авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«А. БЛИНОВ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: контуры построения политико-правовой модели формирующегося глобального порядка ...»

-- [ Страница 2 ] --

Национальное государство в условиях глобализации § 1.2. Феномен глобализации и процессы глобальных политических изменений: основные концепции и методологические подходы О дной из главных мировых тенденций новейшего времени стал процесс глобализации – исторический клин, рассекший привыч ную темпоральность политического, экономического, культур ного и информационного пространства. Процессы глобализации уста навливают рубеж между уходящей и надвигающейся эпохами, застав ляют все человечество по-новому воспринимать то, что до этого выгля дело довольно фрагментарным и недосягаемым. Глобализация – неотъ емлемая часть современного научного и общественно-политического дискурса.

Что же представляет собой глобализация и какое место определено ей в научном тезаурусе? Поддается ли строгому определению данное понятие? Насколько глубоко и объективно можно исследовать глобали зацию? Стала ли она естественным результатом развития человеческого общества или это искусственное явление, создаваемое для монополиза ции процесса управления международными делами, выстраивания мо ноцентричной картины современного мира?

Дать определение данной категории не про Определение сто. Процесс глобализации носит всеобъем понятия лющий характер. А сама глобализация стала «глобализация». предметом изучения почти всех обществен ных научных дисциплин, получила статус междисциплинарного явления. «К сожалению, юристы не проявили ин тереса к изучению влияния глобализации на государство и право. Это не может не вызывать озабоченности, поскольку такое влияние возрас тает, сказывается на характере и функциях государства и права, как внутреннего, так и международного, не говоря уже об их взаимодейст вии»1, – заявляет основоположник отечественной правовой глобалисти ки И.И. Лукашук.

Глобализации – не плод интеллектуального воображения, а реаль ный, необратимый, неравномерный процесс с такими же реальными, но неопределенными последствиями. К тому же глобализация – внешне Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права, 2002. № 3. С. 118.

Алексей Блинов довольно эффектный, неоднозначный процесс, способный в полной ме ре увлечь исследователя. Велико искушение встать на позицию «за» или «против», обусловленное в большей степени тем плотным идеологиче ским фоном, «информационным шумом» и эмоциональным накалом, которые сопровождают данную проблематику, нежели ее тонким пони манием. Постараемся непредвзято взглянуть на предмет и выделить как сильные (позитивные), так и слабые (негативные) стороны глобализа ции.

Глобальный (от франц. global – всеобщий, лат. globus – шар): а) от носящийся к территории всего земного шара, охватывающий весь зем ной шар;

всемирный;

б) всесторонний, полный;

всеобщий, универсаль ный1. Сложно определить, кто первым использовал понятие «глобали зация». Это признают и сами ученые, получившие общее признание в рассматриваемой сфере и начавшие в той или иной форме изучать дан ные процессы с конца 60-х годов ХХ в. Например, Дж. Маклин в 1981 г.

«призвал понять и дать объяснение историческому процессу усиления глобализации социальных отношений»2;

Т. Левитт в 1983 г. обозначил этим словом феномен слияния рынков отдельных продуктов, произво димых крупными транснациональными корпорациями (ТНК)3, Р. Ро бертсон, с которым как раз и связывают появлении самого термина4, в 1983 г. использовал понятие «globality», дав в 1985 г. определение са мой глобализации.

Впоследствии широкое значение новому термину придали в Гар вардской школе бизнеса, а главным его выразителем стал консультант этой школы К. Омэ. Полагая, что мировая экономика отныне определя ется взаимозависимостью трех центров (ЕС, США и Японии), он утвер ждал, что экономический национализм отдельных государств стал бес смысленным, в роли же сильных «акторов» на экономической сцене выступают «глобальные фирмы»5. Сегодня крупнейшими исследовате лями глобализации на Западе являются И. Валлерстайн, Р. Робертсон, Г.

Томсон, М. Уотерс, П. Херст, Я. Шольте.

В самом общем смысле под глобализацией можно понимать процесс усилившейся «глобальной взаимозависимости государств, экономик, Современный словарь иностранных слов: Ок. 20000 слов. – 2-е изд., стер. М.: Рус.

яз., 1999. С. 164.

Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация: Научное издание. М.: Academia – Наука, 1999. С. 583.

Глобализация: благо или угроза? // Экономическое обозрение (Узбекистан). 1998. № 3. С. 83–97.

Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. L.: Sage, 1992.

Ohmae K. The End of the Nation State: The Rise of Regional Economies. N. Y.: The Free Press, 1995.

Национальное государство в условиях глобализации культур»1, характеризующийся «сжатием мира и интенсификацией осознания людьми мира как единого целого», где земной шар становит ся «всемирной деревней»2, сопровождаемый убыстрением темпов про текания процессов во всех сферах общественной жизни. Существует большое множество концептуальных определений понятия «глобализа ция», описать которые не только не представляется возможным, но и видится контрпродуктивным. Приведем лишь основные из них, рас смотрение которых, на наш взгляд, необходимо для достижения целей настоящего исследования.

Р. Роберсон распространение идеи национального государства как формы институализированного сообщества считает центральным мо ментом, своего рода «контрольной точкой» в ускорении глобализации, начавшемся около ста лет назад. Именно гомогенизированность как особый признак национального государства (культурная однородность, управляемость населения) берется во внимание и Б. Андерсеном, кото рый видит в нем предпосылку «строительства специфической формы жизни»3.

По М. Элброу, глобализация включает в себя «все те процессы, по средством которых народы земного шара объединяются в одно всемир ное или глобальное общество»4. В определении В.В. Михеева глобали зация является «развитием экономической и политической взаимозави симости стран и регионов мира до такого уровня, на котором становится возможной и необходимой постановка вопроса о создании единого ми рового правового поля и мировых органов экономического и политиче ского управления»5. М.В. Ильин под глобализацией понимает особую фазу (стадию) мирового развития, когда качественные характеристики современности (модерна) могут проявляться. А быть современным в его понимании – это значит обладать способностью контролировать разви тие, регулировать мировые дела6.

По М. Арчер, глобализация – это процесс, который приводит к охва Featherstoune M. Global Culture: An Introduction. In: Global Culture. Nationalism, Globalization and Modernity. L.: Sage, 1990. P. 6.

Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. L.: Sage, 1992. P. 8.

Ibid. P. 58.

Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные из менения. Международные сравнения. М.: «Совпадение», 1998. С. 340.

Михеев В.В. Логика глобализации и интересы России // Pro et Contra. Том 4. № 4.

Осень 1999. С. 49.

Ильин М.В. Россия и вызовы XXI века // Доклад на пленарном заседании II Всерос сийского конгресса политологов.

Алексей Блинов тывающему весь мир связыванию структур, культур и институтов1.

Глобализацию представляют и как процесс, и как новую идеологию, и как этап развития человеческой цивилизации, и как неизбежную стадию исторической динамики. Все эти определения имеют право на сущест вование. С их помощью можно объяснять те или иные процессы в зави симости от задач и методологических установок исследователя. Кроме того, необходимо отметить, что различные процессы, характеризующие общее явление – глобализацию, – становятся предметом изучения гло балистики. Постараемся охарактеризовать глобализацию с позиции от дельных гуманитарных наук и выявить главные, «отраслевые» ее при знаки в свете той или иной области знаний.

Так, глобализация в экономической сфере Экономическое означает новый тип международных эконо измерение мических отношений. Он выражается в «ста глобализации.

новлении единого глобального рынка това ров, капитала и коммерческих услуг, но также и производственных про цессов, возникновении транснациональных корпораций (ТНК), вла деющих собственностью и управляющих производством в разных час тях света»2. ТНК обладают большим влиянием не только на политику отдельных регионов и отраслей промышленности, но даже отдельных государств.

Представители международной политэкономии Р. Гилпен и С.

Стренч уделяют большое внимание механизмам и следствиям развития глобальной рыночной экономики;

вопросам взаимозависимости эконо мических и политических изменений;

политическим путям вступления государств в процессы глобализации. Их позиция заключается в утвер ждении, что в условиях глобализации различение внутренних и внеш них границ теряет смысл. А все входящие в состав государства полити ческие силы могут стать международными акторами3. Глобализация в экономке проявляется также:

1. в транснационализации хозяйственной жизни, деятельности хо зяйствующих субъектов (создании транснациональных олигархических элит);

2. в резком отрыве экономически сильных, развитых стран (их эко номика отличается высокой степенью самодостаточности, фактической Archer M.S. Sociology for One World: Unity and Diversity // International Sociology.

1991. Vol. 6. № 2. P. 133.

Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные из менения. Международные сравнения. М.: Совпадение, 1998. С. 341.

