авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО

ФАКУЛЬТЕТ

МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Ю.А. БАЛАШОВ, М.В. ВАГИН, О.А. КОЛОБОВ, А.А. КОРНИЛОВ

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

В ХХ ВЕКЕ

Учебное пособие

Нижний Новгород

2002 УДК 327(533) ББК Ф4(533) М 43 Под общей редакцией академика О.А. Колобова и профессора РАН К.С. Гаджиева.

Международные отношения на Ближнем Востоке: Учебное пособие / Кол.авт.;

Под общей ред. акаде мика О.А. Колобова : Нижний Новгород: ФМО ННГУ, 2002. — с.

Научный редактор: д.и.н, профессор А.А. Корнилов.

Рецензент: д.полит.н., ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Г.В. Каменская.

В данном учебном пособии характеризуются основные тенденции развития между народных отношений, в регионе Ближнего Востока в период ХХ в. рассматривается основ ные региональные акторы международных отношений, их интересы, а также специфические черты ближневосточной политики великих держав. Материал, представленный в данном пособии, позволяет обеспечить подготовку студентов в рамках учебных специальностей 021200 – «международные отношения», 020200 – «политология» и направления 521300 – «регионоведение». Пособие предназначено для подготовки к семинарским занятиям, лекци ям, а также для написания курсовых и дипломных работ и осуществления самостоятельной научной деятельности.

Учебное пособие подготовлено при поддержке Института «Открытое Общество» (фонд Сороса).

Грант № НВА – 935.

Факультет международных отношений Нижегородского государственного универ ситета им. Н.И. Лобачевского, 2002.

Введение Термином Ближний (или Средний) Восток в официальных правительственных доку ментах ведущих стран мира, а также в дипломатической переписке, научной литературе, публицистике традиционно обозначается географический регион, расположенный на стыке Европы, Азии и Африки. Регион включает территории Государства Израиль, Ливана, Сирии, Иордании, Ирака, Ирана, Турции, Египта, Йемена, Саудовской Аравии, Судана и некоторых других стран. Данное понятие является весьма условным, до сих пор вызывает интенсивную научную полемику.

Данное понятие является весьма условным и имеет расширительное толкование по мере изменения геостратегических задач США и их союзников. «Не существует какого-либо стандартного пограничного размежевания, - отмечается в одном из официальных докумен тов госдепартамента, - по которому Ближний Восток мог бы быть точно обозначенным гео графически. Все его страны, а не только окраинные земли оказываются включенными или исключенными из общности произвольно, причем с удивительной легкостью. Значение термина зависит от его конкретного употребления и может быть отнесено к любой части планеты в манере. Схожей с тем, кто когда-либо просто тычет пальцем в карту». Своим про исхождением словосочетание «Ближний Восток» обязано американскому адмиралу А. Мэ хэну. Будучи известным военно-морским историком, последний разработал в 1900 – 1902 гг.

теорию «сдерживания» России как «великой континентальной державы» путем создания блока «морских держав» под эгидой США и выступил за включение обширной области с центром близ Персидского залива, специально обозначенной им в качестве « Near East» (т.е.

Ближнего Востока), в число регионов, «жизненно необходимых» для Запада. Эта идея легла в основу американского глобального моделирования, до сих пор имеющего целью утвер ждение безраздельного господства США на планете в рамках т.н. PAX AMERICANA (миро вой американской империи). Она в первую очередь предусматривала установление контроля Соединенных Штатов над кратчайшими коммуникациями между Европой, Азией и Афри кой.

Регион Ближнего Востока издревле привлекал завоевателей, повелителей могущест венных империй, паломников, миссионеров, разведчиков и дипломатов. Свои взоры на рай он возникновения иудаизма, христианства и ислама обращали выдающиеся художники, пи сатели и поэты Востока и Запада.

Удобное географическое положение позволяло ближневосточным странам участво вать в мировой и региональной торговле. Открытие потрясающих запасов топливных ресур сов – нефти и газа – превратило Ближний Восток в объект экономической экспансии про мышленных и энергетических компаний ведущих стран мира. Столкновение геополитиче ских, торгово-экономических, военных, культурно-религиозных интересов супердержав по стоянно, на протяжении человеческой истории, генерировало целый ряд затяжных межгосу дарственных и межнациональных конфликтов. Таким образом, международные отношения на Ближнем Востоке всегда характеризовались интенсивностью, некоторой непредсказуемо стью, обладали некой пассионарностью в выдвижении новых военно-политических сил, го сударственных режимов с устойчивой конфессиональной доминантой.

Настоящее учебное пособие рассматривает динамику международных отношений на Ближнем Востоке в ХХ веке.

В основу структуры учебного пособия положены хронологический и проблемный принципы. Глава 1 посвящена основным особенностям развития международных отноше ний в регионе в период с 1900 по 1918 г., т.е., до окончания первой мировой войны. В свою очередь, сам текст глав делится на проблемные, тематические подзаголовки. Безусловно, крупнейшим региональным актором в начале ХХ в. являлась Османская империя со всеми ее традиционными внешнеполитическими идеями и практикой. По названной причине 1-й параграф главы изучает место Османской империи в ближневосточных делах. Во втором параграфе главы исследуются взаимоотношения великих держав и Блистательной Порты по вопросу о статусе и будущем арабских территорий и народов, их населяющих.

Глава 2 учебного пособия рассматривает период между двумя мировыми войнами.

Это было время «жизни» Версальско-Вашингтонской системы международных отношений, в рамках которой страны-победительницы 1-й мировой войны управляли различными тер риториями Ближнего Востока на мандатной основе или посредством договорных отношений с зависимой арабской территорией. В 1930 –е годы наблюдались процессы ремилитаризации стран «проигравших»,и, в частности, Германия Гитлера приступила к активным дипломати ческим и разведовательным мероприятиям в регионе. Параграф 1 приглашает читателя про следить специфику осуществления ближневосточной политики кемалистской Турции. В па раграфе 2 анализируются формирование и развитие мандатной системы на Арабском Восто ке в 1920 – 1930 –е годы, «исполнителями» которой оказались Великобритания и Франция.

Авторы пособия обращают внимание на общие черты и различия в мандатной политике двух европейских держав, которая имела далеко идущие последствия для внешней и внут ренней политики современных арабских государств. Самостоятельной темой второй главы пособия стала внешняя, в особенности, региональная политика Королевства Саудовской Аравии.

Глава 3 пособия имеет отношение к периоду после второй мировой войны, а именно:

с 1945 г. по 1970 г., когда на глобальном уровне началась разрядка в отношениях стран НА ТО и Варшавского Договора. Вторая мировая война завершилась новым раскладом сил в ближневосточном регионе. За этим последовало возрастание роли новых «игроков» МО – Государства Израиль и Египта. По-прежнему ведущую роль на ближневосточной арене иг рали супердержавы, в условиях биполярной системы США и СССР. Особенностям ближне восточной политики Соединенных Штатов посвящен первый параграф главы. В следующем параграфе изучается расширение влияния Советского Союза на Ближнем Востоке с акцен том на специфику внешнеполитического курса Москвы при И.В. Сталине, Н.С. Хрущеве и Л.И. Брежневе. Далее авторы пособия рассматривают эволюцию международных отноше ний Турецкой Республики, которая в начале 1950-х годов стала активным членом НАТО и все еще претендовала на региональную гегемонию, соперничая с шахским Ираном. Особое место в международных отношениях Ближнего Востока второй половины ХХ в. занимает Государство Израиль. Текст пособия содержит анализ процесса выработки и осуществления израильской внешней политики существенный вклад в который внес стратегически мыс ливший Д. Бен-Гурион.

Участие Египта в региональных международных делах анализируется в параграфе 3.5.

Самое пристальное внимание авторы уделили арабо-израильскому конфликту – «бо левой точке» человечества второй половины ХХ века и начала XXI века. Конфликт по са мым разным причинам играет некую «осевую» роль для подавляющего большинства стран Ближнего Востока. История конфликта между Государством Израиль и арабскими странами в 1945 –1970 гг. обозначена термином «эскалация». Вначале авторы пособия исследуют те му «США и проблема Палестины во второй половине 1940-х годов, поскольку именно в это время международное сообщество в лице ООН приняло важнейшую резолюцию Генераль ной ассамблеи ООН № 181 (II) от 29 ноября 1947 г. резолюция означала раздел Палестины на еврейское и арабское государства, тогда как Соединенные Штаты сыграли едва ли не главную роль в образовании Государства Израиль и поддержке его в первой арабо израильской войне. Образование еврейского государства и характеристика арабо израильской войны 1948 –1949 гг. обсуждаются в отдельном параграфе. Далее в пособии анализируются события Суэцкого кризиса 1956 г. и комплекс проблем, порожденных июнь ской войной 1967 г. на Ближнем Востоке.

В четвертой главе пособия рассматриваются международные отношения в регионе в 1970-1990 –е годы. Первый параграф посвящен характеристике общих тенденций регио нальных международных отношений. Особое внимание уделяется анализу энергетического кризиса 1973 г., нефтяного бума на Ближнем Востоке и его последствиям (параграф 4.2.).

