авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF EUROPE ЧЕРНОМОРЬЕ – КАСПИЙ: ПОИСК НОВЫХ ...»

-- [ Страница 7 ] --

«Позиция ООН однозначна. Как международная организация ООН никогда не признавала, не признает, и я думаю, никогда не признает правомерным отделение части территории ее члена под предлогом самоопределения»293.

Если мы обратимся к конституциям государств, в которых выражены их позиции по самым важным вопросам государственности, мы увидим, что они не считают право на самоопределение неразрывно связанным с отделением.

Ни в одной из более чем 100 просмотренных нами конституций не преду смотрена возможность отделения.

С теоретической точки зрения неправомерность противопоставления принципов самоопределения и территориальной целостности становится ясной, если сопоставить субъектов права на самоопределение и права на тер риториальную целостность государства. Мы видим, что у этих принципов разные субъекты: право на территориальную целостность принадлежит госу дарству, то есть субъекту международного права, а право на самоопределе ние – части народа, группе людей, то есть не субъекту, а бенефициарию меж дународного права. Понятно, что вопрос об отделении ставит не весь народ, населяющий государство, а его часть, которая стремится самоопределиться.

Но эта часть не может решать судьбу всей территории, хозяином которой является все население государства. Одна группа, одна часть населения не может решать судьбу всей территории.

Четвертое. Международное право не признает этнический компонент как решающее условие для обретения того или иного права. Устав ООН от крывается торжественной клятвой «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций», а в ст.1 специ ально подчеркнуто, что уважения достойны права каждого человека, без раз личия расы, пола, языка и религии.

Трагическая безуспешность попыток как можно тщательнее разделить этносы очень ярко проявилась в истории Югославии. Как федерация эта страна была создана после первой мировой войны, в соответствии с Версаль ским договором, и ее принципиальные основы видны из названия: «Королев ство сербов, хорватов и словенцев». Уже в наше время, после второй мировой войны, было предпринято немало попыток выделить компактные поселения тех этносов, которые находились в основном ареале расселения другого этно са. Но страна двигалась к развалу, и враждебность между этносами только возрастала. Страна пережила целую серию попыток реформирования – от макродецентрализации до микроцентрализации. Но когда федерация стала распадаться, началась война всех со всеми, и до сих пор еще мир между наро дами, населяющими теперь уже разные республики, не достигнут.

Конечно, культурное, религиозное и этническое разнообразие населения не может не учитываться законодателем. Практика состоит в том, что государ ства устанавливают культурные и национальные автономии, в рамках которых создаются условия для удовлетворения соответствующих потребностей.

Пятое. Всегда, когда заходит речь о праве на территорию, возникает со блазн привести исторические доводы, то есть показать, что тот или иной на род обитает на спорных землях с давних пор. И всегда встает вопрос о том, на какую глубину во времени следует углубляться.

Международное право дает четкий ответ на этот вопрос: нужно устано вить дату последнего соглашения. Это так называемый общий принцип права (то есть такой принцип, который действует во всех отраслях права): после дующая норма отменяет предыдущую. Значит, если можно констатировать договоренность о вхождении территории в состав государства, и эта догово ренность не оспаривалась, то никакие исторические соображения не дейст вуют и не могут приниматься во внимание.

Соглашение в разграничении и в образовании титула на территорию имеет решающее значение. Международный Суд в решении по спору между Ботсваной и Намибией заявил: «Ничто не может преодолеть юридическую силу соглашения, заключенного сторонами относительно любой границы или территории»294.

В нескольких других решениях Международный Суд показал, что согла шение может быть образовано односторонним актом одного государства и молчаливым признанием (то есть отсутствием протеста) другого, если в этих действиях ясно выражено намерение сторон. В решении по спору между Ка меруном и Нигерией относительно реки Эбеджи Суд подчеркнул: «Задача состоит в установлении ясно выраженной воли сторон»295.

Единственный способ приобретения территории, запрещенный между народным правом, - это завоевание. Совет Безопасности ООН, рассматривая агрессию Ирака против Кувейта (которая со стороны Ирака также обосно вывалась как восстановление древних прав Ирака на эту территорию), принял следующее решение: «Эта аннексия не является законной ни в какой форме и ни под каким предлогом, и юридически ничтожна»296.

Исторические доводы принимаются во внимание в том случае, если отно сительно какой-либо территории нет ни договора, ни явного выражения воли сторон в какой бы то ни было форме. В этом случае ставится вопрос о мир ном, ненарушаемом владении с незапамятных времен. В решении по спору о принадлежности островов Минкье и Экреу между Францией и Великобрита нией297 Международный Суд исследовал историю вплоть до XI века, однако это дало ему мало материала. Решающими юридическими фактами Суд по считал нормативные или даже подзаконные акты последних десятилетий, ко торые свидетельствовали об осуществлении государственной власти. По скольку таких актов, принятых властями Великобритании, было намного больше, острова были присуждены этой стране.

