авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО ФАКУЛЬТЕТ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Радикальное изменение внешнеполитического курса Турции произошло летом г., когда была разгромлена Франция и во Вторую мировую войну вступила Италия. Соответ ственно Франция перестала быть партнером Турции по договору 1939 г., в связи с чем воз никла опасность использования против Турции французских воинских частей, расположен ных на территории Сирии и Ливана. Учтя изменившуюся расстановку сил в регионе, турец кое правительство пересмотрело свое отношение к англо-франко-турецкому договору г.: не денонсируя его официально, оно практически отказалось от всех своих обязательств. О совместных военных действиях с Англией больше не могло быть и речи. Более того, турец кое правительство отказалось даже от предоставления политической поддержки Великобри тании. Дальнейшее развитие событий (ввод германских войск в Румынию, развертывание военных действий на о-вах Эгейского моря, расширение экспансии Италии в Средиземно морье) привело к тому, что Турция заявила о своем нейтралитете и одновременно начала зондировать почву для сближения с державами «оси», а несколько позднее, в июне 1941 г.

этот зондаж завершился заключением германо-турецкого договора о дружбе и ненападении.

Таким образом, несмотря на постоянные попытки интегрироваться в Версальскую систему международных отношений в качестве равноправного игрока на мировой арене, Турция, маневрируя между враждующими группировками европейских стран, в конечном итоге сблизилась с Германией и ее союзниками, которые в конце 1930-х-начале 1940-х гг.

выглядели намного более сильными, чем их противники, потерпевшие к этому моменту це лый ряд военных поражений в начавшейся второй мировой войне.

2.2. Специфика международных отношений на Арабском Востоке в 1920-е-30-е гг..

Формирование и развитие мандатной системы.

Британская мандатная система Сложившаяся в результате Первой мировой войны на Арабском Востоке расстановка сил была закреплена в рамках так называемой мандатной системы, инициатива принятия ко торой принадлежала президенту США В. Вильсону и британскому генералу Д. Смэтсу. Эта идея была активно поддержана руководством Великобритании, желавшим «предупредить разрыв с арабами». По общему мнению исследователей, предложенная система должна была стать продолжением экспансии стран Запада в регион Ближнего Востока, а также обеспе чить Соединенным Штатам возможность на равных с колониальными державами распро странять свое влияние в ключевых пунктах планеты, в том числе в ближневосточном регио не. Показателем этого можно считать тот факт, что на Парижской мирной конференции не однократно звучали предложения о передаче практически всей территории Сирии и Пале стины под американское мандатное управление.

Содержание и форма мандатной системы определялась в ст. 22 Договора о Лиге На ций, принятого 28 июня 1919 г. Целью создания системы было провозглашено развитие и сохранение благосостояния народов, вышедших из-под управления государств, проиграв ших Первую мировую войну. Державы-победительницы должны были опекать эти народы, делится с ними опытом государственного управления и нести ответственность за успеш ность развития опекаемых территорий. В соответствии с названным документом, подман датные территории делились на три категории: развитые (категория А), менее развитые (ка тегория В) и наименее развитые (категория С). Практически все ближневосточные террито рии были признаны относящимися к первой категории.

Необходимо отметить, что наряду с действиями, направленными на получение ман датов, заинтересованные державы предпринимали и другие усилия для своего закрепления в регионе. Так, например Великобритания предпринимала интенсивные усилия по созданию на территории Сирии арабского государства под управлением эмира Фейсала, находившего ся под влиянием английского руководства. Фейсал, в свою очередь, также был удовлетворен поддержкой Великобритании, способствовавшей достижению его амбициозных целей, од нако он разрабатывал и планы, связанные получением поддержки США, в том случае, если американцы предложат более выгодные условия сотрудничества. Действуя вопреки британ скому сценарию, эмир предложил участникам Парижской мирной конференции проект, ос новным пунктом которого было предоставление независимости значительной части араб ских территорий. Необходимость реализации этого проекта Фейсал обосновывал тем, что арабские территории представляют собой единое целое в этническом, языковом, культурном и экономическом отношении, а также тем, что арабы заслужили поощрение держав победительниц, в полном объеме выполнив свои обязательства перед союзниками в Первой мировой войне. Осуществлению этого проекта, по мнению Фейсала, должно было предше ствовать создание специальной комиссии из представителей Парижской конференции, кото рые должны были оценить обстановку на Арабском Востоке и принять соответствующее решение. Все страны-участницы конференции за исключением США, отвергли данное предложение.

Президент США В. Вильсон, отстаивая американские интересы, по своему истолко вал предложения эмира. Опираясь на названный проект, он настаивал на том, что одним из главных условий мандата на территории Арабского Востока должно быть согласие населе ния данных территорий не только на установление мандатного управления, но и на кандида туру той или иной страны, которая будет осуществлять мандатную власть. Он также настаи вал, вслед за Фейсалом, на создании специальной международной комиссии, призванной оз накомиться с положением на будущих подмандатных территориях и выяснить мнение их населения относительно установления мандатных режимов. Усилиями американцев такая комиссия была создана летом 1919 г.;

в историю она вошла под названием «Комиссия Кин га-Крейна».

Необходимо отметить, что британские, французские и итальянские дипломаты и экс перты были против создания такой комиссии, совершенно справедливо усматривая в ней политический шаг США, направленный на усиление влияния этой страны на территории бывшей Османской империи.

Практическая деятельность комиссии полностью оправдала опасения европейских правительств. В частности, во время пребывания в Палестине, комиссия Кинга-Крейна про вела многочисленные встречи с представителями различных народов и конфессий и на ос нове бесед с ними пришла к выводу о том, что непопулярность британских и сионистских проектов преобразований в Палестине диктует необходимость рассмотрения вопроса о пе редаче мандата на территории Сирии и Палестины Соединенным Штатам. Одновременно с объявлением результатов работы комиссии на Парижской мирной конференции, представи тели США развернули активную пропагандистскую кампанию, направленную на получение поддержки арабов, одним из элементов которой являлось провозглашение необходимости проведения референдума среди населения арабских территорий, результатом которого должно было стать определение их будущего.

Отметим также, что деятельность комиссии развивалась параллельно с деятельно стью Всеобщего Сирийского конгресса в Дамаске, отстаивавшего идеи единства сирийской территории, их полной независимости от каких-либо европейских стран, а также признания эмира Фейсала королем Сирии, что также в значительной степени ослабляло позиции анг личан и французов и усиливало позиции американцев на Арабском Востоке.

В создавшихся условиях, британские и французские дипломаты предприняли все усилия для противодействия американским устремлениям, заявив о нецелесообразности ре ферендума, а также о том, что арабские политические и общественные организации, всту павшие в переговоры с комиссией Кинга-Крейна, не имели права выступать от имени жите лей всей Сирии и Палестины. Благодаря этому, а также благодаря тому, что позиции прези дента США В. Вильсона на Парижской мирной конференции сильно ослабли в результате внутриполитической борьбы, рекомендации комиссии не были приняты во внимание при обсуждении на конференции ближневосточных вопросов.

Кроме того, против рекомендаций комиссии выступили американские сионисты, поддержавшие британскую программу территориальных и политических изменений на Ближнем Востоке. Английское внешнеполитическое ведомство, в свою очередь, снова вы сказалось в поддержку создания в Палестине «еврейского национального очага», подразу мевая отделение Палестины от Сирии и передачу оставшихся сирийских территорий в ман датное управление Франции, тем более, что реализация британских стремлений, направлен ных на приобретение Палестины, наткнулась на ряд препятствий со стороны Франции, ко торая согласилась с британским мандатом на Палестину только после того, как английское правительство твердо гарантировало ей передачу в мандатное управление территорий со временных Сирии и Ливана.

Результатом многочисленных политических комбинаций стало официальное оформ ление британского мандата на Палестину, произошедшее на конференции Совета Антанты в Сан-Ремо 25 апреля 1920 г. и подтвержденное Советом Лиги Наций 24 июля 1922 г. Факти чески, мандат распространялся не только на Палестину, но и на Трансиорданию. В соответ ствии с условиями мандата, Великобритания получала право определять международные связи Палестины, право держать в этой стране свои войска, и в целом осуществлять всю полноту законодательных и исполнительных функций. Кроме указанных территорий Вели кобритания получила также мандат на Месопотамию (Ирак). На Палестину и Трансиорда нию Великобритании был предоставлен единый мандат, хотя они считались разными терри ториями. В связи с этим, по инициативе британского правительства в 1922 г. Совет Лиги Наций принял специальную резолюцию, одобрявшую отдельное управление Трансиордани ей. Говоря о мандате на Палестину, необходимо также отметить, что одной из основных его задач являлось содействие развитию еврейских общественных и политических институтов в этой стране, что способствовало формированию нестабильной ситуации в этой части Ближ него Востока, недостатком у палестинских арабов возможностей оказывать влияние на раз витие политических процессов в Палестине.

