авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 28 |

«Ц Е НТР ПРОБ ЛЕ М Н ОГО АН АЛ И ЗА И ГО С У ДА РСТВЕ ННО -У П РАВ Л ЕНЧЕС К ОГО ПР ОЕ КТИР ОВ АНИ Я ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ВЫВОДА ...»

-- [ Страница 14 ] --

Возможно, что позитивный опыт применения элементов карточной сис темы следует использовать и в современной России в отношении ряда мало имущих категорий населения.

См.: Проблемы и перспективы здорового питания. Кемерово, 2000.

Социально-материальный фактор демографического развития Для преодоления негативных тенденций в этом направлении необходимо осуществление национальной политики в области питания, которая охватила бы широкий спектр мер в области образования, законодательства и государствен ного регулирования. Такая политика предполагает координацию деятельности здравоохранения, сельского хозяйства и пищевой промышленности (произ водство и обработка пищевых продуктов), разработку правил проверки ка чества продукции, а также внедрение в практику жизни диетологических реко мендаций, которые соотносятся с понятиями полноценного питания и снижают риск развития хронических заболеваний53.

3.5. Материальное стимулирование рождаемости Закон «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, име ющих детей» предусматривает, что с 1 января 2007 г. за второго рожденно го или усыновленного ребенка семьям назначается единовременное посо бие (так называемый «материнский капитал»). В 2007 г. его размер составит 250 тыс. рублей (планируется ежегодная его индексация). Направить 250 тыс.

руб. государство предлагает исключительно на приобретение жилья или об разование любого из имеющихся в семье детей в возрасте до 25 лет. Можно оставить «материнский капитал» и на счете Пенсионного фонда РФ с целью обеспечить повышенную пенсию.

При очевидно целесообразной направленности такая программа несет в себе ряд весьма существенных рисков. В частности, вероятен всплеск рожда емости в неблагополучных семьях. Дабы демографический всплеск не обер нулся необходимостью решать проблемы тысяч «сирот» при живых родите лях предлагается давать право на использование этих денег лишь через три года после рождения ребенка. Однако в стране нет системы социального со провождения семьи, которая смогла бы отслеживать проблемы каждой кон кретной семьи и каждого конкретного ребенка. То есть закон действительно может стать мотивационным стимулом для матерей, особенно в регионах с низкой заработной платой и в селах, но он малоприменим к решению пробле мы улучшения качества деторождения. Рождение второго и последующих де тей — это психологический вопрос еще и для мужчины, которому предстоит быть кормильцем.

Более того, предупреждения ученых о том, что исключительно матери альное стимулирование рождаемости без иных направлений воздействия на репродуктивное поведение может вызвать снижение рождаемости, остаются незамеченными.

См.: Толмачева Н.В. Проблемы современного питания. Чебоксары, 2001;

Актуальные проблемы торговли и общественного питания в условиях рыночной экономики. СПб., 1991.

Глава Вообще, разговор о детях на языке их стоимости — бесперспективен;

о детях в России нужно говорить на языке ценности самих детей, ценностей самой семьи. Очевидно, что суммы выплат не могут всерьез изменить ситу ацию в семьях с детьми. Мировой опыт не знает примеров, когда активное материальное стимулирование рождаемости (всевозможные льготы и посо бия) смогло бы резко изменить демографическую ситуацию. Сегодня России в первую очередь нужно искать пути повышения социальной и экономичес кой ценности каждой человеческой жизни.

Здесь важна постепенность и разносторонность мер. Надо говорить о при нципах демографической политики, где самое главное — уверенность моло дого поколения, что оно сможет прокормить своих детей, которые будут жить в нормальной и стабильной стране. Иными словами, если принятое поста новление — «экстренная мера», то оно не достигнет своей цели. Но если это решение — одно из звеньев цепочки последовательных шагов, направленных на поддержку семей с детьми, то его можно только приветствовать54.