В решении по спору между Англией и Норвегией о рыболовстве298 Меж дународный Суд обратил внимание на то, что Норвегия в течение долгого времени позволяла английским рыбакам вести промысле в спорных водах у берегов Норвегии, поэтому он не квалифицировал владение Норвегии ее прибрежными водами мирным и ненарушаемым.

Шестое. Так называемые непризнанные государства. Это Абхазия, На горный Карабах и Южная Осетия. История каждого такого образования (в мире их более 200) всегда мрачная и кровавая.

Современное их положение характеризуется тем, что по своему внутрен нему устройству они в общем ничем не отличаются от любого другого госу дарства: у них есть законодательство, основанное на конституции, органы государственной власти, законодательные органы, система охраны правопо рядка. Но на международной арене они не становятся равноправными члена ми международного сообщества.

За исключением Нагорного Карабаха, который до последнего времени не был признан даже Арменией, нет таких образований, которые бы не были признаны хотя бы одним государством. Так, Абхазия и Южная Осетия – Рос сией, Турецкая Республика Северного Кипра – Турцией и т.п. Такое при знавшее государство, как правило, играет роль патрона и протектора. Оно не позволяет установить экономическую блокаду, часто предоставляет воору жение или берет на себя защиту.

В полном соответствии с марксистско-ленинскими установками, любое государство создается вне зависимости от позиций других государств, исклю чительно волей собственного народа. Эта конструкция могла быть справед ливой только в те времена, когда государства, даже маленькие, могли сущест вовать изолированно. В нынешнем мире ни одно государство, даже такое крупное, как Россия, не может нормально жить без связей со всем миром.

Необходимость получать не только товары, которые могут делаться только на крупном, технологически передовом производстве, но и сами технологии, делает выход из изоляции императивом.

Положение изолированного, непризнанного государства несовместимо с современным международным правом с двух точек зрения:

- оно само попадает в полную зависимость от патронирующего государ ства, и его положение напрямую вытекает из доброй или недоброй воли этого патронирующего государства. Непризнанное образование не может найти защиты от возможных неправомерных действий этого патрона или иного государства без одобрения патрона;

- иногда, пользуясь тем, что они свободны от международного права, не признанные образования становятся «контрабандной дырой». Мировое со общество, не признавая их равноправными субъектами, не имеет и средств воздействия на них и не может призвать их к ответственности.

Однако полного правового вакуума все же нет. Императивные нормы международного права, определяющие самые основы международного права, действительны и для этих образований. Это, прежде всего, запрещение при менения силы и угрозы силой, которые в современном мире приравниваются к вооруженной агрессии. Сюда примыкают и нарушения законов и обычаев войны. Парламентская ассамблея Совета Европы в своей Резолюции «Последствия войны между Грузией и Россией»299 осудила Грузию за при менение силы против части своей территории, а также за использование тя желого вооружения и кластерных снарядов.

Россия в этой же Резолюции была осуждена за широкомасштабные воо руженные действия в центральной и западной Грузии, а также в Абхазии, ко торая не подвергалась грузинской бомбардировке;

Парламентская Ассамблея отметила также оккупацию части территории Грузии и нападения на эконо мические и стратегические инфраструктуры.

Таким образом, разрешение конфликта или разногласия возможно толь ко с позиций права. Давно установлено, что международные отношения мо гут нормально развиваться, только если ведущей идеей является господство права. Опыт показывает, что господство права в равной мере выгодно и са мой мощной державе и самому слабому государству.

В ст.24 Устава ООН сказано, что для обеспечения быстрых и эффективных действий ООН ее члены возлагают на Совет Безопасности главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности и соглашаются в том, что при исполнении его обязанностей, вытекающих из этой ответственности, Совет Безопасности действует от их имени.

Fisheries Case, ICJ Reports, 1973, pp.3.

Burkina Faso v. Mali Border Dispute. ICJ Reports, International Law Review, v.92, p.171.

Declaration on the Occasion of the Fiftieth Anniversary of the United Nations, G.A. Res.

50/6, U.N. GAOR, 50th Sess., Supp. No. 49, at 13, U.N. Doc. A/50/49 (1995).

Security Council Resolution 713 (1991), 25 September 1991.

World Conference on Human Rights, Vienna Declaration and Programme of Action, U.N. Doc. A/Conf. 157/24, art. I.2 (June 25, 1993).

Подписана Россией 28 февраля 1996г., ратифицирована 21 августа 1998г.

Выступление по поводу попыток отделения Биафры от Нигерии.

. ICJ Reports, 1999, р.. ICJ Reports, 2002, р. 303.

Security Council Res. 662 (1990) Minque and Ecrehos Case, ICJ Reports, 1953, p.106.