Необходимо отметить, что положения мандата были одобрены и в США. На данном этапе лидеры Соединенных Штатов официально выразили свое согласие на доминирование Великобритании в ближневосточном регионе при условии защиты державой-мандатарием экономических интересов США на подмандатных территориях.

Мировому сообществу введение мандатной системы объяснялось тем обстоятельст вом, что народам, проживающим на территории бывшей Османской империи невозможно предоставить независимость немедленно ввиду очевидной слабости существующих у них общественных и политических институтов. Однако, эта фразеология тесно соседствовала с противоположной политической практикой, в соответствии с которой на подмандатных тер риториях (особенно в Палестине) применялись методы управления, характерные для бри танских колоний, подтверждением чего является тот факт, что в 1921 г. Палестина вместе с другими подмандатными территориями была передана из ведения британского внешнеполи тического ведомства в министерство по делам колоний.

Говоря о структуре британской мандатной администрации в Палестине, необходимо отметить, что она в целом соответствовала целям и задачам Великобритании на Ближнем Востоке и позволяла контролировать ситуацию в стране, одновременно создавая определен ные условия для арабо-еврейского антагонизма. Высшей властью в Палестине обладал Вер ховный комиссар, контролировавший деятельность Исполнительного и Консультативного совета, состоявшего из 10 британских колониальных чиновников и 10 назначаемых предста вителей местных сообществ – 4 мусульман, 3 христиан и 3 евреев. В подчинении Верховно го комиссара находилась также так называемая Палестинская администрация, которая также состояла из официальных британских чиновников и «лучших арабов и евреев». Админист рацию возглавлял Главный секретарь, контролировавший практически все сферы деятельно сти (здравоохранение, размежевание земель, археология, сельское хозяйство, образование, проблемы миграции, статистика, правоохранительная деятельность и т.д.). В его подчине нии находились Главный казначей (инвестирование различных проектов на территории Па лестины), Генеральный поверенный ( правовые вопросы), помощник Главного секретаря и секретарей-помощников. Все секретари-помощники составляли финансовую комиссию, ко торая систематически контролировала дела административных районов, на которые была поделена Палестина.

Количество административных районов менялось на протяжении всего периода бри танского мандатного управления Палестиной. К 1936 г. их количество сократилось до трех:

Северный район, Южный район и район Иерусалима. Первоначально, лица, управлявшие районами, имели статус губернаторов, однако в 1925 г. их должности были преобразованы в должности районных комиссаров.

Многочисленные документы свидетельствуют о том, что перечисленные ведомства успешно справлялись с возложенными на них задачами, практически полностью контроли руя ситуацию в Палестине, управляя политическими и экономическими процессами и про тиворечиями между арабами и евреями, отслеживая борьбу различных политических груп пировок как в арабской, так и в еврейской среде, предотвращая развитие движений, угро жающих британскому владычеству в этой стране.

Необходимо отметить, что, несмотря на то, что британский мандат на Палестину счи тается многими исследователями классическим образцом модели мандатного управления и методов ближневосточной политики Великобритании, английское руководство активно ис пользовало и другие формы обеспечения своих интересов в регионе. Примером этого может служить гибкая политика англичан в Ираке, Трансиордании и Египте.

Говоря об Ираке (Месопотамии) нужно отметить, что с одной стороны данная терри тория представляла собой стратегически важное звено в цепи ближневосточных коммуни каций Британской империи и обладала к тому же значительными нефтяными ресурсами, а с другой – эксплуатация этой территории представляла определенные трудности для Велико британии в виду того, что военная защита этой территории, административное управление ею, а также разработка нефтяных месторождений и транспортировка нефти требовали зна чительных финансовых затрат, которые послевоенная британская экономика не могла себе позволить. В связи с этим, британский мандат на Ирак «в целях значительного сокращения гарнизонов», предусматривал образование в этой стране «временного независимого араб ского королевства, отношения которого с Правительством Его Величества должны опреде ляться договором о союзе...». Во главе королевства был поставлен эмир Фейсал, доказавший (несмотря на некоторые колебания, о которых говорилось выше) свою лояльность к англи чанам и, к тому же, пользовавшийся популярностью в Ираке. Королевский статус Фейсала был признан британским правительством в августе 1921 г., а договор о союзе был заключен в октябре 1922 г. В соответствии с договором британское руководство обязывалось предос тавить иракскому правительству консультативную помощь в политической сфере. Что же касается материальной и финансовой поддержки, то она регламентировалась отдельным со глашением. Политическое проникновение Великобритании в Ирак дополнялось военным проникновением, предусматривавшим присутствие на территории страны британских ВВС, обеспечивающих безопасность коммуникаций в этой части британских владений.

Говоря же о Трансиордании, отметим, что также как и в Ираке, несмотря на получе ние мандата на эту страну, британское правительство отказалось от создания там граждан ской администрации по палестинскому образцу, ограничившись лишь назначением в эту страну Главного британского представителя с двумя помощниками и формированием доста точно компактных военных «сил резерва», достаточных, впрочем, для того, чтобы поддер живать британское влияние в этой части Ближнего Востока. Документы свидетельствуют о том, что установленный в Трансиордании британский режим, явился оптимальным для дан ной страны. Ограниченное присутствие англичан на трансиорданской территории и переда ча значительной части властных функций арабскому эмиру Абдулле, брату эмира Фейсала и представителю династии Хашемитов, позволили британскому руководству с одной стороны сократить расходы на управление этой территорией, а с другой – обезопасить британское влияние в регионе от усиления французского проникновения и потенциального усиления французского влияния в Хиджазе, где к власти пришел Ибн Сауд, враждебно относившийся к Хашемитам.

Еще одна модель британского управления зависимой арабской территорией была реализована в Египте. Формально, в межвоенный период Египет являлся независимым госу дарством, находящимся в договорных отношениях с Великобританией. В 1922 г. английское правительство провозгласило отмену протектората, установленного в этой стране в 1914 г., сохранив за собой контроль над Суэцким каналом, Суданом, а также над военной политикой египетского руководства, создав, таким образом, возможность гибкого реагирования на как международной обстановки на Ближнем Востоке в целом, так и на события внутриполити ческой жизни Египта и укрепив тем самым британское влияние в регионе.

Таким образом, после Первой мировой войны Великобританией на Ближнем Востоке была создана система разностатусных зависимых политических образований, управляемых опытными колониальными чиновниками и призванных обеспечивать влияние Британской Империи в этом стратегически важном регионе. Документы свидетельствуют, что британ ские ведомства, ответственные за работу этой системы, работали достаточно грамотно и де ликатно при наличии того, что можно назвать «цинизмом в международных отношениях».

Британские колониальные чиновники и офицеры знали регион в его «обманчивой непод вижности» и непредсказуемости и пытались управлять стихийными социальными взрывами и всплесками религиозной и этнической нетерпимости, межплеменными конфликтами в арабской среде и т.д.

Система управления ближневосточной сферой влияния Англии в начале 1920-х гг.

была создана и усовершенствована во многом благодаря У. Черчиллю, который выдвинул несколько соответствующих инициатив. Так, например в этот период в министерстве по де лам колоний Великобритании (Colonial Office) был создан департамент по делам Ближнего Востока, призванный координировать деятельность в отдельных странах региона., анализи ровать деятельность ведущих арабских и еврейских лидеров, прогнозировать ее последст вия. Несомненным достижением данного департамента является разработка общей концеп ции будущих отношений Великобритании с ближневосточными территориями в зависимо сти от специфических особенностей той или иной страны.

По мнению большинства ученых, в основе перечисленных политических действий лежала потребность в защите торговых коммуникаций Британской империи, для чего поми мо собственно колониальных ведомств были задействованы военно-морские и военно воздушные силы, а также представители полицейских и разведывательных служб. Необхо димо отметить, что несмотря на общую эффективность политики Великобритании на Ближ нем Востоке в рассматриваемый период, описанная выше система взаимодействия различ ных ведомств в деле обеспечения английских интересов в регионе страдала рядом неизбеж ных недостатков, связанных, во-первых, с необходимостью координации действий разно родных подразделений, а во-вторых, с тем, что стратегические решения по проблемам Ближнего Востока далеко не всегда принимались на уровне профессиональных экспертов ближневосточников. Источники содержат информацию о том, что представители британ ской публичной политики неоднократно пытались вмешиваться в процесс принятия реше ний, принимая во внимание в основном узко политические («лондонские») интересы и внося путаницу в решение целого ряда важных вопросов.

Тем не менее по крайней мере до конца 1930-х гг. британские власти были в состоя нии контролировать ситуацию в регионе и отслеживать действия социально-политических сил, недовольных британским присутствием на Ближнем Востоке. В частности английские колониальные чиновники внимательно наблюдали за развитием панисламистского движе ния, ставившего своей целью объединение всех исламских стран на религиозной основе.

