разрядка (напряжения). Психологическая защита от накопленной зажатости между Оно и Сверх-Я, невостребованной психической энергии, способной привести не только к аффекту, срыву, но и незаметной душевной травме. Защита возможна массой средств дающих физическое утомление и удовольствие от этого утомления (физической работой в меру, физическими упражнениями, всем, что сжигает энергию, сменой деятельности), аутотренингом (как связью с вечностью и бесконечностью), физической и психической гигиеной. Особым направлением, по Фрейду, является защита обращением к комическому, а в повседневности - «сведением всего к шутке».

Комическое. Комическое во всех его видах и формах не роскошь, как представляют обычно, а одно из мощных средств овладения в нас, и окружающим нас, безумием. Фрейд оказывается написал большую монографию «Остроумие и его отношение к бессознательному»[75], что не случайно.

Защитные функции смеха, комического состоят в том, что дают возможность обойти трудности прямых возражений, ругательств, напора травм и угроз.

Кроме того, считает Фрейд, острота извлекает удовольствие из одной только деятельности нашего душевного аппарата, свободной от потребности [76], то есть удовольствие от бескорыстной конструирующей деятельности духа человека.

Закрепление. Защита состоит в склонности человека к сохранению навыков поведения, чувств и мыслей, которые удачно послужили ему в прошлом и доставили ему удовольствие. Речь идет о неосознанном и сознательном сохранении цельности, устойчивости, душевного равновесия, которые находятся под угрозой от внутреннего возбуждения (влечения) и особенно от представлений самого человека (воспоминаний, фантазии, конструктов), причастных к этому влечению, а также ситуаций, порождающих неприятные аффекты. Однако закрепление может становится само неосознаваемо навязчивым, поэтому требует закрепления навыков и от “закрепления”. Впрочем, данное условие (защита от “защиты”) относится ко всем, по-видимому, способам защиты, чтобы не произошла инверсия – подмена цели средством.

Средство само может превратиться в напор и угрозу, если оно становится навязчивым.

Рационализация. Когда “кругом все плохо”, не так “как надо”, защита производится логическим самоосмыслением, раскладыванием “всего по полочкам”. Этим средством вытаскиваются занозы напора-угроз из сферы своего неосознаваемого в сферу сознания. Занозы зачастую мнимые и неадекватные.

Рационализация – самый сильный и собственно человеческий способ психологической защиты. Продолжением рационализации является “толкование”.

Толкование, истолкование. Защита от напора угроз происходит путем общения с кем-либо и обеспечения ему доступа к неясно понимаемому тобой желанию, которое томит или гложет или доступа к скрытому (зашифрованному) смыслу желания. Ситуация – “помоги мне понять, что я хочу” или “чего я не понимаю”, или “зачем я это хочу”. Практически такой способ защиты встречается, когда человеку нужно помочь “разобраться в себе”, “облегчить душу”, “выговориться”. Это важное средство проницательности и средство от соскальзывания в безумие. Поэтому люди неосознанно так много общаются “просто так”. У религиозно верующего человека защите служит еще моление, намаз, исповедь, которые, правда, сами могут вести к “сшибке разума”, “неврозу навязчивости”, “психотическому симптому”(З.Фрейд) [77].

Толкование не должно быть спутано с интерпретацией, в которой больше произвола мнения. Толкование желательно не смешивать и с параноидальным истолкованием, в котором больше внимания уделяется мелочам и меньше проницательности.

Интеллектуализация. Это форма защиты посредством умствования, которым человек стремится размыть, рассосать свои конфликты и травмирующие его эмоции, чтобы овладеть ими и не потерять окончательно власть над собой. Например, столкнувшись в своих отношениях с отцом, человек защищается уходом в разговоры о “сопротивлении властям”. Столкнувшись с выбором в любви, человек начинает рассуждать о сравнительных достоинствах брака и свободной любви.

Претензия на всевластие над объектом. Влечение к овладению. Вопрос об овладении и власти над объектом возникает в связи с соотношением активности пассивности и избегании от безумия при напоре неизрасходованной энергии, внутреннем возбуждении. Влечение к овладению предполагает также особое удовольствие от успешного выполнения центральной нервной системой своих функций, направленных на обеспечение целостности Я, что прозволяет управлять своим окружением. Механизм защиты состоит в том, что овладение позволяет справится с возбуждением (влечением), помогает усилить контроль над своими действиями, над невыносимостью возбуждения. Овладение есть форма усмирения себя от полного безумия менее безумным образом. Последнее относится к претензии всевластия над человеком.

Парадоксально, но факт: некоторые люди так и поступают, уходят от полного безумия претензией на овладение или всевластия над объектом. Теряя часть, спасают целое. Всевластие над человеком есть вообщем-то гнусная форма самозащиты несчастного человека от избытка психической энергии, в котором возбуждение преобладает над сублимированием. Но такая форма защиты, не осознаваясь, широко распространена, она временно выручает человека от полного безумия.

Изоляция. Широко распространенная форма психологической защиты. Ее суть в том, что защита происходит обособлением человека от излишних для его порога ощущений внешних воздействий и блокирование таким образом отрицательных эмоций, вытеснение из сознания связей между эмоциональным переживанием и их источником. Изоляцией лечат часть душевных болезней. Но здесь важно почувствовать меру или причинное насыщение изоляцией. При переходе меры действие обособлением превращается в сенсорное голодание и возможное травмирование теперь уже последним.

Вытеснение. Вытеснение здесь понимается как перекодирование, переозначивание. Речь идет не о пассивном вытеснении, а об активном, конструирующем вытеснении. Психологическая защита образуется здесь не выталкиванием неприемлемого, травмирующего в неосознаваемое, а его перекодированием. Перекодированием в такие знаки-символы, в которых психика раньше справлялась в подобных ситуациях. Это уже овладение непримлемым, а не убегание от него. Например, “а вот тогда-то я же смог, справился с ситуацией, потому что поступил так-то, использовал то-то и т.д.”.

Сопротивление (овладевающее). Сопротивление может быть негативным и позитивным. Психологический механизм с помощью сопротивления заключается в том, что используются все те слова и поступки, которые неосознанно препятствуют тому, чтобы напор угроз овладел сознанием, расщепил цельность и Самость. Сопротивление здесь является продолжением вытеснения. Выражается сопротивление в активных оговорках и действиях (скажем, “потому что не могу себе этого позволить”, “не могу пойти на это потому что и честь имею”, “еще не стар”, “ведь не хлебом единым” и пр.), а не в зряшном “нет”, не в тупиковом отрицании. В этих “однако;

но;

ведь;

потому что” и содержится вся суть созидающего сопротивления.

