авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО ФАКУЛЬТЕТ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Нефтяная политика и «нефтяная геополитика» определяют во многом и собственно геополитические интересы как региональных государств, так и внерегиональных сил, и их политику в регионе.

Помимо прочего, энергетический кризис способствовал поиску Западом других ис точников нефти, нежели ресурсы стран ОПЕК и Ближнего Востока—собственные месторо ждения (началась добыча нефти в труднодоступных районах Аляски и Канады, на шельфе Северного моря), советская (российская), а в последнее время и каспийская нефть (из быв ших советских республик Закавказья и Средней Азии).

В 1980-90-е гг., благодаря росту добычи нефти в развитых странах, созданию значи тельных «стратегических запасов», снижению потребления нефти (удельному), импорту нефти из не входящих в ОПЕК стран, появлению множества ресурсо- и энергосберегающих технологий в промышленности и быту в развитых странах им удалось в значительной сте пени застраховаться от повторения кризиса 1973 г., понизить влияние ОПЕК и средний уро вень цен на нефть. Этому также способствовал рост несогласованности в рядах ОПЕК, вза имные противоречия между её членами, в частности в вопросах квот на добычу и экспорт нефти (споры между Саудовской Аравией и Ираном, Ираком и Кувейтом и др.), эти проти воречия поощрялись «извне», в частности, под политическим влиянием США Саудовская Аравия часто действовала вразрез с политикой других членов ОПЕК.7 В конце 1990-х гг.

ОПЕК всё труднее становится регулировать уровень цен на нефть без согласования с т.н.

«независимыми экспортёрами»—Россией, Оманом, Мексикой и Норвегией.

Кризис 1973 г. актуализировал поиск альтернативных источников энергии, развитие атомной энергетики. Но так как в обозримой перспективе за нефтью и газом (которым также богат регион Ближнего и Среднего Востока) сохранится ведущее место в мировом энергоба лансе, а бассейн Персидского залива будет продолжать оставаться одним из главных их ис точников, значение региона в мировом масштабе сохранится.

4.3.Политика Турции на Ближнем Востоке в 1970-90-е гг.

Кипрский конфликт Роль Турецкой Республики в международных отношениях в значительной степени определялась тем фактом, что Турция—единственная восточная страна-член главного за падного военно-политического блока НАТО, главный форпост его на Ближнем Востоке. В рамках этого альянса и помимо них особо тесные связи сложились у Турции с США, в ос новном вследствие повышенного внимания последних к геополитическому положению Турции в условиях противостояния с Советским Союзом в холодной войне, как важнейшему стратегическому звену в концепции «сдерживания», блокирующее СССР с юго-запада и от деляющему его от выхода на оперативный простор Ближнего Востока—Восточного Среди земноморья и его арабских союзников.

Важна была роль Турции, как Ирана и Израиля, в ка честве противовеса арабскому национализму. Вместе с тем, будучи экономически очень тесно связанной с Европой, Турецкая республика стремилась достичь и полномасштабной интеграции с ведущими европейскими странами и с их объединением—Европейским Сою зом (с 1991 г.), и даже подала заявку на вступление в ЕС. Из европейских стран особо тес ные отношения у Турции сложились с Германией, в основном в экономической сфере, в Германии проживает также значительное количество выходцев из Турции.

Однако Турция продолжает оставаться важнейшим субъектом ближневосточной по литики, более того, в 1970-90-е гг. по сравнению с периодом безоглядной ориентации на США и Запад в послевоенный период, ближневосточное направление стало занимать всё более заметное место в политике Турции. У неё есть свои интересы в регионе, своя система взаимоотношений и альянсов и свои региональные проблемы в отношениях с соседями—это взаимоотношения с Сирией, курдская проблема, турецко-израильское сотрудничество.

Серьезным испытанием для внешней политики Турции стал кипрский вопрос. Кипр как бы лежит на пересечении двух векторов внешней политики Турецкой республики— Саудовская Аравия—крупнейший производитель нефти в ОПЕК, саудовская нефть имеет самую низкую се бестоимость, и поэтому саудовские арабы, в отличие от других стран ОПЕК, менее заинтересованы в росте цен, нежели в объёмах поставок.

европейского и ближневосточного, и политика Турции в отношении острова серьёзно влия ла и влияет как на «европейские амбиции», так и на взаимоотношения с соседями.

На расположенном в восточном Средиземноморье о. Кипр, принадлежавшем в 1878 1960 гг. Великобритании, сложились две основные этнические общины: греческая (78%) и турецкая (18%). Лондонско-цюрихские соглашения 1959 г. о предоставлении независимости Кипру закрепили ограниченный суверенитет острова: Великобритания, Греция и Турция стали «гарантами независимости, территориальной целостности и безопасности» Кипра.

Греция и Турция получали право содержать на острове свои военные контингенты, Велико британия сохранила под своим контролем часть территории Кипра, где были размещены крупные военные базы (Акротири и Декелия).

По этим же соглашениям Кипр провозглашался государством двух общин (греческой и турецкой), причём за турками, составляющими меньшинство, резервировались пост вице президента и 24 (из 80) мест в парламенте. Однако эти соглашения не смогли предотвратить межэтнической розни, переросшей в 1963 г. в открытые столкновения. Турецкая община от казалась от участия в парламенте, общины обособились. В 1964 г. на остров были введены миротворческие войска ООН.

В 1974 г. произошло радикальное обострение до того вялотекущего конфликта. июля 1974 г. враждебные первому президенту Кипра архиепископу Макариосу силы при поддержке афинского режима «чёрных полковников» и греческого контингента совершили военный переворот и провозгласили курс на «энозис» (присоединение Кипра к Греции).

Турция в июле-августе под предлогом защиты конституционного порядка высадила войска на острове и оккупировала северную часть острова (36,4%).

После провала военной авантюры на Кипре хунта «черных полковников» в Греции пала (23 июля 1974), в декабре Макариос вернулся на остров. Но Северный Кипр продолжал оставаться под турецкой оккупацией, греческое население (ок. 200 тыс.) покинуло эту тер риторию, равно как и турки-киприоты оставили территории, неподконтрольные турецкой армии. В буферной зоне («зелёная линия») между двумя частями Кипра разместились вой ска ООН. В 1975 г. на севере острова была провозглашено «Турецкое федеративное госу дарство Кипра», а в 1983 г.—независимая «Турецкая республика Северного Кипра», которая фактически тесно интегрирована с Турцией (турецкая лира в качестве валюты, таможенный союз и т.п.).

Республика Кипр, в свою очередь, фактически проводит политику сближения с Гре цией, в т.ч. и в вопросах обороны. Кипрский вопрос серьёзно осложняет отношения между Грецией и Турцией, которые обе являются членами НАТО. Помимо Кипра, между двумя странами существуют также противоречия в вопросах разграничения в Эгейском море, а также по ряду других вопросов. Греция оказывала негласную помощь представителям курд ских движений, выступающих за независимость Турецкого Курдистана.

Ни ООН, ни другие государства (кроме Турции и с 1993 г. Азербайджана) не при знают на Кипре никаких государств и режимов, кроме Республики Кипр. В принятых резо люциях ООН рекомендовалось вывести с острова все иностранные войска, прекратить ино странное вмешательство и решать спорные вопросы путём переговоров между общинами.

Периодически возобновляющиеся такие переговоры действенных результатов не имели.

Для ближневосточного региона кипрский конфликт имеет немаловажное значение.

Помимо влияния на военно-политическую обстановку в Восточном Средиземноморье, он серьёзное влияние оказывает на всю внешнюю политику Турции, одного из основных уча стников международной жизни региона. Турция ещё в 1987 г. подала заявку на членство в ЕЭС (с 1991 г.-Евросоюз), то же в 1990 г. сделал Кипр. Однако, во многом также и потому, что турецкая позиция по Кипру не находит понимания в Европе, вопрос о членстве Турции в ЕС откладывается на неопределённое время. Между тем, Республика Кипр рассматривается странами ЕС как один из приоритетных кандидатов при расширении Евросоюза.

Это вынуждает Турцию либо оставить свои «европейские амбиции», ради сохранения своего «лица» и Республики Северного Кипра, либо идти на встречу европейским пожела ниям и искать компромиссный вариант по кипрской проблеме, который однозначно ведёт к уступкам со стороны Турции, т.к. предполагает вывод турецких войск и объединение остро ва. Так как, помимо кипрской проблемы, существуют и другие препятствия в отношении вступления Турции в ЕС—критика со стороны европейцев положения с политическими сво бодами и правами человека в Турции, позиция Греции, внутренняя оппозиция членству Турции в ЕС как в странах сообщества, так и в самой Турции, относительная экономическая слабость Турции и т.д., то, скорее всего, разрешения кипрской проблемы в рамках «европей ской формулы» не произойдёт.

Поэтому Турция стремится найти поддержку у своих соседей по региону, рас считывая на исламскую солидарность. Во многом этим объясняются попытки Турции про водить более сбалансированную политику в отношениях с Европой, с одной стороны и му сульманским миром—с другой.

На стыке проблем внешней и внутренней политики для Турции стояла проблема Курдистана и курдского национального движения. После Лозаннского мира 1923 г. к Турец кой республике отошла самая большая по территории и населению часть исторического Курдистана (т.н. Северный Курдистан). В отличие от других частей Курдистана (иранской, иракской и сирийской) права курдов в Северном Курдистане полностью игнорировались, турецкие власти отрицали даже наличие курдского этноса на своей территории (официально турецкие курды именовались «горные турки»).