Первоначально, в период начала 1920-х гг. британское руководство разрабатывало планы активного использования панисламистов для объединения проанглийских социальных сил региона, стремясь поддержать имидж Великобритании как защитницы арабских интересов и интересов исламских народов в целом. Однако уже в 1921-22 гг. неэффективность этих по пыток стала очевидной, главным образом ввиду того, что декларации английского прави тельства не совпадали с его политической практикой, неотъемлемым элементом которой считалась поддержка развития «еврейского национального очага» в Палестине, раздражав шая лидеров панисламистов. В связи с этим, уже с середины 1930-х гг. панисламистское движение в документах британского колониального и внешнеполитического ведомств рас сматривается как враждебное английской политике в регионе Ближнего Востока, а деятель ность целого ряда лидеров этого движения подвергается пристальному изучению.

Лидеры арабских националистов, в том числе и те, кто проживал в эмиграции в евро пейских странах, также находились под пристальным наблюдением британских спецслужб, фиксировавших все их передвижения и политические заявления. Наблюдение за лидерами панисламистов и арабских националистов стало еще более актуальным в середине 1930-х гг., когда внешнеполитические ведомства нацистской Германии также активизировали свою деятельность в арабских странах.

Помимо наблюдения за враждебно настроенными общественными силами и профи лактики их активных действий, руководство Великобритании предприняло ряд мер, направ ленных на то, чтобы реформировать систему управления рядом территорий в соответствии с изменениями обстановки на международной арене и в регионе. Так например, британское правительство сочло целесообразным в 1932 г. объявить Ирак независимым государством, добиться принятия его в Лигу Наций и заключить с ним договор о дружбе и союзе, обеспе чивавший существование сети английских военных баз в Ираке и фактический британский контроль над этой страной. С целью сохранения контроля над Египтом, Великобритания в условиях роста антианглийских настроений и роста популярности партии Вафд (прогрес сивная партия египетской буржуазии), в 1936 г. заключила с ним договор о дружбе и союзе.

Данный договор давал известную свободу действий египетскому национальному правитель ству и парламенту. В соответствии с договором, английская оккупация египетской террито рии отменялась, однако военные и военно-морские базы Великобритании на территории Египта сохранялись в зоне Суэцкого канала, а базы английских ВВС были даже расширены.

В соответствии с договором в 1937 г. в Египте был отмене режим капитуляций, а чуть позже Великобритания добилась принятия данного государства в Лигу Наций. Таким образом, предоставив целый ряд уступок ближневосточным странам в политической сфере, Велико британия сохранила эффективный контроль за развитием политических процессов в регионе в изменившейся международной обстановке.

Дальнейшее развитие ситуации в мире, связанное с развертыванием Второй мировой войны, потребовало более радикальных изменений в сфере британской ближневосточной политики, в частности в плане изменения структуры аппарата соответствующих ведомств.

Уже в первые годы войны в Лондоне была создана система учреждений и координационных комитетов, которые не только определяли текущую английскую политику в регионе, но и разрабатывали долгосрочные планы развития политики Великобритании на Ближнем Вос токе. Структура британских ближневосточных ведомств, функционировавших непосредст венно в регионе, также претерпела определенную эволюцию в сторону усиления координа ции действий между представителями внешнеполитического ведомства, Колониального офиса, штаб-квартиры британских войск на Ближнем Востоке, различными военно политическими миссиями, разведывательными группами и экспертными подразделениями самого широкого профиля.

Документы указанных учреждений свидетельствуют о том, что они разрабатывали стратегические и тактические вопросы британской ближневосточной политики в соответст вии с ее военными и экономическими интересами, а также с учетом того, что на ближнево сточной арене все большую роль начинал играть Советский Союз. Эксперты разрабатывали различные варианты развития событий в зависимости от того, какую позицию займет СССР в вопросе ближневосточного урегулирования. Специалисты отмечают, что британские экс перты по колониальным и мандатным проблемам колебались между необходимостью вы полнять союзнические обязательства перед Советским Союзом (т.е. регулярно консультиро ваться с Москвой о послевоенном региональном устройстве), и осознанием военной мощи советского государства, который в качестве державы-победительницы стремился распро странить свое влияние в регионе Ближнего и Среднего Востока далеко за пределы Ирана, куда еще в самом начале войны были введены советские войска.

Документы свидетельствуют также о том, что британские эксперты стремились учесть еще один важный фактор - активное проникновение в регион влияния США, глав ным образом экономического. Однако, как показала практика, несмотря на все усилия, бри танским экспертам, колониальным чиновникам и дипломатам не удалось сдержать активное американское и советское проникновение на Ближний Восток, что большинство специали стов объясняют экономическими причинами: ни опыт, ни квалификация экспертов, ни со вершенствование организационной структуры соответствующих подразделений не могли устранить явного факта отставания разрушенной войной экономики Великобритании от рас тущей финансовой и экономической мощи США.

В создавшихся условиях, одним из проектов, разработанных британскими специали стами по Ближнему Востоку, и призванных укрепить могущество Великобритании в регио не, стал проект создания так называемой «Арабской федерации», обсуждение которого на чалось еще осенью 1941 г. Для реализации проекта предполагалось использовать возрас тающий авторитет короля Саудовской Аравии Ибн Сауда. Было разработано два варианта федерации: 1) малый федеральный союз в составе Сирии, Ливана, Палестины и Трансиорда нии;

2) так называемая «широкая федерация» с участием перечисленных государств, а также Саудовской Аравии, Йемена, Ирака и ряда государств Персидского залива. В случае реали зации второго варианта, Ибн Сауд должен был возглавить федерацию, а Великобритания брала на себя обязательства по урегулированию его отношений с правителями территорий, входящих в состав федерации. Взамен Ибн Сауд должен был обеспечить лояльное отноше ние арабских лидеров к созданию еврейского государства.

Достаточно длительное обсуждение перечисленных идей с участием экспертов Коло ниального Офиса и британских дипломатов привело к тому, что проект Арабской федерации был отвергнут ввиду того, что: 1) многие лидеры арабских стран негативно воспринимали фигуру Ибн Сауда как всеарабского лидера;

2) искусственные барьеры в виде отдельных го сударственных образований, созданных британцами на Арабском Востоке для разделения единого арабского этноса, оказались прочнее, чем изначально предполагалось;

3) большин ство лидеров арабского мира не допускало возможности создания на арабской территории «еврейского национального очага». Тем не менее, идея Арабской федерации в течение еще нескольких лет продолжала привлекать внимание британских специалистов по ближнево сточной политике. В частности ряд экспертов упорно высказывал мысль о том, что с помо щью федерации удастся решить палестинскую проблему. Предполагалось, что арабы, желая обеспечить ликвидацию британского мандата на Палестину и участие ее в Арабской феде рации, могут дать молчаливое согласие на большую степень еврейского проникновения и что евреи со своей стороны могут прийти к пониманию того, лучшей перспективой для их национального очага является «согласие с арабами в рамках федерации». Сторонниками этой идеи был даже разработан ряд практических рекомендаций, направленных на активи зацию экономического сотрудничества между арабскими территориями и устранение эко номических барьеров между ними, активизацию культурных контактов, а также на согласо вание «стратегических потребностей Великобритании на Ближнем Востоке с потребностями арабов» и потребностями Франции. Позднее в 1943 г., лондонские эксперты даже разработа ли проект Экономического Совета, в который должны были войти представители потенци альных стран-участниц федерации. Однако, проект не получил в правительстве Великобри тании поддержки, необходимой для его практической реализации.

В целом, разработка подобных проектов явилась, на наш взгляд, показателем того, что британское руководство начало некоторым образом утрачивать контроль над развитием политических процессов на своих подмандатных и зависимых территориях на Ближнем Востоке и, пользуясь обстановкой войны и фактическим уходом с ближневосточной арены Франции, стремилось закрепить свое положение в условиях ослабления экономической мо щи с помощью средств административно-политического характера, направленных на созда ние новых территориальных образований, находящихся в относительной зависимости от Великобритании.

Проблемы формирования и развития французского мандатного режима в Сирии и Ливане.

Описанная выше британская система управления ближневосточными территориями считается многими исследователями наиболее эффективной и является, таким образом, наи более изученной. Французское руководство, получившее в начале 1920-х гг. от Лиги Наций и Совета Антанты мандат на территорию современных Сирии и Ливана, и не имевшее тако го опыта ближневосточной политики, который был накоплен английскими экспертами и чи новниками, использовало свою модель мандатного управления. Французы раздробили тер риторию Сирии на целый ряд небольших территорий, формально имевших статус госу дарств: Дамаск, Алеппо, Латакия, Джебель-Друз, Ливан. Во главе Дамаска и Алеппо были поставлены марионеточные правительства, состоявшие из представителей местной традици онной элиты и бывших османских чиновников. На территориях этих государств была созда на также французская администрация, подчиненная Верховному комиссару, функции кото рого были практически идентичны британскому Верховному комиссару Палестины. Фран цузские мандатные власти пытались также использовать в своих целях элементы старой ос манской системы управления: в рамках марионеточных государств по образцу вилайетских советов были созданы так называемые представительные советы, полномочия которых бы ли, впрочем, сильно ограничены.

