авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«А. БЛИНОВ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: контуры построения политико-правовой модели формирующегося глобального порядка ...»

-- [ Страница 3 ] --

Через механизм национальной идентификации мир делается много образным и мультикультурным. В то же время данная тенденция сопер ничает с другой, не менее сильной – процессом унификации имеющихся различий. Р.Г. Абдулатипов убежден, что нация граждан обретает свою идентичность не в этнически культурных сходствах, но в практике гра ждан, которые активно используют свои демократические права на уча стие в коммуникациях1.

В рамках национального государства приня Критический анализ то рассматривать так называемое право на права народов на родов на самоопределение. Данный полити самоопределение.

ческий лозунг родился в англоязычной среде и отражал опыт самоорганизации жизни населения в Северной Амери ке2. В ХХ в. концепция «права народов на самоопределение» активно применялась и была исторически оправдана в период крушения миро вой колониальной системы, но на постколониальном этапе развития вызывает неоднозначное отношение.

Спорными являются как определение народа, так и пределы права на самоопределение. Как подметил В.А. Тишков, «ученые-пропагандисты не смогли разобраться, что принцип самоопределения касается прежде всего колониальных стран и что он исключает этническую трактовку субъекта самоопределения – народа, который понимается прежде всего как территориальное сообщество»3.

Абдулатипов Р.Г. Национальный вопрос и государственное обустройство России.

М.: Славянский диалог. 2000. Гл. 3.

Авдокушин А.В., Маюров В.Г. Право наций на самоопределение необходимо конкре тизировать // Московский журнал международного права. 1999. № 3. С. 21.

Тишков В. Забыть о нации (Постнационалистическое понимание национализма) // URL: http://old.iea.ras.ru/Russian/personnel/Tishkov/forget.html.

Алексей Блинов В то же время он отмечает, что в последние годы политические фи лософы сделали радикальный пересмотр понятия «национальность» в пользу его этнокультурного (советского) смысла, что может расцени ваться как стремление использовать старую риторику в новых геополи тических целях (например движение за права «не-статусных наций», «наций без государств»).

Обращает на себя внимание внутренняя противоречивость принципа «самоопределения народов», провозглашенного в качестве одного из приоритетов ООН, но подрывающее другое, не менее важное уставное положение той же организации – нерушимость государственных гра ниц. Исторически требование самоопределения народа выводится из концепции суверенитета народа, который рассматривается в качестве единственного источника государственной власти. Коллизия между принципом самоопределения народов и нерушимостью государствен ных границ может быть рассмотрена в качестве противоречия между такими видами суверенитета, как суверенитет народа и суверенитет государства.

Если мы признаем первый вид определяющим, то принцип неруши мости границ, рассматриваемых в случае искусственно созданным барь ером и мешающих реализации более важных прав, теряет свое значение.

Такой позиции, например, придерживается и упоминаемый ранее С.

Лейкофф, считающий, что «идея государства, и вытекающая из нее идея суверенитета – это не столько необходимые категории политической реальности, сколько искусственные исторические конструкты, призван ные обслуживать потребности прежних времен»1.

П. Розанваллон, размышляя об успехе европейской интеграции, тоже считает, что без понятия суверенитета в плюралистическом смысле единая Европа будет невозможной, и ставит вопрос о преодолении го сударства-нации, его плюрализации, ибо, на его взгляд, такие понятия, как «нация», «суверенитет», «всеобщая воля» не позволяют выйти за рамки размышлений о государстве как таковом»2.

Однако, следуя радикальным выводам концепции «мягкого» сувере нитета, мы подвергаем систему международных отношений колоссаль ной дестабилизации с легко прогнозируемыми негативными последст виями. Хотя мы не можем игнорировать и естественное стремление на родов к реализации права на самоопределение, современными способа ми которого выступают различные формы федеративной организации Лейкофф С. Оппозиция «суверенитет – автономия» в условиях федерализма: выбор между «или – или» и «больше – меньше» // Полис. 1995. № 1. С. 178.

Розанваллон П. О государстве-нации // Вестник Московской школы политических исследований. 1995. № 1. С. 111.

Национальное государство в условиях глобализации государства, культурной и территориальной автономии.

Последнее же время, по словам В. Малахова, подобное противоречие «обычно преодолевается благодаря ограниченной трактовке понятия «самоопределение». Право на самоопределение истолковывается, в пер вую очередь, как право на самоуправление, т.е. на автономное решение жизненно важных проблем того или иного сообщества»1.

В науке выделяют несколько исторических форм самоопределения, классифицируемых по типу требований:

а) антиколониальное самоопределение (население территории под колониальным правлением или чуждым господством, настаивающее на полной свободе или предоставлении большей политической власти);

б) самоопределение части государства (попытка группы в пределах существующего государства отделиться и образовать новое государство или добиться большей политической или культурной автономии в рам ках существующего государства);

в) межгосударственное самоопределение (требования групп народа, компактно расселенного в нескольких государствах);

г) самоопределение дисперсных народов (требования народов, дис персно расселенных в одном или нескольких государствах);

д) самоопределение коренных народов (требования групп, населяю щих компактные территории и ведущих традиционный образ жизни);

е) представительное самоопределение (требование населения су ществующего государства изменить его политическую структуру более представительной системой) 2.

Думается, что международное сообщество должно идти по пути бо лее сложной процедуры признания новых государств при наличии чет кой и точной методики присвоения соответствующего статуса несамо определившимся народам, понимаемым как демос, а не этнос.

Но если мы признаем государство главным субъектом, актором ме ждународных отношений, то, следуя логике данного выбора, необходи мо признать второстепенную роль народа. Считая национальное госу дарство определенным этапом государственного развития, мы полагаем, что оно приходит на смену сословному государству, но это не означает, что оно призвано ликвидировать в обществе социальные различия, – что в принципе недостижимо (если речь не идет об утопической теории).

Малахов В. Символическое производство этничности и конфликт // Язык и этниче ский конфликт / Под ред. М. Брилл Олкотт и И. Семенова;

Моск. Центр Карнеги. М.:

Гендальф, 2001. С. 133.

Йонгман А. Я., Шмид А. П. Самоопределение // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С. 178.

Алексей Блинов Одновременно национальное государство Правовой статус можно рассматривать и как альтернативу понятия «империя».

империи, располагая его на одной эволюци онной ступени (если брать в качестве классифицирующего критерия степень политической и культурной интеграции населения) с древним полисом и городом-государством, как исторически первыми формами организации территориальной политии. Среди юридических признаков империи, позволяющих позиционировать данное понятие в системе на учной номенклатуры права, можно выделить: способ образования (как правило, империи создаются в результате насильственных действий, путем присоединения территорий, которые становятся колониями), ста тус включенных в состав империи территорий (он определяется в тер минах «центр – периферия», где государство, проводящее экспансию – метрополия, – оказывается в доминирующем положении).

В политической теории, в отличие от правовой, понятие «империя»

используется давно и считается довольно содержательным термином, под которым понимается политическая система, объединяющая под началом жесткой централизованной власти гетерогенные этнонацио нальные и административно-территориальные образования на основе отношений «метрополия – колонии», «центр – провинции», «центр – национальные республики» и «окраины»1. По словам М.В. Ильина, им перский принцип организации возникает с развитием и усложнением политических систем, появлением центра и периферии, на смену же ему приходит национальное государство.

Размышления о сути империй, их природе, структуре и историче ской судьбе продолжают и поныне будоражить воображение и умы ин теллектуалов2. Для одних империи – отработанный материал истории, «пограничное» (маргинальное) понятие, для других – наивысшая стадия развития тоталитарного государства (осуществляющего насилие в от ношении как собственных подданных, так и подконтрольных террито рий – колоний), для третьих – исторически оправданная и закономерная форма государственного устройства, развивающаяся по собственным законам.

Ряд же исследователей не отрицают и возможность возврата импе рий в недалеком будущем в лоно человеческой цивилизации (так, гло бализацию можно рассматривать как идеологическую канву появления новых империй, не говоря уже о том, что для ряда исследователей она Политология: Энциклопедический словарь / Ред. и сост. Ю.А. Аверьянов. М.: Изд-во Моск. коммерч. ун-та, 1993. С. 119.

См. работы Ш.Н. Айзенштадта, М. Дюверже, М.В. Ильина, С.И. Каспэ, Г.С. Кнаюе, А. Коэна, М.А. Чешкова и др.

Национальное государство в условиях глобализации является синонимом «наивысшей степени развития империализма»), считая, что не национальное государство является следующей формой организации публичной власти после империй, а наоборот.