Национальное движение турецких курдов в этих условиях принимает экстремист ские формы—в основном это партизанская война и терроризм, диверсии против турецких военных и гражданских объектов, в т.ч. и за рубежом. Ведущей силой в национальном дви жении турецких курдов стала основанная в 1974 г. Рабочая Партия Курдистана (РПК, час то используется курдская аббревиатура ПКК). Исповедуя марксистко-ленинскую идеологию ПКК является националистической партией, а точнее, военизированной группировкой, вы ступающей за создание на Юго-Востоке Турции независимого курдского государства. По литическим крылом ПКК является т.н. «Парламент Курдистана в изгнании». Особенно ак тивные формы борьба курдов в как в повстанческой, так и в террористической форме при няла в 80-е и 90-е гг., однако особых успехов она не имела. Смягчения позиции турецких властей не произошло, более того, она ещё более ужесточилась, юго-восточные районы Турции находятся, по сути, на военном положении, туда затруднён доступ иностранцам, сконцентрированы значительные силы армии и полиции.

Политика Турции в Курдистане, нарушения прав человека, репрессии против нацио нального движения курдов вызывают осуждение широких слоёв международной общест венности, гуманитарных неправительственных организаций, в немалой степени привлече нию их внимания к курдской проблеме способствовала активность ПКК. Вместе с тем, из конъюнктурных соображений, официальные круги стран Запада, и прежде всего, США, за крывают глаза на положение в Турецком Курдистане, фактически поощряют Анкару в её борьбе с курдами. Госдепартамент США официально отнёс ПКК к террористическим орга низациям, и т.о. объявил её врагом США.

Национальное движение турецких курдов получает определённую неофициальную поддержку извне, особенно со стороны стран, традиционно имеющих сложные отношения с Турцией—от Сирии, Греции, СССР (России), Армении, Кипра, Ирака и Ирана.

Особое место курдский вопрос занял в сирийско-турецких отношениях. Имеющая длинную общую границу с Турцией Сирия имеет с ней весьма сложные отношения. Во первых, они осложнены проблемой района Александретты (Искандеруна), переданного Турции Францией в 1939 г., положением арабского меньшинства в Турции (как в Исканде руне, так и в др. районах), во-вторых, турецко-израильскими контактами, особенно усилив шимися в 90-е гг., и связями Турции с США, и в-третьих, односторонним регулированием Турцией стока реки Евфрат, лишающим Сирию (и Ирак) части гидроэнергетических ресур сов и воды для орошения. Своей поддержкой турецких курдов Сирия пыталась надавить на Турцию в этих вопросах, с этой же целью она укрепляла связи с Южным Кипром, Грецией, Болгарией и Арменией. На территории Сирии находились курдские организации, связанные с ПКК, а также сами члены ПКК, в т.ч. укрывался от турецких властей её лидер Абдулла Оджалан, в контролируемом Сирией Ливане расположились базы подготовки боевиков ПКК. Турецкие власти, со своей стороны, предоставляли убежище сирийским оппозиционе рам, в частности «Братьям-мусульманам», поднявшим в начале 1980-х гг. мятеж против ре жима Хафеза Асада и партии Баас. Во второй половине 90-х гг. сирийско-турецкие отноше ния резко обострились, требуя прекратить поддержку курдским сепаратистам Турция осе нью 1998 г. сконцентрировала на сирийской границе мощную армейскую группировку. Си рия была вынуждена уступить турецкому давлению. При посредничестве Египта и Ирана в октябре 1998 г. в г. Адана был подписан сирийско-турецкий протокол, по которому Сирия обязалась прекратить все связи с ПКК.

Оджалан был вынужден покинуть Сирию. После отказа Греции, Италии и России, на территориях которых он находился, предоставить ему политическое убежище, он был неле гально вывезен греческими властями в Кению, где находился в посольстве Греции в этой стране, возможно, для последующего переезда в ЮАР, президент которой Н. Мандела был готов предоставить Оджалану политическое убежище. Однако, в начале 1999 г., предполо жительно с помощью спецслужб США и Израиля он был выкраден спецслужбами Турции и переправлен в Турцию, где и был приговорён к смертной казни.

В 1990-е гг. с целью борьбы с курдским национальным движением турецкие войска неоднократно вторгались на север Ирака, в не контролируемые иракскими властями после «Бури в пустыне» 1991 г. районы, при этом превышая согласованный лимит в 10-15 км, что вызывало осложнения в отношениях с Ираком. Вместе с тем, при поощрении США, Турция поддерживает контакты с организациями иракских курдов, в частности, с Демократической Партией Курдистана (ДПК) и умело использует в своих целях их вражду с ПКК.

На внешнюю и региональную политику Турции в немаловажной степени оказывает влияние её идентификационная идеология. Хотя кемалистский национализм претерпел су щественные изменения, мы видим рецидивы турецкого национализма и в жёстком курсе по отношению к курдам и др. нацменьшинствам, и в кипрском конфликте. Лаицизм (секуля ризм), вестернизация и интеграция в европейские и западные структуры, даже если вступле ния Турции в ЕС не произойдёт никогда, будут ещё долго оставаться императивами для зна чительной части турецкой элиты. Распад СССР возродил к жизни пантюркистские тенден ции во внешней политике республики. Будет давать о себе знать, особенно в балканской по литике Турции, османский компонент её идентичности. Наконец, ислам, несмотря на дли тельное господство лаицизма, остаётся составной частью турецкой национальной идентич ности, заставляя, если и не желать о возрождении Халифата на Босфоре, то, по крайней ме ре, осознавать себя частью мусульманского мира значительную часть турецкого общества и элиты.

Победа на выборах 1996 г. исламистской партии «Рефах» (Благоденствие) показала рост исламского компонента в турецком самосознании. И хотя под давлением армии мини стры от «Рефах» вскоре были вынуждены покинуть кабинеты, а сама партия распущена, тем не менее, в будущем даже откровенно лаицисткие режимы в Турции уже не смогут игнори ровать исламский фактор, и с его учётом будут строить и внешнюю политику, в т.ч. на Ближнем Востоке.

4.4.Арабский мир и Израиль— динамика конфликта и поиски мира в 1970-1990-х гг.

Кэмп-Дэвид После прекращения огня в Шестидневной войне 1967 г. напряжённость в Ближ невосточном конфликте не спадала и постоянно грозила вылиться в новую масштабную войну, и в конечном итоге и привела к таковой в 1973 г. и ко множеству более мелких ло кальных вооружённых столкновений между Израилем и арабскими странами, а также пале стинцами.

Арабские страны, особенно Египет и Сирия, не прекращали вынашивать ре ваншистские замыслы по силовому освобождению оккупированных территорий, но их от кровенная военная слабость по сравнению с израильской армией останавливала их правящие круги от ввязывания в авантюры, слишком тяжелы были уроки поражения в Шестидневной войне. Решить проблемы военно-технического и профессионального отставания своих ар мий Египет Насера и Садата и Сирия Асада пытались с помощью СССР. В эти две страны массовым потоком шло советское вооружение и техника, советские специалисты учили арабских солдат и офицеров обращению с ними, равно как и общевойсковым дисциплинам.

Особенно много сделали советские специалисты для ПВО и ВВС Египта, а во время т.н.

«Войны на истощение» на Суэцком канале8 часто сами принимали участие в боях с авиаци ей Израиля вместо своих арабских курсантов. В 1972 г. президент Египта А. Садат отказался от дальнейших услуг советских военных, из опасения чрезмерного влияния СССР на воору жённые силы и политику страны, подозревая СССР в нежелании снабжать Египет совре менными наступательными вооружениями для освобождения Синая, а также под влиянием Саудовской Аравии и других стран антисоветского лагеря.

В принципе сторонами не исключалось и мирное решение конфликта на основе соот ветствующей резолюции ООН № 242 об освобождении оккупированных территорий и возвращении к линиям, существовавшим на 4 июня 1967 г. Собственно, после 1967 г. сущ ность ближневосточного конфликта стала сводиться в основном к трём пунктам:

1. Вопрос об освобождении оккупированных Израилем в 1967 г. территорий (За падный берег р. Иордан (Иудея и Самария), Сектор Газа, Восточный Иеруса лим, Голанские высоты и Синайский полуостров.

2. Вопрос об окончательном установлении границ между Израилем и арабскими государствами и гарантии безопасности Израиля.

3. Проблема палестинских беженцев.

Существует ещё ряд аспектов арабо-израильского противостояния (вопрос о доступе к вод ным ресурсам и др.), но они являются вторичными по отношению к вышеперечисленным.

Израиль в принципе соглашался возвратить оккупированные территории, то есть признавал в целом резолюции Совета безопасности ООН № 242 (1967 г.) и № 338 (1973 г.), но отвергал возвращение к линиям на 4 июня 1967 г., то есть требовал изменения границ, гарантий безопасности и выдвигал ещё ряд оговорок.

Если по поводу освобождения оккупированных территорий существует относи тельное единство, как среди участников конфликта, так и других заинтересованных стран и мирового сообщества в целом, то вторые два пункта вызывают острые противоречия среди участников конфликта. Эти проблемы были весьма остры и до 1967 г., и собственно, они и привели к Шестидневной войне. И Израиль, и его противники порой склонны здесь к бес компромиссной трактовке своих позиций, а мировое сообщество, будь то ООН или, уже в 1990-е гг. участники мирного процесса в лице «коспонсоров» (США и Россия) и прочих за интересованных сторон, пока не может предложить сторонам приемлемых компромиссных «Война ни истощение»—так назывались боевые действия между Египтом и Израилем в 1969-70 гг. (взаим ные авиаудары и артобстрелы, рейды коммандос). Прекращение огня достигнуто в августе 1970 г. при посред ничестве США и СССР.