В конце 1922 г. административное деление Сирии было пересмотрено и создана так называемая «Сирийская федерация» в составе Дамаска, Алеппо и Латакии. В конце 1924 г.

федерация была распущена, а Алеппо и Дамаск образовали единое государство – Сирию. За рамками этого государства были оставлены такие сирийские области, как Джебель-Друз и Латакия.

Значение сирийских территорий для французской экономики и внешней политики определялось как их сырьевыми возможностями (хлопок, шерсть, шелк), так и их выгодным стратегическим положением (близость к важнейшим региональным коммуникациям).

Изменение международной обстановки в середине 1930-х гг., приход к власти во Франции правительства Народного фронта вызвали ряд изменений в политическом положе нии Сирии. Эти изменения были закреплены франко-сирийским договором, заключенным сентября 1936 г. В соответствии с этим документом, в течение трех лет после момента за ключения договора французский мандат на Сирию должен был быть отменен, а Сирия должна была вступить в Лигу Наций как независимая республика, управляемая на основе своей конституции национальным правительством, парламентом и президентом. Террито рии Джебель-Друз и Латакия согласно договору входили в состав Сирии в качестве авто номных областей. Кроме того, в соответствии с данным документом между Сирией и Фран цией устанавливался военный союз, в силу которого Франция получала непосредственно на сирийской территории две военно-воздушные базы и сохраняла возможность в течение пяти лет держать свои войска в ряде областей нового государства. Отметим также, что в резуль тате заключения договора Сирия в случае войны Сирия должна была предоставить француз ским войскам свои коммуникации и важные плацдармы. Еще одним результатом договора стало создание сирийской национальной армии под руководством французских инструкто ров.

Аналогичный договор был заключен в том же году между Францией и Ливаном (прибрежная часть Сирии), в соответствии с которым, помимо прочего, Ливан выделялся как независимая республика. По данным достаточно многочисленных источников за отделе ние Ливана активно выступала партия маронитского патриарха, в то время, как за объедине ние Ливана с Сирией выступало население мусульманских районов страны.

Таким образом, модифицировав систему, обеспечивавшую французское присутствие в регионе Ближнего Востока, руководство Франции стремилось с одной стороны сохранило определенное влияние на развитие политических процессов в Сирии и Ливане, а с другой – в значительной степени сократить расходы на ближневосточную политику и сконцентриро вать усилия на европейском направлении своей внешней политики, которое в этот период начало приобретать первостепенную важность.

В то же время необходимо отметить, что изменение французского мандатного режи ма на сирийской территории в 1936 г. привело к тому, что уже в 1937 г. Турция, вероятно под давлением фашистской Германии, выдвинуло требование об отделении от Сирии авто номного санджака Александретта, находящегося на сирийско-турецкой границе, что созда вало значительную угрозу для стратегических коммуникаций стран Запада в регионе, т.к.

порт Александретта представлял собой прекрасную стоянку для военного и торгового флота и был связан, к тому же с Багдадской железной дорогой. Несмотря на все усилия германских и турецких дипломатов, данный вопрос не был решен в пользу Турции и не перерос в круп ный международный конфликт. С другой стороны он не был решен и в пользу Франции: по решению Совета Лиги Наций Александретта была оставлена в составе Сирии, но передава лась под смешанный франко-турецкий контроль, осуществляемый при посредничестве дан ной международной организации.

Таким образом, стремление Франции отказаться от мандата, сохранив положение старшего партнера в отношениях с Сирией и Ливаном, не возымело должного эффекта, т.к.

смешанный контроль не позволял французам оказывать преобладающее влияние на разви тие политических процессов на этих территориях а вмешательство Турции и Германии (кос венно) способствовало развитию в этих странах антифранцузских движений. В целом, фран ко-сирийский договор так и не вступил в силу в полном смысле этого слова, т.к. в 1939 г., когда в соответствии с франко-сирийским договором планировалась отмена французского мандата, началась Вторая мировая война, а в 1940 г. после поражения Франции Сирия и Ли ван оказались в зависимости от держав «оси», с которыми сотрудничало вишистское колла борационистское правительство. Кроме того, захват Германией Греции, в том числе о-ва Крит и о-вов Эгейского моря в непосредственной близости от Сирии и Ливана, побудил британское руководство к решительным действиям. В июне 1941 г. английские войска при содействии частей «Свободной Франции» оккупировали Сирию и Ливан, ослабив таким об разом фашистскую угрозу Ближнему Востоку и отодвинув реальное получение данными странами независимости. Даже после того, как осенью 1941 г. Сирия и Ливан были провоз глашены суверенными республиками, реальная власть в обеих странах находилась в руках командующего британскими оккупационными войсками, полномочия которого пытался ос паривать представитель генерала де Голля.

Тем не менее, несмотря на то, что британские ведомства имели серьезное преимуще ство на территории Сирии и Ливана, руководство Великобритании признавало необходи мость учета французских интересов в этих странах для того, чтобы избежать потенциально го конфликта в перспективе после окончания войны: предполагалось, что Франция сохранит доминирование в Сирии и Ливане «среди всех прочих европейских наций». Такая ситуация позволила эмигрантскому французскому правительству в 1941 г. дать гарантии независимо сти своим подмандатным территориям.

Таким образом, мандатная система управления ближневосточными территориями, сложившаяся в регионе в период между двумя мировыми войнами, явилась своеобразной моделью довоенной колониальной системы, адаптированной к новым условиям, сложив шимся в рассматриваемый период, и к региону Ближнего Востока, страны которого практи чески никогда не являлись западными колониями в полном смысле этого слова и лишь неза долго до формирования системы мандатов освободились от владычества Османской импе рии. Развитие национально-освободительного движения в регионе, начавшееся еще в период Первой мировой войны, а также значительное ослабление экономического потенциала ве дущих стран Европы не позволили колониальным державам применить к арабским странам региона классическую колониальную схему и заставили искать новые пути распространения и закрепления своего влияния на Арабском Востоке. Необходимо отметить, что многообра зие условий Арабского Востока диктовало необходимость применения различных форм мандатного управления, а развитие ситуации в регионе диктовало необходимость постоян ных изменений в рамках отдельных мандатных режимов.

Саудовская Аравия в международных отношениях региона в 1920-е – 30-е гг.

Подмандатные и зависимые территории, а также протектораты не были единствен ными политическими образованьями на Арабском Востоке в рассматриваемый период. В регионе существовал и ряд относительно независимых государств, из которых, пожалуй, ос новную роль в формировании международных отношений на Ближнем Востоке играло ко ролевство Саудовская Аравия, созданное в 1926 г. в результате объединения султаната Неджд и государства Хиджаз под властью Абдель Азиз ибн Сауда, султана Неджда, сверг нувшего династию Хашемитов, правившую в Хиджазе.

Становление саудовской государственности было успешным, по мнению специали стов, главным образом потому, что происходило в период «перекраивания» политической карты Ближнего Востока после распада Османской империи в результате Первой мировой войны, которое сопровождалось с одной стороны, достаточно активным развитием нацио нально-освободительных движений, а с другой – заметным оживлением панисламистких идей, в том числе идеи возрождения халифата, которые использовались лидерами общест венно-политических движений Ближнего Востока для укрепления своего положения в той или иной стране региона, а также для противодействия проникновению в регион стран Запа да.

В сложившейся ситуации идея создания халифата оказалась самым тесным образом увязана с борьбой за контроль над Аравией, основными участниками которой были главные претенденты на престол халифа – король Хиджаза Хусейн аль Хашими и султан Неджда Ибн Сауд. Для достижения цели Хусейн использовал свой статус хранителя святых мест и поддержку англичан. Что же касается Ибн Сауда, то он делал ставку на поддержку антианг лийских сил в исламском мире, часть которых впрочем не поддержала кандидатуру Ибн Сауда на титул халифа, однако активно выступала против Хусейна, скомпрометировавшего себя сотрудничеством с англичанами.

В создавшихся условиях Ибн Сауд, впервые заявивший о себе в качестве фигуры ми ровой политики после захвата Хиджаза, счел целесообразным отказаться от притязаний на роль халифа, закрепив за собой титул «охранителя святых мест ислама». Тем не менее борь ба за халифат имела некоторое значение как для самого Ибн Сауда, так и для вновь создан ного государства: она укрепила положение короля как главы государства и лидера общины верующих и санкционировала власть династии Аль Сауд практически на всей территории Аравии. Таким образом, региональные политические силы и идеи сыграли значительную роль в оформлении Саудовской Аравии как актора международных отношений на Ближнем Востоке, а также в ослаблении власти династии Хашимитов в арабском мире и, соответст венно, в некотором ослаблении влияния Великобритании в этой части Ближнего Востока.