Как мы упоминали выше, ряд исследовате Национальное и лей национального государства (Т.А. Алек правовое государство:

сеева, У. Альтерматт) указывают на его не сравнительный разрывную связь с государством правовым, а анализ двух базовых теоретических саму концепцию национального государства считают близкой по духу «правовой метате концепций.

ории» государства.

Так, считая, что «национальное государство знаменует собой ту стадию политического развития, когда сословный принцип организации обще ственной жизни сменяется демократическим», А.А. Гусейнов видит в национальном государстве синоним государства демократического, правового1.

Соглашаясь с данным теоретическим посылом, постараемся препа рировать основные моменты, раскрывающие суть подобных утвержде ний.

1. Реальность правового государства, как и национального, достига ется в эпоху индустриального общества. Этот факт признается боль шинством исследователей и демонстрируется примером буржуазных преобразований в Европе, ознаменовавших появление не только кон цепции правового государства, но и наций.

Ключевая роль в процессе «более или менее полного воплощения принципов правовой государственности в политико-правовой действи тельности» (а в нашем случае – национальной государственности) при надлежит провозглашению формального равенства между всеми члена ми общества, их «гарантированной правосубъектности» и «правовому характеру отношений государственной власти со всеми»2.

Данное требование эпохи утверждается на фоне таких «великих из менений», в процессе которых, по словам Н. Элиаса, «люди все больше и больше освобождаются от узких, менее дифференцированных союзов и… образуют друг с другом дифференцированные государственные и, позднее, национально-государственные общества, внутри которых они соблюдают в отношениях друг с другом значительную личную дистан Гусейнов А.А. Национальная фаза государственной истории / Выступление на «круг лом столе» «Национальное государство: теория, история, политическая практика» // По лис. 1992. № 5–6. С. 17.

Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: Введение в теорию.

М, 1993. С. 65.

Алексей Блинов цию»1, фактически социум структурируется по принципу «воображае мого сообщества», описываемого И. Валлерстайном и рассмотренному нами выше.

2. Одной из главных предпосылок и правового, и национального го сударства является наличие гражданского общества. Горизонтальные структуры гражданского общества, находясь в постоянном взаимодей ствии (интерактивном, по сути) с органами государства, артикулируют свои интересы, принимая долевое участие в выработке политических решений.

3. Преимущественно рациональный (правовой) способ легитимации политической (государственной) власти.

4. Защита интересов подавляющей части общества (национальных интересов), объем потребностей которой выявляется по принципу «де мократического большинства».

5. Приоритет демократических процедур в определении и реализа ции государственных задач.

На основании этого можно заключить, что правовое государство яв ляется важной предпосылкой для образования национального государ ства. Обе концепции в виду их цивилизаторской, прогрессивной роли в эволюции общественного сознания имеют глубокое историческое зна чение. При этом связь правого государства с национальным является своеобразной институциональной гарантией, ограждающей националь ное государство от перерождения в различные формы тоталитаризма, по сути, – в негосударственность2.

Кроме того, как и в отношении правового государства (здесь мы продолжаем логику В.А. Четвернина), теория национального государст ва в отличие от общей теории рассматривает государственность лишь в ее институциональном аспекте и не занимается описанием и анализом всех реально существующих форм организации и функционирования публичной политической власти.

По аналогии с другими типами государств (правовым, социальным и пр.) национальное государство также находится в системе измерений, осями координат которой (или его основами) выступают базовые сферы человеческой жизнедеятельности.

1. Экономической основой национального государства является от крытая экономика, построенная на принципах индивидуальной свобо ды, равенства различных форм собственности и функционирующая по Элиас Н. Общество индивидов / Пер. с нем. М.: Праксис, 2001. С. 181.

Позицию, объясняющую исключительно правовую природу государства, отстаивают В.С. Нерсесянц, В.А. Четвернин и др. представители либертарного понимания государст ва.

Национальное государство в условиях глобализации законам рыночного механизма.

2. Социальную основу составляют развитые структуры гражданско го общества с довольно разветвленными горизонтальными связями и налаженным процессом «обратного обмена» с государственными орга нами, принимающие активное участие в государственном управлении.

3. Нравственной (духовной) основой выступают ценности равно правия и персональной ответственности, признание высокой роли инди видуальной свободы и способов личностного самовыражения, общече ловеческие стандарты и ценности гуманизма, религиозной свободы – все это подтверждает, что национальное государство – больше запад ный, европейский феномен.

4. В качестве базовых правовых ориентиров выступают принципы конституционности и законности;

ограничение вмешательства публич ной власти в частную сферу и наоборот;

высокое качество законода тельства, отражающего и защищающего интересы подавляющей части общества.

5. Политическая основа национального государства – демократиче ские институты, открытость и прозрачность демократических процедур;

культура консенсуса и практика решения возникающих споров в фор мальном порядке (vs. неформального, теневого).

6. Идеологическими ориентирами служат идеи сплочения нации, гражданского патриотизма и солидарности, служащие условием для национальной идентификации.

Концепция национального государства – теоретический повод к ана лизу самого широкого плана, и ее значимые моменты, бесспорно, пред ставляют интерес для современных государствоведов. Нельзя не упомя нуть о неоднозначном восприятии рядом исследователей (особенно ев ропейских интеллектуалов) самого феномена правового государства, появление критических оценок этого, казалось бы, абсолютно незыбле мого «правового идола» современности1.

Профессор Ж. Шевалье, а за ним и А.-С. Робер, например, считают, что правовое государство превратилось в доктрину, не только освобо дившуюся от юридических учений ее создателей, но и подменившую принцип демократической законности чуть ли не магической законно стью правовой нормы. Стоя на позициях антипозитивизма, они высту пают не только за большую легитимность права, восстановление под линно народного основания этого вида социальных норм, но и против чисто процессуального, формального видения демократии.

Lire: Les doctrines de l'Etat de droit // Les Cahiers franais. № 228.Оctobre-novembre.

1998;

Hamon F., Wiener C. La Loi sous surveillance. P., Odile Jacob, 1999.

Алексей Блинов Справедливости ради отметим, что и у национального государства хватает своих оппонентов, стоящих на позиции даже полного неприятия данного понятия, как и целесообразности его использования в научном обороте. Так, немецкий политолог М. Лауэрман считает термин «на циональное государство» (national-staat) оксюмороном: «обе его со ставляющие (nation – нация, staat – государство) перманентно отрицают друг друга – даже и в удавшихся национальных государствах, где, на первый взгляд, все спокойно;

причем это происходит в обоих случаях – создаются ли национальные государства «государствообразующим на родом» или же «народообразующим государством»1.

Близок к нему и В.А. Тишков, отрицающий национальное государ ство, как, впрочем, и все производное от нации: «категория «нация государство» бессмысленна с научной точки зрения и неприменима в политико-правовом смысле, это пример того, как риторика практики была возведена на уровень почти универсальной и жестко манипули руемой категории. Государство есть государство и обозначать его как «национальное» или нет – это все равно, что придавать ему обозначение цвета»2. Разделяет подобный подход и Л.С. Мамут3.

Не будем вступать в острую полемику с Характерные классиками обществоведения, но и не можем черты национального не предположить обратное, ведь политиче государства.

ские и правовые реалии мира намного слож нее даже самых точных и выверенных аналитических конструкций. А это как раз тот случай: отстаивая целесообразность научного использо вания данного понятия, мы исходим из его очевидного (и немалого) объяснительного, эвристического потенциала, возможности его исполь зования как эффективного инструмента глубокого и разностороннего политико-правового анализа. Может быть поэтому позиция полного отрицания понятия национального государства не получила до сих пор широкого признания.

С учетом изложенного, выделим следующие существенные черты дан ного политического института:

1. определяющая черта национального государства в наличии осо бой политической структуры – нации, которая обеспечивает высокий уровень согласия и стабильности в обществе, отражает существование развитой гражданской культуры и сплоченности вокруг общих ценно Lauermann M. Der Nationalstaat – Ein Oxymoron // Demokratie, Verfassung und Nation:

Die politische Integration mod. Baden-Baden, 1994. S. 33–51.

Тишков В. Забыть о нации (Постнационалистическое понимание национализма) // URL: http://old.iea.ras.ru/Russian/personnel/Tishkov/forget.html.

Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М.: НОРМА, 1999. С. 28.

