авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«Материалы антитеррористического фестиваля студенческой, научной и творческой Молодёжи «Мир кавказу» ростов-на-дону, 12–14 ...»

-- [ Страница 7 ] --

– юноши в целом лучше адаптируются к реалиям и тре бованиям ВУЗовского образования, однако, их выборка более полярная. Среди юношей больше хорошо адапти рованных и условно адаптированных, но в тоже время, именно в их выборке больше и неадаптированных;

– девушки испытывают больше трудностей, чем юноши в личностной адаптации к новым образовательным тре бованиям на начальном этапе обучения в ВУЗе;

– частично адаптированными в большей степени оказа лись юноши. Девушки испытывают больше сложностей и барьеров и поэтому их выборка больше на уровне по тенциальной адаптации;

Статьи – в целом существует определенная тенденция, как в груп пе юношей, так и в группе девушек к распределению по уровням личностной адаптации на начальном этапе обучения. Усредненные данные таковы: 10 % – хорошо адаптированные студенты и 20 % – студенты, которые испытывают серьезные затруднения в личностной адап тации на начальном этапе обучения в ВУЗе.

2. Территориальный аспект:

– во всех ВУЗах, где проводилось данное исследование, полученные данные соотносимы. Это позволяет выявить средние показатели, характеризующие общую тенден цию распределения студентов по уровням личностной адаптации на начальном этапе обучения (диаграмма на слайде): 14 % хорошо адаптированные, 46 % – частично адаптированные, 19 % – условно адаптированные, 21 % – неадаптированные;

– вне зависимости от местонахождения ВУЗа 21 % сту дентов испытывает серьезные сложности в личност ной адаптации к новым образовательным требованиям и условиям на начальном этапе обучения в ВУЗе.

Анкета 2 была разработана для того, чтобы выявить осо бенности конфессиональной и этнической идентичности сту дентов, которые участвовали в констатирующем эксперименте.

Для составления данной анкеты были использованы материа лы, ориентирующие составителей анкеты на определенную конфессиональную специфику.

При анализе анкеты 2, студенты были распределены на 4 подгруппы (по конфессиональной идентичности):

1 „s„‚„…„ „ „p христиане (в основном православные);

2 „s„‚„…„ „ „p мусульмане (кавказские национально сти, татары, турки-месхитинцы);

3 „s„‚„…„ „ „p иудеи;

4 „s„‚„…„ „ „p атеисты или люди, которые слишком мало знают о религии, чтобы причислить себя к определенной религиозной конфессии.

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

Нужно отметить, что группы по конфессиональной иден тичности не всегда совпадали с этническими определениями.

Например, те студенты, которые писали, что они корейцы, не всегда определяли себя как буддисты, а писали, что они хри стиане и т. д.

Результаты контент-анализа Анкеты 3 позволили выявить уровни гражданской и культурной идентичности респонден тов:

– низкий уровень – отрицательная оценка деятельности государства по формированию установок толерантно го сознания и поведения, отрицание реального равен ства народов и конфессий, враждебность по отношению к ценностям государства и общества, завуалированное или открытое противопоставление своих интересов и интересов окружающих, сепаратистские высказыва ния и др.;

– средний уровень – нейтральные или частично негатив ные оценки по поводу деятельности государства, сомне ние по поводу равноправия народов и культур в реаль ной картине современного Российского общества. Од нако в этой группе наблюдается позитивный настрой на будущее, констатация позитивных изменений в стране за последние годы, и фрагментарно высказанные иници ативы по поводу участия в позитивном преобразовании страны;

– высокий уровень – студенты принимают и разделяют ценности позиционируемые обществом и государством как позитивно-приоритетные, выказывают желание принимать участие в мероприятиях, направленных на развитие гражданских основ общества и толерантного сознания.

В результате контент-анализа Анкеты 3 были получены следующие данные.

– Большая часть хорошо адаптированных студентов славянских и кавказских этнических и религиозных Статьи групп, принимающих участие в исследовании, показа ли высокий уровень культурной и гражданской иден тичности. Большинство из этих двух выборок (сум марно 74 %) считают, что в современном Российском государстве проводится правильная этноконфессио нальная политика. Хорошо адаптированные студенты славянских и кавказских этнических и религиозных групп высказывают также активное желание прини мать участие в мероприятиях, направленных на фор мирование общих интересов, ориентированных на интернациональные, а не моноэтнические интересы (добровольчество, волонтерство). В целом их уровень гражданской идентичности можно охарактеризовать как высокий;

– Большая часть хорошо адаптированных студентов ев рейской национальности (иудеи) считают, что полити ческие и религиозные деятели не всегда проводят пра вильную политику, направленную на формирование толерантных установок, они расценивают положение иудаизма как религии, которая притесняется и не име ет выхода на общероссийские СМИ.

Многие из них считают, что государство могло бы предо ставить больше возможности для популяризации культурных традиций евреев. В целом их уровень гражданской идентич ности можно охарактеризовать как средний.

– Данные по хорошо адаптированным студентам были со относимы по всем трем городам, в которых проводилось исследование (Ростов-на-Дону, Ставрополь, Нальчик).

Везде были выявлены аналогичные тенденции. В целом, все группы хорошо адаптированных студентов показа ли, что уровень их гражданской идентичности можно охарактеризовать как высокий или средний.

– Различия по территориальному признаку были выяв лены при анализе ответов плохо адаптированных сту дентов. Студенты ЮФУ (г. Ростов-на-Дону) и ИДНК Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

(г. Ставрополь) из данной выборки показали в боль шинстве средний уровень гражданской идентичности, а в КБГУ (г. Нальчик) в основном они были на низком уровне (рис. 1).

рис.1. Уровень гражданской идентичности в группе плохо адаптированных студентов В ходе констатирующего этапа эксперимента были выяв лены расхождения в распределении студентов, обладающих высоким и низким уровнем личностной адаптации, в зависи мости от ВУЗа, в котором они оказались на начальном этапе обучения и образовательной среды, в которой они находятся.

Для сравнения взяли два полярных ВУЗа по количе ству адаптированных и неадаптированных студентов (ЮФУ и КБГУ).

Сравнение уровней адаптации студентов, обучающихся в разных ВУЗах, позволило установить, что в ЮФУ, в отли чие от КБГУ, наблюдается тенденция к снижению численности лиц, обладающих высоким уровнем личностной адаптации и рост численности студентов, обладающих низким уровнем личностной адаптации.

Анализ представленных анкет, позволил выявить основ ные личностные барьеры, которые препятствуют личностной адаптации на начальном этапе обучения в ВУЗе (табл. 1).

Статьи таблица 1.

Основные личностные барьеры, которые препятствуют личностной адаптации на начальном этапе обучения в ВУЗе № название специфика барьера группы, в которых барьера данный барьер был наиболее характерен 1 Этнический Не понимание специфики жизни Плохо адаптиро инфантилизм других этносов, наличие полярных ванные христиане установок в оценках (все, что ка сается национальной специфики, оценивается или как позитивное, или как негативное) 2 Гипероценка Преувеличение роли своей ре- Плохо адаптиро определенной лигии по отношению к другим ванные иудеи религии конфессиям (правильные или неправильные религии, или их отдельные положения) Стереотип в оценке элитности (литерности) определенной религии 3 Культурное Не понимание ценности инород- Плохо адаптиро отчуждение ной культуры, установки враждеб- ванные мусульмане ности (чужая культура рассматри вается как порочная, разрушаю щая традиционные ценности) 4 Несформи- Неверие в созидательные функции Плохо адаптиро рованная государства, отсутствие патриоти- ванные студенты гражданская ческих установок всех конфессий, идентичность принимающих уча стие в исследовании (в среднем по 15 %) Важной частью решения проблемы плохой адаптации сту дентов разной этноконфессиональной принадлежности явля ется проверка так называемой «гипотезы контакта», согласно которой непосредственное взаимодействие между представи телями различных этнических групп снижает этноцентризм и стереотипность оценок и суждений, создавая климат взаи мопонимания и доверия и способствуя, таким образом, обще му улучшению отношений между группами [4].

Несмотря на кажущуюся очевидность и убедительность этой гипотезы, проблема значительно сложнее. Как следует из целого ряда специальных исследований (М. Шериф, 1966;

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

Р.Д. Минард, 1952;

С.У. Кук, 1962), далеко не все и не всякие контакты между представителями различных этнических групп однозначно и прямо ведут к улучшению отношений.

В ряде случаев, предшествующая напряжённость в межэт нических отношениях, недостаток информированности друг о друге, отрицательные установки, наполненные этноцентриз мом и предубежденностью, могут привести к прямо противо положному результату – к усилению антагонизма и враждеб ности.

В психолого-педагогической литературе описаны несколь ко способов подготовки молодёжи к межкультурному взаимо действию. В частности, Л. Коле выделяет: просвещение, ори ентирование, инструктаж и тренинг [5].

Цель просвещения – приобретение знаний о культуре, эт нической общности и др. Отправляясь в другую страну, мож но прочитать книгу, повествующую о культуре и обычаях её жителей.

