авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF EUROPE ЧЕРНОМОРЬЕ – КАСПИЙ: ПОИСК НОВЫХ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Как и в независимой Грузии, схожая ситуация сложилась в России 1990-х го дов в результате первой войны в Чечне. Дальнейшее ослабление российского влияния на Кавказе после подписания хасавюртовских соглашений привели к рождению такого экстравагантного проекта, как идея «Кавказского общего рынка», предложенная Х.-А. Нухаевым. На словах этот проект рассматривал ся в качестве «механизма региональной интеграции, который способен при нести мир и стабильность на Кавказ». Несущей конструкцией проекта был объявлен транспортный коридор «Север – Юг», который связывал бы Рос сию, Кавказ и Иран и выступал в качестве дополнения популярного в своё время проекта «Запад – Восток» (ТРАСЕКА). По сути же дела России как проигравшей стороне в первой чеченской войне предлагалось создать Севе рокавказскую свободную экономическую зону вокруг Чечни с привязкой к ней всех энергетических и транспортных проектов. Как и в ситуации с Абха зией, в случае непринятия чеченского ультиматума авторы этой идеи выдви гали угрозы в адрес «северного» маршрута движения каспийской нефти по нефтепроводу Баку – Новороссийск.251 В целом тональность продвижения обоих проектов—абхазского и ичкерийского—была исполненная в стиле военно-дипломатического шантажа.

Однако, несмотря на очевидные аналогии, различен контекст описывае мых событий: раннеабхазского и позднеичкерийского, с одной стороны, и юго-осетинкого, с другой. Если истоки раннеабхазского и позднеичкерийско го казусов были связаны со слабостью России и Грузии в 1990-е гг., то ны нешний югоосетинский казус, напротив, связан с национальным ростом и подъёмом России и Грузии. К тому же, в отличие от южноосетинского казуса образца 2008г., абхазский и чеченский казусы 1990-х гг. стали элементом не военной фазы конфликта, а частью пост-конфликтного ультиматума побе дивших провинций в адрес центральных правительств и западных нефтяных компаний. И в России, и в Грузии они возникли в результате ослабления цен тральной власти и кризиса национальной государственности. А возглавившие этот процесс региональные лидеры стали в тот период мыслить и говорить в политических и геополитических терминах. Борьба за контроль над различ ными участками транзитных магистралей была напрямую связана со стремле нием его локальных участников повысить свой статус в перестраивании Кас пийско-Черноморского региона.

Израильский фактор августовской войны и интернационализация конфликта Существует ещё один региональный аспект, связанный с «пятидневной войной» - это израильский фактор, который весьма неожиданно обнаружил ся в закавказских делах. Выяснилось, что Израиль сыграл намного более важ ную роль в этой войне, чем США. Данному факту был посвящен доклад швед ского государственного Института оборонных исследований (FOI) «Кавказ ская лакмусовая бумага». Развернувшаяся в российских СМИ антиимерикан ская и антигрузинская риторика в августе-сентябре 2008г. заслонила этот факт от общественности, только 23 сентября 2008г. «Новые известия» рас сказали о докладе шведских военных специалистов в статье «Израильский след».

Шведские специалистыутверждают, что США не поддерживали опера цию Грузии в Южной Осетии, это при том, что в Грузии работало около американских военных советников, а накануне грузинского вторжения про шли совместные маневры «Немедленный ответ-2008». Гораздо большую роль в войне играли израильские военные специалисты, которых насчитыва лось около тысячи человек. Авторы доклада предположили даже, что некото рые израильские инструкторы принимали прямое участие в боевых действи ях.

По сведениям только открытых источников Тель-Авив поставил Грузии:

беспилотные летательные аппараты (БПЛА) типа «Гермес 450», подвижные ракетные комплексы типа «Линкс», модернизированные самолеты Су- «Скорпион», винтовки «Тибур», средства связи. Оружие приобреталось на американские деньги. Помощь была тщательно закамуфлирована. Израиль ские военные специалисты действовали под прикрытием частных фирм. При этом, как уверяет шведское издание «Свенска Дагбладет», главным коорди натором такого сотрудничества выступало минобороны Израиля, и за этим стоит, помимо всего прочего, сильная энергетическая мотивация. В материа ле, опубликованном 25 октября 2008г. под показательным заголовком «Из раиль поддерживает Грузию в битве за нефтяной транспорт с Россией» под черкивалось, что «Тель-Авив проявляет большой интерес к проблеме транс портировки углеводородов через территорию Грузии и Турции». В сообще нии также говорилось об оживлённых переговорах на эту тему, ведущихся между Грузией, Турцией, Израилем, Азербайджаном и Туркменией. Предло женный проект предусматривал поставку каспийских энергоресурсов через территорию Турции на базовый склад в израильском Ашкелоне и далее в пор ты на Красном море. Оттуда танкерами нефть может поставляться в страны Юго-Восточной Азии и Китай. Был разработан также проект подводного трубопровода между Турцией и Израилем, который должен связать Джейхан с портом Ашкелон в Израиле и далее, через главную систему трубопроводов Израиля, с Красным морем. Через нее же часть нефти, добытой со дна Кас пия, должна поступать непосредственно в Израиль. Таким образом, Израиль не просто стремится получать каспийскую нефть для своих нужд, но и играть определённую роль в реэкспорте каспийской нефти на азиатские рынки через Эйлат, порт на Красном море. Очевидно, что подобное перераспределение потоков каспийской нефти имело бы далеко идущие стратегические перспек тивы. В апреле 2006г. Израиль и Турция обнародовали свои планы создания четырёх подводных трубопроводов, которые будут проходить через террито рии Сирии и Ливана. По мнению многих экспертов, во многом данная моти вация лежит в основе поддержки Грузии Израилем поставками военной тех ники и инструкторов. Дополнительным аргументом в пользу израильской энергетической ак тивности в регионе являются и другие значимые события. Канадский иссле дователь Мишель Чоссудовски доказал, что существует прямая связь между войной в Ливане летом 2006г. и введением в строй нефтепровода БТД. За день до первого воздушного удара Израиля по Ливану, в порту Джейхан со стоялась встреча главных партнёров и акционеров этого проекта, среди кото рых был ряд высокопоставленных государственных чиновников и представи телей нефтяного бизнеса. На встрече присутствовал также министр энергети ки и инфраструктуры Израиля Биньямин Бен-Элиэзер вместе с делегацией наиболее крупных нефтепромышленников. Из сказанного очевидно, что Из раиль стремится занять позицию одного из «контролёров» Восточно Средиземноморских транспортных коридоров, а в системе этих коридоров Джейхан является важной отправной точкой. Надёжным поставщиком энергоресурсов стал для Израиля Азербайджан.

По сообщению «Русской службы ВВС», Израиль ежегодно приобретает азербайджанскую нефть на 4 млрд. долларов,254 ему же принадлежит доля в нефтяных месторождениях Азербайджана, откуда он осуществляет импорт примерно 20% всей добываемой нефти. Этим объясняется его интерес к Азербайджану и всё возрастающие объёмы военного сотрудничества между двумя странами. Сюда же относится подписание Азербайджаном и Израилем оборонных контрактов на сотни миллионов долларов.

Мир большой нефти денег предполагает, таким образом, самые неожи данные союзы и коалиции.

*** Проведённый анализ разворачивавшихся на протяжении двух десятиле тий «Транзитных войн» позволяет сделать следующие выводы. Рассмотре ние природы политического соперничества за ресурсы, включающего регио нальный и локальный уровни геополитических интересов, дало нам больше, чем банальная констатация того, что за спиной воюющих сторон стояли ин тересы США и России.

В связи с этим необходимо важное методологическое допущение. Боль шинство международных дискуссий о нефтяной и транзитной политике в Каспийском регионе сфокусированы на макро-уровне процесса: моделях ме ждународных отношений и альянсов, которые формируются правительствами как часть своих каспийских стратегий.

Подобные подходы, конечно, важны, но они ведут к преувеличению роли национальных государств, преследующих очевидные и прямые цели, такие как защита национальной безопасности или поддержка государственного ре сурсного потенциала. В то же время, любая энергетическая или транзитная политика так или иначе оказывается локальной. Особенно та, что связана с нефтепроводами, которые строятся и эксплуатируются по географически специфическим территориям. В этом отношении энергетические корпора ции, где бы они ни располагались—от Эквадора до Сахалина, от Судана до Курдистана, и от Нигерии до Каспия—находятся в сложных взаимоотноше ниях с отдалёнными и непонятными локальными образованиями.

Такая постановка проблемы делает возможным рассматривать энергети ческую политику через региональную призму, и наоборот. Исследование со бытий августа 2008 г. позволило выявить причины стремительной интерна ционализации юго-осетинского конфликта и их место в сфере геополитиче ского противоборства, которое развернулось после 11 сентября 2001г.

Именно поэтому, в отличие от Абхазии и Чечни 1990-х годов, локальный югоосетинский конфликт 2008г. с первых своих минут приобрёл глобальное значение. Как замечал итальянский обозреватель Лучио Карраччиоло, «гру зинская война имеет не только колоссальный региональный эффект, но и по могает переписать глобальное равновесие, которое, как казалось, закрепилось в конце прошлого века». После 11 сентября 2001г. мир стал свидетелем нового явления— энергетических войн и борьбы за природные ресурсы. В международных от ношениях началась полоса «ресурсного накопления» и «ресурсного нацио нализма»,--когда приобретение углеводородного месторождения или мар шрута стало напрямую переводиться в геополитический рост государства.

