авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО ФАКУЛЬТЕТ ...»

-- [ Страница 7 ] --

В союзе с правохристианскими милициями израильтяне быстро достигли окраин Бейрута и начали осаду оплота ООП—Западного Бейрута. Израильская акция была осуждена многими странами мира, в т.ч. европейскими, с пониманием к ней отнеслись лишь США. Но арабские страны отреагировали на израильскую агрессию весьма вяло, не оказав никакой помощи па лестинцам. Иран направил в июле 1982 г. добровольческие экспедиционные формирования Корпуса стражей исламской революции в долину Бекаа. Израильтяне уничтожили сирий ские зенитные ракеты и 85 самолётов, не понеся значительных потерь своей авиации. Изра ильские войска быстро продвигались в направлении Бейрута. «Палестинская освободитель ная армия» Арафата снова превращалась в разрозненные отряды партизан, которые отступа ли в Западный Бейрут. Ливанское правительство, хоть и было возмущено нарушением су веренитета и жертвами среди ливанцев, выход видело лишь в эвакуации ООП из Ливана.

Шииты, христиане и друзы Южного Ливана, находившиеся в сложных отношениях с ООП либо соблюдали вооружённый нейтралитет, либо встречали израильтян как освободителей.

В сухопутных сражениях на шоссе Бейрут-Дамаск и в долине Бекаа сирийские войска оказа ли серьезное сопротивление и не допустили захват израильтянами этого шоссе. 11 июня с участием США было достигнуто сирийско-израильское соглашение о прекращении огня, что позволило израильтянам сконцентрироваться на борьбе с ООП.

К концу июня формирования ООП, части 85 бригады сирийских войск и их ливан ских союзников были вытеснены из районов южнее Бейрута и сконцентрировались в Запад ном Бейруте, где и были окружены израильтянами и фалангистами.

Хотя Арафат и призывал сделать Западный Бейрут «палестинским Сталинградом», он отдавал себе отчёт в неминуемом поражении и, желая сохранить свои формирования от полного разгрома, искал поддержки у мирового сообщества. Позиции последнего всё более склонялись на сторону палестинцев в условиях осады и штурма, израильских бомбардиро вок мирных кварталов Западного Бейрута. Первоначально израильтяне планировали провес ти «зачистку» Западного Бейрута силами Ливанского Фронта, но лидер фалангистов Башир Жмайель, ставший 23 августа президентом Ливана, на столь открытую кооперацию с изра ильтянами не пошёл. 70-дневная осада Западного Бейрута с использованием сухопутных войск, авиации, флота и артиллерии с многочисленными жертвами и разрушениями нанесла огромный политический и моральный ущерб Израилю в глазах мирового сообщества, нача лись протесты и в самом Израиле и даже среди израильских военных акция не пользовалась популярностью. Арафат вступил в переговоры с представителями США (и это было его серьёзным политическим достижением) об условиях эвакуации отрядов ООП из Бейрута, если туда для обеспечения безопасности мирных палестинцев будут введены «многонацио нальные силы».

21 августа в Бейрут прибывают первые части «Многонациональных сил», состояв ших из войск США, Франции и Италии (каждый контингент под своим командованием). То гда же начинается эвакуация палестинских формирований—сначала на Кипр, а затем в Ту нис, куда переместилась штаб-квартира ООП. Последние палестинские формирования по кинули Западный Бейрут 1 сентября. Части ООП остались в долине Бекаа и в г. Триполи.

14 сентября был убит сирийскими агентами произраильски настроенный президент Б.

Жмайель, президентом при поддержке США стал его брат Амин Жмайель, выступавший за вывод израильских войск. С помощью подразделений Многонациональных сил формирова ния ливанской армии постепенно устанавливают контроль над Большим Бейрутом.

Выполнившие и даже перевыполнившие все стоявшие перед ними задачи израиль ские войска продолжали оккупировать значительную часть Ливана, втягиваясь во внутрили ванские противоречия. При попустительстве израильтян христианская милиция и части «Армии Южного Ливана» устроили резню мирных палестинцев в лагерях Сабра и Шатила 16 сентября 1982 г. в горном массиве Шуф израильтянам пришлось разъединять враждую щих друзов и христиан, на Юге Ливана—защищать палестинских беженцев от христианских формирований. Также подпадавшие, несмотря на свой нейтралитет, под перекрёстный огонь сторон Многонациональные силы были эвакуированы из Ливана. Израильская окку пация продолжалась до 1985 г., когда израильские соединения были выведены из всех рай онов, кроме т.н. «Зоны безопасности» на Юге Ливана, которую израильтяне и «Армия Юж ного Ливана» продолжали удерживать до 2000 г.

17 мая 1983 г. правительство А. Жмайеля заключило мирное соглашение с Израилем по типу Кэмп-Дэвида, также при участии США. Соглашение предусматривало гарантии безопасности Израилю, включение Армии Южного Ливана в вооружённые силы Ливана и вывод израильских войск. Предполагался также вывод сирийских войск. 6 июня А. Жмайель уведомил ЛАГ о прекращении мандата Арабских сил сдерживания. Однако Сирия со всем этим не согласилась и вместе с ливанской оппозицией, объединённой в Фронт Националь ного Спасения, включавший группировки всех общин Ливана, в т.ч. и христианские, пред приняла энергичные действия, чтобы вынудить А. Жмайеля отказаться от соглашения. Коа лиция сирийцев и ФНС обладала несоизмеримо большими военными возможностями неже ли ливанское правительство и поэтому в марте 1985 г. под давлением сирийцев, к тому вре мени главной военной силы в Ливане, Соглашение 17 мая 1983 г. было аннулировано.

События 1982 г. не прекратили внутриливанскую борьбу и все 1980-е гг. продолжа лись вооружённые столкновения разной интенсивности между ливанскими группировками.

Новым обстоятельством стал рост военных возможностей шиитской общины (движение «Амаль», Хезболла и др.), которые вместе с друзами захватили в апреле 1984 г. Западный Бейрут и разгромили крупнейшую суннитскую милицию «ал-Мурабитун». Другим важным обстоятельством стала братоубийственная война между просирийскими палестинскими ор ганизациями («ас-Саика», НФОП-ГК, раскольники из «ФАТХ» и др.) и формированиями ООП, верными Арафату (май-ноябрь 1983 г.). В условиях поддержки раскольников со сто роны сирийской армии, Ливии, ливанских группировок (почти всех, кроме некоторых сун нитских) ООП пришлось окончательно сдать свои позиции в Ливане. Продолжился и рост внутреннего противостояния в обоих лагерях: столкновения между христианскими группи ровками, между шиитами, суннитами и друзами и т.д. стали обычным делом.

Сирия неоднократно пыталась усадить ливанские стороны за стол переговоров и ус тановить стабильность в Ливане на основе компромисса между участниками конфликта (Со глашение в Бикфайе в июне 1985 г., Трёхстороннее соглашение 28 декабря 1985 г.в Дама ске), но конфликтующие стороны срывали эти попытки. На протяжении 1986-87 гг. сирий ские войска в Ливане предприняли активные действия по разоружению разного рода мили ций в Восточном Бейруте и по всей стране.

После окончания президентского срока кандидатура нового президента (избираемого парламентом) не была согласована ливанскими группировками и сирийцами, новые выборы постоянно откладывались. В этих условиях А. Жмайель назначил в сентябре 1988 г. вре менным премьер-министром командующего ливанской армией генерала Мишеля Ауна, ма ронита. В то же время прежний премьер, просирийски настроенный суннит Салим ал-Хосс продолжал считать себя премьер-министром. Новые выборы продолжали откладываться из за позиции Сирии и ливанских милиций. Таким образом, Ливан управлялся по преимущест ву христианским кабинетом из Восточного Бейрута и по преимущественно мусульманским из Западного. Однако, генерал Аун опирался на армию и имел большой авторитет и пред принял политические, военные и дипломатические шаги по распространению власти госу дарства на всю территорию Ливана, поиску политического решения ливанского конфликта, сокращению власти милиций и сирийского вмешательства.

В начале 1989 г. он начал кампанию по разоружению милиций Ливанских Сил (ма ронитов) и добился больших успехов. Однако попытки сделать то же самое в отношении просирийских формирований привели Ауна к конфликту с Сирией. 14 марта 1989 г. он объ явил «Освободительную войну» против Сирии. Начался 7-месячный период противостояния между ливанской армией и поддерживающими её остатками Ливанских Сил и сирийскими экспедиционными силами в Ливане и поддерживающими их просирийскими ливанскими мусульманскими формированиями. Аун получал поддержку от западных стран, Ирака и др.