Сверхкомпенсация (или обратное действие). Хулиганство, например, неосознанно служит средством защиты от страха. Психологический механизм защиты обратным действием или сверхкомпенсацией состоит во встречном процессе, когда слабый человек вообще или ситуативно, не осознавая того, ведет себя как сильный, перебарщивая вплоть до благородного поступка или хулиганства. Если применить обратное действие осознанно, оно может быть средством самомобилизации и внутренней защиты.

Идентификация. Механизм психологической защиты заключается в уподоблении объекту, вызывающему неосознаваемый страх или тревогу.

Например, стрижка “под бандитов”, сидение на корточках многих вполне положительных молодых людей в 1990-х годах, “сталинская” манера чиновников, хозяйственников одеваться и вести себя в 1930-50-х годах, а самого вождя – манера носить френч под военных, он больше всего боялся их.

Покровитель. Психологическая защита состоит в том, что в условиях постоянного напора-угроз манипулирования или нарушения достоинства человека этот третируемый человек начинает сам неосознанно стремится брать на себя роль покровителя другого, несколько облегчая себе психологически жизнь. Например, стремится стать “хозяином”, “начальником”, доминировать, покровительствовать, быть “наверху”, перестает быть коллегой, другом, равным и т.п. При длительном исчезновении тоталитарной, унижающей атмосферы такой синдром защиты может пройти. При этом отличаем карьеризм и карьеру.

Вторая стратегия психологических защит (убегающая из ситуации):

Вытеснение (обычное). Защитный механизм психики человека здесь состоит в выталкивании, переводе неприемлемого, непереносимого психического материала из сферы сознания в неосознаваемую сферу и удержание его там.

Кроме удержания, вытесненное частично растворяется с помощью сублимации, частично ассоциируется с другим вытесненным материалом, а частично стремится вернуться в сознание. Поэтому, хотя вытеснение является основным механизмом защиты, оно недостаточно. Психике человека приходится еще и “хитрить” (уклоняться), чтобы защитить себя, конструируя и применяя другие механизмы защиты. Сознание человека может помочь своему партнеру, своему неосознаваемому вытесненному, стараясь “забыть”оставшееся непереносимое.

Уклонение. Фрейд называет такую форму психологической защиты в работе “Человек по имени Моисей и монотеистическая религия”[78], но не поясняет её, надеясь, видимо, на понятность тенденции защиты уже из самого термина.

Уклонение само имеет разнообразные формы. Так, оно может быть в виде инверсии.

Инверсия (перестановка). Это вид психологической защиты от травмы с помощью неосознанного или лукавого переворачивания целей и средств, причин и следствий, смыслов, обычных словосочетаний и действий вычурными (перевернутыми). Это делает психика для придания им смысла, смягчающего неосознаваемую травму, особенно затяжную, перманентную, граничащую с вызовом безумия. Когда, например, тиранов называют вождями, воров несунами, бандитов нейтральными боевиками, продажных женщин и мужчин представителями древнейших профессий, умелый грабеж невыплатой зарплаты или нецелевым расходованием средств. Все это – перевертыши. Шутливыми инверсиями – перевертышами (каламбурами) пользовались придворные шуты, будучи нередко умными и проницательными людьми. Говоря правду -“дурь”, они предохраняли себя от расправы и щадили психику тирана, а тираны для своей в значительной мере психологической защиты держали шутов. Не совсем же сходить с ума, да и если не истину, то правду хотя бы немного знать было надо.

Возможна инверсия чувств. Инверсией бывает искренняя “любовь” к тирану со стороны безвыходно и долго придавленных людей (синдром “За Сталина”), доброжелательность к насильнику со стороны жертв, заложников к террористам (“стокгольмский синдром”). Инверсией называют также влечение, первоначально направленное на внешний объект, но которое под действием страха неосознанно обращается на самого себя.

Убегание в болезнь. Вид психологической защиты, когда уход в болезнь становится неосознаваемой преградой травме от постоянного отрицательного отношения к человеку в семье (от придирок, претензий, упреков, одергиваниий), в коллективе. При этом организм болеет искренне, так как процесс защиты неосознаваем. Зачастую в психологически неблагополучных семьях таким образом защищаются дети и даже взрослые в коллективе, в семье, которые не могут остановить главного стрессора (который может быть нелегко обнаруживаем) и восстановить в доме доброжелательный климат не иначе как таким образом. Распознать такой дорогостоящий вид психологической защиты бывает непросто, еще труднее бывает остановить его.

Идеализация. Идеализация это защитный процесс, при котором объект, не меняя своей природы, неосознанно превозносится и возвеличивается в сознании человека. Как защита, идеализация происходит двухшаговым образом.

Идеализированные объекты расщепляются на возвеличенные “совершенные” и преувеличенные “плохие”. А далее с идеализированным “совершенным” объектом происходит самоотождествление. Это и служит защитной конструкцией от напора возможных разрушительных влечений, в частности, от нарцисцизма и мазохизма. Главное здесь, что человек “обманываться рад”.

Например, влюбленный человек (в другого человека или в какое-либо дело - в объект) видит мир и себя в нем более одухотворенным и нередко становится более одухотворенным.

Регрессия. В случае затруднений психологическая защита у слабого человека осуществляется неосознаваемой тенденцией упрощения поведения, а не усложнения. Психологическое развитие и поведение в таком случае возвращается на ранние или примитивные (брутальные – грубые) формы жизни, но приводившие к некоторой удаче в прошлом. Например, человек, столкнувшись с трудностью, начинает грубить или вести себя капризно, неосознанно подражая инфанту или чувствовать себя безответственным холостяком, кокеткой, неумехой, жертвой, простофилей, слабаком, грубияном и т.п. В случае серьезных затруднений, опасных для жизни или чреватых соскальзыванием в безумие, такое средство защиты – фактически неосознаваемый саботаж психики - бывает полезным. Его стоит понять, простить, а главное уменьшить предпосылки, побуждающие психику к такому способу защиты и помочь человеку перейти к первой стратегии защит.

Самомнение сознания (которое начинает ценить низко что-то). В сущности это защитный способ обратный регрессии, когда человек начинает неосознанно быть высокомерным, ехидничать, вести себя менторски. Этим он фактически защищается от слабости, скажем, знания вопроса, от своей неуверенности, недостаточной подготовленности.

Реактивное образование. Форма психологической защиты от амбивалентности влечений, когда человек сосредоточивается на идее, чувстве, воздействии, прямо противоположном тому неосознаваемому импульсу, в котором он боится себе признаться. Например, человек начинает усиленно дружить с тем, кого он глубоко внутри терпеть не может, находясь в одном коллективе. Или обратная ситуация, “дергание за косички” – неосознаваемая любовь, симпатия проявляется как грубость (взаимоотношение подростков в школе, нередко мужчин и женщин на селе и т.п.), или жестокость защищает глубинную трусость.