вариантов. Со стороны арабских стран и Организации Освобождения Палестины (ООП) ещё долго выражалась неготовность признать вообще право Израиля на существование в любых границах. Существовали разногласия и по поводу формы мирных переговоров: арабы боль ше склонялись ко «всеобъемлющим» переговорам всех участников конфликта по всему комплексу проблем с участием третьих сторон (т.е. по сути к международной конференции), Израиль же выступал за прямые двусторонние переговоры с каждой из сторон, кроме пале стинцев, по ограниченному кругу вопросов, в основном сводившихся к тезису «мир в обмен на территории» (оккупированные в 1967 г.).

Посреднические миссии ООН после Шестидневной войны (спецпредставителя ген сека шведского дипломата Г. Ярринга) закончились полным провалом, стороны так и не предприняли действенных шагов навстречу друг другу. Израиль продолжал удерживать все захваченные территории. Периодические вооруженные стычки, последовавшие за Шести дневной войной, сменились новым обострением конфликта.

Египет и Сирия в конце концов к октябрю 1973 г. почувствовали себя достаточно сильными для попытки вернуть утраченные территории силой, либо, в худшем случае, соз дать себе более приемлемые позиции на переговорах, нежели те, что они имели после со крушительного поражения в июне 1967 г. Координируя свои планы друг с другом, Египет и Сирия готовили совместный удар по Израилю.

6 октября 1973 г. израильские армейские части подверглись нападению со стороны Египта в районе Суэцкого канала и Сирии на Голанах. Четвёртая арабо-израильская война получила название Война Судного дня.9 В отличие от трех первых войн, в этой боевой дух арабов был более высоким. Сирийско-египетский удар был неожиданным для израильтян.

На первом этапе арабы добились значительных успехов: был форсирован Суэцкий канал, прорвана израильская оборона на его восточном берегу (линия Бар-Лева), сирийцы продви нулись в глубь Голан. Израиль понёс существенные потери в живой силе и технике. Не смотря на это, израильтянам удалось вскоре восстановить положение и перейти к наступа тельным действиям. 15 октября израильтянам удалось прорваться на западный берег (афри канский) Суэцкого канала в районе Большого Горького озера и блокировать высадившуюся на восточный берег египетскую Третью Армию. Угроза нависла над городами Исмаилия и Суэц, практически открыта была дорога на Каир. Израилю удалось также отбросить сирий ские войска на Голанских высотах и продвинуться в направлении Дамаска. В события были вовлечены СССР и США, организовавшие «воздушные мосты» для переброски вооружений, соответственно, арабским странам и Израилю.

17 октября министры стран ОПЕК пришли к соглашению о применении «нефтяного оружия» против Израиля и его союзников, утвердив сокращение экспорта и рекомендовав эмбарго против враждебных стран. Этим рекомендациям сразу же последовали Саудовская Аравия, Ливия и другие нефтеэкспортирующие страны. Под действие эмбарго попали США, Нидерланды и ряд других стран.

Великие державы вступили друг с другом в прямые консультации по поводу урегу лирования кризиса для чего 20-21 октября в Москве с визитом находился Госсекретарь США Г. Киссинджер. После этих консультаций ООН приняла 22 октября резолюцию № о прекращении военных действий, но на египетском участке фронта они продолжались. октября прекращение огня было достигнуто и на египетском участке фронта.

Несмотря на в целом неблагоприятный исход операций против Израиля, Война Суд ного дня показала рост военной мощи Египта и Сирии, боеспособность их армий по сравне нию с разгромной Шестидневной войной. Оказалось, что арабы могут проводить, по край ней мере, частично, успешные наступательные операции. По сравнению с 1967 г. военные способности Сирии и Египта в отношении Израиля выглядели теперь достаточно серьёзно.

6 сентября 1976 г. в Израиле отмечался значимый иудейский религиозный праздник иом-кипур (судный день или день всепрощения) Поэтому в арабских странах, особенно в Египте результаты войны 1973 г. расценивались как победа. На фоне 1967 г. так оно и было. Позиции Египта и Сирии на возможных перегово рах теперь значительно упрочились, нежели до войны.

21 декабря открылась созванная по инициативе СССР мирная конференция по Ближ нему Востоку в Женеве под эгидой ООН и под председательством СССР и США. Сирия, требовавшая до начала переговоров эвакуации израильских войск, от участия в конферен ции отказалась. Участвовали Египет, Иордания, Израиль, СССР и США, вопрос об участии палестинцев должен был решиться в ходе конференции. Однако работа международного форума была непродолжительной, и по сути, безрезультатной.

18 января 1974 г. было, но вне рамок конференции, на 101 км дороги Каир-Суэц, достигнуто египетско-израильское соглашение о разъединении войск на Синае. Эти доку менты предусматривали вывод израильских сил с территории Синая к западу от перевалов Митла и Гиди в обмен на сокращение военного присутствия Египта в зоне Суэцкого канала.

Между двумя противоборствующими армиями были развернуты силы ООН по поддержа нию мира. 31 мая 1974 г. Израиль достиг также соглашения о разъединении войск с Сирией, в котором также оговаривалось участие войск ООН. Согласно нему, израильские войска выводились с территорий, занятых в 1973 г. и из г. Эль-Кунейтра, занятого в 1967 г. В г. было подписано ещё одно соглашение о разъединении войск на Синае, тогда же был от крыт Суэцкий канал для международного судоходства.

Созыв Женевской конференции был большим успехом советской дипломатии, но США и Израиль, имевшие свою концепцию урегулирования конфликта, отвергавшую со ветский принцип комплексного решения ближневосточного конфликта, сознательно пошли на фактический срыв её. Между тем, Соединенные Штаты в лице Госсекретаря Г. Киссинд жера развернули после войны 1973 г. активную дипломатическую деятельность, направлен ную на достижение частичных соглашений между Израилем и арабами. Серия поездок Кис синджера между Каиром, Тель-Авивом, Амманом, Дамаском, Вашингтоном и др. столицами в 1973-75 гг. и переговоры в них получили название «челночная дипломатия» (shuttle diplo macy). Соглашения о разъединении войск были в значительной степени её плодами. Но ещё более значимым плодом усилий Киссинджера стал поворот Египта к достижению сепарат ного соглашения с Израилем.

Вставший на путь сближения с США и отхода от сотрудничества с СССР и об щеарабской позиции, режим А. Садата вполне логично пришел к принятию американо израильской позиции по урегулированию конфликта. Во внутренней политике он провоз гласил курс на интифах—открытость для иностранного и частного капитала, либерализа цию и отход от «арабского социализма» Насера. Садат полагал, что сближение с США будет способствовать притоку частных и государственных инвестиций с Запада, а также, что США могут повлиять на Израиль в вопросах освобождения Синая. Отношения с СССР всё ухуд шались, и, желая доказать американцам свою окончательную переориентацию на них и в ответ на отказ Советского Союза реструктуризировать огромный египетский долг, Садат де нонсировал 15 марта 1976 г. советско-египетский Договор о дружбе и сотрудничестве, за ключённый в 1971 г. После этого процесс сближения Египта и США и сепаратного урегули рования отношений с Израилем стал набирать обороты.

После соглашения о разъединении войск последовали новые сепаратные переговоры и соглашения. Этому активно содействовали США. Временное возвращение США после из брания Дж. Картера в 1977 г. к идее всеобъемлющего соглашения уже не нашло понимания не Израиля, ни Египта. В ноябре 1977 г. произошло беспрецендентное событие—визит А.

Садата в Иерусалим.10 Премьер-министр Израиля Менахем Бегин нанёс ответный визит в египетский город Исмаилию.

Одной из причин этого, действительно смелого и очень неоднозначно оценённого поступка, были внутрен ние трудности Садата: Египет находился в сложном экономическом положении, в январе 1977 г. там даже про М. Бегин, представлявший израильских правых (блок «Ликуд»), был сторонником жесткой линии в отношении арабов, поощрял строительство поселений на оккупированных территориях, выступал против диалога с ООП, отдавал приказания о военных рейдах в Ли ван. Тем не менее, чувствуя определённые изменения в позиции Египта и поддержку США, он пошёл на сепаратные переговоры с Садатом и направил ему приглашение посетить Иеру салим.

С декабря 1977 г. в Каире шли переговоры между Израилем и Египтом. Переговоры продолжались несколько месяцев, но в конце концов, стало очевидным, что они зашли в ту пик. Соединённые Штаты, по своим соображениям заинтересованные в достижении согла шения между Египтом и Израилем и следившие за ходом переговоров, предприняли усилия для вывода их из тупика. В сентябре 1978 г. усилиями американской дипломатии состоялась тройственная встреча А. Садата, Дж. Картера и М. Бегина в Кэмп-Дэвиде (штат Пенсильва ния, США). Переговоры и с участием американской стороны продолжались непросто, но сентября 1978 г. были подписаны два документа: «Рамки для заключения мирного договора между Египтом и Израилем» и «Рамки мира на Ближнем Востоке (Framework for Peace)». марта 1979 г. Израиль и Египет подписали в Кэмп-Дэвиде мирный договор, который завер шил состояние войны, существовавшей между двумя странами в течение 30 лет. В соответ ствии с кэмп-дэвидскими соглашениями Израиль целиком возвратил Египту Синайский по луостров (вывод войск занял три года), а Египет признал право Израиля на существование, права Египта на содержание войск на Синае существенно урезались (только одна дивизия).

Два государства установили дипломатические и торговые отношения друг с другом. Под тверждалась свобода судоходства для Израиля по Суэцкому каналу и Акабскому заливу.

Для наблюдения за ходом выполнения соглашений на Синае должны были быть размещены многонациональные силы для мониторинга с участием США.