Цыганков П.А. Международная политэкономия и неомарксизм // Лекция по курсу «Теории международных отношений» в МВШСЭН, 27 марта 2000.

Национальное государство в условиях глобализации независимостью от остального мира) от развивающихся (не самостоя тельных, зависимых от постоянных инвестиций);

3. в стандартизации производства и потребления;

4. в господстве экономической организации общества, основанной на функционировании свободного рынка;

5. в постиндустриальном характере уровня общественного развития, демонстрирующего качества информационной эпохи.

Политическое измерение глобализации, по Политическое словам некоторых ученых, намного сложнее измерение глобализации. и проблематичней, чем экономическое или культурное1. Явными чертами политической глобализации в современном мире являются распространение демокра тии и утверждение прав человека как универсальной системы идеологи ческих ориентиров XXI века. Политическая глобализация имеет сле дующие аспекты:

1. наличие общепризнанных «правил игры»;

формирование нового мирового порядка и основных центров принятия политических реше ний, обязательных для всего мира;

2. развитие новой концепции международной безопасности, обо ронной политики и определение их критериев (на смену доктрине сдер живания приходят доктрины упреждения, превентивных ударов и асин хронного возмездия);

3. «экономизация политики»;

4. стирание граней между внутренней и внешней политикой, зачас тую подчинение первой второй;

5. уточнение и формулирование нового содержания понятий нацио нального интереса, национального и государственного суверенитета как категорий политического реализма – доминирующей теории международных отношений;

6. возрастание значения вопросов управляемости мира и регулиро вания международных процессов;

7. массовое политическое участие и прямое правление населения;

8. прагматическое (рациональное) отношение к государству;

9. изменение природы государственного суверенитета – основы ме ждународно-правовой системы.

Правовое измерение глобализации изучается Правовое новой наукой – правовой глобалистикой.

измерение Глобализация в праве выражается, прежде глобализации.

Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные из менения. Международные сравнения. М.: Совпадение, 1998. С. 345.

Алексей Блинов всего, в «формировании новых юридических отношений, юридических институтов и норм»1. Так, И.И. Лукашук считает, что глобализация (ко торая, по его мнению, ведет к образованию глобальной правовой систе мы или суперсистемы), развивающаяся в политической (и связанной с ней правовой) сфере отличается от глобализационных процессов, кото рые можно наблюдать в социально-экономической области: уровень единства в первой существенно ниже. По его мнению, «государства в значительной мере сохраняют свою самостоятельность. Поэтому в от ношении государств и их правовых систем более точен термин «интер национализация»2. В то же время он признает, что глобализация в праве на современном этапе не завершена, сделаны лишь первые шаги к фор мированию глобальной правовой системы. Это еще раз подтверждает переходный характер современного этапа правовой глобализации.

И.И. Лукашук также обращает внимание на то, что некорректно го ворить как о стирании грани между международным и внутренним пра вом государств (ведь у каждой из этих правовых систем свои природа, сфера действия, объект регулирования и механизм действия), так и о прямом действии международного права (поскольку международное право имеет прямое действие на территории государства с его санкции и как составная часть национальной правовой системы). Наоборот, если бы это произошло, то привело бы к нарушению их нормального функ ционирования. Среди важнейших правовых тенденций в эпоху глобали зации И.И. Лукашук называет: интернационализацию внутреннего пра ва государств;

конституционализацию международного права (закреп ление в национальных конституциях, особенно в новых, положений о международном праве) и, как следствие, конституционализацию внеш ней политики;

доместикацию (или интернетизацию) международного права – инкорпорирование международного права во внутреннее;

гло бализацию правового регулирования3.

Социальное измерение глобализации. Пред Социальное ставители социологии международных от измерение ношений интересуются проблемами глоба глобализации.

лизации с точки зрения возможности по строения глобального гражданского общества. И этот процесс, по их словам, происходит уже сейчас. Так, представители британской школы социологии международных отношений под современным миром пони мают единое пространство, структурируемое едиными сетями социаль Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М.: Спарк, 2000. С. 173.

Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. № 3. С. 118.

Там же. С. 122.

Национальное государство в условиях глобализации ного взаимодействия с единовременным формированием глобального гражданского общества1. Характерными чертами данной глобальной общности являются:

1. высокий уровень вертикальной и горизонтальной, в том числе межгосударственной, социальной мобильности;

2. образование различных трансграничных социальных, религиоз ных организаций и массовых движений без фиксированного членства;

3. появление феномена «глобализированная верхушка», отражаю щего явление, когда активным и заинтересованным участником гло бальных процессов становится не все общество, а его элита;

4. формирование у людей определенных экспектаций (ожиданий) и целей;

5. становление всеобщих ценностных ориентаций и идеологических установок, возникновение глобальной культуры, глобализация общест венного сознания.

Глобализация в культурной сфере понимает Глобализация ся и как «тенденция к созданию некой еди в сфере культуры.

ной мировой культуры (или цивилизации), и как растущая взаимосоотнесенность различных культур, не порождаю щая новую культуру, а построенную либо на господстве одной из них, либо на их «концерте»2. Культурные последствия глобализации выра жаются в высоком уровне культурной гомогенности населения в преде лах четко очерченных границ3.

Культурное измерение феномена глобализации проявляется также и в противоположном процессе (одной из контртенденций) – возврате национальных культур к своим истокам. В этой связи как нельзя лучше сопротивление влиянию со стороны глобализационных процессов про являет современный ислам, демонстрируя высокие адаптационные воз можности и одновременно устойчивость к внешнему культурному, ци вилизационному и ценностному воздействию. Наиболее четко особен ности мусульманской культуры в эпоху глобализации и вестернизации (а точнее, американизации) описываются Э. Геллнером4.

Цыганков П.А. Политическая социология международных отношений: Уч. пособ. М.:

Радикс, 1994. С. 44.

Цит. по: Чешков М. Глобализация: сущность, нынешняя фаза, перспективы // Pro et Contra. Том 4. № 4. Осень 1999. С. 114.

Каспэ С.И. Империя и модернизация: Общая модель и российская специфика. М.:

РОССПЭН, 2001. С. 214.

Геллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники.

М.: Ad Marginem, 1995.

Алексей Блинов Процессы и идеи глобализации сами по себе Глобализация и не новы для человечества. Говорят об антич ранние формы универсализации мира. ной глобализации («нивелировка социаль ных институтов в рамках Римской импе рии»1);

о колониальной глобализации времен Великих географических открытий. Но все предыдущие попытки человечества привнести эле менты универсальности бытия не носили такого всеобъемлющего ха рактера, как сейчас, были естественным образом локализованы. В то же время, нельзя не отметить и того, что процессы глобализация хоть и являются по масштабу общемировыми, но для трех четвертей населения земного шара остаются практически не заметными.

Вместе с тем, нельзя путать глобализацию с Глобализация и такими политическими процессами, как ин интернационализация. тернационализация и интеграция. В таком ключе в свое время подходила к процессам глобализации марксистская, неокоммунистическая и социал демократическая мысль, считая их новыми стадиями интернаци онализации хозяйственной, политической и культурной жизни, крити куя ее в контексте общего неприятия капиталистического пути разви тия2. Глобализацию следует отличать от интернационализации: это взаимосвязанные, но качественно иные процессы. «Интернационализа ция предполагает выход чего-то ранее сугубо внутреннего за начальные рамки;

или же объединение действий нескольких субъектов мировой экономики и политики вокруг общих для них задач, целей, вида дея тельности. Она в принципе универсальна по охватываемым субъектам и пространству, хотя не обязательно вовлекает всех или почти всех участ ников международной жизни… это историко-эволюционная подготовка глобализации» 3.

Нельзя согласиться и с теми, кто категориче Глобализация и ски отождествляет глобализацию с вестерни вестернизация.

зацией или американизацией. Безусловно, заинтересованность Запада в исходе глобализации существует (ведь фактически решается судьба Запада, капитализма), более того, сейчас именно Запад выступает в качестве главного агента глобализации, но не «Круглый стол» журнала «Международная экономика и международные отноше ния» «Актуальные вопросы глобализации» // Международная экономика и международ ные отношения. 1999. № 4. С. 37.

Коллонтай В.М. Эволюция западных концепций глобализации // Международная экономика и международные отношения. 2002. № 1. С. 26.

Косолапов Н.А. Глобализация: сущностные и международно-политические аспекты // Международная экономика и международные отношения. 2001. № 3. С. 72.

Национальное государство в условиях глобализации предопределяет ее результат и направление – это процесс с непредска зуемыми последствиями. Современная же глобализация – процесс не только не законченный, но и неравномерно развивающийся параллельно с разными по силе контртенденциями и противоречивыми сопутствую щими явлениями.