Ориентирование направлено на непосредственное взаимо действие с членами других групп. Его призван обеспечивать тренинг.

Любая программа тренинга пытается ответить на вопрос:

«Как?». Как индивид может наладить межличностные контак ты в новом для себя окружении, как он может овладеть цен ностями, нормами, ролевыми структурами чужой культуры?

Межкультурный тренинг ставит перед собой две основные задачи: 1) познакомить с межкультурными различиями в меж личностных отношениях, что требует проигрывания ситуаций, в которых что-либо протекает по-разному в двух культурах;

2) сделать возможным перенос полученных знаний на новые ситуации, что достижимо, если обучающийся знакомится с са мыми характерными особенностями чужой культуры.

Для подготовки к межкультурному взаимодействию ши рокое распространение во многих странах мира получили так называемые культурные ассимиляторы. Цель при использо вании данного метода – научить человека видеть ситуации Статьи с точки зрения членов чужой группы, понимать их видение мира [2].

Адаптация к новым социокультурным условиям требует определённой гибкости, известного отказа от ряда традицион ных представлений и норм. Это необходимое условие эффек тивной совместной деятельности представителей различных культур, в числе и такой деятельности, как учёба студентов разной этноконфессиональной направленности в ВУЗе.

Для достижения поставленной цели развития личностной адаптации студентов в полиэтнической образовательной среде ВУЗа может служить комплексная программа, включающая три направления деятельности: просветительское, развиваю щее и обучающее.

Просветительское направление программы развития адап тационного потенциала студентов в полиэтнической образова тельной среде предусматривает расширение их представлений о разнообразии психического склада и поведения субъектов этнического пространства.

Развивающее направление программы развития личност ной адаптации в полиэтнической образовательной среде пред усматривает создание условий для укрепления их этнической идентичности.

Обучающее направление программы развития личностной адаптации студентов в полиэтнической образовательной среде предусматривает формирование у них практических умений выстраивать межличностные отношения с позиций эмпатии и доверия, осуществление выбора позитивных стратегий раз решения конфликтных ситуаций в отношениях со сверстни ками вне зависимости от их принадлежности к какому-либо этносу.

литература 1. Абакумова И.В. Обучение и смысл: смыслообразование в учебном процессе. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2003.

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

2. Белинская Е.П., Стефаненко Т.Г. Этническая социализация подростка. – М.: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000.

3. Ким Я.Ю. Коммуникация и кросс-культурная адаптация // Этнос и политика: хрестоматия /авт.-сост. А.А. Празау скас. – М.: Изд-во УРАО, 2000.

4. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженно сти. – М., 1998.

5. Berry J.W., Poortinga Y.N., Segall M.N., Dasen P.R. Cross cultural psychology: research and application. – NY., 1990.

Статьи Юшко Г.Н.

роль высших учеБных заведений в противодействии распространения идеологии терроризМа и экстреМизМа В статье обобщен опыт ВУЗов Российской федерации по профилактике распространения идеологии терроризма и экс тремизма в молодежной среде. В статье также представлен анализ анкетирования студентов различных ВУЗов, который выявляет причины развития экстремизма и терроризма в мо лодежной среде и меры профилактики для снижения проявле ния экстремизма и терроризма у современной студенческой молодежи.

Ключевые слова: профилактика терроризма, профилак тика экстремизма, молодежная среда, гражданская идентич ность, этноконфессиональный диалог, межкультурная комму никация.

В условиях имеющихся угроз системной стабильности в современном обществе изучение феномена терроризма и аспектов идеологического противостояния терроризму ста новится одним из приоритетных направлений современного образовательного процесса (на всех его ступенях: общеоб разовательная школа, колледж, ВУЗ). Проблема роста тер рористической угрозы особенно актуальна для тех регионов Российской федерации, в которых наблюдается существенное повышение уровня конфликтогенности, связанное с полити зацией этнических и конфессиональных факторов. В Россий ской Федерации к подобным регионам относится в первую очередь Северный Кавказ, на территории которого уже долгое время функционирует террористическое подполье, обладаю щее мощной идеологической базой. В этих условиях идеоло гическое противостояние терроризму становится не просто элементом тех или иных учебных курсов, а необходимой ча Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

стью государственной стратегии по противодействию экс тремизму и терроризму, основой национальной безопасности Российской Федерации [6].

Проблема экстремизма – одна из актуальнейших про блем современности. Борьба с экстремизмом, согласно Указу Президента Российской Федерации от 12.05.2009 № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Феде рации до 2020 года», является одним из главных направ лений государственной политики в сфере обеспечения го сударственной и общественной безопасности. Экстремизм, в любых его проявлениях, все больше угрожает безопасно сти граждан, влечет за собой существенные политические, экономические и моральные потери в обществе и является острой социальной проблемой, на противодействие которой должны быть направлены усилия не только государства, но и всего общества.

В высшие учебные заведения приходят молодые люди разных национальностей и конфессиональной принадлеж ности, и поэтому возникает проблема организации их со вместной коммуникации и межкультурного взаимодействия.

В полиэтнических группах в процессе обучения у студентов происходят изменения отрицательных этнических предубеж дений в сторону уменьшения, а положительных этнических предубеждений в сторону увеличения. В процессе совмест ной познавательной деятельности в таких группах снижается этнический фактор и актуализируется деятельностный фак тор взаимовосприятия студентов различных этносов. Эти процессы очень важны для всестороннего развития совре менного студента.

Выстраиваемые студентами межличностные отношения достаточно не однородны. Это связано с тем, что положение человека в системе личных взаимоотношений в группе зависит, в первую очередь, от качества самого студента и качеств субъ екта выстраиваемых им отношений. Если речь идет о группе, с которой у него выстраиваются отношения, то характер меж Статьи личностных отношений в ней в немалой степени определяется системой правил, обычаев, традиций, которые в ней установ лены и регулируют складывающиеся отношения ее субъектов.

На практике, причинное поле факторов, обусловливающих характер межличностных отношений студентов гораздо шире, чем выделенные системы качеств.

Анализ психолого-педагогической литературы позволил выделить ряд мероприятий, которые реализуются в разных ВУЗах для профилактики терроризма и экстремизма в моло дежной среде.

1. Проведение эффективной разъяснительной анти террористической работы. Для такой работы могут быть разработаны спецкурсы, которые направлены на форми рование у студентов ВУЗов набора компетенций для реа лизации стратегии национальной и региональной безо пасности: общепрофессиональных социально-политических компетенций – умения участвовать в функционировании социально-политических институтов, способности и го товности взять на себя ответственность, совместно вы рабатывать решения социально-политических проблем и участвовать в их реализации;

социально-правовых ком петенций – знание указов Президента о мерах по проти водействию терроризму, Концепции национальной безо пасности РФ и др.;

умение выявлять признаки, причины и условия возникновения и роста терроризма;

формиро вание активной позиции у студентов в идеологическом противостоянии терроризму [цит. по: 6].

2. Проведение групповой психокоррекционной работы, на правленной на развитие толерантности и межэтнического взаимодействия в поликультурной образовательной среде ВУЗа. Эта работа реализуется через тренинги. В последнее время психологический тренинг стал одной из наиболее рас пространенных форм психологической практики. Психоло гический тренинг является многофункциональным методом преднамеренных изменений психологических феноменов че Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

ловека, группы и организации [4]. Тренинговое воздействие направляется на достижение позитивных изменений участни ков, повышение степени их «конгруэнтности» с собой и окру жающей средой.

Обычно тренинговые занятия проводятся психологом или опытным преподавателем. Для проведения занятий необхо димо отводить аудиторию, имеющую достаточную площадь для проведения динамических упражнений и оборудованную классной доской или планшетом. Стулья, желательно, расста вить в виде круга для того, чтобы каждый участник тренинго вой группы мог видеть лица остальных.

Организация групповых занятий может иметь следующую структуру [цит. по: 1]:

1) приветствие;

2) информационная часть;

3) упражнения (групповые дискуссии, ролевые игры и др.) При этом, упражнения могут быть направлены на реф лексию чувств и переживаний, развитие самоконтроля и ответственности, снижение уровня тревожности, раз витие волевых качеств и способности к толерантности к окружающим, на снятие эмоционального напряжения.

Ролевые игры могут быть предназначены для развития личностных качеств и способности конструктивного взаимодействия с окружающими, проживающими в по лиэтничном социуме. Групповые дискуссии и мозговые штурмы предполагают развитие у подростков и моло дых людей способности к анализу, формирование не гативного восприятия террористической деятельности и экстремизма;

4) рефлексия.

В психолого-педагогической литературе рассматриваются также основные принципы успешности группового межэтни ческого тренинга [1, 5].

– принцип «здесь и теперь». Этот принцип ориентиру ет участников тренинга на то, чтобы предметом их анализа Статьи постоянно были процессы, происходящие в группе в данный момент, чувства, переживаемые в данный конкретный момент, мысли, появляющиеся в данный момент. Кроме специально оговоренных случаев, запрещаются проекции в прошлое и в будущее. Принцип акцентирования на настоящем способству ет глубокой рефлексии участников, способности сосредотачи вать внимание на себе, своих мыслях и чувствах, развитию навыков самоанализа.