Участниками Кэмп-дэвидского процесса предполагалось, что «Рамки мира» являют ся универсальной формой для урегулирования арабо-израильского конфликта. В них содер жались ссылки на резолюции СБ ООН №242 и 338 и прописывался механизм решения пале стинской проблемы: предполагалась серия подготовительных мероприятий, затем организа ция «автономного управления» на палестинских территориях—переходный период сроком на 5 лет, в течении которого путем переговоров между Израилем, Египтом, Иорданией и представителями палестинцев, избранными населением Западного Берега и сектора Газа должен быть определён окончательный статус территорий. Но этот процесс развития не по лучил: Иордания отказалась в нём участвовать, палестинское представительство так и не было создано на оккупированных территориях, израильское правительство правого блока Ликуд, по сути, вынашивало аннексионистские замыслы в отношении территорий и пыта лось использовать план «автономизации» М. Бегина как прикрытие таких замыслов. Такой подход не поддерживал даже Садат.

Хотя кэмп-дэвидские «Рамки мира» подавались всеми сторонами процесса как некая основа для всеобъемлющего мира на Ближнем Востоке, к которой могут присоединиться другие участники конфликта, тем не менее, очевидно, что Кэмп-дэвидские соглашения были сепаратным сговором двух участников конфликта при участии США по решению своих раз ногласий за счет интересов других сторон, в данном случае—других арабских участников конфликта (Сирии прежде всего) и палестинцев.

В целом население Египта оценило поворот Садата к миру с Израилем молчаливым одобрением—свою роль сыграл и египетский национализм (усталость от выполнения «об щеарабской миссии»), и конечные результаты—возврат Синая, американская помощь, пре кращение угрозы войны. Тем не менее, в Египте была и радикальная оппозиция как Кэмп изошли продовольственные бунты. Садат решил, что неординарный поступок и решительный поворот к реше нию самой болезненной проблемы Египта укрепит его режим. В арабском мире решение Садата было не поня то и осуждено.

дэвидским соглашениям, так и режиму Садата в целом—насеристы, левые, исламисты типа «Братьев-мусульман».

В остальном арабском мире Кэмп-Дэвид вызвал недоумение и осуждение. Только Судан, тесно связанный с Египтом экономически, выступил с неоднозначным зявлением в поддержку. Соглашения в Кэмп-Дэвиде стоили Египту исключения из Организации Ис ламская конференция и из Лиги арабских государств (членство было восстановлено соот ветственно в 1984 и 1989 г.). В арабском мире «кэмп-дэвидский сговор» расценивался как предательство интересов палестинцев и общеарабского дела в целом, как серьезный удар по арабскому единству. Именно сепаратность кэмп-дэвидской сделки вызывала особое возму щение большинства заинтересованных арабских режимов. В результате отношения Египта со многими арабскими странами резко ухудшились, прекратился поток финансов из стран Залива. Даже прозападные арабские режимы, такие как Саудовская Аравия, пошли на раз рыв отношений с Египтом.

Зато в Америке и Европе, равно как и в Израиле Садат воспринимался как герой и миротворец. В условиях изоляции Египта в регионе его связи со странами Запада всё более усиливались. США заменили СССР в качестве основного «спонсора» режима Садата, более того, американская финансовая помощь намного превосходила советскую. Египет, как и Из раиль, стал одни из основных получателей экономической и военно-технической помощи от США. В поставках вооружений и военно-техническом содействии США также заменили СССР. Теперь в Египте работали американские советники и военные специалисты (числом до 1200 чел.), проводились совместные учения и т.д. Новая реальность Садату нравилась, проамериканские тенденции в его политике всё усиливались. Особенно после Исламской революции в Иране в 1979 г., он стал открыто претендовать на роль главного союзника США на Среднем Востоке. Покидая Иран, шах Мохаммед Реза Пехлеви направился в Асуан, как бы передавая эстафету Садату. Примерно в той же пропорции, в которой Египту Садата удалось занять место шахского Ирана, личная судьба Анвара ас-Садата повторила судьбу последнего шаха Ирана.

Хотя Кэмп-Дэвид принёс мир Египту, он не принёс экономического благополучия.

Садат терял доверие населения, пытаясь укрепить свою власть с помощью репрессий и ре ферендумов.11 6 октября 1981 г. во время парада по случаю годовщины Войны судного дня А. Садат был убит офицерами исламистской группы «ал-Джихад». На похороны Садата прибыли многие лидеры и послы стран Запада, а из стран-участников ЛАГ главой государ ства был представлен только Судан, послами—Оман и Сомали. Народ на египетских улицах безмолвствовал, в других арабских странах—радовались,—разительный контраст с церемо нией похорон Г.А. Насера в 1970 г.

Сменивший Садата в качестве президента Египта Хосни Мубарак стремился прово дить внешнюю и внутреннюю политику среднего курса, с одной стороны, восходящую к курсу Насера на лидерство в арабском мире и экономический популизм в Египте, а с дру гой—продолжал линию Садата на мир с Израилем, сотрудничество с США и интифах в на циональной экономике.

Мубараку удалось во многом восстановит позиции Египта в арабском мире и вос становить отношения со всеми арабскими странами, не отходя от мира с Израилем. С 1983 г.

после встречи Мубарака с Ясиром Арафатом, лидером ООП начинается прорыв «арабской блокады». Восстановлению отношений с арабскими странами способствовало начало ирано иракской войны, понимание, что арабское единство без Египта немыслимо, дальнейшее раз витие отношений арабов и Израиля, более сбалансированная политика Мубарока в отноше нии США: он, например, оказался поддержать американские акции против Ливии в 1986 г.

Садат инициировал серию референдумов по одобрению своей внешней и внутренней политики, которые он неизменно выигрывал. Так, в мае 1979 г. за одобрение египетско-израильского мирного договора прогосовало 99,9% избирателей.

Мубарак также частично восстановил связи с СССР—возобновились поставки вооружений, Советский Союз пошёл на реструктуризацию долга. В 1990 г. отношения с Египтом восста новила Сирия—самый последовательный критик Кэмп-Дэвида. Постепенно арабы молчали во признали кэмп-дэвидский выбор Египта, и более того, переговоры арабских стран (Иор дании, Ливана, ООП) с Израилем продолжались во многом по «кэмп-дэвидской формуле».

Первые мирные договорённости с арабской страной—Кэмп-дэвидские соглашения с Египтом были восприняты в Израиле далеко не однозначно. Передача Египту оккупирован ного в 1967 г. Синайского полуострова без каких-либо изменений границ в пользу Израиля, разрушение еврейских поселений, созданных на Синае (район Ямит) расценивались многи ми в Израиле слишком большими жертвами за мир с Египтом.

Вообще, вопрос границ и судьбы оккупированных в 1967 г. территорий был одним из основных внутриполитических вопросов в Израиле, одной из характеристик политической дисперсии в этой стране. Как образно изображает это израильский политик и публицист З.

Гейзель: чем правее на карте некий политик проводит линию границы Израиля, тем он и правее как политик, и обратно—чем левее граница, тем левее и политик. Израильские край не правые ещё до войны 1967 г. призывали к аннексии Иудеи и Самарии и рассматривали территории Восточного берега р. Иордан (т.е. Иорданского Хашимитского Королевства), Синайский полуостров и др. территории—вплоть до р. Евфрат на Востоке как часть Эрец Исраэль (ивр. Земля Израиля). Соблазн у части израильской элиты аннексировать де-факто контролируемые исторически (библейски) еврейские территории (Иудею и Самарию) был достаточно велик. В отношении Голанских высот сторонниками их удержания и аннексии выдвигались в основном соображения безопасности и контроля водных ресурсов.

Израильские ультралевые выступали за немедленное освобождение всех оккупиро ванных территорий, включая Восточный Иерусалим12 и создание независимого Палестин ского государства. Между этими полярными концепциями находилось множество промежу точных вариантов. Основная политическая борьба идёт в Израиле между относительно цен тристскими силами: правоцентристким блоком во главе с партией «Ликуд» и левоцен тристким во главе с социал-демократической партией «Авода».

На протяжении всего периода после 1967 г. продолжалась вооружённая борьба пале стинских и других арабских и исламских военизированных организаций против Израиля, — ещё один аспект арабо-израильского военного противостояния. Эта борьба (партизанская и террористическая) велась как на оккупированных территориях, так и на территории собст венно Израиля, так и с территорий Иордании и Ливана, и в других регионах (в Европе). По мимо множества террористических актов и партизанских вылазок Израиль пережил два крупных восстания на оккупированных территориях—Интифада (1987-88) и Интифада аль-Акса (нач. в 2000 г.) После 1967 г. национальное движение палестинских арабов посте пенно из националистически-антиизраильского становилось подлинно национально освободительным.

Это движение возглавлялось крупнейшим объединением палестинских группи ровок—Организацией Освобождения Палестины (ООП), с 1974 г. признанной арабскими странами основным выразителем интересов арабского народа Палестины. С начала 1990-х гг. ООП постепенно переходит на позиции мирного урегулирования и переговоров с Израи лем, которые достигли определённого прогресса и привели к формированию на Западном Берегу р. Иордан и в Газе т.н. Палестинской Национальной Автономии. (подробнее см. § «Палестинская проблема в 1970-1990-е гг.») Хотя борьба за освобождение Палестины про должала считься общеарабской, и более того, общеисламской задачей., палестинцы получа В 1979 г., уже после Кэмп-Дэвида Иерусалим был официально объявлен «единой и неделимой вечной столи цей» Израиля, т.е. Восточный Иерусалим был официально аннексирован. Помимо Восточного и Западного Иерусалима в единую столицу был включен ряд сопредельных районов Западного Берега. Также аннексирова ны были и Голанские высоты, на которые было распространено израильское законодательство.