В январе 1989 г. к поиску решения ливанского вопроса активно подключилась ЛАГ, на саммите этой организации в Касабланке в мае был учреждён верховный комитет по Ли вану в составе короля Марокко Хасана II, короля Саудовской Аравии Фахда и президента Алжира Ш. Бенджедида для выработки «арабского решения» по ливанскому вопросу. Коми тет осудил Сирию и предложил прекращение огня в сентябре 1989 г., которое положило ко нец «Войне за освобождение». За этим последовало встреча ливанских парламентариев в эт Таифе (Саудовская Аравия) (присутствовали 63 из 73 членов парламента созыва 1972 г.). В Таифе 22 октября 1989 г. была принята Хартия Национального Согласия Ливана (Таифские соглашения), предусматривающая реформирование государственной власти, постепенный отказ от конфессионализма, сокращение полномочий президента при сохранении Конститу ции 1926 г. и т.д. Сирия сохраняла своё присутствие до полной стабилизации обстановки.

Таифские соглашения получили международное признание и поддержку. На их основе было создано правительство национального согласия и избран президент (Р. Муавад, убитый в ноябре 1989 г., затем Ильяс Храуи). Генерал Аун отказался признать Таифские соглашения и правительство Храуи, несмотря на его международное признание.

Попытка Ауна поставить Ливанские силы под своё командование привела к столк новениям в январе-апреле 1990 г., ослабившим обе стороны. В результате, Ливанские силы признали Таифские соглашения и правительство Храуи. Капитуляция Ливанских сил, рати фикация Таифских соглашений 2/3 членов парламента в августе, изоляция главного внешне го союзника Ауна—Саддама Хусейна после иракской агрессии в Кувейте 2 августа 1990 г., сирийско-американское сближение на этой почве оставили генерала Ауна в одиночестве. В октябре 1990 г. сирийские войска и части, верные правительству Храуи начали последнее наступление против формирований М. Ауна. Надежды последнего на вмешательство Фран ции, благожелательно настроенной к его режиму и направившей свой флот к берегам Лива на, не оправдались. 13 октября 1990 г. генерал Аун отдал приказ о капитуляции и укрылся во французском посольстве (в августе 1991 г. ему позволили переехать во Францию). Вскоре все верные Ауну части капитулировали.

На этом в общем и целом гражданская война в Ливане закончилась. В 1991-92 гг.

правительство постепенно устанавливало контроль над страной, большинство милиций бы ло распущено (кроме «Амаль» и Хезболла), несмотря на отдельные вспышки насилия, жизнь в Ливане постепенно нормализовывалась. В 1992 г. состоялись парламентские выборы на основе Таифских соглашений.

Проблемной зоной оставался Юг Ливана, где продолжались стычки между Хезболла, «Амаль» с одной стороны и израильтянами и лояльной им Армией Южного Ливана с дру гой. В мае 2000 г. левое правительство Э. Барака в одностороннем порядке вывело израиль ские войска из зоны безопасности на Юге Ливана. Вскоре после этого распалась Армия Южного Ливана. На их позиции вступила ливанская армия и Хезболла.

К концу ХХ в., несмотря на постепенную нормализацию и преодоление многих про явлений ливанского кризиса 70-80-х гг. и прекращение военных действий, у Ливана остава лось множество проблем: и поддержание межконфессионального баланса, и неподконтроль ность ряда территорий центральному правительству (контролируются Амаль, Хезболла и др.), продолжается сирийская оккупация, не подписан мирный договор с Израилем и изра ильская армия продолжает оккупацию спорного участка на границе (Шебаа).

4.7.Исламская революция в Иране (1979) и её влияние на международные отношения в регионе Исламская революция в Иране 1978-79 гг. и провозглашение Исламской Республики Иран (ИРИ) явились событием, не побоимся этого слова, всемирно-исторического значения.

Прозвучав для многих как гром среди ясного неба, Исламская революция заставила обра тить внимание, подчас гипертрофированное, на такие явления как «политический ислам» и т.н. «исламизм», исламский фактор стал восприниматься как важная составляющая между народных отношений. Собственно революция, помимо антишахской и социальной направ ленности, имела ещё и антиимпериалистическую (антинеоколониалистскую и т.п.), т.е. на правлена против соответствующих форм зависимости Ирана от Запада и его эксплуатации последним, против западной экспансии в экономической, культурной, информационной сферах. Исламская революция показала перспективы идеологической концепции «третьего пути», отрицающую и капитализм, и социализм, и ориентацию на США и ориентацию на СССР. Исламская революция и её последствия оказали большое влияние на сопредельные страны и на международные отношения на Ближнем Востоке.

Особое место в революционном движении занял антиамериканизм, что, помимо про чего было вызвано тем, что США своей политикой с 1945 г. позволили иранскому общест венному мнению отождествить их с шахским режимом. Первоначально в 60-е гг. будущий вождь Исламской революции аятолла Рухолла Хомейни выступал с резкой критикой шах ской программы реформ, т.н. «белой революции», постепенно радикализм его выступлений нарастает, и чем более в них всё более проявляются антиимпериалистические, в основном резко антиамериканские мотивы, получавшие большой резонанс в иранском обществе. Всё это накладывалось на традиционно распространённые в иранском обществе ксенофобию, национализм и религиозность, и таким образом роль внешнего фактора в иранской револю ции была значительной.

После революции важное место в внешнеполитической идеологии нового режима, который возглавил имам Р. Хомейни, заняли имеющие внешнеполитическую на правленность лозунги «Ни Запад, ни Восток (т.е. СССР), а ислам», единства мусульманских стран и т.п., а политика «экспорта Исламской революции» во многом заменила внешнеполи тическую доктрину ИРИ. Хотя нужно сказать, что характерный для исламского режима дуа лизм светской (технократической) и исламской (идеократической) его составляющих отра жался и на внешней политике: взвешенная политика МИДа могла подрываться ради кальными действиями и заявлениями каких-либо «исламских» органов или деятелей, и на оборот, радикализм последних мог дезавуироваться первым.

Частным случаем «экспорта революции» стала ирано-иракская война, начатая Ираком, но велась она Ираном под лозунгами «Исламской революции» и целью была не столько оборона, сколько установление в Ираке аналогичного режима. Действенные попытки экс портировать революцию предпринимались в охваченный внутренним противостоянием Ли ван, где с иранской помощью была создана военно-политическая организация «Хезболла»

(Партия Аллаха), основной задачей которой была борьба с израильскими войсками на Юге Ливана, но она принимала участие и во внутриливанских событиях. Попытки инспириро вать революционные движения предпринимались ещё в ряде арабских и мусульманских стран, в частности, на Бахрейне, где есть большая шиитская община, а также в Кувейте.

Предпринимались попытки исламизировать палестинское национальное движение, в част ности по некоторым данным, действующая на оккупированных территориях подпольная ор ганизация «Исламский джихад» является филиалом «Хезболла» и имеет связи с Ираном.

Вскоре после революции были созданы специальные органы, игравшие роль «исламского Коминтерна», задачей которых было способствовать «экспорту революции»—например Управление исламских освободительных движений (УИОД) при Корпусе стражей Ислам ской революции (КСИР) и др.

Во многом именно опасения относительно угрозы со стороны Ирана способствовали созданию в 1981 г. региональной организации арабских монархий—Совета Сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), своего рода «Священного союза» араб ских монархий против Исламской революции, местной оппозиции, как исламской, так и светской, и против арабского светского республиканского национализма в лице режимов Ирака, Сирии, Йемена и других. Исходившие из Тегерана призывы к свержению всех мо нархий как неисламских политических систем воспринимались в аравийских монархиях как прямая угроза.

В этих условиях особо напряжёнными стали отношения Ирана с главным оплотом ис ламского монархизма и консерватизма—с Саудовской Аравией. Особую роль в них занял вопрос хаджа (паломничества) в Мекку. Иран настаивал на праве своих паломников, дос тигавших численности 150 000 чел. (самая большая национальная группа) проводить во время хаджа политические демонстрации, в т.ч. и под антимонархическими лозунгами. Сау довцы полагали, что поведение иранских паломников нарушает религиозное значение па ломничества и пытались изолировать их от других паломников. Применение силы против демонстрантов могло повредить образу Саудовской Аравии как хранителя исламских свя тынь, поэтому власти старались избегать насилия. Однако летом 1987 г. во время хаджа произошли беспорядки при подавлении несанкционированной демонстрации перед Большой Мечетью Мекки. Погибло более 400 человек, в основном иранцев. После этого всякая ак тивность, не связанная с хаджем была запрещена. В Тегеране толпа разгромила саудовское посольство, при этом погиб один дипломат. В начале 1988 г. Эр-Рияд разорвал дипломати ческие отношения с Тегераном.

Исламская революция заставила многие секуляризованные режимы в регионе более внимательно относится к религии, увеличивалась государственная поддержка мечетям, ре лигиозным благотворительным обществам, стали закрывать бары, ночные клубы и прекра щать показ «неисламских фильмов» в дни религиозных праздников (напр., в Иордании).