Трансфёр (перенос). Широко распространенная психологическая защита происходит в форме перенесения вытесненных неосознаваемых влечений, намерений, чувств с неподходящего объекта на приемлемый или наоборот.

Например, любовь к матери переносится на любовь к девушке. Или черты одного человека переносятся на другой, и он становится преемлемым. Или неприемлемым, зато защищающим психику от травмы или от большей травмы.

Скажем, человек переносит образ своего начальника на своего отца или наоборот – образ своего отца на начальника. Образ своего обидчика, с кем потерпел фиаско, переносит на другого человека (“все такие”). Переносит на себя черты героя романа и наоборот. Трансфёр может быть позитивным, негативным и нейтральным, но защищающим.

Проекция (частный случай трансфёра). Защита выступает в виде приписывания другому – человеку или предмету, событию – качеств, чувств, желаний, взглядов, неприемлемых для себя, которые человек отрицает или не замечает в себе, хотя от их же напора неосознанно защищается. В результате человек может стать жертвой самого себя – воспринимать нежелательное, приписанное другому, как угрозу из внешнего мира. Распространенная форма проекции – обвинение другого лица во враждебности к себе, когда вы стремитесь неосознанно избавиться от признания в собственных враждебных чувствах. Или человек в хорошем настроении склонен видеть мир “сквозь розовые очки”. Или деловой человек может рассматривать все предметы с точки зрения купли-продажи (“профессиональной деформации восприятия”).

Смещение (переход на другое). Это тоже важный случай трансфёра.

Психологическое облегчение достигается переходом одного напряженного представления на другое, но более слабое, связанное с первым цепью ассоциаций. Например, во сне человек переносит ненависть или любовь с одного лица на другое, к которому он может питать эти чувства, не испытывая внутреннего конфликта. В таком сновидении спящий может перенести свое стремление, скажем, любить мать на другую женщину, которая будет представлять мать тем, что у нее будет прическа как у матери и пр.

Расщепление объекта. Форма защиты от страха путем того, что объекты каких-либо влечений (эротических и разрушительных) расщепляются на “хорошие” и “плохие”. Далее действуют обособленно механизмы трасфёра, проекции и интроекции. При этом расщепляется также “Я” на “хорошее” и “плохое”. В итоге “Я” образуется путем интроекции в “хорошее” объектов влечения.

Фантазия. Фантазия бывает разной. Есть фантазия и фантазия. Есть фантазия, которая не покидает земной почвы, подходит с меркой к вещам, которые преднаходятся, предчувствуются, предполагаются и лишь доконструируются творческой силой духа человека. Фантазия оказывает на организм огромное и глубинное детерминирующее влияние. Она может защитить человека от нездоровья (“несдающийся больной”) или, наоборот, сделать человека больным (“мнимый больной”). В функции психологической защиты фантазия, фантазм – это воображаемый сценарий, в котором исполняется желание человека, в конечном счете неосознанное, в котором изначально присутствует запрет. Невыносимость психологической боли от неисполнения желания таким образом уменьшается или снимается. Кроме того, фантазия защищает, обеспечивая другие защитные действия, такие как проекцию, отрицание, обращение на себя, обращение в свою противоположность, исполнение желаний.

Исполнение желаний. Защитный механизм образуется за счет получения при фантазировании (как процессе) психологического детерминанта, в котором сфантазированное исполнение желаний предстает как уже осуществленное (как результат фантазирования). Защищать начинают продукты скрытого исполнения желаний, такие как игра, сон, симптом, фантазм, иллюзия. В них дух человека получает передышку от своей спонтанной деятельности (способной не во всем реализоваться в действительности). Передышку в виде иллюзорного исполнения скрытых неосознаваемых человеком своих желаний.

Игра. В жизни человеческого существа игра, как известно, вообще имеет огромное значение и выполняет многочисленные функции, в том числе и защитные. В функциях психологической защиты игра представляет собой одну из форм исполнения желаний и подготовительное поле деятельности для реализации других защитных механизмов, таких как сублимирование, овладение объектом, всевластия над объектом, компенсации, сверхкомпенсации.

Обращение на себя. Это форма психологической защиты от неосознаваемого страха потерять энергию к жизни. Обращение на себя – это процесс, при котором желание, направленное на внешний объект, обращается на себя.

Например, желание любить другого обернулось любованием собой. Защита состоит в том, что любовь является источником энергии, поэтому человек неосознанно защищается от нелюбви вообще. Но на любовь к “другому” у человека энергии не хватает. А без энергии нет жизни. Где ее взять? Хотя бы в любви к себе. (Не путать с эгоизмом. Эгоист как раз не любит себя, видимо потому, что не умеет, не подходит к себе как к человеку. Любить себя – это любить в себе человека. А человеком стать, быть, удержаться - как известно, не просто).

Обращение в свою противоположность. Является механизмом защиты тоже от страха потери энергии к жизни. Только здесь психическая энергия неосознанно восполняется в процессе, при котором цель влечения преобразуется в свою противоположность, а пассивность сменяется активностью. Например, ненависть, как и любовь, к сожалению, тоже является источником психической энергии. В этом же механизме желание любить другого обернулось в силу разных причин в ненависть и, следовательно, вновь из пассивности в активность.

Происходит защита от пассивности вообще, но через свою противоположность.

Как уже говорилось, на любовь к другому энергии не хватает или с этим не получилось. А без энергии нет жизни. Снова, где ее взять? Хотя бы в ненависти, неосознаваемо придающей силы.

Отрицание (посредством фантазирования). Отрицание как психологическая защита представляет собой неосознаваемый отказ признать факт, например, болезни или возраста путем воображаемого здоровья или воображения себя моложе своих лет. (Сознаваемый отказ происходит обычно в виде игры, кокетства, бравады). Защищает очень хорошо. Отрицание посредством фантазирования служит не только психологической защитой в виде убегания от невыносимых мыслей, чувств, событий, но и детерминирует “убегание в здоровье”, которое реализует отрицающие фантазии на деле. Мысль ведь материализуется.

Воспоминания (покрывающие). Парадокс памяти о событиях детства состоит в том, что важные факты в памяти не сохраняются, а незначительные запоминаются. Возможно поэтому детству свойственно ощущение защищенности (реальной или воображаемой). Поэтому в случае напора угроз одним из психологических механизмов защит является неосознаваемый уход в воспоминания детства. Они вытесняют и покрывают неприятное, чем и выполняют неосознаваемую защитную функцию.

Отказ ( от реальности). Один из способов психологической защиты, при котором человек неосознанно и искренне отказывается признать травмирующее восприятие как реальность и его сознание считает, что его ему приписывают или оно ему кажется. Всевозможными “этого не может быть”, “как в кино”, “как во сне”, “мне казалось, что” психика спасает себя от того, чтобы не сойти с ума при безумных реальных событиях. Отказ от реальности можно отнести к крайней степени вытеснения.