Результаты исследований свидетельствуют, что информация об угрозе де мографической катастрофы никогда не была новостью для жителей в регио нах. Большинство респондентов (до 80%) согласны с этим утверждением, т. е.

проблема демографического кризиса осознанна обществом. В повестку дня встал вопрос о его причинах и, самое главное, путях преодоления. Следует с осторожностью принимать на веру суждение, что плохое материальное поло жение снижает рождаемость в России.

Из социологических опросов следует, что не существует ярко выраженной зависимости от материального положения по вопросу количества собствен ных детей. Поэтому не совсем правильно считать, что улучшение материаль ного положения приведет к росту рождаемости. С помощью материального стимулирования рождаемости можно добиться лишь временного результата.

При тщательном экономическом анализе любая семейная пара придет к выво ду, что материальное пособие не покрывает всех затрат на ребенка, и примет рациональное решение, что не иметь детей выгоднее, чем их иметь. И в системе превалирования материальных ценностей такое решение будет выглядеть ло гичным и оправданным. Поэтому важнее пропагандировать и стимулировать не денежные ценности (в обмен на деторождение), а ценности самих детей и семьи. Но это уже вопрос идейно-духовный, а не материальный.

Реален ли альтернативный путь преодоления демографического кризиса?

Каждый четвертый респондент, по опросам социологов, предлагает повысить престиж семьи в обществе с помощью усиленной пропаганды семейных ценнос тей (в том числе увеличения числа детей в семье). Социологи также считают, что этот путь стратегически более верен и в России может быть очень эффективен55.

Труд. 2002. 19 февраля.

Там же.

Социально-материальный фактор демографического развития Общий вывод заключается в том, что причины демографического кризиса следует искать в трансформации ценностных ориентаций россиян56. Такая ценность, как «наличие детей в семье», отошла на второй план, уступив место материальным ценностям. Общественный статус женщины-матери крайне низок. Следовательно, и способы преодоления надвигающейся демографической катастрофы следует искать в общегосударственной корректировке соответствующих ценностных ориентаций россиян.

4. Традиционные факторные представления о смертности в России 4.1. Классы причин смерти Наряду с наиболее значимыми макрофакторами смертности, имеющими цивилизационно-ценностную природу (см. главу 5), существуют более тра диционно формулируемые причины смертности, которые также надо учиты вать в программах снижения смертности. Рассмотрим их более подробно.

Действующая в России Краткая номенклатура причин смерти принята в 1997 г. и основана на десятой версии Международной статистической клас сификации болезней, травм и причин смерти. Выделяются 20 этиологических классов.

Наименование классов причин смерти, принятых в Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, X-го пересмотра (1989 г.).

Класс I. Инфекционные и паразитарные болезни.

Класс II. Новообразования.

Класс III. Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм.

Класс IV. Болезни эндокринной системы, расстройства питания и наруше ния обмена веществ.

Класс V. Психические расстройства и расстройства поведения.

Класс VI. Болезни нервной системы.

Класс VII. Болезни глаза и его придаточного аппарата.

Класс VIII. Болезни уха и сосцевидного отростка.

Класс IX. Болезни системы кровообращения.

Класс X. Болезни органов дыхания.

Класс XI. Болезни органов пищеварения.

Класс XII. Болезни кожи и подкожной клетчатки.

См., также: Архангельский В.Н. Тенденции и детерминанты рождаемости в современной России: Автореф. дис. … канд. эконом. наук. М., 2004;

Булатов Р.А. Рождаемость как социально-демографический процесс. Уфа, 2005.

Глава Класс XIII. Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани.

Класс XIV. Болезни мочеполовой системы.

Класс XV. Осложнения беременности, родов и послеродового периода.

Класс XVI. Отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде.

Класс XVII. Врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хро мосомные нарушения.

Класс XVIII. Симптомы, признаки и отклонения от нормы, выявленные при клинических и лабораторных исследованиях, не классифицированные в других рубриках.

Класс XIX. Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних факторов.

Класс XX. Внешние причины смерти.