Иран разорвал все военно-политические связи с Западом. Антиамериканский характер революции нанёс серьёзный удар по позициям США на Ближнем Востоке. Отношения с США, которых в Иране стали именовать не иначе как «большим сатаной», вообще стали враждебными. Враждебность к Вашингтону стала главным символом революции, почти ре лигией. Антиимпериализм занял важное место во внешней политике ИРИ, в частности, на этой почве Иран сблизился с Ливией, Сирией, Суданом и рядом других антизападных ре жимов и организаций, стал активным участником Движения неприсоединения, в котором, правда, зачастую проводил политику «неприсоединения к неприсоединившимся». Иран стал последовательным сторонником наиболее радикального (с антиизраильской точки зрения) решения палестинского вопроса.

В то же время ряд событий, получивших международный резонанс, на самом деле яв лялся следствием в первую очередь политической борьбы внутри Ирана. Инцидент с захва том здания посольства США в Тегеране 4 ноября 1979 г. и удержание американских дипло матов в качестве заложников в течение 444 дней имели множество международных послед ствий, важнейшее из которых—разрыв дипломатических отношений между Ираном и США17. Нарушение норм международного права (Венская конвенция 1961 г.) в части непри косновенности дипломатических миссий и персонала вызвало резкое осуждение мирового сообщества, в т.ч. и со стороны СССР. Но СССР осудил и американскую реакцию на это, считая её несоразмерной. США предприняли целую серию жёстких антииранских демар шей, пытаясь организовать давление на исламский режим дипломатическими, экономиче скими (санкции) и силовыми методами. Предпринятая американцами попытка освободить заложников силовым путём окончилась полным провалом (т.н. «табасский инцидент») и во многом стоила президенту Дж. Картеру поражения на выборах 1980 г. Долгие переговоры между США и Ираном при посредничестве, в частности, Алжира закончились освобождени ем всех заложников. Но бльшая часть иранских требований выполнена не была.

Эти события с подачи имама Хомейни получили название «Вторая исламская револю ция», но отнюдь не за их международный резонанс. Формально предлогом для захвата по сольства было нежелание США выдать в Иран для суда шаха Мохаммеда-Резу Пехлеви, но фактически они были следствием внутриполитической борьбы вокруг судьбы временного правительства М. Базаргана и проекта новой, «исламской», конституции. В результате ка завшееся исламским революционерам либеральным правительство пало, а в условиях кон солидирующего действия угрозы американского вторжения и антиимпериалистического эн тузиазма на референдуме в декабре 1979 г. была одобрена Конституция, включавшая базис ный принцип концепции Хомейни—«велайат-е факих» (правление богослова) и иные рево люционные тезисы. В результате Хомейни и его сподвижники добились своего, попутно ра зорвав все связи с США, испортив отношения с другими западными странами и свой имидж в мире, а также потеряв значительную часть иранских авуаров, хранившихся в США.

Один из крупнейших международных скандалов 1980-х гг.—т.н. «Ирангейт», связанный с тайными нелегальными поставками американского вооружения Ирану, получил всемирную огласку также благодаря внутриполитической борьбе в Иране. По мне нию известного израильского автора Д. Менашри, наделавшая в своё время много шума в мире фетва Р. Хомейни 1989 г.—приговор британскому писателю С. Рушди за книгу «Сата нинские стихи», также явилась результатом внутриполитической борьбы.

При всей идеологической обусловленности внешней политики Ирана в 80-е гг. не сле дует приуменьшать её прагматизма. Несмотря на однозначность лозунга «ни Запад, ни Вос ток», антисоветскую риторику, на то, что Иран оказывал помощь афганским моджахедам, денонсировал в одностороннем порядке статьи 5 и 6 советско-иранского договора 1921 г., несмотря на провокации против советской миссии в Тегеране, несмотря на репрессии про тив иранских марксистов, Иран, тем не менее, на разрыв и открытую конфронтацию со вто рой сверхдержавой не пошёл, и более того, развивал и укреплял отношения с ней. Иран так же сохранил и в ряде случаев даже развил отношения с рядом европейских капиталистиче ских и социалистических стран, с Японией и другими государствами. Сравнительно непло хие отношения в 80-е гг. сложились у Ирана с основными прозападными странами ре гиона—Турцией и Пакистаном. Так, Пакистан, в частности представляет интересы Ирана в США.

Иран не стал экспортировать революцию в баасистскую секуляристскую просовет скую Сирию, когда там вспыхнул мятеж исламистов из группы «Братьев-мусульман» в гг.

Хама и Хомс в 1980 г. и оказал поддержку режиму Х. Асада, хотя сирийские исламисты и ссылались на Иран как пример для подражания. Но союзнические отношения с Асадом ока зались для Хомейни важнее сомнительной религиозно-идеологической солидарности с «Братьями», за спиной которых стояли, к тому же, Саудовская Аравия, Иордания и Турция.

До этого администрация Картера и временное республиканское («либеральное») правительство М. Базарга на пытались наладить диалог Ирано-иракская война была прекращена в 1988 г. самим имамом Хомейни, который реально оценил сложившееся тяжёлое военное и экономическое положение страны, на строение населения и дал согласие принять резолюцию СБ ООН №598 о прекращении огня.

Помимо исламской революционной идеологии на формирующуюся внешнюю поли тику ИРИ в 80-е гг. влияли следующие факторы:

— Необходимость дипломатического обеспечения ведения войны с Ираком (недопущение интернационализации конфликта со стороны арабских и др. государств, обеспечение поставок вооружений и запчастей, работа в ООН и т.п.) — Другие вопросы безопасности: проблемы афганских беженцев, присутствие США в Персидском заливе, нейтрализация эмигрантских группировок, курдских и др. сепара тистов и т.п.

— Потребности национальной экономики (содействие внешней торговле, транзиту экс порта и импорта, вопросы безопасности мореплавания и т.п., работа в рамках ОПЕК, меры по обходу американских санкций).

— Внутренние факторы: политическая борьба, общественное мнение и т.п.

— Традиционные, оставшиеся ещё от шаха, ориентиры внешней политики: претензии на роль региональной «сверхдержавы», иранский национализм, стремление играть на про тиворечиях между великими державами, имеющими интересы в Иране—подобно игре на противоречиях между Россией и Великобританией в конце XIX—начале ХХ в., ме жду СССР и США после Второй мировой войны.

В 90-е гг., после смерти имама Хомейни, внешняя политика ИРИ, с одной стороны, продолжает тенденции 80-х гг., а с другой, в ней появились новые мотивы, определяемые во многом особенностями его внутреннего социально-экономического и политического разви тия. Внешнеполитический курс дуумвирата рахбара А. Хаменеи и президентов А. Раф санджани (1989-1997, два срока) и М. Хатами (с 1997 г.) выглядит как прагматичный и умеренный (по сравнению с периодом 1979-89 гг.).

Иран в 90-е гг. постепенно перешёл в своей внешней и региональной политике от идей «экспорта революции» к поиску путей региональной кооперации, постепенно улучшаются отношения ИРИ со своими соседями по Персидскому заливу, в т.ч. с Саудовской Аравией, упрочились его связи с европейскими странами, с Россией, рядом развивающихся госу дарств. Иран занял последовательно конструктивную позицию в отношении многих регио нальных конфликтов: в иракско-кувейтском кризисе, по афганскому вопросу, по Карабаху, Таджикистану, позднее—по Косово и т.п., причём религиозной солидарностью Иран руко водствовался в меньшей степени, нежели здравым смыслом. Иран продолжал в 90-е гг. со хранять оппозицию к мирному процессу на в арабо-израильском конфликте и палестинском вопросе, но каких-либо серьёзных действий по подрыву этого процесса не предпринимал.

Отношения с Ираком нормализовались в условиях американо-иракского противостояния.

Кооперация с Россией по среднеазиатским, кавказским и ряду международных вопро сов, равно как и общее сближение между двумя странами—важный поворот в иранской по литике 90-х гг.

Конечно, «реликты» прежней, революционной внешней политики ещё сохраняются— это и резкая оппозиция мирному процессу на Ближнем Востоке, и поддержка ряда ради кальных движений, в т.ч. «Хезболла» в Ливане, и установление тесных связей с «революци онным исламским» Суданом, и поставки оружия в Боснию и т.п. Подозревается или доказан иранский след в ряде террористических актов, совершённых в 1990-е гг.: взрывы объектов еврейской общины Буэнос-Айреса (1992 и1994 г.), т.н. инцидент «Миконос» в 1992 г. в Бер лине 18 и другие. В 1993 г. были разорваны отношения между ИРИ и Алжиром,—последний в 1997 г. послы стран ЕС были отозваны из Тегерана после решения суда г. Берлина, признавшего иранские власти ответственными за убийство курдов-диссидентов в Берлине в 1992 г., однако через пол года послы вернулись в Иран и «критический диалог» с ЕС был возобновлён.