Современный этап глобализации имеет ряд Характерные признаки существенных отличий. Среди признаков современного этапа глобализации. современной глобализации как господ ствующей тенденции мирового развития можно выделить следующие:

1. политическая зависимость одних государств от других заменяется экономической взаимозависимостью;

2. происходит все более явный разрыв между центром и перифери ей, возрастает неравенство между регионами мира;

3. экономически слабые страны имеют все меньший шанс преодо леть данный разрыв и сравняться по уровню с развитыми странами, на ходящимися уже на постиндустриальном этапе развития;

4. новая стадия, ступень международного развития, изменяет роль государственного суверенитета, последний становится менее абсолют ным;

5. властью и определяющим влиянием обладают пять базовых мо нополий (новые виды техники;

контроль над финансовой сферой;

кон троль над доставкой природных ресурсов;

контроль над средствами коммуникации;

доступ к новейшим средствам массового уничтожения);

6. происходит стандартизация моделей потребления, культурных ценностей и образцов одобряемого поведения;

7. выдвижение США в качестве лидера международного сообщест ва, центра глобализации, главного и наиболее заинтересованного в дан ных процессах игрока на мировой политической сцене. Отсюда следует справедливая постановка вопроса об эффективности данного лидерства (где грань дозволенного, каковы критерии легитимности совершаемых действий?);

8. культивирование западных идеологических нормативов как фор мы стандартизации политического пространства и условия предостав ления экономической помощи, престижных статусов (предъявление жесткой шкалы требований к государствам в виде различных «тестов на демократию», соответствия критериям правого государства, правам че ловека, свободного рынка, ставших частью зарождающейся «юридиче Алексей Блинов ской мифологии»)1.

Одной из черт современного мира (не только главного итога XX в., но и развития цивилизации за все время ее существования) Н.А. Косо лапов также называет становление техносферы как искусственной сре ды жизнедеятельности человека», которая, и все, что с ней связанно, «в корне изменили природную среду обитания человека, причем возврат к доиндустриальной глобальной экологии уже в принципе невозможен, может привести к физическому вымиранию огромных масс людей»2.

Еще одно ключевое значение в понимании Глобализация и новой эпохи принадлежит процессу локали локализация.

зации – обратной стороне глобализации. Под локализацией понимают возрастание роли местных сообществ, инсти тутов местного самоуправления и практик регионального (или межре гионального) сотрудничества, а также регионального и местного само сознания (самоидентификации) населения, зависящего от уровня разви тия гражданского общества.

Современный мир устроен по принципу «думай глобально, а дейст вуй локально» и основывается на необходимости использования потен циала, «энергии» взаимодействия между разнонаправленными (но не противоречащими друг другу) тенденциями, представляет собой уни версальную и наиболее эффективную формулу развития. На неразрыв ную связь глобализации и локализации указывают все серьезные иссле дователи данного феномена, используя даже общий термин для этих процессов – «глокализация»3.

Несомненно, в современном мире все отчет Выбор ливее демонстрируются качества новой эпо методологических хи (постиндустриальной, информационной), подходов для выраженные в усложнении техногенного исследования характера цивилизации (зависимости чело современной мировой динамики. вечества от искусственной среды обитания), социальных структур и связей, возрастаю щей проницаемости и универсальности происходящих в нем процессов.

Для исследования этой сложнейшей динамики требуются не менее сложные методологические подходы, способные обнаружить и макси мально адекватно описать происходящее.

Во все времена появление тех или иных теоретических концепций Robert A.-C. Naissance d'une mythologie juridique // Le Monde diplomatique. Janvier.

2001.

Косолапов Н.А. Глобализация: сущностные и международно-политические аспекты // Международная экономика и международные отношения. 2001. № 3. С. 70.

Vide: Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. L.: Sage, 1992.

Национальное государство в условиях глобализации было связано с необходимостью объяснения, зачастую ретроспективно, новых политических явлений, какого-то событийного ряда. Например, такими ключевыми событиями прошлого века были: Первая и Вторая мировые войны, противостояние двух социальных систем, процесс де колонизации мира и исторический крах коммунистической системы, начавшиеся процессы интеграции и волна демократизации.

Но зачастую «догоняющий» характер ряда концепций в объяснении стремительно разворачивающихся событий не позволял вырваться из «вечного» настоящего, существенно ограничивал их прогнозирующий потенциал. Говоря о современной гуманитарной науке, следует отме тить, что она характеризуется отсутствием какой-либо общепринятой (конвенциональной), непротиворечивой и неидеологической методоло гии, системы идей, взглядов, концепций и теорий – метатеории, способ ной комплексно объяснять общественные явления (как в разное время эту функцию выполняли диалектический материализм, научный пози тивизм и ряд идеалистическо-субъективистских направлений).

Возможно, последнее обстоятельство – следствие всеобщего кризиса гуманитарных наук, лишившихся или сознательно отказавшихся от единого фундаментально-догматического методологического основа ния. Мы согласны с распространенным мнением, согласно которому современное гуманитарное научное (философское, правовое, социоло гическое или политологическое) знание носит агностический, гносиоло гически пессимистический характер (философское учение, подход, ус тановка о недостижимости истины) и в большей степени авторский ха рактер, отражая распространенное стремление к индивидуализации творческого поиска.

Последние годы на роль таких «объясняющих» теорий, оцениваю щих перспективы развития общественно-политических процессов и ин ституциональной сферы, примерялись либерализм и реализм, институ ционализм и теории рационального выбора, позитивизм и бихевиоризм, концепции модернизации и транзитологии и в какой-то мере конверген ции. Можно оспаривать действительность научного статуса доктрин, ряд которых стал классическим, но нельзя отрицать эвристический по тенциал упомянутых концепций. Поэтому остановимся на тех теорети ческих подходах, выводы которых используются при выявлении и рас крытии наиболее значимых, с политико-правовых позиций, закономер ностей и тенденций развития национального государства и процессов глобализации.

Проблемы политических изменений, переходных процессов и демо кратизацию изучают: Р. Гудин, Р. Даль, А. Лейпхарт, К. Оффе, В.И.

Пантин, Р. Патнэм, Ю.С. Пивоваров, А. Пшеворский, В.А. Рыжков, Алексей Блинов А.М. Салмин, С. Хантингтон, Д. Хеллман, Л.Ф. Шевцова, П. Штомпка, Эгберт Ян. Вопросами развития занимаются А.И. Неклесса, А.А. Дегтя рев, В.Л. Иноземцев.

Одним из требований к методологическому аппарату является спо собность выявить такие социальные структуры и закономерности, кото рые позволят раскрыть долговременные тенденции, глубинные свойства объекта. Это могут быть различные институты, отношения, качества и ценности, явления общественной жизни, психические процессы и куль турные образцы.

Глобализация – процесс стремительного развертывания изменений, лавинообразной и необратимой модернизации. Ключевыми при его описании терминами являются «развитие» и «изменение», «прогресс» и «архаизация», «кризис» и «конфликт», «политический переход» и «ин ституты».

В теоретической социологии «изменение» – Понятие это процесс движения и взаимодействия «изменение».

предметов и явлений, перехода от одного состояния к другому, появления у них новых свойств, функций и отношений. В этой связи под социальными измене ниями можно понимать «переход социального объекта из одного со стояния в другое;

любая модификация в социальной организации об щества, его институтах и социальной структуре, установленных в нем образцов поведения» 1.

М.В. Ильин здесь усматривает тесную связь между тем, что подле жит изменению и самим изменением. Для него коренная проблема по нимания сути политического развития заключается не в установлении нового, а «в уяснении, из какого же старого, часто очень-очень «уда ленного» старого, это новое формируется. Требуется также прояснение того, каким образом «ближайшее» старое может сохраниться, превра титься из антагониста нового в его органическую часть и внутреннего помощника»2. Он предлагает принять «логику вместе», считать принци пом развития сохранение старого в снятом виде, без чего не было бы развития, а лишь простая замена одного другим (выше мы исходили как раз из такого посыла при анализе различий между нацией и этносом).

Применительно же к глобализации М.В. Ильин уточняет, что «на де ле так называемая смена эпох… фактически означает появление нового Энциклопедический социологический словарь / По общ. ред. академика РАН Г.В.

Осипова М., ИСПИ РАН, 1995. С.209.

Ильин М.В. Новая жизнь традиционных укладов // Мегатренды мирового развития / Отв. ред. М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев;

Центр исследований постиндустриального обще ства. М.: Экономика, 2001. С. 276.