Anglo-Norwegian Fisheries Case, ICJ Reports, 1951, p.108.

PACE Resolution 1633 (2008). The consequences of the war between Georgia and Russia IV. ОТ РЕДАКТОРА (А. Язькова) У того, кто внимательно прочитал или даже просто просмотрел эту книгу, подготовленную международным коллективом авторов по самым свежим следам событий, непременно возникнут разноречивые впечатления о поло жении дел в регионе, обозначенном в оглавлении как «Черноморье – Кас пий». На его территории, ограниченной с севера Главным кавказским хреб том, с запада и востока – Черным и Каспийским морями, расположены стра ны Южного Кавказа –Азербайджан, Армения и Грузия. В последние годы этот регион все чаще сравнивают с Ближним Востоком – по степени насы щенности затяжными конфликтами и вовлеченности в них мировых держав и их группировок - США, Евросоюза, НАТО, России. Но, в отличие от Ближне го Востока, повод для такой вовлеченности создает существенно повысившаяся на протяжении последних полутора десятилетий роль региона в мировой эко номике как одного из главных поставщиков энергоресурсов – нефти и газа..

Оценивая нынешнюю ситуацию в Черноморско-Каспийском регионе, нельзя не указать на несовместимость, по крайней мере, двух характеристик его современного развития: утверждение его роли как транспортного пути каспийских энергоресурсов, с одной стороны, и эпицентра целого ряда ме жэтнических, а по сути своей, политических конфликтов, с другой. К чему это может привести, стало ясным во время августовской (2008) «пятидневной войны», когда под вопросом оказалась безопасность энергетических транс портных коридоров – Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзерум. В этой связи нельзя не обратить внимания на содержащуюся в предлагаемой книге интереснейшую главу А.Магомедова и Р. Никерова.

После августа 2008 г. возникли предложения о необходимости создания альтернативных энерго-транспортных путей через Южный Кавказ, на этот раз через территорию Армении, и сразу же появились конкретные предложе ния. Один из авторов настоящей книги, сотрудник ереванского Института Кавказа С. Минасян замечал в сентябре 2008 г., что в создавшихся условиях Армения «могла бы стать альтернативой для прохождения газопровода, иду щего на Запад со стороны Каспийского моря по территории Грузии, ставшей ненадежной после российской интервенции»300.

Но для этого необходимо “разморозить” армяно-азербайджанский кон фликт вокруг Нагорного Карабаха. И не случайно, что эта проблема активи зировалась после августа 2008 в политике и переговорном процессе регио нальных и мировых держав. В то же время, как это подчеркнуто в первых же главах книги, после августа 2008 г. в Черноморско-Каспийском регионе воз никла новая геополитическая ситуация, сказавшаяся также и на изменении расстановки внешних сил.

Вторжение внешних сил, прежде всего, США в дела Черноморско Каспийского региона стало заметным уже во второй половине 1990-х – нача ле 2000-х годов, при этом американские интересы и цели, несомненно, при обрели долгосрочный характер. В американских публикациях неоднократно отмечалось, что решение стратегических задач в этом регионе предполагает необходимость «сдерживания России», но при этом активность американ ских акций должна напрямую зависеть от состояния на данный момент рос сийско-американских отношений.

В планы администрации Барака Обамы не входит обострение отношений с Россией в Черноморско-Каспийском регионе. Характерно, что к концу г. США практически притормозили обсуждение грузинской проблематики как на данном этапе неразрешимой и наносящей ущерб решению при участии Москвы других оперативных проблем (Афганистан, ратификация договора об СНГ). Но поддержка суверенитета, территориальной целостности и де мократических свобод в странах Южного Кавказа, в том числе и в Грузии, остается достаточно последовательной. Здесь стоит напомнить заявления госсекретаря Хиллари Клинтон во время ее летних (2010 г.) визитов в Азер байджан, Армению, Грузию, а также комментарий американского посла в Тбилиси Джона Баса по поводу резолюции Парламентской Ассамблеи НАТО, принятой накануне ноябрьского саммита Россия – НАТО и призвав шей Москву вывести войска из Абхазии и Южной Осетии301.

В то же время, как подчеркивает автор главы о политике США Н.Гегелашвили, общий пересмотр стратегических интересов Вашингтона и возвращение США в русло real politik, позволяет американской администра ции с большей очевидностью осознавать тот факт, что США вряд ли смогут стать единственной доминирующей силой на Южном Кавказе. Реальные це ли - энергетическая безопасность, близость к главному театру войны с терро ризмом (Афганистану и Пакистану), борьба с торговлей наркотиками, ору жием и технологиями производства оружия массового поражения, поощре ние прозрачности социально-экономического развития - требуют учета вза имных интересов США и России.

«На данном этапе похоже, что экономические интересы, равно как и ин тересы безопасности России и США на Южном Кавказе, не исключают друг друга и могут быть лучше реализованы только через сотрудничество», - за ключает автор, и с этим можно только согласиться.