обвинил Иран в поддержке Исламского Фронта Спасения, ведущего вооружённую борьбу с алжирским правительством.

С избранием 23 мая 1997 г. президентом Ирана ходжжат оль-ислама Сеида Мо хаммада Хатами—клирика и философа, имеющего светское и духовное образования, вла деющего английским, немецким и арабским языками, прожившего много времени в Гам бурге, тенденции, начавшие проявляться в предшествующие годы во внешней и внутренней политике страны не только получили дальнейшее развитие, но и обрели своё концептуаль ное оформление. Речь идёт об идее «исламского гражданского общества» и концепции «диалога цивилизаций», ставших не только излюбленными темами выступлений М. Хатами перед аудиториями в ИРИ и за границей, но и базисными идеологическими ориентирами его администрации и сил, её поддерживающих, т.н. реформистов.

Заявленная как основа внешнеполитического курса концепция «диалога цивилизаций», своего рода «торговая марка» дипломатии Хатами, представляет альтернативу пророчествам С. Хантингтона о «столкновении цивилизаций».19 «Диалог цивилизаций» предполагает нечто большее, чем межкультурный диалог—это ещё и уважение и равенство всех людей;

принятие культурного разнообразия как перманентно присущей черты человечества;

взаимоуважение к ценностям и взглядам, принятым в других культурах;

право на защиту культурного наследия и ценностей;

отказ от попыток культурного доминирования;

поиск общих путей преодоления глобальных проблем;

уважение норм международного права и отказ от конфронтации и т.п.

«Диалог цивилизаций» предполагает и повышение роли Ирана в мире—как одной из древнейших цивилизаций и важнейшей составной части мусульманского мира. В этом каче стве Иран хотел бы развивать отношения с другими «цивилизациями»—будь то Индия, Ки тай, Япония, Россия, и, конечно же, Запад, а точнее, Европа. Из европейских стран у Ирана наиболее удачно складываются отношения с Грецией и Италией, историческими центрами европейской культуры. Визит Хатами в Италию в 1999 г.—первый после Исламской рево люции визит главы иранского государства в западную страну. Во время этого визита, поми мо переговоров с итальянскими официальными лицами, состоялись встречи с пред ставителями общественности и сенсационная встреча с папой римским Иоанном Павлом II.

4.8.Ирано-иракская война 1980- Как уже говорилось, ирано-иракская война была частным случаем реализации иран ской доктрины «экспорта исламской революции». Но это лишь один аспект этого очень сложного международного конфликта. В ирано-иракском противостоянии существует мно жество причин, исторических, политических, религиозных и экономических. Это в той или иной форме и конфликт между персидским и арабским национализмом, исламским мессиа низмом и баасистским (иракским) социализмом, и борьба за гегемонию и влияние в страте гически важном бассейне Персидского залива. Это и суннитско-шиитские религиозные про тиворечия20 и проблемы шиитских святынь (Неджеф и Кербела) в Ираке. Свою роль играло и наличие арабского меньшинства в Иране, особенно в пров. Хузестан, богатой нефтью.

Немаловажное значение имели и взаимные территориальные претензии, подкрепляемые на ционалистически-религиозными предрассудками и историческими прецедентами. Месопо тамия (Ктесифон) была центром последней доисламской династии Ирана Сасанидов. Вос Вышедшая в 1993 г. статья, а затем книга американского учёного С. Хантингтона «Столкновение цивилиза ций» (Clash of the Civilizations) говорит о замещении идеологического противостояния цивилизационным, в частности, по оси «Запад-Исламский мир», и в качестве одного из актов столкновения цивилизаций рассматри вается и Исламская революция в Иране.

В Ираке ок. 60% населения—шииты, но власть принадлежит представителям суннитского меньшинства, ко торое проводило секуляристскую политику.

становившая иранское государство шиитская династия Сефевидов и их преемники с XVI по XIX вв. вели борьбу с Османской империей за Месопотамию (Ирак). С момента обретения Ираком независимости (1922 г.) неоднократно в разных формах им выдвигались претензии на иранскую провинцию Хузестан, которая в иракских источниках именовалась не иначе как Арабистан. Не последнюю роль сыграл и субъективный (личностный) момент, в частности, неприязненное отношение имама Хомейни к президенту Ирака Саддаму Хусейну, связанное с тем, что последний выслал Хомейни по требованию шаха Мохаммеда Резы из Ирака в 1978 г.

Непосредственной причиной войны был спор двух стран о границе, в частности, о том ее участке, который проходит по р. Шатт эль-Араб21. Соглашения 1847 г. и 1913 г. ме жду Персией и Турцией и последующие соглашения между Ираном и Ираком (1937) прово дили границу по левому (восточному) берегу реки, кроме участков у гг. Хорремшехр и Аба дан, оставляя, таким образом акваторию реки—важнейшей транспортной артерии, в т.ч. и для экспорта нефти, под суверенитетом Ирака. Так как такое положение было невыгодно Ирану, а также потому, что соглашения о границе были заключены при неблагоприятных для него обстоятельствах, в т.ч. и под давлением Великобритании, Тегеран неоднократно выступал за пересмотр соглашений о границе и требовал её провести, в соответствии со сложившейся международной практикой проведения речных границ по фарватеру или тальвегу (линии наибольших глубин).

Отношения между странами резко обострились после революции 1959 г. в Ираке и выхода этой страны из СЕНТО. В апреле 1969 г. Иран в одностороннем порядке денонсиро вал Соглашение 1937 г. как колониалистское и империалистическое. Помимо пограничной, обострились и другие проблемы в двусторонних отношениях. Важное место в числе ирак ских претензий к Ирану заняло требование прекратить поддержку курдских повстанцев.

Ирак, в свою очередь, предоставил свою территорию для иранской оппозиции, в частности, с 1964 г. в изгнании в Неджефе жил аятолла Р. Хомейни, распространявший оттуда анти шахские воззвания. В 1970-е гг. Ирак активно сближается с СССР (Договор о дружбе и со трудничестве 1972 г.), а Иран всё больше увлекается ролью «главного стратегического со юзника» США в регионе.

В ноябре 1971 г. после ухода британских войск из Залива Иран захватил при надлежавшие княжествам Шарджа и Рас эль-Хайма, входящим в состав ОАЭ три острова в Персидском заливе: Абу Муса, Большой и Малый Томб. Острова занимают очень важную стратегическую позицию у входа в Ормузский пролив. Ирак в знак протеста разорвал дипло матические отношения с Ираном. Сделано это было не столько из арабской солидарности, сколько из опасения, что, контролируя острова, Иран в любой момент может закрыть Ор музский пролив.

Были и другие причины, которые препятствовали развитию нормальных отношений между двумя соседними государствами. Однако в 1970-е гг. начинается постепенное движе ние к урегулированию отношений.

При посредничестве Алжира Ирак, истощенный борьбой с курдскими повстанцами, пошёл на восстановление дипотношений с Ираном в октябре 1973 г. В марте 1975 г. на сам мите ОПЕК в Алжире состоялась встреча шаха Мохаммеда Резы и Председателя Совета Ре волюционного командования Саддама Хусейна. Были заключены соглашения об урегулиро вании разногласий между двумя странами, в том числе признавалась граница по р. Шатт эль-Араб по линии тальвега. В июле того же года в Багдаде был подписан договор о границе и добрососедских отношениях. Иран согласился прекратить помощь курдским повстанцам и компенсировать Ираку территориальные потери на сухопутном участке границы в районе Нафтхане—Нафтшах. Все части договора были объявлены взаимосвязанными.

персидское название Арвандруд, образована слиянием Тигра и Евфрата Ирак был вынужден пойти на соглашения 1975 г. и поэтому воспринял события 1978 79 гг. в Иране как повод и возможность для пересмотра соглашения с помощью силы. Саму Исламскую революцию Саддам Хусейн воспринял двояко—с одной стороны как возмож ность вернуть утраченные позиции, добиться гегемонии в бассейне Персидского залива за счет ослабевшего Ирана, поднять свой престиж в арабском мире, а с другой стороны—как угрозу национальной безопасности Ирака в вопросах подрыва хрупкого баланса шиитско суннитских взаимоотношений в Ираке, и как угрозу своей личной власти со стороны «ис ламских революционеров» внутри страны. Иракские шииты ещё со времён Османской империи составляли оппозиционную и преследуемую часть населения, лишённую, по сравнению с суннитами, многих политиче ских и экономических перспектив. Ни режим партии Баас с её националистическими лозун гами, ни рост доходов от нефти (добываемой, кстати, в основном в шиитских и курдских районах Ирака) принципиально картину не изменили. Если одиночные выступления шиитов против режима Баас происходили и ранее (например, в 1977 г.), то после Исламской рево люции шиитская оппозиция баасистскому режиму стала принимать организованные формы, получать материальную и моральную поддержку от собратьев в Иране и чёткую цель— создание исламской республики по иранскому образцу. Летом 1979 г. произошли новые волнения в Неджефе и Кербеле. Стали возникать подпольные шиитские организации, кото рые, как подозревали власти, имели связи с Ираном.