Однако, необходимо отметить, что по мнению специалистов, внешние, внерегио нальные факторы сыграли более значительную роль в формировании внешней политики го сударства Ибн Сауда, а также в определении места данного королевства в региональной системе координат. Говоря о внешнем факторе, мы имеем в виду прежде всего влияние Ве ликобритании, на помощь которой вынужден был опираться Ибн Сауд в борьбе с Осман ской империей и ее союзниками еще в самом начале ХХ в. Отечественные востоковеды ука зывают на то, что уже в 1903 г. Ибн Сауд пошел на установление контактов с британскими представителями, а 1911 г. называют точкой отсчета их тесного сотрудничества, высшей стадией которого явился договор о дружбе и союзе, заключенный в 1915 г., что означало фактическое установление английского протектората над этим государством. Даже в начале 1920-х гг., став султаном Неджда и присоединив к этому государству ряд территорий, Ибн Сауд должен был считаться с проанглийским окружением своего государства территориями, управляемыми Хашимитами: в Мекке правил Хусейн, в Трансиордании – его сын Абдалла, в Багдаде – другой сын Хусейна Фейсал. В эмиратах южной и восточной части Аравийского п-ова также доминировали англичане. Лишь в 1924 г. Ибн Сауд получил возможность отка заться от британского протектората и услуг британских советников, аргументировав это тем, что Великобритания, несмотря на оказание помощи его государству, отказалась признать это государство де-юре, разрабатывая дипломатические комбинации с участием конкури рующих династий.

В сложившихся условиях Ибн Сауд пошел на установление отношений с Советским Союзом и их активное развитие. Советское руководство, увидев в лидере нового государст ва перспективную политическую фигуру, пошло на полное признание саудовского государ ства. В ряде исследований содержится информация о том, что в 1926 г. в недрах НКИД даже разрабатывались проекты использования Ибн Сауда в качестве опоры советского влияния на Арабском Востоке в долговременной перспективе, в связи с чем советские дипломаты пред принимали меры по установлению дружественных связей между Саудовской Аравией и имаматом Йемен, ограждению Ибн Сауда от участия в авантюрных попытках получить ти тул халифа, от военных походов на соседние эмираты и т.д.

Укреплению политических связей СССР с Саудовской Аравией должно было способ ствовать налаживание связей экономических. Советское руководство, пользуясь в частности экономическими трудностями государства Ибн Сауда, возникшими в результате мирового экономического кризиса 1929-33 гг., пыталось навязать ему торговый договор. Однако, сближение в экономической сфере тормозилось как со стороны проанглийских кругов в ру ководстве Саудовской Аравии, так и со стороны Ибн Сауда и его соратников. Проанглий ские круги опасались ослабления влияния Великобритании в стране, в то время, как Ибн Са уд стремился получить максимальное количество выгод от этого договора, в частности заем от СССР в размере 1 млн. фунтов. Данный договор так и не был заключен, т.к. Советский Союз не мог предоставить необходимый заем, а Ибн Сауд, не ограничившись переговорами с большевиками, начал активно развивать контакты с представителями американских неф тяных компаний, организовавшими в 1932 г. геологическую разведку нефтяных месторож дений и начавшими переговоры относительно предоставления им концессий. Уже в мае 1933 г. представитель американской нефтяной компании Standard Oil Л. Гамильтон и ми нистр финансов Саудовской Аравии подписали соглашение о предоставлении концессии данной компании на разведку и добычу нефти на территории королевства сроком на 66 лет.

В соответствии с этим соглашением на территории государства Ибн Сауда начались актив ные поиски крупных месторождений нефти, увенчавшиеся успехом в 1935 г. В 1938 г. было обнаружено месторождение коммерческих масштабов, а в 1939 г. началась промышленная добыча нефти. Распространение влияния американских нефтяных компаний сопровожда лось активным проникновением других компаний из США, в частности компании «Форд», также заключившей соглашение с правительством Саудовской Аравии, согласно которому арабы обязывались в течение 10 лет (с 1934 г.) покупать автомашины только данной марки.

Покупка автомобилей других компаний запрещалась.

Т.о., несмотря на доминирующее влияние Великобритании в регионе Ближнего Вос тока и старания британских дипломатов, направленные на удержание Саудовской Аравии в сфере влияния империи, США осуществляли активное экономическое проникновение в эту страну, пользуясь тем, что в период после мирового экономического кризиса британское ру ководство не могло эффективно помогать Ибн Сауду в экономической сфере: в конце 1920-х – начале 1930-х гг. англичане значительно сократили свои субсидии, составлявшие около % годового дохода Саудовской Аравии.

В период 1930-х гг. Ибн Сауд предпринял ряд враждебных шагов, направленных против Великобритании, предъявив территориальные претензии к Трансиордании и открыто выступив против эмира Абдаллы – ставленника англичан и представителя династии Хаши митов. На границе с Трансионрданией по приказу Ибн Сауда происходило вооружение под чиненных ему племен, проводилось активное рекрутирование солдат для саудовской армии (в том числе нелегальная вербовка на трансиорданской территории), а также укрепление приграничных гарнизонов и постов, главным образом в районах, располагавших источника ми воды. Активность такого рода, по мнению британских колониальных чиновников и ди пломатов, объяснялась двумя основными причинами: 1) претензиями Ибн Сауда на лидерст во в арабском мире, на пути к которому одним из главных препятствий была конкуренция со стороны Хашемитов;

2) несогласием Ибн Сауда с британским проектом раздела Палестины на арабскую и еврейскую части, который с одной стороны создавал угрозу отделения значи тельной части арабских земель, расположенных в непосредственной близости от Саудов ской Аравии, в пользу еврейского государства, а с другой – формировал условия для возвы шения трансиорданского эмира Абдаллы, под контроль которого могла попасть арабская часть Палестины.

Создавшаяся ситуация была чревата ослаблением британского влияния на Арабском Востоке, несмотря на заверения Ибн Сауда относительно того, что он полагается на «влия ние и контроль Правительства Его Величества» над политическими процессами в регионе.

Британские специалисты в сфере ближневосточной политики прекрасно понимали, что в случае развертывания вооруженных столкновений в Палестине, вызванных арабо еврейскими противоречиями, Ибн Сауд не замедлит вмешаться в них, стремясь сорвать пла ны создания еврейского государства, а также стремясь максимально ослабить влияние эмира Абдаллы на контролируемых им территориях.

Кроме того, существовала реальная угроза, что король Саудовской Аравии оконча тельно разочаруется в контактах с Великобританией и «задастся вопросом о степени ценно сти британской дружбы», что может привести к переориентации внешней политики этого государства на державы «оси», несмотря на то, что Ибн Сауд был противником проникнове ния, в частности, итальянского влияния на Ближний Восток. Предполагалось, что неприятие палестинской политики Великобритании приведет к усилению итальянского влияния на раз витие политических процессов на Арабском Востоке, благодаря тому, что Ибн Сауд, воз можно использует итальянскую помощь в сфере военных поставок для реализации своих амбициозных панарабских проектов.

Таким образом, Саудовская Аравия, являясь формально независимым государством, в период 1920-х-30-х гг., также, как и другие арабские территории, стала ареной противо стояния великих держав, стремившихся использовать ее выгодное стратегическое положе ние и/или природные ресурсы, содержащиеся в ее недрах. К концу 1930-х гг. это противо стояние приняло дипломатической и экономической борьбы стран «оси», стремившихся к пересмотру миропорядка (в том числе на Ближнем Востоке), сложившегося в рамках Вер сальской системы, и держав-победительниц в первой мировой войне, получивших по ее ре зультатам доминирующее положение в данном регионе, а также США, стремившихся к ус тановлению своего доминирования на Арабском Востоке в экономической сфере.

В целом, подводя итоги данной главы, необходимо выделить несколько основных особенностей, присущих международным отношениям в регионе Ближнего Востока в пери од между двумя мировыми войнами.

Во-первых, определяющую роль на ближневосточной арене играли великие державы – Великобритания и Франция, ставшие гарантами Версальской системы международных от ношений и получившие после Первой мировой войны доминирующие позиции в регионе. В ходе переговоров между представителями этих держав решались практически все важней шие вопросы региональной политической жизни и определялись основные направления раз вития политических и экономических процессов. После распада Османской империи, для обеспечения легитимности действий указанных стран в регионе была разработана так назы ваемая мандатная система, которая, несмотря на все вариации, была призвана обеспечивать британское и французское присутствие на территориях, отошедших к этим странам по Вер сальскому мирному договору и резолюциям ряда международных конференций 1922-23 гг., в условиях усиления национально-освободительных движений народов Ближнего Востока и повышения степени их организованности. Страны, не вошедшие в «клуб» мандатариев и не имевшие такого солидного опыта ближневосточной политики, были достаточно сильно ог раничены в средствах обеспечения своих интересов в ближневосточном регионе, не имея реальной возможности эффективно отстаивать их на международных форумах и путем ус тановления официальных дипломатических отношений, вынуждены были использовать кос венные методы воздействия на политическую ситуацию в регионе, включая активное эко номическое проникновение (США, Италия) и тайную дипломатию (СССР, Германия).