Все поняли: национальные интересы и эгоизмы, силовой фактор и прагма тизм будут превалировать над надеждами и иллюзиями «демократического транзита».

На эти годы приходится наиболее острая фаза информационной войны между Россией и Западом, достигшая своего пика в дни августовской войны 2008г. в Грузии. Югоосетинский конфликт был вписан в макро-политический контекст противоборства за каспийские энергетические и транзитные акти вы. Энерго-транспортная гонка в зоне Большого Каспия проходила в рамках новообретённой конфронтации между Россией и Западом. Эта гонка разви валась в атмосфере стремительного ускорения темпов российско американского соперничества в каспийском бассейне.

Транспортные проекты связаны с мощными геополитическими манифе стациями и целеполаганием. С этой точки зрения урок БТД весьма показателен. Введение в эксплуа тацию этой нефтяной трассы коренным образом изменило геополитическую обстановку в ареале Большого Каспия. Она связала Восточное Средиземно морье с бассейном Каспийского моря посредством энергетического коридо ра. Трубопровод БТД существенно изменил статус государств региона и соз дал возможности для формирования прозападного альянса. Имея нефтепро вод с выходом к Средиземноморью, Вашингтон фактически создал новый блок, в составе которого оказались Азербайджан, Грузия, Турция и Израиль.

Поэтому Каспий – Черноморье, как было показано, разделяют все риски и весь драматизм современных кавказских событий.

Об этом более подробно см.: А. Магомедов, Р. Никеров. Большой Каспий.

Энергетическая геополитика и транзитные войны на этапах посткоммунизма.

Ульяновск: УлГУ, 2010.

Подобная точка зрения представлена в работе С. Жильцова. (С. Жильцов.

Каспийско-черноморская рулетка // НГ-Энергия. 2007. 11 сентября. №201 (4155).

И. Томберг. Война и трубы: итоги «пятидневной войны» в энергетике // http://analyticsmz.ru * Под термином «коллективный Запад» имеется в виду США, Евросоюз и Израиль.

А. Даалдер, Дж. Голдгайдер. Глобальный альянс. НАТО предстоит отказаться от регионального статуса // КоммерсантЪ-Мнения. 2006. № 161. 31 августа. С.9;

А. Д.

Богатуров. Синдром косы и камня // НГ-Дипкурьер. 2007. 10 декабря.

Т. Атаев. Грузино-осетинский конфликт на фоне битвы гигантов за трубопроводы (http://www.islam.ru/pressclub/analitika/isunerus/). Далее мы покажем, насколько схожая мотивация была использована абхазскими политиками в переговорах с ведущими мировыми энергетическими компаниями по поводу перспектив строительства трубопроводов по территории побеждённой ими Грузии в 1990-е годы.

Как готовилась война. Исследование Андрея Илларионова о том, что предшествовало августовским событиям 2008 года. // Новая газета. 2009. №69 (1483).

1 июля. С. 10-11.

Андрей Илларионов в своём докладе также утверждал, что Россия запустила ракеты по нефтепроводу БТД. (см.: Исследование Андрея Илларионова о том, что предшествовало августовским событиям 2008 года. Послесловие // Новая газета. 2009.

№88. 14 августа. С.4).

http:www.regnum.ru/news/1040421/html В. Мишин. Плата за форс-мажор // НГ-Энергия. 2008. 14 октября.

А. Кузьмин. Запад возложил вину за остановку нефтепровода на Москву // Утро. Ру 2008. 26 августа;

РБК—Российское информационное агентство.

В. Мишин. Плата за форс-мажор // НГ-Энергия. 2008. 14 октября.

Ж. Ержанова. Астана отзывает свою нефть из Батуми // Независимая газета. 2008. августа.

Данные письма были любезно предоставлены авторам данной работы влиятельным представителем абхазской диаспоры в США Яхья Казаном. См. также: Mission of Abkhazia http://www.abkhazia.com «Российские вести». 1998. 20 февраля;

Мяло К.Г. Россия и последние войны 20 века.

М.: Вече, 2002. С. 364, 374.

О. Никифоров. Каспийский «ключ» // НГ-Энергия. 2008. 9 декабря;

М.

Chossudovsky. The War on Lebanon and the Battle for Oil // Global Research. 2006. July 26. http://globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code М. Chossudovsky. The War on Lebanon and the Battle for Oil // Global Research. 2006.

July 26. http://globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code ”BBC Russian.com”. UK. 2010. 16 February.

L. Caracciolo. La Lezione di Putin alla Casa Bianca // La Repubblica. 2008. 18.08.

Подтверждением этой мысли стала, в частности, знаменитая трансафриканская железная дорога Каир—Капштадт, построенная в 1898г. и проходящая через весь африканский континент с севера на юг. Помимо транспортного назначения она имела более важную политическую цель - усилить контроль над захваченными землями, оформив их как подконтрольную закрытую сферу. Аналогичным образом важнейшим элементом окончательного закрепления растущей российской империи в Центральной Азии в XIX веке стала Закаспийская железная дорога, строительство которой было закончено в 1888г.

II.5. Региональное сотрудничество причерноморских стран:

согласованные решения (С.Гончаренко) В 1992 году в результате договоренности глав государств и правительств 11 стран Черноморского и близлежащих регионов сформировалась новая региональная инициатива – Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС), в 1999 году эта региональная инициатива стала полноформатной международной организацией. Сегодня в ее рамках развивается сотрудниче ство парламентариев, представителей деловых и научных кругов, функциони рует банк развития, финансирующий региональные проекты.

За годы существования ЧЭС достигнуты многосторонние межго сударственные договоренности, регулирующие различные аспекты сотрудничества, и выработаны соответствующие документы. в их числе и документы, одобренные всеми странами-участниками Орга низации ЧЭС. Но сначала о самой Организации.

ЧЭС: участники, наблюдатели и партнеры. Основные параметры сотруд ничества ЧЭС является многосторонней международной региональной организа цией, цель которой – развитие экономического сотрудничества в Черномор ском регионе.

Сегодня ЧЭС насчитывает 12 государств – участников - 11 стран основателей: Албания, Азербайджан, Армения, Болгария, Греция, Грузия, Молдова, Румыния, Россия, Турция, Украина, а также Сербия (с 2004 г.). Эти 12 стран сейчас являются основой организации.

ЧЭС – организация межгосударственная. Поэтому представители мини стерств и ведомств и других государственных организаций этих стран зани маются выработкой предложений по развитию сотрудничества. Их реализа цией, в свою очередь, занимаются предприятия и организации всех форм соб ственности, заинтересованные в таком сотрудничестве.

13 стран имеют статус наблюдателя при ЧЭС (Австрия, Белоруссия, Гер мания, Египет, Израиль, Италия, Польша, Словакия, США, Тунис, Франция, Хорватия и Чехия), что позволяет им участвовать практически во всех меро приятиях Организации, вносить предложения, инициативы и даже предлагать к рассмотрению проекты многосторонних документов. Такое участие поощ ряется и приветствуется.

Наблюдателями при ЧЭС являются и несколько международных органи заций: Конференция по Европейской энергетической Хартии, Международ ный Черноморский клуб, Союз объединений автотранспортных перевозчи ков в регионе ЧЭС, Комиссия Европейских Сообществ (Еврокомиссия).

8 стран являются партнерами ЧЭС по диалогу: Великобритания, Венг рия, Иордания, Иран, Словения, Черногория, Южная Корея и Япония. Такой статус дает им возможность сотрудничать в тех областях, которые представ ляют для них особый интерес. Словения, например, заявила о намерении со трудничать с ЧЭС в вопросах содействия охране окружающей среды, энерге тики, образования, туризма, здравоохранения и фармацевтики, преодоления чрезвычайных ситуаций.

Основные параметры сотрудничества определены в Уставе ЧЭС, подпи санном и ратифицированном всеми странами-участницами, что позволяет странам действовать согласованно при обсуждении и определении того, что и как следует делать. Устав ЧЭС устанавливает принципы, цели и области со трудничества.

Согласно Уставу (ст. 3), мероприятия в рамках ЧЭС на различных уров нях способствует осуществлению следующих принципов и целей:

а) действовать в духе дружбы и добрососедства и укреплять взаимное уважение и доверие, диалог и сотрудничество между государствами-членами;

б) развивать и диверсифицировать двустороннее и многостороннее со трудничество на основе принципов и норм международного права;

в) действовать в целях улучшения условий предпринимательской дея тельности и поощрения индивидуальных и коллективных инициатив пред приятий и компаний, непосредственно участвующих в процессе экономиче ского сотрудничества;

г) развивать экономическое сотрудничество таким образом, чтобы это не противоречило международным обязательствам государств-членов, в том числе обязательствам, вытекающим из их членства в международных органи зациях или учреждениях интеграционного или иного характера и не препят ствующим развитию их отношений с третьими сторонами;

д) учитывать конкретные экономические условия и интересы участвую щих государств-членов;

е) поощрять участие в процессе экономического сотрудничества в рамках ЧЭС других заинтересованных государств, международных экономических и финансовых учреждений, а также предприятий и компаний.