Весьма интересные данные о переплетении региональных экономических и политических интересов США и Великобритании содержится в главе из вестного международника и политолога И.Мурадяна «Роль компании «Бри тиш Петролеум» (BP) в развитии политической ситуации на Южном Кавка зе». Автор указывает на то, что с самого начала развертывания энергетиче ских проектов BP была очевидной их уязвимость и политизированность. При этом, даже после создания альянса BP – AMOCO «Бритиш Петролеум» про должала оставаться важным инструментом британской политики, и, как ука зывает автор, ссылаясь на мнения британских военных экспертов, готова сама обеспечить безопасность нефтепроводов при содействии правительств Азер байджана и Грузии.

Недавно были обнародованы WikiLeaks документы о реакции руково дства «Бритиш Петролеум» на военные действия в Грузии и переговорах прибывшего в Баку 19 августа 2008 г. исполнительного директора BP по раз ведке и добыче Эндрю Инглиса с президентом И.Алиевым. Согласно сооб щению посольства США, И.Алиев заявил, что Баку предпринимает шаги для «незаметной поддержки Грузии» (что подтверждалось и другими источни ками) и что азербайджанская сторона осуществила ремонт важных железно дорожных мостов, разрушенных в ходе военных действий. В то же время Али ев уведомил представителя BP о возможности участия в добыче глубоких за лежей газа на месторождении Азери-Чираг-Гюнешли302, что ранее не преду сматривалось, и говорил о поиске после августовских событий дополнитель ных гарантий со стороны международных монополий.

Политика Европейского Союза на Южном Кавказе изначально имела преимущественно прагматический характер – Евросоюз был в 1990-е годы одним из основных инициаторов и инвесторов Евроазиатского транспортно го коридора (ТРАСЕКА), который должен связать Европу со странами Цен тральной Азии, Среднего Востока, Китаем и Японией и обеспечить кратчай шие пути доставки в Европу каспийских энергоносителей. Потому и тогда, и теперь Евросоюзом выдвигались на первый план задачи стабилизации регио на и разрешения «замороженных конфликтов».

В августе 2008 г. Евросоюз принял самое активное участие в прекраще нии российско-грузинского вооруженного конфликта, и уже 1 сентября Чрезвычайный Совет ЕС в Брюсселе принял специальный документ по пово ду «развязанного Грузией открытого конфликта», приведшего к «насилию и неправомерной реакции со стороны России»303. Главы государств и прави тельств 27 стран ЕС, специально собравшиеся после этого в Брюсселе (рань ше они собирались в таком составе только один раз – в 2003 году в связи с начавшейся войной в Ираке), осудили «непропорциональное применение силы против Грузии» и несогласованное с мировым сообществом признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.

Кавказский кризис поколебал доверие между Россией и ЕС, сделав лейт мотивом дальнейших действий Евросоюза ослабление энергетической зави симости от России304. Он же способствовало активному продвижению вы двинутой в мае 2008 года инициативы Польши и Швеции о создании нового регионального проекта «Восточное партнерство» с участием ряда стран Причерноморья и Южного Кавказа. Рассмотрению и анализу этой инициати вы в книге посвящена специальная глава, автор которой (С.Забелин) анали зирует значение предложенной программы действий, указывая также и на ее гуманитарный аспект – формирование гражданского общества и демократи ческих норм управления.

В то же время международные эксперты подчеркивают, что на пути реа лизации программы «Восточное партнерство» на Южном Кавказе стоит неразрешенный нагорно-карабахский конфликт. Позиция Евросоюза в этом вопросе опирается на основополагающие документы – обновленный Мад ридский документ (10 июля 2009 г.) и Заявление на уровне министров ино странных дел ОБСЕ в Астане (1-2 декабря 2010). Рассматриваются, однако, и компромиссные решения – в ходе состоявшегося после этого 11-го заседания межпарламентской комиссии по сотрудничеству Армения – ЕС было высказано мнение о возможности участия в переговорах также и представителей НКР.

Драматические события последнего времени, среди которых особо сле дует выделить августовский (2008 года) конфликт вокруг Южной Осетии и обострение противоречий по поводу путей решения нагорно-карабахского конфликта, привели к активному вторжению в дела Черноморско Каспийского региона Турции и Ирана, о чем подробно и с глубоким знанием предыстории современных событий пишет А.Арешев. Здесь важно напом нить, что обе эти региональные державы были первыми, признавшими в г. независимость Азербайджана, Армении и Грузии, после чего между ними расширилась конкуренция по поводу наведения мостов на Южный Кавказ.

Но, как отмечает автор, активное вовлечение в региональные процессы Со единенных Штатов и Европейского Союза поставило перед Анкарой и осо бенно перед Тегераном новые вызовы, побуждая их к осмотрительности и нахождению точек соприкосновения с Россией, которая, в свою очередь, вновь постепенно осознает стратегическую важность Кавказа для судеб своей государственности.