Следующий параграф знакомит читателя с особенностями ближневосточной политики Тур ции – единственной восточной страны, входящей в западный военно-политический блок НАТО. Там же изучается место кипрского конфликта во внешнеполитическом курсе Анка ры, а также анализируются сущность и компоненты сложного курдского вопроса. Арабо израильский конфликт в последние 30 лет ХХ столетия приобрел новую динамику и новое качество. В параграфе 4.4. выявляются основные подходы к разрешению комплекса проблем арабо-израильского противостояния, в особенности, анализируется политическое содержа ние кемп-дэвидских соглашений («Рамки мира» 1978 г. и египетско-израильский мирный договор 1979 г.). Палестинская проблема в 1970-1990-е годы анализируется как составная часть арабо-израильского спора, которая. В свою очередь, распадается на две составляющие:

1) проблема статуса палестинских территорий и 2) судьба палестинских беженцев.

Видное место в региональных противоречиях конца ХХ в. занимал «ливанский узел», в создании и усложнении которого, по разным причинам приняли участие собственно ли ванские политические и конфессиональные силы, Государство Израиль, Сирия, Иран и ве ликие державы. Необходимость обратиться к изучению событий в Ливане была вызвана и тем обстоятельством, что заметную роль в гражданской междоусобице в этой стране играла палестинская диаспора.

Параграф 4.7. называется «Исламская революция в Иране (1979 г.) и ее влияние на международные отношения в регионе». Революция в Иране, которую возглавило шиитское духовенство, заставило мир заговорить об «исламском факторе» как важной составляющей отношений между государствами и народами. Иранское революционное движение было не только антиамериканским и антишахидским. Оно отвергало и социалистическую ориента цию, предложив исламскому миру и прочим странам свое понимание и свою практику «третьего пути», позитивного движения к некоему обществу исламской справедливости без капитализма и социализма. Ирано-иракская война 1980 –1088 гг. (параграф 4.8) в значитель ной степени стала последствием революции 1979 г. и отражением принятого правящим в Тегеране духовенством курса на «экспорт исламской революции» в регион Ближнего Восто ка.

Крупнейшим событием в ближневосточных отношениях стал ирако-кувейтский кри зис 1990-1991 гг. В то время, как обострение двусторонних (Багдад – Эль –Кувейт) проблем имело прямое отношение к историческим спорам о границе и добыче нефти, кризис знаме новал начало новой эры. Проступали, пока не вполне четкие, контуры «нового мирового по рядка». Атрофировалась поляризация арабо-израильского конфликта, и Советский Союз, внешне еще поддерживая режим С. Хусейна, фактически сменил парадигму своей ближне восточной политики и поддержал цели президента США Дж. Буша – старшего. События ирако-кувейтского кризиса анализируются в параграфе 4.9.

В заключение необходимо подчеркнуть. Что целый ряд региональных противоречий и конфликтов «достался в наследство» XXI столетию, и политикам новой формации пред стоит многократно обращаться к историческому опыту ХХ века. Чтобы адекватно оценивать вызовы и противостоять угрозам, соблюдая интересы своих государств и сохраняя мир и стратегическую стабильность в международных отношениях.

Глава Основные особенности развития международных отношений на Ближнем Востоке в начале ХХ в. (1900-1918 гг.).

1.1. Османская империя в международных отношениях на Ближнем Востоке в начале ХХ в.

В начале ХХ века страны Ближнего Востока (в большинстве своем находившиеся в зависимости или входившие в состав Османской империи) стали объектом усиленного воз действия со стороны великих держав Европы, что было вызвано главным образом борьбой великих держав за передел мира, сопровождавшейся поиском потенциальных союзников в данном регионе. Ситуация обострилась в период 1912-13 гг. в виду поражения Османской империи в Балканских войнах, которые оказали существенное влияние на внешнеполитиче ский курс Турции, основной целью которого стала борьба за сохранение посредством ди пломатических комбинаций со странами Запада контроля над территориями, традиционно входившими в состав этой некогда сильной региональной державы.

В обстановке развития жесткого противостояния между австро-германским блоком и Антантой, Османская империя надеялась на то, чтобы участвуя в блоке с наиболее активным в военно-политическом отношении государством – Германией, обеспечить себе реванш за поражение в борьбе с бывшими зависимыми территориями и сохранить, хотя бы формально, статус не только ближневосточной, но и европейской державы.

Свою роль в интенсификации противоречий в регионе сыграл и экономический фак тор: в начале ХХ в. экономическое развитие государства Османов, как отмечается в иссле дованиях большинства историков, осуществлялось в рамках «периферийной, аграрно производящей зоны мирового капиталистического хозяйства». Однако, по их мнению, эко номическая эксплуатация страны происходила не только за счет превращения турецкого сельского хозяйства в источник снабжения сырьем западного индустриального общества, но и за счет расширения отдельных отраслей экономики, в которых был заинтересован ино странный капитал. Экономическая экспансия европейского капитала в Османской Турции осуществлялась преимущественно в сфере финансов, внешней торговли и железнодорожно го строительства. Эти отрасли османской экономики были подготовлены к достаточно бы строму развитию экономических связей с Западом, а вложения капитала в них находили наибольшую поддержку на правительственном уровне отдельных стран. В виду этого, в предвоенный период Османская империя стала своеобразной ареной противостояния запад ных стран в экономической сфере. Каждая из стран, входившая в один из обозначенных блоков, стремилась занять доминирующее положение в сфере контроля так называемого «Оттоманского долга». Державы Антанты в начале ХХ в. контролировали 70% долга импе рии, однако к 1914 г. германские банки при поддержке государства потеснили своих конку рентов, сконцентрировав основные усилия на вложении средств в железнодорожное строи тельство, показателем чего стала в частности разработка проекта Багдадской железной доро ги.

Одновременно с усилением позиций в сфере железнодорожного строительства, Гер мания активно развивала морское сообщение с Блистательной Портой, потеснив своих кон курентов и в сфере морской торговли, что позволило германским бизнесменам закрепиться на внутренних рынках Турции, что, в свою очередь создавало условия для эффективного развития германо-турецких политических отношений. Такая ситуация подкреплялась нала живанием контактов в сфере денежных займов. В частности Германия согласилась предос тавить турецкому руководству необходимые средства для погашения процентов по «отто манскому долгу» при условии предоставления Германии прав контроля над чрезвычайным военным налогом, а также прав пользования османскими военными объектами.

Кроме того, необходимо отметить, что военное поражение Турции от Италии в Ли вийской кампании 1911 – 12 гг., а также война с Балканским союзом в 1912-13 гг. позволили Германии в определенной степени установить контроль над политикой Порты в военной сфере посредством назначения военных советников в турецкую армию, а также с помощью поставок оружия и военных материалов. Отметим также, что германские дипломаты в свою очередь оказывали значительное влияние на переориентацию в начале ХХ в. турецкой внешней политики с европейского направления на российское. В. Шеремет, известный рос сийский специалист по турецкой истории, в одной из своих работ пишет о том, что «младо туркам прозрачно намекали из Берлина…что России нужен реванш в Азии за поражение в войне с Японией…Весьма вольно излагалось также и англо-русское соглашение 1907 г. о разделе сфер влияния на Среднем Востоке, вблизи азиатских границ Турции». Отмечается также, что «эти идеи совпадали с собственными взглядами Стамбула».

Необходимо отметить, что Франция и Великобритания также предпринимали усилия, направленные на создание механизмов влияния на политический курс Турции посредством использования торгово-промышленных кругов арабских стран (в первую очередь Сирии и Египта), тесно связанных с западным капиталом и недовольных политикой младотурецкого руководства в экономической и культурной сферах. В арабской среде в этот период генери ровались идеи, связанные с возрождением халифата с центром в Мекке и Медине, т.е. без турецкого султана-халифа, а также идеи, направленные на тесное сближение с европейски ми странами, в которых многие арабские лидеры видели потенциальных союзников в анти турецкой борьбе. Такая ситуация была эффективно использована британским руководством, закрепившимся к весне 1914 г. в Египте, Кувейте, Адене и, в расчете на военные действия против Турции в Ираке и Сирии, согласовав свои действия с султаном Неджда Ибн Саудом.

Ареной острой борьбы между дипломатами стран Антанты и тройственного союза, целью которой было усиление влияния данных блоков на руководство Порты, стала комис сия европейских держав и Турции по вопросу о реформах в Турецкой Армении, заседавшая в Стамбуле с июля 1913 по январь 1914 гг. В этом случае победу на дипломатическом фрон те одержали немцы, выдвинув проект реформ в тех рамках, которые правительство Турции «сочтет крайне необходимым»: германская политика была расценена османским руково дством как политика поддержки неделимости империи, которая противопоставлялась поли тике стран-членов Антанты.

Таким образом, накануне Первой мировой войны дипломаты, принадлежавшие к обоим враждующим европейским блокам, вели активную борьбу за привлечение Турции в свой лагерь в качестве союзника, оказывая давление на руководство этой страны как в поли тической, так и в экономической сфере. В то же время, учитывая несомненные успехи гер манской дипломатии в этом направлении, лидеры стран Антанты разрабатывали и другие варианты действий, связанные с использованием в случае войны национально освободительного движения нетурецких народов империи.