Национальное государство в условиях глобализации не вместо, а вместе со старым, которое при этом, естественно, преобра зуется и преображается». То же касается и появления наций, которые формируются внутри, а значит вместе с цивилизациями, и «перерабаты вают уже сослужившие им службу «оболочки», старые формы, в некие новые институты»1.

Следующий термин – «развитие» – характе Понятие ризует качественные изменения объектов, «развитие».

появление новых форм бытия, существова ния различных систем, сопряженное с преобразованиями их внутренних и внешних связей2, движение от низшего к высшему (по восходящей линии), движение от старого качественного состояния к новому, более высокому, процесс обновления, рождения нового, отмирания старого3.

На основании вышесказанного можно дать следующее определение политическому развитию: это процесс, в ходе которого происходят существенные количественные и качественные изменения в политической сфере или отдельных ее компонентах – политических отношениях, институтах, групповых и публично организационных структурах. Можно согласиться, в этой связи, с А.А. Дегтяревым, который утверждает, что термин «политическое развитие» в определенной мере является производным от категории «политическое изменение»4. понятия «изменение» и «развитие» хотя и однопорядко Между тем, вые, взаимообусловленные, но не тождественные. Если изменением можно назвать любые метаморфозы объекта, то при развитии объект качественно меняется, проходят некоторые сущностные, содержатель ные процессы, меняющие его внутреннюю морфологию и приводящие к совершенствованию природы последнего. Отличие данных терминов подтверждается и неодинаковым значением, вкладываемым в них кон кретными теориями.

Существенный смысл для анализа современных политических про цессов имеет также замечание М. Пешкова, который говорит об изме нении методологической позиции в исследовании развития: «от акцента на структурных аспектах фокус переместился на характеристику аген тов и субъектов развития или – говоря по-иному – структурный подход сменился подходом акторогенным и, более конкретно, внимание с ин ституциональной стороны государства сместилось на группы госме Там же. С. 277.

Современный философский словарь / Под общ. ред. д. ф. н. профессора В.Е. Кемеро ва. М.: ПАНПРИНТ, 1998. С. 729.

Энциклопедический социологический словарь / По общ. ред. академика РАН Г.В.

Осипова. М.: ИСПИ РАН, 1995. С. 623.

Дегтярев А.А. Основы политической теории: Уч. пособ. М.: Высш. шк., 1998. С. 88.

Алексей Блинов неджеров (в широком смысле слова»1.

Другим ключевым понятием является «ин Понятие «институт»

ститут», который определяется по-разному:

и институциональный от «совокупности государственных и обще подход.

ственно-политических органов и организа ций, связанных между собой одной или несколькими функциями, обес печивающих сплоченность общества как системы и властью распреде ляющих ценности» до «упорядоченных и формализованных социально политических отношений», и даже системы нормативного порядка, стандартов и «правил игры»2. В данной работе под институтами будут пониматься, прежде всего, формальные институты, установленные и закрепленные правом (например парламентаризм, федерализм и т.п.).

Институты, их роль, а также их взаимосвязь рассматривается в рам ках институционального подхода3. Основными проблемами для данного подхода являются институционализация политических отношений;

оп тимальное сочетание и набор тех или иных институтов в рамках одной институциональной модели;

функционирование политических институ тов и их роль в обществе в качестве механизмов социально политического контроля.

Существуют различные трактовки определения круга ключевых ин ститутов для описания структуры политической системы.

Так, С.Г. Кирдина предлагает для исследования происходящих поли тических процессов пользоваться понятием неоинституционального подхода «институциональная модель общества», которая представляет собой совокупность базовых институтов конкретного общества. По ее мнению, в отличие от институциональной структуры, институциональ ная модель описывает не всю совокупность тех или иных институтов, а систему основополагающих, внутренне взаимосвязанных и взаимообу словленных «правил игры», составляющих остов, скелет всей институ циональной структуры того или иного общества. Среди таких институ тов она называет следующие (выделение по характеру осуществляемых ими функций): территориальное устройство государства;

принципы ор ганизации и взаимодействия центральной и региональной властей;

по Пешков М. Государство как агент развития: старые и новые «вызовы» / Выступле ние на заседании «круглого стола» «Место и роль государства в процессе развития» // Международная экономика и международные отношения. 1998. № 12. С. 88.

Зарубежная политология: Словарь-справочник / Под ред. А.В. Миронова, П.А. Цы ганкова. М.: Соц.-полит. журн., Независимый открытый университет, 1998. С. 216.

Vide: Goodin R.E. Institutions and Their Design. In: The Theory of Institutional Design.

Cambridge University Press 1996.;

Offer C. Designing Institutions in East European transitions.

In: The Theory of Institutional Design. Cambridge University Press, 1996.

Национальное государство в условиях глобализации рядок формирования государственных органов;

порядок принятия ре шений;

способ контроля за деятельностью государственных органов1.

В последнее время широко используется по Понятие нятие «институциональный дизайн»2. Се «институциональный дизайн». мантика слова «дизайн» (от англ. design) разнообразна и может выражаться в таких значениях, как замысел, план, проект, планирование, конструкция и мо дель. Под институциональным дизайном можно понимать определен ный набор, внутреннее сочетание и структурирование политических институтов, при котором отдельно взятая политическая система во внешней среде получает законченное выражение и воспринимается как единое целое. В этом смысле понятия «институциональный дизайн», «институциональная модель» и «институциональная конструкция» вы ступают в качестве синонимов.

При использовании понятия «политическая система общества» мы будем под последней понимать «целостную, упорядоченную совокуп ность политических институтов, политических ролей, отношений, про цессов, принципов политической организации общества, подчиненных политическим, социальным, юридическим, идеологическим, культур ным нормам, историческим традициям и установкам политического режима конкретного общества»3.

Политическая система объединяет «организацию политической вла сти, отношения между обществом и государством, особенности проте кания политических процессов, включающих институционализацию власти, состояние политической деятельности, характер политического участия, не институциональных политических отношений»4.

Основными глобальными тенденциями в Концепция новейшее время стали демократизация (в политической политической сфере) и либерализация (в транзитологии.

сфере экономики). Данные процессы явились следствием таких глубоких изменений как кризис тоталитарных и авто ритарных политических режимов, демократизация политических систем и развитие наций. Процессы поставторитарной трансформации, прохо дящие с конца ХХ века, стали новым явлением в политической жизни Кирдина С.Г. Институциональная модель политической системы России // Куда идет Россия?: Кризис институциональных систем: век, десятилетие, год / Под общ. ред. Т.И.

Заславской. М.: Логос, 1999. С. 79.

Vide: The Theory of Institutional Design. Cambridge University Press, Политология: Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост. Ю.А. Аверьянов. М.:

Изд-во Моск. коммерч. ун-та, 1993. С. 273.

Там же.

Алексей Блинов всего международного сообщества. И этот переход, и связанные с ним социальные и политические изменения стали рождать новый класс про блем, обусловленных крушением авторитарных, и в частности, комму нистических режимов.

Эти процессы пытается объяснить концепция «политической транзито логии». В 1980–1990-х гг. проблемы демократического перехода разра батывались А. Пшеворским, Ф. Шмиттером, Х. Линцем, С. Хантингто ном. Появившись в 1980-е годы, она концентрировала свое внимание на проблемах перехода стран с тоталитарными и авторитарными режима ми к демократии. Демократизация и либерализация становились для нее главной целью изменений и предметом исследований.

Под «политическим переходом» в науке понимаются такие социаль ные и институциональные преобразования, которые заключаются в трансформации одних качественных состояний системы в другие. В рамках транзитологии он означает социальные и институциональные преобразования, связанные со сменой автократических и тоталитарных режимов на демократические способы управления.

Среди слабых мест транзитологии можно выделить ярко выражен ную идеологическую направленность, заключающуюся в рассмотрении любых институциональных изменений как результата целенаправленно го воздействия. Именно целенаправленный и полностью рациональный характер реформ является одним из главных аргументов критиков кон цепции транзитологии, не учитывающей иррациональные моменты и культурные особенности национальных ситуаций – «стран-импортеров»

новых образцов переустройства общественной жизни. В этой связи ре форматоры скорее исходят из желаемого, а не действительного, стара ются не принимать во внимание отсутствие глубинных предпосылок, создающих возможность для коренных преобразований в стране.

Многие исследователи процесс демократи Концепция зации связывают с модернизацией тех или модернизации.

иных обществ. Например, А.И. Ковлер счи тает, что «как правило, демократизация бывает вызвана глубоким внут ренним кризисом экономических, политических структур общества, изношенностью идеологии или системы ценностей и поэтому напрямую связана с проблемами модернизации и является ее инструменом»1.

