авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО

БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

И.А. Курьяков, И.С. Метелев, Ю.С. Гайдученко

Демографическая безопасность Западно-Сибирского

региона: состояние, проблемы и перспективы

развития

Монография Омск 2012 УДК ББК К 93 Авторы:

Курьяков И.А., Метелев И.С., Гайдученко Ю.С.

Рецензенты:

Шереметьева Елена Николаевна – д.э.н., профессор Поздняков Николай Константинович – д.философ. наук, профессор Безбородова Татьяна Михайловна – к.э.н., доцент, заведующий кафедрой «Менеджмент и маркетинг» Омского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет»

К 93 Курьяков, И. А. Демографическая безопасность Западно Сибирского региона: состояние, проблемы и перспективы развития :

Монография / И. А. Курьяков, И. С. Метелев, Ю. С. Гайдученко. – Омск : 2012.

– 220 с.;

табл. 43, рис. 13.

На основании анализа литературных источников современных отечественных авторов и доступных статистических материалов в настоящей работе рассмотрены актуальные вопросы демографической безопасности страны и состояние миграционных процессов в Западно-Сибирском регионе с учетом текущего периода, проблем и развития на отдаленную перспективу.

Монография может представлять интерес для ученых, аспирантов и специалистов в областях экономики, демографии, социологии, а также для студентов очной и заочной форм обучения высших и средних специальных учебных заведений.

Ключевые слова: демография, демографическая безопасность, Западно-Сибирский регион, население, народонаселение, структура населения, состав населения, численность населения, прирост населения, статистика населения, половозрастной состав, семья, браки, брачность, разводы, рождаемость, смертность, ресурсосбережение, эмигранты, статистика народонаселения, занятость, миграция, продолжительность жизни, демографический прогноз, трудовые ресурсы, рынок труда, городское население, сельское население, демографическая политика.

ISBN 978-5-905833-09- УДК ББК © И. А. Курьяков, И.С. Метелев, Ю. С. Гайдученко, © Омский институт (филиал) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный торгово-экономический университет», Оглавление Предисловие ………………………………………………………...…………….. Введение ………………………………...………………………………………..... Глава 1 Демографическая безопасность как проблема современности в масштабах общегосударственной безопасности ………………...…………… 1.1 Степень разработанности проблем демографической безопасности и ее краткая историография ………………………………..…………………. 1.2 Понятие демографической безопасности, ее место в структуре безопасности страны и региона …………………...…………………..……. 1.3 Роль современных угроз в решении проблем демографической безопасности …………………………………………………………….…… Глава 2 Истоки проблем демографической безопасности на территории Западно-Сибирского региона ……………………………..……………………. 2.1 Демографическая безопасность в контексте статистических показателей текущего состояния социальных процессов ……...….……… 2.2 Современные проблемы демографической безопасности ……………. Глава 3 Особенности обеспечения демографической безопасности и пути реализации ее основных концепций на территории Западно-Сибирского региона ……………………………………………………………………….……. 3.1 Новосибирская область ……………………………………………….… 3.2 Омская область ………………………………………………………...… 3.3 Томская область ……………………………………………………….… 3.4 Тюменская область ……………………………………………………… 3.5 Перспективные пути развития Западно-Сибирского региона в контексте обеспечения демографической безопасности ………...……….. Заключение …………………………………………………………..……..…….. Библиографический список …………………………………………………….. Предисловие Изучению проблем безопасности государств, территорий и регионов, а также самых разнообразных угроз, характерных для современного периода и глобализации мировой экономики, посвящено большое число исследований как отечественных, так и зарубежных авторов.

Прежде чем переходить к непосредственному изучению такой важной проблемы, как демографическая безопасность, кратко обозначим ее толкование.

Под безопасностью (англ. – safety, security;

франц. – scurit) ученые рассматривают либо «способность предмета, явления или процесса сохранять свои основные характеристики, параметры, сущность при патогенных, разрушающих воздействиях со стороны других предметов, явлений или процессов», либо «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [160, с.15].

Некоторые ученые считают «безопасность» системой отношений между субъектами общественной жизни (отношений «общество-природа»), которые обеспечивают благоприятные условия для функционирования и развития субъектов, обеспечивающих предотвращение и ликвидацию угрозы жизненно важным интересам личности, общества и государства [162].

По мнению отдельных ученых, состояние и ситуация спокойствия проявляются в условиях, когда материальные, экономические и политические проблемы обеспечивают сохранение их качественной определенности [286].

Однако безопасность – это и отсутствие недопустимого риска, связанного с нанесением личного ущерба;

защита от чрезмерной опасности;

минимизация ущерба;

сокращение зоны неопределенности;

повышение степени предсказуемости;

свойство объекта, которое состоит в том, чтобы не вызывать изменений состояний и свойств других, связанных с ним объектов, которые были бы опасны для людей и окружающей среды [5, с. 52].

Действительно, в современных условиях безопасность – это состояние живого организма, социальной или экологической системы, способствующее наиболее полному удовлетворению потребностей, обеспечивающее нормальное функционирование и прогрессивное развитие этих организмов и систем по обеспечению таких внутренних и внешних условий существования государства, которые гарантируют возможность стабильного всестороннего прогресса общества и его граждан. В то же время это и тип динамического равновесия, характерный для сложных саморегулирующихся систем, который состоит в поддержании важнейших для сохранения системы параметров в допустимых пределах, или меры, предпринимаемые для защиты от шпионажа или саботажа [160, с. 16].

Таким образом, исследование проблемы демографической безопасности Западно-Сибирского региона, как и страны в целом, является объективной необходимостью на данном этапе развития российского общества, которая требует своего разрешения и проведения конкретных и комплексных мероприятий, обеспечивающих уверенную перспективу в использовании огромных возможностей и потенциала Российской Федерации.

Введение Важность решения проблемы, связанной с обеспечением демографической безопасности страны по преодолению в ней демографического кризиса, подчеркивалась в Послании Президента России В.В.Путина Федеральному Собранию Российской Федерации еще 10 мая 2006г.

В этом Послании Президентом страны были обозначены три основных направления в решении демографической проблемы: снижение смертности, осуществление эффективной миграционной политики и повышение рождаемости.

Учитывая актуальность выбранной проблемы современного социума, на наш взгляд, следует рассматривать прежде всего вопросы демографии и безопасности, а также демографической безопасности как целостной научной проблемы. Вышеизложенное определило цель исследования – выявить и сформулировать существующие проблемы демографической безопасности Западно-Сибирского региона, в которую входят Новосибирская, Омская, Томская и Тюменская области.

Исследование было проведено с использованием общенаучных методов синтеза и анализа, а также методом описательной статистики населения (как основного инструмента демографического анализа) по полу, возрасту, занятиям, с помощью которого возможно отслеживание показателей естественного движения населения с использованием общедоступных прикладных компьютерных программ.

Источниками для получения информации стали как опубликованные Росстатом результаты переписи населения, так и учет естественного движения населения, текущие регистры населения (списки, картотеки), выборочные и специальные обследования (ВЦИОМ).

Глава 1 Демографическая безопасность как проблема современности в масштабах общегосударственной безопасности 1.1 Степень разработанности проблем демографической безопасности и ее краткая историография Актуальность вопросов демографии и демографической безопасности как в мире, так и в стране, включая регионы, подтверждается серьезным вниманием и интересом многих ученых – авторов диссертационных работ на соискание ученой степени доктора наук (С. А. Сукнва, 2011;

М. Ю. Макаренко, 2011;

С.А. Прокопенко, 2011;

А. А. Корнешов, 2010;

И. О. Валитов, 2010;

Н.Е.Русанова, 2010;

Т. С. Мостахова, 2010;

А. А. Евсюков, 2010;

И.Е.Калабихина, 2010;

А. В. Верещагина, 2009;

И. Ю. Ильина, 2009;

В.И.Ревун, 2009;

В. И. Усачев, 2009;

И. И. Дудин, 2009;

С. А. Прокопенко, 2009;

С.И.Тиводар, 2008;

М. Х. Абидов, 2008;

Д. М. Эдиев, 2008;

Т. В. Глумная, 2008;

А. Н. Ищенко, 2008;

Б. Л. Колесников, 2008;

Ю. К. Ларионов, 2007) [1, 37, 38, 53, 82, 86, 107, 109, 120, 148, 159, 165, 198, 199]. Это можно объяснить тем, что «…негативная демографическая ситуация значительно снижает человеческий фактор производственного потенциала России, и, если не будет преодолена, станет серьезной угрозой российской государственности» [229].

Решению задач, связанных с проблемами обеспечения национальной безопасности, постоянно уделяется внимание политологами, экономистами [182, 183, 184], философами, юристами, представителями многих других наук.