– принцип «искренности и открытости» определяет, что самое главное в группе – не лицемерить и не лгать. Чем более откровенными будут рассказы о том, что действительно вол нует и интересует молодых людей, чем более искренним бу дет предъявление их чувств, тем более успешной будет работа группы в целом.

– «принцип я» предполагает, что основное внимание участников тренинга должно быть сосредоточено на процес сах самопознания, на самоанализе и рефлексии. Даже оцен ка поведения другого члена группы должна осуществляться через трансляцию собственных чувств и переживаний. Все высказывания должны строиться с использованием личных местоимений единственного числа: «Я чувствую...», «Мне ка жется...». Это тем более важно, что напрямую связано с одной из задач тренинга – научиться брать ответственность на себя и принимать себя таким, какой ты есть.

– «принцип активности» предполагает создание такого микроклимата в группе, при котором отсутствует возмож ность пассивно «отсидеться». Поскольку психологический тренинг относится к активным методам обучения и разви тия, такая норма, как активное участие всех в происходящем на тренинге, является обязательной. Большинство упражне ний подразумевает включение всех участников. Но даже если упражнение носит демонстрационный характер или подраз умевает индивидуальную работу в присутствии группы, все участники имеют безусловное право высказаться по заверше нии упражнения. В случае тренингов-марафонов крайне не Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

желательны отсутствие студента даже на одной сессии и (или) выход из группы.

– принцип «конфиденциальности» предполагает, что все, о чем говорится в группе относительно конкретных участни ков, должно остаться внутри группы. Это естественное этиче ское требование, которое является условием создания атмос феры психологической безопасности и самораскрытия. Само собой разумеется, что психологические знания и конкретные приемы, игры, психотехники могут и должны использовать ся вне группы – в профессиональной деятельности, в учебе, в повседневной жизни, при общении с родными и близкими, в целях саморазвития.

Помимо указанных норм следует оговорить способ об ращения друг к другу. Общение между всеми участниками и ведущими независимо от возраста и социального статуса рекомендуется осуществлять на «ты». Это позволяет соз дать дружескую и свободную обстановку в группе, хотя обращение на «ты» достаточно трудно на первых порах вследствие привычки и определенной иерархичности от ношений.

Уже эти процедуры, создающие особые условия начавше гося взаимодействия, их игровой характер, позволяют от части снять естественное напряжение и тревогу участников.

Нормы тренинговой группы создают особый психологиче ский климат, часто резко отличающийся от того, который имеется в традиционных учебных группах. Участники тре нинга, осознавая это, начинают сами следить за соблюдением групповых норм поведения в любой обстановке (учебной, со циальной, досуговой).

3. Создание межэтнических организаций для проведения совместного досуга, спортивных мероприятий.

4. Увеличение количества молодежных клубов по интере сам (как внутривузовских, так и межвузовских).

5. Создание грамотной социальной (социально-политичес кой) рекламы.

Статьи 6. Создание межнациональных средств массовой информа ции в молодежной среде (студенческой телевидение, студенче ские газеты, работа в сети Интернет).

7. Проведение круглых столов и научно-практических кон ференций.

8. Реализация психолого-педагогического сопровождения мо лодежи, относящейся к неформальным молодежным объеди нениям экстремистской направленности (в ходе сопровожде ния проводится серия индивидуальных профилактических, мотивационных, контрпропагандистских и информационных бесед со студентами, их родителями, представителями образо вательных учреждений).

9. Организация и проведение, совместно с правоохра нительными органами, профилактических мероприятий по предупреждению массовых хулиганских проявлений со стороны неформальных молодежных объединений экстре мистской направленности во время массовых молодежных мероприятий.

10. Создание телефонов доверия для сообщения о фактах экстремистской деятельности.

Для того чтобы определить причины развития экстре мизма и терроризма в молодежной среде и меры профи лактики для снижения проявления экстремизма и терро ризма у современной студенческой молодежи, нами было проведено анкетирование студентов различных ВУЗов Южного федерального округа и Северного Кавказа, уча ствующих в антитеррористическом фестивале студенче ской молодежи «Мир Кавказу». Всего в опросе приняло участие 83 человека из различных колледжей и ВУЗов Се верного Кавказа.

Для того чтобы выяснить причины, которые приводят к развитию экстремизма и терроризма в молодежной среде, мы попросили студентов оценить, предложенные в анкете позиции, по 10-и балльной шкале. Результаты представлены в таблице 1 и на рисунке 1.

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

таблица 1.

Причины, которые приводят к развитию экстремизма и терроризма в молодежной среде причины, которые приводят к развитию экстремизма ср. балл ранг и терроризма в молодежной среде Завышенная (неадекватная) оценка роли этнического 6,6 III фактора Гипероценка определенной религии 7,1 II Культурное отчуждение, не способность адаптироваться 6,0 IV в межэтническом пространстве современного социума Недостаток (или отсутствие) межэтнических органи- 5,8 V заций для проведения совместного досуга, спортивных мероприятий Недостаток рабочих мест 4,4 VIII Несформированная гражданская идентичность 5,6 VII Этнический инфантилизм 5,7 VI Влияние средств массовой информации (сайты, бумажная 8,4 I продукция, видеофильмы) 1. Завышенная (неадекватная) оценка роли этнического фак тора. 2. Гипероценка определенной религии. 3. Культурное от чуждение, не способность адаптироваться в межэтническом пространстве современного социума. 4. Недостаток (или отсут ствие) межэтнических организаций для проведения совмест ного досуга, спортивных мероприятий. 5. Недостаток рабочих мест. 6. Несформированная гражданская идентичность. 7. Эт нический инфантилизм. 8. Влияние средств массовой инфор мации. 9. Высокий уровень внушаемости, склонность к под ражанию авторитетам рис. 1. Причины, которые приводят к развитию экстремизма и терроризма в молодежной среде Статьи Как видно из таблицы 1 и рисунка 1, в качестве причин, кото рые могут привести к развитию терроризма и экстремизма, со временная молодежь относит: влияние средств массовой инфор мации (сайты, бумажная продукция, видеофильмы) – 8,4 балла;

гипероценку определенной религии – 7,1 балла и завышенную (неадекватную) оценку роли этнического фактора – 6,6 балла.

К самым малозначимым причинам, которые могут приве сти к развитию терроризма и экстремизма, студенты отнесли «Недостаток рабочих мест» – 4,4 балла, хотя данная причина в средствах массовой информации указывается как одна из наиболее значимых. Очевидно, в силу своей молодости, сту денты пока недооценивают данный фактор.

Студентам также было предложено оценить меры, которые принимаются в различных ВУЗах (по публикациям в СМИ и сети Интернет) для профилактики экстремизма и террориз ма в молодежной среде (10 позиций). Полученные результаты представлены в таблице 2 и на рисунке 2.

таблица 2.

Меры по профилактике экстремизма и терроризма в молодежной среде Меры по профилактике экстремизма и терроризма ср.

балл ранг в молодежной среде Создание межэтнических организаций для проведения со- 6,1 VI вместного досуга, спортивных мероприятий Помощь в трудоустройстве (направленность личности на ак- 6,1 VI тивную жизненную позицию).

Увеличение количества молодежных клубов по интересам 6,4 IV (как внутриВУЗовских, так и межвузовских) Поддержка творческой, научной и предпринимательской ак- 7,1 I тивности молодежи (гранты, повышенные стипендии) В учебных заведениях со смешанным этнорелигиозным со- 7,1 I ставом проведение тренингов по этноконфессиональному диалогу, межкультурной коммуникации Программы по обеспечению жильем молодых семей. 5,9 VII Создание грамотной социальной (социально-политической) 7, 0 II рекламы Борьба с алкоголизмом и наркоманией 6,9 III Проведение деловых игр 6,3 V Проведение публичных дебатов 5,8 VIII Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

1. Создание межэтнических организаций для проведения со вместного досуга, спортивных мероприятий. 2. Помощь в тру доустройстве. 3. Увеличение количества молодежных клубов по интересам (как внутривузовских, так и межвузовских). 4. Под держка творческой, научной и предпринимательской активно сти молодежи. 5. Проведение тренингов по этноконфессиональ ному диалогу, межкультурной коммуникации. 6. Программы по обеспечению жильем молодых семей. 7. Создание грамот ной социальной (социально-политической) рекламы. 8. Борь ба с алкоголизмом и наркоманией. 9. Проведение деловых игр.

10. Проведение публичных дебатов.

рис. 2. Меры по профилактике экстремизма и терроризма в молодежной среде Эти же позиции высказывались во время проведения раз личных мероприятий в рамках нашего фестиваля. Другие ме роприятия, которые мы предлагали оценить студентам, также получили достаточно высокие оценки (минимум 5,8 балла), что говорит о необходимости создания комплексной системы профилактики экстремистских настроений в молодежной сре де, включая весь наработанный опыт в данном направлении, который мы обобщили в данной статье.