Устав (ст. 4) определяет ряд областей сотрудничества в рамках ЧЭС – как подчеркивается, в целях более эффективного использования странами участницами своих людских, природных и других ресурсов для обеспечения устойчивого роста национальной экономики и социального благосостояния своих народов. К этим областям отнесены: торговля и экономическое разви тие;

банковское дело и финансы;

связь;

энергетика;

транспорт;

сельское хо зяйство и агропромышленность;

здравоохранение и фармацевтика;

охрана окружающей среды;

туризм;

наука и техника;

обмен статистическими данны ми и экономической информацией;

сотрудничество между таможенными и другими пограничными органами;

контакты между людьми;

борьба с органи зованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, оружия и ра диоактивных материалов, всеми актами терроризма и незаконной миграцией.

Возможно и сотрудничество в других смежных областях на основании реше ний Совета министров иностранных дел стран ЧЭС.

Документы, которые соединяют: межгосударственные договоренности По данным Секретариата ЧЭС, странами-участницами Организации вы работаны 17 документов, 14 из которых действуют. 9 из этих 14 действующих документов подписаны всеми странами ЧЭС, три из девяти ратифицированы всеми этими странами. Шесть документов ратифицированы только некото рыми из стран ЧЭС (но количество таких стран позволяет считать, что доку мент вступил в силу).

Три действующих документа, подписанных и ратифицированных (одоб ренных) всеми государствами, - Устав ЧЭС, Меморандум о транспортировке грузов и Меморандум о скоординированном развитии кольцевой Черномор ской автомагистрали.

Устав ЧЭС. Подписан всеми странами ЧЭС в июне 1998 года, вступил в силу 1 мая 1999 года. Ратифицирован всеми странами ЧЭС.

Это базовый документ организации, определяющий, помимо перечис ленных выше принципов, целей и областей сотрудничества, формат участия в ЧЭС, процедурные вопросы (вступление и выход из организации), порядок предоставления статуса наблюдателя при ЧЭС и регулирование отношений ЧЭС с третьими сторонами. Кроме того, устав ЧЭС регулирует вопросы функционирования органов, связанных с ЧЭС, основных и вспомогательных органов ЧЭС, определяет порядок принятия решений организации, в том числе по финансовым и правовым вопросам, и др.

Основным действующим на регулярной основе органом, принимающим решения ЧЭС, является Совет министров иностранных дел стран ЧЭС (СМИД ЧЭС). Согласно Уставу ЧЭС (ст. 11), Совет в рамках целей ЧЭС:

- принимает решения по всем вопросам, касающимся функционирования ЧЭС;

- рассматривает все вопросы, представленные ему вспомогательными ор ганами, и принимает по ним соответствующие решения;

- принимает решения по вопросам членства и предоставления статуса на блюдателя;

- принимает Правила процедуры и вносит в них изменения;

- создает вспомогательные органы в рамках ЧЭС, формулирует их задачи, определяет, изменяет или прекращает действие их мандатов («вспомогатель ные органы» в ЧЭС – это любая рабочая группа, группа экспертов, целевая группа, комитет или служба, учреждаемые Советом министров иностранных дел стран ЧЭС или по его поручению);

- рассматривает любые другие соответствующие вопросы, которые он считает заслуживающими внимания.

Неотъемлемая составляющая Устава – документ Правила процедуры ЧЭС, устанавливающий порядок работы Организации (проведение заседа ний СМИД и подготовка документов, порядок и правила голосования, под ключение к ЧЭС других стран и организаций и др.).

Меморандум о транспортировке грузов. Подписан странами ЧЭС (кроме России) в марте 2002 года;

Россией - в июне 2007 года. Ратифициро ван (или одобрен) всеми странами ЧЭС.

Цель Меморандума – гармонизация международных автомобильных гру зовых перевозок в Черноморском регионе путем упрощения и гармонизации процедур, формальностей и оформления документации. В Меморандуме ус танавливается, что данное сотрудничество будет главным образом сфокусиро вано на разработке политических стратегий, включающих общие принципы и действия организационного, законодательного и экономического характера.

Страны ЧЭС взяли обязательство постепенно устранять административ ные, технические, законодательные и другие ограничения с тем, чтобы содей ствовать развитию международных автомобильных грузовых перевозок, обеспечивать эффективные двусторонние и транзитные перевозки в регионе, выполняемые в соответствии с международными стандартами.

Важный элемент Меморандума – обязательство сторон принимать меры для постепенной либерализации международных автомобильных грузовых перевозок путем устранения барьеров, препятствующих взаимовыгодному участию автомобильных перевозчиков в двустороннем и транзитном сообще нии. Страны ЧЭС также договорились содействовать развитию эффективных и адекватных интермодальных транспортных услуг для обеспечения дополни тельных объемов международных грузовых автомобильных перевозок по не которым участкам главных международных транспортных коридоров в ре гионе ЧЭС.

Страны-участницы Меморандума заявили и о намерении согласовать собственные национальные законодательства в соответствии с определенны ми аспектами законодательной структуры Евросоюза. Имеется в виду, глав ным образом, согласование вопросов, относящихся к регулированию макси мально разрешенных весовых и габаритных параметров автотранспортных средств при международных перевозках, перевозках опасных грузов, вопросы работы и отдыха водителей и др.

Подписывая Меморандум, Россия сделала заявление, сообщив, что на нее не распространяется положение ст.4 Меморандума о необходимости привес ти национальное законодательство в соответствие с определенными аспекта ми законодательной структуры Евросоюза.

В текст Меморандума также включены обязательства сторон уделять особое внимание рационализации и постепенной гармонизации налоговой стратегии в области международных автомобильных грузовых перевозок и содействовать в изучении возможностей облегчения выдачи виз профессио нальным водителям, задействованным в этих перевозках, и др.

Азербайджан, Румыния и Турция сделали оговорки к тексту документа, Армения высказала особое мнение, а Россия – заявление по содержанию ст. (см. выше).

Меморандум о скоординированном развитии кольцевой Черно морской автомагистрали. Подписан в апреле 2007 года, вступил в силу в ноябре 2008 года.

Имеется особое мнение Азербайджана.

Целями данного Меморандума являются укрепление сотрудничества стран ЧЭС в области развития кольцевой автомагистрали, развитие кольце вой автомагистрали как важный шаг к созданию черноморского кольцевого коридора, оказание взаимной помощи в проектировании, строительстве, тех ническом обслуживании и эксплуатации кольцевой автомагистрали.

Как особо отмечается в преамбуле, Меморандум заключается, в том чис ле, и с тем, чтобы обеспечить сообщение Черноморского региона с трансъев ропейской, панъевропейской и евро-азиатской транспортными сетями.

Одной из основных (и, подчеркнем, важнейших) характеристик кольце вой автомагистрали является ее высокая пропускная способность. Кроме то го, ключевыми элементами договоренности о создании кольцевой автомаги страли являются:

1)разработка подробного маршрута автомагистрали и ее соединений, а также технических стандартов, основываясь на рекомендациях и нормах, ут вержденных международными организациями и Европейским союзом, вклю чая рекомендации и нормы, закрепленные в Европейском соглашении о меж дународных автомагистралях;

2)обеспечение условий для движения транспортных средств по автомаги страли с гарантией безопасности, скорости и удобства, - с тем, чтобы таким образом способствовать экономическому и социальному развитию всего Ев ропейского континента.

Протяженность автомагистрали составляет около 7000 км, что позволяет рассматривать ее как одну из крупнейших международных автомагистралей мира.

Намечается, что основной маршрут автомагистрали и ее соединений пройдет по следующим городам стран ЧЭС: Стамбул (Турция), Самсун (Турция), Трабзон (Турция), Батуми (Грузия), Поти (Грузия), Ереван (Ар мения), Баку (Азербайджан), Новороссийск (Россия), Ростов-на-Дону (Рос сия), Таганрог (Россия), Мариуполь (Украина), Мелитополь (Украина), Одесса (Украина), Кишинев (Молдавия), Бухарест (Румыния), Констанца (Румыния), Хасково (Болгария), София (Болгария), Ниш (Сербия), Белград (Сербия), Тирана (Албания), Эдирне (Турция), Комотини (Греция), Алек сандруполис (Греция) и далее на Стамбул (Турция). Подробный маршрут автомагистрали и ее соединений будет разработан дополнительно.

В Меморандуме устанавливается, что часть автомагистрали является так же частью трансъевропейской транспортной сети. Поэтому страны ЧЭС зая вили, что будут способствовать подключению к развитию автомагистрали заинтересованных авторитетных международных организаций для ее даль нейшего включения в сеть основных трансъевропейских транспортных кори доров, соединяющих соседние страны и регионы.

Меморандум предусматривает ряд организационных мер по развитию автомагистрали, в числе которых:

- создание Руководящего Комитета (далее – Комитет) по развитию авто магистрали, который будет определять политику в отношении развития маги страли и принимать решения об осуществлении мер, необходимых для ее реа лизации;

- договоренность о назначении в Комитет по одному представителю от каждой Стороны и от Секретариата ЧЭС.

В тексте Меморандума предусмотрены и другие положения, которые обеспечивают его реализацию. В частности, это договоренности о том, что:

решения Комитета принимаются на основе консенсуса;

рабочим языком Комитета является английский;

государства Сторон председательствуют в Комитете поочередно в тече ние двух лет (первым председателем Комитета было избрана Россия);

учреждается Постоянный объединенный технический секретариат в г.Салоники, который обеспечивает работу Комитета и выполнение действий, необходимых для развития автомагистрали;

каждая Сторона назначает своего представителя, ответственного за ко ординацию в данном государстве работы по развитию автомагистрали;

учреждается целевой фонд сотрудничества в области развития автомаги страли, из средств которого финансируются административные, организаци онные и технические мероприятия.