Динамично идет процесс разработки основных видов безопасности, форм ее политико-правового обеспечения. Однако исследования демографической безопасности зачастую отличаются абстрактностью постановки проблемы, неразработанностью методологической и концептуальной базы научного анализа, что обусловливает актуальность проводимых исследований.

Научные труды в своей совокупности прямо или косвенно отражают политико-правовые проблемы демографической безопасности, причем представляется возможным подразделить их на:

– теоретико-методологические исследования политико-правовых механизмов обеспечения безопасности и демографических процессов;

– исследование проблем формирования демографической политики и законодательства, регулирующего демографические отношения, противодействия угрозам национальной безопасности в демографической сфере;

– исследования, которые касаются юридической реализации прав и свобод человека в сфере миграционных отношений.

В частности, теоретико-методологическое исследование политико правовых оснований безопасности, в котором рассматривается понятийный аппарат, раскрывающий структуру, содержание и функции, представлено в работах А.В.Возженникова, С.А.Проскурина, А.А.Прохожева, С.В.Смульского, Н.В.Кривельской, Р.А.Явчуновской, С.З.Павленко, А.А.Першина.

Серьезный вклад в разработку методологии исследования проблем безопасности вносят представители разных наук – политологи, юристы и философы. Заслуживают внимания работы В.В. Вандашева, М.С. Гринберга, Ю.И. Ляпунова, И.М. Гальперина, А.Р. Ратинова, В.А. Рубанова, В.М. Кагана и других.

Небезынтересны теоретико-правовые исследования Ю.А. Тихомирова, В.С. Нерсесянца, С.С. Алексеева, Л.В. Павловой, в которых раскрываются принципы институционализации прав и свобод человека в поле национального законодательства. В работах Ю.А. Дмитриева, С.М. Петрова, Р.Ф. Идрисова, В.К. Петрова отражено структурно-функциональное значение основных элементов безопасности. В исследованиях А.П.Кочеткова, Н.Г.Мехед, В.И.Бахмина, Л.Г.Свечниковой, А.П.Семитко, В.Н.Синюкова, П.П.Баранова, В.А. Карташкиной, Л.С. Мамута, М.Н. Энтина выделены особенности формирования правовых институтов, в рамках которых регулируются правоотношения в сфере национальной безопасности.

Актуальностью отличаются дискуссии о методологии исследования демографических процессов В.Э. Багдасаряна, А.Г. Вишневского, А.П. Капицы, М.А. Клупта, С.С. Сулакшина, А.А. Ткаченко, В.Г. Федотовой и др.

В контексте исследования проблем формирования демографической правовой политики представляют интерес работы С.Ф.Гребениченко, В.П.Давыдовой, Т.В.Емельянова, А.Д.Зарецкого, Е.В.Ковалева, А.В.Коротаева, А.С.Макарян, Д.Норта, О.А.Осколкова, Д.А.Халтуриной, В.Г.Федотовой. При этом в работах О.Е.Казьминой, Н.Л.Пушкаревой, А.В.Сазоновой, Г.К.Никольской, Е.А.Паламарчук и др., в которых получило наибольшее развитие такое научное направление, как юридическое обеспечение государственной семейной политики.

Особый интерес представляют работы, раскрывающие проблемные вопросы миграционной политики России, в которых миграция рассматривается как важнейший источник формирования народонаселения (С.А.Алиханов, А.Б.Ванян, И.Н.Глебов, Ю.А.Кашуба, Г.С.Витковская, Л.Н.Дьяченко, О.И.Забелло, П.П.Каляда, А.С.Коробов, Ю.М.Рашевский, В.С.Собольников, С.В.Соколов, Н.М.Хмара, а также – Е.М.Андреев, А.Г.Вишневский, Н.А.Избеков, В.А.Ионцев, В.И.Переведенцев и др.) [224, 225, 226].

В целом состояние демографической безопасности как России, так и Западно-Сибирского региона обусловлено демографией. Анализ специальной литературы показывает, что под демографией (др.-греч. – народ, – пишу) понимается наука, которая изучает закономерности воспроизводства населения, а также зависимости его характера от ряда объективных факторов и процессов внешней среды. Это социально-экономические, природные, миграционные и другие факторы, а также численность населения, территориальное размещение и состав населения, их изменения, причины и следствия, позволяющие давать рекомендации по их улучшению [66, 67].

Демография рассматривается и как вид практической деятельности, направленной на сбор сведений и данных, описание и анализ изменений в численности, составе и воспроизводстве населения, что влияет на конечную цель демографических исследований, а именно – разработку демографической политики, решение задач планирования трудовых ресурсов и т.д. И, соответственно, укреплению основ демографической безопасности как страны, так и ее субъектов.

История науки показывает, что термин «демография» был введен в 1855г.

французским исследователем А. Гийяром [51], который рассматривал демографию в весьма широком смысле как «естественную и социальную историю человеческого рода», а в более узком смысле – как «математическое познание населений, их общего движения, физического, гражданского, интеллектуального и морального состояния». Следует отметить, что официальное признание понятие «демография» получило в наименовании Международного конгресса гигиены и демографии (Женева, 1882).

Анализ учебной литературы показывает, что проблема демографической безопасности отличается актуальностью. Так, известные учные-демографы, социологи, историки делают объективный анализ (которого не было с начала 20-х годов ХХ века) всех сторон демографического состояния страны, исследуя истоки проблем, лежащих в трагических годах гражданской войны, 20-х-50-х годов, последствиях Второй мировой войны, 70-х-начала 80-х годов [301].

Некоторые ученые излагают новые теоретические конструкции в аспекте системы научных знаний о народонаселении, объединяющие разные науки, изучающие народонаселение (демографию, социологию, историю, экономику, право, географию, медицину и биологию), тем самым осуществляя переход от предметного принципа к проблемному [296].

Отдельные ученые рассматривают основные положения и понятия демографии, определяя ее связь с вопросами социологии, политики, экономики в общем развитии государства [27, 28], подтверждая данными о населении территорий показателями динамики и структурой населения, показывая брачность, рождаемость, смертность, воспроизводство населения в целом и демографические прогнозы [176, 177, 178].

В этом немалую роль играют материалы комплексных исследований на основе данных Госкомстата России, итогов переписей населения, многочисленных результатов исследований ученых, документов государственных органов, регулирующих вопросы занятости и миграции, затрагивая ряд важных законодательных источников и статистических таблиц, относящихся к проблемам народонаселения [33].

Особого внимания заслуживает законодательная база. Дело в том, что она пока еще не оказывает должного регулирующего влияние на решение вопросов, связанных с миграцией, которая является одной из важнейших проблем в структуре демографической безопасности страны. Например, в 2010г. были введены в действие законодательные акты, которые наравне с общими документами по внешней миграции лежат в основе миграционной политики России, касаются узких вопросов трудовой миграции:

– О внесении изменений в перечень федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных принимать решение о нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации [232].

– Об установлении на 2010 год допустимой доли иностранных работников, используемых хозяйствующими субъектами, осуществляющими деятельность в сфере розничной торговли и в области спорта на территории Российской Федерации [233].

– Об утверждении на 2010 год квоты на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу [234].

– Об утверждении на 2010 год квоты на выдачу иностранным гражданам приглашений на въезд в Российскую Федерацию в целях осуществления трудовой деятельности [236].

– Об установлении на 2010 год квоты на выдачу иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешений на временное проживание в Российской Федерации [257].

– О распределении по субъектам Российской Федерации утвержденной Правительством Российской Федерации на 2010 год квоты на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу [247].

– О распределении по субъектам Российской Федерации утвержденной Правительством Российской Федерации на 2010 год квоты на выдачу иностранным гражданам приглашений на въезд в Российскую Федерацию в целях осуществления трудовой деятельности [213].

– Об утверждении перечня профессий (специальностей, должностей) иностранных граждан – квалифицированных специалистов, трудоустраивающихся по имеющейся у них профессии (специальности), на которых квоты не распространяются, на 2010 год [248].

Некоторыми авторами рассматриваются основные положения и понятия современной науки в междисциплинарном аспекте [27, 28, 176, 178].

Предмет этой науки находит отражение в показателях динамики и структуры населения, брачности, рождаемости, смертности, воспроизводстве населения в целом, демографическом прогнозировании, проблемах демографической политики [177].

Н. В. Зверева, В. В. Елизаров, И. Н. Веселкова (2004) раскрывают основы демографической науки и ее предмет, понятийный аппарат, основные задачи, анализируют закономерности воспроизводства населения, современные тенденции, особенности и проблемы демографических процессов в России [102], излагая вопросы семейной политики, исследуя отечественный и зарубежный опыт [29, 30, 360], а также проводят углубленный анализ данных о переписи населении и специальные выборочные обследования населения.