Во-вторых, все формально независимые государства Ближнего Востока (Турция, Саудовская Аравия и др.) вынуждены были строить свою политику исходя из обозначенных выше реалий и фактически не имели возможности выработать внешнеполитическую пози цию, которая способствовала бы отстаиванию их независимости и активному внутреннему развитию. Руководство этих государств должно было маневрировать, играя на противоречи ях великих держав в регионе, для достижения целей, связанных с развитием экономики и инфраструктуры своих стран, которое было практически невозможно без помощи извне. В этих условиях достаточно широкое распространение получила практика заключения догово ров и соглашений, как политического, так и экономического характера, как со странами гарантами Версальской системы, так и с ее аутсайдерами, что предоставляло руководству независимых ближневосточных государств возможность давления на оба лагеря для дости жения собственных целей.

В-третьих, значительное влияние на формирование политического климата в ближ невосточном регионе в рассматриваемый период оказывал факт создания еврейского нацио нального очага в подмандатной Палестине, который в значительной степени обострил про тиворечия, существовавшие между арабами и мандатными властями, а также противоречия в самой арабской среде и стал поводом для возникновения целого ряда конфликтных ситуа ций, участники которых стремились использовать указанные противоречия для укрепления своего политического положения и реализации амбициозных проектов, связанных как с объ единением арабских территорий под властью какого-либо политического деятеля из араб ской элиты, так и с долговременным закреплением европейского влияния на территории Ближнего Востока.

Вторая мировая война, закончившаяся поражением держав «оси» и выдвинувшая на передний план Соединенные Штаты Америки и Советский Союз как несомненных лидеров на послевоенной международной арене, в значительной степени изменила рассмотренную выше расстановку сил на Ближнем Востоке и сформировала новые условия, в которых должны были развиваться международные отношения в данном регионе.

Контрольные вопросы:

1) Проанализируйте позицию турецкого руководства по ключевым вопросам региональных международных отношений в период 1920-х гг.

2) Охарактеризуйте структурные особенности британского мандатного управления на тер риториях Палестины, Трансиордании и Ирака.

3) Сравните британскую и французскую системы мандатного управления на Ближнем Вос токе.

4) Какую роль играло королевство Саудовская Аравия в системе региональных междуна родных отношений в 1920-е – 30-е гг.

Глава Региональные отношения в 1945-1970 гг.

Вторая мировая война 1939-1945 гг. существенным образом изменила политическую карту ближневосточного региона и баланс сил в этом районе мира. Прежде всего, на поли тическую сцену пришли страны-победительницы – Советский Союз и США, которые не только заменили национал-социалистическую Германию и фашистскую Италию, но и по теснили обладателей мандатов Лиги Наций – Великобританию и Францию. Самые могуще ственные в военно-политическом отношении державы, СССР и США стали диктовать свои «правила игры» ближневосточным государствам и территориям. Лондон и Париж еще стре мились удержать влияние с помощью заключения с ближневосточными странами двусто ронних соглашений об обороне, об экономическом сотрудничестве и о направлении миссий советников разного профиля и назначения. Однако мощь двух супердержав оказалась не преодолимой. В 1944-1945 гг. в столицах Ближнего Востока была отмечена повышенная ак тивность советских и американских дипломатических и военных представителей. С началом холодной войны ближневосточная политика оказалась под воздействием ожесточенного и бескомпромиссного соперничества Москвы и Вашингтона. Обе страны настойчиво развива ли модель поляризации региона на два враждебных лагеря, используя как арабо израильский конфликт, так и особенности политических режимов стран Ближнего Востока.

Другим значительным фактором международных отношений в регионе стали новые по литические силы Ближнего Востока, которые действовали порой вопреки давлению тради ционных «игроков». Эти традиционные «игроки» были либо ослаблены преобладающим влиянием в них внешних сил, либо столкнулись с необходимостью скорейшего проведения реформ общественно-политической и экономической жизни. В первом случае это был Иран, нефтяные ресурсы и выгодное геополитическое положение стали объектом экспансии США, СССР и Великобритании. Во втором случае это была Турция. Правящий режим генерала И.

Инёню в спешном порядке осуществил реформы 1945-46 гг. и попытался вновь реализовать старую османскую концепцию доминирования арабским миром. Однако турецкие диплома тические усилия 1946-1947 гг., хотя и поддержанные закулисными маневрами Вашингтона и Лондона, окончились неудачей. Арабская интеграция антисоветской направленности под турецкой эгидой не состоялась.

Новые политические силы включали Государство Израиль и Египет. Эти страны оказа лись вовлеченными в арабо-израильский конфликт и в изнурительный процесс гонки воо ружений. Вместе с тем именно Египет и Израиль стали самыми активными акторами ближ невосточной политики второй половины ХХ века. К ряду новых сил следует отнести и те арабские территории, которые обрели относительную, формальную политическую незави симость: Трансиордания, Сирия, Ирак. Возрастающее влияние приобретал королевский ре жим Саудовской Аравии.

Принципиально важным фактором оказался арабо-израильский конфликт, генезис кото рого уходил далеко в прошлое, но 1940-е годы продемонстрировали небывалое его влияние на весь ход региональных международных отношений. Ближневосточные государства мож но было «окрашивать» в различные «тона» в зависимости от того, какую позицию они зани мали в отношении Израиля и его противников. К собственно арабо-израильскому конфликту следует добавить и конфликты, обусловленные национальной или религиозной проблемой, как то: курдский вопрос в Турции, Сирии, Иране и Ираке, межконфессиональные противо речия в Ливане и Сирии и ряд других. По-прежнему нерешенными оставались многочислен ные пограничные споры и противоречия: ирано-иракские, турецко-сирийские, ирако кувейтские и прочие. Тесно связанной с конфликтом оказалась региональная гонка воору жений. Она вызвала небывалый рост военных расходов ближневосточных государств и спо собствовала превращению Ближнего Востока в полигон для испытания великими державами новейших систем оружия и боевой техники. Все вышесказанное свидетельствует о том, что после второй мировой войны регион Ближнего Востока вступил в очень опасную стадию нестабильности, эскалации конфликтов и прямого вмешательства великих держав.

3.1. Особенности ближневосточной политики США После окончания второй мировой войны дипломатические представители США ста ли постоянно делать заявления о «вакууме силы» на Ближнем Востоке. Используя тезис об «угрозе» территориальной целостности Ирана со стороны Советского Союза, они разверну ли в 1945-1946 гг. в прессе активную пропагандистскую кампанию о незамедлительном вы воде советских войск из северных районов страны. Наряду с этим администрация США пы талась оказать воздействие на СССР по таким дипломатическим каналам, как переговоры на конференции трех держав в Москве, дебаты в только что образованной Организации Объе диненных Наций и прямое «предупреждение» Сталину от Трумэна. От Турции США в уль тимативной форме потребовали решить вопрос о проливах в пользу Запада.

В ноябре 1946 г. США предложили «…открыть Босфор и Дарданеллы для торговых судов всех стран во все времена», объявили Турцию «преимущественно ответственной страной» за безопасность названной зоны. Администрация президента Г. Трумэна предпри няла специальные меры по обвинению СССР в Организации Объединенных Наций в связи с якобы имевшими место «проявлениями агрессивности» коммунизма в отношении Турции и Греции. США подготовили обращения политических сил названных стран о «помощи», по служившие формальным поводом для принятия весной 1947 г. «доктрины» Трумэна.

По закону PL 75, подписанному Трумэном 22 мая 1947 г., Турция и Греция для борь бы с коммунистическими элементами и стабилизации экономического положения начали получать весьма значительную финансовую помощь Соединенных Штатов. В период 1947– 1950 гг. США предоставили этим двум странам около двух миллиардов долларов, которые тратились преимущественно на военные нужды.

Мероприятия администрации США по укреплению военно-промышленного потен циала Турции логически завершились вступлением этой страны в Организацию Северо Атлантического договора (НАТО). Они быстро распространились на Иран, также получив ший в 1947-1950 гг. значительные финансовые дотации от США на развитие экономическо го планирования, перевооружение армии и полиции в обмен на обязательства шаха прово дить «твердый курс» в стране, и вскоре стали универсальным средством американской ближневосточной политики.

В ноябре 1949 г. на оперативном совещании послов в Стамбуле и на конференции американских дипломатов, аккредитованных в государствах Ближнего Востока в Каире в марте 1950 г. состоялось обсуждение различных форм воздействия и влияния США на пра вительства стран региона.

В секретном докладе, подготовленном по итогам Каирской встречи послом США в Египте Дж. Кэффери, директором отдела африканских и ближневосточных дел Б. Бэрри и заместителем директора отдела греческих, турецких и иранских дел госдепартамента США У. Роунти, настойчиво рекомендовалось активизировать повседневную работу всех внеш неполитических ведомств США, исходя из общих целей «укрепления престижа Соединен ных Штатов и ориентации Ближнего Востока на США и западные державы…». Доклад при зывал продолжать поддерживать в военном отношении Грецию, Турцию, Иран как государ ства, расположенные в непосредственной близости от границ Советского Союза, интенсивно использовать арабо-израильскую конфронтацию для создания впечатления миротворческих устремлений США в регионе, способствовать развитию существующих американских про светительских учреждений на Ближнем Востоке и осуществлять другие мероприятия.