М.В. Ильин также указывает на закономерный характер усиления современной составляющей в мире, вытеснение традиционализма мо дерностью. Одновременно он видит в этом «ведущий конфликт и сущ Ковлер А.И. Кризис демократии? Демократия на рубеже XXI века. М.: ИГП РАН, 1997. С. 65.

Национальное государство в условиях глобализации ностное противоречие глобализации, исчерпание которых возможно лишь с ее завершением и переходом в новую, для нас невообразимую фазу развития, состоят в разрыве между кажущимися «лидерами» – на родами и месторазвитиями самобытной, на собственной основе осуще ствляемой модернизации (Евро-Атлантика), так сказать, «экспортера ми» модернизации – и «третьемировскими ведомыми», «импортерами»

модерна»1.

Концепция модернизации также является одним из влиятельных теоретических направлений и представлена в лице Ш. Айзенштадта, Д.

Аптера, У. Ростоу и др.

Для объяснения политических изменений Концепция неоинституционализма. большой научный интерес представляет концепция неоинституционализма. Провоз глашая самостоятельную значимость политических институтов, в отли чие от институционального подхода (где постулировалась изначальная зависимость политических институтов от экономики), неоинституцио налисты исходят из того, что эффективность и устойчивость политиче ской системы зависят от самих политических институтов, их качества и умелой институциональной конструкции, дизайна2.

В этой связи успехи западной демократии объясняются, в первую очередь, наличием эффективных и действенных политических институ тов, демонстрирующих свою функциональность и способность к адап тации в быстро меняющихся условиях социальной жизни.

В политологии и науке международных от Школа международной ношений выделяют следующие теоретиче политической ские школы, исследующие процессы глоба экономии.

лизации3: экономическую социологию;

шко лу международной политической экономии (исходит из возросшей роли экономических вопросов в межгосударственных отношениях);

экологи ческое направление (подчеркивая ограниченность природных ресурсов и восстановительной способности природы, сторонники данной школы настаивают на кардинальном пересмотре экономических подходов, на необходимости более полного учета взаимодействия окружающей сре ды – социальной и природной – и развития хозяйственной сферы).

Ильин М.В. Новая жизнь традиционных укладов // Мегатренды мирового развития / Отв. ред. М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев;

Центр исследований постиндустриального обще ства. М.: Экономика, 2001. С. 283.

Goodin R.E. Institutions and Their Design. In: The Theory of Institutional Design. Cam bridge University Press, 1996. P. 10.

См., напр.: Коллонтай В.М. Эволюция западных концепций глобализации// Между народная экономика и международные отношения. 2002. № 1, 2.

Алексей Блинов Одним из базовых и первоначальных мето Миросистемный и дологических подходов для анализа процес цивилизационный сов глобализации стал миросистемный ана анализ.

лиз И. Валлерстайна, представляющий мо дель мира как совокупность трех систем: центра, периферии и полупе риферии. По словам И. Валлерстайна, «развитие» – термин, получив ший широкое распространение в области социальных наук и публичной политики начиная с 50-х годов прошлого века в качестве прямого по следствия политического появления так называемого третьего мира1.

В качестве возможного методологического подхода применительно к данным явления уместно также использовать цивилизационной анализ (П. Сорокин, А. Тойнби, С. Хантингтон, О. Шпенглер, Н. Элиас и др.).

Один из известных (но и больше всех критикуемых) специалистов в данной области, С. Хантингтон понимает под цивилизацией культур ную общность наивысшего ранга, самый широкий уровень культурной идентичности людей, которая определяется наличием общих черт объ ективного порядка, таких, как язык, история, религия, обычаи, институ ты, а также субъективной самоидентификацией людей2. По его мнению, облик мира в значительной мере станет формироваться в ходе взаимо действия семи–восьми крупных цивилизаций, а основные конфликты будут вестись вдоль «линий разлома» между ними.

Полное несогласие с концепцией С. Хантингтона, как примером крайне политизированного восприятия феномена культуры, демонстри рует Я.Н. Питерсе, который предлагает формулу кросскультурного смешения вслед за утверждением Э. Смита о гибридном характере гло бальной культуры.

Думается, что диалогический характер межкультурного взаимодей ствия, построенный на цивилизационном консенсусе (или компромиссе) содержит в себе огромный стабилизирующий потенциал, реальный ме ханизм разрешения возможных конфликтов. В процессе демократиза ции, одной из ведущих тенденций, задачей глобализирующегося мира должно стать укоренение навыков и образцов соответствующего конст руктивного поведения, направленное на смягчение острых противоре чий, при одновременном использовании потенциала противоречий для развития.

Цивилизация, как отмечают Е.Б. Рашковский и В.Г. Хорос выполня ет несколько взаимосвязанных функций: несет с собой начало объеди Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / Пер. с англ. П.М. Кудюкина. Под общ. ред. канд. полит. наук Б.Ю. Кагарлицкого. Спб.: Универ ситетская книга, 2001. С. 208–226.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. 1994. № 1. С. 34.

Национальное государство в условиях глобализации нения, универсальности;

создает условия для такого уровня развития, на котором достигается и прогрессирует дифференциация внутри общества – социальная, профессиональная, политическая;

обеспечивает преемст венность в исторической эволюции, механизмы, скрепляющие социум (именно на базе этой преемственности происходят изменения, осущест вляется развитие)1.

«Строительным материалом» цивилизаций являются нации (прото цивилизации), которые их и создают. Поэтому от вклада конкретной нации (или их совокупности) в процесс цивилизационного развития зависит не только внешний облик и особенности внутреннего строения конечного «продукта» – цивилизаций, но и положение первых – наций.

С конца XX в. человечество уже столкнулось Концепция с беспрецедентным по масштабам и возмож устойчивого ным последствиям кризисом самообеспече развития.

ния (в первую очередь, нехваткой водных и энергетических ресурсов), выразившимся в противоречиях между рас тущими потребностями в природных ресурсах и невозможностью био сферы обеспечить эти потребности.

Возникла реальная угроза жизненно важным интересам будущих по колений всего человечества. Смягчение и разрешение сложившихся противоречий возможно только в рамках стабильного социально экономического развития, не разрушающего своей природной основы, биосферной согласованности.

Инициаторами анализа «пределов роста» считаются разработчики докладов Римского клуба – авторитетной международной исследова тельской площадки2. Последующее развитие данной проблематики свя зывают с серией конференций ООН по окружающей природной среде и развитию, на которых представители почти всех государств принимали программы всемирного сотрудничества в целях достижения гармонич ного взаимодействия человечества с окружающей природой, обеспече ния качественно нового – устойчивого – развития цивилизации в XXI в.3.

По мнению разработчиков концепции, именно философия устойчи вого развития поможет наполнить идейным содержанием и поднять на Рашковский Е.Б., Хорос В.Г. Мировые цивилизации и современность (к методологии анализа) // Международная экономика и международные отношения. 2001. № 12. С. 37.

Самым известным докладом Римского клуба является коллективное исследование группы Д. Медоуза. См.: Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рэндерс Й., Беренс II В. Пределы рос та. М.: Издательство Московского университета, 1991.

См., напр.: Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию: Пове стка дня на XXI век // URL: http://www.un.org/russian/documen/declarat/declarat.htm.

Алексей Блинов качественно новый уровень не только внешнеполитические отношения между государствами, но также и внутриполитические. Концепция ус тойчивого развития стала не только и не столько кампанией борьбы за экологию, сколько новой социально-культурной парадигмой, образом мышления конца XX в., предусматривающим всеобщую рационализа цию жизни людей и скоординированные действия во всех сферах жизни общества: экономической, социальной, политической, правовой.

Необходимым условием такого развития, как свидетельствует опыт развитых стран, является формирование открытого общественного уст ройства, включающего триаду рыночного хозяйства, гражданского об щества и правового государства1.

Среди базовых принципов концепции сформулирован стандарт, по которому деятельность, ведущаяся под контролем одной страны, не должна причинять ущерба окружающей среде других государств или районов, находящихся за пределами ее национальной юрисдикции.

Русская идея: демократическое развитие России. М.: Российский научный фонд, 1996. С. 32.

Национальное государство в условиях глобализации ГЛАВА II.

СОСТОЯНИЕ, ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ § 2.1. Национальное государство как форма организации публичной власти на современном этапе развития общества П о словам М.В. Ильина, «возникновение современной государст венности связано не только с такими приметами, как утвержде ние суверенитета и очерченной четкими границами государст венной территории, но с возникновением новой эволюционной формы существования человечества – наций»1. А само национальное государ ство рассматривается – по крайней мере в Европе – как необходимая ступень государственного развития народов2.