ли моральную и материальную поддержку всего арабского мира, а также поддержку своих требований от мирового сообщества. Тем не менее, особенно после Кэмп-Дэвида, стало яс но, что борьба за освобождение Западного берега и Газы—прежде всего дело самих пале стинцев.

В 1970-е гг. был открыт новый фронт арабо-израильского противостояния—в Лива не, где с 1976 г. шла гражданская война. В 1978 г. израильские войска совершили первую крупную операцию в Южном Ливане против окопавшихся там палестинских боевиков («Операция Литани»). В 1982 г., вскоре после окончательного вывода израильских войск с Синая последовало полномаштабное вторжение Израиля в Ливан (вплоть до Бейрута) и во влечение Израиля в гражданскую войну в этой стране. (подробнее см. § «Ливанский узел противоречий»). Навязанный Ливану в 1983 г. мирный договор был под давлением Сирии аннулирован в 1984 г. В 2000 г. последние израильские части, контролировавшие т.н. «Зону безопасности» на Юге Ливана покинули территорию этой страны, но мирный договор так и не был заключён.

7 июня 1981 г. ВВС Израиля нанесли удар по ядерному реактору «Осирак» в Тувайте близ Багдада (Ирак), построенному с помощью Франции. Израильтяне рассматривали этот объект как часть военной ядерной программы Ирака. Так как Ирак был участником Догово ра о нераспространении ядерного оружия и МАГАТЭ и позволял международные инспекции ядерных объектов, Франция обязалась восстановить реактор, но до начала «Бури в пустыне»

в 1991 г. он так и не был восстановлен. Между тем Израиль сам проводил обширные науч ные изыскания в рамках своей военной ядерной программы, и добился значительных успе хов. Хотя правительство Израиля никогда не признавало наличия у него ядерного арсенала, есть основания полагать, что таковой арсенал у Израиля—единственной страны на Ближнем Востоке—всё-таки есть.

В 1986 г. израильские ВВС нанесли удар по штаб-квартире ООП в Тунисе, совершив тем самым нарушение суверенитета и акт агрессии против достаточно далёкой и ранее прак тически не участвовавшей в конфликте страны.

Во время иракско-кувейтского кризиса 1990-91 гг. и «Бури в пустыне» Израиль, хоть и объявил о своём нейтралитете, тем не менее попал под удар иракских баллистических ра кет.

В конце 1980-х-начале 90-х годов вновь наметились определённые перспективы мирного выхода из затянувшегося Ближневосточного конфликта. Разрядка напряженности между СССР и США, новая реальность после иракско-кувейтского кризиса способствовали вовлечению этих стран в дипломатическую активность по совместному урегулированию арабо-израильского конфликта. Свою роль сыграло и давление мирового сообщества на Из раиль, в первую очередь со стороны его союзников—США и европейцев, склонявших Изра иль к более гибкой политике. В 1991 г. была созвана Мадридская конференция по Ближнему Востоку под эгидой ООН и сопредседательством СССР и США, в которой участвовали все стороны конфликта, палестинцы были представлены в рамках иордано-палестинской де легации. Переговоры велись как в двух-, так и в многостороннем формате. Мадридская кон ференция положила начало серии переговоров, проходивших в разных местах, между Из раилем и арабами.

Переговоры с Иорданией—самым умеренным противником Израиля закончились подписанием в 1994 г. мирного договора. Король Хусейн нанёс визит в Израиль. Были вос становлены дипломатические и торговые связи. Переговоры с ООП закончились поворотом в сторону создания на базе этой организации палестинской администрации на Западном Бе регу и в Газе.

Переговоры с Сирией закончились безрезультатно, хотя решившийся на бес прецедентные мирные переговоры израильский премьер Ицхак Рабин был готов уступить и Голаны на определённых условиях. Но сирийский лидер Х. Асад был не готов идти по кэмп дэвидскому пути, тем более получая за это меньше, нежели получил Египет. Переговоры в Уай-Плантейшн (США) в 1995 г. длившиеся 10 недель были прерваны после ряда терактов в Израиле и израильской операции «Гроздья гнева» в Ливане.

4 ноября 1994 г. израильский премьер И. Рабин был убит еврейским фанатиком террористом, выразившим так протест израильских ультраправых против мирных со глашений с арабами. Сменивший Рабина Ш. Перес продолжил линию предшественника.

Даже правые кабинеты Израиля (Б. Натаньяху, 1996-99 и А. Шарон, с 2001 г.), хоть и заняли более жесткую позицию в территориальном и др. вопросах, всё же, в целом старались про должить курс на мирные отношения с арабами и поддержание достигнутых соглашений, а левый кабинет Эхуда Барака (1999-2000) даже был готов на «почти полный уход» Израиля с Голан, Западного Берега и Газы и даже Восточного Иерусалима и создание Палестинского государства.

Тем не менее, в силу разных причин, к концу ХХ столетия арабо-израильский кон фликт в части израильско-сирийских отношений и палестинской проблемы не был урегули рован, и более того, в конце 2000 г. произошло очередное его обострение в связи с началом т.н. «Интифады аль-Акса»—волнений в Палестинской автономии. Не был подписан также мирный договор с Ливаном.

4.5.Палестинская проблема в 1970-90-е гг.

Палестинская проблема, как составная часть Ближневосточного (арабо-израильского) конфликта имеет немаловажное самостоятельное значение в международных отношениях в регионе, т.к. по ряду параметров выходит из контекста арабо-израильского противостояния.

Собственно палестинская проблема распадается на две составляющие:

1. Проблема Палестинских территорий—т.е. оккупированных Израилем в 1967 г. За падного Берега реки Иордан и Сектора Газа—это вопросы их статуса, границ, их взаимоотношений с Израилем и арабскими странами, судьбы их населения, их соци ально-экономического развития и т.д. Сюда же примыкает проблема палестинской арабской государственности, а также проблема еврейских поселений на оккупиро ванных территориях.

2. Вторая группа проблем связана с палестинскими беженцами, или, точнее, с пале стинской диаспорой в арабских странах региона, которая включает вопросы о воз вращении беженцев в Палестину или их интеграции в те общества, среди которых они оказались, вопросы об их взаимоотношениях с властями и населением стран проживания, деятельности палестинских организаций, в т.ч. и вооружённых форми рований, террористических групп.

Израилем изначально не предпринимались какие-либо серьёзные шаги по интеграции захваченных в 1967 г. территорий и их освоению, в отличии от территорий, приобретённых в войне 1948-49 гг. На эти территории не распространялась израильская гражданская адми нистрация, продолжало действовать местное законодательство (иорданское на Западном Бе регу и египетское в секторе Газа)13, местная администрация и т.п. Не происходило значимых изменений в структуре населения, и по сути, в его образе жизни—до израильской оккупации население Газы пребывало под властью египетской администрации, а Иерусалима и Запад ного Берега—под властью бедуинской династии Хашимитов, захватившей эти земли в 1947 48 гг., социально и этнически чуждой палестинцам.

Но так как период оккупации затянулся (особенно в отношении Сектора Газы, Запад ного Берега р. Иордан и Голан), то постепенно территории оказывались всё теснее связан ными с Израилем, особенно в экономическом отношении. Израилю приходилось брать на себя часть забот о социально-экономическом развитии территорий, а оккупированные тер на Голанские высоты было распространено израильское законодательство, но в состав Израиля они также не включались.

ритории и их население стали зависеть от израильской экономики и политики властей Из раиля. Да и соблазн у части израильской элиты аннексировать де-факто контролируемые ис торически (библейски) еврейские территории (Иудею и Самарию) был достаточно велик. В 1979 г., уже после Кэмп-Дэвида Иерусалим был официально объявлен «единой и неделимой вечной столицей» Израиля, т.е. произошла аннексия Восточного Иерусалима на официаль ном уровне. Помимо Восточного и Западного Иерусалима в единую столицу был включен ещё ряд сопредельных районов Западного Берега.

Вскоре после оккупации власти Израиля начали практиковать строительство воени зированных еврейских поселений на оккупированных территориях, что явилось очень силь ным раздражителем для палестинцев и арабов в целом. Очень критически к политике строи тельства еврейских поселений относились и традиционные союзники Израиля. Вообще, ко лонизация начиналась на общественных началах, религиозными общинами, инициативными группами, но зачастую поощрялась и стимулировалась правительством с целью изменить политическую, этнографическую и демографическую карту территорий, проводилась поли тика «свершившихся фактов», позволявшая говорить о невозможности восстановления ли ний 1967 г. и т.п. Немаловажным фактором влиявшим на израильскую политику в отноше нии поселений стала массовая иммиграция советских и восточноевропейских евреев в 1980 90-е гг.

К концу 1984 г. численность поселенцев на оккупированных территориях (Западный берег и Газа) достигла 48 тыс. человек., а к концу 1990-х-почти 200 тысяч. Если с Синая из раильскому правительству удалось эвакуировать поселения относительно быстро, то, на пример в Иудее и Самарии сделать это гораздо сложнее, даже при наличии желания и силы, т.к. многие поселения основаны религиозными иудеями, свято верящими в своё право жить на этой земле и готовыми защищать его не только от арабов, но, если потребуется, и от из раильских властей.

В израильских концепциях мирного урегулирования предполагается, что все или почти все поселения, равно как и Восточный Иерусалим, должны оставаться под израиль ским контролем при изменении статус-кво.