Одну из таких групп—«ад-Да’ава ал-Исламийа» («Исламский призыв») возглавил лидер иракских шиитов аятолла Мухаммад Бакир ас-Садр. «ад-Да’ва», как и сторонники Хомейни выступала за исламское правление и социальную справедливость. Весной 1980 г.

произошли попытки покушения на жизнь министра иностранных дел Ирака Т. Азиза, одного из лидеров Баас, и на министра культуры Ирака, организованные группой «ад-Да’ава». В ответ власти Ирака предприняли репрессии против членов организации, также были депор тированы в Иран несколько тысяч шиитов иранского происхождения. Летом по указу С. Ху сейна был приговорён к смерти аятолла Бакир ас-Садр и его сестра. В сентябре 1980 г. нача лись первые пограничные столкновения.

В конце 1979 г. военно-политическая обстановка в регионе усложнилась. Резкий раз рыв отношений между ИРИ и США после кризиса с захватом посольства в Тегеране и паде ние «либерального» правительства М. Базаргана привели к возрастанию «революционного исламского компонента» во внешней политике ИРИ и её международной изоляции. Соеди нённые Штаты не только расстались с мыслью наладить отношения с исламским режимом, но и встали на путь открытой, почти агрессивной конфронтации с ним, что помимо прочего, существенно ослабляло военно-техническое состояние иранской армии, зависящей от поста вок американских запчастей и оборудования. Перспективы экспорта Исламской революции в другие нефтедобывающие страны Персидского залива весьма пугала американцев. Как ва риант недопущения этого, помимо наращивания военного присутствия в регионе, могло рас сматриваться и блокирование Ирана со стороны другой крупной региональной державы, а именно Ирака. Но Ирак был связан союзными отношениями с СССР. Советский Союз всё внимательнее присматривался к Персидскому заливу. Исламскую революцию там воспри няли весьма благожелательно и пытались, правда безуспешно, расширить свой «антиимпе риалистический» лагерь. Ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. внёс сущест венные коррективы в ближневосточный расклад. Ирак резко негативно воспринял это собы тие, что наряду с подозрениями Саддама, что СССР теперь пытается установить стратегиче ские связи с исламским режимом за счёт интересов своего союзника-Ирака, способствовало Необходимо отметить, что ухудшение отношений между странами последовало не сразу после Исламской революции, а в конце 1979-80 гг. Сначала иракское руководство отнеслось достаточно благожелательно к па дению монархии и продолжало развивать установившиеся после 1975 г. двусторонние связи с первым респуб ликанским правительством Ирана, которое в свою очередь, проводило относительно умеренную политику.

определённому дрейфу Багдада к Западу, причём, не только к Франции, традиционному партнёру, но и к США. Афганистан, хоть и не повлёк за собой советско-иранской конфрон тации, тем не менее, и до этого исламский режим в рамках своей концепции «ни Запад, ни Восток» не собирался идти на сближение с СССР. Таким образом, Иран к 1980 г. оказался в определённой международной изоляции: старые связи разрушены, новые не созданы, имидж испорчен. Ирак в это же время продолжал пользоваться преимуществами союза с СССР и договора 1972 г., продолжал успешное сотрудничество с Францией и др. странами, и чув ствовал на себе благосклонное внимание США и прозападных аравийских монархий, напу ганных Исламской революцией. Саддам Хусейн вполне мог рассчитывать на роль защитни ка от агрессивного «исламского экстремизма» в глазах слабых и богатых аравийских мо нархий и чуть ли не всего «цивилизованного» человечества.

В конце концов, воспользовавшись слабостью иранской армии в результате ре волюции и чисток, волнениями и вооружёнными столкновениями в Иранском Курдистане, используя как предлог революционную риторику Тегерана, стремившегося разжечь пламя Исламской революции во всём исламском мире и, прежде всего, в Ираке;

объявив о наруше нии договора 1975 г. со стороны Ирана и обвинив последний в «224 агрессивных актах», Ирак 18 сентября 1980 г. денонсировал договор 1975 г., а также потребовал освобождения островов Абу Муса, Большой и Малый Томб.

22 сентября Ирак начал военные действия. Началась война, ставшая угрозой безопас ности для региона Ближнего и Среднего Востока и источником беспокойства для всего ми ра.

В сентябре-ноябре 1980 г. иракской армии удалось добиться ряда успехов, была ок купирована часть провинции Хузестан, другие территории, захвачены гг. Хорремшехр, Каср-е Ширин, Мехран, окружены Абадан и Ахваз. В декабре 1980 г. война приняла пози ционный характер. С марта 1982 г. начинается иранское наступление, в мае освобождён Хорремшехр, деблокирован Абадан, боевые действия переносятся на иракскую территорию, но принимают снова позиционный характер, в 1986-87 гг. Иран ценой больших потерь ок купирует полуостров Фао близ Басры и ещё ряд территорий в Ираке. В это же время разво рачиваются т.н. «война городов» (взаимные массированные авианалёты) и «танкерная вой на» (удары по нефтеналивным судам противника и лояльных ему стран). С января по август 1988 г. иракские войска наносят ряд поражений иранцам и освобождают захваченные терри тории.

В июле 1988 г. имам Хомейни признаёт резолюцию СБ ООН №598 о прекращении огня от 1987 г. (Ирак признал её ещё раньше). 20 августа было подписано, а с 25 августа вступило в силу перемирие, но ни одна из сторон не считала себя побеждённой. В октябре 1990 г., уже после начала иракско-кувейтского кризиса, Ирак согласился вернуться к Ал жирскому соглашению 1975 г. и границе по тальвегу, вывел войска с продолжавших нахо диться под его контролем иранских территорий, признал и выполнил ряд других иранских пожеланий. Был произведён обмен военнопленными и восстановлены дипломатические от ношения между двумя странами. Количество погибших в войне составило от 600 тыс. до млн. человек с каждой стороны.

Характерно, что вопреки ожиданиям сторон, ни иранские арабы, ни иракские шииты в массе своей отнюдь не стали «пятой колонной» для своих государств. Это говорит, оче видно, что в условиях войны лояльность власти выше, нежели религиозная или этническая идентичность.

Этот крупнейший межгосударственный конфликт в регионе имел значимый между народный аспект. В литературе часто встречается другое название конфликта—Война в Персидском Заливе (The Gulf War), отражающее его региональный масштаб. Хотя и великие державы, и страны Запада и страны региона формально сохраняли нейтралитет, конфликт с самого начала стал интернационализироваться. Арабские монархии Персидского залива, обеспокоенные перспективой распространения Исламской революции и иранским гегемо низмом в целом, негласно поддерживали Ирак, в основном, финансами. Особенно выделя лась Саудовская Аравия, отношения которой с Ираном были крайне напряжёнными в 80-е гг. Во время «танкерной войны» Иран неоднократно подвергал нападениям суда Саудов ской Аравии и Кувейта, а в 1984 г. подверг территорию последнего ракетному обстрелу. Яв но антииранскую позицию занял Египет. Большую помощь Ираку оказывала Иордания.

Иорданский порт Акаба стал главным окном во внешний мир для Ирака, заменив блокиро ванную иранцами Басру. Король Хусейн разрешил даже формирование добровольческой бригады «Ярмук» в помощь Ираку. В свою очередь, из арабских стран Сирия, Ливия и Юж ный Йемен поддерживали Иран, особенно тесные отношения у исламского режима сложи лись с Сирией. В 1982 г. Сирия перекрыла транзит иракской нефти по нефтепроводу через её территорию—основную артерию иракского экспорта, наряду с терминалами в Басре и Фао, блокированными иранцами.

Турция, Алжир и Пакистан пытались посредничать между Ираном и Ираком. ООН и ОИК призывали к прекращению огня.

В регионе и Персидском заливе в частности в течении всего периода конфликта на ходились военно-морские силы США и других стран НАТО. Помимо прочего, они во время «танкерной войны» эскортировали танкеры Кувейта и Саудовской Аравии. В целом США и НАТО больше были склонны поддерживать Ирак, однако, уже тогда по отношению к этим двум странам закладывались основы политики, получившей во второй половине 90-х гг. при президенте Клинтоне название «политики двойного сдерживания» (dual containment). Круп ным поставщиком вооружений и экономическим партнёром Ирака стала Франция, а также другие европейские страны.