Ключевым признаком национального госу Суверенитет как дарства является суверенитет, изменения в ключевой признак содержании которого стали в последнее время национального основой утверждений ряда исследователей о государства. кризисе государства и даже об уходе этого ин ститута со сцены истории за ненадобностью3.


По образному выражению К.В. Арановского, «суверенитет – есть правовая основа бытия государства как юридически значимой едини цы»4. Суверенитет является для государств тем же условием, критерием формального равенства, как и право для людей.

В то же время реальная жизнь подтверждает далеко не равный пра вовой статус государств в зависимости от их участия в каком-либо ре гиональном союзе, нейтралитета, обладания ядерным оружием или Ильин М.В. Слова и смыслы: Опыт описания ключевых политических понятий. М.:

РОССПЭН, 1997. С. 241.

Бруннер Г. Национальные государства и право на самоопределение: никакой связи?

// Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С. 165.

Например, в свое время много шума наделала книга Ф. Фукуямы «Конец истории».

Арановский К. В. Суверенитет в системе федеративных отношений // Право и поли тика. 2000. № 1. URL: http://www.law-and-politics.com/paper.shtml?a=1_2000&o =27347.

Алексей Блинов уровня экономического развития1. Поэтому, исходя из определения В.

Дзодзиева, суверенитет в современном мире является скорее возможно стью принимать окончательные решения во внутренней и внешней по литике и осуществлять их с помощью принуждения2.

Рассмотрение суверенитета (состояния независимости субъекта), и, следовательно, выяснение его источника и носителя нередко ставит пе ред исследователем справедливый вопрос о разграничении суверенитета государства, народа и нации3.

Суверенитет государства (независимость и верховенство публичной власти в решении внутренних и внешних проблем) производен от суве ренитета народа. Последний в форме народовластия выступает право вым основанием всего государственного, в то время как государство использует делегированные народом полномочия для проведения от его имени и в его интересах (если оно, конечно, демократическое) незави симой политики в сфере внешних и внутренних сношений.

Но здесь возникает коллизия: насколько государство может быть не зависимым во внутренних делах (вопрос о мере возможного) по отно шению к тому же народу? Где предел соподчиненности? Может быть, наделив единожды государство (а вместе с ним и аппарат публичной власти, политически активный класс) правом ведения общих дел, народ поступается и определенной степенью своей правосубъектности?

С пониманием суверенитета нации еще сложнее. Например, М.В.

Баглай отрицает юридическое содержание национального суверенитета, отождествляемого с «полновластием нации» (в этническом значении) или правом нации на самоопределении, и одобряет приоритетный ха рактер принципа территориальной целостности государств4. А вот В.А.

Четвернин, наоборот, думает, что «не может быть никаких юридических аргументов против политического самоопределения любой, даже самой малочисленной, нации»5, кроме прав человека и прав других наций.

Кудряшов С. М. Новые тенденции развития права международной правосубъектно сти // Право и политика. 2000. № 8 // URL: http://www.law-and-politics.

com/paper.shtml?a=8_2000&o=528548.

Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России. М.: Ad Marginem, 1996. С. 271.

См., напр.: Барциц И.Н. Категория «суверенитет» в правовой теории и практике Рос сийской Федерации. Дисс. канд. юрид. наук. М.: РАГС, 1995;

Баглай М.В. Конституцион ное право Российской Федерации: Учеб. для юрид. вузов и факультетов. М.: НОРМА – ИНФРА-М, 1998.

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб. для юрид. вузов и факультетов. М.: НОРМА – ИНФРА-М, 1998. С. 104.

Четвернин В.А. Понятия права и государства. Введение в курс теории права и госу дарства. М.: Дело, 1997. С. 9.

Национальное государство в условиях глобализации Действительно, если под нацией понимается этнос, то его нельзя рассматривать в качестве источника суверенитета: этнический подход в политике доказал свое полное историческое поражение – «этнифика ция» мира ведет к бесконечным конфликтам. Этническую компоненту мы не можем считать источником суверенитета еще и потому, что, сле дуя чисто эмпирическому наблюдению, число государств (а тем более наций) в сотни раз меньше количества ныне существующих этносов.

Но если под нацией понимать политическую общность, то притяза ния на защиту национальных интересов, самостоятельный выбор буду щего или отстаивание внутреннего единства вполне оправданы и могут быть реализованы исключительно через комплекс суверенных прав:

политическая нация вполне вписывается в юридическое измерение су веренитета. В известных пределах государственный суверенитет совпадает с суверенитетом нации: государство является выразителем и лицом нации.

Не менее значимым, чем суверенитет для Территориальное национального, да и вообще государства яв измерение ляется территориальное измерение (С.Н. Ба национального бурин, В. Дзодзиев, А. Дьекофф, К. Жафре государства.

ло). В современных условиях роль террито рии, также как и территориальной принадлежности (принцип jus soli – «право почвы»), выступает в качестве определяющей характеристики национального государства.

В этом смысле принцип jus soli важнее и существеннее для опреде ления принадлежности к той ли иной нации (а тем более гражданству), чем принцип jus sanguinis («право крови»). Это подтверждается законо дательным закреплением практики, при которой факт рождения на тер ритории данного государства или длительного проживания становится решающим для процедуры натурализации.

В то же время ряд ученых считает, что упадок территорий (умень шение привязанности человека к определенной территории, уменьше ние значения материальных ресурсов в связи с увеличением роли ресур сов интеллектуальных) – самый чувствительный удар по национально му государству1. Происходит фактическое размывание «территориаль ного сознания», «виртуализация» государственного пространства. Его одновременная глобализация и локализация стали двумя ключевыми характеристиками новой эпохи.

Нельзя не признать наличия содержательных моментов в подобном Дьекофф А., Жафрело К. От государства-нации к постнационализму? // Мировая по литика и международные отношения в 1990-е годы: взгляды американских и французских исследователей: Пер. с англ. и фр. / Под. ред. М.М. Лебедевой и П.А. Цыганкова. М.:

МОНФ, 2001. С. 167.

Алексей Блинов рассмотрении проблемы: территория для национального государства не только пространственно-географическая, страноведческая характери стика (земельный надел), это еще и духовно-историческое измерение, заключенное в таких надповседневных, сугубо значимых для существо вания нации смыслах, как родина, отечество, патриотизм, наследие предков.

Важен момент долговременного «врастания», естественного освое ния четко осознаваемого жизненного пространства со стороны многих поколений: территорию не продают, она не предмет торга – за нее гиб нут и умирают, она есть наследуемое достояние. Поэтому территория как один из идентифицирующих нацию символов является своего рода последним Рубиконом и для национального государства в споре о суве ренитете при прочих критериях его наличия: экономического, полити ческого, правового и культурного измерений независимости. Неотъем лемый элемент государства вообще, территория для национального го сударства становится сферой, в которой реализуются наиважнейшие, витальные потребности данного общества.

Территория государства с процессами глоба Миграционные лизации перестает быть только характери процессы и стикой его физического пространства, за пространственная ключенного в установленных географиче проницаемость мира.

ских границах. Она приобретает качества символической экспансиональности (с совершенно конкретными ре зультатами), описываемой по формуле «расширение без присоедине ния», когда административно-территориальная карта мира остается не изменной, а вот пространство политического, экономического, инфор мационного и культурного влияния подвергается существенному пере смотру. Это выражается в практике распространения (фактически по принципу имперской политической системы) национальных интересов ряда государств, далеко выходящих за пределы их территорий (напри мер это отражено во внешнеполитической доктрине США).

Одним из главных признаков глобализации является пространственно географическая проницаемость мира, досягаемость даже самых отда ленных его участков. Мир становится межграничным пространством транспортных артерий и узлов, и активная «включенность» современ ных государств в этот мировой поток передвижения людей, товаров и сырья также является условием как их конкурентоспособности, так и обеспечения высокой степени мобильности внутри государства, в пер вую очередь населения.

В этой связи одним из важнейших условий появления и укрепления национального государства является свободное перемещение лиц, бес Национальное государство в условиях глобализации препятственная внутренняя миграция на всей территории страны.

Но со временем, считает С. Сассен, будет происходить превращение государства из публичной организации народа, нации в корпорацию по управлению территорией, что уже сейчас проявляется и через относи тельную прозрачность государственных границ, и через проистекаю щую вследствие этого миграцию населения1.

Реальная потенциальная возможность (экономическая доступность) перемещения, свобода выбора места жительства и отсутствие полицей ского контроля (разрешительного порядка) – важная и непременная предпосылка создания национального государства, а массовая миграция людских потоков, свободный рынок труда (в зависимости от потребно сти тех или иных территорий страны в необходимых рабочих ресурсах) – экономического подъема государства.