литература 1. Вачков И.В. Основы технологии группового тренинга. – М.:

Ось-89, 1999.

Статьи 2. Вольхин С.Н., Ляшко В.Г., Снегирев А.В., Щербаков В.А.

Основы защиты от терроризма. – М.: Дрофа, 2007.

3. Королев А.А. Террор и терроризм в психологическом и идеологическом измерении: история и современность. – М., 2008.

4. Основы противодействия терроризму: учеб. пособие для высш. учеб. заведений / под ред. Я.Д. Вишнякова. – М.: Из дательский центр «Академия», 2006.

5. Профилактика (предупреждение) экстремизма и терро ризма. Методическое пособие для пропагандистов / под общей ред. Л.Н. Панковой, Ю.В. Таранухи. – М.: Универ ситетская книга, 2010.

6. Рекомендации по образовательным программам и мето дикам формирования антитеррористической идеологии у школьников и учащихся средних специальных и выс ших учебных заведений в регионах со сложной обстанов кой // Официальный информационно-справочный пор тал. – URL: http://www.volgadmin.ru/ru/SitesDepartments/ GovernsEdu/InfoHead.aspx.

7. Толерантность и культура межнационального общения:

учебно-методическое пособие (для студентов высших учебных заведений). – Краснодар: Просвещение-Юг, 2009.

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

Яхьяев М.Я.

религиозно-политический экстреМизМ на северноМ кавказе:

проБлеМы предупреждения Проявления религиозного фанатизма, ксенофобии, инто лерантности, вооруженные столкновения по причинам вну триконфессиональных разногласий во многом определяют состояние и тенденции развития современного российского общества. События к. ХХ–н. XXI вв. показывают, что экстре мизм и терроризм превратились в реальную угрозу нацио нальной безопасности России, ее территориальной целостно сти, конституционным правам и свободам граждан. Особое беспокойство вызывают проявления экстремизма и радика лизма в республиках Северного Кавказа. Для понимания сло жившейся в регионе ситуации осуществим небольшой исто рический экскурс.

Радикальные исламские идеологии стали проникать на Северный Кавказ более столетия назад, еще в предреволю ционный период. Знакомство с ними российских мусульман продолжилось и в советский период нашей истории, как через мусульман, выезжавших на паломничество в Саудовскую Ара вию, так и через религиозных миссионеров, оказывавшихся разными путями в СССР. Однако в ту пору радикальные идеи не смогли получить сколь-нибудь заметного распростране ния, несмотря на всю идеологическую и пропагандистскую активность их проводников. И не только по причине атеисти ческого характера советского общества. Просто социально экономическая, политическая, идеологическая, духовно нравственная ситуация, социалистическая действительность в целом создавали у советских людей устойчивый иммунитет от радикальных идеологий.

С конца 80-х гг. мусульманские регионы России стали объ ектами массированных идеологических атак радикальными Статьи исламистскими идеями, которые, первоначально, не выходи ли за рамки исламской догматики и вопросов религиозного культа. Поэтому этим идеям противостояли лишь компетент ные приверженцы традиционных для российских регионов форм ислама, а власть и широкая общественность оставались в стороне от религиозных дискуссий. Однако, после развала СССР, в идеологически и нравственно дезориентированное социально-политическое пространство России, как из рога изобилия посыпались идеологические проекты, в том чис ле религиозно-политического характера, предлагавшие свои сомнительные рецепты реформирования российского обще ства.

Почувствовав благодатную почву для своего развития, ра дикальные религиозно-политические движения, в 90-х годах оформились организационно. Возникли многообразные бла готворительные фонды, политические партии, религиозные братства, и даже военизированные религиозные сообщества, открыто декларирующие свои идейно-политические програм мы и цели, рекрутирующие своих приверженцев, проявляю щие заботу о воспитании, духовном образовании и военной подготовке будущих борцов за «чистую» религию. К сере дине 1990-х гг. радикальные религиозные сообщества стали перерождаться в религиозно-экстремистские организации, открыто прибегающие к террористическим методом и спосо бам реализации своих утопических проектов. Как результат, мы имеем разветвленную сеть религиозно-экстремистских движений, сообществ, организаций, действующих от имени ислама и оправдывающих свою деструктивную деятельность селективной актуализацией и тенденциозной трактовкой от дельных положений авторитарных источников ислама.

Сегодня ислам на Северном Кавказе, как и почти везде в России, дифференцирован. В подавляющем большинстве суннитский, он разделен на конкурирующие между собой тол ки и течения. Наиболее острый конфликт наблюдается между такими идейно-политическими антагонистами как тради Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

ционализм и фундаментализм, каждый из которых борется за усиление своего влияния на верующих и общественно политические процессы в регионе.

Традиционный ислам представлен так называемым «офи циальным исламом» (ДУМ и подчиненные им религиозные институты), а также многочисленными мюридскими брат ствами, относящимися к различным суфийским орденам тарикатам – накшбандийа, кадирийа и шазилийа. Но в послед ние годы традиционный ислам, в процессе противостояния и борьбы с радикальными проявлениями ислама (салафиз мом, ваххабизмом), сам оказался сильно политизированным.

А такая чрезмерная политизированность ислама уже привела в некоторых Северокавказских республиках (Чечне, Ингуше тии, Дагестане) к полной исламизации отдельных сфер обще ственной и личной жизни. В перспективе это грозит тем, что возможна тотальная исламизация общественной жизни в этих республиках и фактическое утверждение шариатского правле ния. Некоторые отечественные эксперты давно предупрежда ли российские власти о такой опасности [4], но ни в центре, ни на местах власти не предприняли каких-либо действенных мер к ограничению экспансии религии на иные сферы и формы общественной жизни. Более того, власть повсеместно потака ла религиозным лидерам и организациям, «лояльным» к го сударству, провоцируя проникновение религии в политику, экономику, образование, СМИ.

В большинстве республик Северного Кавказа, по примеру федеральной власти, которая заявила о своей полной поддерж ке политики РПЦ и МП, местные чиновники от заигрывания с религиозными деятелями, лояльными республиканским властям, перешли к отрытой поддержке традиционалистов в их борьбе с идейными противниками, т. е. салафитами ваххабитами. В Республике Дагестан был принят и по сегод няшний день действует, так называемый, «антиваххабитский»

закон, отождествляющий ваххабитскую деятельность с экстре мистской деятельностью и запрещающий идеологию и прак Статьи тику ваххабизма. Этот республиканский закон называется «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». Подобного содержания законы в последующем были приняты и в других республиках Северного Кавказа.

Динамику утверждения ислама, проникновения его инфра структур в иные сферы общественной жизни воочию можно проследить на примере количественного роста религиозных организаций. Так, если в 1987 г. в Республике Дагестан дей ствовало всего лишь 27 мечетей, то уже к 1994 г. их насчиты валось 720, и на стадии завершения строительства находи лось еще 139 мечетей. К 2001 г. в Дагестане функционировало 1594 мечети, 17 исламских вузов, 132 медресе и 245 начальных религиозных школ. Религиозным образованием охвачено око ло 14 тыс. человек. На начало 2010 г., по данным Комитета правительства РД по делам религий, в республике существо вало 2512 религиозных объединений, среди которых 2458 ис ламских. Христианских организаций в республике было – 49, иудейских – 5. В джума-мечетях республики по пятницам со биралось порядка 240 тыс. прихожан.

Большинство религиозных организаций сегодня распола гают собственными или подконтрольными СМИ, они активно используют возможности телевидения и радио. Некоторые ре лигиозные передачи дублируются на каналах кабельного теле видения. Многотысячными тиражами издается религиозная литература, в том числе и на национальных языках.

Влиятельным отрядом традиционного ислама, оказываю щим существенное воздействие на религиозно-политическую ситуацию в регионе, остается суфизм – мусульманский ми стицизм. Сегодня в одном только Дагестане активно дей ствуют 17 шейхов накшбандийского, шазилийского и кади рийского тарикатов. Общее число мюридов разных тарикатов составляет порядка 60 тыс. человек. Однако точные данные о составе, количестве мюридов, их распределении по райо нам, организационной структуре и лидерах получить весь Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

ма трудно. Это связано с тем, что каждая суфийская общи на – закрытое для непосвященных корпоративное объедине ние. Кроме того, представители каждой суфийской общины склонны преувеличивать число своих сторонников. Как из вестно, мюрид полностью подчинен своему шейху, а в регио не высокопоставленные чиновники, бизнесмены, работники правоохранительных органов не раз заявляли о том, что они являются мюридами отдельных шейхов. Потому-то суфийские шейхи в последние годы оказывают все большее влияние на социально-политические, экономические, духовные процессы в северокавказском обществе.

В последнее время наметилась и тенденция активизации деятельности суфийских лидеров в Москве, Волгоградской об ласти, Татарстане, Сибири. В этих и других регионах России они ведут активную религиозную пропаганду через мигран тов, образуя суфийские сообщества в мусульманских анкла вах. И здесь суфийские лидеры контролируют значимые ин формационные структуры, активно используют электронные ресурсы Интернет, пропагандируют исламский образ жизни и исламское правление, правда, пока анклавный (за пределами республик СКФО фиксируется исключительно анклавный об раз жизни суфийских общин). Это создает напряженную этно конфессиональную ситуацию в самих этих регионах, проеци рует религиозный конфликт на другие сферы общественной жизни.