Национальное государство в условиях глобализации стей и интересов. При этом нация становится «способом интеграции всех элементов гражданского общества в политическое единство – го сударство»1, самоопределение которых происходит по принципу «единство в многообразии»;

2. национальное государство выступает как полиэтническая и муль тикультурная общность людей, с высокой степенью интегрированности основных социокультурных групп;

3. характерно наличие развитого гражданского общества (с фор мальным равенством его членов) и частной сферы, не пересекаемой с государственной;

4. формирование и проведение государственной политики, отве чающей национальным интересам, устанавливаемым в результате ком промисса и выявленных посредством демократических процедур;

5. повышенное значение суверенитета национального государства, выступающего в виде органичного синтеза суверенитета народа, нации и государства;

6. постиндустриальный характер экономики, построенной на нача лах либерального капитализма и основанной на предпринимательской инициативе большого класса свободных собственников;

7. развитая и унифицированная инфраструктура внутренней комму никации (транспортной, информационной), свобода передвижения, ин тенсивность миграционных потоков, территориальная проницаемость;

8. для политического сознания характерна общенациональная идео логия (официально выраженная или неявная, но от этого не менее осоз наваемая, ясная для понимания и разделяемая большинством граждан, по поводу которой достигнут консенсус политических элит), а также единая система политических и моральных ценностей;

9. наличие официального государственного языка(ов), общепри знанной и высокочтимой государственной символики (флага, герба, гим на);

10. факт международного признания и легитимации националь ного статуса. Национальное государство – это статусная характеристи ка, присвоенная и признанная в процессе внешней и внутренней леги тимации. Но даже и не имея высокой степени сплоченности националь ного самосознания в обществе, то или иное государство рассматривает ся внешней средой как единое в политическом и культурном плане об разование, выступает в качестве одной нации. Этот парадокс метафори чески можно назвать дилеммой национальных ожиданий, когда прин Пивоваров Ю.С. Государство – state – конституция // Политическая наука. ИНИОН, 1999. № 4. С. 13.

Алексей Блинов ципиальные различия, с точки зрения составляющих данное общество групп, нивелируются и признаются несущественными внешней средой;

11. преимущественно светский характер публичной власти на фо не гарантированного права на свободу совести и религиозных убежде ний;

12. особый дизайн политических институтов, заключающийся в наличии сильного центрального правительства (в условиях как унита ризма, так и федерализма). Особенно тенденция к централизации поли тической власти важна на этапе становления национального государства.

На основании выделенных признаков национального государства можно уточнить его первоначальное определение: это такая правовая, суверенная, территориальная организация публичной власти, которая легитимно выражает и отстаивает коренные (культурные, духовные, политические и экономические) интересы обособленной и сплоченной на основе осознания своей целостности и единой исторической судьбы устойчивой общности людей – нации.

Национальное государство в условиях глобализации § 2.2. Формирование глобального порядка и его роль в процессе государственного строительства О дним из ключевых в данной главе является понятие междуна родные отношений, в рамках которых происходят основные (яв ные и латентные) политические изменения, в том числе и отно сительно сущности государства. Под международными отношениями мы понимаем особую систему коммуникационных связей, внешних ин теракций, с помощью которой государства (основные участники меж дународных отношений), а также организации, социальные группы и отдельные индивиды вступают в активное взаимодействие друг с дру гом для удовлетворения экономических, политических, правовых, ди пломатических и иных интересов. Международные отношения – это основа международного порядка.

Важное место в системе категорий науки Международный и мировой порядки. международных отношений, начиная с уче ния И. Канта и более ранних философов, принадлежит таким понятиям, как «международный порядок» и «миро вой порядок», призванных обеспечить и гарантировать стабильное су ществование народов. Изучению системы международных отношений и международного порядка посвящены труды: Р. Арона, Дж. Розенау, а также А.Д. Богатурова, А.И. Уткина, М.А. Чешкова.

Международный и мировой порядки – явления того же ряда, что и правопорядок. Они представляют собой частные проявления более ши рокого понятия социального порядка, под которым понимается нала женное состояние социальных отношений, сложившееся в процессе реализации всех существующих в данном обществе норм, или такое «содержание социальных отношений, когда поведение индивидов ори ентируется на отчетливо определяемые максимы»1, – как установил его первоначальный смыл М. Вебер.

П.А. Цыганков видит в международном порядке такое «устройство международных (прежде всего, межгосударственных) отношений, кото рое призвано обеспечить основные потребности государств и других институтов, создавать и поддерживать условия их существования, безо Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990. С. 637.

Алексей Блинов пасности и развития»1.

По его мнению, международный порядок вполне может существо вать без наличия мирового порядка, так как построен на формальных договорных началах, большей частью двухсторонних. И, напротив, ми ровой порядок, относимый к более высокому уровню регулирования, «немыслим без создания эффективных процедур межгосударственного сотрудничества, предполагающих особый международный порядок, отвечающий общим основным целям и ценностям их граждан» 2.

В юридических терминах речь идет о коллизии между правами госу дарств (взаимном уважении суверенитета) и правами человека. Слово «порядок» несет в себе один смысловой оттенок, который подразумева ет наличие не только структурной упорядоченности и баланса, но и сис тему иерархий, описываемую в терминах субординации, властвования и подчинения, что для системы международных отношений, является да леко не выдуманным фактом.

Ясно, что не существует раз и навсегда заведенного порядка: он по стоянного меняется, приобретая новые организационные формы. Осно вой современного порядка в мире является независимое, суверенное, национальное государство, конвенциально возведенное в ранг высшего международного принципа со времен Вестфальского мира. По мнению В. Соколова, образование национальных государств «представляло со бой не просто очередной этап существования определенных этносов, а акт заключения общественного договора о новом социальном по рядке»3.

В данном контексте национальное государство можно рассматривать как базовый принцип современных международных отношений. Но именно в данной «господствующей парадигме» заложены причины оп ределенного противоречия, и именно данный принцип является основа нием анархического характера международных отношений (это при знают представители так называемой школы реалистов Р. Арон, Г. Мор гентау, С. Лейкофф, К. Уолтц, Р. Гилпин др.): государства, будучи са мостоятельными акторами, не признают над собой никакой власти вы ше их собственной и действуют на основе собственного интереса.

В то же время нельзя согласиться с выводом представителей теории реализма об анархическом характере международных отношений: в ми ре достаточно власти и ее носителей и речь идет не о вакууме власти Цыганков П.А. Политическая социология международных отношений: Уч. пособ. М.:

Радикс, 1994. С. 254.

Там же. С. 255.

Соколов В. Контуры будущего мира: нации, регионы, транснациональные общности // Международная экономика и международные отношения. 2001. № 3. С. 8.

Национальное государство в условиях глобализации (безвластии), а скорее об ее избытке – многовластии. Действительно, столкновение различных международных акторов – носителей власти – является причиной повышенной конфликтности в мире.

Как раз для канализации этих противоречий, предотвращения хаоса многовластия и существуют международные отношения с системой норм международного права и международных организаций. Нации через свои территориальные организации – государства к концу II тыся челетия пришли к наиболее эффективной конструкции ведения «общих дел», передав часть суверенных полномочий надгосударственным – по сути всемирным – структурам, и тем самым сделав возможным преодо ление анархизма. Потому процедура передачи государствами части сво их полномочий на наднациональный уровень – признак не ограничения национальных суверенитетов, а их признания. Государственный суве ренитет – это самый конвертируемый политический капитал в мире.

Наиболее действенными шагами международного сообщества по преодолению имманентной конфликтности и связанной с ней неста бильности международных отношений стали комплексные институцио нально-нормативные меры, предпринятые в ХХ веке и выразившиеся в учреждении влиятельных международных организаций (Лига Наций, ООН, ВТО, НАТО, ЕС), в установлении универсальных правовых норм – появлении международного права, вырабатываемого большинством государств на основе консенсуса.

Как уже отмечалось, одной из главных угроз и главных вызовов гло бализации является падение роли национальных государств, государст венного суверенитета. Государства как традиционные акторы междуна родных отношений становятся все менее эффективными и более уязви мыми в конкуренции с новыми акторами, в борьбе со все возрастающи ми антигосударственными тенденциями.

Процесс формирования Приходится говорить о процессе формиро вания новой глобальной политической сис новой глобальной политической системы. темы (поствестфальской и постялтинско потсдамской). В этой связи, по словам И.И.

Глобальный порядок Лукашука, совершенствование политической системы международного сообщества «приобретает особое значение в связи с тем, что ей пред стоит служить важнейшим инструментом построения нового мирового порядка, отвечающего современным реалиям и создающего условия для решения глобальных проблем»1.

Стоит отметить, что в науке пока отсутствует позитивное определе Лукашук И.И. Глобализация и международное сообщество // Право и политика. 2000.

№ 4.