Интересные наблюдения по поводу положения греческой диаспоры в Нагорном Карабахе и отношений Греции с Азербайджаном и Арменией со держатся в главе Ксении Власовой («Греция – Азербайджан, Армения»).

Что же касается самих государств региона, то, по оценке автора одной из наиболее интересных глав книги, они демонстрируют «собственный, уни кальный путь развития многовекторной политики» (А.Караваев. «Состяза тельная» и «дискретная» многовекторность государств Южного Кавказа»).

Многовекторное продвижение основных внешнеполитических линий может, по мнению автора, привести к решению основных задач только в том случае, если власть использует весь комплекс внешнеполитических методов, оказывая: продуктивное влияние не только на государственный аппарат, но и на элиты, и на различные социальные слои страны, с которой ведется диалог.

Не все государства способны справиться с этой задачей, в группе государств Южного Кавказа с этим вызовом наиболее полно справляется Азербайджан.

Существенный интерес представляют разделы, где автор обрисовывает два наиболее ярких примера комплексного применения постулатов много векторности: грузинский опыт внешней и внутренней политики после августа 2008 г. и особенности российского моделирования карабахского конфликта.

О практически не раскрытых в российской журналистике и литературе путях выхода Грузии после августа 2008 г. из международной изоляции и ее достижениях в деле проведения внутренних реформ читатель с интересом прочтет в главе А.Караваева. За шесть лет институциональных реформ в Гру зии произошли изменения, которых не добивалась ни одна пост социалистическая страна, пишет автор. Несмотря на авторитарный характер власти М.Саакашвили, у него есть значительная поддержка населения, эконо мика страны обеспечена инвестициями и траншами, продолжает действовать и российский бизнес, который мог бы, при определенных условиях, стать свя зующим звеном в деле нормализации российско-грузинских отношений.

Что же касается процесса моделирования нагорно-карабахского кон фликта, то формально противостоящие друг другу США и Россия ведут в этом вопросе «игру», выступая как «нейтрально заинтересованные посред ники», в то время как большая часть обязательств de facto возложена на Ере ван и Баку. Россия, по оценке автора главы, придерживается тактики медлен ного контролируемого давления на Ереван и сдерживания военных пополз новений Баку.

В целом же нельзя не заметить, что для небольших государств с ограни ченными экономическими и политическими возможностями многовектор ность, наряду с несомненными преимуществами, таит и определенные риски, что становится очевидным из приведенных выше примеров.

Экономический блок книги открывается главой известного в Грузии и России экономиста Владимира Папавы, где проводится достаточно подроб ный и аргументированный анализ экономического развития и сотрудничества Азербайджана, Армении и Грузии под углом зрения реализованных и упу щенных ими возможностей. Хотелось бы сразу заметить, что сформулирован ные автором выводы могли бы стать своеобразным ключом к пониманию бо лее широкого круга проблем Черноморско-Каспийского пространства. Глав ная из этих проблем – нестабильность, отягощенная наличием конфликтных территорий как оплота терроризма и прибежища криминала, отмывания «грязных денег» и похищения заложников.

Автор предлагает и возможный путь регулирования конфликтов на основе сформулированного им принципа «компромиссного консенсуса» всех заин тересованных внутрикавказских и внешних акторов, основанного на необходи мости принятия «взаимных гарантированных уступок», т.е. уступок, которые на должном уровне будут компенсированы партнерами по переговорам. Необ ходимо также изменение подходов внешних акторов к Армении, Азербайджану и Грузии, которые должны восприниматься «не как «объекты сфер влияния», но как партнеры в региональных экономических (и не только) проектах».

В первом приближении такой подход представляется несколько утопич ным, но не исключено, что в перспективе он может стать единственно возмож ным путем решения не только региональных, но и универсальных проблем.

Авторы экономического блока не обошли такой важнейшей для Каспий ско-Черноморского региона сферы экономики, как добыча и транспортиров ка богатейших энергетических ресурсов – нефти и газа. Связанные с этим про блемы подробно рассмотрены в главах Гюльмиры Рзаевой («Углеводородные ресурсы Азербайджана и их роль в международной энергосистеме») и Елены Кузьминой («Энергетические интересы России на Южном Кавказе»).

Первая из них содержит в ряде случаев неизвестные российскому читате лю фактические данные об углеводородных ресурсах Азербайджана, общий газовый потенциал которого на сегодняшний день оценивается в 5 триллио нов кубометров. Интересны также суммарные данные о международном со трудничестве – сегодня в газовых проектах в азербайджанском секторе Кас пийского моря работают 34 международных компании из 15 стран мира. Ав тор приводит данные о современном состоянии и развитии проектов по дос тавке каспийского газа в Европу (АГРИ, Nabucco), а также газопровод Тур ция-Греция-Италия в рамках проекта «Южный коридор». В качестве альтер натив газового экспорта приводятся соглашения с Россией и Ираном, при этом автор особо оговаривает коммерческую рентабельность и экономиче скую выгодность соглашений с Россией.