В качестве основных групп причин смертности в России статистика тра диционно фиксирует шесть классов: I, II, IX, X, XI и XX-й. Совокупно они составляют 92,2% от общего числа смертей в России, а вместе с некодифици руемой группой (класс XVIII) — 96,9%. Ни один другой класс не превышает в структуре смертности 1% (табл. 70).

Таблица Число умерших в Российской Федерации по основным классам причин смерти (2004 г.).

Доля в Число структуре Класс причин смертности умерших смертности (в %) Класс IX. Болезни системы кровообращения 1 287 726 56, Класс XX. Внешние причины смерти 327 123 14, Класс II. Злокачественные новообразования 290 072 12, Класс X. Болезни органов дыхания 92 954 4, Класс XI. Болезни органов пищеварения 85 302 3, Класс I. Инфекционные и паразитарные болезни 37 030 1, Класс VI. Болезни нервной системы 15 751 0, Класс XIV. Болезни мочеполовой системы 12 165 0, Класс IV. Болезни эндокринной системы, расстройства питания и 12 070 0, нарушения обмена веществ Класс V. Психические расстройства и расстройства поведения 8 052 0, Класс XVI. Отдельные состояния, возникающие в перинатальном 7 779 0, периоде Класс XVII. Врожденные аномалии (пороки развития), деформа 4 199 0, ции и хромосомные нарушения Класс XIX. Травмы, отравления и некоторые другие последствия 2 266 0, воздействия внешних факторов Социально-материальный фактор демографического развития Продлжение таблицы Доля в Число структуре Класс причин смертности умерших смертности (в %) Класс XIII. Болезни костно-мышечной системы и соединительной 1 937 0, ткани Класс XII Болезни кожи и подкожной клетчатки 1 820 0, Класс IX. Болезни системы кровообращения 1 211 0, Класс XV. Осложнения беременности, родов и послеродового пе 352 0, риода Класс VIII. Болезни уха и сосцевидного отростка 187 0, Класс VII. Болезни глаза и его придаточного аппарата 25 0, Класс XVII. Симптомы, признаки и отклонения от нормы, выяв ленные при клинических и лабораторных исследованиях, не клас- 107 381 4, сифицированные в других рубриках Следовательно, решение проблемы «сверхсмертности» в России лежит в акцентированном управленческом воздействии на шесть указанных класси фикационных групп. Исходя из сложившегося долевого распределения при чин смертей, именно эти классы будут проанализированы нами на предмет поиска путей снижения уровня смертности.

Противопоставление эндогенных и экзогенных причин смертности до вольно условно. Положенная в основу теории эпидемиологического перехо да их строгая дифференциация существенно деформирует общее видение проблемы. Любая болезнь имеет двоякую эндогенно-экзогенную природу.

С одной стороны, она эндогенна, поскольку связана с ослаблением организ ма, а с другой — экзогенна, так как всегда имеется внешний источник проис хождения (или катализатор). Например, болезни системы кровообращения традиционно относят к эндогенным. Однако источниками их возникновения могут выступать психологические стрессы, перенапряжение, сверхдозовое употребление сердечных возбудителей (кофе, алкоголь) и т. п. Внешнее про исхождение заболеваний далеко не ограничивается бактериозом.

Структура смертности зависит не только от уровня социально-эконо мического развития, но также от расовых и климатических особенностей.

В частности, прослеживается связь ряда заболеваний с характером климата в соответствующем регионе. Установленным фактом является расовая пред расположенность к различным видам болезней (например, повышенная ве роятность раковых заболеваний у расовых групп с рецессивными признака ми фенотипа). Таким образом, применительно к мировым демографическим трендам корректнее говорить не об эпидемиологическом переходе, а о циви лизационной вариативности причин смертности.

Глава 4.2. Болезни системы кровообращения Наибольшая доля умерших в России (56,1%) — результат различных бо лезней системы кровообращения. Следовательно, преодоление российской «сверхсмертности» может заключаться именно в воздействии на этот класс причин57. За год в Российской Федерации (по данным 2004 г.) насчитывалось 3146 больных по классу болезней системы кровообращения. Между тем еже годно умирает от этого вида болезней 1 287 726 человек.