Повествование о политических комбинациях европейских стран в Османском госу дарстве в данный период было бы не полным без упоминания того факта, что дипломаты Антанты и Тройственного союза, несмотря на политические шаги, перечисленные выше, за нимались также разработкой варианта, связанного с расчленением империи. Показателем этого может считаться тот факт, что в феврале 1914 г. английские и германские дипломаты и представители деловых кругов этих стран провели серию консультаций, в ходе которых Германия и Великобритания окончательно согласовали зоны влияния в Кувейте, Персид ском заливе и Месопотамии. Россия со своей стороны в этот период вошла в состав распо рядителей Администрации Оттоманского публичного долга, а Австро-Венгрия и Италия предъявили свои претензии на концессии в Западной Анатолии, контроль за которыми со стороны Турции был бы максимально ограничен.

В создавшихся условиях младотурецкое руководство предприняло ряд попыток, на правленных на достижение взаимопонимания с двумя странами Антанты – Россией и Фран цией. На переговорах, проводившихся с участием представителе высшего турецкого руко водства, обсуждались вопросы двустороннего военного сотрудничества с указанными госу дарствами. Переговоры закончились безрезультатно: ни российские, ни французские дипло маты не усмотрели никакой выгоды в турецких предложениях и, к тому же не очень доверя ли турецким заявлениям, т.к. были осведомлены об активном развитии германо-турецкого сотрудничества в ключевых экономических и политических сферах. Данная неудача под толкнула османское руководство к достаточно быстрому заключению германо-турецкого договора, который и был парафирован 31 июля 1914 г. и подписан 2 августа. В тот же день была подписана декларация о турецком нейтралитете. Указанный договор фактически обя зывал Турцию вступить в войну в случае вмешательства в европейский конфликт России и появления, таким образом, у Германии необходимости выполнить союзнический долг перед Австро-Венгрией, сведя на нет декларацию о нейтралитете.

Необходимо отметить, что подписав договор, турецкое руководство предприняло все усилия для того, чтобы окончательно не настроить против себя Россию и не дать втянуть себя в масштабный вооруженный конфликт, в общем-то не соответствовавший, по мнению целого ряда авторов, государственным интересам Турции. Через три дня после подписания договора с Германией, руководство Османской империи через российского военного атташе в Стамбуле попыталось возобновить переговоры о русско-турецком союзе. Фактический ли дер Турции, Энвер-паша, в ходе беседы с генералом М.Леонтьевым утверждал, что нейтра литет Турции в случае участия России в европейской войне достижим при условии, если Россия поможет младотуркам реализовать их интересы в сфере отмены капитуляций, спло чения османских территорий, а также поддержит требование имперских властей о возвра щении империи Эгейских о-вов и Западной Фракии, населенной мусульманами.

Одновременно с проведением зондажа в российском направлении, Турция продолжа ла контакты с Германией, шантажируя, таким образом, обе стороны и требуя от германского руководства, так же, как и от русского, обеспечения территориального единства империи, поддержки ее требований об отмене капитуляций и др. Кроме того, Энвер-паша требовал от немцев еще и гарантий возвращения Турции Карса, Ардагана и Батума, потерянных этим государством еще в XIX в.

Играя на русско-германских противоречиях, лидеры государства Османов в то же время предлагали России перспективы создания Юго-восточного и Средневосточного блока, направленного против Австро-Венгрии, в центре которого находились бы Россия и Турция.

Энвер-паша считал также важным создание общебалканского союза держав, направленного против Австро-Венгрии. В случае создания такого союза, турецкая армия должна была стать, по мнению лидера младотурок, гарантом единства союза, выступая против балкан ских государств, проводящих политику, идущую в разрез с русскими и турецкими интере сами.

В целом, данные предложения соответствовали стратегическим интересам России на ближнем Востоке и Балканском п-ове, однако руководство страны не решилось пойти на за ключение русско-турецкого союза, противоречившего союзническим обязательствам России перед Англией и Францией. Таким образом, несмотря на то, что существовала возможность урегулирования русско-турецких отношений дипломатическим путем, обе страны приняли участие в Первой мировой войне во враждебных лагерях, будучи связанными союзнически ми обязательствами, в ряде пунктов противоречащими их национальным интересам.

Поиски Турцией мирного разрешения противоречий с Антантой возобновились в 1915-16 гг. после того, как данное государство потерпело ряд поражений на Кавказе, в Иранском Азербайджане, Египте и Месопотамии, не получив при этом ожидаемой поддерж ки от мусульман сопредельных стран. Ученые отмечают, что, несмотря на то, что вопрос о поисках Турцией мира может быть всесторонне освещен только после того, как будут от крыты национальные архивы этой стран, можно утверждать, что из союзников Германии именно Блистательная Порта первой начала зондаж в отношении выхода из войны, причем формы этого выхода (секретное перемирие с одним или несколькими членами Антанты, се паратный мир и т.д.) «представлялись Стамбулу делом техники». Главным для руководства Османской империи было выбрать партнера для первых контактов и овладеть инициативой в обсуждении ключевых вопросов, таких, как судьба Черноморских проливов и армянский вопрос. Несмотря на значительные противоречия между Османской империей и странами Антанты, руководство этой страны надеялось на успешное решение вопроса о перемирии, т.к. между странами «сердечного согласия» существовали не меньшие противоречия, ка сающиеся в частности ближневосточных вопросов, тесно связанных с Турцией. Туркам бы ло известно, что одним из основных условий вступления России в Первую мировую войну было установление режима проливов, отвечавшего российским интересам (Россия должна была получить гарантию свободного прохода через проливы своих военных кораблей), ко торые во многом противоречили стратегическим целям ее союзников.

Тем не менее, при всех значительных расхождениях взглядов государств Антанты на судьбу Османской империи и Черноморских проливов, участники этого союза были едины в том, что до полного разгрома Германии и Австро-Венгрии со Стамбулом может быть за ключено только перемирие, касающееся зоны Стамбула и проливов, что нашло свое выра жение в соответствующем соглашении от 28 февраля 1915 г. Еще более обеспокоило осман ское руководство информация о проектах британского правительства, поддержанных Фран цией, направленных на предоставление независимости арабским территориям империи Ос манов.

Необходимо отметить, что указанные проекты и дипломатические документы в то же время стали основой для дальнейших переговоров между Россией и ее союзниками по Ан танте. Министр иностранных дел России С. Сазонов сообщил в Лондон, что в случае сочув ственного отношения лидеров Англии и Франции к российским планам, касающимся режи ма проливов, они могут быть уверены, что встретят такое же лояльное отношение к осуще ствлению планов ведущих стран Европы, касающихся арабских областей Порты.

В этих условиях мирные инициативы были практически обречены на неудачу и перед младотурецким правительством во весь рост встала перспектива реализации планов Антан ты, чреватых расчленением страны. Однако приход к власти в России большевиков в октяб ре 1917 г., их отказ от неравноправных договоров и планов раздела Османской империи, из менил расстановку сил в ближневосточном регионе и позволил младотуркам не только на деяться на сохранение целостности своих владений, но и рассчитывать на приобретение ря да стратегически важных пунктов на Кавказе и пополнение турецкой армии за счет кавказ ских мусульман, что, в частности, нашло отражение в турецкой позиции на конференции в Брест-Литовске.

Однако, несмотря на некоторые успехи на российском направлении своей внешней политики, Османская империя, испытывавшая значительные экономические трудности и сотрясаемая национальными движениями нетурецких народов, вынуждена была капитули ровать перед государствами «Сердечного согласия». 27 октября 1918 г. на о-ве Лемнос нача лись переговоры между представителями турецкого МИД и Генерального штаба и командо ванием британского Средиземноморского флота, ставшие символом грядущих радикальных изменений на Ближнем Востоке.

1.2. Великие державы и проблема арабских территорий Блистательной Порты.

Одним из проектов, связанных с дезинтеграцией территорий Османской империи, реализованных после Первой мировой войны и имевших долговременные последствия для определения политического климата в регионе, был проект создания в одной из провинций империи «еврейского национального очага». Учитывая важность изучения данного проекта с точки зрения понимания политических процессов на Ближнем Востоке в середине – вто рой половине ХХ в., представляется целесообразным рассмотреть его отдельно.

В рассматриваемый период Палестина представляла собой одну из наиболее отста лых стран в экономическом отношении, не обладавших к тому же сколько-нибудь значимы ми залежами полезных ископаемых. Однако, несмотря на это, в начале ХХ в. Палестина ста ла объектом пристального внимания ведущих европейских держав благодаря своему страте гическому положению, превращавшему эту страну в своеобразный «узел» стратегических коммуникаций, как водных, связывающих бассейн Средиземного моря с Индийским океа ном, так и сухопутных, связывающих фактически три континента – Европу, Азию и Африку.

Немаловажным для роста стратегического значения Палестины явился и тот факт, что в к.