Изучаются вопросы численности и структуры населения, его качества, воспроизводства и миграции [68, 69], в том числе и те, которые отражают материал по курсу "Территориальная организация населения", включая программу курса, планы семинарских занятий, задания для практических и самостоятельных работ со статистическими таблицами для их выполнения [295], а также освещаются вопросы численности и структуры населения, воспроизводства и миграции народонаселения, в том числе и с позиций демографического прогнозирования [69].

Миграционные процессы в социуме, как явления многофакторные, инвариантные, весьма сложно структурированные, имеют чрезвычайно высокую функциональную направленность и обусловленность многими явлениями в сферах политики, социальной, экономики, демографии и прочих жизнеобеспечивающих системах.

Массовость миграционных процессов порождает особый интерес у разных специалистов. Как показывает история, это огромный пласт исследований для географов и статистиков, демографов и социологов на различных этапах развития общества.

Следует заметить, что преобразование учения о миграционных процессах от объективно-практических, с доминирующим прикладным значением (во второй половине XIXв.), решавшие организационные задачи переселенцев, после 1917 г. приобретали еще и политическую направленность, о чем красноречиво пишут историки, выделяя 4 основных периода переселенческих перемещений на Российской территории: дореволюционный (вторая половина XIX в. – 1917г.);

20 - е – 30-е гг. ХХв.;

послевоенный период (конец 50-х – начало 90-х гг. ХХв.), а также 90-е гг. ХХв.

Ученые особым образом характеризуют период с окончания 30-х до окончания 50-х гг., объясняя этот период как «самостоятельный отрезок развития миграционной науки – ее полного забвения и коллапса», связывая с его историческими особенностями, а также с некоторыми угрозами демографической безопасности.

Мысль В. О. Ключевского характеризует события истории Российского государства как череду событий и периодов, обусловливающих его колонизацию с соответствующими миграционными процессами. Причем значительная часть территорий на востоке и севере отличались незначительной заселенностью практически до второй половины XIX в., тогда как территории Кавказа и Центральной Азии с его собственным коренным населением привлекали потоки переселенцев из Европейских территорий путем их внедрения в инонациональные сообщества.

Российское государство – это итог исторических трансформаций, связанный с интеграцией территорий Московского княжества с другими землями, но, в основном, без уничтожения коренных жителей этих территорий, в отличие от исторических примеров других континентов [127].

Поэтому процесс образования полиэтнической Российской Империи можно рассматривать как корень переселенческих процессов разных народов на обширные территории Урала и Зауралья, Сибири, Дальнего Востока, Центральной Азии, Закавказья, Прибалтики. В частности, трехсотлетний исторический период правления Романовых охарактеризован миграционными процессами 11 млн. человек на юг Европейской части страны, а во второй половине XIX в., особенно к началу XX в., как отмечал А. А. Кауфман, ежегодное количество переселенцев в южном и восточном направлениях составляло около 200 тыс. человек, или 0,14% жителей России [127, 129].

Другие исследователи констатируют, что за 1900-1914гг. территории Сибири и Дальнего Востока заселили 4,5 млн. мигрантов [168]. Миграционные процессы в России на рубеже XIX – XXвв. напрямую обусловливали расширение Империи за счет колонизации ее земель. Инициаторами и активными деятелями в изучении миграционных процессов были не только представители ученого сообщества (географы, статистики и мн.др.), но и губернские чиновники, причем масштабность исследований поражала – вплоть до частных переселений и обустройства мигрантов на новой территории.

Особого внимания заслуживает вопрос о колонизации (таблица 1).

Таблица 1 – Колонизация в России: авторы и определения [127, 129] Исследователи Тезис по первоисточнику Первоисточник Колонизация – это способ Кауфман А. А. Переселение и развития человечества, колонизация. СПб., 1905.

распространяющий культуру «по лицу А. А. Кауфман земли». Квиткин О. В. Первые итоги О. В. Квиткин Определение основано на переписи 1926 г. // подходах французских и немецких Статистическое обозрение. 1927, социологов. № 1.

Их тезисы – отечественная интерпретация идей Леруа-Болье.

А. А. Исаев выделял два вида Исаев А. А. Переселения в колоний: русском народном хозяйстве.

А. А. Исаев 1) заселяемые, которые по СПб.: Цинзерлинг, 1891.

Г. К. Гинс своим природным условиям пригодны для жизни европейцев;

Гинс Г. К. Переселение и 2) эксплуатационные, где по колонизация, вып. 2. СПб., 1913.

природным условиям жизнь европейцев затруднена.

Ямзин И. JI., Вощинин В. П.

И. Л. Ямзин и В. П. Вощинин и др. Учение о колонизации и переселениях. М., Л., 1926.

Происходило единовременное течение таких двух процессов, как:

миграционный (все переселения) и хозяйственное освоение новых территорий (независимо – государственное или частное), причем в тесной взаимосвязи и взаимной обусловленности с решением аграрного и прочих социально экономических проблем и течений [60].

В. А. Зверев (1998), анализируя большой объем исторической литературы, дает количественный и содержательный анализ объективных факторов как физического, так и социокультурного возобновления русского сельского населения Сибири второй половины XIX – начала ХХ вв.

Прослеживается влияние природно-географической, социальной и информационной среды на демографическое, воспитательное и образовательное поведение крестьянства в эпоху начала перехода от традиционного к современному образу жизни [101].

П.Ф. Никулин в исследовательской статье раскрывает «внутренние и рыночные факторы воспроизводства, функционирования и развития крестьянского хозяйства Западной Сибири конца XIX – начала ХХ века».

Работа основана на подворных данных Томской губернской сельскохозяйственной переписи 1901 г. и математико-статистической методике обработки и анализа е сведений [202].

Н. Н. Родигиной (2003) обстоятельно рассмотрены основные направления деятельности чиновников Министерства внутренних дел, посланных для заведования переселенческим делом в сибирские губернии во второй половине XIX века, их рефлексия по поводу эффективности своей деятельности, оценки этой деятельности современниками, а также дан анализ мнений чиновников о состоянии переселенческого дела в обозначенный период [262].

Особую роль в науке и практике играли проблемы «приживаемости и обустройства новоселов». В начале XX в. уже было известно, что после переселения следует период приживаемости, а ее эффективность находилась в зависимости от обустройства переселенцев. По мнению Л.Л. Рыбаковского, в тот период даже существовала дифференциация «пришлого населения на новоселов и старожилов», а «переход из первой группы во вторую зависел от определенных условий и длился 10 лет» [270, 271, 276]. Что касается научных эмпирических разработок ученых дореволюционного периода, то несколько позже, в 60-70-е гг. ХХв., они находили свое подтверждение.

Приживаемость и эффективность переселений как следствие качественного и количественного состава переселенцев определяли природные, географические, этнокультурные и прочие социально-экономические факторы Однако официальные представители царской России видели [270].

целесообразность постепенных волновых переселений. Это обосновывалось, во-первых, тем, что «переселенцам легче переходить из малообжитых регионов в необжитые», во-вторых – «переселяться в близко расположенные регионы легче, чем в удаленные», а в-третьих – «в результате таких переселений в них вовлекается значительное число лиц, имеющих миграционный опыт». Но существовала и иная концепция, по которой «предпочтение тех или иных регионов выхода определялось, исходя из сходства природных и хозяйственных условий (жителей лесных губерний следовало переселять в таежные места, а из степных губерний подбирать переселенцев в земледельческие)» [270].

Кроме того, в мире уже имел место опыт заселения Америки, Австралии, Сибири. Говорили о себе и тенденции к эффективной миграции там, где проявлялась в большей мере пропорциональная возрастнополовая структура мигрантов и доля среди них семейных. Причем они ранжировались на «сильных» и более энергичных, имевших собственные средства, обладавшие мобильностью и приживаемостью, и «слабых», которые испытывали потребность в помощи и слабо адаптирующихся с конкретным условиям проживания на территории [270]. В частности, еще до революции действовала процедура регистрация переселенцев, в пореформенный период организованная в Сызрани и Челябинске, в которой мигрантам не только оказывали материальную и прочую помощь, но и выясняли пункты перемещения и выбытия, что в целом за 1907–1911 гг. позволило получить представление о перемещении в восточном направлении Империи 2,6 млн. человек.

Вместе с тем результаты выборочных исследований в начале XX в.

крестьянских и казачьих хозяйств (казаков, старожилов, новоселов и т. д.) на территориях Дальнего Востока были опубликованы в нескольких томах перед Первой мировой войной в С.–Петербурге и Саратове [270, 271].