Алексей Блинов ние современного состояния международных отношений, которое заме няется на такие негативные характеристики, как «мир после холодной войны», «поствестфальская система», «постялтинский мир», «мир после 11 сентября» и т.п. Потому было бы логично использовать, например, термин «глобальный порядок» в качестве базовой и притом положи тельной категории.

В связи с чем под глобальным порядком Определение предлагается понимать объективно склады глобального порядка. вающуюся в эпоху глобализации, на основе реализации норм международного права или иных нормативных регуляторов всеобщего действия, систему взаимо связей между участниками международных отношений (в первую оче редь, государствами), характеризующуюся распределением между ни ми взаимных прав и обязанностей. Сердцевину глобального порядка составляют международно-правовые нормы. Однако глобальный поря док нельзя представлять в качестве правопорядка, т.к. в его основе ле жат не только нормы права, он – результат деятельности не только го сударств и связан не только с их принудительной силой, ему не свойст венна четкая формальная определенность.

Отметим, что глобальный порядок – это не констатация современно го состояния международной системы, не свершившийся факт, а некая идеальная модель, прообраз будущей организации и состояния между народных отношений.

Среди наиболее знаковых, заметных право Характерные черты и признаки переходного вых проявлений и черт переходного периода, свидетельствующих о промежуточном со периода в процессе стоянии существующего мирового порядка и формирования характеризующих процесс формирования глобального порядка.

глобального порядка, можно выделить:

1. повышение влияния международного права (публичного и част ного) на развитие и изменение внутреннего права (объявление примата международного права над внутренним, появление «модельного зако нодательства», практика заимствования (рецепции) передового юриди ческого опыта), что неизбежно влечет выравнивание и унификацию на циональных правовых систем, усиливает между ними взаимозависи мость (в том числе на уровне правосознания, правовой идеологии и культуры – всего того, что представляет собой ментальную сферу);

2. право, как следствие, становится одним из основных каналов воз действия глобализации на государство. Право (особенно международ ное) выступает в качестве своеобразной инфраструктуры, обеспечи вающей расширение пространства глобализации, а в необходимых слу Национальное государство в условиях глобализации чаях «взлом» закрытых правовых систем;

3. эффективное средство воздействия на государства, а также, при необходимости, средство сдерживания его экономического развития последнее время получили такие, казалось бы, безобидные отрасли пра ва, как экологическое или природоохранное (негативные последствия заключаются в жестком квотировании, установлении экономических санкций против неэффективных производств, наиболее распространен ных в развивающихся странах) и патентное право (регулирует сферу так называемых «закрывающих», «финишных» технологий, способных привести к колоссальным отраслевым сбоям и, как следствие, к закры тию целых городов, деградации регионов);

4. фактически речь идет о зарождении совершенно новой политико правовой реальности – глобального порядка, который в отличие от су ществующего мирового порядка обладает такими свойствами, как дей ствительно всеобщий характер, меньшая степень формализованности (порой речь идет о неписаных нормах и стандартах) при большей ответ ственности за нарушение;

5. наблюдаются признаки кризиса управления международными процессами, неопределенность ролевых, нормативных и функциональ ных установок субъектов международных отношений;

6. повышение скоординированности политики стран в области пра вового регулирования информационного пространства, экологии, борь бы с терроризмом, наркобизнесом и преступностью1;

7. заметное расширение прав и свобод человека, защищаемых и га рантированных международным правом;

8. изменение содержания и принципов построения международного правопорядка (например, снижение значимости принципа незыблемости договоров – pacta servanda sunt;

следование целесообразности в ущерб законности;

эволюция норм морали;

формирование нового взгляда на справедливость), снижение степени его устойчивости;

9. появление новых источников международного права: «нового обычая», возрастание роли правового прецедента (последнее изменение имеет фундаментальное значение для понимания сущности формирую щегося глобального порядка, системообразующим элементом которого выступает англосаксонская коалиция государств с ее особой правовой культурой);

10. изменение юридической квалификации военных действий (ad hoc гуманитарная интервенция), расширение перечня нелегитимных, с Иванов Н. Глобализация и проблемы оптимальной стратегии развития // Международ ная экономика и международные отношения. 2000. № 3. С. 13.

Алексей Блинов точки зрения международного права, оснований применения военной силы;

11. расширение национальной юрисдикции конкретного государст ва, выходящей за рамки его территории – так называемый принцип «всеобщей юрисдикции»1. Например, М. Тэтчер описывает феномен нового «судебного колониализма» Бельгии, Испании, США, Швейца рии, который выражается в гипертрофированном понимании ответст венности (за все человечество и весь мир) или заключается в судебном преследовании – экстрадиции – иностранных граждан даже в том слу чае, когда совершенные ими преступления ограничены территорией других государств;

12. появление общих или специальных органов международной юстиции (судов, трибуналов, арбитражей), в том числе уголовных (что заставляет уже иначе рассматривать саму сущность государства, ведь по М. Веберу, легитимное насилие – монопольная прерогатива госу дарств);

13. изменение правового мандата миротворческих сил, структур коллективной безопасности, способных стать прообразом совершенного нового института – международной полиции.

Важной представляется и точка зрения А.И. Неклессы по поводу признаков складывающегося глобального порядка, который говорит о формировании поствестфальской международно-правовой парадигмы.

Главным отличием этой парадигмы, по мнению А.И. Неклессы, являет ся «закрепление в общественном сознании и в пространстве междуна родных отношений «нового обычая» в качестве специфической нормы своеобразного протоправа», а характерными чертами – «нечеткость за конодательной базы, превалирование властной политической инициати вы над юридически закрепленными полномочиями и сложившимися формами поведения государств на международной арене (важность это го фактора усиливается значением прецедента в англосаксонской пра вовой культуре), неформальный характер ряда влиятельных организа ций, анонимность и принципиальная непубличность значительной части принимаемых решений и т.п.»2. Все это может свидетельствовать о до вольно низкой степени легитимности формирующегося глобального порядка, в связи с чем можно предположить, что одной из задач между народного права на предстоящую перспективу будет как раз поиск средств и механизмов легитимации глобального порядка.

Тэтчер М. Искусство управления государством: Стратегии для меняющегося мира / Пер. с англ. М.: Альпина Паблишер, 2003. С. 303.

Неклесса А.И. Управляемый хаос / Научный Совет РАН «История мировой культу ры». Вып. 4. М.: Комиссия по социокультурным проблемам глобализации, 2003. С. 15.

Национальное государство в условиях глобализации Обеспечение стабильного существования Условия стабильности мирового порядка достигается за счет его мирового порядка.

полицентричности и сбалансированности между ведущими центрами влияния. Ряд ученых не согласны с подоб ным утверждением, считая многополярную структуру международных отношений с множеством центров силы как раз самой неустойчивой, хаотической системой («борьбы всех против всех»).

Это аргументируется тем, что из-за асинхронного развития госу дарств, между ними возникает неравенство, вследствие чего работает «закон силы», который гласит: «как только государство достигает уров ня экономической мощи и военного потенциала, адекватного мощи и потенциалу ведущих государств мира, оно требует для себя нового ста туса, означающего передел сфер мирового влияния»1. Например, подъ ем Германии в 30-е годы XX века после национального поражения в ходе Первой мировой войны и стремление вернуть утраченные позиции в 40-е годы подтверждает данный тезис. Или более свежий пример: по явление нового регионального центра силы – Китая, все отчетливее де монстрирующего качества сверхдержавы.

По словам же А. Бэттлера, система обладает наибольшей степенью стабильности только в условиях биполярной структуры. Политическая стабильность является одной из главнейших задач на этапе смены пара дигмы управления обществом в условиях переходного этапа развития. В научной литературе нет единого мнения по поводу того, что представ ляет собой политическая стабильность2. Отсюда и различные концепту альные трактовки этого понятия, которое определяют его, как:

а) состояние политической жизни общества, проявляющееся в ус тойчивом функционировании всех имеющихся в обществе политиче ских институтов, связанное с их сохранением и совершенствованием;

б) согласие основных социальных и политических сил по поводу це лей и методов общественного развития;

в) совокупность упорядоченных политических процессов, обеспечивающих бытие и развитие политических субъектов в поли тической системе;

г) общественная, политическая ценность, главная цель власти, гарантируемая системой ценностей и норм, объединяющих данное об щество.

Бэттлер А. Контуры мира в первой половине XXI века и чуть далее (теория) // Ме ждународная экономика и международные отношения. 2002. № 1. С. 80.

Cм.: Жириков А.А. Политическая стабильность российского государства (этнополи тический анализ). М.: Ин-т массовых коммуникаций, 1996. С. 7;

Политическая социоло гия. Ростов н/Д, 1997. С. 618.