Х1Х в. в соседней Месопотамии германскими геологами были обнаружены большие запасы нефти, благодаря чему Палестина фактически становилась государством, способным обес печить заинтересованным державам успешное проникновение на нефтеносные территории, а также обеспечить относительную безопасность транспортировки месопотамской нефти.

Основным претендентом на доминирование в этой стране, как, впрочем, и на Ближ нем Востоке в целом, в рассматриваемый период была Великобритания, «владычица мо рей», обладавшая самым мощным в мире флотом, способным обеспечить как проникнове ние британского влияния в регион, так и безопасность британских экономических и полити ческих институтов, расположенных на его территории. Кроме того, дополнительным об стоятельством, позволявшим британскому руководству рассчитывать на успех, был богатый опыт ведения колониальной политики в разных регионах планеты, основанный в большин стве случаев на сохранении традиционных общественных институтов и использовании тра диционных противоречий в колонизированных странах. Однако в данном регионе Британия столкнулась с конкуренцией со стороны Франции и Германии, которые также хотели рас пространить свое влияние на стратегически важные территории Ближнего Востока.

Необходимо отметить, что ведущие европейские страны были не единственными ак торами, заинтересованными в решении вопросов населения Палестины. Другим актором вы ступило международное сионистское движение, поставившее своей основной целью созда ние еврейского «национального очага» в данной стране. Выдвижение лидерами еврейского национального движения идеи создания еврейского государства в Палестине имело ярко выраженное международное значение: идея возвращения евреев на «землю предков» должна была заинтересовать европейские государства, претендовавшие на захват этой страны.

В ноябре 1898 г. Т. Герцль, основатель политического сионизма, встретился с гер манским кайзером Вильгельмом 11 и предложил ему план колонизации евреями Палестины под эгидой Германии. Однако кайзер отклонил это предложение, опасаясь негативной реак ции на вмешательство Германии в палестинские дела со стороны Великобритании, Фран ции, а также России. В мае 1901 г. Т. Герцль обратился с аналогичным предложением к ту рецкому султану, что свидетельствует о том, что сионистские лидеры не отвергали возмож ности осуществить свои планы и без помощи великих держав. Однако турецкий султан так же ответил отказом. В 1904 г. был получен отказ от предложений сионистов и от итальян ского короля. Что же касается Франции, то она заняла в этом вопросе выжидательную пози цию.

В созданных условиях лидеры ВСО приняли решение переориентировать свои уси лия на Великобританию. В своем письме к известному деятелю британской колониальной политики С. Родсу. Т. Герцль объяснял, что переселение евреев Палестину и создание там национального еврейского государства является, по существу, колониальным вопросом, ре шив который, Великобритания будет доминировать на всем Ближнем Востоке. Несмотря на определенные выгоды, которые могла извлечь Англия из сионистского проекта, она в тече ние почти 10 лет воздерживалась от однозначного ответа в их поддержку, рассчитывая, в частности, на то, что британской дипломатии удастся склонить Турцию на свою сторону.

Однако начавшаяся в августе 1914 г. Первая мировая война, в которой Турция выступила на стороне Германии, заставила Великобританию пересмотреть свою ближневосточную поли тику в сторону сотрудничества с еврейским национальным движением. Просионистские на строения британского руководства усилились в конце 1916 г., когда премьер-министром страны стал Д.Ллойд Джордж, считавший необходимым усовершенствовать британскую по литику в регионе. Взгляды премьера разделяли такие видные английские политические дея тели, как А.Бальфур, Г. Сэмюэл, М. Сайкс и др., высказывавшиеся за британскую аннексию Палестины, расселение на ее территории евреев и в целом за пересмотр статуса Ближнего Востока Развитие такой политической линии привело к тому, что к декабрю 1917 г. практиче ски вся территория Палестины была оккупирована английскими войсками под командова нием фельдмаршала Алленби. Необходимо отметить, что оккупации этой страны предшест вовала активная дипломатическая подготовка, завершившаяся 16 мая 1916 г. заключением англо-французского соглашения о будущем разделе территорий Османской империи (со глашение Сайкс – Пико). В соответствии с данным соглашением восточное побережье Сре диземного моря на севере до Аданы и далее до Сиваса, Диарбекира, Мардина и Урфы вклю чительно и территории на западе, включавшие в себя Халеб, Хомс, Хаму и Дамаск, а на вос токе Дейр Зора и бывший Мосульский вилайет объявлялись зоной французского влияния. В зону английского влияния входила Месопотамия, а также территории от Абу-Кемальи до Аммана и Мертвого моря. В Палестине в соответствии с соглашением должно было быть установлено международное управление.

Необходимо отметить, что наиболее острые моменты переговоров относительно ука занного соглашения касались именно Палестины. Французские дипломаты отстаивали права своей страны на доминирование в этом регионе Ближнего Востока, и представителям бри танского внешнеполитического ведомства пришлось затратить значительные усилия для то го, чтобы французы отказались от своих претензий на Палестину и согласились на междуна родный режим управления.

Отметим также, что после оккупации Палестины британской армией международное управление стало фикцией.

Для закрепления своих успехов в Палестине руководство Британской империи реши ло использовать еврейских переселенцев, что, по мнению ряда специалистов, позволило Ве ликобритании не передавать управление Палестиной под международный контроль и не включать ее в будущее арабское государство, т.е. фактически пересмотреть обещания, дан ные арабам и изложенные в переписке Р. Мак Магона и шерифа Хусейна аль-Хашими. 2 но ября 1917 г. увидела свет т.н. «декларация Бальфура», провозглашавшая поддержку британ ским правительством проекта создания «еврейского национального очага» в Палестине.

Прежде, чем поддержать сионистский проект, глава английской дипломатии А. Бальфур по сетил Вашингтон, где встречался с рядом видных американских деятелей сионизма и зару чился их поддержкой, намекнув на то, что Палестина может перейти под совместное англо американское управление.

Со своей стороны, Д. Ллойд Джордж объяснял усилия А. Бальфура тем, что исклю чительно сложное положение на русском фронте осенью 1917 г. вынудило союзников доби ваться симпатии евреев во всем мире, чтобы привлечь их на сторону Антанты. В обмен на «декларацию Бальфура» сионистские лидеры дали обещание сплотить всех евреев для под держки Антанты, и, по словам Д. Ллойд Джорджа, «сдержали свое слово». Таким образом, английский премьер-министр фактически считал главной причиной появления палестинской проблемы революцию в России и объяснял появление «декларации Бальфура» стремление Великобритании к победе над Германией.

Как бы то ни было, «декларация Бальфура» в 1918 г. была признана Францией, Ита лией и США. Несмотря на благосклонное отношение к созданию еврейского национального очага в Палестине, европейские дипломаты не упускали из виду и арабский фактор. Стре мясь ослабить британские позиции на Ближнем Востоке, французское правительство в янва ре 1917 г. признало Хусейна королем Хиджаза, рассчитывая, видимо, на то, что это стиму лирует усилия последнего в сфере создания крупного арабского государства.

Арабское направление ближневосточной политики держав стало еще более активным после публикации большевистским руководством России в январе 1918 г. текста соглашения Сайкс-Пико, которая стимулировала резкий протест со стороны арабской общественности и привела к тому, что Хусейн стал склоняться к выходу арабов из войны и заключению сепа ратного мира с Турцией.

В этой ситуации Великобритания предприняла новый дипломатический ход для удержания арабов на стороне Антанты. 4 января 1918 г. представитель британской разведки в Каире вручил королю Хиджаза меморандум английского правительства, в котором, с од ной стороны, говорилось о поддержке Британией идеи создания крупного арабского госу дарства на бывших османских территориях, а с другой – о необходимости налаживания диа лога с сионистами, что фактически явилось завуалированным отказом включить Палестину в состав будущего арабского государства. Хусейн принял этот меморандум к сведению, предупредив, однако, что после окончания войны будет добиваться пересмотра статуса Па лестины.

Весной 1918 г. ряд видных арабских деятелей направил британскому резиденту в Каире письмо, в котором в очередной раз поднимался вопрос о будущем арабских террито рий. В середине июля британские власти ответили на это письмо, обнародовав проект, в со ответствии с которым арабские территории делились на 4 категории: 1) арабские страны, являвшиеся независимыми еще до начала Первой мировой войны;

2) арабские страны, осво божденные от турецкого владычества силами самих арабов;

3) арабские территории, осво божденные армией союзников;

4) территории, продолжающие находиться под турецким господством.

Первым двум категориям стран предоставлялась полная независимость, в отношении третьей категории предполагалось применить расплывчатый принцип «согласия с управляе мыми». Что же касается четвертой категории, то народам этих территорий обещались сво бода и независимость.

7 ноября 1918 г. Великобритания и Франция выступили с обращением к населению Палестины, Сирии и Ирака, в котором, с одной стороны, еще раз подтверждались гарантии их национальных прав, а с другой - содержались планы раздела Сирии (включая Палестину) на английскую и французскую сферы влияния.