Революции, последующая Советская власть не ослабили изучение миграции, о чем развернутое представление можно получить, обратившись к изданным в 20-е гг. ХХ в. журналам «Плановое хозяйство», «Вестник статистики» и прочих. О существенном интересе к данному научному направлению свидетельствует факт основания в Москве уникального Государственного научно-исследовательского колонизационного института (1922 г.), который, просуществовав до 1930 г., был закрыт.

То есть вторую половину 20 - х гг. ХХ в. можно охарактеризовать как период, в котором был организован текущий учет перемещений населения, а вопросы, посвященные пространственной мобильности населения, нашли отражение в программе переписи населения 1926г., которая оставалась наиболее детальной вплоть до переписи населения СССР в 1979 г.

Послереволюционное изучение миграции (И. Л. Ямзин, В. П. Вощинин, А. П. Яхонтов и др.) позволяло обобщать опыт переселений, анализировать все нарастающие процессы сельско-городской миграции [270, 271], рассматривать экономико-хозяйственные направления. В частности, С.Г.Струмилин показал органичную связь миграции в целом с проблематикой хозяйственного строительства и в частности – вопросы перераспределения трудовых ресурсов, оплаты труда, цен и др. [270, 271].

Следует заметить, что в 20-х гг. ХХ в. результаты исследований оказали серьезное влияние на решение задач, связанных с переселением людей из малоземельных районов в многоземельные, особенно на Дальний Восток, «где экономическая потребность в населении как рабочей силе для освоения природных ресурсов края усиливалась военно-стратегическим и политическим значением» [12], с важнейшей целью государственной значимости по укреплению восточных границ. По мнению Г. Ф. Чиркина (1922), «только то расширение территории русского государства оказывается прочным, при котором за воином шел пахарь, а за линией укреплений вырастала линия русских деревень» [270, 271].

Вместе с тем, миграция среди демографических и экономических проблем для Сибири и Дальнего Востока по-прежнему остается сложной [136].

Так, с конца 80х гг. XX в. «Сибирь в результате миграции не получает, а теряет население, отдавая часть своего естественного прироста другим регионам страны, в том числе и трудоизбыточным» [270, 271].

Нельзя не сказать о стандартизованных (относительно населения районов выхода и вселения) коэффициентах интенсивности межрайонных связей (КИМСы, 1969г.), лежащих в основе матрицы межрайонных миграционных связей для всех регионов России [271], требующих, однако, значительных трудозатрат при расчетах и значительной информационной емкости, хотя они использовались в работе Центра демографии Института социально политических исследований РАН (отдел демографии Института социологии АН СССР — РАН), А. У. Хомрой [270] на Украине и П. Б. Слейтером в США (Университет Западной Вирджинии) для сопоставления с данными обследований миграции в Шотландии, Франции и США [370].

Несколько позже серьезный вклад в изучение миграционных процессов внесли Ж. А. Зайончковская по проблемам приживаемости новоселов в городах [89];

В. И. Переведенцев, Л.Л. Рыбаковский – по методологии;

А. В. Топилин – по методическим проблемам и анализу масштабности направлений и факторов миграционных потоков в СССР на основе перераспределения трудовых ресурсов [90, 326].

Серьезные методы оценки достоверности статистического учета миграций, применимость и сопоставимость различных показателей, возможности математического моделирования, наконец, использование социологических методов сбора и анализа информации о пространственной мобильности населения стали применяться такими исследователями, как В.В.Оникиенко и В. А. Поповкин [218], А. У. Хомра [343] и И. С. Матлин [170], а большое число публикаций в 70 - е гг. ХХв. характеризовало интерес к проблеме.

Мысль Т. И. Заславской о том, что «причины миграции лежат не только в закономерностях развития производства, но и в трансформирующихся потребностях, интересах и стремлениях людей: формирование миграционных установок происходит, с одной стороны, под воздействием внешних обстоятельств и стимулов, с другой – в силу особенностей самого индивида»

[99, с. 28], не теряет актуальности и в наши дни.

Центром по изучению проблем народонаселения МГУ им.

М.В.Ломоносова (60-е гг. ХХв.) рассматривались общие проблемы миграционной подвижности населения, а также миграция во взаимосвязи с урабанизационными процессами в обществе, в частности, Б. С. Хоревым [340, 341, 342], С.А.Польским, С. Г. Смидовичем, А. Г. Гришановой, В. А.

Ионцевым, В.А.Безденежных, И. А. Даниловой и др., а В. Н. Чапеком – проблемные вопросы, связанные с миграционными процессами на сельских территориях [270, 271].

Например, Б. С. Хореев (1974) под территориальной подвижностью населения понимал «совокупную характеристику межпоселенных перемещений любого вида, совокупность различных форм миграции, которые взаимосвязаны и взаимозаменяемы» [185, с. 123]. В совместной с В. Н. Чапеком книге (1978) были четко дифференцированы понятия «миграция населения» и «миграционное движение», причем первое рассматривалось авторами как часть второго, а миграционное движение они отождествляли с подвижностью населения в целом [341].

К началу 80-х гг. ХХ в. были определены три фазы миграционного процесса: формирование мобильности, собственно перемещение и приживаемость новоселов на новом месте жительства. Т.И.Заславская и Л.Л.Рыбаковский считают, что в настоящее время в литературе встречаются три толкования термина "мобильность". В одних случаях он рассматривается как синоним слова "перемещение" (переселение), в других – как общее понятие для обозначения потенциальной и реальной миграции, в третьих – как потенциальная готовность населения к изменению своего территориального статуса. Предпочтительнее же последнее толкование: именно в нем отражено четкое разграничение психологической готовности к перемещению и фактическому перемещению [99, с. 64]. С последним утверждением, безусловно, можно согласиться.

В то же время, занимаясь изучением основных видов миграции (стационарная, маятниковая, сезонная, а также межрайонные и межпоселенные перемещения), ученые Центра и в 80-е гг. ХХв. не разграничивали миграцию и миграционную подвижность населения, а такую стадию миграции, как приживаемость новоселов, ограничивали узкими рамками адаптации [185, 186].

Институт социологических исследований АН СССР, основанный в середине 70-х гг. ХХв., комплексно разрабатывал проблемы регионального анализа миграций, поскольку до конца 70-х гг. ХХв. миграция рассматривалась лишь как межтерриториальное (межпоселенное) явление, а ее регионализация сводилась к описанию различий в показателях между отдельными территориями. При этом каждое индивидуальное отклонение показателя от средней считалось проявлением регионального своеобразия, в чем усматривался весь смысл анализа территориальных особенностей миграционных процессов.

Вследствие этого были сформулированы такие типы проблем, как:

повышение приживаемости новоселов в районах вселения;

увеличение миграционной подвижности представителей титульных национальностей автономных республик;

стабилизация сельского населения в центрально европейской части страны [166, 167].

Одновременно в Центре демографии ученые разрабатывали теории миграционного поведения, методические основы для системного изучения особенностей миграционного поведения разных социально-демографических и территориальных совокупностей населения [272].

Последствиями распада СССР стали миграционные перемещения насения на 1/6 части суши, кризисные военные противостояния в Закавказье и Центральной Азии, «цивилизованные» по формам ущемления прав русскоязычного населения, проблемами прозрачных границ при отсутствии налаженного иммиграционного контроля. Трудонедостаточные районы, которые ранее получали мигрантов из трудоизбыточных, стали терять население в миграционном обмене с ними: в 90-е гг. ХХ в. началось разрушение демографического и трудового потенциала в районах нового освоения — на Севере, Дальнем Востоке, частично и в Сибири.

Вместе с тем, несмотря на многомиллионный отток сельского населения Центральной России в города, а также на восток страны и в другие бывшие союзные республики (в первую очередь – в Казахстан в 50-е гг. ХХ в. для освоения целинных земель), трудоизбыточность этих территорий сохранялась вследствие низкой производительности труда в АПК при значительно большей доле лиц, задействованных в его отраслях, по сравнению с развитыми странами. Данное обстоятельство – «преходящий артефакт, противоречащий мировому тренду развития процесса урбанизации», а положительное сальдо сельско-городской миграции в России не есть постоянное и долгосрочное явление [270, 271].

Авторы, отмечая либерализацию эмиграционно-иммиграционного законодательства России, обеспечившую ее открытость, указывают число ежегодно эмигрировавших граждан – около 100 тыс. человек. Россию покидают наиболее образованные, профессионально подготовленные люди (высококвалифицированные рабочие, ученые, техническая и творческая интеллигенция и др.), обучение которых требовало значительных капитальных вложений, а перспективой становится «добровольное» и безвозмездное донорство России с соответствующими научно-техническим и интеллектуальным регрессом [316].