Шесть действующих документов, подписанных всеми странами участницами ЧЭС, но ратифицированных (одобренных) пока не всеми.

Дополнительный протокол об иммунитетах и привилегиях Организации ЧЭС. Подписан в апреле 1999 г., вступил в силу в мае 2004 г. Внутригосудар ственные процедуры не завершила Албания.

Основное содержание документа.

Данный Протокол заключен в соответствии со ст. 28 Устава ЧЭС, соглас но которой ЧЭС, ее должностные лица и представители государств-членов пользуются на территории государств-членов привилегиями и иммунитетами, которые определены в Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организа ции Объединенных Наций, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 13 февраля 1946 года, и которые необходимы для неза висимого исполнения ими своих обязанностей в соответствии с принципами и целями ЧЭС.

Согласно ст. 4 данного Протокола, ЧЭС, ее имущество и активы, где бы и в чьем бы распоряжении они ни находились, пользуются иммунитетом от лю бой формы судебного вмешательства.

Согласно ст. 5 этого Протокола, помещения ЧЭС неприкосновенны.

Имущество и активы ЧЭС, где бы и в чьем бы распоряжении они ни находи лись, не подлежат обыску, реквизиции, конфискации, экспроприации или какой-либо другой форме вмешательства путем исполнительных, администра тивных, судебных и законодательных действий.

Согласно ст. 9 этого Протокола, ЧЭС, ее активы, доходы и другое иму щество подлежат освобождению от всех прямых налогов, всех таможенных сборов и дополнительных финансовых обязательств, а также от импортных и экспортных запрещений и ограничений при ввозе и вывозе предметов, пред назначенных для служебного пользования ЧЭС, всех таможенных сборов, запрещений и ограничений на ввоз и вывоз своих печатных изданий.

Согласно ст. 13 этого Протокола, для обеспечения полной свободы слова и независимости представителям государств-членов предоставляется судеб но-процессуальный иммунитет в отношении всего сказанного или написан ного ими при исполнении своих служебных обязанностей даже после того, как лица, которых это касается, уже не исполняют эти обязанности.

Согласно ст. 14 этого Протокола, привилегии и иммунитеты предостав ляются представителям государств-членов не для личной выгоды отдельных лиц, а для того, чтобы обеспечить независимое выполнение ими своих функ ций, связанных с работой ЧЭС.

Согласно ст. 8 этого Протокола, ЧЭС, не будучи ограниченной финансо вым контролем, правилами или мораториями какого бы то ни было рода, мо жет располагать фондами, иметь банковские счета и может переводить свои фонды из одной страны в другую.

Протокол о привилегиях и иммунитетах Парламентской Ассамблеи ЧЭС.

Подписан в октябре 2003 г., вступил в силу в марте 2009 г Внутригосударст венные процедуры не завершила Сербия.

Основное содержание документа.

Протокол, в частности, устанавливает, что Парламентская Ассамблея ЧЭС (ПАЧЭС), ее имущество и фонды, обладают иммунитетом от любой формы судебного преследования (ст. 2), помещение ПАЧЭС является непри косновенным (ст. 3) и что архивы ПАЧЭС и все документы, принадлежащие ей или хранящиеся у нее, обладают неприкосновенностью (ст. 4).

Протокол также устанавливает (ст. 5), что представители государств членов ЧЭС при исполнении своих служебных обязанностей и во время пере езда к месту проведения заседаний ПАЧЭС обладают иммунитетом против ареста или задержания, конфискации личного багажа, неприкосновенностью всех имеющихся у них бумаг и документов, включая компьютерные програм мы, видеокассеты или диски, содержащие служебную информацию, и др.

Согласно ст. 7 этого Протокола, привилегии и иммунитеты предоставля ются представителям стран-участниц для того, чтобы гарантировать незави симое исполнение ими своих обязанностей, связанных с деятельностью ПАЧЭС.

Межправительственное Соглашение о сотрудничестве стран-участниц ЧЭС в борьбе с преступностью, в особенности в ее организованных формах.

Подписано в октябре 1998 г., вступило в силу в марте 2003 г. Внутригосудар ственные процедуры по согласованию документа не завершила Сербия.

Имеется оговорка Грузии.

Основное содержание документа.

1. Соглашение предусматривает сотрудничество в предупреждении, пре сечении, выявлении, раскрытии и расследовании преступлений, в частности:

* актов терроризма;

* организованной преступности;

* незаконного культивирования, производства, изготовления и оборота наркотических средств и психотропных веществ;

* незаконного производства, незаконной торговли и использования пре курсоров и основных химических веществ для незаконного производства нар котических средств и психотропных веществ;

* незаконного оборота оружия, включая биологическое, химическое и ра диологическое оружие, боеприпасов, взрывчатых веществ, ядерных и радио активных материалов, а также отравляющих веществ;

* международной незаконной экономической деятельности и легализа ции (отмывания) доходов, получаемых в результате преступной деятельно сти, подозрительных экономических и банковских операций и злоупотребле ний в инвестиционной области;

* контрабанды;

* преступной деятельности, связанной с миграцией, незаконным пересе чением границ и незаконной торговлей людьми;

* сексуальной эксплуатации женщин и несовершеннолетних или детей;

* фальшивомонетничества и подделки банкнот, кредитных карточек, до кументов, ценных бумаг и других ценностей, а также любого рода докумен тов, удостоверяющих личность;

* насильственных преступлений против жизни и собственности;

* незаконного оборота предметов исторического и культурного наследия, произведений искусства, драгоценных камней и металлов, интеллектуальной собственности, а также любых других ценностей;

* коррупции;

* экологических преступлений;

* преступлений в сфере высоких технологий, включая компьютерные пре ступления;

* похищений людей и торговли человеческими органами;

* преступлений на море (мошенничество, пиратство и т.д.);

* краж и незаконного оборота транспортных средств;

2. В соответствии с этим Соглашением страны ЧЭС также договорились сотрудничать в обучении, подготовке и повышении квалификации кадров, в культурной, спортивной и социальной областях путем обмена делегациями, в частности, в проведении научных исследований в целях борьбы с преступно стью и развития информационных систем, средств связи и специального обо рудования и др.

Дополнительный протокол о создании Сети офицеров связи к Соглашению о сотрудничестве стран-участниц ЧЭС в борьбе с пре ступностью, в особенности в ее организованных формах. Подписан в марте 2002 года, вступил в силу в апреле 2003 года.

В соответствии с этим документом в рамках ЧЭС создается Сеть офице ров связи по борьбе с организованной преступностью. Цель – укрепление сотрудничества в борьбе с оргпреступностью, обеспечение координации взаимодействия компетентных органов стран ЧЭС и обмен информацией между правоохранительными органами государств-участников.

Документом определяются задачи и функции офицеров связи (порядок направления запросов, информации, обмена опытом и др.), а также статус Сети в рамках ЧЭС или группы сотрудничества в области борьбы с преступ ностью (в соответствии со ст.6 Соглашения).

Азербайджан сделал оговорку, Россия высказала особое мнение.

Дополнительный протокол о борьбе с терроризмом к Соглаше нию о сотрудничестве стран-участниц ЧЭС в борьбе с преступно стью, в особенности в ее организованных формах. Подписан десятью странами ЧЭС в декабре 2004 года, Украиной - в апреле 2005 года, Молдовой – в октябре 2005 года.

По состоянию на сегодняшний день участвуют все страны.

Вступил в силу в октябре 2005 г.

Имеются особое мнение Армении и оговорка Азербайджана.

В соответствии с этим документом страны ЧЭС сотрудничают в преду преждении, выявлении, пресечении и расследовании актов терроризма, опре деляют свои компетентные органы и/или контактные пункты, через которые будет осуществляться взаимодействие.

Страны ЧЭС договорились обмениваться информацией о готовящихся актах терроризма, террористических организациях, группах и лицах, пред ставляющих угрозу безопасности этих стран, о террористических посягатель ствах и действиях, направленных на нарушение их суверенитета и территори альной целостности, об организациях и учреждениях, поддерживающих тер роризм, о незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, о каналах финансирования и других видах материальной помощи, оказываемой террористическим организациям и группам.

Меморандум о развитии морских магистралей в регионе ЧЭС.

Подписан в апреле 2007 года, вступил в силу в декабре 2008 года.

Имеются: особое мнение Армении, оговорка Азербайджана, заявления Албании, Болгарии, Греции, России, Сербии, Турции.