В конечном счете, к моменту окончания Первой мировой войны и созыву Парижской мирной конференции стратегически важные территории Сирии и Палестины были поделены на три части в соответствии со сложившейся расстановкой сил и документами, приведенны ми выше. Каждая из частей управлялась т.н. «Временной администрацией». Палестина вхо дила в т.н. Южную зону и управлялась британской администрацией. Т.н. Восточная зона (внутренняя Сирия до Алеппо) находилась под контролем арабской администрации;

остав шаяся часть Сирии входила в Западную зону, управлявшуюся Францией. Сложившаяся в данный период расстановка сил на арабских территориях во многом предопределила разви тие международных отношений в Ближневосточном регионе в период 20-х – 30-х г.г.

Таким образом, подводя итоги рассмотрению отношений Османской империи с вели кими европейскими державами в начале ХХ в., необходимо отметить несколько особенно стей турецкой внешней политики, а также несколько особенностей ближневосточной поли тики стран Европы, влиявших на развитие ситуации в международных отношениях в регио не.

1) Международные отношения на Ближнем Востоке развивались под непосредст венным воздействием интересов европейских держав, организованных в два вра ждующих блока, заинтересованных в переделе мира и усилении своего контроля над ситуацией в Османской империи, включавшей в свой состав значительную часть ближневосточных территорий. Османская империя в создавшейся ситуации, несмотря на целый ряд дипломатических шагов, не смогла добиться равноправ ных отношений со странами Европы и выступить в качестве независимого актора международных отношений. Внешнеполитические шаги данного государства бы ли продиктованы зависимостью турецкой экономики от западных инвестиции, в которых первенство к началу Первой мировой войны стало принадлежать Герма нии, а также тем, что военная система империи и ряд политических институтов этого государства нуждались в поддержке со стороны европейских стран.

2) Значительное влияние на развитие международных отношений в регионе оказали национально-освободительные движения народов, входивших в состав Осман ской империи. Недовольные политикой младотурецкого руководства, курды, ара бы и ряд других народов пошли на сотрудничество со странами Антанты, пообе щавшими им независимость в случае победы над Портой.

3) Международные отношения на Ближнем Востоке в рассматриваемый период раз вивались и под воздействием противоречий, существовавших в лагере Антанты, а также под воздействием внутриполитических процессов, происходивших в от дельных странах, входивших в этот военный блок, подтверждением чего является изменение ситуации в регионе после Октябрьской революции 1917 г.

4) 4) Очевидно, что поражение турецких войск в Первой мировой войне в сложив шейся обстановке должно было повлечь за собой дезинтеграцию Османской им перии и раздел ее территорий между державами-победительницами, в руково дстве которых еще в начале ХХ в. разрабатывались проекты ее раздела для обес печения интересов индустриальных стран Запада в колониальной сфере.

Контрольные вопросы:

1) Охарактеризуйте основные тенденции политики великих держав в регионе Ближ него Востока в первые годы ХХ века.

2) Какую роль играли арабские территории Османской империи во внешнеполитиче ских планах Великобритании?

3) Охарактеризуйте основные черты внешней политики руководства Блистательной Порты.

4) Каким образом противоречия между Тройственным союзом и Антантой, а также противоречия внутри этих блоков отразились в ближневосточной политике входящих в них стран?

Глава Основные тенденции развития международных отношений на Ближнем Вос токе в межвоенный период.

2.1.Кемалистская Турция в региональных международных отношениях в период 1920-х – 30-х гг.

Активные действия европейских армий на ближневосточном театре военных дейст вий, неоднократные поражения турецких воск, нестабильность внутриполитической обста новки, отложение арабских территорий поставили Османскую империю к 1918 г. практиче ски в безвыходное положение. 30 октября 1918 г. между Турцией и странами Антанты было заключено т.н. Мудросское перемирие, в соответствии с которым территория Османской империи сокращалась до территории практически собственно Турции, которая, в свою оче редь, также подвергалась опасности расчленения, главным образом благодаря далеко иду щим планам Великобритании. Британское руководство, не довольствуясь проектами раздела арабских территорий и усматривая в практически полном переустройстве турецкой государ ственности возможность закрепиться в регионе Ближнего Востока, устранив возможных конкурентов, предприняло ряд усилий для того, чтобы передать значительную часть турец ких территорий своим действительным и потенциальным союзникам – Греции, Армении дашнаков, а также проектируемому независимому Курдскому государству. Кроме того, предполагалось передать под международный контроль Стамбул и район Черноморских проливов.

Франция и Италия также старались увеличить свою долю территориальных приоб ретений на Ближнем Востоке. Что же касается США, то они претендовали на сферу влияния в которую входили Стамбул со всем районом проливов, Армения и практически вся Анато лия.

Стремясь реализовать свои планы, уже через несколько дней после подписания Мудросского перемирия державы Антанты ввели свои эскадры в Проливы и назначили в Стамбул своих комиссаров, подчинив, таким образом, своему контролю султанское прави тельство. Вслед за этим союзники приступили к оккупации Анатолийской Турции, заняв за падное побережье Анатолии, включая Измир, южные порты, Киликию и т.д. Действия евро пейских армий вызвали рост национального движения в Турции, результатом чего стало усиление репрессий в отношении целого ряда турецких политических деятелей и разверты вание масштабной интервенции греческих войск в Азиатской Турции. В июне 1920 г. грече ская армия, экипированная и профинансированная англичанами, начала наступление вглубь Анатолии. Считая, что сопротивление турецких националистов будет быстро сломлено, ди пломаты держав-победительниц заставили султанское правительство подписать 10 августа 1920 г. в Севре мирный договор, тяжелые условия которого зафиксировали отпадение от Турции Сирии, Ливана, Палестины и Ирака, переходивших под власть Великобритании и Франции, а также ряда других арабских территорий, получивших политическую независи мость. В соответствии с договором разделу подверглась и собственно турецкая территория:

Измир и почти все турецкие территории в Европе отошли к Греции, Киликия и соседние ок руга в Южной Анатолии - в пользу Франции, часть восточных провинций Анатолии – в пользу Армении. От Турции отходил также Курдистан, который формально получал статус независимого государства, но в действительности целиком зависел от британской экономи ческой, финансовой и военной поддержки.. Что же касается Стамбула, то он оставлялся Турции лишь условно – под обязательство строгого выполнения всех условий договора.

Севрским миром закреплялся режим капитуляций и право установления контроля за финан совой системой Турции со стороны держав-победителей. Отдельная статья договора восста навливала концессионные права европейских стран на турецкие территории.

Вопрос о проливах был так же решен договором в пользу стран Антанты. Босфор и Дарданеллы должны были быть открыты как в мирное, так и в военное время для торговых и военных судов всех стран. Контроль над выполнением этого условия передавался специ альной Комиссии проливов, в состав которой входили представители Англии, Франции, США, Италии и Японии, располагающих двумя голосами каждый, и представителями Гре ции и Румынии, которым было предоставлено по одному голосу. Комиссия могла иметь свои вооруженные силы, свой флот и бюджет. Т.о., по остроумному замечанию одного из историков, зона проливов выделялась фактически в отдельное государство, подчиненное союзникам.

Заключение столь неравноправного договора привело к интенсификации усилий ту рецких националистов, направленных ан защиту независимости страны, и в 1921 г. турецкая армия разбила греков, избавив страну от непосредственной угрозы ее существованию, укре пив в некоторой степени международное положение Турции и добившись к тому же обост рения отношений в лагере союзников. Осложнение взаимоотношений внутри Антанты на шло свое выражение, в частности, в том, что в августе 1921 г. правительство Италии приня ло решение о выводе своих войск с турецкой территории, а в октябре того же года француз ские дипломаты подписали франко-турецкий договор, в соответствии с которым Франция признала новое турецкое правительство и так же эвакуировала свои военные части.

Дальнейшее развитие ситуации привело к тому, что 23 сентября1922 г. союзники направили турецкому правительству ноту о созыве мирной конференции на условиях воз вращения Турции части Восточной Фракии. 29 сентября предложение было принято и 3 ок тября 1922 г. в г. Муданья открылась конференция для заключения перемирия. При заклю чении договора возникли споры. Представитель Греции не согласился на отвод войск из Восточной Фракии, и конференция зашла в тупик и была прервана представителями союз ников для консультации со своими правительствами. 8 октября союзники согласились вы вести войска, а 11 октября договор о перемирии был подписан.

Муданийский договор состоял из 14 статей. Военные действия между Турцией и Грецией прекращались со дня вступления договора в силу, а греческие войска и админист рация обязались покинуть Восточную Фракию в течение 30 дней. После их ухода на данной территории должна была быть восстановлена турецкая гражданская власть. Союзные войска оставались в Стамбуле, в зоне Проливов и на Галлиполийском полуострове до заключения мирного договора, а турецким войскам запрещалось переходить нейтральные зоны проли вов.