Инкорпорация (поглощение). Когда-то наши предки каннибалы решали свои психологические проблемы простым кардинальным образом: “нет человека - и нет проблем”. Сосание младенцем чего угодно есть самое лучшее снотворное средство. То же самое можно сказать о половой удовлетворенности, где происходит инкорпорация, как полагает Фрейд [79]. Таким образом, инкорпорация это психологическая защита в виде воображаемого процесса поглощения чем-нибудь, как-нибудь травмирующего объекта и сохранения его в себе. При этом защита происходит в трех моментах: в удовольствии от воображаемого принятия объекта во внутрь (видимо, сказывается древнейшее неосознаваемое сосание младенца);

в воображаемом разрушении объекта как помехи (видимо, действует архетип доставшийся нам от наивных каннибалов);

в воображаемом присвоении “хороших” качеств объекта при удержании его внутри себя. Например, когда (в любви) говорят “я тебя аж съем”, то это защита от своеобразной жажды;

когда (во вражде) говорят “я тебя проглочу”, то это тоже защита от напора травмы, от иссушающей душу ненависти.

Интроекция. Психологическая защита состоит в том, что при напоре травмы человек в процессе фантазирования стремиться вчуствоваться в травму, “войти внутрь”(интроецировать), постичь ее изнутри, вбирая внутрь себя из этой ситуации все “хорошее” и исторгая “плохое”, неосознанно защищая свою психику таким способом. Интроекция близка инкорпорации, но в последней речь идет о воображаемом поглощении телесного телесным. А в интроекции – о воображаемом внедрении внутрь “психического аппарата” и о том, чтобы вобрать и исторгнуть будучи внутри “психического аппарата”. Все это происходит в своей психике неосознаваемым образом, но такой способ защиты можно сознательно тренировать, помогая неосознаваемому иметь навыки такого способа защиты.

Сгущение. Абсурдом называется попытка соединить истину и ложь одновременно, в одном и том же отношении. Как способ защиты психики от напора безумия, алогичного, абсурда сгущение представляет собой процесс соединения в себе нескольких ассоциативных цепей и образование единого, зачастую карикатурного или утрированного представления на их пересечении. В итоге нагрузка психических энергий суммируется и действие “цензуры” ослабляется, неосознанно перехитряется. Человеческая психика может хитрить сама с собой, притворятся в самой себе. А что ей делать, жить-то надо при невыносимом для нее напоре извне (абсурде жизни) или изнутри. Важно лишь ей не “дохитриться”, не “доиграться” до того, что уже и “душа блудит” (Августин), и что человек и сам уже не знает, в чем реальность [80]. Действие защиты сгущением можно наблюдать в снах, в анекдотах, метафорах, остротах, в ошибочных действиях, забываниях, неологизмах. В сгущении можно видеть попытку психики неосознанно облегчить напор действия “цензуры”.

Отмена (некогда бывшего). Защита происходит от травмирующего чем нибудь своего же сделанного поступка, сказанных слов, высказанных мыслей.

Защитные действия состоят в том, что человек неосознанно делает вид, будто его прежних мыслей, слов, жестов, поступка вовсе не было. Для этого он непреднамеренно ведет себя прямо противоположным образом. Такой способ защиты проявляет себя, например, в оговорках, вроде “не подумайте, что…” и пр. Такой способ поведения называют “магическим” [81], на этом основана любая магия, в том числе партийная, идеологическая.

Сопротивление (убегающее). Все, что нарушает ход аналитической работы по пониманию в себе травмирующего, есть сопротивление. Сопротивление выражается различными средствами – перенесением, трансфёром, критикой аналитика, отказом сообщить приходящие в голову мысли на основании того, что они мол “совершенно не важны и т.п.” На неосознаваемое сопротивление не стоит обижаться. Его стоит понять и сделать деловые выводы по устранению обстоятельств, провоцирующих психику на сопротивление. Сопротивление осуществляется затем, чтобы избежать осознания нелицеприятного, травмирующего, чем защитить свою психику от страдания.


Интроверсия. Это психологическая защита отвернутостью от жизни к своему воображению. “Вот если бы я был…”, “вот если бы у меня была волшебная палочка…”. По каким-либо причинам из-за постоянной фрустрации человек психологически может защищаться неосознаваемым отрешением от реальности, потерей интереса к окружающему миру, апатией к своему окружению (раз оно его лишь травмирует) и поворотом к жизни воображения, где никто, ничто не обижает, где конструируются новые желания и одушевляются следы забытых желаний. Но в небольшой и контролируемой сознанием дозе интроверсию себе можно и нужно организовывать намеренно.

(И по этой причине люди уходят в монастырь, в религию, даже в “науку”, в “искусство” и т.д.). Однако, опять же, главное - не заиграться, не остаться в “ауте”реальности.

Итак, у человеческого существа есть много возможностей так Резюме.

называемых “психологических защит”, чтобы сберечь себя от соскальзывания в безумие, начинающегося с душевного дискомфорта. Их ценность и освоение особенно важны при жизни в экстремальных условиях. Тем более, что для значительной части человечества это вопрос не только теоретический, но и практический. Ведь подавляющая часть человечества живет фактически в экстремальной ситуации. К сожалению, не является здесь исключением пока и жизнь наших соотечественников.

Защитные действия человека в экстремальной ситуации.

Под экстремальной ситуацией понимается такая ситуация, которая ставит перед человеком требования, превышающие его возможности: возможности сохранить «я человека» или «самость человека». Всего этого хватает в экстремальной ситуации «типа концлагерь». В ней есть все формы проявления экстремальности словно в обобщенном виде. Защитные духовно психологические стратегии и некоторые механизмы в такой ситуации прожиты и исследованы В.Франклом[82]. Важные рекомендации обнаруживаются также у представителей «психосинтеза»[83], представителей «трансперсональной психологии»[84]. социологии «катастрофического сознания»[85], «экстремальной виртуалистики»[86], психологии «сенсорного голода»[87].

Со временем, наверное, сформируется отдельное научное направление по экстремальности. А пока, обобщая все это, мы делаем выводы, что защитные действия в экстремальной ситуации подразделяются на две стратегии:

пассивную стратегию и активную стратегию. (Путь предательства, подличанья и тому подобного в ситуации типа концлагерь выходит за пределы человеческого вида: такие действия ачеловечны, внечеловечны, ибо они покушаются на жизнь другого человека. Поэтому они не входят в средства защиты людей. Это нечто другое).

Экстремальность есть экстремальность, в прямом и переносном смысле.