Очевидно, что своевременное диагностирование болезней катастрофи чески отстает от динамики смертности. При современных масштабах меди цинского мониторинга потребовалось бы более 400 лет для выявления всех потенциальных жертв по данной этиологии58.

Не секрет, что болезни системы кровообращения связаны с психологичес кой комфортностью человека. Начавшийся с середины 1960-х годов устойчи вый тренд возрастания уровня смертности от болезней данного класса отражал духовный кризис советского общества «эпохи застоя». Причем рост происхо дил как в абсолютном, так и в долевом выражении по отношению к другим причинам смертей. С 1965 по 1980 гг. доля смертей от этого класса болезней в общей структуре смертности возросла: у мужчин — на 6,5%, у женщин — на 6,9%. Две траектории снижения числа смертей в 1980-е годы (кратковремен ная — первой четверти десятилетия, и среднесрочная — второй половины) соотносились с началом реализации пенсионной реформы — в первом случае и с идейно-духовной атмосферой перестроечных лет — во втором. В свою оче редь, новый рост числа смертей от болезней системы кровообращения корре лировал с зигзагами постсоветской трансформации. Наиболее резкое возрас тание динамики смертности по рассматриваемому классу причин пришлось на 1993 г. (увеличение у мужчин на 171,6 смертей на 100 тыс. населения) и на 1999 г. (на 110,4 смертей). Коррекция с годовым лагом во времени в обоих слу чаях свидетельствует о корреляции обоих «рекордных» показателей с финан совыми катастрофами: обвалом цен 1992 г. и дефолтом 1998 г.59 (рис. 95).

Прямая зависимость смертности по классу болезней системы кровообра щения от психологического тонуса общества подтверждает и демографичес кая статистика периода гибели императорской России. Так, с 1910 по 1915 гг.

в Москве число умерших по данному классу причин держалось на одном ус тойчивом уровне — 14,8 смертей на 1 тыс. жителей. Но уже в предреволюци онном 1916 г. этот показатель возрос до 17,8%, а в 1917 г. — до 22%60.

Демографический ежегодник России. 2005:. С.348.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005: Статистический сбор ник. М., 2005. С. 338;

Демографический ежегодник России. С. 339.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 384–385.

Араловец Н.А. Городская семья в России 1897–1926 гг.: Историко-демографический аспект.

М., 2003. С. 111.

Социально-материальный фактор демографического развития 1200 Мужчины Женщины коэффициент смертности Стандартизированный 400 Год 1960 1970 1980 1990 2000 Рис 95. Динамика стандартизированного коэффициента смертности по классу IX — «болезни системы кровообращения» (число смертей на 100 тыс. человек) Болезни системы кровообращения демонстрируют различия в динамике смертности в России и постиндустриальных странах. На Западе устойчивое снижение стандартизированного коэффициента смертности фиксировалось у мужского населения с конца 1960-х гг., а у женского — с начала 1950-х гг.. Вмес те с тем вероятность умереть от болезней системы кровообращения в общей структуре смертности до 1980-х гг. в западных обществах оставалась примерно на одном уровне. Динамическое снижение этого показателя, происходившее с начала рейгановской эпохи, соотносилось прежде всего с глобальными геопо литическими успехами Запада. Таким образом, улучшение психологического тонуса населения западных государств прямым образом сказывалось на пока зателях смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

Япония в середине XX столетия имела значительно лучшие показатели по стандартизированному коэффициенту смертности от болезней системы кро вообращения, чем государства Европы или Северной Америки. Такие пре имущества страны Восходящего Солнца сохраняются и в настоящее время.