Главными противниками традиционалистов выступают фундаменталисты (салафиты, ваххабиты), идеалом которых является возврат к реалиям «золотого века» ислама (период жизни первых трех поколений мусульман, или период, связан ный с жизнью и деятельностью пророка Мухаммада и четырех «праведных» халифов), шариатизация общественной жизни и воссоздание теократического государственного образования в форме Халифата, так называемый «Имарат Кавказ».

Фундаменталисты стремятся к обновлению ислама на основе Корана и Сунны, отрицают все исторические напла Статьи стования традиционного ислама, накопившиеся в течение его более чем тысячелетнего развития. Особенно негативно фундаменталисты относятся к суфизму. По их мнению, нали чие суфийского шейха или наставника в качестве посредника между Богом и человеком противоречит фундаментальным основам мусульманской веры. Они решительно отвергают по клонение «святым местам», возникшее на основе суфийской традиции, выступают за сокращенный ритуал поминовения усопших и считают, что время четырех классических суннит ских мазхабов (толков) прошло и в наши дни возможен об щий подход к толкованию Корана и Сунны в рамках единого мазхаба [8].

Как подчеркивает А.А. Игнатенко, современные салафит ские (фундаменталистские) группировки в своих мировоз зренческих установках от представителей иных идейных тече ний в исламе отличаются тем, что «в их учении... присутствуют два непременных, системообразующих, органично присущих салафизму положения – о такфире и джихаде» [5].

Такфир – это обвинение в неверии (куфр) всех тех, кто не согласен с салафитами. Причем, неверными (кяфирами) признаются не только немусульмане, но и все те мусульмане, которые не следуют единственно правильной интерпретации ислама, которую салафиты сами и провозглашают. Такфир са лафиты распространяют на представителей власти, на работ ников правоохранительных органов, силовых структур, свет ских ученых, учителей школ и т. д.

Другим системообразующим положением в идеологии са лафизма выступает «джихад», который трактуется как воо руженная борьба против неверных, и который, как шестой столп ислама, вменяется в обязанность каждого мусульманина.

И поскольку неверными объявляются все, кто не согласен с са лафитами, то джихад ведется в первую очередь против мусуль ман, несогласных с его салафитской трактовкой.

Появление первых фундаменталистских группировок на Северном Кавказе, в виде небольших по формату подпольных Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

групп единоверцев, относится к 70-м гг. прошлого столетия.

Но уже в 90-е гг. салафизм превратился здесь в яркий социо культурный феномен. Салафитские общины (джамааты) воз никли во многих селах и городах. Их члены отличались от большинства мусульман даже своим внешним видом: обяза тельные борода и подстриженные усы, укороченные штаны, у женщин – чадра, полностью закрывающая лицо. Как резуль тат, салафизм вступил в конфликт с влиятельными шейхами суфийских тарикатов – лидерами традиционного ислама.

С середины 90-х гг. религиозный раскол в мусульманской умме обострился настолько, что в некоторых мечетях имамы стали открыто призывать прихожан убивать «бородатых» как худших врагов ислама. Неприязненно относилась к «ваххаби там» интеллигенция и вообще подавляющая часть северокав казского общества, ориентировавшаяся на «европейские» цен ности и не желавшая жить «по шариату». Свои счеты с ними имел и местный криминал, в частности, наркомафия, с кото рой салафиты пытались бороться своими силами.

Продолжающийся рост числа сторонников «чистого исла ма» на Северном Кавказе имеет свои, еще до конца не осмыс ленные, причины. Одной лишь эгалитарностью ваххабизма, как и внешней финансовой подпиткой этого не объяснить.

Здесь надо исходить из того, что радикальные религиозно политические движения – суть движения протестные. Сала физм в последние два десятилетия и выступил формой соци ального протеста определенной части верующих, особенно мо лодежи, против тяжелой социально-экономической ситуации, массовой безработицы, коррупции, распространения нарко мании и преступности. Две «чеченские» войны стали кузни цей наиболее идеологически подготовленных и непримиримо настроенных по отношению к России исламистов. А то, что сегодня происходит в Дагестане, Ингушетии, Чечне только уси ливает позиции непримиримых борцов за «чистый ислам».

В последние годы наблюдается изменение социального состава членов террористических групп. Первоначально они Статьи формировались за счет маргиналов и даже представителей криминального мира, что, тем не менее, не мешало им активно эксплуатировать исламские призывы и лозунги, апеллировать к кораническим аятам и высказываниям пророка. Сегодня в экстремистском подполье, как активные участники тер рористических групп, все чаще, проявляют себя и студенты, и аспиранты и даже обладатели ученых степеней кандидатов наук.

Пополнение рядов экстремистов молодыми интеллек туалами свидетельствует о том, что, если ранее радикальные идеи привлекались извне, то сейчас они могут генерироваться самими северокавказскими исламистами. Радикальные идеи, продуцируемые доморощенными «интеллектуалами», осно вываются не только на догматических положениях ислама, но и, в некоторой мере, учитывают местную специфику, а потому оказываются более жесткими и разрушительными.

Таким образом, в террористическом подполье региона произошла смена поколений: в войну вступило новое по коление мусульман, зараженное вирусом русофобии и сепа ратизма, а потому более ожесточенное и дерзкое, нежели их предшественники. Определенная часть молодых мусульман салафитов проявляет готовность к вооруженной борьбе с вла стями во всех ее формах. Проведенные нами социологические опросы и исследования показывают, что в последние три-пять лет, преобладающий пока еще традиционалистский тип рели гиозного сознания мусульман, стал явно тяготеть к фундамен тализму. Речь идет о том, что все большее количество людей заявляет о своем желании жить в шариатском государстве.

Обозначив свои стратегические цели, исламисты на Се верном Кавказе совершенствуют и боевую тактику. Об этом свидетельствует отход от практики фронтальных сражений и переход к использованию диверсионно-террористических методов «пчелиного роя». Сегодня в северокавказских респу бликах орудуют малочисленные мобильные полуавтономные группы (типа так называемых джамаатов «Дженнет», «Шари Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

ат», «Халифат», «Ярмук» и т. п.), которые способны быстро менять места дислокации, маневрировать и, в случае необхо димости, объединяться с другими аналогичными группами.

Между этими структурами и их базами налажена устойчивая связь, их действия, в случае необходимости, согласовываются и координируются.

Иначе говоря, деятельность вооруженных формирований экстремистов приобрела в последнее время все основные чер ты современного террористического движения, в основе струк турного строения которого лежит сетевой принцип (принцип «паучьей сети»). Описывая этот принцип, А. Ярлыкапов пи шет: «Когда одна ячейка сети ликвидируется, часть ее остается.

Очень трудно ликвидировать всю сеть… которая охватывает весь Северный Кавказ. И об определенном лидерстве нельзя говорить в этой ситуации, потому что сама та организация, к которой пришло бандитское подполье, не предполагает на личия единоначальника» [12].

Думается, что генетически такой тип организации ислами стов отчасти поддерживается самой сутью ислама, поскольку последний не предполагает наличия линейной организации и строгой иерархии. Причиной перехода к такой организации подполья, скорее всего, послужили перемены в тактике сило вых структур.

Примерно с 2004 г. правоохранительные органы на Се верном Кавказе стали активно использовать тактику ликви дации боевиков. Специальными ликвидаторскими группами обзавелись все силовые структуры в регионе, как местные, так и федеральные. После бесланских событий четко обозначи лась и другая тактика спецподразделений – захват родствен ников обвиняемых в терроризме, или «контрзахват». Хотя на законодательном уровне эта идея одобрена не была, она нашла отклик и была реализована на уровне исполнителей. Первый контрзахват произошел весной 2004 г., когда были задержаны более 40 родственников полевого командира Магомеда Ханби ева. В результате Ханбиев сдался федеральным властям. Второй Статьи захват родственников террористов произошел во время собы тий в Беслане: 3 сентября в Надтеречном районе Чечни были задержаны родственники жены Аслана Масхадова Кусамы, в том числе и ее престарелый отец. В декабре 2004 г. появились сообщения о новом захвате родственников Аслана Масхадова.

12 августа 2005 г. в Урус-Мартане была похищена Наташа Хума дова, сестра полевого командира Доку Умарова [2].

Структурную и тактическую реорганизацию боевики прове ли после ликвидации Аслана Масхадова. Была изменена регио нальная схема управления, произошел переход от вооруженных сил Ичкерии к Кавказскому фронту с секторами не только по всему Северному Кавказу, но и в Поволжье. Поменялась так тика сопротивления, боевики перешли от армейских структур (с подразделениями в несколько сотен бойцов под командо ванием бригадных генералов) к террористическим группам (с секторами-джамаатами и боевыми ячейками под управлением мало кому известных амиров). В этом боевики пошли по пути ИРА, когда ирландские экстремисты попали под серьезное дав ление британской армии, они точно также перегруппировались по принципу ячеек (т. н. ASU – Active Service Units). Автоном ность групп повысилась, утечек информации стало меньше, и после этой реорганизации в 80-е годы ИРА стала самой ре зультативной террористической организацией в мире [10].