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает монография А.Г.Вишневского (2006), которая представляет собой практически первый масштабный опыт исследования и осмысления противоречивой демографической истории России XX века. Она представляет собой историю демографической модернизации, в корне изменившей многие важнейшие стороны частной и публичной жизни россиян, но все еще остающейся незавершенной. Имеющийся значительный статистический материал (несколько сотен графиков и таблиц) позволяет показать, как и почему в течение последних ста лет менялось матримониальное, прокреативное, сексуальное, семейное и жизнеохранительное поведение жителей России.

А.Г.Вишневский (2006) считает, что «…демографические результаты российского XX века противоречивы, огромные достижения соседствуют с огромными провалами» [71] (таблица 2).

Таблица 2 – Анализ демографических результатов. Россия. XX век (по А. Г. Вишневскому, 2006) [71] № Достижения Провалы Следствие п/п Необычная инверсия его Страна навсегда лишилась Успешное включение в основных этапов, череда обычного в таких случаях общемировой процесс демографических катастроф, в прироста населения и подошла к 1. демографического результате которых падение завершающим стадиям перехода. рождаемости опережало перехода.

снижение смертности.

С одной стороны — небывалое снижение смертности, удвоение продолжительности жизни, с другой — неспособность Быстрое и успешное, хотя закрепить и развить успехи в и с упомянутой Остановка на полпути, явная борьбе со смертью, новое инверсией, прохождение незавершенность этой нарастающее отставание от 2. многих ключевых этапов важнейшей социальной «западных» стран по уровню демографического трансформации. смертности и перехода. продолжительности жизни и связанные с этим громадные демографические потери в мирное время.

Резкое повышение экономичности и К концу XX века население социальной России уже 35 лет не Использование доступного управляемости воспроизводило себя и не было человеку контроля рождаемости воспроизводства никаких признаков изменения для ее сокращения намного ниже 3. населения, ход которого этой ситуации, а в последнем уровня простого замещения теперь в гораздо меньшей десятилетии века естественный поколений.

степени зависит от прирост населения России стал неподконтрольной отрицательным.

обществу смертности.

Возникновение предпосылок невиданного расширения Ослабление внутренних сил индивидуального Постоянные попытки семьи или других институтов и демографического выбора тоталитарного и форм организации частной и суверенитета патерналистского государства жизни, их способности 4. институтов частной или его рудиментов ограничить и отстаивать свои интересы в жизни – семьи, брака и такой выбор, и такой конкуренции с другими т.п. – как объективное суверенитет. социальными институтами в следствие новых исторических условиях.

демографического перехода.

Массовое вовлечение женщины в «общественное производство»

Небывалое ослабление Неумение распорядиться этим практически наравне с бремени демографической историческим выигрышем, мужчиной и блокировка необходимости и многолетнее стремление развития современных семейных 5. раскрепощающее влияние использовать его исключительно и феминистских ценностей, этих перемен на женщину в интересах советской соответствующих новым, и семью. мобилизационной экономики. созданным демографической модернизацией возможностям.

1.2 Понятие демографической безопасности, ее место в структуре безопасности страны и региона М. В. Кармановым и В. Б. Дударевым (2007) даны различные научные определения термина «демографическая безопасность», используемые учеными [126] (таблица 3).

Таблица 3 – Значение термина «демографическая безопасность» в трактовке современных авторов (по М. В. Карманову и В. Б. Дудареву, 2007) [126] Автор Определение категории Источник "Система демографической безопасности призвана, с одной стороны, изучать и практически реагировать на опасное влияние Слоботчиков О.Н.

демографических процессов на ход мирового, государственного, URL:http://science.ng.ru/de регионального развития, а с другой стороны, изучать и активно mography/2001 реагировать на ход демографического развития больших 06-20/6_greatness.html и малых народов различных стихийных общественных процессов и целенаправленной политики государств".

Закон "О демографической "Безопасность демографическая – состояние защищенности социально безопасности экономического развития государства и общества от демографических Республики Беларусь" угроз, при котором обеспечивается развитие Республики Беларусь в URL:http://besedy.orthodox соответствии с ее национальными демографическими интересами".

y.ru/news/view.

php?n= Инструментальный подход заключается в том, что демографические Вишневский А.Г.

процессы оцениваются не сами по себе, а с точки зрения их вклада в URL:http://www.niisp.gov.u решение тех или иных недемографических задач общества, a/vydanna/pano рассматриваются лишь как средство, как инструмент для достижения rama/2001_1-2/prnb1.inc других, недемографических целей.

Кузьмин А.И.

Демографическая безопасность понимается как защищенность процесса РУДН жизни и непрерывного естественного возобновления поколений людей, URL:http://humanities.edu.r а ее укрепление связывается с удлинением человеческой жизни, u/db/msg повышением эффективности демографического воспроизводства, / расширением демографической свободы.

Продолжение таблицы Автор Определение категории Источник "Демографическая безопасность может быть представлена как такое состояние демографических процессов, которое достаточно для воспроизводства населения без существенного воздействия внешнего Рыбаковский Л.Л. фактора и обеспечения людскими ресурсами геополитических URL:http://www.religare.ru/ интересов государства.

article10942.htm [270, Демографическая безопасность – это функционирование и развитие популяции как таковой в ее возрастно-половых и этнических 271] параметрах, соотнесение ее с национальными интересами государства, состоящими в обеспечении его целостности, независимости, суверенитета и сохранении существующего геополитического статуса".

"Под понятием демографическая безопасность следует понимать Джаганова А.

состояние защищенности социально-экономического развития URL:http://centrasia.ru/news государства и общества от демографических угроз, в том числе A.php4?st= депопуляции, старения населения, нерегулируемых миграционных процессов, деградации института семьи".

Гуров А.И.

"Что такое демографическая безопасность? Это потенциальная URL:http://www.duma.gov.r способность общества сохранять свой национальный генофонд и u/search/kmpa наращивать его в соответствии с теми нормами, которые характеризуют ge/80200016/arc3/public/21.

средний мировой уровень".

html "Термины демографической и миграционной безопасности впервые в нашей стране были сформулированы в Госплане РСФСР в связи с событиями в Нагорном Карабахе. Был проведен анализ изменений Федотенков А.Н.

национального состава населения региона, который показал, что URL:http://www.actuaries.ru стремительное увеличение удельного веса населения азербайджанской /scienceconf/ национальности в регионе, расцененное как демографическая 001/nov23/72.htm экспансия, явилось следствием не только национальных особенностей его естественного воспроизводства, но, в первую очередь, следствием неуправляемых миграционных процессов".

М. В. Карманов и В. Б. Дударев (2007), анализируя содержание разнообразных точек зрения на категорию демографическая безопасность с учетом ее особенностей как объекта статистического исследования, подчеркивают, что важнейшие аспекты демографической безопасности привязаны в пространстве и времени к фактическим условиям развития конкретной страны. Авторы подчеркивают, что один и тот же процесс может вызывать противоречивые (порой прямо противоположные) оценки. Так, рост численности населения для одних государств является бедствием национального масштаба, тогда как для других – желанным результатом [126].

Н. А. Кострова (2008) считает, что демографическая безопасность – это устойчивое состояние демовоспроизводственных процессов, при котором обеспечивается сохранение, воспроизводство и развитие качественных и количественных характеристик населения региона даже при наиболее неблагоприятных воздействиях внешних и внутренних факторов. Следует отметить, что такое понимание демографической безопасности отвечает постулатам теории устойчивого развития, изменениям парадигмы безопасности, учитывает связь «население – территория» и позволяет выявлять региональные особенности развития демографических процессов, которые, в свою очередь, будут влиять на определение задач демографической безопасности [137].

Л.Л. Рыбаковский, например, отмечает похожесть опубликованных по проблемам миграции населения материалов, что объясняется высокой рыночной стоимостью этих специфических и ресурсоемких исследований. В то же время Росстат по запросам платежеспособных лиц предоставляет не только статистические формы, но и аналитические обзоры в качестве информационной базы для научных отчетов и статей [270].

Что касается проблем миграции, то многими современными авторами приводятся результаты грамотных и выверенных статистико-социологических исследований в этом направлении, показывается как иерархичность современных миграционных проблем, так и их факторов и последствий в Российской Федерации [292, 293].

Нередко исследователи в области вопросов, связанных с демографической безопасностью, предлагают множество вариантов, которые могут служить для более полной ее характеристики состояния, направленности, характера, скорости, глубины изменений, оказываемого влияния на трансформацию параметров при построении прогнозов и т.д. Это имеет отношение также к изменению основных индикаторов демографической безопасности, конкретной научно-практической направленности исследований в контексте реализации как текущих, так и стратегических задач демографической безопасности – существенного звена в общей структуре безопасности на всех е уровнях.

По нашему мнению, в структуре безопасности страны и в Западно Сибирском регионе в современных условиях становления рыночных отношений особое внимание следует уделять улучшению демографической ситуации, которая на конкретно взятой территории должна активно способствовать улучшению социально-экономической, производственной, организационной и политической обстановки.