Госдепартамент Соединенных Штатов незамедлительно приступил к осуществлению предложений своих ведущих экспертов по ближневосточным проблемам. 25 мая 1950 г. в Лондоне представители США совместно с Великобританией и Францией опубликовали так называемую «Тройственную декларацию», признающую необходимость создания мощных вооруженных сил в арабских странах и Израиле «…для укрепления их национальной безо пасности и обеспечения законных прав на самооборону региона в целом…». С момента принятия Декларации США начали вводить в действие новые, более внушительные проекты финансирования Ирана, Турции и арабских стран.

13 октября 1951 г. США совместно с Францией, Турцией и Великобританией пред ложили Египту стать полноправным членом т.н. Союзного Средневосточного командования, которое планировалось основать при участии Австралии, Новой Зеландии и Южноафрикан ского Союза для обороны стратегически важных западу территорий от «коммунистической угрозы». При этом особо подчеркивалось, что Египет «…принадлежит свободному миру и его оборона, равно как и оборона всего Ближнего Востока, жизненно необходима демокра тическим нациям…». Эта страна, по мнению американских военных стратегов, должна была предоставить в распоряжение Средневосточного командования все портовые возможности, аэродромы, средства сухопутных коммуникаций. США рассматривали в качестве одного из основных партнеров по прелагаемому блоку не только Египет, но и Саудовскую Аравию.

Так, 18 июня 1951 г. администрация США подписала с Саудовским Королевством соглаше ние о «помощи во взаимной обороне». Данное соглашение предоставило Соединенным Штатам право на неограниченное использование и расширение военно-морской базы в Дах рейне.

Идея формирования Средневосточного командования оказалась нереализованной.

Одной из конкретных причин этого явилось резкое обострение противоречий между Вели кобританией и Египтом, правительство которого не только отказалось быть членом нового военно-политического объединения, но и денонсировало англо-египетский договор 1936 г., а также соглашение 1899 г. относительно англо-египетского кондоминимума над Суданом.

Администрация Д.Эйзенхауэра, пришедшая к власти в 1953 г., поэтому уделила большое внимание идее сплочения на антисоветской основе лишь неарабских мусульман ских государств, расположенных вблизи от СССР.

Правительство Пакистана, в частности, стремилось получить американскую военную помощь, представляющуюся им весьма важной ввиду натянутых отношений с Индией. С этой целью Исламабад пошел на оформление военно-политического союза с Турцией. То же самое и по существу по тем же причинам сделал в 1955 г. Ирак, внешняя политика которого направлялась премьер-министром Нури Саидом, давним союзником Великобритании и ближайшим советником иракского короля Фейсала. Образовался так называемый «Багдад ский пакт» в составе Великобритании, Турции, Ирана, Пакистана и Ирака, справедливо осужденный Советским Союзом как военно-политическая организация с агрессивными це лями. США, содействовавшие образованию нового альянса, предпочли формально отказать ся от присоединения к нему. Тем не менее, администрация Д. Эйзенхауэра контролировала ключевые аспекты деятельности блока через своих наблюдателей в военном комитете и представителей в комитете блока по борьбе с подрывными элементами.

При поддержке стран-членов Багдадского пакта США сумели организовать серию провокаций против Сирии и Иордании, отказавшихся быть участниками названной военно политической организации. Администрация США использовала метод экономического дав ления на Египет. Это выразилось в том, что США аннулировали 19 июля 1957 г. сделанное ранее предложение о финансировании строительства Асуанской плотины. Именно это дав ление привело к решению Насера сменить внешнеполитических союзников и переориенти роваться на СССР и социалистические страны. Более того, после принятия 9 марта 1957 г.

«доктрины Эйзенхауэра», санкционировавшей «действия президента в поддержку любой нации или группы наций на Среднем Востоке…вплоть до использования американских воо руженных сил», Соединенные Штаты осуществили летом 1958 г. вооруженную интервен цию в Ливане.

Такие действия быстро вызвали рост антиамериканских настроений в регионе. В са мом Багдадском пакте усугубились разногласия между основными партнерами. Из блока вышел весной 1959 г. Ирак. Это произошло в результате антимонархического государствен ного переворота, совершенного революционно настроенными иракскими офицерами. Ко роль Фейсал и Нури Саид были казнены. Выход Ирака из пакта нанес серьезный удар по по зициям антисоветского военно-политического блока, переименованного на заседании совета стран-участниц 25 июля 1960 г. в Организацию Центрального договора (СЕНТО).

США решили компенсировать ущерб заключением двусторонних военных соглаше ний с оставшимися членами блока: Турцией, Ираном, Пакистаном. Это было сделано 5 мар та 1959 г. в Анкаре. Документы о военном сотрудничестве США с названными странами на Ближнем Востоке предусматривали широкое участие американских дипломатов, военно служащих и советников в разработке и осуществлении различных военно-стратегических мероприятий, направленных против СССР и национально-освободительных движений. Ад министрация Соединенных Штатов получила право военного вмешательства во внутренние дела каждого из государств, заключивших соглашение. Это стало одним из фактических принципов американской дипломатии в отношении Турции, Ирана и Пакистана и других государств. По тактическим соображениям Соединенные Штаты до начала 60-х годов пред почитали обозначить совокупность ближневосточных стран как «неприсоединившийся мир». Они стремились во что бы то ни стало увеличить число постоянных получателей сво ей финансово-экономической, военной и технической помощи. До 1960 г. помощь была оказана Ливану (республика свободного предпринимательства), Ираку (феодальная олигар хия), Израилю (демократия с социалистическими тенденциями), Иордании (военизирован ная монархия с традиционалистской элитой), Греции (конституционная, демократическая монархия), Тунису (умеренно социалистическая республика), Египту (вначале традициона листическая монархия, затем - революционный режим) и Афганистану (феодальная монар хия).

В начале 1960-х годов положение изменилось. К этому времени стала очевидной пе реориентация внешней политики ряда арабских государств в сторону сближения с СССР и другими социалистическими странами. Кроме того, руководителями стран арабского мира были предприняты некоторые мероприятия по координации своих действий в борьбе с Из раилем и его западными союзниками.

В январе 1964 г. в Каире состоялась первая конференция глав 13 арабских госу дарств, которая зафиксировала «готовность к конструктивному совместному сотрудничест ву». В сентябре того же года на второй конференции арабских руководителей на высшем уровне в Александрии было принято решение о создании объединенного арабского коман дования.

В коммюнике третьей конференции глав арабских государств, созванной в сентябре 1956 г. в г. Касабланке, говорилось уже о «необходимости оборонять территориальную це лостность арабских государств, оказывать помощь любой арабской стране, которая явится жертвой агрессивного нападения…» С тех пор встречи на высшем уровне между арабскими государствами стали проводиться регулярно. Практически в каждом документе, принятом на конференции глав арабских государств в 60-х – начале 70-х годов, содержались призывы «покончить с пропагандистскими атаками одной арабской страны против другой», «содей ствовать прекращению всевозможных распрей».

Данный момент, естественно, не ускользнул от внимания правительства США. В се редине 60-х годов оно вынуждено было признать, что «американское влияние на Ближнем Востоке сузилось». Для того, чтобы поправить положение, администрация США значитель но активизировала политику в регионе, как и прежде оправдывая свои действия необходи мостью «отражения угрозы коммунистического проникновения» и «защиты ближневосточ ных стран от внешней агрессии». Президент США Л.Б. Джонсон, формально сохранив тра диционный принцип ближневосточной политики – «укреплять безопасность всех наций Ближнего Востока», сделал ставку на более откровенный союз с консервативными арабски ми государствами - Саудовской Аравией и Иорданией.

«Политика отпугивания», в частности, выразилась в сокращении всевозможных про грамм экономической, технической, продовольственной помощи США тем арабским стра нам, которые планировали смену внешнеполитических приоритетов и были настроены на расширении контактов с СССР. Немаловажную роль в реализации этой политики сыграло продление конгрессом США в 1965 г. срока действия «Акта об экспортном контроле г.», который служил основой дискриминационных ограничений американского экспорта в целый ряд стран (в том числе и Советский Союз) под предлогом «обеспечения безопасно сти» США. По данному закону, весь коммерческий экспорт (за исключением экспорта в Ка наду) мог осуществляться только на основе индивидуальных и генеральных лицензий. В 1965 г. в его текст были внесены поправки, усиливающие его дискриминационную сущность по отношению к арабским странам и, прежде всего, к Египту.

Следует отметить также принятую конгрессом США поправку № 653 к Акту об ино странной помощи 1966 г., авторами которой были сенаторы Дж.Джавитс и Э.Грюнинг. Она налагала запрет на все виды американской «помощи» Египту до тех пор, пока президент США не доложит конгрессу (в течение 30 дней), что такая помощь необходима националь ным интересам США. Президент Л. Джонсон, следуя рекомендациям конгресса, значитель но сократил размеры экономической и продовольственной помощи Египту.