Кроме этого, экстремисты от совершения эпизодических терактов перешли к тактике диверсионной войны: они стали избирательно атаковать «представителей режима» – сотруд ников правоохранительных органов и администрации, стара ясь не задевать гражданских лиц. В ответ силовые структуры и внутренние войска, на которые легла основная нагрузка по проведению спецопераций, все меньше стали стесняться в ме тодах, снося жилые дома и подъезды тяжелой бронетехникой.

И, наконец, движение мутировало идеологически, был провоз глашен Кавказский Эмират.

В итоге, сегодня экстремисты вместо локальной структуры имеют общекавказскую структуру с автономно действующи Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

ми подразделениями, вместо «бригад» в сотни боевиков, спо собных и склонных к открытым боевым действиям – десятки ячеек, подрывающих и отстреливающих сотрудников силовых ведомств.

Перекрытие каналов внешнего финансирования бандгрупп, привело к тому, что исламисты для пополнения своей казны все чаще прибегают к грабежам и разбоям. Они обложили да нью бизнесменов и предпринимателей, вороватых чиновников, представителей муниципальной власти. При убитых боевиках все чаще обнаруживаются готовые к рассылке письма и флеш ки, в которых содержатся требования о выплате крупных сумм.

В случае отказа «моджахеды» грозят адресатам расправой.

Обобщая сказанное, можно отметить, что на сегодняшний день в республиках Северного Кавказа фактически идет война между традиционалистским исламом и официальными вла стями, с одной стороны, и радикалами-фундаменталистами, с другой. В то же время, еще преобладающий в настоящее вре мя в регионе традиционалистский тип религиозного созна ния мусульман в последние пять-шесть лет стал явно тяготеть к фундаментализму. В ситуации системного кризиса элементы фундаменталистского сознания верующих оказываются бла годатной почвой для дальнейшего развития на их базе ради кального исламистского (салафитского или ваххабитского) сознания. На фоне обостряющейся социально-политической обстановки, высокого процента маргинализации населения происходит общая демодернизация северокавказского обще ства, что при отсутствии действенной государственной по литики в перспективе может способствовать его дальнейшей тотальной исламизации, но уже по афганскому сценарию.

Реализуемая государственная политика преодоления религиозно-политического экстремизма в ее нынешнем виде представляется непоследовательной и малоэффективной по той простой причине, что в ней четко не обозначена стра тегическая цель – кардинальное изменение той социально экономической, политической и духовно-нравственной си Статьи туации, которая и вызывает такие протестные движения как радикализм и экстремизм.

Еще, будучи Президентом Российской Федерации Д.А. Мед ведев, посетив г. Махачкала после терактов в гг. Москва и Киз ляр, озвучил пять основных пунктов государственной страте гии противодействия экстремизму и терроризму.

1. Укрепить правоохранительную и силовую составляющую (Оснащенность правоохранительной системы и органов безопасности).

2. Наносить острые кинжальные удары по террористам, уни чтожать их самих и их пристанища.

3. Помогать тем, кто решил порвать с бандитами (вести разъ яснительную работу с этими людьми, вытаскивать их из леса, возвращать к мирной жизни).

4. Заниматься экономикой и социальной сферой, образова нием, культурой, гуманитарными программами.

5. Укреплять нравственность и духовную составляющую, по могать религиозным лидерам.

Однако почти все эти пункты имеют подчиненное, так тическое значение. Стратегическая цель – преодоление экстремизма как деструктивного социального феномена, в них подменена более частной задачей борьбы с конкрет ными экстремистами и их пособниками. На преодоление экстремизма в них ориентирован лишь 4 пункт, и то в до вольно отвлеченной форме. Государство всегда занима лось и экономикой, и социальной сферой, и образованием, и культурой. Именно эти занятия в последние два десяти летия и породили такую форму протестного движения, как религиозно-политический экстремизм. И для его преодо ления недостаточно усиливать правоохранительные органы, уничтожать «кинжальными ударами» экстремистов, вести разъяснительную работу и пр. Усиливая силовую состав ляющую противодействия экстремистам, «выковыривая»

их из канализации, вытаскивая из леса можно бороться с конкретными людьми, вставшими на этот скользкий путь.

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

Но если в обществе не будут проведены комплексные ре формы, преобразующие системное качество современного общества, религиозный экстремизм как форма социального протеста сохранится, и место одних уничтоженных терро ристов будут занимать другие.

Основным направлением борьбы с религиозно политическим экстремизмом как социальным явлением долж на стать нейтрализация ключевых факторов, способствующих его воспроизводству и активизации. Здесь мы, прежде все го, имеем в виду экономические, социальные и политические причины. Основной упор в стратегии противодействия экс тремизму и терроризму необходимо перенести на решение проблем по урегулированию имеющихся, недопущение новых конфликтов, улучшение всей социально-экономической си туации в регионе. Последняя мера будет играть главную роль в противодействии экстремизму, так как она не только будет сужать социальную базу терроризма, но и способствовать ре шению имеющихся противоречий, многие из которых прово цируются коренной противоположностью экономических ин тересов людей и невиданной доселе социальной поляризацией северокавказского общества.

литература 1. Игнатенко А. Осторожно: ваххабизм! Идеи радикального направления в исламе несут угрозу свободе совести. Ис точник НГ-Религии, 01.10.2008.

2. Борьба с терроризмом: ликвидаторы. Как действуют и кому подчиняются специальные группы ФСБ, МВД и ГРУ // Новая газета. – URL: http://2006.novayagazeta.ru/ nomer/2006/03n/n03n-s14.shtml 3. Добаев И.П. Современный терроризм: региональное из мерение / отв. ред. Ю.Г. Волков. – Ростов-на-Дону, 2009.

4. Добаев И.П. Экспансия джихада «Новая политика» // «РВ»

Российские вести. – 20.01.2005. – № 1–2. – С. 18. – URL:

http://www.radonezh.ru/all/gazeta/?ID=799&forprint Статьи 5. Игнатенко А.А. Эндогенный радикализм в исламе // Цен тральная Азия и Кавказ. – 2000. – № 2 (8). – C. 6. Бороган И., Солдатов А. Захваты и контрзахваты Россий ские спецслужбы после Беслана // Политический Журнал. – 10 октября 2005. – № 33 (84). – URL: http://www.politjournal.

ru/index.php?action=Articles&dirid=101&tek= 7. Источник Lenta.ru. – URL: http://www.lenta.ru/ news/2006/06/06/attack/ 8. Курамухаммад-хаджи Рамазанов Заблуждение ваххабизма в шариатских вопросах / перевод У.Г. Магомедова. – Махач кала, 2008.

9. Макаров Д.В. Официальный и неофициальный ислам в Да гестане. – М., 2000. – С. 48.

10. Солдатов А. ФСБ празднует победу, боевики меняют так тику // Ежедневный журнал. – URL: http://www.agentura.ru/ press/about/jointprojects/ej/pobeda/ 11. Шурыгин В. Законность «по понятиям». Капитана Ульмана всё судят – а боевиков всё прощают... // Журнал «Золотой Лев». – URL: http://www.zlev.ru/81_98.htm 12. Ярлыкапов А.А. Ногайского батальона в Ставропольском крае не существует // Кавказский узел. – URL: http://www.

kavkaz-uzel.ru/newstext/news/id/1199309.html Материалы антитеррористического фестиваля студенческой, научной и творческой Молодёжи «Мир кавказу»

тоМ тезисы Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

Горенштейн Н.И.

актуальные аспекты форМирования этнической толерантности в Молодежной среде Российская Федерация имеет сложный этнический и рели гиозный состав. Безусловно, это религиозно-этническое много образие, безусловно, составляет богатство духовной культуры российского государства. Важно понимать, что этническое мно гообразие является значимым фактором развития в том случае, если создаются условия, при которых представители разных национальностей, этнических групп, религиозных убеждений пользуются равными гражданскими правами и свободами, в том числе правом сохранять и развивать собственную культу ру. Однако довольно часто культурное и этноконфессиональное многообразие сопровождается усилением проявлений в массо вом сознании различных предрассудков и страхов: ксенофобии как реакции на встречу с чужим человеком и культурой, этно фобии, мигрантофобии, антисемитизма, – приводящих к ущем лению прав человека, национализму, дискриминации и связан ной с ними нетерпимости. В связи с этим существует опасная тенденция нарастания межэтнической, межконфессиональной, социально-экономической, межпоколенческой и политической нетерпимости. Все это нередко становится средством для экс тремистских движений, разжигающих ненависть, националь ную рознь и социальные конфликты в обществе.

Особенно беззащитны в сложившейся ситуации подрост ки. Причем процесс взросления и становления их как лично стей идет в обществе, резко расслоившемся на богатых, бед ных и просто нищих людей, с его глубоко укоренившимися имперскими, авторитарными и люмпенскими стереотипами.