1.3 Роль современных угроз в решении проблем демографической безопасности В условиях современных процессов глобализации экономики, охвативших все сферы жизнедеятельности как отдельно взятых людей, так и стран и континентов, все возрастающая роль разных угроз оказывает влияние на состояние безопасности в обществе, в том числе и на развитие демографических систем и их элементов, оказывая многофакторное влияние на формирование и развитие демографических процессов.

По мнению С.Е. Метелева (2006), достаточно сложное социально экономическое положение России, особенно на рубеже XX – XXI веков, усугубляется изменениями в характере как внутренних, так и внешних угроз [181, с. 4].


Определяя значение словосочетания «угроза общественной безопасности», Е.А. Лепехин считает, что это есть «перспектива такого развития событий, при котором не будет обеспечена защита прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц от преступных и иных противоправных посягательств» [160, с. 244].

В своих исследованиях М. В. Карманов и В. Б. Дударев (2007) особо выделяли кризисность демографической ситуации в России, отмечая серьезную реальность угрозы для национальной безопасности страны, в связи с чем необходимость повышения ее уровня была и в настоящее время остается одной из актуальных научно-практических задач государственной важности [126].

Рассматриваемые учеными современные угрозы экономической безопасности, на наш взгляд, можно справедливо отнести и к угрозам безопасности демографической, поскольку совокупность экономических, социальных и правовых процессов и явлений приводят к дисбалансу стабильности в развитии и функционировании всего народного хозяйства страны, обусловливают рост территориальной раздробленности на фоне серьезного ухудшения жизнедеятельности граждан. Среди угроз имеют место внешние и внутренние, о месте и роли которых можно судить по данным таблицы 4.

Таблица 4 – Совокупность угроз демографической безопасности -природные -антропогенные Общие угрозы стихийные бедствия, аварии, пожары и взрывы, различного рода безопасности: посягательства на национальные интересы страны, а также нарушения политической, экономической и социальной стабильности;

Реальные – уже свершившиеся;

Потенциальные – могут произойти в результате каких-либо изменений;

Целенаправленные – в виде целенаправленных действий одного субъекта против другого;

Случайные – стихийные, как результат случайных явлений;

Непосредственные – напрямую вызывают негативные процессы;

Опосредованные – возникают при осуществлении дополнительных действий;

текущие (спорадические и долгосрочные, которые могут дать регулярные), порождающие По времени проявления: нежелательные явления через нежелательные изменения в длительный промежуток времени;

течение короткого времени;

По содержанию политические, экономические, социальные, экологические.

негативных последствий:

С.Е. Метелев (2006) считает, например, что текущие реформы в разных сферах социума обусловливают соответствующие изменения и в структуре угроз: до 1990г. преобладающими являлись внешние угрозы, тогда как переход экономики страны к рыночным механизмам хозяйствования обусловил перевод угроз на внутренние, что является следствием разных ошибок при выборе стратегии и тактики проведения этих социально-экономических реформ [181, с.

31].

Заслуживает внимания Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации, разработанная и утвержденная в 1996 г.

[362], которая дает представление о четырех группах основных угроз безопасности (таблица 5).

Таблица 5– Группы угроз безопасности и их основное содержание [362] Группы Характеристика группы угроз 1-я группа Увеличение имущественной дифференциации населения и повышение уровня бедности, которое ведет к нарушению социального мира и общественного согласия Достигнутый относительный баланс может быть нарушен в результате действия следующих факторов:

• расслоение общества на узкий круг богатых и преобладающую массу бедных, неуверенных в своем будущем людей;

• увеличение доли бедных слоев населения в городе по сравнению с деревней, что создает социальную и криминальную направленность и почву для широкого распространения относительно новых для России негативных явлений наркомании, организованной преступности, проституции и т.д.;

• задержка заработной платы, остановка предприятий и т.д.

2-я группа Деформированность структуры российской экономики. Она обусловлена такими факторами:

• усиление топливно-сырьевой направленности экономики, отставание разведки запасов полезных ископаемых от их добычи;

низкая конкурентоспособность продукции большинства отечественных предприятий;

• свертывание производств в жизненно важных отраслях обрабатывающей промышленности, прежде всего в машиностроении;

• снижение результативности, разрушение технологического единства научных исследований и разработок, распад сложившихся научных коллективов и подрыв на этой основе научно-технического потенциала России;

• завоевание иностранными фирмами внутреннего рынка России по многим видам товаров народного потребления;

приобретение иностранными фирмами российских предприятий в целях вытеснения отечественной продукции как с внешнего, так и с внутреннего рынков;

• рост внешнего долга России и связанного с этим увеличение расходов бюджета на его погашение.

3-я группа Возрастание неравномерности социально-экономического развития регионов.

Важнейшими факторами этой группы являются:

объективно существующие различия в уровне социально-экономического развития регионов, наличие депрессивных, кризисных и отсталых в экономическом отношении регионов на фоне структурных сдвигов в промышленном производстве, сопровождающихся резким уменьшением доли обрабатывающих отраслей;

нарушение производственно-технологических связей между предприятиями отдельных регионов России;

увеличение разрыва в уровне производства национального дохода на душу населения между отдельными субъектами Российской Федерации.

4-я группа Криминализация общества и хозяйственной деятельности. Она характеризуется факторами, к числу которых относятся:

рост безработицы, поскольку значительная часть преступлений совершается лицами, не имеющими постоянного источника дохода;

сращивание части чиновников государственных органов с организованной преступностью, возможность доступа криминальных структур к управлению определенной частью производства и их проникновение в различные властные структуры;

ослабление системы государственного контроля, что привело к расширению деятельности криминальных структур на внутреннем финансовом рынке, в сфере приватизации;

экспортно-импортных операций и торговли.

В частности, объектом научного исследования С. Е. Метелева являлась криминальная миграция как специфическое криминологическое явление со своей статистикой и динамикой. В качестве предмета исследования выступают преступность криминальных мигрантов, тенденции в динамике криминальных миграций, социальные процессы, правовые и организационные предпосылки ее блокирования и предупреждения [180].

Особое значение для решения проблем безопасности, в том числе и демографической, имеет борьба с коррупцией в современном российском обществе и на территориях субъектов Федерации. По оценкам Международной организации Transparency International (TI), Россия по показателю уровня коррупции занимает лишь 143 место из 180 обозначенных, разделяя эту позицию с Гамбией и Того [220]. Материалы фонда ИНДЕМ позволяют сделать вывод, что рынок деловой коррупции превышает размер госбюджета. По данным ВЦИОМ (2006 год), 85% российских граждан спокойно относятся к коррупции, считая, что с ней должны бороться штатные сотрудники государственных органов, но 11% россиян считают целесообразной борьбу с этой угрозой путем изменения собственного менталитета [221].

Особое зло коррупции, с точки зрения ученых разных направлений, – в ее дестабилизирующем влиянии на всю систему общественных отношений, создании угрозы национальным интересам страны, регионов и граждан.

Угроза демографической безопасности состоит еще и в том, что она проявляет себя в процессах масштабного и глобального оттеснения людей из сферы бесплатных обязательных государственных услуг, особенно здравоохранения, образования, жилищно-коммунального хозяйства и правоохранительных органов.

Ученые Всероссийского центра изучения общественного мнения (2007) пришли к выводу, что граждане Российской Федерации наиболее коррумпированными считают местную власть (34%) и правоохранительные органы (30%). Несколько иной подход к "бытовой" коррупции – явлению, когда граждане вынуждены платить за положительное решение собственных социальных или бытовых проблем: ее размеры находятся в пределах 2,8 – 3, млрд. долларов [222].

В целом же эти эксперты утверждают, что среднее число взяток в расчете на душу населения несколько снизилось, однако их размер значительно возрос, а также наметилась тенденция в значительных перераспределениях финансовых потоков, что в целом заметно снижает безопасность на всех уровнях социальной системы. Необходимость становления антикоррупционной культуры происходит путем формирования гражданского и правового сознания через информирование граждан о причинах и источниках возникновения коррупции Серьезные механизмы взаимодействия органов [22].

государственной власти с общественными организациями, разработка и реализация образовательных и просветительских программ будут способствовать целенаправленной и сознательной борьбе с коррупцией (Я.А.Ардельянова, 2008) [11].

Концепция национальной безопасности Российской Федерации дает представление о том, что «…угрозы имеют комплексный характер и обусловлены, прежде всего, существенным сокращением ВВП, снижением инвестиций, инновационной активности научно-технического потенциала, стагнацией аграрного сектора, разбалансированием банковской системы, ростом внешнего и внутреннего государственного долга, тенденцией к преобладанию в экспортных поставках топливно-сырьевой и энергетической составляющих, а в импортных поставках – продовольствия и предметов потребления, включая предметы первой необходимости» [142].