Оценивая комплекс энергетических интересов России на Южном Кавка зе, Е.Кузьмина рассматривает три их основных направления – нефтегазовую сферу, атомную энергетику и электроэнергетику, при этом важен ее вывод о том, что рассматривать этот комплекс проблем невозможно только с точки зрения экономической выгоды, здесь необходим учет геополитических и гео стратегических факторов. Кроме того, неправильным было бы отделять энер гетические интересы России на Кавказе от ее интересов в сфере ТЭК в Цен тральной Азии, что автор показывает на примере сотрудничества Государст венной Нефтяной Компании Азербайджана (ГНКАР) и «КазМунай-Газ».

В целом же, по оценке Е.Кузьминой, сфера энергетики является важней шей в сфере экономического сотрудничества России с государствами Южно го Кавказа. И хотя проблемы транспортировки центрально-азиатских и рос сийских углеводородов при наличии значительных объемов азербайджанской нефти и газа и усилении давления международных монополий превратили ре гион в арену соперничества, перспективы любых углеводородных проектов будут и в дальнейшем зависеть от множества факторов: транзитно-ценовых договоренностей, обеспечения заключенных или планируемых контрактов ре альными поставками и, в не меньшей степени, от политической конъюнктуры.

Наконец, совершенно новый аспект противостояния и соперничества в Каспийско-Черноморском регионе раскрывается в главе А.Магомедова и Р.Никерова «Транзитные войны» и рубежи борьбы за энергоресурсы «Большого Каспия», написанной с использованием ряда уникальных перво источников. Авторы утверждают, что в новом тысячелетии мир становится свидетелем энергетических войн и – в более широком плане – усиления борь бы за природные ресурсы. Для международных отношений это, по их мне нию, означает наступление полосы «ресурсного национализма», при кото ром национальные интересы и эгоизм, силовой фактор и прагматизм будут преобладать над надеждами и иллюзиями «демократического транзита». Для России же это будет означать усиление противоборства с Западом за энерге тические и транзитные активы. При этом определение конкретных путей транспортировки каспийских энергоресурсов затрагивает интересы регио нальных и южно-кавказских государств, тормозя регулирование межэтниче ских и межгосударственных конфликтов.

Уникальные фактические данные содержатся в главе С.Гончаренко о со трудничестве стран Причерноморья, а также Южного Кавказа и Балкан в рам ках созданной два десятилетия тому назад международной организации ЧЭС (Черноморское Экономическое Сотрудничество). Написанная в стиле доб ротной документалистики глава раскрывает процесс формирования правовых основ сотрудничества в рамках этой организации, показывает степень заинте ресованности тех или иных участников в предлагаемых направлениях сотрудни чества. И, что не менее важно, в ней раскрываются возможности практического взаимодействия сторон, находящихся в состоянии конфликта (в разработке ряда проектов ЧЭС участвуют Россия и Грузия, Азербайджан и Армения).

Проблемы регулирования южно-кавказских конфликтов рассмотрены в последнем, третьем блоке книги под углом зрения теории и практики перего ворного процесса на примере армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Задаваясь вопросом, возможен ли между конфликтую щими сторонами прямой диалог на общественном и государственном уровнях, Эльдар Байрамов пишет в этой связи о необходимости предварительного соз дания поля взаимопонимания как необходимого условия разрядки конфликт ного потенциала. Он же напоминает, что о необходимости компромиссов и отказе от максимализма при решении этой сложнейшей проблемы писал в свое время экс-президент Армении Левон Тер-Петросян, понимавший, что добить ся всего и сразу не получится, необходимо чем-то поступиться.

В нынешней ситуации, когда сохранение неприемлемого для обеих сторон status quo, предлагаемые автором направления и формы диалога представляют ся позитивной альтернативой сползанию к силовому решению конфликта.

И здесь представляется очень важным предлагаемое автором сочетание двух форм диалога – межгосударственной и общественной, взаимно допол няющих друг друга. При этом любые гражданские инициативы, будь-то ини циированные снизу или организованные при содействии международных фон дов и программ, не будут иметь успеха без продвижения переговорного про цесса на государственном уровне. Сам же переговорный процесс может стать более успешным, если ему не будет присущ нынешний имитационный характер.


Общий вывод автора состоит в том, что затяжной конфликт вокруг На горного Карабаха может быть постепенно отрегулирован на основе норм и принципов международного права и в рамках цивилизованных отношений между Азербайджаном и Арменией.