Эти обстоятельства накладываются на свойственные юно шеству максимализм, скептицизм в отношении мира взрос лых, стремление вырваться из-под их опеки, некритичность Тезисы к выбранным подростками для себя кумирам, тенденцию к объединению в замкнутые группы и кланы. Именно поэто му молодежь – благодатная аудитория для любой пропаганды, растравляющей «обиды», нанесенные обществом, и персони фицирующей обидчика в образе другого народа или конкрет ного человека иной национальности. Все это может приводить к возникновению в мировоззрении молодого человека заро дышей этноцентризма, шовинизма, ксенофобии, этнических и расовых предубеждений.

Противопоставить этой тенденции можно толерантность, которая является ценностью и социальной нормой граждан ского общества, проявляющиеся в праве всех граждан быть различными;

обеспечении устойчивой гармонии между раз личными конфессиями, политическими, этническими и дру гими социальными группами;


уважении к разнообразию раз личных мировых культур, цивилизаций и народов;

готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям.

Формирование социальных норм толерантности, веротерпи мости, миролюбия выступает как противодействие эскалации культуры социальной агрессии, национальных конфликтов, экстремизма, терроризма и фанатизма.

На рубеже XXI в. проблема толерантности приобрела осо бую актуальность в связи с процессом глобализации, сталки вающей цивилизационные, религиозные, национальные и эт нические идентичности различных культур и народов. Данная актуальность и определила цель нашего диссертационного исследования на тему: «Особенности ценностно-смыслового восприятия события – исторического символа представите лями разных этнокультур». В исследовании принимали уча стие представители 3-х этнокультур в возрасте от 18 до 26 лет;

представители русского, еврейского народа и народов Север ного Кавказа. Нами были подсчитаны наиболее характерные значения уровней толерантной установки в межнациональных взаимоотношениях:

Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

– для группы русских респондентов = 0,884 (высокий по казатель интолерантности), – для представителей народов Северного Кавказа = - 1, (показатель толерантности), – для евреев = - 1,6472 (показатель толерантности).

Показатели группы русских респондентов сильно отли чаются от показателей остальных групп респондентов, при нимавших участие в эмпирическом исследовании, более того значения уровней толерантной установки в межнациональных отношениях у двух последних групп во многом похожи. По нашему мнению, это связано с тем, что группы респондентов, относящиеся к национальным меньшинствам, являющихся составной частью большого многонационального государства (в данном случае России), более чувствительны к взаимоотно шениям с другими народами, поскольку считают это жизненно важным для сохранения своего народа и его культуры.

Высокие значения такого показателя как интолерантность у группы русских респондентов, на наш взгляд, можно объ яснить тем, что данной группе не присущи страх перед чу жими, перед неизвестным, страх потери своей национальной идентичности, так как респонденты этой группы являются представителями государствообразующего народа. В связи с тем, что данная группа кардинально отличается от группы кавказцев и группы евреев, мы провели расчет U-критерия Манна-Уитни для определения различий особенностей то лерантной установки выборок представителей народов Се верного Кавказа и еврейского народа. Применение расчета U-критерия Манна-Уитни показало, что, несмотря на сильное отличие уровней толерантной установки двух групп от уровня выборки представителей русских респондентов, статистиче ские различия уровней толерантных установок данных групп между собой крайне низки. При этом стоит отметить, что все группы проверялись на статистическую достоверность, стати стическую разность по параметрам этнической идентичности.

Проверка показала, что группы достоверно различаются.

Тезисы При нахождении корреляционной связи между параме трами этнической идентичности и выборками определения этнической толерантности, социальной толерантности и «то лерантности как черты личности» исследуемых групп были получены следующие результаты:

В исследуемой группе русских респондентов получена об ратная высокая значимая корреляционная связь (- 0,53, при уровне статистической значимости = 0,01) между уровнями этнической идентичности и этнической толерантности, об ратная значимая корреляция (- 0,34, при = 0,05) обнаружена между уровнями этнической идентичности и социальной то лерантности, между уровнями этнической идентичности и то лерантности как черты личности обнаружена также обратная высокая значимая корреляция (- 0,44 при = 0,01).

Обратная корреляция говорит о том, что при увеличении уровня этнической идентичности, уровень этнической толерант ности закономерно уменьшается. Это характерно для современ ной русской молодежи, которая в настоящее время подверже на влиянию идеологий экстремисткой направленности. На наш взгляд, это происходит из-за отсутствия интернационального воспитания и понимания особой роли русского народа как фун дамента и объединяющего начала в многонациональной России.

Для представителей народов Северного Кавказа обнару жена прямая слабая корреляционная связь между уровнями этнической идентичности и толерантности как черты лично сти (0,25 при = 0,1).

На наш взгляд, это объясняется предметным характером этнической идентичности данных реципиентов, которая свя зана с их образом жизни, определяющимся многовековым укладом и традициями данного этноса. Другими словами, каждое последующее поколение старается сохранить в своей современной жизни традиционный уклад предков и воспитать своих детей в тех же традициях.

В выборке представителей еврейской этнокультуры, кор реляционная связь между исследуемыми параметрами обна Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

ружена очень слабая, при величине коэффициента корреля ции, не достигающей уровня статистической значимости.

По нашему мнению, это связано с историей развития и жиз ни данного народа. Евреи, в настоящее время, один из древней ших народов, сохранивший представление о себе, как о едином народе, несмотря на то, что практически 2000 лет жил без своего государства и территории, в условиях рассеянности и наличия диаспор в самых разных странах мира. В связи с этим сложилась иная стратегия этнической идентичности, связанная в первую очередь с религиозными и историческими символами, и сохра нением на этой базе своих традиций. Можно предположить, что если бы в исследовании принимали участие жители современ ного Израиля, то результаты исследования могли быть иными, поскольку их менталитет отличается от менталитета евреев диаспор, проживающих в других странах.

Полученные нами результаты могут быть использованы при разработке тренингов толерантности, семинаров и обра зовательных программ для работы с молодыми людьми. И для современной России в силу ее многонационального состава и многоконфессиональности особенную актуальность приоб ретает формирование этнической толерантности. Формиро вание межэтнической толерантности в наше время возможно только при условии объединения усилий органов государ ственной власти, местного самоуправления и общественности, а также активной гражданской позиции каждого человека, его непосредственного участия в становлении гражданского об щества в нашей стране. Известно, что установки, закрепивши еся в юности, с большим трудом меняются в зрелом возрасте, сформировавшиеся в ходе социализации подростка этниче ские стереотипы, предпочтения, ориентации будут влиять на его сознание, поведение на протяжении всей его жизни и на то, как он, в свою очередь, будет воспитывать своих детей. Иными словами, этнические ориентации нынешних подростков – это ориентации взрослых людей начала ХХI в. и последующих за ними поколений.

Тезисы Евсеева О. Е.

личностные осоБенности юношей в экстреМистских организациях История анализа и понимания сути экстремизма сравни тельно молода – затрагивает буквально несколько последних десятилетий;

однако само явление известно достаточно давно и проявилось в той или иной степени практически во всех странах.

Точный период возникновения экстремизма в источниках не обозначен. Е.Н. Юрасова в статье «Психологические осо бенности лиц, склонных к экстремизму, терроризму и ксено фобии» указывает, что проявление нетерпимости к чуждой культуре, религии и идеалам сопровождала человечество на протяжении всей его истории.

Для того, что бы более полно понять причины, по которым люди вступают в экстремистские организации необходимо дать определение – что такое экстремизм в целом. Однозначно принятого понятия «экстремизм» на сегодняшний день не су ществует. Чаще этот термин, по большей части ошибочно, упо требляют как синоним понятий фашизм, национал-социализм, радикализм, ксенофобия и т. п.

Экстремизм – в обобщенном виде это некая привержен ность крайним взглядам и мерам, это всегда противопостав ление, размежевание и даже борьба.

Различают несколько видов экстремизма: политический, религиозный, национальный, государственный, бытовой, воз растной, поведенческий и др.

Доктор Питер Т. Колеман (Peter T. Coleman) и доктор Андреа Бартоли (Andrea Bartoli) в своей работе «Addressing Extremism» дали краткий обзор предлагаемых определений этого понятия: «Экстремизм – это, на самом деле, сложное яв ление, несмотря на то, что его сложность часто бывает трудно увидеть и понять». По их словам, экстремизм определяется как Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

деятельность (а также убеждения, отношение к чему-то или кому-то, чувства, действия, стратегии) личности, далёкая от обычной, общепринятой. В обстановке конфликта – вплоть до открытой демонстрации жёстких форм его разрешения. Авто ры считают, что само обозначение видов деятельности, людей и групп как «экстремистских», а также определение того, что следует считать «обычным» или «общепринятым» – это всег да субъективный и политический вопрос. Поэтому в понятие «экстремизм» в каждой стране вкладывается свой, характер ный для данного социокультурного уклада, смысл.