Поэтому большая часть людей не живет, а выживает, уходя в глухую пассивную защиту. Наиболее массовыми средствами защиты здесь являются: прибегание к отвращению;

апатия;

эмоциональная смерть;

иллюзия помилования;

мрачный юмор;

регрессия;

отсутствие сексуального влечения;

непреодолимое желание изолироваться;

избегание проявлять инициативу;

принятие решения, проистекающего из чувства фатальности;

общая раздражительность;

комплекс неполноценности;

суицид. К сожалению, эти ненормальные реакции на ненормальную ситуацию являются нормальным поведением.

Другие пытаются прибегать к более активной стратегии защиты: они защищаются борьбой за хлеб и за саму жизнь, за собственное спасение, близких и Наиболее характерными средствами духовно-психологической своего друга.

защиты здесь являются:

Сопротивление внутреннему обесцениванию мира: удержание себя на понимании того, что зло не может обесценить мир, потому что мир не инструмент, не средство для тебя;

и он велик, гораздо величественнее, чем данная ужасная ситуация.

Восприятие своей жизни в мире всерьез.

Удержание в сознании адекватного взгляда на детерминацию человека:

понимание того, как уже говорилось, что животное создают среда и наследственность, а человек создает себя сам при данных условиях и наследственности;

а в конструировании и в ответственности - сама сущность человеческого существа, того, что человек есть, чем он должен быть и чем он станет.

Сохранение в такой ситуации понимания того, что человек есть существо, главной целью которого является осуществление смысла и актуализации ценностей скорее, чем простое удовлетворение влечений и инстинктов, нежели простое примирение конфликтующих «оно», «я» и «сверх-я» или адаптация и приспособление к обществу и среде.

Ориентация на смысл жизни и преодоление экзистенциального вакуума, который в таких условиях может образоваться. Реализация смысла жизни через:

а)деятельность, главное здесь - вывести себя из оцепенения, б)помощь другому, особенно, кому еще хуже, чем тебе, в)переживание, г)страдание.

Четкое видение во всей типологии людей существование только двух типов рас, как говорит В.Франкл: «расы» порядочных людей и «расы» людей непорядочных.

Вера в будущее.

Углубление внутренней духовной жизни.

Пример высокого морального стандарта.

Юмор.

Превращение своих страданий в достижения высоты духа.

Малейшее использование переживания красоты в искусстве или природе.

Обязательно конкретные действия по тому, чтобы придать жизни смысл.

Выводы по главе.

1. Исследование неосознаваемого показывает, что сознание центральная, но не единственная форма духовной реальности человека, а вместе с сознанием действует и неосознаваемое. Это доказывает, что для сведения всего духа человека к его сознанию нет оснований. А в теории духа человека и в практике с ним нужны существенные коррективы.

2. Неосознаваемое – это совокупность психически-духовных образований (структур, процессов и механизмов), в протекании и влиянии которых человек не просто не отдает себе отчета, а имеет другую специфику. Оно выполняет как компенсаторную, так и другую, самостоятельную незаменимую работу, которую мы рассмотрели в виде функций неосознаваемого.

3. Неосознаваемое человеческое не тождественно бессознательному Неосознаваемое – объект человеческому и бессознательному животного.

необычный, предельно сложный, но достойный и для философского исследования. Тем не менее мы не поддерживаем имеющиеся тенденции увязывания идей о неосознаваемом с религией и мистикой. Такой путь представляется по меньшей мере упрощающим проблему. Думается, что, как бы ни было трудно, важно продолжить фрейдовскую традицию изучения неосознаваемого на основах «рутинной» научной рациональности. Естественно, в современном неоклассическом расширенном представлении о рациональности.

Чтобы объективнее понять нерасторжимость сознания и неосознанного в структуре духа человека и в то же время не стереть их специфики, необходимо проанализировать проблему их соотношения. И не в контексте, как мы это делали до сих пор, а более пристально.

Примечание к главе 5:

1. Юнг К.-Г. Архетип и символ. М., 1991. С.38.

2. Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая.

М.,2001. С.168;

см. также: Велихов Е.П., Зинченко В.П., Лекторский В.А.

Сознание: опыт междисциплинарного подхода //Вопросы философии. 1988.

№11;

Dennet D. Consciounsness Explained. L.-NY, 1993.

3. Юнг К.-Г. Там же. С.42.

4. Подробно структуру духа человека, в том числе сознания см.:

Меньчиков Г.П. Духовная реальность человека (анализ философско онтологических основ). Казань, 1999. С.183-189;

209-235;

См.также:

Бескова И.А. Эволюция и сознание (когнитивно-символический анализ).

М.,2001.

5. Немов Р.С. Психология. В 3-х кн. М., 1995. Кн.1. С.120.

6. Анализ различий в понятиях см.: Бассин Ф.В. Проблема «бессознательного»

(О неосознаваемых формах высшей деятельности). М., 1968;

Ирина В.Р., Новиков А.А. В мире научной интуиции. М., 1978. С.105-107;

Генон Р. Язык птиц. О смысле «карнавальных» праздников. Тайны буквы «нун». Традиция и бессознательное. Влияние исламских цивилизаций //Вопросы философии.

Симонов П.В. Мозг и творчество //Вопросы философии.

1991. №4. С.52;

Шклярик М.Г. Бессознательное в механизме 1992. №11. С.6-7;

культуры.Автореф.диссерт…канд.филос.

наук. М.:МГУКИ, 2002. С.7-9.

7. Дмитриев А.И. Взаимосвязь осознанного и неосознанного в процессе отражения действительности //Современные проблемы теории познания диалектического материализма. М., 1970. Т.2. С.309;

Новиков А.А. К вопросу о содержании понятий «бессознательное» и «неосознанное»//Вестник МГУ. 1972. №3. С.29;

Гиппенрейтер Ю.Б.

Введение в общую психологию. М., 1997. С.67.

8. Слоним А.Д. Инстинкт. Л., 1967;

Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.,1994. С.167.

9.Технику влияния на партнера см. в специальной дисциплине, называемой «психонетикой»: Цветков Э.А. Тайные пружины человеческой психики (психонетика). М.,1993. С.41.

*** 10. Зинченко В.П., Мамардашвили М.К. Изучение высших психических функций и категория бессознательного //Вопросы философии. 1991. №10.

С.39.

11. Юнг К.-Г. Там же. С.45.

12. Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1983. -536 с.

13. Брутян Г.А. Трансформационная логика: общая характеристика и основные понятия //Вопросы философии. 1983. №8. С.95-106.


14. Дубровский Д.И. Феномен бессознательного и познавательные процессы //Философские науки. 1986. №1. С.48.

15. См.: Контексты современности: актуальные проблемы общества и культуры в западной социальной теории.(Хрестоматия). Казань, 1995. С.72.