Алексей Блинов Думается, что основным смыслообразую Политическая щим признаком политической стабильности, стабильность.

выражающим ее суть выступает именно сло восочетание «устойчивое состояние», при котором система (ad hoc, по литическая) обладает качествами эффективного функционирования и развития при сохранении своей структуры. При этом политическая ста бильность не статическая величина, но обладающая динамикой, кото рая выражается в имманентном достижении системой состояния балан са в постоянно меняющихся условиях.

Содержанием политической стабильности выступают такие обяза тельные элементы, как гражданский мир и порядок;

легитимность вла сти, выражающаяся в лояльности и поддержке ее населением;

проч ность власти, которая способна поддерживать систему адекватной ме няющейся ситуации, а также эффективность как способность выполнять соответствующие жизнеобеспечивающие функции1.

Важно то, что политическая стабильность служит нормой, ориенти ром, который определяет политическую деятельность и упорядочивает общественные отношения. На качественное состояние политической стабильности влияют многие факторы. И главные из них – экономиче ский рост, наличие действенных правовых регуляторов и поддержка со стороны общественного сознания.

На начальном этапе достижения политической стабильности осо бенно важно эмоционально-психологическое отношение населения, выраженное в предоставлении такого «символического капитала», как доверие, моральная поддержка и т.д. То есть население должно разде лять ценности, которые власть ставит в качестве идеологических ориен тиров, а значит, эти ценности должны приниматься подавляющим чис лом граждан, отражаться в их сознании и поведении в виде «свободной лояльности». Последняя – синоним легитимности – состоит, по мнению И.А. Ильина, в том, «чтобы добровольно вменять себе законы своего государства, стараться верно, понимать их и повиноваться им по чувст ву свободно признанной обязанности»2.

Одним из механизмов, обеспечивающих и Организационный гарантирующих стабильность международ механизм обеспечения ной системы, являются международные ор стабильности ганизации. По словам Г.В. Мальцева, «на международной системы. ступила эра организаций и организационной Чудинова И.М. Политическая жизнь // Социально-политический журнал. 1994. № 12.

С. 68.

Ильин И.А. Путь к очевидности. М.: Республика, 1993. С. 252.

Национальное государство в условиях глобализации власти с ее изощренным рациональным инструментарием управления в условиях массового индустриального и постиндустриального общест ва»1. Как раз в рациональном начале заложен главный смысл создания и функционирования различных международных объединений, способ ных с помощью единых процедур и добровольного членства выработать тактику и стратегию совместного поведения.

На то же указывает и И.И. Лукашук, считающий, что «действующие на постоянной основе организации доказали свою позитивную роль в урегулировании разногласий государств», так как «конфликты между членами одной и той же организации реже, чем с неучаствующими го сударствами» и «чем в большем числе организаций государство участ вует, тем шире его возможности в урегулировании расхождений»2.

Однако не у всех организационных структур деятельность носит по зитивный характер. Например, И. Дезалэ обращает внимание на такие транснациональные корпорации, которые специализируются в области юридической экспертизы, аудита. Называя их «торговцами права», он указывает на двойственность вмешательства таких экспертных корпо раций: «они показывают, как обойти – вполне законными способами – национальные нормативные акты и они же одновременно активно уча ствуют в создании новых законодательных положений»3.

Та же оценка применима и к Всемирной торговой организации (ВТО), превратившейся в институт власти, который не только наделен наднациональными полномочиями и выведен за пределы какого бы то ни было демократического парламентского контроля, но и может объя вить национальное законодательство того или иного государства «про тиворечащим свободе торговли» и потребовать его отмены4.

Усиление роли международных организаций сочетается с другой тенденцией развития современных международных отношений – появ лением новых субъектов, как легальных (формальных и неформальных), так и нелегальных.

Роль сетевых структур Следующей тенденцией глобального разви тия можно назвать расширение горизонталь в функционировании ных контактов и непосредственного взаимо международных действия между структурами гражданского отношений.

общества разных государств, неподкон П Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. С. 303.

Лукашук И.И. Глобализация и международное сообщество // Право и политика. 2000.

№ 4.

Dezalay Y. Guerres de palais et multinationales de l'expertise // Le Monde diplomatique.

Mai, 1995.

Gresh A. Les alas de l'internationalisme // Le Monde diplomatique. Mai, 1998.

Алексей Блинов трольных национальным правительствам, но в то же время довольно влиятельными и массовыми. Ряд ученых считает, что это связано с еще одной новой тенденцией современного мира и прямым следствием гло бализации – построением сетевых структур, что позволило уже сейчас говорить о сетевом характере мира, особенно в информационной сфере.

По алгоритму сетевых структур сегодня выстраивается не только взаимодействие между структурами гражданского общества, направ ленного на развитие начал самоуправления, но и функционирование структур криминальных, террористических, способных подорвать меж дународную стабильность, нести глобальную угрозу планетарной безо пасности, а также функционирование транснациональных корпораций, бросающих вызов национальным государствам. Вместе с тем, несмотря на сетевую структуру, транснациональные корпорации имеют нацио нальное базирование и защищают интересы определенного государст ва1.

По словам А.И. Агеева, теория сетей на сегодняшний день является самой современной и серьезной находкой в менеджменте. Но анализи руя феномен сетевого менеджмента, он полагает, что сети существовали всегда, только сейчас они стали главной коллизией в области мирового управления. А.И. Агеев выделяет следующие признаки сетей: много значность контекста, в котором они функционируют (по сравнению с жесткой государственной иерархией, работающей по принципу «да – нет», «свой – чужой», «истина – ложь»);

живучесть (например демонст рация успеха партизанских отрядов перед регулярными войсками);

на личие особых правил построения;

анонимность действующих лиц. Он приходит к неутешительному для традиционной системы управления выводу, формулируя общее правило: «в борьбе сети и иерархии всегда побеждает сеть, в борьбе между сетями побеждает более дальновидная, многогранная и универсальная»2.

На эту же проблему современного политиче Причины кризиса управления мировыми ского развития (противоречие между двумя системами управления) обращает внимание процессами.

и А.И. Нексесса, предполагая, что основное противоречие возникло как раз между «существующей, старой, систе мой управления – иерархизированной и институциональной, и новой – сетевой»3.

Уткин А.И. Выступление на заседании «круглого стола» «Экономическая безопас ность: вызовы и стратегии» // URL: http://www.dvpt.ru.

Агеев А.И. Выступление на заседании «круглого стола» «Экономическая безопас ность: вызовы и стратегии» // URL: http://www.dvpt.ru.

Проблема XXI века: Интервью с А.И. Неклессой // Эксперт. 17 сентября 2001.

Национальное государство в условиях глобализации Он выделяет два этапа формирования старой системы управления:

период национального государства и период наднациональной, гло бальной системы, институциализированной в транснациональных кор порациях и международных организациях, которые, в свою очередь, лишены глубокого противоречия между собой ввиду общей «админист ративной» природы. А.И. Неклесса считает, что хотя сетевая система также имеет западные цивилизационные корни (ценности свободы, ин дивидуального социального действия), но из-за своей крайней ради кальности несет большую угрозу существующему общественному ук ладу. По сути, это форма легализации нового проектного мировоззре ния, лишенная институциональных ограничивающих начал, в отличие от существующей традиционной управленческой культуры, сковываю щей инициативу и инновации. Высокая эффективность сетевых струк тур в достижении поставленных целей происходит за счет «создания временных виртуальных институтов для решения конкретной задачи» и отсутствия каких-либо ограничений социально-нормативного порядка1.

Структуры, построенные на основе системы сетевого управления, могут быть как общественно полезными, так и несущими немалую опасность, угрозу для существующей социальной стабильности и безо пасности. К последним можно отнести различные каналы наркоторгов ли (наркотрафик) и практику функционирования так называемых тота литарных религиозных сект, закрытые неформальные общества (пре следующие деструктивные цели) и международные террористические организации (в том числе анонимные), ячейки эксполярной (теневой) экономики и коммуникационные площадки экстремистских идеологий.

Именно поэтому поиск и выяснение институционально нормативного измерения сетевых структур представляет такой высокий интерес для современных исследователей. Сетевые структуры, исполь зуя терминологию А.М. Салмина, можно обозначить как «внесистемные силы» (элементы), гибкое встраивание и легализация которых для госу дарства становится условием самосохранения.


Складывающаяся глобальная политическая Идеологический система на современном этапе лишена важ контур формирования ного структурирующего элемента, который глобального порядка.