Несколько иной подход к определению экстремизма де монстрирует со-координатор Международного Движения по защите прав народов В.Д. Трофимов-Трофимов. Он считает, что экстремизм связан не только с политикой, но и распро страняется на все виды человеческой деятельности: «Экстре мизм – это идеология допустимости использования крайних мер, экстремумов социального поведения, для получения же лаемого эффекта».

Остановимся более подробно на рассмотрении проявле ния экстремизма в России, в частности, обозначения основ ных психологических детерминант личности, способствую щих вступлению в экстремистские организации в юношеском возрасте (учитывая, что проблема экстремизма в молодеж ной среде может перерастать в более серьезные преступле ния – преступления против личности, терроризм, массовые беспорядки). Такой узкий акцент на категории подрастающего поколения неслучаен.

Юношеский период в общем виде характеризуется как процесс взросления, т. е. переход от так называемого состоя ния «ребенка» к «взрослому». Как и любой переходный этап, он сопряжен с рядом внутренних психологических перестроек, в том числе и с переоценкой ценностей, установками жизнен ных приоритетов и т. п. Также происходит формирование про фессионального определения, личностного самоопределения, а, зачастую, и смена мировоззрения.

Тезисы Психика юноши достаточно лабильна и восприимчива к различным внешним воздействиям, в частности, воздей ствию авторитетных для него лиц и группы в целом. Этим об стоятельством зачастую и пользуются члены экстремистских организаций, отвечающих за набор новых участников.

Стремления юношей:

– быть сопричастным к деятельности государственного значения (экстремизм может охватывать либо уровень страны в целом, либо носить региональный характер);

– принадлежать к «элитной группе» (зачастую именно так понимают новые участники статус организации);

– получать признание в «группе»;

– быть «избранным»;

– демонстрировать нонконформизм;

– общаться в интересующей их и, создающей иллюзию «защиты», среде;

вот основные причины прихода моло дежи в организации экстремистской направленности.

Высокая поисковая активность, присущая юности, так же является далеко не последним фактором во вступле нии в подобную «группу».

Отдельно следует отметить факт наличия идеологической составляющей экстремизма. Именно идеология нередко при влекает юношей, придавая особый смысл их поступкам. Не достаточная личностная зрелость создает предпосылки для повышения уровня внушаемости;

недостаточное критическое понимание действительности – хорошую почву для проник новения новой «идеологии» в сознание юношей;

высокий уро вень общей активности – условия формирования импульсив ности, которая может проявляться и в виде агрессии.

По словам О.Р. Онищенко, совокупность особенностей психофизиологических процессов в период созревания, спец ифики реагирования на них нервной системы, усиленной конформизмом и повышенной внушаемостью, стремлением к реализации себя любым способом и зависимость от значи мой группы ровесников, делают юношу уязвимым в момент Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

принятия решения выбора – просоциальных или противо правных форм поведения.

Благодаря СМИ и иным источникам информации понятие экстремизм однозначно определяется обществом как негатив ное асоциальное явление. Выбирая путь приобщения к по добным организациям, юноши однозначно проявляют один из видов девиации в поведении. Е.Н. Черкасова отмечает, что, в основном, членами экстремистских организаций становятся социально неадаптированные подростки 14–17 лет, как пра вило, не работающие и не учащиеся или формально занятые, входящие в устойчивые агрессивные группы.

Однако, члены экстремистских группировок, подбирая но вый контингент среди молодежи, могут камуфлировать асоци альную направленность своей деятельности с целью привлече ния категории юношей, не склонных к открытому противопо ставлению себя ценностям общества. Зачастую, используются такие социально одобряемые организации как церкви, мечети, учебные заведения, спортивные комплексы и т. п. Снижение психологических защит личности в подобных общественных местах может приводить к неверному пониманию навязывае мых юношам ценностей вплоть до полной смены мировоззре ния, что крайне опасно для личности в период взросления.

Следует отметить, что в экстремистские организации по падают как юноши из асоциальной среды, так и из вполне социально стабильных семей. Мотивация приобщения к ра дикальному движению у этих двух категорий несколько от личается, но, с точки зрения психологических особенностей, можно выделить следующие объединяющие их черты:

– высокий уровень общей активности, направленность на достижение цели (редко к экстремистам попадают юноши, стремящиеся уйти от решения проблем), черты демонстративности;

– лабильность протекания нервных процессов, недоста точная личностная зрелость;

чаще – неустойчивость са мооценки;

потребность в признании со стороны рефе Тезисы рентной группы и\или авторитетных для них лиц;

чув ствительность к внешне средовым воздействиям;

черты импульсивности, нередко до проявления агрессии;

– потребность в общении среди «единомышленников», потребность в понимании другими особенностей их мировоззрения;

некоторая поверхностность в установ лении социальных контактов, снижение или отсутствие склонности к критичному анализу своих действий, неу мение делать выводы из своих проступков;

– доминантность и стремление к лидерству выражены далеко не у всех юношей, вступающих на путь экстре мизма. Зачастую, они склоны занимать ведомую роль, позицию подчинения;

– уровень развития когнитивной сферы, как правило, не влияет на принятие решения о вступлении в экстре мистскую организацию. В большинстве случаев наблю дается повышенный уровень внутреннего напряжения;

нередко – наличие внутриличностных конфликтов.

Что касается типологии психологических особенностей и видов акцентуаций, чаще представленных среди радикально настроенных юношей – здесь могут быть представлены прак тически все: гипертимы, шизоиды, истероиды, эпилептоиды, паранояльные и даже тревожные и эмотивные. Отличаться будет лишь способ агитации для каждого радикала личности при вступлении в экстремистские организации, а также рас пределение ролей и обязанностей, при выполнении экстре мистской деятельности.

Учитывая высокий асоциальный риск, исходящий от ра дикально настроенных организаций, в России активно про водятся различные профилактические меры. Для противодей ствия деятельности экстремистских организаций федераль ные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного са моуправления в пределах своей компетенции в приоритетном порядке осуществляют профилактические, пропагандистские Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

мероприятия, направленные на предупреждение экстремист ской деятельности.

В 2005 г. была разработана Федеральная целевая програм ма «Антитеррор». В 2008 г. государственное финансирование этой программы было увеличено, что говорит о высокой зна чимости темы терроризма и экстремизма в рамках страны в целом.

Однако, нельзя забывать о профилактических мерах и вну три семьи, либо опекунских институтов. Ценности, привитые юноше с детства, пример взрослого зрелого поведения, взятый с родителей, педагогов;

уверенность в поддержке и понимании близких – вот основные и главные направления, которые не обходимо укреплять. Отсутствие притока новых членов в ра дикальные организации – одна из основных мер противодей ствия экстремизму и его уничтожения.

Тезисы Есипова Д.

Межнациональные конфликты в воинских коллективах:

определение, причины, профилактика Обострившиеся проблемы межнациональных отношений во многих регионах России не могли не отразиться, как в зер кале, в ее многонациональных Вооруженных Силах. Именно национальный фактор становится одним из основных при решении задач по укреплению дисциплины в воинских ча стях и подразделениях. В армии, как и в любом социальном институте, возникают различные противоречия и негативные социальные явления, подрывающие боеготовность и мораль ных дух воинов. Одной из таких проблем являются межнацио нальные конфликты в воинских коллективах.

Межнациональный конфликт, как разновидность кон фликта определяется, как открытая форма противоречия, че рез уничижение, принижение, умаление значимости субъек тов конфликта по национальному признаку.

А конфликт в воинском коллективе представляет собой наиболее острый способ развития и завершения значимых (в данном случае, национальных) противоречий, возникающих в процессе социального взаимодействия военнослужащих.

В результате исследования причин межнациональных кон фликтов в многонациональных воинских коллективах были выделены следующие группы:

а) причины, вытекающие из недостатков функциониро вания различных систем обеспечения армии – систем подго товки кадров, информационного обеспечения, комплектова ния и др. (недостаточная специальная подготовка слушателей, курсантов в военных академиях, училищах, учебных частях по руководству многонациональными воинскими подразделе ниями и организация воспитательного процесса в них;

отсут ствие должного взаимодействия армейских воспитательных Материалы антитеррористического фестиваля «Мир Кавказу»

структур с государственными и общественными органами субъектов Федерации в решении проблем межнациональных отношений военнослужащих и др.);

б) причины, вытекающие из ситуации в межнациональ ных отношениях в конкретной воинской части (наличие не гативных традиций, предрассудков, стереотипов;

необосно ванное сосредоточение в воинских частях (подразделениях) значительного количества военнослужащих, призванных из регионов межнациональной напряженности или конфликтов;

попытки отдельных офицеров и прапорщиков игнорировать национальные особенности подчиненных и др.);

в) причины, обусловленные негативными явлениями в гражданской среде, опосредованно проявляющиеся в ар мейских условиях (межнациональные предрассудки и взаим ные претензии как последствия конфликтов, имевших или имеющих место во взаимоотношениях народов;

недостатки и ошибки государственной национальной политики;

нега тивные демографические процессы;

последствия социально политического и экономического кризиса в стране;



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.