16. Сёрль Дж. Перевернутое слово //Вопросы философии. 1992. №58.

17. Деррида Ж. Шпоры: стили Ницше //Философские науки. 1991. №2;

Его же. Язык и письмо //Контексты современности.Хрестоматия. Казань, 1995;

Его же. Правда живописи. Паспарту //Философские науки. №2.

18. Сёрль Дж. Там же. С.59.

19. Контексты современности… Там же.С.36.

20. Фрейд З. Я и Оно: Сочинения. М.-Харьков, 1998. С.278.

21. Лузгин В.В. Становление самосознания в процессе антропосоциогенеза. Казань, 1989. С.20-50.

22. Евстратов В.Д. Сознание как гносеологическая проблема. Саратов, 1984. С.69.

23. Бассин Ф.В. Там же. С.160.

24. Бессознательное. В 4-х т. Тбилиси. 1978. Т.3.С.19.

25. Евстратов В.Д. Там же. С.72.

26.Комаров В.Н. Иллюзия Шарпантье: философский аспект //Проблема сознания в свете междисциплинарных исследований. Казань, 1997. С.21-23.

27. Гиппенрейтер Ю.Б. Там же. С.76.

28. Юнг К.-Г. Исследование феноменологии самости. М., 1997. С.97.

29. Ломброзо Ц. Гениальность и помешательство.СПб., 1892 С.190-193.

30. Психологический словарь. М., 1996. С.52.

31. Фукуяма Ф. Доверие, социальные добродетели и созидание благосостояния //Новая индустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999. С.129,131.

32. Евстифеева Е.А. Феномен веры и активносить сознания //Философские науки. 1987. №7. С.78-88.

33. Легова Е.С. Гегель об истоках злой воли //Вопросы философии.

1996. №11. С.32-42.

*** 34. Адлер А. Смысл жизни //Философские науки. 1998. №1. С.15.

35. Дубров А.П., Пушкин В.Н. Парапсихология и современное естествознание.

М., 1989. –280 с.;

Урманцев Ю.А. О формах постижения бытия //Вопросы философии. 1993.№4.;

Иванов А.В. Сознание и мышление. М.,1994. – 130 с.;

Ассаджоли Р. Психосинтез. М.,1997. –320 с.;

Гроф С. Области человеческого бессознательного. М.,1994. - 273 с.;

Основы трансперсональной психологии. М., 2000.

36. Губанов Н.И., Царегородцев Т.И. Психосоматическая проблема //Философские науки. 1990. №12. С.24-28.

37. Проблемы сознания в свете междисциплинарных исследований. Казань, 1997. С.142.

38. Иванов А.В. Там же. С.99.;

Григорьева Т.П. Синергетика и Восток //Вопросы философии. 1997. №3. С.90.

39. Григорьева Т.П. Там же. С.91.

40. Мерелл-Вольф Ф. Пути в иные измерения. Личная запись преображения сознания. Киев, 1993. С.44.

41. Юнг К.- Г. Синхронистичность.М., 1997. –320 с.

42. Юнг К.-Г Архетип и символ. М.,1991. С.112.

43. Армстронг Э. Проблема психического открытия: личная история //Гроф С.

Духовный кризис. М., 1995. С.127.

44. Там же. С.130.

45. Урманцев Ю.А. О формах постижения бытия //Вопросы философии. 1993.

Ахмеров У.Ш., Зверев А.Я., Ахмеров Н.У. Третья сигнальная №4. С.91.;

система?//Новые научные концепции, идеи, гипотезы. Вып.1. Казань, 1996.

Цветков Э. Тайные пружины человеческой психики. С.60.;

С.35.;

Меньчиков Г.П. Закон единства неосознаваемой, чувственной и рациональной ступеней познания истины //Совершенствование гуманитарного образования в высшей школе. Казань, 1997. С.25.;

Его же.

Духовная реальность человека (анализ философско-онтологических основ).

Казань, 1999. С.292.

46. Меграбян А.А. О биосоциальной природе человека //Биологическое и Налимов В.В.

социальное в развитии человека. М., 1977, С.195.;

Размышления на философские темы //Вопросы философии.1997. №10. С.61.;

Шишов С.В. Обратная сторона нашего “Я”? //Знак вопроса. 1997. №2. С.92 110.

47. Гроф С. За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. М., 1993.;

Основы трансперсональной психологии. М.,2000.

48. См. по: Дмитриев А.И. Там же. С.314.

49. Ахмеров У.Ш., Зверев А.Я., Ахмеров Н.У. Там же. С.35-38.

50. Манеев А.К. Гипотеза биополевой формации как субстрата жизни и психики //Русский космизм. Антология философской мысли. М., 1993.

С.359.

51. См. по: Зуб А.Т., Львов И.Г. Философские аспекты проблемы психологи ческих возможностей человека //Философские науки. 1987. № 7. С.108.

52. См. по: Гроф С. Духовный кризис. М., 1995. С. 113.

53. Иванов А.В. Сознание и мышление. М., 1994. С.103.

Зуб А.Т., Львов И.Г.

54. См. по: Философские аспекты проблемы психологических возможностей человека//Философские науки. 1987. №7.

С.108-109.

55. Гиппенрейтер Ю.Б. Там же. С.94.

56. См. работы: Ассаджоли Р. Психосинтез. М., 1997.;

Гроф С. Психология будущего: Уроки современных исследований сознания. М.: АСТ, 2002. – 458 с.;

Его же. Духовный кризис. М.,1995.;

Психология возрастных кризисов.Хрестоматия. М.,2000.;

Основы трансперсональной психологии.

М.,2000.

*** 57. Фрейд З. Психология и защитные механизмы. М., 1993. –143 с.;

Бассин Ф.В. О силе “Я” и “психологической защите”//Вопросы философии. 1969.

№2.;

Журбин В.И. Понятие психологической защиты в концепциях З.Фрейда и К.Роджерса //Вопросы психологии. 1990. №4.;

Доценко Е.Л.

Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М., 1997. – с.;

Гарифуллин Р.Р. Иллюзионизм личности. Казань, 1997. –404 с.

57. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб.,1997.;

Меньчиков Г.П. Духовно-психологическая защита человека в экстремальной ситуации как проблема неоклассической антропологии //Философская антропология: предмет, содержание и функциональная направленность.

Казань, 2001. С.18-21.

59. Доценко Е.Л. Там же.

60. Гарифуллин Р.Р. Там же.

61. Юнг К.-Г. Архетип и символ. М., 1991. С.113.

62. Там же. С.112.

63. Там же. С.114.

64. Там же. С.126.

65. Информационно-психологическая безопасность: (определение и анализ предмета). М.,1997. – 52 с.