был бы способен уравновесить центры силы, выступить в качестве инструмента преодоления неизбежных противо речий в мировом масштабе, в том числе приводящих к кризису государ ственности.

Так, по словам А. Ивлева, «до последнего времени любой кризис Там же.

Алексей Блинов разрешался путем создания идеологических балансиров»1. В качестве такого уравновешивающего, компенсаторного начала на разных этапах исторического развития и как средство преодоления возникающих кри зисов государственности, по его мнению, являлась конкуренция между ведущими религиями и хозяйственными укладами, соперничество меж ду двумя социальными системами ХХ века: капитализмом и социализ мом.

Необходимость в выстраивании подобного баланса А. Ивлев объяс няет, во-первых, потребностью общества в консолидации, которая дос тигается только при наличии «образа врага», объединении против чего то, а во-вторых, обязательным условием сохранения государств. С су ществованием «логики противоборства» не соглашается А.Г. Володин, считая ее традицией прошлого2.

Позиция А. Ивлева, хотя вполне и объяснимая с точки зрения осо бенности функционирования человеческой психологии, вместе с тем является довольно спорной. С одной стороны, она в корне расходится с базовым принципом глобализации, предусматривающим как раз ниве лирование любых существенных различий, препятствующих процессу унификации международных отношений. В то же время она справедли ва с точки зрения ответа на вопрос о поиске нового эффективного «ме ханизма компенсации», рычагов управления формирующимся глобаль ным обществом.

В качестве «пробных шаров» по разделению человечества (или по иску образа врага) уже сейчас предлагаются такие «дерзкие», на первый взгляд, идеологические формулы, как «золотой миллиард и все осталь ное человечество», «богатый Север и бедный Юг», «ось зла», «страны изгои», «дуга нестабильности», «ржавый пояс мира», «развитые и раз вивающиеся страны (причем, перманентно развивающиеся)», «столкно вение цивилизаций», «террористический интернационал», «сырьевые придатки», которые стали частью официальной идеологии ряда госу дарств, широко используются в международном политическом дискур се.

Эволюцию международной системы можно представить в виде опы та постоянной реорганизации политического пространства, поиска со вершенно новых моделей рассредоточения полюсов влияния, силы, ма териальных и финансовых ресурсов. В ХХ в., и здесь мы согласны с Р.

Ивлев А. Субпрогресс: введение в теорию персонифицированного государства // URL: http://www.russ.ru/netcult/20000407_ivlev.html.

Володин А.Г. «Сверхцивилизация» vs. «противоцентр»: логика противоборства ухо дящего века // Мегатренды мирового развития / Отв. ред. М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев;

Центр исследований постиндустриального общества. М.: Экономика, 2001. С. 285.

Национальное государство в условиях глобализации Брубейкером, одновременно причиной и следствием колоссальной по литической реорганизации был национализм1.

Складывающаяся новая политическая систе Кризисные вызовы ма направлена на интенсификацию интегра для национальной государственности. ционных процессов и объединение госу дарств. Происходит радикальный пересмотр национальной государственности, которая подвергается двойному прес сингу: воздействию международной и наднациональной общности сверху, локальных и региональных структур – снизу.

Впервые в истории, по словам Н.А. Косолапова, нынешний и, в еще большей степени, будущий миропорядок должен будет решать не толь ко вопросы войны и мира, распределения власти и влияния, но обеспе чивать надежность жизнеобеспечения техносферы, без которой (в виду необратимости индустриализации), как уже отмечалось, человечество не способно выжить2. Эту задачу можно назвать бременем цивилизации.

Одним из аспектов потери современными государствами части сво его суверенитета является размывание национальной юрисдикции над собственной территорией, утрата монопольного контроля над правовой системой. В качестве явных юрисдикционных «отступлений» государ ства можно рассматривать принцип примата международного законода тельства над внутренним (фактически речь идет о конвенциональном, добровольном ограничении суверенитета со стороны государств – уча стников международных договоров) и предоставление наднациональ ным правоохранительным органам полномочий на осуществление функций правосудия по вопросам, традиционно считавшимся привиле гией суверенных государств.

Можно сделать следующий прогноз. Все чаще в международной практике будет наблюдаться чрезмерное использование тем или иным государством (социальной группой) механизма и идеологии демократи ческих институций (прав человека, свободных выборов, норм о нацио нальном самоопределении) для достижения недекларируемых полити ческих интересов, осуществления активной экспансии и непредсказуе мой внешней политики в целях искусственного стимулирования темпов унификации политической системы мира.

Особенности стратегии государств последнего времени и стилистика их внешнеполитической деятельности, заключающиеся в «нецелевом»

применении демократических институтов, уже сейчас необратимо под Brubaker R. Nationalism Reframed. Nationhood and the National Question in the New Europe. Cambridge University Press, 1996. P. 4.

Косолапов Н.А. Глобализация: сущностные и международно-политические аспекты // Международная экономика и международные отношения. 2001. № 3. С. 72.

Алексей Блинов рывают цивилизационный статус и легитимность последних, наносят существенный и невосполнимый вред как базовым принципам между народного права, так и всей структуре межгосударственных отношений.

Поэтому явления современной эпохи Функции предъявляют повышенные требования к государства и его публично-властным институтам, изменяя их национальное функции и содержание, корректируя сферу, измерение.

характер и объем полномочий. Хотя по сло вам А.М. Салмина, многочисленные изменения в структуре и функциях современного государства не обязательно вызваны глобализацией, но происходят на ее фоне и почти всегда, по крайней мере отчасти, ею стимулируются или сдерживаются1.

В общей теории под функциями государства понимаются такие основ ные направления деятельности, в которых выражаются его социальное назначение, роль, цели и задачи по руководству обществом. Через функции (в процессе их осуществления) не только происходит реализа ция свойств государства, но и конкретизация его сущности – это пред метно-политическая, динамическая характеристика данного политиче ского института. Поэтому осуществление функций предстает как про явление закономерных тенденций развития государственности2. Спра ведливо это замечание и в отношении национального государства.

На связь функций государства и его национального измерения ука зывает Л.А. Морозова (отождествляя нацию и этнос, но в то же время признавая полиэтничность современных государств) и объясняет это целями сохранения и развития культуры, традиций, самобытности на ции, основ ее существования и воспроизводства3. Вместе с тем в качест ве отдельной функции или подфункции это важное для государства на правление деятельности не выделено.

Считаем, что для современного национального государства функция обеспечения национального единства (интеграции общества), направ ленная на поддержание общественного согласия, смягчение социальных противоречий, устранение этнических конфликтов, имеет существенное и самостоятельное значение. Кроме того, исследование государствен Салмин А.М. Глобализация и современное государство // Стенограмма заседания СВОП в рамках программы «Россия в глобализирующемся мире». 28 ноября 2000.

Под «государственностью» мы понимаем опыт, состояние публичной самоорганиза ции общества на разных этапах его исторического развития, обусловленный экономиче скими, социокультурными, духовными условиями жизнедеятельности представляющего его народа и реализованный в системе институтов политического управления.

Морозова Л.А. Проблемы современной российской государственности: Уч. пособ.

М.: Юрид. лит., 1998. С. 38.

Национальное государство в условиях глобализации ных функций позволяет выявить проблемы современного государства, уточнить его сущность.

С позиции функционального анализа к данной проблеме подходит и М.В. Ильин, считая главным в кризисе современного государства (ото ждествляемого с кризисом его суверенитета), в первую очередь, кризис «особых разновидностей государств», характеризуемых как «избыточ ные, перегруженные социальными, экономическими, культурными и прочими функциями, не свойственными государству по природе, а глав ное – как интегрировавшие не только граждан в виде подданных, но и домохозяйства, корпорации, локальные и региональные политии и т.п.»1. Основываясь на концепции государственного строительства С.

Роккана, Ч. Тилли, Х. Спрюйта и Дж. Томаса, он предлагает схему по литического развития, в которой показывает, как происходило фактиче ское низведение государством (на основе государственного суверените та) многих «политий-конкурентов» (корпораций, городских и террито риальных самоуправлений, религиозных общин), результатом чего ста ло перерождение собственно государств в сверхгромоздкие структуры, отягощенные разного рода дисфункциями2.

Поэтому в качестве одного из положительных проявлений глобали зации М.В. Ильин называет «разгрузку», «возращение» государств, «пе реход от избыточности к их нормальному функционированию», госу дарств, ограниченных ролью поддержания правопорядка как в рамках собственной юрисдикции, так и вне ее пределов. В данном ракурсе вид но, как влияет глобализация на функциональную характеристику госу дарства, какова связь между динамикой государства и изменениями во внешней среде, а следовательно, и его готовность (или неготовность) реагировать на новые реалии.