Целью этого меморандума является намерение стран ЧЭС сотрудничать по политическим вопросам развития морских магистралей и вопросам рас ширения в регионе ЧЭС уже существующих в ЕС морских магистралей, а также в вопросах поддержки инициатив деловых кругов. Такое сотрудничест во договорились осуществлять по следующим основным направлениям:

-обмен информацией между администрациями портов, организациями и другими заинтересованными органами государств-членов ЧЭС в сфере транспортных операций, логистики и инфраструктуры;

-обучение персонала портов государств-членов ЧЭС и обмен информа цией между администрациями портов государств-членов ЧЭС, а также между администрациями портов государств-членов ЧЭС и администрациями портов ЕС;

-обмен опытом между администрациями портов государств-членов ЧЭС и администрациями портов государств-членов ЧЭС и портов ЕС по вопросам развития портов и применения новых технологий;

-определение проектов, представляющих общий интерес для государств членов ЧЭС, которые могли бы быть в дальнейшем реализованы, для возмож ного участия в модальном перемещении;

-защита свободной и честной конкуренции в сфере международного су доходства между перевозчиками всех государств-членов ЧЭС, задействован ных в международных морских транспортных операциях, с тем, чтобы содей ствовать неограниченному и вместе с тем не дискриминационному участию морских судов государств-членов ЧЭС в международном торговом судоход стве;

-упрощение доступа на все виды транспорта и продвижение интермо дальности;

-совершенствование морской безопасности и безопасности на морском транспорте в регионе ЧЭС;

-предоставление информации всем заинтересованным органам госу дарств-членов ЧЭС об основных принципах настоящего Меморандума и его применении.

МИД России, которому было поручено подписать этот Меморандум от имени Правительства Российской Федерации, сделал при подписании заявле ние о том, что содержащиеся в преамбуле и в статье 4 этого Меморандума упоминания Каспийского моря не означают, что соответствующие положе ния Меморандума каким бы то ни было образом затрагивают правовой статус Каспийского моря и прерогативы прикаспийских государств, в том числе их исключительное право на судоходство по Каспийскому морю.

Установочные документы органов, связанных с ЧЭС Согласно Уставу ЧЭС (ст. 19), в рамках организации действуют органы, связанные с ЧЭС, - самостоятельные в организационном и финансовом от ношении подразделения, функционирующие в соответствии со своими пра вовыми документами и с должным соблюдением принципов ЧЭС. К ним от носятся Парламентская Ассамблея ЧЭС (ПАЧЭС), Деловой Совет ЧЭС, Черноморский банк торговли и развития и Международный центр черно морских исследований.

Согласно Уставу ЧЭС (ст. 20), ПАЧЭС представляет национальные пар ламенты государств-членов, обеспечивает постоянную поддержку процесса черноморского сотрудничества на консультативной основе.

Установочный документ ПАЧЭС - Регламент ПАЧЭС (PABSEC Rules of Procedures). Имеется также Протокол о привилегиях и иммунитетах ПАЧЭС, который, вместе с Регламентом, обеспечивает региональное сотрудничество парламентариев причерноморских стран.

Участниками ПАЧЭС являются 76 парламентариев стран ЧЭС. Количе ственный состав делегаций определяется, исходя из численности населения этих стран. 12 делегатов в ПАЧЭС имеет Россия, по 9 - Турция и Украина, 7 Румыния, по 6 - Греция и Сербия, по 5 - Грузия, Азербайджан и Болгария, по 4 - Албания, Армения и Молдова.

В ПАЧЭС функционируют три комитета: (1) по правовым и политиче ским вопросам, (2) по экономическим, торговым, технологическим и эколо гическим вопросам, (3) по вопросам культуры, образования и социальным вопросам.

Согласно Уставу ЧЭС (ст. 21), Деловой Совет ЧЭС является междуна родной неправительственной организацией, состоящей из представителей деловых кругов и общественных организаций государств-членов ЧЭС. Рос сию в Совете директоров Делового Совета ЧЭС представляет Российский национальный комитет по Черноморскому экономическому сотрудничеству.

Установочные документы Делового Совета ЧЭС - Положение и Правила процедуры Делового Совета ЧЭС (Statute and Rules of Procedure of the Busi ness Council of BSEC).

Наличие этих документов позволяет Деловому Совету координировать сотрудничество организаций деловых кругов стран ЧЭС, представленных в Совете Директоров Делового Совета ЧЭС (торгово-промышленных палат, ассоциаций и др.).

Соглашение об учреждении Черноморского банка торговли и развития (ЧБТР) - Agreement establishing the Black Sea Trade and Development Bank.

Подписано главами государств и правительств стран ЧЭС в 1994 г., всту пило в силу в 1997 г. после ратификации всеми этими странами.

В Уставе ЧЭС (ст. 22) зафиксировано, что целью Черноморского банка торговли и развития является эффективное содействие процессу перехода государств-членов к экономическому процветанию народов региона, финан сирование и поощрение региональных проектов, оказание других банковских услуг по проектам государственного и частного сектора в государствах членах и торговым обменам между государствами-членами. Это, скажем так, стратегические задачи банка. Более конкретно параметры его деятельности определены в Соглашении об учреждении ЧБТР.

В соответствии с этим Соглашением, ЧБТР осуществляет ряд функций и полномочий в отношении государств-членов. К ним относятся: оказание по мощи в развитии межрегиональной торговли, финансирование производст венных проектов и предприятий, сотрудничество с международными и на циональными организациями по вопросам развития, учреждение определяе мых Советом управляющих банка специальных фондов и управление ими, проведение научных исследований, поощрение регионального сотрудничест ва, содействие инвестициям в экономические проекты и проекты в области социальной инфраструктуры и др. (статья 2 Соглашения об учреждении ЧБТР).

ЧБТР, функционирующий с 1999 г., известен в Черноморском регионе и за его пределами как надежная международная финансовая организация. Ос новные вкладчики банка, обеспечивающие по 16,5% его уставного капитала, Россия, Греция и Турция. За десять с лишним лет своего существования банк выдал более 160 кредитов на общую сумму свыше 1,5 млрд. долл.

Международный Центр Черноморских исследований (МЦЧИ), Interna tional Centre for Black Sea Studies, является органом, связанным с ЧЭС, обес печивающим содействие в организации научного сотрудничества государств членов ЧЭС.

К основным направлениям работы МЦЧИ относятся:

-исследование экономического потенциала Черноморского региона, -изучение, накапливание и классификация информации по вопросам эко номики, промышлености, технологий, относящейся к региону ЧЭС, и к во просам развития отношений стран этого региона с соседними странами, -содействие в реализации проектов межрегионального сотрудничества между ЧЭС и ЕС и между ЧЭС и другими региональными организациями и структурами, -выработка рекомендаций научного характера, -обучение и стажировка специалистов и молодых исследователей, -использование научной инфраструктуры и ноу-хау, относящихся к про ектам и программам ЧЭС, ориентированным на многостороннее сотрудни чество.

МЦЧИ не упомянут в Уставе ЧЭС – главным образом, по технической причине, поскольку был создан после подписания Устава ЧЭС в июне 1998 г.

В соответствии с резолюцией специального заседания СМИД ЧЭС, состояв шегося в июне 2004 г., в Устав ЧЭС после завершения странами-участницами необходимых процедур будет включена новая статья – 24 «прим» – посвя щенная МЦЧИ.

МЦЧИ позиционирует себя в качестве международного аналитического центра, содействующего развитию многостороннего регионального сотруд ничества в области науки и технологий. Совет министров иностранных дел стран ЧЭС (СМИД ЧЭС), являющийся основным действующим на регуляр ной основе органом, принимающим решения ЧЭС, признал, что МЦЧИ - это де-факто орган, связанный с ЧЭС. Поэтому руководители МЦЧИ на посто янной основе отчитываются перед участниками СМИД ЧЭС о своей дея тельности.

Документы по вопросам отраслевого сотрудничества Такие документы – как правило, декларативного характера (декларации, заявления и др.) – принимаются участниками проводимых на регулярной ос нове министерских встреч стран ЧЭС. Чаще других проводятся встречи руко водителей транспортных, энергетических и некоторых других ведомств этих стран.

Составленные в достаточно общей форме и периодически обновляемые, такие декларации, по сути, фиксируют сохраняющуюся приверженность стран ЧЭС к уже заявленным и развивающимся направлениям сотрудничест ва. При достаточно общем, на первый взгляд, характере их содержания (о чем говорит и сам формат документа - декларация), они интересны тем, что также позволяют отследить динамику и особенности подхода стран по данной тема тике. Кроме того, такие «отраслевые» декларации важны и потому, что сам факт их утверждения (консенсусом) фиксирует единую позицию стран ЧЭС по данному вопросу. Это достаточно наглядно прослеживается на примере деклараций последнего времени - принятых в 2010 году по итогам «отрасле вых» министерских встреч стран ЧЭС. Таких встреч в 2010 году было пять:

две встречи министров энергетики стран ЧЭС, по одной встрече министров транспорта, науки и технологий и туризма.

Общим элементом двух встреч министров энергетики стран ЧЭС, прове денных в январе и в октябре 2010 года, стало высказанное руководителями энергетических ведомств намерение развивать региональное сотрудничество в этой сфере. В декларации встречи министров энергетики, состоявшейся в январе 2010 года в Софии, отмечено, что создание в Черноморском регионе энергетического рынка (такая договоренность была достигнута странами ЧЭС ранее) является одним из главных приоритетов этих стран. В деклара ции намечаются основные этапы создания такого интегрированного энерге тического рынка. В частности, имеется в виду:

-создать в Черноморском регионе эффективно функционирующий энер гетический рынок, -изучить возможности сближения национальных законодательств стран ЧЭС в области энергетики, -наметить необходимые шаги для создания специфической регулирую щей инфраструктуры, позволяющей создать такой рынок, -расширять сотрудничество с ЕС и с другими международными регио нальными организациями с тем, чтобы развивать в Черноморском регионе энергетическую инфраструктуру, -поддерживать проекты, способствующие устойчивому развитию энерге тики, -поддерживать усилия по укреплению энергетической безопасности в Черноморском регионе.