66. Чуринов Н.М. Информационная реальность: основания и принципы построения теории. Автореф.дисс…докт.филос.наук. М.: МГПУ, 1991.;

Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура.

М.,2000.;

Расторгуев С.П. Философия информационной войны. М.,2000.

67. Юнг К.-Г. Там же. С.119.

68. Хан И. Мистицизм звука //Наука и религия. 1997. №9.

69. Доценко Е.Л. Там же. С.192.

70. Юнг К.-Г. Исследование феноменологии самости.М.,1997.

71. Доценко Е.Л. Там же. С.194.

72. Адлер Г. Лекции по аналитической психологии. М., 1996. С.275.

73. Автономова Н.С. Реальные травмы и символические исцеления?

//Вопросы философии. 1993. №12. С.30.

74. Доценко Е.Л. Там же. С.203.

75. Фрейд З. Остроумие и его отношение к бессознательному. М.,1997.–319 с.

76. Там же. С.184, 190.

77. Фрейд З. Будущее одной иллюзии //Фрейд З. Я и Оно. М.-Харьков, 1998.

С.904.;

Фрейд З. Человек по имени Моисей и монотеистическая религия //Там же. С.989.

78. Фрейд З. Человек по имени Моисей…//Там же. С.980.

79. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности //Там же. С.576.

80. Августин А. Исповедь. М., 1991. С.118, 279.

81. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М., 1996. С.317.

*** 82. Франкл В. Доктор и душа. СПб., 1997. – 287 с.

83. Ассаджоли Р. Самореализация и психологические потрясения//Гроф С.

Духовный кризис. М., 1995. – С.40-61.

84. Гроф С. Духовный кризис. М.,1995. – 256 с.

85. Катастрофическое сознание в современном мире в конце ХХ века//Науч.

доклады. Вып.96. М.: РАН, Ун-т штата Мичиган, 1999. – 352 с 86..Юрьев Г.П. Виртуальный человек в экстремальных ситуациях//Труды лаборатории виртуалистики. Вып 9. М.: РАН, 2000. – 61 с.

87. Леонов А.А., Леонтьев В.И. Психологические проблемы межпланетного полета. М., 1975.

Глава 6. Соотношение сознания и неосознаваемого в духе человека.

В чем, собственно, основной вопрос соотношения сознания и неосознаваемого? И что хотим мы понять из этого соотношения? Если начать с постановки вопросов, то они выглядят, наверное, таким образом. Является ли неосознаваемое особой сферой духовной реальности человека, протекающей совершенно изолированно от сознания или не является? Или, иначе говоря, связано ли неосознаваемое с сознанием или они существуют независимо и изолированно друг от друга? И второй вопрос, чего больше, чего меньше в действиях людей – сознания или неосознаваемого и что из них доминирует над чем? Во всяком случае такие вопросы нередко ставятся. И не спроста.

У этих вопросов есть еще более фундаментальный пласт вопросов. Людьми движут лишь бессознательные побуждения или сознательные? И вообще, человек это разумное существо или то, что человек есть Homo sapiens – это один из крупнейших мифов человечества? Попробуем рассмотреть.

Проблема доминирования.

По этим вопросам есть немало различных точек зрения [1]. К ним хотелось бы добавить и свой голос. Представим ситуацию сюжетно. В соотношении сознания и неосознаваемого человечество пережило по крайней мере два «крестовых похода»: крестовый поход сознания на неосознаваемое и крестовый поход неосознаваемого на сознание. И везде они игнорировали душу человека как реальный научно признаваемый тоже феномен структуры духа человека.

(Напомним, что и сегодня об этом реальном феномене, а не некоей метафоре, нет даже небольшого параграфа ни в одном учебнике…по психологии). Сегодня, с началом неоклассической стадии развития человечество входит в начало завершения этих походов.

Первый крестовый подход был провокатирован учением Декарта о «сознании», в котором он отождествил всю духовную реальность человека с сознанием. Этим он хотел подчеркнуть собственно человеческие, а не сверхъестественные регулятивы, столь важные после эпохи Средневековья, где духу придавался мистический характер, неподвластный человеческому существу.

В «Страстях души» он считал возможным «бороться» с нежелательными страстями путем разума. Однако вместе с этим была запущена своеобразная гражданская война сознания с неосознаваемым, такие рационалистические эффекты в культуре, которых он не желал и не предусматривал. В частности, 350-летнее игнорирование неосознаваемого со стороны сознания.

Конечно, такой крестовый поход не был обусловлен, а лишь инициирован рационализмом Декарта и его вульгаризацией духа человеческого существа. Это в обществе Нового времени произошли крупные реальные общеизвестные изменения. Вместе с возрождением духа в таком усеченном его понимании усилился и репрессивный, и воспитательный аспект влияния общества на индивида. А судьи кто? Это привело к чрезмерному давлению «Сверх-Я», не считающемуся с миром человеческих неосознаваемых реалий человеческого духа, что начало создавать неполноценную личность, уводить людей в мир иллюзий по поводу возможности социально-экономическими «хитростями»

(войнами, социальными революциями, силовыми попытками установления «нового порядка» в жизни всего человечества) творить, подправлять и изменять природу человека.

Так что «хотели как лучше, а получилось как всегда» – это, оказывается, давнишняя классика. Результат «победы» в формировании «нового человека» на одной шестой части суши известен. У большинства людей «Я» оказалось стертым в порошок разнузданной частью «Сверх-Я». Они оказались в положении, как говорят в народе, ни себе-ни людям.

С этим пытался «покончить» З.Фрейд. Как уже говорилось, он открыл в структуре духовной реальности три «уровня» – «Сверх-Я»(традиции и догмы, идеалы и идолы, совесть и смирение, и другие ценностные представления, доминирующие в культуре), «Я»(сознание), «Оно»(бессознательное, влечение к жизни и влечение к смерти). Этим он напомнил людям об объективном существовании «Оно» и его дуальной природе, которое по мере развития цивилизации вытесняется, но не исчезает. При невнимательном или небрежном обращении с ним вытесненное неосознаваемое, словно мина замедленного действия, готово взорваться внезапно в виде срывов, соскальзывания к безумию, индивидуальному и социальному бунту. Чрезмерное давление «Сверх-Я»

провоцирует усиление мощи «Оно». В результате вместо культурной работы «Оно» человек оказывается заложником сил, неподдающихся сознанию, если сознание лишь поверхностно умное.