Вопрос о том, что делать с палестинскими территориями и более чем одним миллио ном их арабского населения (а к концу 1990-х гг. численность арабского населения террито рий увеличилась более чем вдвое) стал одной из главных проблем Израиля. В политических кругах Израиля существовали разные точки зрения по этому поводу—от крайне правых идей аннексии всех территорий и выселения (трансфера) арабского населения, до левых предложений по созданию независимого палестинского государства на Западном берегу и в Газе. Вообще, у Израиля было всего две альтернативы: либо тем или иным образом продол жать удерживать оккупированные территории, либо тем или иным образом уйти с них. Оба варианта достаточно проблемны для Израиля со многих точек зрения, и оба они не имеют однозначных решений. В качестве компромиссных возникали разного рода варианты пре доставления автономии территориям под управлением Израиля: план Алона, план Бегина, идеи о совместном израильско-иорданском управлении территориями, и др.


Постепенно в условиях израильской оккупации и палестинского рассеяния по Ближ нему Востоку росло национальное самосознание палестинцев, выработка их своеобразной идентичности по отношению к другим арабским народам и израильтянам и их стремление к независимой государственности. После 1967 г. национальное движение палестинских арабов постепенно из националистически-антиизраильского становилось подлинно национально освободительным. Если до этого ещё условно можно было говорить о том, что у пале стинцев есть своё государство (Иордания, большую часть населения которой составляли жители аннексированного королевством Западного берега р. Иордан, другие палестинцы и этнически родственное им оседлое население трансиорданских оазисов), и палестинское движение ставило целью «сбросить евреев в Средиземное море» и создать палестинское го сударство вместо израильского, то теперь на первый план вышла задача освобождения За падного берега р. Иордан и сектора Газа и создания на этих территориях независимого го сударства. Хотя лозунг «уничтожения Израиля» ещё долго не снимался с повестки дня даже в самых умеренных арабских кругах. Борьба за освобождение Палестины считалась обще арабской, и более того, общеисламской задачей. Палестинцы получали моральную и мате риальную поддержку всего арабского мира, а также поддержку своих требований от миро вого сообщества. Тем не менее, особенно после Кэмп-Дэвида, стало ясно, что борьба за ос вобождение Западного берега и Газы—прежде всего дело самих палестинцев.

Главной организующей силой палестинского национального движения стала Органи зация Освобождения Палестины (ООП), объединявшая несколько палестинских организа ций. С 1969 г. ООП возглавляет Ясир Арафат, лидер одного из движений, составляющих ООП—ФАТХ (Движение за национальное освобождение Палестины). Помимо ФАТХ в ООП входит ещё целый ряд групп, включая Компартию Палестины, ввиду сложных внутренних взаимоотношений в рядах ООП часто бывали расколы и противоречия, перераставшие в братоубийства. Разные фракции палестинского движения имели разных внешних партнёров, ведущие арабские государства вели между собой борьбу за влияние в рядах палестинского сопротивления, которое стало играть немаловажную роль в общем военно-политическом балансе региона. С 1980-х гг. в палестинском национально-освободительном движении за метную роль стали играть не входящие в ООП исламские радикальные группы: ХАМАС (Движение исламского сопротивления) и Аль-Джихад аль-Исламийя («Исламский джихад»).

После того как в 1990-е гг. ООП пошла на мирное урегулирование отношений с Израилем, ряд просирийских палестинских групп образовал Палестинский фронт национального спа сения. Практически все группы палестинского сопротивления имеют вооружённые форми рования, ведущие борьбу с Израилем, часть из них была сформирована на территории дру гих арабских стран (Иордания, Ливан). Распространённой формой военной активности пале стинских группировок являются террористические акты против израильтян, как на оккупи рованных территориях, так и в собственно Израиле и в третьих странах. Зачастую жертвами террористов становились мирные жители.

Первое время после Июньской войны 1967 г. борьбу за освобождение Палестины (и уничтожение Израиля) ООП сделала ставку на партизанскую борьбу против Израиля с тер риторий Иордании и Ливана, а также на терроризм, в т.ч. и в третьих странах. За период 1968-90-е гг. палестинскими террористическими группами и их союзниками совершено не сколько десятков громких террористических актов против Израиля и его интересов: это и угоны самолётов, и взрывы, и убийства. В числе наиболее громких: убийство 11 членов сборной Израиля на Олимпийских играх в Мюнхене (1972), захват итальянского круизного судна «Акило Лаура» (1985), взрывы в посольстве США в Бейруте (1983 и 1984 гг.).

Отношения ряда арабских стран с палестинцами были ничуть не лучше, чем у Из раиля. Примером тому может служить т.н. «чёрный сентябрь» 1970 г. в Иордании. Нахо дившиеся там отряды ООП, фактически создавшие там «государство в государстве», стали вмешиваться во внутриполитическую жизнь королевства и в сентябре 1970 г. попытались свергнуть режим короля Хусейна, однако последнему удалось сохранить свою власть и на нести серьёзный удар по палестинцам, поражение потерпели и вторгшиеся было в Иорда нию для поддержки палестинцев сирийские войска. США и Израиль заявили, что не допус тят свержения короля Хусейна. Советский Союз порекомендовал сирийцам и палестинцам отступить. Вскоре в Сирии в результате военного переворота к власти пришёл Х. Асад, за нявший весьма жесткую позицию по отношению к Арафату и «ФАТХ». Основная масса па лестинских формирований передислоцировалась в Ливан, где они согласно Каирского со глашения 1969 г. с правительством Ливана могли иметь свои базы.

В Ливане ситуация повторилась в гораздо большем масштабе, и вылилась в граждан скую войну ООП и ливанских мусульман с одной стороны, и ливанских христиан с другой.

(подробнее см. п. «Ливанский узел противоречий».). Там же, в Ливане произошли в 1983- гг. междоусобные столкновения между просирийскими палестинскими формированиями и подразделениями ООП, верными Арафату. Израильское вторжение в Ливан в 1982 г. и эти столкновения привели к потере ООП своего ливанского плацдарма. Формирования ООП и её штаб-квартира перебазировались в Тунис.

Во время кризиса в Персидском заливе в 1990-91 гг., связанного с захватом Ираком Кувейта, ООП и Я. Арафат выступили в поддержку Саддама Хусейна, а палестинцы, прожи вавшие в Кувейте оказывали содействие иракской оккупационной армии. Это серьёзно ис портило отношения ООП с аравийскими монархиями—главными спонсорами палестинского сопротивления.

Постепенно в руководстве ООП стали понимать бесперспективность вооружённой борьбы с Израилем и терроризма, стали уделять большее внимание политическим методам борьбы, поиску союзников на международной арене, и, в конце концов пришли к понима нию необходимости переговоров с Израилем на основе признания его права на существова ние. Эта линия в политике ООП связана во многом с деятельностью Председателя исполко ма Я. Арафата, который много сделал для укрепления международных позиций ООП, её признания, установлении отношений с европейскими странами и др. государствами, и, на конец, именно он пошел в 90-е гг. на переговоры с Израилем и признание права Израиля на существование. Вместе с тем, следует иметь ввиду, что Арафат многое делал и для укрепле ния вооружённых формирований ООП.

На конференции ЛАГ в Рабате в октябре 1974 г. Организация Освобождения Пале стины была признана единственным законным выразителем прав народа Палестины. В но ябре того же года это же признала и ООН. США и Израиль долго не признавали ООП в этом качестве, считая её террористической организацией, и пытались найти более удобных парт нёров для переговоров. Не желал признавать ООП в таком качестве и король Иордании Ху сейн, сам претендовавший на роль выразителя интересов палестинцев и вынашивавший идею «Объединённого арабского королевства» в составе Иордании и Палестинских терри торий.

На протяжении 1980-х гг. неоднократно выдвигались разного рода мирные инициа тивы (план короля Саудовской Аравии Фахда, план израильского премьера И. Шамира, план Госсекретаря США Дж. Шульца, советские инициативы, инициативы из европейских стран и др.) но реальных движений к миру сделано не было. В конце 80-х годов вновь намети лись реальные перспективы мирного выхода из затянувшегося ближневосточного конфлик та. Вспыхнувшее на оккупированных территориях в декабре 1987 г. народное восстание па лестинцев (интифада, война камней) вынудило израильские власти прибегнуть к поиску компромисса.

31 июля 1988 г. король Иордании Хусейн заявил о прекращении административных и иных связей своей страны с Западным берегом Иордана и всех притязаний на эти террито рии, в ноябре 1988 г. на сессии Палестинского национального совета в Алжире была про возглашена независимость государства Палестина.

В 1991 г. была созвана Мадридская конференция по Ближнему Востоку. В сентябре 1993 г. при посредничестве США и России в Вашингтоне была подписана декларация, от крывающая новые пути урегулирования кризиса. В этом документе Израиль давал согласие на организацию Палестинской национальной автономии (но не государства), а ООП призна вала право Израиля на существование.

В 1994-95 гг. начинаются прямые, сначала секретные, переговоры между ООП и Из раилем («процесс Осло»).

В соответствии с Вашингтонской декларацией, в мае 1994 г. было подписано согла шение о постепенном введении палестинского самоуправления на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа в течение пятилетнего переходного периода (вначале в секторе Газа и городе Ариха /Иерихон/ на Западном берегу). В последующий отрезок времени террито рия, на которой стала осуществляться юрисдикция Палестинской Национальной Автономии, президентом которой стал Я. Арафат, постепенно расширялась. В мае 1999 г., когда истек срок временного статуса ПНА, палестинцы пытались вторично провозгласить свою незави симость, но были вынуждены отказаться от этого решительного шага под давлением миро вого сообщества. В конце 2000 г. началось новое палестинское восстание—т.н. «Интифада аль-Акса».

Камнями преткновения остаются вопросы будущего статуса Иерусалима и вывода израильских войск с оставшейся части палестинских территорий. Ситуацию осложняют вы лазки экстремистских элементов с обеих сторон, участившиеся террористические акты. Тем не менее есть основания полагать, что в ближайшем будущем вопрос о статусе Палестины будет решен, видимо, в пользу предоставления этой территории полной независимости от Израиля.