Советский Союз занимал во время войны нейтральную позицию, призывая обе сто роны прекратить войну и объединиться против «мирового империализма». С начала войны СССР прекратил поставки оружия Ираку, в т.ч. уже оплаченных партий, но в 1982 г. возоб новил в связи с переносом войны на иракскую территорию и антисоветскими акциями в Иране. Вместе с тем советское вооружение, в основном через Сирию, поступало и в Иран.

Несмотря на прекращение войны отношения между Ираном и Ираком остаются дос таточно сложными, и несмотря даже на тяжёлое поражение Ирака в «Битве в пустыне» в 1991 г., очень велика вероятность того, что указанный выше комплекс противоречий между двумя странами может вызвать новый конфликт.


4.9.Иракско-кувейтский кризис 1990-91 гг.

«Буря в пустыне»—Вторая война в Заливе Иракско-кувейтский конфликт, переросший в масштабную войну с участием нескольких государств оказал огромное влияние на международные отношения в мировом масштабе в 1990-е гг. В условиях прекращения «холодной войны» и самоустранения СССР при М.С. Горбачеве от активной внешней политики в бывших сферах своих интересов и по следующего за тем распадом Союза, США попытались выступить главным миротворцем и арбитром в региональных конфликтах, претендуя на роль выразителя интересов всего человечества и при этом мало считаясь с позицией международных организаций и даже своих союзников. Будучи впервые опробованной в Ираке, подобная модель «нового ми рового порядка» затем была реализована ещё в ряде ситуаций (Боснийский и Косовский кризисы в Югославии и др.) Иракское вторжение в Кувейт 2 августа 1990 г. стало неожиданностью и вызвало шок во всём мире. Однако у этого события были определённые предпосылки как в истории ку вейтско-иракских отношений, так и в иракской политике и в международной ситуации в ре гионе.

Кувейт, как и Ирак, был частью Османской империи, а именно, Басорского вилайета, и исходя из этого Ирак рассматривал его как свою территорию и с момента получения Ку вейтом независимости в 1961 г. выдвигал соответствующие претензии. Кроме притязаний на весь Кувейт, Ирак имел и локальные территориальные претензии, в частности, на острова Варба и Бубиян, имевшие стратегическое значение. Ирак имел очень узкий выход к Персид скому заливу (ок. 50 км.) и всего один морской порт (Умм-Каср), и это обстоятельство ле жало в основе территориальных противоречий Ирака с Ираном и Кувейтом. После преодо ления с помощью ЛАГ конфликта в 1961 г. отношения между Ираком и Кувейтом были от носительно ровными, в 1973 г. отношения осложнились, когда Ирак оккупировал кувейт ский пограничный пункт и требовал передать ему острова Варба и Бубиян в аренду, но под давлением Саудовской Аравии отступил, а во время ирано-иракской войны даже произошло сближение двух стран, Кувейт оказал существенную финансовую и иную помощь Ираку.

Тем не менее, в 1990 г. их отношения резко обострились. Ирак обвинил Кувейт, что тот в условиях падения цен на нефть увеличивает добычу и экспорт сверх установленных ОПЕК квот, подрывая рынок и нанося ущерб другим экспортёрам, особенно Ираку. Также Багдад обвинил Кувейт в добыче нефти диагональным бурением из иракской части место рождения эр-Румейла. Ирак требовал также реструктуризации или списания своих долгов перед Кувейтом, накопленных во время ирано-иракской войны (13 млрд. долл. США, кото рые в Багдаде рассматривались как плата за спасение Аравийского полуострова от «экспор та исламской революции»). Вновь всплыли территориальные претензии. Попытки выяснить отношения путём переговоров ни к чему не привели, Кувейт отверг все требования Ирака.

2 августа 1990 г. части иракской армии, подавив слабое сопротивление вооружённых сил Эмирата Кувейт, оккупировали его территорию. Это заняло менее суток. Эмиру Кувейта и всему правящему семейству ас-Сабах удалось бежать в Саудовскую Аравию, где они сформировали правительство в изгнании.

Отдавая приказ о вторжении в Кувейт, иракский лидер Саддам Хусейн рассчитывал, помимо окончательного решения всех разногласий с Кувейтом, ещё и реализовать свои дав ние гегемонистские замыслы, которые ему не удалось реализовать во время войны с Ираном 1980-88 гг., решить внутренние социально-экономические проблемы Ирака, но вряд ли у не го был какой-то более или менее продуманный план действий, особенно в отношении того, что делать после победы над Кувейтом.

Потерпев неудачу с попыткой создать в Кувейте проиракское правительство, которое хоть как то могло бы легитимизировать иракскую оккупацию, С. Хусейн 9 августа объявил об аннексии Кувейта. Эр-Румейла, острова Варба и Бубиян были включены в состав про винции Басра, а на остальной территории была создана отдельная провинция.

Иракское вторжение было осуждено многими странами мира. Уже 2 августа Совет Безопасности ООН в Нью-Йорке провёл обсуждение ситуации и при одном воздержавшемся принял резолюцию №660. В ней осуждалась агрессия Ирака, содержалось требование отвес ти иракские войска на позиции, которые они занимали 1 августа, Ирак и Кувейт призыва лись незамедлительно вступить в переговоры по всем их противоречиям и приветствовались все усилия в этом отношении, особенно со стороны ЛАГ.

Особую обеспокоенность в связи с возникшей ситуацией проявили слабые в воен ном отношении монархии Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, которые боя лись разделить судьбу Кувейта. Как удар по своим жизненным интересам восприняли ирак скую акцию США. Помимо прочего, Саддам Хусейн с захватом Кувейта автоматически стал обладателем 20% мировых запасов нефти. А в случае завоевания им Саудовской Ара вии и других государств Залива он уже контролировал бы более половины таковых, что по зволило бы ему вершить судьбы мировой экономики.

Хотя, скорее всего столь далеко идущих замыслов у Саддама не было, тем не менее, концентрация иракских войск в Кувейте и на Юге Ирака представляла потенциальную уг розу. Король Фахд обратился к своему другу и союзнику—США с просьбой о защите. Пре зидент США Дж. Буш-старший ответил незамедлительным направлением в регион своих войск и флота. Так начался первый этап американо-иракского противостояния—т. н. опера ция «Щит пустыни» (Desert shield).

Вскоре в Саудовской Аравии и других странах Залива была сконцентрирована мно гочисленная группировка войск США, ряда стран НАТО, арабских и ряда других государств под флагом ООН для освобождения Кувейта (Многонациональные силы, МНС). Всего ан тииракская коалиция объединила 34 страны, но основу её составили вооружённые силы США которые направили в зону конфликта, по некоторым оценкам, для проведения опера ций «Щит пустыни» и последовавшей за ней т.н. операции «Буря в пустыне» (Desert Storm) по разгрому иракской армии и освобождению Кувейта группировку войск, в состав которой вошло около 35 %. личного состава армии США, 42 % танкового парка, 75 % боевых само летов тактической авиации, 46 % личного состава ВМС США и 46 % их авианосцев (шесть из 13).

Согласно оценкам военных специалистов, помимо решения задачи защиты Саудов ской Аравии и других нефтяных прозападных монархий, Пентагон на практике отработал операцию по стратегической переброске и развертыванию крупнейшей группировки войск в район конфликта, уже на этапе подготовки показав, свою угрожающую мощь всем возмож ным своим противникам.

Группировка военно-морских сил США в их союзников в зоне кризиса начала созда ваться на основе постоянно находившихся в этом районе сил флота. Ее наращивание осуще ствлялось постепенно методом выдвижения в северную часть Аравийского моря, Персид ский залив и Красное море авианосных ударных соединений, ракетных ударных групп во главе с линейными кораблями, амфибийно-десантных соединений с морской пехотой на борту и других сил. Развертывание военно-морской группировки США началось практиче ски с первых дней после захвата Кувейта Ираком и завершилось уже в ходе проведения многонациональными силами воздушной наступательной кампании (январь 1991 г.) В результате проведенных США мероприятий к началу воздушно-наземной операции против Ирака численность вооруженных сил США в зоне Персидского залива превысила 500 тыс. человек. В составе сухопутных войск имелось восемь дивизий, две отдельные бри гады, три полка и один батальон, на вооружении которых было около 2,6 тыс. танков, до 1400 орудий полевой артиллерии, реактивных систем залпового огня и минометов, более 2300 пусковых установок ПТУР, свыше 300 зенитных ракетных комплексов, около 570 про тивотанковых вертолетов. Группировка ВВС включала более 1 тыс. боевых самолетов, во енно-морская - почти 95 боевых кораблей различных классов, в том числе шесть ударных авианосцев, до 700 самолетов авиации ВМС, две дивизии и две бригады морской пехоты численностью около 75 тыс. человек.

Численность и боевой состав войск союзников США по антииракской коалиции были гораздо ниже (Великобритания - 40 тыс. человек, одна бронетанковая дивизия, 130 боевых самолетов, 20 кораблей;

Франция-более 10 тыс. человек, две дивизии «сил быстрого развер тывания», около 60 боевых самолетов, 15 кораблей;

Египет - до 50 тыс. человек, две диви зии, 20 боевых самолетов;

Сирия - около 15 тыс. человек, одна дивизия).