Однако учение Фрейда тоже вызвало эффекты в культуре, которые не хотел и не ожидал его автор. Начался второй крестовый поход – теперь уже неосознаваемого на сознание и разум. Как описывает эту ситуацию Т.П.Матяш [2], когда учение Фрейда стало известно писателям, художникам, эстетам, представителям неклассической философии, они восхитились силой неосознаваемого и демонизировали “Оно”. Так идея неосознаваемого стала центральной в творчестве постмодернизма, особенно экспрессионистов, сюрреалистов, театра абсурда и т.д. Фрейдовскую идею о необходимости скоррелировать воздействие “Сверх-Я” на структуры неосознаваемого упростили: “Сверх-Я” сбросили со счетов, с ним перестали считаться вообще, от учета его влияния отказались. Получается так, что, если в Новое время люди “освободились” от Абсолюта в виде Бога, то в неклассическое время последователи фрейдизма в искусстве предложили людям освободиться от Абсолюта в виде Разума, представителем которого оказались социальные нормы и ценности, и прежде всего стыд. Стыд был объявлен ложным и мешающим жить чувством. Значительная часть мира искусства постмодернизма занялась бесстыдным показом всех скрытых пороков человека, забыв о главной теме в учении Фрейда: не отрицать, не абсолютизировать, а победить “Оно”, окультуривая его.

Крестовый поход неосознаваемого на сознание – “Оно” на “Я” – открыл опасную для человека и человечества тенденцию анархии разнузданной части “Оно”. Подчеркнем также, что такая тенденция была не обусловлена учением Фрейда, а лишь провокатирована. Обусловлена же она была крупнейшими реальными изменениями в обществе ХIХ века. Тем не менее гражданская война неосознаваемого с сознанием внутри духовной реальности обернулась «победой» над «Сверх-Я». Сознание превратилось в служанку негативной части неосознаваемого, оправдывая и обосновывая его право на господство.

Однако доминирования не терпит никто и ничто. Сознание человека стало умнеть. На сей раз, с началом неоклассического времени оно не стало организовывать ответный очередной крестовый поход, а стало умело обращаться внутри духовной реальности как со «Сверх-Я», так и с «Оно», и с самим собой внутри самое себя. А руководство всем внутренним домом человека стало вновь возвращаться еще одной инстанции духовной реальности – душе человека, которая была оттеснена и надолго забыта, начиная с Нового времени.

Резюме. Итак, некоторые ученые запаниковали, делая вывод о «разуме против человека», не замечая внутреннего противоречия такого утверждения [3].

Другие, учитывая действительную опасность, попытались спокойно осмыслить сложившуюся неклассическую постмодернистскую социокультурную ситуацию в жизни человечества [4]. Третьи – учитывая опыт этих двух тенденций доминирования и реакцию на них, пытаются еще и разрабатывать решение данной проблемы [5].

Решение проблемы доминирования.

Заложенная также учением Фрейда, сегодня зарождается в мире и нормальная тенденция соотношения сознания и неосознаваемого. Её суть найти осмысленный баланс “Сверх-Я” и “Оно”. Тем самым дать возможность “Я”, сознанию, свободно и в широком смысле разумно конструировать самое себя, быть по-настоящему жизнеспособным и ответственным за свои решения. А для этого вернуть статус души человека.

Пока человек живет в обществе, ему не избавится от влияния “Сверх-Я”, его лишь можно окультуривать. Пока жив человек и живо его тело, ему не удастся полностью освободиться от силы “Оно”, его можно лишь тоже окультуривать, а не бороться с ним. “Выход – в осмыслении существования этих влияний и установлении между ними непринужденного компромисса. Только в этом случае расширяется пространство человеческой свободы, а следовательно, пространство сознания”[6].

Нередко считается, что Фрейд недооценивал роль сознания. При этом делается ссылка на его прямые высказывания [7]. Да, Фрей д говорит, что “все душевные процессы по существу бессознательны…сознательные процессы являются только отдельными проявлениями всей нашей душевной деятельности”[8]. Но ведь он говорит здесь о душе как элементе всей духовной деятельности, а не о всём духе человека. А особенностью души и является преимущественная ее неосознанность действий;

“сознательные процессы” протекают в сознании. Уж для Фрейда понятия психика, дух, сознание, интеллект, душа и т.д. звучали вполне различимо, не одинаково. И потом, на наш взгляд, отсюда не следует недооценки или переоценки, речь идет о констатации закономерности наблюдаемой ученым. Даже встречаясь с фактами, где “человек не хозяин в собственном доме”, где “интеллект человека бессилен в сравнении с человеческими влечениями”, лейтмотивом всего учения психоанализа как раз и является “стремление к тому, чтобы перевести вытесненный из сознания материал в сознание”[9]. В сознание!

Констатируя энергитическую силу влечений «Оно», он подчеркивавл вместе с тем и разумно-волевую информативную силу сознания. Его учение не обрекало человека на безнадежность, а требовало от человека и человечества постоянной работы по превращению «Оно» в «Я»[10]. Констатация и оценка – это разные вещи. На сознание человека и вся надежда у человеческого существа. Фрейд прекрасно это понимал. С открытием бессознательного к сознанию повысились требования.

П.Рикёр прав, когда говорит, что фрейдизм не унизил, не обесценил сознание, а в итоге “сознание изменило свой философский статус: оно перестало быть чем-то данным (готовым- Г.М.)…;

сознание превратилось в задачу, в задачу становления сознанием”[11]. Стало ясно, что его тем более нужно приобретать, выпестовать в человеке. Анализ работ Фрейда как раз и показывает, что с предъявлением своих претензий со стороны бессознательного, Фрейд еще выше стал оценивать роль сознания по отношению к бессознательному [12].

Вся несущая идея его учения – там, где было “Оно”, должно стать “Я”. Он утверждает, что в конечном итоге там, где разум и сознательный опыт развит и крепок, там он сильнее “Оно”;

там, где разум болен, слаб, неразвит, сильнее оказывается “Оно”. Поэтому Фрейд был уверен, что единственно возможный и нормальный путь для человека и человечества – жить, постоянно укрепляя в себе самостоятельное “Я”, освобождаясь от давления стихийной части бессознательного, осуществляя баланс, компромисс между различными инстанциями целостной духовной реальности человека.

Итак, анализ показывает, что вопрос об отношениях между сознанием и неосознаваемой сферами остается сложным и не решается однозначно и Тем не менее, для условий обычной (небольной) реальной жизни статично.

проблема доминирования представляется нам искусственной проблемой.

Видимо, в ней сказывается остаток иерархического, механистического, конфликтного стиля мышления, которому в силу редуцирования надо чтобы что то над чем-то господствовало и подчинялось, противопоставлялось и враждовало.

Проблема доминирования сознания или неосознаваемого, на наш взгляд, возникает при недифференцированном подходе. При таком, который не ни типов компонентов неосознаваемого;

ни стадий учитывает фактов:

вызревания духовной реальности человека и человечества;

ни типов людей, естественную особенность их психофизиологической организации;

ни состояний человеческого существа.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.