Проблемы Нагорного Карабаха в контексте сохранения региональной безопасности Южного Кавказа на основе status quo подробно рассмотрены в главе Сергея Минасяна. По его оценке, общественность и элиты Азербай джана, Армении и Нагорного Карабаха, «демонстрируя минимум готовности к компромиссному урегулированию, целиком возлагают на противополож ную сторону вину за эскалацию конфликта». В условиях практически взаимо исключающих подходов общественности и политических элит Армении, На горного Карабаха и Азербайджана к перспективам мирного урегулирования (компромиссные решения С. Минасян, в отличие от Э.Байрамова, считает маловероятными) «наименьшим злом», по его оценке, представляется со хранение status quo и продолжение на этом фоне переговорного процесса.

Нельзя не заметить, что авторы большинства глав книги уделяют непра вомерно мало внимания правовым аспектам рассматриваемых проблем, осо бенно когда речь идет о конфликтных ситуациях. В значительной мере этот пробел восполняется публикацией главы Г.Шинкарецкой «Международное право и перспективы урегулирования этнополитических конфликтов», и здесь хотелось бы обратить особое внимание читателей на содержащиеся в ней положения.

«Причиной многих конфликтов и разногласий в регионе служат грубые нарушения международного права, которые длятся десятилетиями и не могут быть разрешены до тех пор, пока стороны не признают своих ошибок»,- эта, по существу, исходная позиция автора заложена в основу дальнейшего изло жения, где Г. Шинкарецкая раскрывает суть основополагающих правовых документов.

Обращаясь к такой острой проблеме, как установление межгосударст венных границ после распада СССР, нельзя не признать того, что методы их установления были в годы советской власти, мягко говоря, произвольными.

Можно указать и на то, что неоднократный в прошлом неконтролируемый распад империй (или просто многоэтничных государств, какой была Югосла вия – СФРЮ) приводил к грандиозному кровопролитию и до конца не решал территориальных проблем. Именно поэтому в международных отношениях после Второй мировой войны был отдан приоритет заимствованному из рим ского права принципу территориальной целостности uti possidetis juris (вла дей, чем владеешь). При этом специальные права национальных меньшинств и этнических групп были закреплены в принятых в 1966 г. Пактах о правах человека, обязывающих документах международного права, ратифицирован ных также и СССР в 1973 г.

Что же касается права на самоопределение, то после длительных дискус сий на конференции в Сан-Франциско по поводу проекта Устава ООН (май 1945 г.) юристами была единогласно принята поправка к п.1 ст.2 Устава, где изначально говорилось о «праве народов на самоопределение». Но эта фор мулировка была отклонена, и в итоге было записано: «уважение принципа (курс. наш) равноправия и самоопределения народов» 305.

В послевоенные годы международное право признало возможность рас кола территории, но только в случае отделения колонии от колониальной империи. На этой основе была предоставлена независимость Восточному Тимору и Южному Судану. Применение силы или угрозы силой в этих случа ях запрещается и расценивается как угроза территориальной целостности государств (п.4, ст.2 Устава ООН). Применительно к Европе и другим, исто рически сформировавшимся регионам принятые международно-правовые документы отдают приоритет принципу территориальной целостности. Так, при рассмотрении событий на территории распадавшейся Югославии Совет Безопасности ООН принял резолюцию 713 от 26 сентября 1991 г. в которой было еще раз подтверждено непризнание международным сообществом пра ва на самоопределение в качестве оправдания отделения части территории государств, кроме отделения бывших колониальных владений от метрополии.

Такая позиция вполне объяснима, если представить, какие кровавые события могли бы развернуться в Европе в целом и на постсоветском пространстве, в частности, в условиях возросшей в 1990-е годы политической и экономиче ской нестабильности.

Как это следует из основных глав книги, Черноморско-Каспийский реги он остается одним из наиболее нестабильных частей Европы. В заключение хотелось бы упомянуть и о тех его проблемах, о которых в книге почти ничего не сказано – о последствиях вооруженного конфликта вокруг Южной Осетии (август 2008 г.) Прямые убытки Грузии от августовского (2008 г.)конфликта составили более 1 млрд. долл. (8% национального ВВП), банковская система потеряла 12% депозитов, валютные резервы сократились на 6,5%306. Наиболее тяжелые потери понесли районы, оказавшиеся в зоне боевых действий, где, согласно данным наблюдателей ООН, тысячи домов были разрушены или серьезно повреждены. Серьезный ущерб был нанесен сельскому хозяйству и транс портной сфере – железнодорожным и автомобильным перевозкам, а также важному для грузинской экономики транзиту энергоресурсов307.