Исходя из этого, небезосновательным кажет Пределы возможностей ся и утверждение Б. Андерсона о неспособ национального ности национальных государств к «конст государства в руктивному решению многих проблем, ре организации альный масштаб которых далеко превосхо общественного дит их физические границы»3. Именно не управления. способность адекватно, быстро и эффективно Ильин М.В. Стабилизация развития // Мегатренды мирового развития / Отв. ред.

М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев;

Центр исследований постиндустриального общества. М.:

Экономика, 2001. С. Там же.

Андерсон Б. Введение // Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др.

/ Пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского. М.: Праксис, 2002. С. 24.

Алексей Блинов реагировать на изменения условий окружающей среды со стороны го сударства привело данный институт к кризису.

С кризисом государства связан кризис современного общества, ко торый Ю. Хабермас разделяет на три типа1.

1. Экономический кризис (характерен для раннего капитализма и проявляется в борьбе труда и капитала). Ответом на него стал рост го сударственного вмешательства в экономику.

2. Кризис рациональности (возникает вследствие постоянного рас ширения государственных полномочий, возложения на государство «негосударственных» функций) – результат неспособности государства примирить различные интересы капитала, преодолеть «анархию рын ка». На уровне социальной интеграции проявляется как кризис леги тимности (неспособность государства предложить стратегию примире ния конфликтных интересов, которыми оно пытается управлять).

3. Мотивационный или кризис человеческой заинтересованности (вызван ростом государственной власти и технократического контроля, протекает на уровне социальной интеграции и сопровождается разру шением демократических институтов, ростом бюрократии). Этот кризис проявляется и в культурной сфере.

Несмотря на явное несоответствие национального государства тре бованиям глобализации, в то же время стоит обратить внимание на один парадокс. Как раз в эпоху глобализации отмечается заметное усиление роли ряда национальных государств и обострение различий между ни ми. По мнению Я.Н. Питерсе, возрастающее осознание культурных раз личий не просто не противоречит глобализации, это – ее функция, фор ма проявления своеобразного творческого конфликта. Он считает, что «интенсификация межкультурных коммуникаций, мобильность, мигра ция, торговля, инвестиции, туризм – все это способствует большему по ниманию культурных различий», а стремление к их признанию, в свою очередь, «предполагает требования равенства, равных прав, одинаково го отношения, иными словами – единой, но многообразной вселенной»2.

Более сильные в индустриальном и экономическом плане государст ва демонстрируют и более выраженное стремление к упрочению своих внутренних основ, вплоть до применения авторитарных рычагов управ ления. Для некоторых укрепление национального государства является средством удовлетворения экономического интереса, своего рода про явлением экономического прагматизма («глобального эгоизма»), стрем Западная теоретическая социология / Под ред. И.А. Громова, А.Ю. Мацкевича, В.А.

Семенова. Спб.: Ольга, 1997. С. 255–259.

Питерсе Я.Н. Глобализация и культура: три парадигмы // Этнос и политика: Хре стоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С. 326.

Национальное государство в условиях глобализации лением политических и экономических элит, используя идею нации, к извлечению известной прибыли из трудно контролируемых процессов глобализации. Кстати, в качестве проявления такого «глобального эго изма» можно рассматривать и абсолютный суверенитет национальных государств, идущий вразрез с общемировыми ценностями и веяниями времени, а значит, создающий питательную почву для международной конфликтогенности и хаоса многовластия.

Становится все более ограниченным и иллюзорным контроль совре менного государства и над собственной территорией за счет экономиче ского, военного, политического и информационного проникновения других государств (прежде всего мировых и региональных сверхдер жав), развития интеграционных процессов и образования различного рода межгосударственных объединений и блоков1. Еще большим фак тором воздействия на государство, чем конкуренция между ними, явля ется подчинение государств интересам ТНК и других транснациональ ных организаций, которые также располагают средствами контроля над территорией (например правом на использование недр, ресурсов мор ского шельфа и пр.). Это очень важный момент, связанный как с глоба лизацией, так и со снижением способности государства конкурировать, выполнять свои функции на надлежащем уровне.

В. Дзодзиев считает интеграцию и демократизацию как внутри госу дарства, так и в межгосударственных отношениях, с одной стороны, важнейшими потребностями стран и народов в экономической и поли тической областях, но с другой – причиной постепенного и противоре чивого изживания государственного суверенитета, который утрачивает такие «классические» свойства, как абсолютность, неделимость и неог раниченность. По его словам, это происходит в виду следующих об стоятельств2:

1. снижения способности традиционных национальных государств самостоятельно обеспечивать безопасность и хозяйственное благополу чие граждан;

2. появления и обострения глобальных общечеловеческих проблем, требующих коллективного общепланетарного решения;

3. повышения политической значимости экономических и инфор мационных властей, во многом неподконтрольных государству и выхо дящих за пределы его юрисдикции;

4. роста численности и политического влияния международных ор Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России. М.: Ad Marginem, 1996. С. 268.

Там же. С. 270.

Алексей Блинов ганизаций и ТНК, ограничивающих суверенитет, особенно в сфере эко номики и прав человека, информации и культуры;

5. расширения и приоритета прав человека над законами государств;

6. плюрализации государственной и в целом политической власти, по принципу ее вертикального и горизонтального разделения;

7. развития форм политико-административной территориальной ор ганизации (федерализма и регионализма), ведущих к децентрализации и автономизации власти в государстве.

В то же время передачу государством части своих функций на суб национальный уровень можно расценивать не как его слабость, а наобо рот, проявление силы, точного расчета.

По линии «национальное государство – суверенитет – глобализация»

образовалось фундаментальное противоречие в виду того, что эти явле ния находятся в определенном антагонизме из-за разнонаправленности определяющих их суть процессов, векторов развития – центробежных и центростремительных начал. Нивелирование указанного противоречия, с одной стороны, возможно через появление новых форм публично властной организации современного общества, а с другой – через вы страивание глобальной иерархии государств (в последнем случае мо жет произойти своеобразное «перетекание» суверенитета от одних субъектов к другим).

Тенденция В политической сфере одной из определяю демократизации щих, глобальных тенденций развития меж международных дународных отношений является распро отношений. странение демократии и укоренение демо кратических институтов. В данном процессе выражается новая тенденция мирового политического развития – гло бальная волна демократизации. Прошедший ХХ в. будет вспоминаться потомками как век перемен, последняя же четверть столетия стала сво его рода символом всемирного распространения идей демократии, прав и свобод личности. Политическое управление все сильнее проявляется в системе рациональных мер, направленных на максимально эффективное обеспечение «общественного блага». Вместе с тем далеко неоднозначен взгляд современных исследователей на демократию1.

Признавая ее «весьма неоднозначным и противоречивым способом трансферта «правовой материи» из социальной среды в миp государст венных структур, институтов, коммуникаций и актов»2, большинство См.: Ковлер А.И. Кризис демократии? Демократия на рубеже XXI века. М.: ИГП РАН, 1997.

Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию.

М, 1993. С. 76.

Национальное государство в условиях глобализации ученых, однако, признает безальтернативность демократии как формы управления обществом (безусловно, это не единственное понимание демократии, но, пожалуй, самое распространенное). Демократизация, разумеется, накладывает и определенные требования на систему, дизайн и принципы построения политических институтов.

Современные процессы демократизации характеризуются: расшире нием и реальной гарантированностью в транснациональном масштабе прав и свобод индивидов;

возрастающим значением интересов лично сти;

признанием в качестве самостоятельного субъекта международных отношений физических лиц. Принцип прав человека и досягаемости (неотвратимости) международного правосудия становится одним из факторов, легитимных оснований ограничения государственного суве ренитета, глобальной «прозрачности» границ.

Но наиболее важные изменения роли госу Экономическое дарств в эпоху глобализации происходят в изменение экономической и финансовой сферах, кото роли государств.

рые В.М. Коллонтай предлагает разделить на несколько моментов1.

1. Стремительное складывание новой модели государственного раз вития – экспорториентированная с минимальным социальным перерас пределением, с ущербным внутренним рынком и растущим числом не эффективных секторов. Это ведет к резкой имущественной диффе ренциации общества и увеличению доли населения с низкими дохода ми, сужению хозяйственной роли многих государств.

2. Переориентация хозяйственной деятельности государств с вопро сов внутреннего экономического развития и социального обеспечения на более активное участие в конкурентной борьбе на мировых рынках.