По нашему мнению, нерешенные экономические многофакторные проблемы являются наиболее серьезной угрозой демографической безопасности регионов и страны в целом. Конкретными примерами могут являться вероятные социально-политические последствия наивысших – критических – значений показателей в разных сферах жизнедеятельности социума (таблица 6).


Таблица 6 – Показатели предельно-критических значений как границ безопасности развития и их вероятные социально-политические последствия [по С.Е. Метелеву, 2006;

с. 40] Название показателя и № Вероятные социально предельно-критическое Источник данных п/п политические последствия значение в мировой практике Падение ВВП в США в Деиндустриализация Уровень падения ВВП 30-40% 1.

период Великой депрессии экономики Данные международной Стратегическая зависимость Доля импортных продуктов Ассоциации жизнедеятельности страны от 2.

питания 30% агропроизводителей импорта Доля в экспорте продукции Обобщенное значение Колониально-сырьевая обрабатывающей 3.

показателя развитых стран структура экономики промышленности 40% Доля в экспорте Обобщенное значение Технологическое отставание высокотехнологичной 4.

показателя развитых стран экономики продукции 10-15% Доля от ВВП государственных Независимая газета.-1995.- Разрушение 5.

ассигнований на науку 2% интеллектуального потенциала 25. II Соотношение доходов 10% Обобщенное значение Антогонизация социальной самых богатых и 10% самых 6.

показателя развитых стран структуры бедных групп населения 10: Доля населения, живущего на Обобщенное значение Люмпенизация населения 7.

пороге бедности 10% показателя развитых стран Соотношение минимальной и Обобщенное значение Деквалификация и 8.

средней заработной платы 1:3 показателя развитых стран пауперизация рабочей силы Уровень безработицы 8-9% (с Обобщенное значение Рост социально обездоленных 9.

учетом скрытой) показателя развитых стран категорий населения Условный коэффициент Расчетная величина Интенсивная депопуляция, 10.

депопуляции (отношение числа коэффициента принулевой вымирание населения страны умерших к числу родившихся) – депопуляции Суммарный коэффициент Величина коэффициента, Отсутствие простого 11.

рождаемости (среднее число необходимая для простого замещения детей, рожденных женщиной в коэффициента фертильном возрасте) 2,14-2, Средняя продолжительность Данные ООН по развитым Ухудшение здоровья 12.

жизни населения 75-79 лет странам населения Коэффициент старения Данные Госкомстата Старение населения 13.

населения (доля лиц старше 65 (среднемировое значение) лет в общей численности населения) 7% Данные Органа защиты Суммарные поступления от экономического содействия Низкий уровень экологических платежей (% от 14.

и развития. Уровень экономического контроля ВВП) 5% Германии Продолжение таблицы Название показателя и № Вероятные социально предельно-критическое Источник данных п/п политические последствия значение в мировой практике Уровень преступности Криминализация (количество преступлений на Данные Академии МВД РФ 15.

общественных отношений 100 тыс.населения) 5-6 тыс.

Уровень потребления алкоголя Физическая деградация 8 л абсолютного алкоголя на Данные ВОЗ 16.

населения человека в год Данные Российского Число суицидов на 100 федерального научно Массовая фрустрация сознания тыс.населения 3 (до 1917 г. в методического 17.

населения России) суицидологического центра (уровень России до 1917 г.) Уровень распространенности Психическая деградация психической патологии на 1000 Данные Минздрава РФ 18.

населения населения – Данные М.Доган (в Доля граждан, выступающих за ст.Легитимность режимов и кардинальное изменение кризис доверия//Социологи- Делегитимизация власти 19.

политической системы 40% ческие исследования.-1994. №6.-С.151) Уровень доверия населения к Данные аналитического центральным органам власти 20- Отчуждение власти от народа 20.

центра ИСПИ РАН 25% С. П. Иваненков (1999) подчеркивал, что «кризисные ситуации в различных сферах жизни и в современном российском обществе в целом обостряют проблему социализации молодежи и активизируют ее изучение, поскольку ставят под угрозу воспроизводство как существующих общественных структур, так и воспроизводство отдельно взятых индивидов и личностей» [105], а это, на наш взгляд, можно рассматривать как угрозы демографической безопасности.

В том же ключе можно рассматривать и существующие концептуальные положения А.И. Ковалевой, которые позволяют говорить о таких особенностях социализации российской молодежи конца ХХ-ХХI вв, как «деформация ценностно-нормативного механизма социальной регуляции и становление новой системы социального контроля;

дисбаланс организованных и стихийных процессов социализации в сторону стихийности;

изменение соотношения общественных и личных интересов в сторону расширения автономии формирующейся личности и пространства для самодеятельности, творчества и инициативы человека» [134].

По мнению Т. А. Колесниковой (2010), в социализационных траекториях молодежи проявляются отклонения в процессе социализации не только как формы девиации, но и как преждевременное или запаздывающее освоение социальных норм и культурных ценностей, обретение социальных ролей, а также затяжные кризисы социализации в молодежном возрасте, для которой рассогласовываются пути, сроки и способы становления. При этом особую актуальность представляет собой поиск механизмов, обеспечивающих общественную стабильность через социализационные процессы, определение их перспективных моделей в современном российском обществе [138].

Анализ влияния "человеческого фактора" как источника техногенных и социальных рисков на безопасность и устойчивость суперсистемы "общество – техносфера – природа" важен для решения проблем демографической безопасности.

Среди угроз демографической безопасности можно рассматривать «проблемы маскулинности» в контексте двух подходов: во-первых, суть проблемы состоит в том, что «…мужчины как гендерный класс или социальная группа отстают от требований времени», а во-вторых – «…наоборот, в социальных процессах, расшатывающих мужскую гегемонию…», сторонники этого подхода «…видят угрозу вековечным «естественным» устоям человеческой цивилизации и призывают мужчин как традиционных защитников стабильности и порядка положить конец этой деградации» [100].

Можно согласиться с утверждением Т. Ю. Короченко в том, что современный временной отрезок, характеризуемый как кризисный период, влияет на «психическое здоровье населения и его психологическое благополучие», а общественные и экономические факторы, которые можно охарактеризовать как дестабилизирующие, в наложении на криминогенную компоненту, да еще и при серьзности террористических угроз, не только способствуют росту психолого-психической напряженности, но и играют роль угрозы безопасности в целом, а демографической – в частности [149].

П.И. Юнацкевич (2008), например, видит зависимость перспективного развития государств в структуре мирового сообщества от образования. Он считает, что многообразие накопленных знаний и технологий, низкий уровень гражданского образования и незначительная способность граждан к самообороне от вызовов и угроз безопасности создают условия для безответственной демагогии, раскола гражданского общества, культа безнравственности, насилия, безудержного потребления и ведут к локальным вооруженным конфликтам против мирного населения. Без образованных людей, способных быть субъектами права, безопасности, хозяйственной деятельности, труда, здравоохранения, культуры, образования и науки, гражданской самообороны невозможен прогресс общества, актуальны вызовы и угрозы безопасности для граждан [364].

В работе И. Д. Анисимовой (2009) приводятся результаты анализа как самих глобальных угроз современного общества, так и их проблем, в связи с чем особым образом подчеркивается роль образования в вопросах преодоления глобального антропологического кризиса [9, 269] как серьезной угрозы демографической безопасности общества. В целом же весь современный социум – это общество самых разнообразных рисков, что достаточно четко показал Г. Бехманн (2010) В частности, автором не только [18].

сформулировано определение риска, но и раскрыта сущность его структуры в обществе постмодерна, функциональная дифференциация и ориентации на будущее, тем более что оно представляется как информационное общество, в котором преобладающими выступают информационные концепции, а функция информации видится как социальная, глобально проникающая в культуры, а при помощи средств сети Интернет – просветительская, с формированием как самого общества знаний, так и освещения его проблем.

На состоявшейся 26 февраля 2010 г. в Казани Международной научно практической конференции в рамках обширной тематики ("Современные проблемы безопасности жизнедеятельности: опыт, проблемы, поиски решения") обсуждались в контексте поисков решения проблемные вопросы современного социума, в том числе те, которые выступают звеньями в цепи национальной безопасности (безопасность дорожного движения, гуманитарные и медико-экологические аспекты, организационные и технические средства обеспечения безопасности и др.), в том числе и проблемы демографической безопасности страны и регионов. Р.Н. Минниханов, в то время премьер министр Республики Татарстан, подчеркивал в своем выступлении, «что глобализация процессов мирового развития несет новые угрозы и риски государству, обществу и личности», при этом «обостряется комплекс проблем, связанных с обеспечением национальной безопасности» [цитирование по А.А.