Военный конфликт оказал негативное воздействие также и на экономиче ские процессы в России, непосредственно сказавшись на российских финан совых рынках. После начала конфликта произошло масштабное падение курса рубля по отношению к ведущим мировым валютам, резко упали котировки акций ведущих российских компаний, сократился приток иностранных инве стиций в российскую экономику308. Признание российской стороной незави симости Абхазии и Южной Осетии также осталось «неподкрепленным» ана логичными шагами ведущих стран мира и государств постсоветского про странства, а в заявлениях западных лидеров обе эти республики до сих пор фигурируют как «оккупированные территории». К тому же Россия вынуж дена направлять значительные суммы на восстановление экономики и инфра структуры Южной Осетии (к 2010 г. свыше 9 млрд. рублей), нецелевое ис пользование которых было подтверждено Счетной палатой России309.

При оценке перспектив урегулирования конфликтов вокруг Грузии не обходимо, на наш взгляд, исходить из того, что в эти конфликты в той или иной мере вовлечен целый ряд региональных и вне региональных сил и их группировок. И если до августа 2008 речь могла идти о конфликте между ру ководящими группировками России и Грузии, то после «пятидневной вой ны», разрыва дипотношений, прекращения прямого авиасообщения и уже сточения российской стороной визового режима отчуждение неуклонно на растает на уровне общественного сознания, особенно среди молодежи. В бли жайшей и среднесрочной перспективе сохраняется необходимость родствен ных и иных контактов, но в долгосрочной перспективе эти контакты могут быть утеряны даже в случае нормализации межгосударственных отношений. А это будет означать потерю исторических и культурных традиций двух народов.

Война 2008 г. нарушила равновесие сил в регионе Южного Кавказа. Рос сия потеряла возможность пользоваться грузинским транзитом, в том числе и воздушным пространством Грузии. В противовес этому, Турция завоевывает новые рубежи, в том числе в Аджарии и Абхазии, Иран вводит безвизовые режимы с Азербайджаном и Грузией, а Грузия, отменив визовый режим с по граничными с ней республиками Северного Кавказа, поддерживает оппози ционные движения, формирующиеся в этих республиках.

Руководство Грузии, по всей видимости, начинает осознавать, что абхаз ская и юго-осетинская проблемы на данном этапе нерешаемы. Сейчас, когда груз этих территорий «переложен на другие плечи», Грузия при активной поддержке США и Евросоюза занялась продвижением внутренних реформ.

Парадокс ситуации состоит в том, что в Грузии работает также и российский бизнес, но политические контакты сторон сведены к нулю и возможностей взаимодействия на межгосударственном уровне практически не осталось.

Процессы трансформации российско-грузинского конфликта во многом зависят от общего характера региональной политики США, Евросоюза и НАТО, с одной стороны, и состояния отношений России и Грузии со стра нами Запада, с другой. Если у России практически не осталось в Грузии рыча гов влияния, то Соединенные Штаты вкладывают в нее значительные средст ва, способствуя реформированию грузинской армии. Однако возможностей американской стороны контролировать ситуацию в регионе меньше, чем это представляется большинству наблюдателей. Поэтому важно было бы дости жение промежуточных договоренностей России со странами Запада, тем бо лее, что неопределенная ситуация относительно международного признания Абхазии и Южной Осетии ослабляет возможности Москвы решать важные для нее задачи проведения Зимней Олимпиады 2014 и стабилизации Север ного Кавказа.

Возвращаясь к общим проблемам Черноморско-Каспийского региона, нельзя не заметить, что проходящие в нем процессы вызывают все большую тревогу. Возникшие после распада СССР конфликты не решаются, а в ряде случаев усугубляются. В борьбу за добычу и транспортировку энергетических ресурсов Каспия, которую ранее наиболее активно вели США, теперь вклю чились Турция и Иран, утверждая в своих интересах транзитную инфраструк туру и используя грузинский «буфер» в интересах ограничения доступа Рос сии в Черноморско-Каспийский регион.

В свете сказанного представляется необходимым проведение дальнейших, более глубоких и конкретных исследований тупиковой ситуации, сложившейся в наших отношениях с расположенными у наших южных рубежей странами.

С.Минасян. Кавказ после пятидневной войны. http://www.newsarmenia.ru/analitics/29.09. REGNUM: Россия на постсоветском пространстве.Итоги года//http://regnum/ru/news/1356421.html http://www.regnum.ru/news/1358109.html Council of the European Union. Brussels, 1 September 2008, No 1254/ А.Минеев. Стоит ли торжествовать России после специального саммита ЕС по Грузии? // Новая газета, 04.09 – 07.09. www.regnum.ru.08.09. «Аргументы и факты – Тбилиси», № 40, октябрь Независимая газета, 12.08. www.regnum.ru/news/1289990.html Подписано к печати 21.02.2011 г.

Печать цифровая.

Формат 60х90 1/16 Усл. печ. л. 13,5. Тираж 200 экз.

Отпечатано в типографии «ИП Скороходов В.А.»

Москва, Старомонетный пер., д. тел.: (495) 950-30- Заказ № 4538.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.