4.6.Ливанский узел противоречий (1970-2000) До начала 1970-х гг Ливан был одной из самых развитых, богатых и стабильных стран региона. За его роль регионального и в значительной степени международного финан сового центра и горный ландшафт страну называли «Ближневосточной Швейцарией». В Ливане очень сильно ощущалось европейское, особенно французское, культурное влияние, широко распространены были английский и французский языки. Страна оставалась в сторо не от арабо-израильского конфликта, приняв лишь незначительное участие в первой арабо израильской войне 1947-48 гг.

В Ливане исторически сложилась самая сложная этноконфессиональная структура населения в регионе. Основные общины—христиане (преимущественно марониты, а также православные и др.), мусульмане-сунниты и шииты, друзы14—поддерживали сложный вза имный баланс интересов, закреплённый в том числе и в конституции, принятой в годы французского мандата (1926 г.). В соответствии с ней закреплялось распределение мест в парламенте по конфессиональному принципу, пост президента с широкими полномочиями закреплялся за маронитами, премьер-министра—за суннитами и спикера парламента—за шиитами. Самой влиятельной общиной, и политически, и экономически, были марониты, их представителями во многом определялся прозападный (правда, скорее проевропейский) внешнеполитический курс, отстранённость от арабо-израильского противостояния и вообще от общеарабских проблем, они же занимали господствующие позиции в экономике и госу дарственных структурах страны. Представители других общин стремились к изменению статус-кво—к перераспределению власти, ресурсов и влияния, тем более, что со времён принятия конституции 1926 г. конфессиональный баланс в натуральном выражении изме нился в пользу мусульман. Политические партии суннитской, шиитской и друзской общин в основном исповедовали разные варианты левой идеологии и арабский национализм, христи анские политики считались правыми.

Ещё после первой арабо-израильской войны на территории Ливана появились лагеря палестинских беженцев. После войны 1967 г., когда ООП и др. палестинские организации избрали путь вооружённой борьбы с Израилем путём партизанской войны и террористиче ских актов, в Ливане стали появляться их вооружённые формирования, просачивающиеся из Сирии. Ливанские власти, особенно представители маронитской общины были против, они опасались дестабилизации положения в стране и ответных мер Израиля. Произошло не сколько стычек между ливанской армией и палестинцами. Ливанские власти не могли по ставить палестинцев под контроль, попытки предотвратить усиление вооружённого присут ствия палестинских отрядов встречали критику со стороны политических организаций му Неарабское население составляет ок. 10%, основная община—армяне, а также курды, греки и др.

сульманской общины и ряда арабских стран. В палестинцах ливанские мусульмане видели своих естественных союзников. В этих условиях власти Ливана пошли на предоставление ООП официального статуса, стремясь ввести палестинцев в определённые рамки и избежать раскола в стране. В ноябре 1969 г. было подписано Каирское соглашение между Ливаном и ООП, предоставлявшее право палестинским бойцам иметь оружие в своих лагерях и вести боевые действия против Израиля на южной границе Ливана, ООП обязалась уважать суве ренитет и соблюдать законы Ливана.

После утраты базы в Иордании в 1970 г. палестинские организации стали рассматри вать Ливан как своё основное убежище и фронт войны с Израилем. В этом они нашли под держку у ливанских левых организаций и мусульманской и друзской общин, и, соответст венно, неприятие со стороны маронитов. Каирское соглашение позволяло воплотить эти со ображения в жизнь. Количество вооружённых боевиков ФАТХ, НФОП и других входящих и не входящих в ООП палестинских группировок в Ливане всё возрастало, достигая десятков тысяч. Ливанские власти утратили контроль над лагерями палестинских беженцев, пригра ничной с Израилем зоной на Юге Ливана, при этом, в части уважения ливанских законов и суверенитета, Каирское соглашение нарушалось с самого начала. По сути, ООП создала в Ливане, как ранее в Иордании, «государство в государстве», способное к автономному су ществованию, признающее авторитет Я. Арафата, а не ливанского правительства. Палестин ские диверсии и теракты против Израиля вызывали ответные рейды израильтян на ливан скую территорию, в т.ч. и в Бейрут, происходили столкновения между палестинскими «пар тизанами» и ливанскими силами безопасности, зачастую далеко от израильской границы. В ливанском обществе всё более углублялся раскол на тех, кто поддерживает присутствие ООП в Ливане и тех, кто выступает против этого, в дополнение к традиционным межкон фессиональным противоречиям.

В начале 1970-х гг. в поисках поддержки против ливанского правительства ООП об ратилась к своим союзникам—Ливии, Сирии и Алжиру. Им с помощью других арабских стран и ЛАГ, в условиях подготовки к войне 1973 г. против Израиля, тогда удалось зату шить противоречия. 17 мая 1973 г. был подписан т.н. «Мелькартский протокол», обязываю щий ООП «уважать независимость, стабильность и суверенитет» Ливана, но предоставляю щий ей определённую автономию в некоторых районах Ливана, в т.ч. в сфере безопасности, т.о. ограничивая суверенитет Ливана в этих районах.

Ливанские мусульмане обнаружили, что после Мелькартских соглашений их поло жение ещё более ухудшилось—теперь палестинцы получали более привилегированное по ложение, чем некоторые ливанские граждане. Статус-кво всё менее устраивал суннитскую, шиитскую и друзскую общины. В 1974 г. антиправительственные группы объединились в Ливанское Национальное Движение (ЛНД) во главе с председателем Прогрессивно социалистической партии и лидером друзов Камалем Джумблаттом. Поощряемые пале стинцами, антиправительственные группы стали вооружаться, то же делали партии и груп пы христианской общины, ещё с 1969 г. ведущая христианская партия-Катаиб (Фаланга) стала формировать вооруженные отряды. Постепенно все партии и политические организа ции, этнические и религиозные общины, христиане и мусульмане, левые и правые обзаве лись вооружёнными формированиями (милициями), ведущей же неправительственной силой оставалась ООП, чьи формирования были сопоставимы с ливанской армией.

В 1975 г. всё это привело к началу полномасштабной гражданской войны в Ливане.

На протяжении первых месяцев напряжение нарастало. 13 апреля произошла попытка по кушения на лидера ливанских христиан Пьера Жмайеля, в ответ на следующий день христи анская милиция расстреляла автобус с палестинцами из НФОП, после чего столкновения фалангистов с палестинскими бойцами и межобщинные столкновения начались в Бейруте и др. ливанских городах. Официальная власть (президент С. Франжье) была по сути парали зована, так и не решилась использовать армию для нормализации обстановки и не оказывала никакого влияния на ситуацию. Из-за межрелигиозных столкновений многие мирные жите ли стали беженцами. Ливан постепенно погружался в хаос.

В гражданской войне в Ливане были два основных лагеря:

1. «Сторона статус-кво»—ливанские христиане—«Ливанский фронт» («Ливан ские силы»). Его боевые подразделения состояли из милиций главных маронит ских кланов Ливана—Жмайель, Шамун, Франжье и др., а также маронитских орденов. Фактически их поддерживало правительство.

2. Сторона, стремящаяся изменить статус-кво—«Ливанское национальное движе ние», которое возглавлял Джумблатт (умер в 1976 г.), состоящее из милиций разного рода левых и исламских организаций и палестинских бойцов из не входивших в ООП организаций. Позднее к ним присоединились основные си лы ООП.

Главной ареной противостояния стал Бейрут, разделённый на Восточный (христиан ский) и Западный (мусульманский) сектора. Разделение на Восточный и Западный Бейрут по т.н. «Зелёной линии» сохранилось до 1990 г. Другими аренами стали г. Захла в долине Бекаа на Юге Ливана и вся эта долина, Триполи (на Севере Ливана), многие палестинские лагеря (Талль аз-Заатар и др.). Неоднократно объявлявшиеся перемирия вскоре сменялись новыми вспышками насилия. Ливанская армия начала проявлять признаки фракционализма и поли тизации. В захваченных ЛНД и палестинцами районах Бейрута были похищены миллионы долларов из находившихся там филиалов западных банков.

События в Ливане вызвали озабоченность в регионе и у всего мирового сообщества, у европейских государств (особенно Франции и Ватикана), СССР и США.

Но повышенную чувствительность к происходящему проявляли соседи Ливана—Израиль и, особенно, тесно связанная с Ливаном исторически Сирия.

Несмотря на свою радикально националистическую и непримиримо антиизраиль скую политику и социалистическую ориентацию, Сирия, в силу ряда причин, была склонна поддерживать статус-кво и, соответственно, правохристианские силы в Ливане. Свою роль играли и межличностные и идеологические противоречия между сирийским лидером Х.

Асадом, с одной стороны, и К. Джумблаттом и Я. Арафатом, с другой.15 На протяжении 1975-76 гг. Сирия неоднократно пыталась добиться компромисса между сторонами и пре кращения войны. В феврале 1976 г. с её помощью между сторонами было достигнуто со глашение о программе реформ из 17 пунктов («Конституционный документ», предусматри вающий более сбалансированное распределение власти между представителями общин). Но ход событий показал, что до окончания войны ещё далеко, и что дипломатические усилия Сирии недостаточны.

В марте 1976 г. мусульманские соединения ливанской армии во главе с лейтенантом Ахмадом Хатибом подняли мятеж и, объединившись в т.н. «Ливанскую Арабскую Армию»

примкнули к отрядам ЛНД. Вместе со вступлением в борьбу в начале 1976 г. основных сил ООП—«Армии освобождения Палестины» после осады фалангистами лагерей Талль аз Заатар и Карантина в Восточном Бейруте, это событие создало критическую ситуацию для ливанских христиан и правительства. Президент С. Франжье покинул Бейрут и укрылся в преимущественно христианском Горном Ливане.