Вооруженные силы членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), куда входят Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эми раты, Бахрейн, Катар и Оман, насчитывали до 150 тыс. человек в составе 25 бригад сухопут ных войск, до 1500 танков, 370 боевых самолетов, 15 боевых кораблей и свыше 170 различ ных боевых катеров.


Командование всей группировкой осуществлял американский генерал Норман Шварцкопф, номинально функционировало Объединённое командование, где партнёром Шварцкопфа был саудовский генерал принц Халед ибн Султан.

Следует отметить, что Ирак также принимал меры по созданию на юге страны и в Кувейте сильной группировки войск, которая к началу боевых действий на сухопутном те атре войны (февраль 1991 г.) достигла почти 500 тыс. человек и имела в своем составе более 40 дивизий, около 4 тыс. танков и свыше 5 тыс. орудий и минометов. Но по количеству наи более современных образцов вооружения иракская армия значительно уступала многона циональным силам. К тому же в авиации и военно-морских силах антииракская коалиция имела над Ираком подавляющее превосходство. Так, согласно подсчетам зарубежных спе циалистов, соотношение по боевым самолетам составляло 3:1 (современным образцам 13:1), боевым вертолетам-16:1, современным танкам 4,3: 1 в пользу МНС.

После первой, относительно мягкой резолюции ООН №660 было принято ещё не сколько резолюций по Ираку и Кувейту (со 2 августа по 28 ноября 1990 г.—10 штук). В от ношении Ирака устанавливался режим санкций, он подвергался международной изоляции.

29 ноября 1990 г. была принята резолюция № 678, которая предоставляла Ираку время до января 1991 г. («Пауза доброй воли»), для выполнения требований резолюции №660 и по следующих, по истечении срока данная резолюция предоставляла членам ООН, «действую щим в кооперации с правительством Кувейта» предпринять «все необходимые меры» для выполнения Резолюции №660. Фактически, это был мандат ООН на военные действия соз данной под руководством США коалиции против Ирака. Против данной резолюции из то гдашних членов СБ ООН проголосовали Куба и Йемен, Китай воздержался.

Попытки ООН и ряда государств найти мирный выход из ситуации не имели успеха.

Провалом окончились и миссии представителя Президента СССР Е. М. Примакова, и пере говоры иракского вице-премьера Т. Азиза и госсекретаря США Дж. Бейкера в Женеве и дру гие попытки. Ирак отказывался от безоговорочного вывода войск из Кувейта, а США опре делённо избрали военное решение конфликта как способ демонстрации своей мощи и своей концепции «нового мирового порядка» в условиях прекращения «Холодной войны» и одоб рения со стороны широких кругов мировой общественности, ООН, а также СССР и араб ских режимов.

Своё нежелание выполнять решения Совета Безопасности ООН Ирак мотивировал аналогиями—почему Израиль может оккупировать Палестину, Сирия-Ливан, и т.п., а Ирак не может вести себя так в отношении Кувейта. Вспоминалось и фактически сошедшее Ираку с рук в международном плане его нападение на Иран в 1980 г. Однако в реалиях 1990 г. по добное развитие ситуации было уже невозможно, вкупе с целым комплексом перемен, про изошедших к тому времени в международных отношениях, здесь особую роль играла бес компромиссная воинственная позиция США.

В своих попытках найти некий выход и внести раскол в антииракскую коалицию ре жим С. Хусейна в своей дипломатической и пропагандистской тактике избрал метод увя зывания иракско-кувейтского конфликта с палестинским, предлагая, в частности, вывод иракских войск из Кувейта в обмен на освобождение Израилем оккупированных арабских территорий. Благодаря этой политике он получил поддержку свои действий со стороны ООП и арабской «улицы». Помимо ООП из арабских стран поддержали Ирак в условиях кризиса только Йемен и Иордания, причём последняя, несмотря на традиционно прозапад ную ориентацию режима короля Хусейна, продолжала сохранять дружественную линию в отношении Ирака на протяжении всего конфликта, оставаясь, по сути, единственным окном во внешний мир для Ирака в условиях блокады..

15 января 1991 г. истекла «пауза доброй воли». 17 января началась военная операция МНС во главе с США против Ирака—«Буря в пустыне». Кампания состояла из двух фаз—1) воздушной операции (17 января-23 февраля) и 2) воздушно-наземной операции (24-28 фев раля 1991 г.). Массированные авиа- и ракетные удары в условиях почти тотального превос ходства ВВС США и союзников нанесли огромный ущерб иракским вооружённым силам и хозяйственной инфраструктуре Ирака.

Сопротивление иракцев во время воздушной фазы операции было сведено на нет уничтожением значительной части ПВО и авиации, дезорганизацией с помощью радиоэлек тронных методов системы раннего обнаружения ПВО Ирака. Группировка иракских войск на юге страны и в Кувейте была практически полностью изолирована, лишена подвоза бое припасов, продовольствия и воды. В результате непрерывных ударов с воздуха личному со ставу и технике соединений и частей ее первого эшелона был нанесен ущерб, оцениваю щийся более чем в 50 %. Все это явилось одной из главных причин быстрого поражения иракской сухопутной группировки в ходе воздушно-наземной операции МНС. Ирак оказы вал в основном пассивное сопротивление, попытавшись лишь 30 января захватить пригра ничный саудовский город Ал-Хафджи (нападение было отбито арабскими войсками). По пытка Ирака использовать имевшиеся в его распоряжении модернизированные советские тактические ракеты типа СКАД («Аль-Хусейн») для обстрела территорий Саудовской Ара вии и Израиля практически не имела военного значения. Удары по Израилю замышлялись с тем, чтобы в случае вступления последнего в войну, вызвать раскол в арабских рядах анти иракской коалиции. Но ввиду незначительности ущерба (в т.ч. в результате противодействия поставленных США противоракет «Патриот»), Израиль на провокации не поддался.

Начавшаяся 24 февраля 1991 г. воздушно-наземная фаза операции, в которой непре кращающиеся бомбардировки и ракетные удары были дополнены мощным сухопутным на ступлением бронетанковых войск США и их союзников. Иракские войска были окружены в Кувейте. 26 февраля в Эль Кувейт вступили части союзников, 28 апреля Дж. Буш объявил о прекращении огня. 3 марта Ирак принял условия прекращения огня.

Ирак потерял во время войны, по разным оценкам, до 100 000 солдат и офицеров, ты сячами исчислялись жертвы среди мирных граждан. 85 тысяч иракских военнослужащих попали в плен, огромны были потери в технике (ок. 4 тыс. танков, 240 самолётов, 2 тыс. ар тиллерийских установок и т.д.). Потери союзников были несоизмеримо меньше. В совокуп ности они достигали: 795 человек убито, уничтожено 69 боевых самолетов, 28 вертолетов, некоторое количество бронетанковой техники. Соединённые Штаты потеряли погибшими 148 военнослужащих, ещё 120 погибли «в небоевой обстановке». По окончании войны у многих ветеранов «Бури в пустыне» обнаружились странные проблемы со здоровьем—т.н.

«Синдром войны в Заливе»—предположительно, результат воздействия каких-то химиче ских веществ, использовавшихся, по видимому, самими американцами.

Хотя американцам в феврале 1991 г. фактически была открыта дорога на Багдад, тем не менее, они остановили боевые действия сразу же после освобождения Кувейта. И более, того фактически позволили Саддаму Хусейну не только остаться у власти, но и подавить на чавшееся было восстание шиитов на юге Ирака.

По условиям перемирия, для защиты восставших шиитов и курдов были определены запретные для иракских ВВС зоны на Севере и Юге Ирака. Если шиитское восстание было подавленно, то под прикрытием западной авиации курдам (Демократическая партия Курди стана) удалось освободить ряд северных районов Ирака, которые они продолжали удержи вать эти территории все 1990-е гг. (т.н. «Свободный Курдистан»).

Тот факт, что США позволили С. Хусейну при всей одиозности его, остаться у вла сти, говорит о том, что после устранения угрозы и «наведения порядка», американская по литика продолжила использовать иракский режим в своих целях. Распад Ирака, полностью независимый Курдистан (угроза Турции), укрепление влияния Ирана в случае победы шии тов никак не входили в планы США.

По условиям перемирия Ирак соглашался на инспекции со стороны ООН своих объ ектов, где производилось или могло производиться оружие массового поражения. В 1992 г.

комиссия ООН провела демаркацию границы между Ираком и Кувейтом, изменив её в поль зу последнего. Ирак также вынужден был согласиться на возмещение ущерба Кувейту. Все 1990-е гг. продолжали действовать санкции против Ирака.