Как подчеркивается в принятой в Софии декларации министров энерге тики стран ЧЭС, необходимость этих и других шагов объясняется возрас тающим значением Черноморского региона в области энергетики в глобаль ной и в европейской перспективе как важного транзитного коридора для но вых альтернативных источников энергии. В декларации признается и тот факт, что растущая взаимозависимость производителей, потребителей и транзитеров энергии требует их равной ответственности и укрепления ре гионального партнерства.

Участниками встречи министров энергетики стран ЧЭС, состоявшейся в октябре 2010 г. в г.Нафплио (Греция), тоже принята декларация, в которой, по сути, развиваются положения, высказанные в Софии. Главное в этом мно гостороннем документе – договоренность стран ЧЭС о создании органа «целевой группы» - по развитию в рамках рабочей группы ЧЭС по энергети ке предложенной греками инициативы «зеленая энергетика» (имеется в виду оздоровление экологии региона). Будут определены общие для стран ЧЭС параметры работы в этом направлении и такие области регионального со трудничества, взаимодействие в которых может стать особенно эффектив ным.


В принятой в октябре 2010 г. в г.Нафплио декларации министров энерге тики намечается оказывать содействие инвестициям в «зеленую энергети ку» – через энергоэффективность, развитие возобновляемых энергоресурсов и создание благоприятных для окружающей среды энерготехнологий.

Как особо подчеркивается в этой же декларации, страны ЧЭС намерены продвигать инновационные проекты в области «зеленой энергетики», поощ рять инвестиции в региональную энергетическую инфраструктуру для рас ширения связей с мировым рынком. Намечается содействовать развитию на рыночных принципах приграничной торговли природным газом и электро энергией с тем, чтобы обеспечить потребности местных рынков.

Декларация встречи министров транспорта стран ЧЭС (София, апрель 2010 г.). В этой декларации говорилось о том, что развитие сотрудничества в области транспорта является важной составляющей обеспечения экономиче ского развития региона и необходимо для развития региональной торговли.

Руководители транспортных ведомств стран ЧЭС заявили о готовности к совместным действиям для обеспечения надежного и эффективного транс портного сообщения в Черноморском регионе, о необходимости упрощения процедур использования транспортных сетей в интересах развития регио нальной торговли и облегчения транзита товаров между Европой и Азией.

Намечается изучить возможности развития автодорог, развития сообщения по морским магистралям, авиасообщения и железнодорожной инфраструкту ры для содействия быстрому перемещению пассажиров и грузов;

потенци альные возможности региона в области транспорта будут укрепляться за счет развития транспортных соединений.

Декларация по вопросам сотрудничества в области науки и технологий (София, апрель 2010 г.). Принята на встрече руководителей профильных ве домств (министров) стран ЧЭС.

Отметив, что развитие науки и технологий в Черноморском регионе яв ляется важным элементом (как сказано в тексте, «главной ценностью») ус тойчивого социально-экономического развития стран ЧЭС, руководители этих профильных ведомств подчеркнули, что намерены и в дальнейшем уде лять особое внимание этому направлению взаимодействия.

В частности, имеется в виду совместно работать в области развития люд ских ресурсов, наращивания мощностей, исследований и инноваций, разви вать сотрудничество путем расширения доступа к знаниям, образовательным научным программам, финансирования международных проектов, поддержи вать научный обмен.

Декларация призывает страны ЧЭС изыскивать возможности для того, чтобы выделение средств на исследования и развитие из государственных источников сопровождалось и финансированием по линии государственно частных партнерств, содействовать предоставлению информации о доступе к другим финансовым средствам (программы ЕС и ООН, международных фи нансовых организаций, специализированные фонды и др.).

Российские участники этих министерских встреч и других мероприятий подобного рода активно и конструктивно участвуют в разработке таких до кументов, что, естественно, благоприятствует выработке странами согласо ванных и взвешенных решений.

Некоторые другие договоренности Помимо уже перечисленных, в ЧЭС имеются и такие документы, кото рые по поручению министерств иностранных дел стран ЧЭС подписывает представитель (руководитель) Секретариата ЧЭС.

Из документов последнего времени отметим Меморандум о намерениях между Организацией ЧЭС и правительством США, подписанный в ноябре 2010 года в ходе очередного заседания Совета министров иностранных дел стран ЧЭС в г.Салоники между Секретариатом ЧЭС и госдепартаментом США. В соответствии с этим Меморандумом предусматривается сотрудниче ство сторон в вопросах изучения морской среды, изменения климата, сейсмо логии, сельского хозяйства, энергетики, здравоохранения, биотехнологий, информационных технологий и в некоторых других областях.

Действующие базовые документы ЧЭС обеспечивают функциони рование этой международной региональной экономической организации.

Главные документы такого рода – Устав ЧЭС, Дополнительный протокол об иммунитетах и привилегиях ЧЭС, разработанный в соответствии со ст. Устава ЧЭС, а также Правила процедуры ЧЭС.

Особое значение имеют документы, определяющие параметры со трудничества парламентариев причерноморских стран, деловых кругов и Черноморского банка (ЧБТР), регулирующие вопросы регионального науч ного сотрудничества.

Для всех стран ЧЭС представляют интерес документы по двум на правлениям отраслевого регионального сотрудничества: по транспорту (ме морандумы по кольцевой автодороге и по морским магистралям) и докумен ты о сотрудничестве в борьбе с оргпреступностью. Они подписаны всеми и ратифицированы (одобрены) практически всеми странами-участниками.

Документы отраслевых министерских встреч по текущим вопросам регионального сотрудничества дополняют существующие базовые догово ренности и уточняют их отдельные аспекты – что, естественно, способствует динамичному развитию организации.

*** Нами рассмотрены документы, подписанные и утвержденные всеми уча стниками ЧЭС, одобренные в большинстве стран ЧЭС их высшими законода тельными органами (или находящиеся, в ряде стран, на стадии рассмотрения этими органами).

Отметим, что это документы, в реализации которых заинтересованы (хо тя, возможно, и с некоторыми оговорками) все страны ЧЭС – то есть Алба ния, Азербайджан, Армения, Болгария, Греция, Грузия, Молдова, Румыния, Россия, Сербия, Турция, Украина. В этом, видимо, главная особенность Ор ганизации ЧЭС и ее уникальность: предлагать решения, привлекательные для всех стран-участниц, в том числе и для государств, имеющих несовпадающие позиции по ряду ключевых для них вопросов международных отношений и внешней политики.

Выработка и реализация многосторонних документов, построенных на общем согласии, - залог дальнейшей успешной работы ЧЭС.

III. ПУТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ И МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ КОНФЛИКТОВ III.1. Возможен ли прямой диалог на общественном и государственном уровне: создание поля взаимопонимания как необходимое условие разрядки конфликтного потенциала (Э. Байрамов) Предваряя попытку общего осмысления механизмов и закономерностей диалога в условиях конфликта, хотелось бы сделать замечание, что рамки на стоящей главы не позволяют в равной степени уделить внимание всем, увы, многочисленным узлам напряжённости и открытого противостояния, кото рыми изобилует Черноморско-Каспийский регион. А потому здесь будет из бран путь более подробного рассмотрения армяно-азербайджанского нагор но-карабахского конфликта.

Этот выбор обусловлен, прежде всего, наибольшими с точки зрения ре гиональной и международной безопасности рисками и вызовами, которые сегодня заключает в себе упомянутый конфликт. Именно он в новейшей ис тории оказался своего рода «матрицей» сепаратистско-ирредентистских катаклизмов, охвативших бывший СССР и ставших одним из ключевых фак торов его распада. Думается, более детальный анализ данного конфликта в контексте проблематики диалога сможет создать предпосылки для экстрапо ляций применительно к иным ситуациям острого столкновения интересов.

Тактическое и стратегическое видение конфликтов Любое острое столкновение, включая межгосударственный территори альный конфликт, может рассматриваться, по меньшей мере, двояко. Во первых, сугубо через призму достижения той или иной стороной тактическо го преимущества, где факт захвата определённого пространства трактуется как победа, а одержавшая её сторона получает негласное право разговаривать с позиции силы. Но данный подход проявил свою ограниченность еще в эпоху великих географических открытий, когда захватившая поначалу чуть ли не половину Нового Света Испанская корона в итоге проиграла борьбу за мор скую гегемонию Англии, где внутреннее развитие базировалось на более эф фективной модели. Итог известен: триста лет Британия была владычицей мо рей, лидером мировой торговли и обладательницей обширнейшей колони альной империи, а Испания стала отсталой окраинноевропейской страной.

Общеизвестно также, что преодоление этого отставания было впоследствии достигнуто путём глубокого реформирования социально-экономического уклада и политических институтов, приведения их в соответствие с требова ниями современной эпохи.

Таким образом, мы логически подходим ко второму ракурсу рассмотре ния коллизий, связанных с межгосударственными территориальными кон фликтами, где в качестве определяющего фактора выступает не физический контроль над пространством, а способность в создавшихся условиях обеспе чить более эффективное комплексное развитие. Очевидно, что сторона, до бившаяся этого, получает определённое стратегическое преимущество. При чём, если достигнутое преимущество с течением времени становится подав ляющим, то оно неминуемо конвертируется в желательные для неё изменения конфликтной ситуации.