Всё более прослеживались тенденции к интернационализации гражданской войны— суннитская милиция «ал-Мурабитун» содержалась на ливийские деньги, «Ливанская Араб ская армия»—на иракские и ливийские, Израиль помогал христианским милициям, отдель ные палестинские формирования занимали просирийские позиции («ас-Саика» и др.), в Ли В Сирии примерно такая же по сложности этноконфессиональная структура населения. У власти находится представители религиозного меньшинства —шиитской секты алавитов, к ней принадлежат президент (с г.) Х. Асад и его клан, верхушка партии Баас, армии и многие руководители. Сирийские христиане и их ливан ские единоверцы—объективные союзники алавитов перед лицом суннитского большинства.

ван, преимущественно в Западный Бейрут стекались авантюристы со всего мира: европей ские левацкие радикалы, террористы, криминальные элементы.

В мае парламентом Ливана был избран новый президент—И. Саркис, которого под держивала Сирия. Антисирийски настроенный Джумблатт, ЛНД и ООП ещё сильнее усили ли натиск на позиции Ливанского Фронта в Горном Ливане и Восточном Бейруте, рассчиты вая на полную победу.

Исходом такого развития событий могло быть: 1) в случае, если Ливанский Фронт удержит позиции—образование независимого христианского государства в Горном Лива не—своего рода «второго Израиля», распад Ливана не религиозные анклавы и подрыв ре гиональной стабильности;

2) в случае победы ЛНД—установление в Ливане политической монополии радикальных сил, враждебных Сирии и Израилю, укрепление анклавов ООП и других военизированных и террористических групп (в т.ч. левацких радикалов из Европы), раскол в стане победителей и распространение нестабильности по всему региону. В обоих случаях могло последовать вмешательство Израиля и западных и др. стран. Всё это никак не устраивало Сирию и 31 мая 1976 г. сирийские войска вступили в Ливан и выступили на сто роне Ливанского Фронта против ЛНД. Помимо соображений национальной безопасности Сирии и сохранения статус-кво Х. Асадом двигало желание поставить под свой контроль Ливан и палестинское движение сопротивления, укрепив тем самым свои позиции в регио не, престиж Сирии в арабском мире и её позиции против Израиля.

Ввод сирийских войск в Ливан и их участие в борьбе с палестинцами вызвали по меньшей мере, недоумение в арабском мире и среди соцстран, председатель совета минист ров СССР А. Н. Косыгин, находившийся в эти дни в Дамаске, выразил свой протест, т.к. Со ветский Союз не был даже извещён о намерениях Сирии. В то же время, США и западные страны высказались об этой акции одобрительно, молчаливое одобрение выражал и Изра иль.

Несмотря на сопротивление отрядов ЛНД и палестинцев сирийским войскам и хри стианским формированиям удалось переломить ситуацию. Ливан был оккупирован сирий ской армией, позиции ЛНД и ООП были ослаблены. В июле 1976 г. основные оплоты со противления были подавлены. Вместе с тем, Сирия пошла на предложенное ЛАГ диплома тическое урегулирование и приняла участие в мирной конференции по Ливану в Эр-Рияде в октябре 1976 г. В столкновениях 1975-76 гг. в Ливане погибло около 44 тыс. чел.

Конференция в Эр-Рияде завершила вспышку гражданской войны 1975-76 гг., по су ти, одного из этапов противостояния ливанских группировок. Конференция легитимизиро вала сирийское присутствие в Ливане, учредив т.н. «Арабские Силы Сдерживания» (Миро творческий контингент), из 30 000 контингента которых на январь 1977 г. 27 тысяч состав ляли сирийские войска, остальные—небольшие подразделения из Саудовской Аравии, госу дарств Залива, Судана. Номинальным главкомом АСС был президент Ливана, но фактиче ски ими управляли сирийские офицеры.16 ООП сохранила за собой лагеря, ей позволили со хранить присутствие на Юге Ливана, южнее р. Литани, куда ввиду израильских угроз не могли быть направлены сирийские войска. В Ливане было восстановлено относительное спокойствие, но так как причины, приведшие к войне, не были устранены, то напряжённость сохранялась.

На протяжении 1976-82 гг. состояние латентной гражданской войны с отдельными открытыми вспышками определяло внутриполитическое и международное положение Ли вана. Сирийское присутствие в рамках Арабских сил сдерживания превращало Ливан в фак тически протекторат Сирии. Попытки правительства президента Саркиса восстановить ли ванскую армию были не очень удачными, и поэтому оно в вопросах безопасности, в т.ч.

внутренней, зависело от сирийцев. Однако сирийские войска не полностью контролировали обстановку, не были разоружены христианские милиции, отряды ООП и др. палестинских Вскоре все контингенты, кроме сирийского, покинули Ливан.

сил, формирования шиитов, друзов и др. ливанских сторон. «Поддержание мира» в Ливане легло тяжким бременем на сирийскую экономику и вооружённые силы—«завязнув» в Лива не с почти 30-тысячным контингентом Сирия ослабляла свои позиции на других направле ниях, в первую очередь, на Голанских высотах против Израиля, а также на границах с дру гими своими соседями—Турцией, Иорданией и Ираком, отношения с которыми также не были добрососедскими в указанный период.

Враждебность к друг другу сторон событий 1975-76 гг. никуда не исчезла, но в граж данском противостоянии в Ливане стали проявляться новые тенденции. Ливанский «узел противоречий» всё более и более запутывался.

В марте 1977 г. был убит К. Джумблатт и ливанские друзы и всё ЛНД лишились сво его харизматического лидера, в обоих лагерях наметились внутренние противоречия, вскоре переросшие в открытую враждебность. Шиитское движение «Амаль» вступило в конфрон тацию с ООП, друзская община также пошла на столкновения с палестинцами и на обособ ление в горном районе Шуф, противоречия между христианскими группировками вылились в вооружённые столкновения их милиций (например, в 1980 г. столкновения милиций Б.

Жмайеля и К. Шамуна). Кэмп-дэвидский процесс привел к определённому сближению по зиций ООП и Сирии, и соответственно, к охлаждению отношений Сирии с ливанским пра вительством и христианскими группировками. Христианские группировки ( в т.ч веду щая—Фаланга во главе с Б. Жмайелем и др.) налаживали сотрудничество с Израилем и вы нашивали планы раздела Ливана. В феврале 1978 г. произошли бои между ливанской и си рийской армиями и до октября 1978 г. продолжались операции сирийцев против христиан и бомбардировки Восточного Бейрута, когда они были прекращены в соответствии с резолю циями ООН, косвенно признававшими Сирию стороной ливанской гражданской войны. Из раиль угрожал выступить на стороне христиан. Несмотря на эти события, ливанское прави тельство не желало вывода сирийских войск, и в 1979 г. после встречи Саркиса и Асада бы ло объявлено, что сирийские войска останутся в Ливане до тех пор, пока того «требуют Арабские интересы». Отношения Асада и Арафата, впрочем, окончательно так и не налади лись и отношения Сирии и ООП оставались весьма сложными. Сирийцы тем или иным об разом вступают в конфронтацию практически со всеми ливанскими сторонами. Внутри па лестинского движения также было множество противоречий, перераставших братоубийства.

Часть шиитских и суннитских лидеров Ливана разочаровалась в ЛНД, сирийцах и палестин цах и видела путь к восстановлению стабильности в усилении авторитета ливанского прави тельства и армии. На Юге Ливана с 1977 г. шла борьба между ООП и христианскими фор мированиями майора С. Хаддада. Среди множества иностранных участников событий в Ли ване были и будущие «исламские революционеры» Ирана, а после Исламской революции 1979 г. иранское присутствие в Ливане обрело новые формы в виде спонсируемого Тегера ном шиитского движения «Хезболла» (Партия Бога). Сложная и запутанная внутренняя си туация в Ливане и действия внешних сил выглядели как война всех против всех. К 1981 г. в Ливане насчитывалось порядка 53 вооружённых группировок различного толка.

В марте 1978 г. в ответ на серию палестинских терактов в Израиле и для защиты се верных границ на Юг Ливана вторгается 25 тысячный контингент израильских войск («Опе рация Литани»), который оккупирует территорию до р. Литани. Через несколько месяцев Израиль эвакуирует войска, которые должны быть заменены Временными силами ООН (UNIFIL), но большую часть освобождаемых территорий Израиль передаёт своему союзни ку—«Армии Южного Ливана» С. Хаддада. На протяжении 1976-82 гг. помимо «Операции Литани» израильтяне совершили множество рейдов, авианалётов и обстрелов ливанской территории против палестинцев и сирийцев.

Но террористические и партизанские вылазки палестинцев против Израиля не пре кращались, и хотя совершались они в основном не на ливано-израильской границе, тем не менее, тот факт, что Ливан продолжал оставаться главной базой ООП подводил израильтян к мысли, что покончить с ООП они смогут только разрушив её базы в Ливане. Тем более, что Я. Арафат постепенно создавал из Палестинской Освободительной Армии дисциплини рованное, экипированное и вооружённое соединение, в составе 3 бригад, нескольких артил лерийских батальонов, имевшее своём распоряжении танки, ракетные установки «Град» и «Катюша». Использовав как предлог покушение на израильского посла в Лондоне и обстре лы пограничных территорий, израильтяне 6 июня 1982 г. начали полномасштабное вторже ние в Ливан. Получив согласие от парламента на ограниченную акцию (Операция «Мир для Галилеи»), израильские военные (и лично министр обороны Ариэль Шарон и начальник Генштаба Рафаэль Эйтан) с согласия М. Бегина решили раз и навсегда покончить с ООП.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.