Очевидно, что низкие японские показатели обусловливались в данном слу чае наиболее оптимальным сочетанием модернизационных инфраструктур, в частности, современной медицины, и традиционного уклада. В послевоен ный же период, вплоть до конца 1960-х гг., в Японии данный тип смертности возрастал, сравнявшись в конце концов с уровнем государств ЕС. Очевидно, в этот период сказывался синдром военного поражения. Однако новый тренд снижения коэффициента умерших вновь обеспечил отрыв Японии по рас Глава сматриваемому параметру61. Демографическая специфика Японии заключает ся в настоящее время в том, что класс данных причин в ней даже не занимает первого места в структуре смертности, уступая эту позицию группе смертей от злокачественных образований62.

Относительно низкий уровень смертности от заболеваний системы кро вообращения характерен для значительной части государств Востока. По данному классу причин там умирают в целом реже, чем в странах Запада, как в абсолютном, так и долевом выражении. Это можно проиллюстрировать, в частности, путем сравнения значений данного параметра в Советском Союзе (до начала в нем трансформационных изменений, нарушивших заданность демографических трендов), трех типичных государствах различных регио нов западного мира (Германии — от Европы, США — от Северной Америки и Австралии, представляющей одноименный континент) и трех динамично развивающихся государствах Азии (Сингапура — от Юго-Восточной Азии, Шри-Ланки — от Южной и Кувейта — от Юго-Западной Азии) (табл. 71).

Таблица Стандартизированные коэффициенты смертности от болезней системы кровообращения по ряду государств мира Число умерших Доля в общей структуре Страна Год на 100 тыс. населения смертности, в % М.– 885,8 52, СССР Ж. – 607,4 64, М.– 528,8 46, ФРГ Ж. –326,9 48, М. – 507,2 46, США Ж. – 304,7 47, М. – 513,7 47, Австралия Ж. – 325,3 50, М. – 431,5 Сингапур Ж. – 313,3 39, М.–227,6 17, Шри-Ланка Ж.–119,5 12, М.–487,8 44, Кувейт Ж.–366,1 40, Источник: Население мира: демографический справочник. С. 214–218.

Население мира: Демографический справочник. М., 1989. С. 316;

Демографическая модернизация России, 1900-2000. М., 2006. С. 332.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005: Статистический сборник.

М., 2005. С. 515.

Социально-материальный фактор демографического развития С очевидностью фиксируется закономерность превосходства восточной группы стран над западной, и, конечно же, над СССР (Россией).

Из проведенного сопоставления следует, что наиболее действенным средс твом предотвращения высоких показателей смерти от болезней системы кровообращения является психологическая комфортность. На Востоке тради ционность в данном случае выступает в качестве фактора здравоохранения, ог раждая человека от повышенной стрессорики современного ритма. На Западе был избран другой путь. Механизмом снижения смертности от заболеваний сердечно-сосудистой системы, наряду с оптимизацией медицинских услуг, выступала новая социальная политика, порождающая уверенность человека в минимальной жизнеобеспеченности.

Современная Россия (как, впрочем, в несколько меньшей мере и Советский Союз) не дает своим гражданам ни восточной традиционности, ни западного достатка. Вызванная отсутствием того и другого перманентная психологическая дискомфортность и есть основа феномена российской «сверхсмертности».

Характерно, что в младенческом и детском (от 0 до 9 лет), а также в стар ческом (за 80 лет — мужчины) возрастах россияне умирают от болезни систе мы кровообращения реже, чем представители соответствующих возрастных категорий в постиндустриальных обществах (страны ЕС, США, Япония). Об наруживаемое различие доказывает более высокую степень биологической устойчивости российского населения по данному классу болезнетворных воздействий.

Превышение смертности среди россиян охватывает те возрастные группы, для которых на первое место выступает уже не биологический, а социальный фактор. Следовательно, макропричины высокой динамики смертей от болез ней системы кровообращения следует искать в специфике организации россий ского социума. Это, в свою очередь, доказывает управляемость процессом убыли населения. Для организации такого управления необходимо осущест вить смену социальной парадигмы развития.