Данный договор о перемирии фактически являлся компромиссом между Турцией и Антантой: Турция добилась освобождения Восточной Фракии, а союзники – права содер жать войска в зоне проливов. Пребывание иностранных войск на турецкой территории в пе риод мирных переговоров должно было оказать влияние на турецкую сторону и способство вать принятию требований союзников. В этих условиях 20 ноября в Лозанне была созвана конференция для подготовки мирного договора между Антантой и Турцией. На конферен ции предполагалось решить несколько основных вопросов: о признании независимости Ту рецкого государства, о режиме капитуляций, о режиме проливов, о финансово экономических проблемах, об установлении морских и сухопутных границ Турции. От раз решения этих вопросов зависела стабильность на Ближнем Востоке. Лозаннская конферен ция должна была также уладить отношения между союзниками, испортившиеся на почве дележа Турции.


Советская дипломатия поддерживала турок, выступая, в частности, за приглашение их на Генуэзскую конференцию, а также предложила созвать конференцию Черноморских стран для урегулирования проблем.

Но эти предложения не были приняты союзниками, стремившимися отстранить Россию от участия в урегулировании вопросов Ближнего Востока. В связи с этим Россия не была приглашена к участию в конференции на основании того, что не находилась в состоя нии войны с Турцией. Советское правительство заявило решительный протест (в том числе против блокады проливов). Советская Россия указала на недопустимость решения черно морских проблем нечерноморскими государствами и заявила о том, что заранее не приемлет какие-либо решения конференции, которые не приведут ни к какому урегулированию, а, на против, усложнят ситуацию на Черном море и Ближнем Востоке. Общественное мнение за падных стран также сомневалось в целесообразности отстранения России от урегулирования ближневосточных вопросов. В создавшихся условиях организаторы конференции были вы нуждены пригласить Россию для обсуждения вопроса о проливах.

Для Турции это был ответственный момент. Турецкие условия мира были изложены М. Кемалем еще до открытия конференции: Турция требовала безоговорочного признания ее границ, отмены финансового контроля и режима капитуляций, установления суверените та Турции над проливами, безопасности Стамбула, распространения государственного долга Турции на отошедшие от нее территории, уплаты Грецией и союзниками компенсации за опустошение целого ряда районов и т.д. Турецкие условия беспокоили союзников, т.к. соз давали определенную угрозу их позициям в регионе. В связи с этим открытие конференции было перенесено для обсуждения турецких условий, в ходе которого на совещаниях пред ставителей европейских стран было достигнуто единство взглядов на важнейшие вопросы и соглашение об удовлетворении умеренных требований Турции с целью вовлечь ее в орбиту влияния западных держав.

Официальное открытие конференции состоялось 20 ноября 1922 г. В конференции приняли полноценное участие 8 государств (Великобритания, Франция, Италия, Япония, Румыния, Греция, Югославия, Турция). Присутствовали также представители России, США, Болгарии, Бельгии, Швеции, Португалии, Дании, Голландии и Испании. Россия и Болгария участвовали только в обсуждении вопроса о Проливах, а представители Бельгии, Португа лии, Дании, Швеции, Голландии и Испании участвовали лишь в обсуждении финансовых вопросов и вопросов о капитуляциях.

Страны, заинтересованные в делах Османской империи, имели право предоставлять письменные или устные доклады по интересовавшим их вопросам. Для разработки отдель ных разделов договора был созданы три комиссии: по территориальным, военным вопросам и вопросам Проливов;

по вопросам юридического положения иностранцев и национальных меньшинств;

по экономическим вопросам. Каждая комиссия имела право организовывать подкомиссии и поручать группам экспертов подготовку докладов и проектов решений.

Интересы держав-победительниц применительно к Турции были различны. В инте ресы Франции входило урегулирование финансовых отношений, ибо она вложила много де нег в Османскую империю. Англию интересовало укрепление военно-стратегических пози ций в регионе Ближнего Востока, закрепление успехов в колониальной сфере, признание Турцией системы мандатов, установление цепи протекторатов от Египта до Индии. Помимо этого, ей был необходим выгодный статус проливов и сохранение господства в Мосуле. Не обходимо отметить, что Мосульская область была оккупирована английскими войсками по сле подписания Мудросского перемирия т.к. Мосул, господствуя над Курдистаном, контро лировал важнейшие сухопутные пути сообщения между ближневосточными странами. В 1918 г. Англия присоединила Мосул к Ираку. Однако это не было признано немцами, кото рые продолжали рассматривать его как территорию Турции. Поэтому сохранение Мосула в рамках подмандатного Ирака имело для Великобритании первостепенное значение. Она да же была готова пойти на финансово-экономические уступки Турции, чтобы сохранить Мо сул. Еще одной задачей было вовлечение Турции в систему западных держав для того, что бы обезопасить от попыток турецкого реванша новые британские владения на Ближнем Востоке. Что же касается американских интересов, то США высказывались за сохранение режима капитуляций и применение к территориям бывшей Османской империи принципа открытых дверей. Кроме того, необходимо отметить, что Лозаннская конференция, по рас чету ее организаторов, посредством урегулирования ряда вопросов на Ближнем Востоке должна была способствовать и урегулированию ряда вопросов европейской политики, в ча стности вопросов французской политики на Рейне.

Подготовка к обсуждению перечисленных ключевых вопросов была достаточно длительной и тщательной. С 20 ноября до середины декабря 1922 г. конференция была заня та предварительным рассмотрением вопросов и отчасти формулированием основных прин ципов определения границ Турции и положения о Проливах. Однако, несмотря на длитель ную подготовку, в ходе конференции возникли разногласия практически по всем основным вопросам, которые привели даже к временному приостановлению работы конференции.

Одним из основных вопросов, обсуждавшихся на конференции и вызвавших интен сивные дискуссии был вопрос о границах Турции. Данный вопрос фактически был решен на поле боя. Жаркие споры вызвал вопрос о греко-турецких границах, а также о границах между Турцией и Болгарией: турецкая делегация требовала восстановления границы с Бол гарией в рамках Константинопольского договора 1913 г. и проведения плебисцита в Запад ной Фракии, что натолкнулось на резкие возражения со стороны Греции и союзников. Для детального изучения этого вопроса была организована подкомиссия под председательством французского генерала Вейгана, которой так и не удалось прийти к соглашению. Не уточнив сухопутные границы Турции и Греции, комиссия Вейгана перешла к рассмотрению вопроса о морских границах, который также остался нерешенным. Граница между Турцией и Сирией была установлена франко-турецким договором от 20 октября 1921 г. На Лозаннской конфе ренции турецкая делегация предложила пересмотреть эту границу, однако не достигла успе ха.

Наиболее трудным было установление границы с Ираком. Частые переговоры не дали положительного результата, и этот вопрос был поставлен на обсуждение комиссии по территориальным вопросам. Турецкая делегация представила в комиссию обширный мемо рандум, в котором указывала на принадлежность Мосульского вилайета Турции, на искон ность его связей с Анатолией. Указывалось и на военную заинтересованность Антанты в этих территориях. Английская делегация представила ответный меморандум, опровергаю щий турецкий. В общем, это ни к чему не привело, и Керзон передал этот вопрос на арбит раж Лиги Наций. Турки отказались и требовали устроить плебисцит. После долгих споров было принято компромиссное решение об исключении мосульского вопроса из программы конференции, и передача его на рассмотрение правительствам Англии и Турции в течение месяцев, а затем на арбитраж в Лигу Наций. По непонятным причинам мосульский вопрос не был использован турецкой дипломатией для смягчения английских позиций по другим вопросам, а исключение его из повестки дня конференции усилило позиции Англии на Ближнем Востоке.

Что касается вопроса о режиме капитуляций в Турции, то первое заседание комиссии о юридическом положении иностранцев и национальных меньшинств, на котором обсуж дался данный вопрос, состоялось 2 декабря 1922 г. при участии многочисленных представи телей деловых кругов западных стран. Председатель комиссии высказался за отмену систе мы капитуляций, которая должна была обеспечить имущественные и финансовые права иностранцев. Его поддержала делегация Франции, а американцы настаивали на сохранении режима. Япония предложила компромиссный вариант: Турция должна была согласиться с необходимостью предоставления гарантий сохранности имущества представителей запад ных стран, а также гарантировать привилегии иностранцев в экономической и финансовой сферах.

Турки отвергли предложение об установлении гарантий и потребовали полной от мены капитуляций. Они отказались также от обсуждения предложения союзников о ком плектовании турецких судебных органов европейскими сотрудниками. Турция давала союз никам лишь гарантию защиты имущества, капиталов и неприкосновенности личности ино странных подданных точно так же, как турецких граждан, т.е. на основе турецких законов. В ответ на угрозу неизбежного прекращения торгово-финансовых связей Запада с Турцией ввиду отсутствия гарантий, турецкая делегация предложила регулировать торгово финансовые вопросы на основе заключения взаимовыгодных и равноправных торгово финансовых договоров и соглашений. Такая позиция Турции заставила союзников отказать ся от капитуляций и от своих привилегий. Кроме перечисленных проблем, участники кон ференции обсуждали и вопросы, связанные с положением Турции в международных финан совых отношениях. В этом вопросе Турция также смогла отстоять свои интересы, несмотря на позиции ряда великих держав, заинтересованных в сохранении контроля над турецкими финансами.