Опубликованная экс-президентом Республики Армения Левоном Тер Петросяном в выпуске «Независимой газеты» от 5 ноября 1997 года про граммная статья «Война или Мир? Время призадуматься» уже содержала в числе прочего и понимание вышеуказанных моментов. В ней автор, анализи руя текущий момент и перспективы, ясно предупреждал: «Отказ от компро мисса и максимализм (стремление достичь максимального, а не возможного) – кратчайший путь к полной гибели Карабаха и ухудшению положения Арме нии. /…/ В случае компромисса добиться максимума возможного может лишь сильная сторона. Армения и Карабах сегодня сильны, как никогда, но в случае неурегулирования конфликта уже через год-другой неизмеримо ос лабнут. То, что мы отвергаем сегодня, в будущем мы должны будем просить, но не получим, как не раз бывало в нашей истории.»


Никоим образом не идеализируя фигуру Л.Тер-Петросяна, стоявшего у истоков армяно-азербайджанского конфликта, необходимо констатировать, что занятая им в конце 1997 года позиция исходила из абсолютного полити ческого прагматизма, стремления закрепить за собой максимум возможного в период, когда позиции армянской стороны были достаточно сильны. Однако уже тогда Л.Тер-Петросян понимал, что добиться всего и сразу не получится, чем-то придётся поступиться.

Неготовность армянской политической элиты как внутри страны, так и в диаспоре осознать тогда эти реалии, как известно, обусловила отставку Л.Тер-Петросяна с поста президента. Последующее поведение Армении в рамках переговорного процесса, особенно при призеденте Роберте Кочаря не, свидетельствовало о стремлении официального Еревана затягивать про цесс, всячески избегая достижения реальных подвижек. Итоги этой политики мы явственно видим сегодня.

С одной стороны, армянские вооружённые силы продолжают контроли ровать Карабахский регион, причём территории не только бывшей НКАО, но и окружающих административных районов Азербайджана, никогда в эту ав тономию не входивших. Налицо затягивание status quo, сложившегося к мо менту подписания соглашения о прекращении огня в 1994 году. Если руково дствоваться подходом, условно обозначенным нами как «тактический», то это – успех Армении и проигрыш Азербайджана.

Однако, если даже поверхностно взглянуть на те изменения, которые произошли в общем балансе сил, то становится очевидно, что Азербайджан, активно развиваясь, превратился в лидирующую стану Южного Кавказа, а Армения оказалась оттесненной на более скромные позиции. И, что самое главное, указанная динамика неуклонно продолжается. То есть стратегиче ский проигрыш Армении, грозящий в перспективе ещё большей маргинали зацией этой страны, невозможно скрыть.

Исходя из сказанного, становится очевидной необходимость выработки комплексного подхода, совмещающего тактическое и стратегическое виде ние, что, в числе прочего, позволит уйти от шаблонов «победитель побеждённый».

«Народная» и официальная дипломатия: роли и взаимосвязь Предпринимаемые время от времени попытки осуществления инициатив в рамках «народной дипломатии» вызывают широкий резонанс (далеко не всегда положительный) в обществах Азербайджана и Армении, а также ком ментируются (преимущественно в позитивном ключе) внешними наблюдате лями, формально уделяющими внимание конфликту между двумя южнокав казскими государствами. Иногда даже создаётся впечатление, что граждан ская активность на данном направлении более приветствуется извне, нежели изнутри самих обществ, вовлечённых в конфликт.

Действительно, только за последние годы наблюдались различные проек ты, субсидируемые европейскими и прочими международными фондами и программами. Среди них такие, как инициатива “Conciliation Resources” («Ресурсы примирения»), в рамках которой наибольшую активность прояв ляли британские НПО “International Alert” («Международная бдитель ность») и “Links” («Связи»).

На протяжении некоторого периода в телеэфир южнокавказских стран выходила еженедельная программа «Перекрёсток». Между Баку и Ереваном организовывались телемосты, где принимали участие известные в обеих стра нах общественные деятели. Был и аналогичный проект «Радиомост».

Кроме того, имел место целый ряд мониторинговых исследований, на пример, в рамках осуществлённого Королевской датской военной академией совместно с Институтом Европы РАН и Центром военно-стратегических исследований Генерального штаба ВС РФ проекта «Конфликты и миротвор ческая деятельность в Евразии». Конфликту были посвящены документально публицистические обзоры, одним из наиболее упоминаемых среди которых явился труд британского журналиста Томаса де Ваала “Black Garden” («Чер ный сад»), переведённый и изданный также на русском, азербайджанском и армянском языках.

Однако, наиболее ценной, и это не требует лишних пояснений, представ ляется гражданская активность, основным источником и движущей силой которой выступает внутренняя миротворческая интенция самих азербай джанского и армянского обществ. На этом направлении знаковыми события ми стали совместные поездки представителей интеллигенции двух народов, организованные в 2007 и 2009 годах (в рамках инициативы послов Азербай джана и Армении в России Полада Бюльбюль оглы и Армена Смбатяна), а также некоторые другие проекты, предполагающие взаимные визиты деяте лей искусства и культуры.

Данные поездки, наряду с прочим, выявили следующие важные с точки зрения перспектив процесса примирения на общественном уровне обстоя тельства:

Принципиальная возможность диалога между обществами Азербай джана и Армении;

Наличие потенциала для восстановления соседского взаимодействия между армянской и азербайджанской общинами Нагорного Карабаха;

Заинтересованность основной массы населения в преодолении по следствий конфликта;

Наличие в обоих обществах радикальных настроений неприятия примиренческих инициатив и использование этих настроений в политических целях.

Здесь следует оговорить, что радикализм этот – разного рода, его онтоло гические корни, генезис и сегодняшние аксиологические мотивации отличны друг от друга.

С армянской стороны он исходит из посылов о том, что «мы заняли эти земли, добились своей вековой мечты, испытали в данной борьбе лишения и понесли потери, а потому сейчас ничего возвращать не будем». Ясно, что подобный подход «закрепления на захваченных рубежах» противоречит са мой логике конструктивного диалога, а безоглядное следование ему заводит в тупик.

Настроения же в азербайджанском обществе радикализируются ввиду того, что официальные международные усилия по урегулированию конфлик та, предпринимаемые на протяжении более чем полутора десятков лет после заключения соглашения о прекращении огня в 1994 году, не приносят реаль ных результатов. Вынужденные внутренние переселенцы с оккупированных территорий из года в год наблюдают очередные вояжи сопредседателей Мин ской группы ОБСЕ в регион, заявления об очередных «золотых окнах воз можностей», однако путь для их возвращения к родным очагам остаётся по прежнему наглухо закрыт частоколом минных полей вдоль линии фронта.

Таким образом, природа данного радикализма связана с разочарованием в роли международного сообщества. То есть, это реакция на бездействие, ко торая в случае успешного продвижения процесса урегулирования легко мо жет быть минимизирована.

В то же время, затягивание нынешней ситуации стояния на критической точке, пролонгация неопределённого status quo повышает степень радика лизации обоих обществ, что чревато серьёзным обострением вплоть до во зобновления боевых действий.

Итоги вышеупомянутых поездок интеллигенции указали и на это – глав ное – ограничение, которое испытывают любые гражданские инициативы в условиях неразрешённых конфликтов: невозможность успешной «народной дипломатии» без конструктивного продвижения процесса политического урегулирования на государственном уровне. Совершенно очевидно, что тот хрупкий фундамент взаимопонимания, который пытаются укоренить посред ством длительного и требующего изрядных усилий гражданского диалога, в одночасье размывается неэффективностью официальных переговоров.

Отдавая себе отчёт в том, что каждый конкретный конфликт обладает присущей ему спецификой, тем не менее, следует заметить: данная прямая корреляция между политическими рамками, задаваемыми на государственном уровне, и результативностью гражданских инициатив проявляется в различ ных регионах от Ближнего Востока и Балкан до постсоветского пространства.

Исходя из указанного детерминирующего воздействия государственной по литики, применительно к армяно-азербайджанскому конфликту можно за ключить, что «народная дипломатия» не в состоянии оказаться эффектив ной, если официальная не принесёт результатов.

Но в таком случае, на первый взгляд, возникает соблазн поставить под сомнение ценность самого института «народной дипломатии» в ситуациях острых, неурегулированных на государственно-политическом уровне кон фликтов. Ведь если гражданская инициатива играет здесь подчинённую госу дарственной воле роль, если конфликт всё равно должен быть разрешён на государственном уровне, то каков смысл всех этих «туристических поездок»

с благими намерениями без полномочий их реализовать? Надо сказать, в оп ределённой мере подобная оценка разделяется в обществах, вовлечённых в конфликт. И с этим фактором тоже необходимо считаться. Несмотря на вы шеотмеченные объективные ограничения, налагаемые на гражданские ини циативы политикой правительств, следует рассмотреть проблему и в ином ракурсе.

Предположим, что официальные усилия, прилагаемые к достижению «большого политического соглашения», увенчались успехом, подписи под документом поставлены. Очередь – за его реализацией. В таком случае госу дарственные, в том числе силовые, структуры встанут перед необходимостью выполнять данные директивы. Но широкие слои населения могут оказаться неподготовленными к восприятию компромисса, который неминуемо ляжет в основу межгосударственного документа, принятого конфликтующими сто ронами. Это в свою очередь чревато общественными возмущениями, способ ными серьёзно затруднить, а то и вовсе перечеркнуть процесс нормализации отношений.