3. Постоянное, оперативное, гибкое, маневренное приспособление к условиям бурного научно-технического прогресса, требующего боль ших финансовых затрат и поддержания высокого образовательного по тенциала населения.

4. Рост дипломатической составляющей конкурентоспособности стран, открытого лоббирования государством национального бизнеса на внешних рынках, что влияет на свободную экономическую кон куренцию.

5. Перенесение части государственных функций по регулированию валютно-финансовой сферы на надгосударственный уровень.

В качестве ответных мер государства по регулированию, воздейст Коллонтай В.М. Эволюция западных концепций глобализации // Международная экономика и международные отношения. 2002. № 2. С. 33–34.

Алексей Блинов вию на процессы глобализации в хозяйственной области предлагается1:

1. восстановление контроля над финансовой сферой2. Широко, в ча стности, обсуждается идея введения налога на краткосрочное (чаще все го спекулятивное) передвижение капитала (так называемый «налог Тобина»);

2. принятие кодексов поведения транснациональных корпораций и/или ассоциаций предпринимателей в целях повышения степени (са мо)регулирования новых центров мирохозяйственных решений;

3. создание региональных группировок, рассматриваемых в качест ве реальной альтернативы неолиберальной глобализации.

Стремление государства увеличить степень регулирования экономи ки неизбежно ведет к усилению и расширению бюрократического аппа рата. Но опасность не в увеличении бюрократического начала как тако вого, а в его оптимальной достаточности. По мнению Г.В. Мальцева, «государство, по-видимому, обречено быть бюрократическим, и отно ситься к этому следует не только с позиций критических теорий бюро кратии, но и с учетом политической социологии М. Вебера, рассматри вавшего бюрократизацию как элемент формализации и рационализации отношений властвования (господства)»3.

Перераспределение Еще одной из главных тенденций мирового власти между государственного развития сегодня является традиционными постепенное, но все более заметное перерас и новыми субъектами пределение власти между существующими международных (традиционными) субъектами международ отношений. ных отношений и новыми действующими акторами – смещаются сами центры властво вания. Жестким тестом на право политического первенства становится способность эффективно и наилучшим образом решать широкий ком плекс проблем, определять краткосрочные и долговременные приорите ты, включать в текущую и отдаленную повестку дня задачи, вырабаты вать цели развития.

По многим направлениям социальной и экономической деятельности государство уступает структурам гражданского общества, эффективным социальным практикам, институированным ячейкам и формам само управления и даже ряду частных инициатив. И с этим нельзя не счи таться, слепо повинуясь власти привычек, стереотипов и инерционности Там же. С. 38.

Vide: Pauly L.W. Who Elected the Bankers? Surveillance and Control in the World Econ omy. Inthaca, 1997;

Greider W. One World, Ready or Not. N. Y., 1997;

Blecher R. Taming Global Finance. W., 1999.

Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. С. 314.

Национальное государство в условиях глобализации «охранительного» мировоззрения.

По мере нарастания глобализации, считает Ю. Шишков, все большая часть государственного суверенитета перераспределяется между ло кальными, региональными и всемирными регулирующими институтами по принципу субсидиарности, согласно которому властные полномочия национальных государств делегируются на тот институциональный уро вень – надгосударственный либо субгосударственный (региональный, муниципальный), – на котором данная конкретная общественная потребность удовлетворяется наилучшим образом1. В особенностях экономического и социального развития мира В. Соколов видит созда ние предпосылок формирования, с одной стороны, укрупненных регио нальных объединений, а с другой – глобальных экстерриториальных общностей2.

Изменения в публично-властной сфере на Эволюция кладывают отпечаток на людей. Современ социальных ное состояние общественного и индивиду представлений о ального сознания все чаще характеризуют государстве.

категориями «упадок», «разочарование», «пессимизм». И. Валлерстайн главную причину подобного настроения видит в утрате веры в государство, как многовекового «проводника ре форм и оплота личной безопасности». «Чем меньше легитимности при знается за государствами, тем труднее им навязывать порядок или га рантировать минимальный уровень социального благополучия. И чем труднее становилось государству выполнять эти функции, которые для большинства людей являются raison d 'etre («разумное основание» – прим. А.Б.) существования государства, тем меньше легитимности за ним признавалось»3, – считает И. Валлерстайн. Он говорит о том, что на фоне потери государством своей «ауры» (выраженной в силе и леги тимности государственных структур), люди обращаются к дополни тельным (альтернативным) источникам безопасности: этническим, ре лигиозным, расовым группам, структурам, воплощающим «традицион ные» ценности.

Этой же позиции придерживается и У. Альтерматт, считая, что именно «в период крушений люди возвращаются к коллективной иден Шишков Ю. Внешнеэкономические связи в ХХ в. – от упадка к глобализации // Ме ждународная экономика и международные отношения. 2001. № 8. С. 21.

Соколов В. Контуры будущего мира: нации, регионы, транснациональные общности // Международная экономика и международные отношения, 2001. № 3. С. 14.

Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / Пер. с англ. П.М. Кудюкина // Под общ. ред. канд. полит. наук Б.Ю. Кагарлицкого. Спб.: Уни верситетская книга, 2001. С. 203.

Алексей Блинов тичности, которая придает им чувство безопасности. Однако духовная дезориентация способствует апартеидному мышлению, за которым сто ят иррациональные страхи перед «другими», иными»1. Оценивая нега тивные последствия данной ситуации, У.Альтерматт обращает внима ние на то, что во времена социальных конфликтов «иные» кажутся уг розой status quo и местные жители апеллируют к нации, чтобы сделать государство гарантом их традиционных прав владения. Он приводит слова А. Виммера о том, что «ксенофобский дискурс является следстви ем этнонационального диспута – какой нации принадлежит госу дарство»2. Это своего рода одна из «превращенных» форм архаико сепаратистского собственнического мышления, пример «приватизации государства». В качестве примера «цивилизованных» отголосков по добного сознания в современных государствах могут рассматриваться такие нормы национальных законодательств, как ограничение на при обретение земель и контрольных пакетов акций предприятий, запрет на работу в госаппарате и на финансирование политических партий со сто роны иностранцев.

Важное значение в исследовании сущности и социального назначе ния государства принадлежит анализу представлений о данном инсти туте, восприятия его образа. Через призму феномена справедливости подходит к анализу основных теоретических концепций В.Е. Чиркин. В качестве отправных точек к пониманию проблемы он приводит подхо ды таких ученых, как: К. Поппер (в качестве цивилизационного ориен тира называет «открытое общество», отдавая предпочтение свободе пе ред справедливостью), Дж. Ролс (утверждает, что справедливость – пер вая необходимость для социальных институтов), Р. Нозик (предлагает возвратиться по существу к идее «государства – ночного сторожа», к принципу «минимального государства») и западные евромарксисты (разработка концепции «общечеловеческих ценностей»).

В.Е. Чиркин, признавая необходимость пересмотра роли государст ва, выступает за повышение саморегулирования общества и ответствен ности людей за собственную судьбу3. В качестве ориентира социально го развития он называет государство благосостояния (всеобщего благо денствия) – welfare state (рассматриваемое с точки зрения социального подхода, под которым понимается государство, благоприятствующее Альтерматт У. Этнонационализм в Европе / Пер. с нем. С.В. Базарновой. М.: РГГУ, 2000. С. 203.

Там же.

Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности, философия права и позитивное право // Право и политика, 2000. № 8. URL: http://www.law-and-politics.com/paper.shtml?a =8_2000&o=0.

Национальное государство в условиях глобализации труду, поддерживающее собственный труд человека), а также плюрали стическое «социетальное» общество (основанное на взаимной поддерж ке индивидов и различных социальных слоев и сочетающее государст венное регулирование и саморегулирование общества). Согласно этому подходу современное социальное государство обязано обеспечивать только основные нужды человека (инфраструктуру, образование, здра воохранение, прожиточный минимум), но при этом человек должен опираться на свой собственный труд, вкладывать его в развитие обще ства, получая пропорциональную долю общественного продукта1.

Нельзя не обратить внимание на проблему Социальная социальной справедливости и несправедли справедливость в вости формирующегося глобального поряд современном мире.

ка. «Понятие справедливости, связано с представлениями о государстве, так как право, служащее мерилом спра ведливости, является регулирующей нормой политического общения», – отмечал в «Политике» Аристотель2. В этой связи можно сказать, что сегодняшний кризис справедливости, отход от понимания справедливо сти в качестве «государственного блага» является не только проявлени ем общего кризиса государства, но и результатом пошатнувшегося ста туса и авторитета международного права, претендующего на роль глав ного регулятора внешнеполитических взаимодействий между странами.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.