Что же касается вопросов, связанных с установлением послевоенного режима Черно морских проливов, то их обсуждение проходило в еще более напряженной обстановке, вы званной главным образом тем, что в этот период произошло некоторое осложнение отноше ний между Турцией и Советской Россией, предопределившее сближение турецких диплома тов с представителями Антанты, стремившимися максимально ограничить влияние больше виков в бассейне Черного моря. В ноте от 4 октября 1922 г. турецкое правительство, отве чая на предложение Антанты о созыве мирной конференции, обошло вопрос о полноправ ном участии РСФСР, Украины и Грузии в ее работе. По мнению ряда отечественных иссле дователей, такая позиция Турции объясняется, с одной стороны, желанием в какой-то мере проявить свою лояльность к организаторам конференции и тем самым заранее смягчить их позицию, а с другой – нескрываемым раздражением турок советским вмешательством через соответствующие подразделения ОГПУ и Коминтерна во внутренние дела страны, а также фактическим срывом советской стороной поставок оружия турецкой армии и рядом других факторов.


После настойчивых неоднократных заявлений советской стороны по поводу конфе ренции, видимо, в столицах европейских держав пришли к выводу о возможности участия в ней представителей РСФСР. 27 октября 1922 г. правительства Англии, Франции и Италии передали руководству Советской России ноту, в которой оно было официально уведомлено о конференции и приглашено к совместному обсуждению на ней вопроса о проливах. Таким образом, в ноте содержался прямой отказ предоставить советской делегации равные с дру гими участниками конференции права, ограничив ее полномочия обсуждением лишь вопро са о проливах. 2 ноября Чичерин направил ответную ноту, в которой опротестовал ограни чение прав российской делегации и подчеркнул, что попытки решить вопрос о проливах от дельно от других вопросов, связанных с Ближним Востоком, не приведет к положительным результатам. Организаторы конференции в ответной ноте подтвердили свое намерение при гласить на конференцию прежде всего страны, не находящиеся в состоянии окончательного мира с Турцией, а также подтвердили права советской делегации на ведение переговоров и принятие решений лишь по вопросу о проливах. Кроме того, отмечалось, что страны Антан ты не возражают против включения в состав российской делегации представителей Украи ны и Грузии, как это было на Генуэзской конференции.

20 ноября конференция приступила к работе, а уже 4 декабря на заседании комиссии по проливам Г.Чичерин огласил декларацию российской делегации. Говоря о проблеме про ливов, Чичерин заявил, что РСФСР является сторонником обеспечения свободы постоянно го прохода торговых судов и мирных морских сообщений на Босфоре, в Мраморном море и Дарданеллах, а также сторонником установления прочных гарантий сохранения мира на Черном море и безопасности его побережья, равно как и сохранения мира на Ближнем Вос токе и безопасности Константинополя. Это означало, что как в мирное, так и в военное вре мя проливы должны были быть закрыты для военных судов и военной авиации всех стран, кроме Турции.

6 декабря Керзон выступил с речью, в которой был дан ответ советскими представи телям: обвинив советские республики в стремлении к доминированию на Черном море по средством установления контроля над проливами, и в игнорировании при этом законных интересов других держав, Керзон изложил предложения Антанты, сформулированные в двух проектах, озаглавленных как “Свобода проливов” и “Демилитаризация зоны проли вов”. В первом проекте предусматривалась полная свобода прохода через проливы всех во енных и торговых судов и пролета авиации, как в мирное время, так и во время войны, в ко торой Турция является нейтральной. Во время войны, участником которой является Турция, право прохода через проливы должно было быть предоставлено только военным судам ней тральных стран. В случае договоренности между прибрежными черноморскими странами о полном разоружении на Черном море, нечерноморские государства, согласно проекту, ос тавляли за собой право посылать через проливы три военных корабля, водоизмещение одно го из которых могло превышать 10 тыс. тонн.

Во втором проекте предусматривалась демилитаризация европейского и азиатского берегов Босфора и Дарданелл и ряда прилегающих к ним островов;

в демилитаризованных зонах исключалось присутствие военных частей и предусматривалось лишь наличие поли цейских сил, необходимых для поддержания внутреннего порядка. Исключение делалось лишь для района Константинополя, где допускалось размещение турецкого гарнизона чис ленностью до 10 тыс. чел. Для осуществления контроля в демилитаризованной зоне предла галось создать международную комиссию из представителей Англии, Франции, США, Ру мынии, Италии, Греции, Японии, Югославии, Болгарии и России.

Выступивший 8 декабря глава турецкой делегации Исмет-паша в принципе не возра жал против прохода военных судов через проливы, хотя и высказывался за пропуск только легких кораблей, сопровождающих коммерческие суда. Турецкая сторона соглашалась и на демилитаризацию Дарданелл, протестуя, тем не менее, против демилитаризации Босфора.

На этом же заседании с развернутой речью выступил и Чичерин, высказавшийся против пропуска через проливы военных судов. Однако, советское предложение не встретило под держки ни с чьей стороны. Англичане, почувствовав, что турки готовы к компромиссу, зая вили о необходимости отдельной встречи союзных и турецких экспертов для выяснения де талей, что по мысли Керзона должно было способствовать быстрейшей сепаратной догово ренности. Неоднократные протесты советской делегации никакого эффекта не возымели.

Таким образом, в целом на конференции для советской стороны складывалась тупи ковая ситуация, вызванная как нежеланием союзников прислушаться к ее требованиям, так и двойственной позицией турецкой делегации, склонявшейся к достижению договоренности с Антантой. В сложившихся условиях советское руководство приняло решение несколько смягчить тон и скорректировать содержание собственных предложений. 18 декабря 1922 г.

на очередном заседании комиссии по проливам, представители РСФСР предложили на рас смотрение новый проект прохождения судов через Дарданеллы, Мраморное море и Босфор.

При этом советская делегация выступила с заявлением, что в случае одобрения этого проек та, Россия и другие советские республики обязуются предложить правительствам прибреж ных черноморских государств созвать конференцию для принятия взаимных гарантий в от ношении эффективного обеспечения безопасности их берегов. Суть российских предложе ний заключалась в следующем: 1) легкие военные корабли могут иметь право свободного прохода через проливы, но по каждому такому случаю турецкий парламент должен выно сить отдельное решение;

2) доступ в Черное море должен быть запрещен судам воюющих стран.

Западные державы сочли уступки советской стороны незначительными и продолжа ли оказывать давление на Турцию с целью заставить ее согласиться с предложениями, вы двинутыми Антантой. Ситуация складывалась не в пользу советской дипломатии, тем более, что в начале 20-х гг. военный, экономический и политический потенциал Советского госу дарства был несоизмеримо меньше, чем потенциал его противников, что, по мнению иссле дователей, и предопределило исход обсуждений.

Однако необходимо отметить, что дела стран Запада также не были блестящими. Ес ли по вопросу о проливах английская и турецкая делегации сумели сблизить свои позиции, то по наиболее важным для Турции пунктам, касающимся финансово-экономических вопро сов и капитуляционного режима, а также территориальных вопросов на конференции разго релась острая дискуссия в ходе которой стороны не могли прийти к каким либо результатам.

Для того, чтобы воздействовать на турецкую делегацию, а также для того, чтобы надавить на французов, с которыми у англичан к этому моменту возникли серьезные разногласия, вы званные рурским кризисом, Керзон спровоцировал приостановку переговоров в Лозанне. февраля 1923 г. он в ультимативной форме потребовал от турецких представителей подпи сать выработанный экспертами Антанты проект общего договора, пригрозив в противном случае покинуть конференцию. 4 февраля Керзон демонстративно покинул Лозанну. Вслед за ним уехали и другие делегации, включая советскую.

Второй этап конференции начался 23 апреля 1923 г. и характеризовался тем, что в со ставе делегаций стран-участниц уже не фигурировали первые лица. Представители Антанты на этом этапе постарались вообще отстранить советских представителей от участия в пере говорах, аргументируя это тем, что вопрос о проливах больше не будет подниматься, а так же тем, что советская делегация уже официально отказалась подписать конвенцию о проли вах. Неблагоприятная политическая обстановка, сложившаяся на этом этапе конференции, была следствием, в частности, ухудшения советско-английских отношений в этот период.

В ответ на это, глава советской делегации – В.Воровский – обратился с нотой на имя Б.Муссолини, главы одной из стран-инициаторов конференции с протестом против произ вольного отстранения советской делегации от участия в конференции до подписания согла шения о проливах. Отметив, что работа комиссии по проливам еще не закончена, В.Воровский также подчеркнул, что советская делегация никогда не отказывалась подписать конвенцию о проливах, что же касается выступления Г.В.Чичерина по этому поводу, то в нем было лишь констатировано, что представленный западными державами проект, вырабо танный без участия советской делегации, противоречит интересам России и ее союзников.

После длительных переговоров, в основном по экономическим, финансовым и терри ториальным вопросам, участники конференции подписали мирный договор между союзны ми державами и Турцией, а также ряд приложенных к нему актов (конвенция о проливах, конвенция об обмене населением между Турцией и Грецией и т.д.). Можно сказать, что ре зультаты конференции были благоприятны для кемалистской Турции: Анкара добилась ме ждународного признания Турецкой республики, сохранившего ее единство в этнографиче ских границах, обеспечила невмешательство держав в ее внутренние дела и денонсировала, таким образом, Севрский договор.