Искусственное же торможение данного процесса позволяет остано вить как развитие национального государства, единения нации (ощуще ние изолированности приводит к развитию сепаратистских настроений, ведет к разобщенности государства и раздробленности его территорий), так и национальной экономики.


В какой-то степени решить проблему пространственно- территори альных разрывов, конечно, можно созданием единого информационного поля страны – пространства символической солидарности. Но несоот ветствие виртуальной реальности фактам обычной жизни, постоянное стремление выдавать желаемое за действительное неизбежно ведет к непредсказуемым последствиям, резкому опрокидыванию искусственно смоделированной ситуации из-за непреодолимых противоречий, нарас тающих с кумулятивным эффектом.

В то же время правила либеральной миграционной политики не должны применяться по аналогии к внешней иммиграции, которая дей ствительно способна «взорвать» нынешнюю политическую структуру мира путем варваризации развитых стран. Пополнение населения за счет иммигрантов ставит перед принимающим государством среди ос новных такую проблему, как нежелание въезжающих интегрироваться в общество.

Важную роль в формировании единства на Значение ции играют органы представительной вла политического представительства. сти, институт парламентаризма. Националь ный парламент выполняет не только законо творческую функцию – это главная публичная, политическая, дискусси онная «площадка» страны, направленная на согласование многовектор Sassen S. Globalization and Its Discontents. N. Y., 1998. P. 5–30.

Алексей Блинов ных и разнонаправленных общественных интересов, выработку ком промиссных решений по различным спорным вопросам государствен ного развития.

Роль парламентаризма в мире постоянно растет: он становится сред ством преодоления кризисов легитимности государственной власти, позволяет их преодолевать через процедуру выборов, утверждение со става правительств, принятие бюджета и т.п. во избежание неконтроли руемого возникновения первых вне стен представительного органа1.

Национальное государство – это еще и эф Проблема фективный политический инструментарий национальных решения этнических, религиозных и куль меньшинств.

турных проблем в обществе, связанных с различными проявлениями нетерпимости, отчуждения и экстремист ских настроений – самыми примитивными формами социальной иден тификации, характеризующими первоначальный опыт «освоения»

людьми мира на заре человеческой истории.

Жесткое разделение, «маркирование» социального пространства на «своих» и «чужих», неприятие «иного» несовместимы с духом много образия и многовариантным строением мира. Нас данный аспект инте ресует для понимания проблемы существования этнических мень шинств в современных национальных государствах, мультиэтнических по своей сути. Маргинализация национальных меньшинств, неспособ ность к нормальной интеграции в существующую среду может привести к дезинтеграции, разгосударствлению и последующему распаду нацио нального государства, а также необратимой и бесконечной миниатюри зации, сужению этнических групп по принципу «цепной реакции» со всеми вытекающими из этого последствиями.

Современное национальное государство снимает данное противоре чие в процессе многоуровневой идентификации индивида путем пре доставления ему возможности множественного самовыражения, права одновременного пребывания в различных социальных ролях и рефе рентных группах.

Существование этнокультурных меньшинств выводит нас на затра гиваемый П. Розанваллоном вопрос о связи между идеей нации и идеей однородности, «ибо исторически нация не связана с какими-то природ ными вещами. И в этом смысле существуют не только разные нации, но и разные пути, ведущие к выработке коллективной нормы»2.

Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М.:

РОССПЭН, 1997. С. 248.

Розанваллон П. О государстве-нации // Вестник Московской школы политических исследований. 1995. № 1. С. 111.

Национальное государство в условиях глобализации Однородность, стандартизация и тотальная Роль социокультурной унификации в процессе унификация становятся для национального государства еще одним вызовом. Э. Смит национального строительства. видит в таком преднамеренном и открытом «очернении» культур и обычаев всех групп, кроме доминирующего «гражданского большинства», причину возник новения нынешнего кризиса национального государства1.

Стремление к социокультурной адаптации и политической интегра ции в общество, заключающееся в знании государственного языка, ис тории, основных законов – не только показатель реальной готовности и желания включиться в процесс национального строительства, но и кри терий, обязательное условие предоставления формально-правового ста туса гражданина, устанавливающего систему взаимных прав и обязан ностей между личностью и государством.

Некоторые авторы придают также ключевое значение официальной языковой политике2. Правда, существуют национальные государства, в которых в качестве официального имеют хождение два и более языков, что не мешает их населению осознавать свое единство в качестве нации.

Известен опыт национального строительства в постколониальных стра нах, государственные границы которых, искусственно установленные бывшими метрополиями, исторически не совпадают с ареалом разме щения групп, однородных в лингвистическом, этнокультурном плане.

Более того, несовпадение административно-политического и этно культурного пространств, применительно как к внешним, так и внут ренним государственным пределам, является дополнительным стиму лом появления надэтнических, надкультурных оснований. В то же вре мя чрезмерное языковое многообразие, безусловно, создает определен ные препятствия для формирования современных наций.

Насколько национальное государство отвечает требованиям и инте ресам большинства населения, насколько согласуются эти требования с интересами властной элиты? Пролить свет на этот вопрос помогает концепция национального интереса. Осознанные национальные интере сы сегодня являются непременным атрибутом государства. В соответст вии с философской трактовкой, под интересом понимается психическое переживание индивида по поводу того, что для него важно, привлека тельно, ценно. Наибольшее применение концепция национального ин Smith A.D. Nations and Nationalism in a Global Era. Cambridge: Polity Press, 1995. P.

101.

Кимлика У. Этнический нейтралитет государства не только нереален, но и нежелате лен // Национальные отношения в полиэтнических государствах: Реф. бюлл. № 1 (37).

2001. М.: РАГС, 2001.

Алексей Блинов тереса получила в рамках теории политического реализма.

В числе обязательных признаков национального государства можно назвать и «политическое и юридическое равенство людей независимо от их этнической принадлежности, так же, как и право каждого этноса на культурную самобытность»1, а и равным образом участие граждан (подданных) в процессе государственного управления непосредственно и через представителей.

Это обусловлено тем, что во многом именно через выборы – прямой акт демократического участия в «делах государства» – подтверждается не только легитимность политической власти, но и происходит едине ние нации, сплочения в процессе всеобщего волеизъявления вокруг тех или иных лидеров, партий и политических идеологий. Как справедливо отмечает Л.М. Дробижева, «легитимность власти, достигаемая на осно ве свободных и честных выборов, означает единство жителей республи ки, желание ее граждан различной этнической принадлежности добро вольно жить вместе»2.

Связь между Взаимосвязь между легитимностью и уста легитимностью и новлением национально-государственного установлением порядка, понимаемого в веберовской теоре национально- тической традиции – рациональном ключе – государственного имеет исключительное значение в ряду зако порядка. номерностей современной теории государства.

Классическое определение легитимности принадлежит М. Веберу. Оно применяется им для характеристики соци ального порядка, обладающего престижем, в силу которого включенные в него индивиды признают его в качестве справедливого и выражают добровольное согласие на подчинение. Если «фактическая ориентация на максимы происходит хотя бы отчасти (то есть в той степени, в какой она может играть практическую роль) потому, что они считаются зна чимыми для поведения индивида, то есть обязательными для него, или служат ему образцом, достойным подражания», то в этом случае, по М.

Веберу, стоит говорить о значимости социального порядка для индиви да, а значит и возможности ориентации на него, как на легитимный3.

Это «эмпирическая» легитимность социального порядка, связанная с Гусейнов А.А. Национальная фаза государственной истории / «Круглый стол» «На циональное государство: теория, история, политическая практика // Полиc. 1992. № 5–6.

С. 18.

Дробижева Л.М. Возможность либерального этнонационализма // В кн.: Реальность этнических мифов / Под ред. А. Малашенко и М.Б. Олкотт;

Моск. Центр Карнеги. М.:

Гендальф, 2000. Аналитическая серия. Вып. 3. С. 83.

Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 637.

Национальное государство в условиях глобализации его фактической «значимостью» для социального поведения людей (в отличие от «нормативной» (легальности), характеризующейся его фор мальным соответствиям законам страны)»1. Таким образом, легитим ность – это свойство не самого социального порядка, а совокупности фактических представлений о нем. Далее М. Вебер указывает на спосо бы, которыми обусловлена регулярность социальных поступков, а сле довательно, легитимность порядка.

Легитимность может быть гарантирована внутренне: чисто аффек тивно (эмоциональной преданностью), ценностно-рационально и рели гиозно (следованием традициям);

и (или только) внешне: «условно стью» (возможностью общественного порицания) и «правом» (возмож ность морального или физического принуждения со стороны особой группы людей). В связи с этим М. Вебер различает четыре типа леги тимного порядка в зависимости от характера мотиваций тех, кто ему подчиняется: аффективный, ценностно-рациональный, религиозный и определяемый заинтересованностью (целерациональный).