Основным инструментом, позволяющим не допустить реализацию столь опасного сценария, как раз и выступает «народная дипломатия». Обеспечи вая каналы гражданского диалога между обществами, находящимися в со стоянии конфликта, она объективно подготавливает ментально психологическую базу примирения, без опоры на которую невозможна эф фективная реализация межгосударственных политических соглашений.

Конфликтный диалог: сущностная и практическая характеристика Опираясь на упомянутые положения, попытаемся выявить сущностные и представляющие практическое значение характерные черты эффективного диалога между государствами и обществами в условиях конфликтов.

Итак, прежде всего, на любом уровне – государственном или обществен ном – первейшим детерминирующим условием успешного диалога является его конструктивность, истинное желание сторон найти, либо выработать взаимоприемлемые условия дальнейшего сосуществования. Имитация же переговорного процесса, которую широкие слои населения, увы, зачастую наблюдают, чрезвычайно опасна, ибо подрывает доверие к переговорам как способу разрешения конфликта, девальвирует роль и ценность диалога в гла зах общества.

Во-вторых, диалог должен отталкиваться не от воображаемых или желае мых позиций, политических программ-максимум, а от реальных условий ло кальной, региональной и глобальной коньюктуры. То есть стороны должны быть готовы соотносить свои интересы и ожидания с картиной сегодняшнего и – главное – требованиями завтрашнего дня.

В-третьих, диалог предполагает структурированность по этапам и на правлениям, а каждый из обсуждаемых пунктов – конкретное содержание.

И наконец, стороны должны быть ответственны в рамках процесса диало га, то есть согласованные ими положения не следует подвергать односторон ней ревизии или превратной трактовке.

Отталкиваясь от данных общих постулатов, применительно к «внутрен ним» мотивациям непосредственных участников конфликта – Армении и Азербайджана – можем констатировать следующие основные моменты:

Азербайджанская Республика признана международным сообщест вом и вошла в состав ООН в границах, включающих Нагорный Карабах и со предельные с ним районы, ныне неконтролируемые официальным Баку;

Армянская сторона в качестве программы-максимум заявляет о не обратимой сецессии Нагорного Карабаха и нежелании возвращать так назы ваемые «реинтегрированные территории», а цель переговорного процесса видит в политико-юридическом оформлении этих намерений;

Азербайджан, в свою очередь, 26 ноября 1991 г. принял суверенное решение о ликвидации Нагорно-Карабахской Автономной Области и преоб разовании ранее занимаемого ею пространства в обычные административные районы, подобное положение продолжает отражать юридический статус этих земель по сей день;

Совершенно очевидно, что логика переговорного процесса требует от сторон определённых уступок, реализация же их программ-максимум на данной основе невозможна.

Применительно к «внешним» мотивациям участников конфликта, обу словленным складывающейся региональной и глобальной коньюктурой, уме стно обозначить следующие важные соображения:

Международное сообщество, в первую очередь глобальные игроки, имеющие интересы в Черноморско-Каспийском регионе, не демонстрируют желания в нарушение норм и принципов международного права поддержи вать требования армянской стороны по сецессии Нагорного Карабаха от Азербайджана;

В то же время, эти же глобальные игроки не проявляют активности в оказании серьёзного давления на Армению с целью восстановления Азербай джаном абсолютного контроля над его неконтролируемыми территориями;

Динамика процессов экономического развития и роста, имеющих место в регионе, всё более увеличивает разрыв между укрепляющимся Азер байджаном, участвующим в крупнейших региональных проектах, и невовле чённой в них Арменией;

Интересы гармонизации развития региона, включения Армении в эффективные системы сотрудничества с сопредельными государствами, соз дания стабильного регионального фона для развития Азербайджана и т.п.

объективно должны подталкивать стороны к реальному диалогу с целью раз решения конфликта и обеспечения постконфликтного сосуществования.

Поэтому лишь диалог, обладающий вышеуказанной сущностной характе ристикой и исходящий из обозначенных моментов, имеющих практическое значение, способен стать результативным. В противном случае будет наблю даться имитация диалога, когда цель – не сближение позиций сторон, а созда ние видимости активности при сохранении status quo.

Увы, следует признать, что применительно к армяно-азербайджанскому конфликту мы на протяжении долгих лет являемся свидетелями реализации подобной модели квази-диалога. Однако, и этого тоже нельзя не учитывать, данная модель к настоящему времени полностью себя исчерпала, в том числе с тактической точки зрения. Азербайджанская сторона всё настойчивее заяв ляет о решимости добиться реального прогресса в межгосударственном пере говорном процессе, и эту позицию становится всё труднее игнорировать.

Таким образом, очевидно вырисовывается приближение часа «Х», когда уже невозможно будет избежать выбора: реальный диалог при международ ном посредничестве или крах переговорного процесса и возможность труд нопрогнозируемой эскалации напряжённости в регионе.

Учитывая указанные и все вышеизложенные положения, можем заклю чить: прямой диалог как на межгосударственном, так и на обществен ном уровне не только возможен, но и жизненно необходим, однако он должен носить конструктивный характер.

Общие контуры содержания диалога на межгосударственном уровне Имеющий своей целью урегулирование армяно-азербайджанского кон фликта, диалог на межгосударственном уровне, безусловно, предполагает наличие конкретного содержания, заключенного в определённые рамки. Ито гом же данного диалога должно стать достижение компромисса по предмету конфликта и устранение его тяжёлых последствий.

Выше нами уже отмечались программы-максимум сторон конфликта, за креплённые в принятых ими политико-правовых решениях. В случае с Азер байджаном это – акт государства, регулирующий статус его территорий, пусть даже и не находящихся под контролем международно признанного су верена: ликвидация областной автономии Нагорного Карабаха и превраще ние его в ординарные административные районы.

В случае же с Арменией это – по меньшей мере, два решения. 1 декабря 1989 года Верховный Совет тогда ещё Армянской ССР принял постановле ние «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха», которое не денонсировано парламентом Армении до сих пор. Постановлением Прези диума Верховного Совета СССР № 1050-1 от 10 января 1990 года данное решение армянской стороны было признано несоответствующим Конститу ции СССР. В частности указывалось на прямое нарушение статьи 78, требо вавшей получение согласия союзной республики (здесь – Азербайджана) на изменение её границ.

2 сентября 1991 г. была принята декларация о независимости Нагорного Карабаха. Опуская весьма сомнительные с правовой точки зрения основания подобного решения, можно задаться вопросом относительно того, о незави симости от кого пытались заявить его авторы: Азербайджана, в составе кото рого юридически находились, или Армении, к которой были «присоедине ны» 1 декабря 1989 года?

То есть с армянской стороны наблюдается двоякий подход: миацум аншлюс, с которого началось карабахское движение в 1988 году, и пропаганда «независимой НКР», на чём тактически делается больший акцент сегодня.

Это явно отражается и в позиции лидеров карабахского ирредентистского движения. Так, Ашот Гулян заявил: «Я не думаю, что в Арцахе найдётся кто то, кто принципиально выскажется против воссоединения с Арменией. В 1988 году карабахское движение началось именно с этой идеи, но во время двух общенародных референдумов народ Арцаха два раза чётко сказал «да»

независимости Нагорного Карабаха...» Однако затем он всё же допустил, что если Армения издаст соответствующий акт, то Арцах также может принять ре шение в пользу общего государства. В итоге А. Гулян заметил, что «если завтра возникнет третье армянское государство, я только приветствую это». Однако, если отойти от максималистских концептов сторон конфликта и обратить внимание на их реальное поведение, то мы можем наблюдать сле дующее. Президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая в сентябре 2010 г.

на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, заявил: «Мы го товы продолжать переговоры на принципе добросовестности с целью опре деления окончательного статуса Нагорного Карабаха в рамках Республики Азербайджан. Поэтапный подход, предложенный Армении и Азербайджану в декабре 2009 года сопредседателями Минской группы ОБСЕ, принципиаль но принят Азербайджаном в качестве основы достижения долгосрочного ре шения армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе.» Президент же Армении Серж Саргсян, посетив Карабах в августе года, продемонстрировал отношение, исходящее из других оснований: «На ша деятельность должна быть всегда направлена на то, чтобы не только Азер байджан, но и остальные страны поняли, что обратного пути нет. Возвраще ние Нагорного Карабаха каким-либо образом в состав Азербайджана исклю чается».259 Данное высказывание, во-первых, свидетельствует о завышенных ожиданиях армянской стороны, уже не обладающей преимуществами, кото рые у неё были в середине 1990-х годов. А во-вторых, в нём содержится при знание того факта, что не только Азербайджан, но и «остальные страны»

далеко не уверены, что обратного пути по практической реинтеграции На горного Карабаха в Азербайджан нет.

Кроме того, следует задуматься над тем, что если ранее Азербайджан, на ходясь в более трудном положении, всё же не дал согласия на сецессию На горного Карабаха, то теперь, когда его внутренние позиции в регионе неиз меримо возросли, ожидать от него подобного шага было бы и вовсе странно.

Кроме того, позиция официального Баку подкреплена международным пра вом, чему. Позиция же официального Еревана, изначально испытывавшая трудности с международно-правовым обоснованием, ныне находит и всё ме нее ресурсной поддержки, что делает её защиту достаточно проблематичной.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.