Что же касается вопроса о проливах, то здесь английской дипломатии удалось до биться значительных уступок со стороны турецкого руководства. Конвенция о режиме чер номорских проливов предусматривала свободу прохода через них в мирное и военное время морских и воздушных судов и демилитаризацию Босфора и Дарданелл. Державы получили право при любых обстоятельствах посылать в Черное море не более трех судов водоизме щением не более 10 тыс. т. каждое. Для контроля за выполнением конвенции создавалась международная комиссия со штаб-квартирой в Константинополе во главе с представителем Турции и при участии Франции, Великобритании, Италии, Румынии, Болгарии, Югославии, России и Японии.

Что касается позиции советского руководства по отношению к данной конвенции, то в Москве она сначала была расценена как противоречащая российским интересам, т.к. 1) от крытие Черного моря и проливов для военных судов западных стран, несмотря на ограниче ние их количества, ставило советские берега под постоянную военную угрозу, что не могло не вызвать увеличения военных расходов, мешающих экономическому развитию страны;

2) свободный доступ иностранных военных кораблей в проливы и демилитаризация их берегов нарушали интересы Турции, являвшейся основным союзником советского государства на Ближнем Востоке, делало неизбежным вовлечение ее в войну в случае военного столкнове ния в районе Черного и Эгейского морей;

3) кроме того, советское руководство было недо вольно тем, что Лига Наций взяла на себя роль наблюдателя за деятельностью комиссии по проливам. Тем не менее, учтя все “за” и “против”, советская дипломатия решила продол жить попытки использовать даже слабую возможность контроля над проведением в жизнь конвенции, дабы устранять по мере возможности опасности, угрожающие советским рес публикам. При этом советская сторона заявила, что если практика осуществления мероприя тий, предусмотренных конвенцией, поставит под угрозу интересы Советского государства, как политические, так и экономические, то правительство СССР будет вынуждено поставить вопрос о прекращении ее действия.

Таким образом, Лозаннская конференция не решила всех проблем, связанных с уре гулированием международных отношений на Ближнем Востоке в период после Первой ми ровой войны. Тем не менее, она создала определенные условия для стабилизации междуна родной обстановки в данном регионе, способствовав интеграции в послевоенный мировой и региональный порядок Турции, а также, в определенном смысле, и Советской России. Кро ме того, решения конференции позволили закрепить расстановку сил, сложившуюся на Ближнем Востоке по результатам войны и урегулировать целый ряд спорных вопросов, су ществовавших в частности между Великобританией и Францией. Отметим также, что дан ная конференция стала показателем сложности перспективных отношений между Советской Россией и кемалисткой Турцией, стремившейся проводить независимую от «великого се верного соседа» политику, целью которой было, в частности, получение материальной и финансовой поддержки от индустриально развитых стран для развития турецкой экономики.

После конференции в Лозанне руководство Турции продолжало политику лавирова ния между созданным в этот период Советским Союзом и его противниками. В 1926 г. Тур ция подписала договор «О дружбе и добрососедских отношениях» с Францией, в соответст вии с которым она отказалась от претензий на присоединение Александреттского санджака.

В том же году был заключен англо-ирако-турецкий договор, по которому турецкое прави тельство официально признавало тот факт, что Мосульская область осталась в пределах Ирака, являвшегося подмандатной территорией Великобритании. В 1927 г. турецкое руко водство на основании соответствующего обмена нотами установило дипломатические от ношения с США, а в 1928 г. был подписан турецко-итальянский договор «О нейтралитете, согласительной процедуре и разрешении споров третейским судом», который по замыслу итальянской стороны должен был привести к созданию под итальянской эгидой т.н. «тре угольника» Италия-Германия-Турция, который считался залогом усиления итальянского мо гущества в Средиземноморье. Помимо перечисленных документов политического характе ра, турецкое руководство заключило ряд соглашений экономического характера, наиболее значительным из которых является соглашение, по которому кемалисты обязывались упла тить свою долю «Оттоманского долга» (султанских займов) в размере 86 млн. турецких лир золотом, что в значительной степени укрепило связи республиканской Турции с Западом.

Однако необходимо отметить, что укрепляя свои отношения со странами Западной Европы и США, правительство Турции стремилось поддерживать контакты и с государст вами, являвшимися аутсайдерами Версальской системы, что позволяло ему определенное давление на правительства стран-гарантов этой системы. Видимо с этой целью в 1924 г. был заключен турецко-германский договор о дружбе, а в последующие годы ряд турецко германских соглашений по отдельным вопросам. С этой же целью кемалистское руково дство Турции не шло на открытый разрыв с СССР, несмотря на то, что допускало функцио нирование на территории страны целого ряда антибольшевистких эмигрантских групп, на рушая тем самым одну из статей советско-турецкого договора 1921 г. В период т.н. «Мо сульского конфликта» в 1925 г., когда Великобритания вполне могла развернуть военные действия против Турции, турецкое руководство пошло на заключение договора о ненападе нии и нейтралитете с Советским Союзом, а позднее, в 1927 г. с целью развития двусторон них экономических отношений в противовес западному экономическому проникновению, на заключение договора о торговле и мореплавании, основанного на равноправных началах.

Кроме того, во второй половине 1920-х гг. между СССР и Турцией был подписан ряд специ альных конвенций, регулировавших технические вопросы отношений между двумя страна ми. В целом, такого рода дипломатическое маневрирование в определенном смысле способ ствовало укреплению внешнеполитического положения Турции, показателем чего может считаться, на наш взгляд, признание правительства кемалистов де-юре ведущими странами мира, подписание экономических и политических соглашений и договоров с целым рядом стран, а также активное участие Турции в различных международных форумах, на которых обсуждались важнейшие вопросы мировой политики.

Середина 1930-х гг. была отмечена постепенным охлаждением отношений СССР и Турции, что было связано с окончательной переориентацией турецкой внешней политики на страны Европы в результате значительных изменений, произошедших в этот период на ме ждународной арене. Данный внешнеполитический курс Турции стал очевиден в 1937 г., по сле того, как пост премьер-министра этой страны перешел к Д. Баяру. Возглавляемое им правительство приступило к активному развитию отношений с Францией и Великобритани ей, а также с Германией. Лояльно относясь к германскому экономическому проникновению, турецкие правящие круги в области политической ориентировались на Великобританию и Францию, что, по мнению большинства специалистов, было вызвано главным образом бояз нью агрессии со стороны Германии и Италии. Наибольшую угрозу для Турции в тот момент представляла Италия, имевшая далеко идущие виды на регион Ближнего Востока и перио дически устраивающая военные демонстрации в районе Додеканезского архипелага и о-ва Родос, находящихся менее чем в 20 км. От турецкого побережья.

Таким образом, играя на противоречиях европейских держав в бассейне Средиземно го моря, турецкое руководство рассчитывало на военную поддержку Англии и Франции в случае, если Б. Муссолини перейдет от деклараций к реальным действиям. Со своей сторо ны Великобритания также стремилась наладить приемлемые отношения с Турцией в слож ных международных условиях 1930-х гг. Развитие турецко-английских отношений получило дополнительный стимул весной 1939 г., когда Германия подписала соглашение с Румынией, в соответствии с которым румынская экономика фактически ставилась на службу герман ской военной машине, а итальянские войска вторглись в Албанию, создав таким образом серьезную угрозу для Турции. Обеспокоенное таким развитием событий турецкое руково дство пришло к выводу о необходимости пересмотра своей политики по отношению к Гер мании и Италии. Результатом этого стали переговоры между Турцией и Великобританией в апреле 1939 г. Предполагалось, что результатом переговоров станет заключение соглашения о взаимопомощи. Аналогичное соглашение позднее предполагалось подписать и с Франци ей. Эти шаги Турции создали предпосылки для ее участия в системе коллективной безопас ности, переговоры о которой к тому времени уже велись между представителями Велико британии, Франции и СССР.

Первый этап англо-турецких переговоров завершился подписанием совместной дек ларации, в которой в частности говорилось, что «в ожидании заключения окончательного соглашения английской и турецкое правительства заявляют, что в случае акта агрессии, мо гущего привести к войне в районе Средиземного моря, они будут готовы к тому, чтобы эф фективно сотрудничать и предоставлять взаимную друг другу всестороннюю помощь».

Позднее была оглашена совместная франко-турецкая декларация.

В законченной форме англо-франко-турецкий договор о взаимной помощи был под писан 19 октября 1939 г. В соответствии с договором Турция обязывалась оказывать Англии и Франции помощь в случае, если эти державы будут вовлечены в военные действия в зоне Средиземного моря и на Балканах. Соответственно Великобритания и Франция обязывались оказать Турции помощь, если она в свою очередь будет вовлечена в войну в том же регионе.

В рамках данного военного союза рассматривался также вопрос о совместных военных дей ствиях против СССР с территории Турции в случае, если Советский Союз продолжит сбли жение с Германией, начатое пактом Молотова-Риббентропа.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.