На протяжении 1990-х гг. отношения Ирака с США и другими бывшими участника ми коалиции оставались напряжёнными. Решение Багдада 31 октября 1988 прекратить со трудничество со спецкомиссией ООН по разоружению Ирака (ЮНСКО и МАГАТЭ) явилось непосредственной причиной нового кризиса. 14 ноября президент США Б. Клинтон отдал приказ о нанесении военных ударов по Ираку, однако уже на следующий день он отменил его, получив от Багдада обязательство разрешить допуск международных инспекторов на все объекты без всяких условий.

В результате ноябрьского кризиса политика США в отношении Ирака ужесточилась.

Б. Клинтон подписал законопроект «Об освобождении Ирака», предусматривающий выде ление противникам С. Хусейна 93 млн. долл. Новая стратегия США в отношении Ирака пре дусматривала переход от одного лишь силового сдерживания к изменению власти в этой стране. Теперь Вашингтон открыто поставил своей целью свержение режима С. Хусейна.

Со времени возникновения «иракской проблемы» в 1990 году США не стремились к свер жению режима С. Хусейна, опасаясь, что это может вызвать раскол Ирака на части и спро воцировать цепную реакцию дестабилизации по всему региону.

Причиной новой операции против Ирака послужил доклад председателя спецкомис сии ООН Р. Батлера генеральному секретарю К. Аннану, в котором говорилось о помехах, чинимых работе инспекторов.

17-19 декабря США и Великобритания провели военную операцию "Лиса в пустыне" против Ирака. В течение этих трех дней англо-американские силы нанесли по Ираку четыре серии ракетно-бомбовых ударов (было использовано более 400 крылатых ракет разного ти па) по примерно 100 военным, разведывательным, промышленным и административным це лям.

Цель воздушных налетов, по словам американского министра обороны У. Коэна, со стояла в том, чтобы ослабить возможности Ирака угрожать соседним странам химическим и биологическим оружием). Однако акция преследовала и другие, не менее важные цели продемонстрировать силу Ирану, оправдать необходимость своего массированного военно го присутствия в регионе, способствовать продаже американского оружия на мировых рын ках.

Нельзя недоучитывать и роль нефтяного фактора. Учитывая, что США и Великобри тания не могут надеяться на какие-либо контракты для своих нефтяных компаний пока у власти в Багдаде находится С. Хусейн, для них задача устранения иракского диктатора яв лялась не менее важной, чем лишение Ирака военного потенциала, способного представлять угрозу для стабильности в зоне Персидского залива и обеспечить ему доминирование в ре гионе.

В выступлении британского премьер-министра Т. Блэра 21 декабря 1998 в Лондоне была изложена стратегия Запада в отношении Багдада. Она включает в себя три элемента:

силовое сдерживание Ирака, ужесточение режима санкций и возобновление инспекторских миссий ООН и МАГАТЭ. Германия солидаризировалась с США и Великобританией, а Франция не заняла четкой позиции. Россия и Китай осудили англо-американскую акцию против Ирака.

Одним из косвенных последствий иракско-кувейтского кризиса стала активизация мирного процесса на Ближнем Востоке в области арабо-израильского конфликта. Разрешив один кризис, США и ООН просто вынуждены были взяться за разрешение другого, который, в отличии от кувейтского никак не решался годами. Более сговорчивую позицию под давле нием США был вынужден занять и Израиль. Таким образом, усилия С. Хусейна увязать ку вейтский вопрос с палестинским в определённой мере не пропали даром.

Тем не менее, необходимо отметить, что силовой вариант урегулирования кувейтско го кризиса имел достаточно кратковременный эффект и не позволил сформировать прочную основу для стабилизации политической обстановки в регионе и, в частности, не привел к урегулированию арабо-израильского конфликта.

Контрольные вопросы:

1) Охарактеризуйте основные тенденции и факторы развития международных отно шений на Ближнем Востоке в период 1970-х – 1990-х гг.

2) Проанализируйте состояние палестинской проблемы в указанный период.

3) Какое влияние оказал энергетический кризис на развитие международных отноше ний в регионе?

4)Каким образом исламская революция в Иране повлияла на развитие ситуации в ре гионе Ближнего Востока.

5) Охарактеризуйте проблему влияния иракского фактора на формирование полити ческого климата в регионе.

Заключение Подводя итоги рассмотрения международных отношений на Ближнем Востоке в ХХ в., можно выделить несколько основных тенденций их развития, предопределивших состоя ние политического климата в данном регионе.

В качестве одной из основных тенденций можно отметить то, что на протяжении все го прошлого столетия в региональных международных отношениях сохранял свою ведущую роль фактор внешнего вмешательства в дела стран Ближнего Востока, находивший свое вы ражение в активном противоборстве ведущих мировых держав в регионе, вызванном борь бой за нефтяные ресурсы и стратегически важные пункты и коммуникации. Данное проти воборство великих держав во многом предопределило политическую и этнополитическую карту региона, заложив основы сложных внутрирегиональных конфликтов, сформировав специфические особенности отношений между государствами Ближнего Востока и обусло вив основные направления внешней политики ближневосточных стран.

В качестве второй определяющей тенденции развития региональных международных отношений следует выделить обилие межэтнических и межгосударственных конфликтов, периодически принимающих острые формы и находящих свое выражение в затяжных воо руженных столкновениях, а также многочисленных актах терроризма. Кроме того, форми рование этнополитической карты региона в условиях противоборства великих держав пре допределило активное развитие сепаратистских движений, ставящих под угрозу территори альную целостность ряда ближневосточных государств, что, в свою очередь, приводит к своеобразному оправданию вмешательства внерегиональных сил в дела Ближнего Востока и дальнейшей интернационализации конфликтов, развивающихся в данном регионе.

Третьей тенденцией, заслуживающей внимания, является, на наш взгляд, то, что в те чение практически всего периода ХХ в. значительную роль в определении международно политического климата в ближневосточном регионе играл конфессиональный фактор, слу живший, в зависимости от ситуации, и стимулом объединительных процессов в рамках Ближнего Востока (создание Саудовской Аравии, политическая борьба вокруг идеи восста новления Халифата, создание Организации «Исламская конференция» и т.д.), и причиной, вызывающей обострение межгосударственных противоречий и региональных конфликтов (ирано-иракский конфликт, арабо-израильский конфликт), и поводом, оправдывающим вмешательство европейских держав в политические процессы в регионе (создание Государ ства Израиль, вмешательство в дела Османской империи под предлогом защиты христиан ского населения и т.д.).

В течение середины – второй половины ХХ века перечисленные тенденции развива лись в рамках биполярной системы мироустройства на фоне острых противоречий между просоветским блоком и Западом в целом. В этих условиях, несмотря на всю напряженность обстановки в регионе, политические процессы на Ближнем Востоке достаточно жестко кон тролировались ведущими участниками международных отношений, в связи с чем существо вали определенные гарантии того, что региональные конфликтные ситуации не перерастут в крупномасштабный военный конфликт, т.к. СССР и США стремились уравновесить друг друга, разрешить возникающие противоречия с помощью переговоров и международных институтов, не доводя дело до открытого столкновения, что способствовало относительно быстрому урегулированию целого ряда противоречий и, соответственно, относительно бы строму протеканию активной стадии конфликтов. После распада Советского Союза и фак тического отказа руководства Российской Федерации от активного участия в регулировании ближневосточных процессов баланс сил в регионе был нарушен. Благодаря этому в середине 1990-х гг. на Ближнем Востоке сложилась ситуация, характеризующаяся нарастанием кон фликтных тенденций и межгосударственных противоречий между региональными актора ми: обострилась иракская проблема, вызванная неприятием политики Саддама Хуссейна мировой и региональной общественностью, а также проблема курдов, завершились неудачей все попытки палестино-израильского диалога, показали свою неэффективность механизмы ООН в сфере разрешения конфликтных ситуаций и т.д. Особую опасность для стратегиче ской стабильности в регионе представляют террористические организации, располагающие базами и тренировочными лагерями в ряде стран Ближнего Востока. Являясь самодостаточ ными участниками международных отношений, они угрожают не только процессам стаби лизации и урегулирования конфликтов, но и существованию самих ближневосточных поли тических режимов, ставят под сомнение надежность политических структур в регионе. Цен тральный региональный конфликт – арабо-израильский – в конце ХХ – начале XXI в. при обретает черты плохо управляемой международной проблемы.

В связи с этим достаточно большое количество экспертов связывают позитивные перспективы развития международных отношениях в регионе Ближнего Востока в XXI веке с пересмотром политических подходов ведущих стран мира в отношении ближневосточных проблем, с установлением баланса сил в регионе, а также с возвращением России на Ближ ний Восток в качестве одного из основных действующих лиц, способных стать реальным ко спонсором в сфере урегулирования ситуации в данном регионе.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.