Иванову, 2010] [106].

Поскольку обеспечение демографической безопасности немыслимо без решения прочих – равнозначно важных – задач, то генерал-лейтенант В.А.Васильев, Председатель Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации, обозначил в своем выступлении тезис о необходимости «обеспечения национальной безопасности при возникновении чрезвычайных ситуаций», «совершенствования и развития единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» [цитирование по А.А. Иванову, 2010] [106].

Таким образом, многоаспектное решение серьезнейших вопросов и проблем безопасности в рамках всех сфер жизнедеятельности человечества (экономической, политической, социальной, психологической, военной, экологической и т.д.) показывает, что "безопасность" представляет собой совокупность защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Среди демографических угроз, предопределенных природой и социумом, являются гиподинамия, алкоголизм, в том числе пивной, наркомания, развратный образ жизни и другие. Их недопущение и искоренение возможно только при вмешательстве всех уровней власти, а также реализации разработанных целенаправленных программ в рамках обширной проблематики «приоритетных направлений государственной молодежной политики» [308].

Данные статистики говорят сами за себя: серьезную долю лиц, зависимых от алкоголя и наркотиков, а также категорию потенциальных носителей СПИДа и инфекционных агентов, вызывающих венерические заболевания, составляет молодежь в возрасте от 18 до 30 лет. Учитывая проблемные вопросы акселерации [263], а также данные Росстата по возрасту перворожениц, складывается представление о том, что реальные значения возраста лиц, попадающих в группу риска, лежат в значительно более широком диапазоне.

Демографическая безопасность находится в теснейшей взаимосвязи с проблемами защиты окружающей среды, рационального природопользования, обеспечения экологической безопасности. Сохранение окружающей среды, е защита, проведение мероприятий по предотвращению, недопущению, а в крайних случаях – ликвидации негативных последствий хозяйственной деятельности – должно быть первостепенным по важности вопросов в политике безопасности.

Генотип человека, как и всех представителей форм жизни, под влиянием внешних и внутренних агрессивных факторов окружающей среды способен изменяться, а последствия этого – как раз и есть серьезная угроза демографической безопасности.

Серьезнейшая предметная область дисциплины "Безопасность жизнедеятельности", введенная в образовательные программы средних и высших учебных заведений, среди субъектов обучения и их малообразованных родственников зачастую вызывает усмешки. Однако конечная цель – не столько образовательная, сколько инструментальная – формирование в социуме принципиально новой культуры безопасности, позволяющей предотвращать катастрофы разных масштабов, являющихся угрозами демографической безопасности.

Решение проблем демографической безопасности немыслимо без совершенствования культуры в социуме в ее многоаспектном значении, в том числе и культуры демографической, в которой определяющей должна быть роль системы образования.

Определенные угрозы демографической безопасности несут в себе качественные характеристики и количественный состав лиц, которых приобретает Россия в зарубежном обмене, поскольку в доминирующем числе – это нелегальные иммигранты, как правило, с сомнительными причинами их въезда в Россию.

Также заслуживает внимания и такая угроза, как «неотрегулированность границ и территориальные претензии», которая связана не только с огромной численностью нелегальных мигрантов из стран Юго-Восточной Азии, особенно из Китая, на территории Дальнего Востока Российской Федерации, но и с серьезным оттоком местного населения, что некоторые авторы определяют как «неадекватное замещение населения по этническому признаку» [81].

Собственно, угрозой в этом случае служат потенциальные глобальные экономические (давление на рынок труда), военно-стратегические и политические последствия.

Вместе с тем глобальный финансово-экономический кризис, продолжающий шествовать по континентам, становится острейшей проблемой в России для практически всех государственных бюджетных учреждений и организаций. В сложных условиях бюджетного недофинансирования научные коллективы страны изыскивают разные возможности по разработке коммерческих проектов, а научные центры нередко распадаются из-за отсутствия их пополнения молодежью. В результате этого происходит разрушение преемственности исследований, а историки имеют возможность проводить некоторые параллели с ситуацией в науке в период конца 30-х гг. – 50-х гг. ХХ в.

Например, Т. Н. Москалькова (2011) приходит к убеждению, что национальная и религиозная нетерпимость, экстремизм – это не только реалии социума, но и серьезная угроза федеративному многонациональному устройству России. Поэтому в области национальной политики особая осторожность должна быть при заимствовании разного опыта, учитывая многие трагические ошибки и заблуждения, связанные с насильственным переселением наций и репрессиями. Это говорит о том, что необходима разработка концепции о национальной политике, закона о национальной политике, а также создание органа, который бы отвечал за национальную политику, а также специалисты-профессионалы по проблематике национальной политики [197].

По мнению А.А. Иванова (2011), в качестве серьезного предложения можно выдвинуть тезис о целесообразной необходимости освещения проблемных парадигм безопасности, в том числе демографической, в качестве особого пласта в структуре современного образовательного процесса на всех уровнях системы образования как страны в целом, так и в ее конкретных субъектах [106].

Такое предложение мы поддерживаем – эта многокомпонентная глобальная задача должна и может решаться в рамках деятельности Совета безопасности Российской Федерации путем создания единого координационного органа с участием Министерства по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям России, Минтранса России, Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, МВД России, Минздравсоцразвития России, Минобрнауки России, Минэнерго России и др.

Именно на таком уровне должны решаться вопросы не только повышения культуры и безопасности жизнедеятельности, но и устранение многочисленных угроз безопасности демографической – в рамках интересов разных социокультурных групп, включая личностные, общественные, государственные, мировые.

Это говорит о том, что решение проблемы демографической безопасности в современных условиях должно базироваться на объективных знаниях об имеющихся угрозах, а также на совокупности, комплексе знаний и технологий, способствующих решению проблем безопасности и ее обеспечению, в том числе безопасности демографической.

Глава 2 Истоки проблем демографической безопасности на территории Западно-Сибирского региона 2.1 Демографическая безопасность в контексте статистических показателей текущего состояния социальных процессов Конкретные проблемы безопасности, в том числе и демографической, являются проблемой не только отдельно взятого административно территориального подразделения. Они представляют собой более масштабное явление, касающееся как страны в целом, так и отдельных ее территорий.

Поэтому проблемы демографической безопасности Западно-Сибирского региона логично исследовать в контексте общероссийских проблем и интеграции международных социальных процессов. Демографические процессы, отображаемые в демографических показателях, позволяют формировать представление о демографической ситуации – например, об уровне рождаемости и смертности, естественном приросте и уровне брачности и т.д., а также проводить более точную и взвешенную политику в злободневных вопросах обеспечения демографической безопасности на разных уровнях территориальных субъектов Российской Федерации.

По данным Росстата, в 1992г. впервые число смертей превысило число рождений, а естественная убыль населения (за 10 лет) составила около 5 млн.

человек. Значительно уменьшилась средняя продолжительность жизни (в году она составляла у мужчин – 60 лет, у женщин – 72 года), а мужская смертность заметно возросла [266].

Многие исследователи, в том числе А.К. Полянская, проводя комплексный анализ специальной литературы, приходят к выводу, что Российская Федерация по численности населения находится на 7 месте в мире (145,5 млн. человек) [229]. Показатель того, что стареющее население представляет собой главное эволюционное изменение возрастного населения России. В результате – сразу две угрозы. Во-первых, крупнейшее государство отодвинуто по численности населения на значительное удаление, во – вторых, старение нации.

Анализ статистических таблиц Росстата позволяет оценить масштабность явления: если к 1995 году доля людей старше 60 лет составляла 16% всего населения, то к 2000 году она была уже на уровне 20% и продолжила свой рост.

При этом доля детей имела четкую тенденцию к снижению (в 1995 году – 23%, в 2000 году – 20%), а в этом как раз и заключается уже следующая угроза безопасности. Перечисленные факторы определяют и старение населения вследствие снижения рождаемости, увеличения смертности, заболеваемости и инвалидности детей, рост младенческой (до 1 года) и детской (от 1 до 15 лет) смертности. По данным Госкомстата, средняя продолжительность жизни, ожидаемая для людей, родившихся в 1998 году в России, составит: мужчины – 61,3 года;

женщины – 72,9 лет [264].

А.Ю. Орлов (2009), изучая принципы, лежащие в основе Концепции демографической политики РФ на период до 2025г., акцентирует свое внимание на необходимости учета региональных особенностей и дифференцированного подхода к разработке и реализации региональных демографических программ»

[215]. При этом автором подчеркивается острая первоочередность внимания к наиболее социально значимым проблемам народонаселения, проживающего на отдельных территориях и в некоторых регионах, что, на наш взгляд, вполне справедливо (с точки зрения решения острых проблем демографической безопасности).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.