Соединенные Штаты всеми средствами поощряли консолидацию сил арабских мо нархических режимов, тесно связанных с транснациональными корпорациями и потому ока завшихся способными после смерти прогрессивного общеарабского лидера Г.А. Насера в сентябре 1970 г. повести наступление на радикальные элементы национально освободительного движения Ближнего Востока. Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты активно добивались оформления группировки стран на религиозной ос нове с тем, чтобы противодействовать распространению прогрессивных идей в регионе. С этой целью они расходовали значительные средства на содержание крайне правых национа листических организаций типа «братьев-мусульман», ведущих подрывную работу против арабских режимов более светского профиля. Во всех аспектах подобной разносторонней деятельности принимали участие Соединенные Штаты. Логика действий последних на Ближнем Востоке в 50-60-е гг., следовательно, сводилась к эскалации антиарабизма и осу ществлению мощного, все возрастающего давления на Турцию и Иран с тем, чтобы закре пить их в системе экономического влияния Запада и сделать участниками идеологических диверсий и психологической войны против СССР. Это и стало одной из констант в полном противоречий политическом курсе Соединенных Штатов на Ближнем Востоке после второй мировой войны.

Особое место в ближневосточной политике Вашингтона занимало Государство Изра иль. Соединенные Штаты признали еврейское государство буквально через несколько минут после его образования. В официальной ноте госсекретаря США Дж. Маршалла представите лю Еврейского Агентства Э. Эпштейну по этому поводу говорилось следующее: «Уважае мый господин Эпштейн. Получив Ваше письмо от 14 мая 1948 г., я имею честь сообщить Вам, что 14 мая 1948 г. в 6.11 пополудни по вашингтонскому времени Президент Соединен ных Штатов выступил с заявлением: «Правительство США извещено о провозглашении ев рейского государства и просьбе его временного правительства о признании. Соединенные Штаты признают временное правительство властью де-факто нового Государства Израиль».

Главой дипломатической миссии США в Израиле был назначен Дж.Г. Макдональд, позиция которого по палестинскому вопросу всецело отвечала интересам влиятельных про израильских сил в высших эшелонах власти США.

Уникальный характер и условия работы американских дипломатов в Израиле и изра ильских представителей в США явились закономерным следствием непосредственного взаимодействия будущего правительства еврейского государства, лидеров международных сионистских и еврейских организаций и тех сил в США, которые представляли интересы транснациональных банков, трестов, корпораций по созданию прочной основы скорейшей интеграции Израиля в систему западного сообщества. Одним из главных средств подключе ния вновь образованного государства Азии к механизму политико-экономических взаимо связей Запада сразу же стало интенсивное финансирование Израиля Соединенными Штата ми Америки. Не случайно Г.Трумэн в первую очередь просил Дж.Макдональда информиро вать его относительно «…видов помощи, которые могут быть предоставлены новому госу дарству…». Рассчитывая закрепить Израиль в фарватере ближневосточной политики США, президент предпринял тактику поэтапного признания еврейского государства.

Одно из мероприятий подобного рода правительство Израиля и лидеры еврейской диаспоры провели в сентябре 1950 г. Здесь была достигнута принципиальная договорен ность между израильским премьер-министром Д.Бен-Гурионом и 50 руководителями круп нейших монополистических объединений США о финансировании из американских част ных и правительственных источников программы укрепления экономики Израиля стоимо стью в 1,5 миллиарда долларов. Параллельно еврейское государство получило доступ к фи нансовым средствам, которые предоставлялись правительством Соединенных Штатов по «плану Маршалла» и четвертому пункту программы президента Трумэна и «программе по мощи по взаимной безопасности».

С 1951 г. отношения двух стран стали регулироваться договором «о дружбе, сотруд ничестве и мореплавании», соглашениями «о поощрении капиталовложений» и другими двусторонними юридическими актами, создавшими весьма благоприятные условия для дея тельности американских государственных и частных учреждений в Израиле и израильских в США.

Все государственные программы «помощи» Соединенных Штатов Израилю контро лировались Миссией Операций Соединенных Штатов (в английской транскрипции ЮСОМ), штаб-квартира которой находилась в 50-е годы в доме № 12 на улице Харакавет в Тель Авиве. Это учреждение непосредственно распределяло прямые государственные субсидии и займы США, а также осуществляло размещение заказов технологического порядка в рамках экспорта ноу-хау и обмена лицензиями на производство наиболее перспективных для США и Израиля товаров. Общая сумма денежных средств, распределение которых находилось под контролем ЮСОМ, в Израиле в 1952 –1956 гг. составила 276,2 миллиона долларов.

В первые годы существования Израиля США поддержали «младшего партнера» не только в сфере экономики. Ими даны были гарантии в рамках Тройственной декларации о безопасности на Ближнем Востоке, подписанной 25 мая 1950 г. в Лондоне правительствами США, Великобритании и Франции и предусматривавшей «…неограниченное снабжение на ций Ближнего Востока оружием и военными материалами для достижения определенного уровня развития их вооруженных сил…». Это давало серьезные политические гарантии безопасности и выживания еврейского государства в условиях арабского окружения.

С приходом к власти Д.Эйзенхауэра в 1953 г. Израиль оказался включенным в про грамму американской помощи по закону № 480 о продаже излишков продовольствия.

В 1954 –1955 гг. между правительствами двух государств была достигнута догово ренность о распространении в США облигаций израильских «займов развития», выручка от продажи которых достигла 527 миллионов долларов. Общая сумма американских прави тельственных, субсидий, займов Израилю, полученных за 1951-1956 гг., составила более тысяч долларов. Подписание все новых и новых соглашений о сотрудничестве, а также от мена в 1956 г. правительством США эмбарго на ввоз оружия в ближневосточные страны ук репляло развитие «специальных» отношений между двумя странами, которые предполагали возложение на Израиль вполне определенных обязательств по содействию усилиям США в защите региона от «коммунистической угрозы». Двусторонние обязательства предусматри вали даже предоставление Израилем в распоряжение США оборудования, материалов, услуг и другой помощи в случае локального или глобального конфликта. Подобные договоренно сти приближали американо-израильские отношения к уровню стратегических.

Тезис об «ухудшении» американо-израильских отношений после осуществления Тройственной агрессии 1956 г. против Египта был в высшей степени удачно обыгран произ раильским лобби в Соединенных Штатах. Последняя интепретировала американские санк ции против Израиля, упорно не желавшего вывести войска с Синайского полуострова, как доказательство «неверного понимания» госдепартаментом США ближневосточных дел в целом. Особо резкой критике подвергся госсекретарь Соединенных Штатов Дж.Ф. Даллес, выступивший в ООН с предложением вывести израильские войска с оккупированных осе нью 1956 г. арабских территорий. Сенаторы Кефауэр, О”Махонери, Б.Хэмфри и члены пала ты представителей Мюлбтер, Сток, Дангел и другие расценили его действия как «реальную»

угрозу «территориальной целостности» еврейского государства. Они потребовали немед ленно заключить с Израилем «пакт обороны» и встать на его сторону в урегулировании Су эцкого кризиса. Дж.Ф. Даллес был обвинен в передаче государственной тайны руководству транснациональных нефтяных корпораций «Сокони Мобил» и «Галф Ойл», якобы всецело стоявших на стороне «агрессивных арабов». Данные действия во многом способствовали поддержанию в верхних эшелонах власти Соединенных Штатов благожелательных Израилю политических настроений. Они создавали фон для развития «особого» американо израильского сотрудничества и давали импульс к поиску его новых форм.

Присоединение Израиля к «доктрине Эйзенхауэра» способствовало расширению спектра межгосударственных американо-израильских взаимосвязей, ставших особо интен сивными в конце 1950-х – начале 1960-х гг.

Ликвидация барьеров на пути экономической экспансии иностранных компаний соз дала довольно благоприятные условия для широкого инвестирования израильского сельско го хозяйства, промышленности, транспорта. В результате экономика Израиля развивалась весьма быстрыми темпами. Негативным следствием мощного притока денежных средств в Израиль из-за рубежа, однако, явилось усиление зависимости Израиля от иностранных бан ков, трестов, корпораций, ставшее наиболее очевидным во время «долларовой дипломатии»

США и «холодной войны» на мировой арене. В обозначенный период бюджет Израиля бо лее чем на 1/3 покрывался за счет иностранных источников. К концу 60-х гг. на долю капи тала из США приходилось свыше 69% всех иностранных инвестиций в Израиль (рост на 21,5 % по сравнению с 1955 г.).

Американские корпорации, тресты, банки, следовательно занимали господствующее положение в стране.

Наиболее мощными монополистическими объединениями США, действующими в Израиле в 50-60 гг., являлись «Америкэн Израэл Корпорейшн» и «Палестайн Экономик Корпорейшн».

Нельзя не отметить также тот факт, что практически все крупные израильские фир мы, как то: «Тадиран», «Кур Индастриз», «Монсол», «Израэл Эйркрафт Индастриз» (Бедек);



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.