Опираясь на методологию социологического нормативизма, Вебер различает три «чистых» типа легитимного господства (понимаемого как «шанс встретить повиновение определенному приказу») в зависимости от трех основных (возможных) «мотивов уступчивости», повиновения.

Легальный тип, где основа подчинения – соображения интереса, целе рациональные действия, установленные законы. Воплощением данного типа господства Вебер считает бюрократию, сила которой заключается в наличии специального образования, компетентности, а наибольшее распространение этот тип получил в странах с так называемой западной моделью капитализма. Традиционный тип основан на вере в издавна существующие порядки и установления, чувстве преемственности, а харизматический – на чувственно-эмоциональном восприятии, вере в экстраординарные, внеобыденные качества вождя.

Важная заслуга в изучении данного феномена принадлежит также представителям функционального подхода (Б. Вестле, Д. Истон, С. Лип сет, Т. Парсонс, Э. Шиллз), феноменологии (А. Щютц, Т. Лукман, П.

Бергер), представителям франкфуртской школы (Ю. Хабермас).

Причины кризиса Обратимся к концепции С.М. Липсета, цен легитимности. ность которой состоит в выявлении причин кризиса легитимности и в рассмотрении по нятия «легитимность» через критерии эффективности (также одной из базовых аналитических категорий). Определяя легитимность как «спо Давыдов Ю.Н. и др. Очерки по истории теоретической социологии XX-го столетия (от М. Вебера к Ю. Хабермасу, от Г. Зиммеля к модернизму). М.: Наука, 1994. С. 81.

Алексей Блинов собность системы формировать и поддерживать у людей убеждения в том, что существующие политические институты являются наилучшими для данного общества»1, он связывает кризис легитимности, по сущест ву, с «кризисом изменений», возникающим вследствие:

а) нарушения «упорядоченного правопреемства (когда угрозе под вергается статус главных традиционно значимых групп);

б) отсутствия доступа к политической системе главных групп в об ществе с новыми политическими требованиями (характерно для закры тых систем, усложняющих кооптацию во властную элиту).

Для того чтобы выработать легитимность, утверждает С.М. Липсет, «новая система должна на протяжении долгого времени оправдывать экспектации главных групп (на основе «эффективности»), с тем, чтобы они приобрели твердое доверие к «правилам игры», в соответствии с которыми функционирует новая система и стали принимать их как должное». Под «эффективностью» он понимает «фактическую деятель ность, ту степень удовлетворенности, с которой система выполняет ос новные функции государственного управления, как их понимают боль шинство населения и его важнейшие влиятельные группы» 2.

С.М. Липсет выделяет две разновидности эффективности: экономи ческую (выраженную в экономическом развитии, категориях «экономи ческих благ», «товаров» и «жизненных уровней») и символическую (выраженную в нематериальных понятиях, представляющих ценность для конкретных индивидов, например повышение национального престижа)3.

Выше уже говорилось, что идея националь Легитимирующее значение национального ного государства имеет повышенное легити измерения. мирующее значение. На это же обращает внимание и К. Вердери, видя в современной нации, прежде всего, «легитимирующий символ в политике»4, необхо димое условие политического участия. Объективно, нация (понимаемая как наивысший на современном историческом этапе тип надэтнической, социокультурной и политической интеграции населения), национальная идентичность и интересы стали универсальными легитимирующими Lipset S.M. Political man. The social Basis of politics. N. Y.: Baltimore, Maryland, 1981.

Р. 64.

Липсет С.М. Политическая социология // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1972. С. 206.

Там же. С. 205.

Вердери К. Куда идут «нация» и «национализм»? // Нации и национализм / Б. Андер сон, О. Бауэр, М. Хрох и др. / Пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б.

Гнедовского. М.: Праксис, 2002. С. 304.

Национальное государство в условиях глобализации основаниями верховной власти и современного государства, эмпириче ским условием политической лояльности и участия граждан. Сам же процесс легитимации национального государства напрямую зависит от состояния правового и политического сознания, экономической и со циокультурной практики народа, которые, наряду с особенностями группового менталитета, привносят необходимую индивидуализацию в процесс мирового государственного строительства, являющегося по своему характеру плюралистичным.

Определяя достижения современного государства, благодаря его «уникальной сопряженности с гомогенизирующей идеей нации», Ю.

Хабермас убежден, что «именно национальная общность породила но вый тип взаимосвязи индивидов, ранее совершенно чужых друг другу».

Более того, идея нации стала не только первой современной формой коллективной идентичности, но и послужила катализатором преобразо вания раннего современного государства в демократическую республи ку, национальное государство смогло решить сразу две проблемы: «оно учредило демократический способ легитимации на основе новой и бо лее абстрактной формы социальной интеграции»1.

Известный немецкий ученый уделяет повышенное внимание вопро сам легитимности в своих исследованиях. Поэтому он, следуя логике М.

Вебера, придававшего огромное перспективное значение рациональным началам организации публичной власти с соответствующим способом легитимации, усматривает в расширении «охвата» политического уча стия возникновение «нового уровня юридически опосредованной соли дарности граждан». Государство, по его словам, «вводя демократиче ские процедуры, в то же самое время установило себе новый светский источник легитимации»2.

Ввиду того, что национальная идея и национальное самосознание – важное средство легитимации власти, национальное государство обла дает колоссальной степенью легитимности. По Р. Штурму, «объедине ние государства и нации в национальном государстве идет на пользу государственной легитимности. Государство инкорпорирует граждани на не только формально, но и как часть своей идентичности. Только продуманное растворение нации в государстве дает ему право апелли ровать к гражданам, призывая их к защите национальных интересов Хабермас Ю. Европейское национальное государство: его достижения и пределы. О прошлом и будущем суверенитета и гражданства // Нации и национализм / Б. Андерсон, О.

Бауэр, М. Хрох и др. / Пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедов ского. М.: Праксис, 2002. С. 367.

Там же. С. 368.

Алексей Блинов всеми способами, вплоть до военного конфликта»1. В этих словах по новому понимается и смысл веберовского подхода к пониманию леги тимного господства и открывается путь к более четкому осознанию до вольно расплывчатой в эвристическом плане концепции национального интереса.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что распространение де мократических начал в современном мире неразрывно связано с про цессом становления наций, появлением национального самосознания, ставшего не только выражением новой формы социальной интеграции, но и важным этапом в появлении социально-политического феномена (со)гражданства. Безусловно, именно данный, имеющий эпохальное значение прорыв явился катализатором, мощным толчком развития структур гражданского общества – несущих основ правового государст ва, гарантией прав личности.

Неотъемлемым признаком национального Гражданское государства является гражданское общество общество (об этом мы уже говорили в первом парагра и государство.

фе первой главы), которое, будучи прямым выражением идеи нации наравне с публично-властными структурами, является одной из существенных сторон самого национального государ ства. Это означает, что без активного участия гражданского общества национального государства принципиально быть не может. В свою оче редь, зрелость гражданского общества достигается за счет сформиро ванности нации.

Желая выразить активное начало в функционировании гражданского общества, принцип политического участия, А.С. Автономов под актив ным началом понимает «конкретно-историческую форму совместной деятельности людей в сфере осуществления власти»2. Национальное государство является той идеальной конфигурацией, политико правовой формулой, которая позволяет держать в отдалении друг от друга такие близкие (по «человеческому материалу»), но разные по со держанию явления, как гражданское общество и государство. Парамет рами подобного равновесия выступают представления об «общем бла ге», сформированные на основе артикуляции и агрегирования частных волеизъявлений и интересов через отлаженную систему «обратной свя зи».

Штурм Р. Нация. Национализм // Национализм (Взгляд из-за рубежа). М., 1995. С. 5.

Автономов А.С. Правовая онтология политики. К построению системы катего рий. М., 1999. С. 216.

Национальное государство в условиях глобализации В процессе образования национального го Национальная сударства не последнюю роль играет нацио идентичность.

нальная идентичность. Будучи явлением символического характера, идентичность выступает в качестве основ ной идеологической скрепы, направленной на унификацию обществен ного сознания.

Идентичность – сложный феномен, имеющий психологическую природу, относимый к разряду ментальных, характерологических структур. Это явление субъективного характера, отражающее комплекс психических переживаний и представлений личности о принадлежности к той или иной социальной группе (нации, государству или этнической группе) и заключающееся в процессе соотнесения, отождествления себя с ее представителями по принципу «свои – чужие».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.