Контроль за симптомами болезней системы кровообращения ведется в России только в отношении больных. Механизмы предупреждения их так же, как и диагностики на ранних стадиях, фактически отсутствуют. Между тем, учитывая значимость болезней этого класса в общей структуре смертности, необходимым представляется создание сети кардиологических пунктов, раз мещенных по производственному и территориальному принципам. Моделью обязательного текущего контроля может стать законодательное выделение в сетке рабочего времени еженедельного «медицинского часа».

Головные боли, повышенное или пониженное артериальное давление не являются в современной российской здравоохранительной практике ни ос Глава нованием для вызова врача на дом, ни для предоставления больничного. Оче видно, оба вопроса — о предоставлении больничного отпуска и о вызове вра ча на дом — нуждаются в детальном законодательном описании.

Одним из мотивов роста болезни системы кровообращения является трудовое (а соответственно, и нравственное) перенапряжение российских граждан. Конституционное право на отдых в современной России реализу ется лишь фрагментарно. Правовое завоевание — 42-х-часовая неделя, ввиду занятости значительной части россиян на двух и более работах, является в настоящее время не более чем декларативным положением. Явочным поряд ком на многих частных предприятиях вводится ненормированный рабочий график. Профсоюзы с возложенной на них миссией явно не справляются.

Сложившееся положение обусловливает постановку вопроса о создании специальной государственной функции по защите прав трудящихся на отдых и свободное время.

4.3. Внешние причины смерти Россия является безусловным мировым аутсайдером по рассматриваемо му показателю. Россияне умирают от внешних причин в 3,4 раза интенсивнее, чем жители Франции, в 3,6 раз — США, в 4,9 раз — Японии, в 5,3 раз — Гер мании, в 7 раз — Великобритании. Значительное отставание обнаруживает ся и при соотнесении российских показателей со странами, не входящими в обойму «золотого миллиарда». Например, в Таиланде граждане умирают от данного класса причин в 2,6 раз реже, чем в России. По отношению к пока зателям современной КНР, российский стандартизированный коэффициент смертности выше: для сельского населения — в 2,9 раз, а для городского — в 4,5 раза63.

Смертность по классу внешних причин всегда находилась в российском обществе на довольно высоком уровне. Даже в советское время, в годы от сутствия массовых репрессий и войн, она, в сравнении с общемировыми па раметрами, была весьма значительной. Никогда за всю российскую историю мужская смертность от внешних причин не опускалась в общей структуре смертности ниже 10%. Ее амплитуда составляла разброс долевых показателей от 10,5% в 1987 г. до 19,2% в 1994 г. (максимальный показатель)64. Традицион но высокий уровень смертности от внешних причин определялся сравнитель но низкой ценностью человеческой жизни — ментальным фактором. Народ ная сентенция — «судьба — злодейка, а жизнь — копейка» — точно отражает российскую демографическую реальность.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. С. 514–515;

Здраво охранение в России. 2005. С. 43–44.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 384–385.

Социально-материальный фактор демографического развития Статистика смертности по классу внешних причин в 1990–2000-е гг. об наруживает, по отношению к советской эпохе, существенный рост (рис 96).

Возрастание ее, по сравнению с лучшими показателями второй половины 1980-х гг. — на 52,8% у мужчин и на 84,4% у женщин — свидетельствует об аномальности сложившегося положения65. До 1988 г. статистика по классу внешних причин смертности в СССР по идеологическим соображениям не обнародовалась66. Тем не менее еще в середине 1960-х гг. класс внешних при чин в структуре смертности у мужчин занимал лишь третью позицию и у женщин — четвертую. В дальнейшем, вопреки видимой социальной стабиль ности советской системы, по данной группе причин происходил длительный устойчивый рост числа умерших. Выход этой причины на вторую строчку по мужской смертности и на третью — по женской произошел уже к нача лу 1980-х гг. Некоторое снижение показателей за 1982–1983 гг. объясняется краткосрочным андроповским периодом повышения регулирующих функ ций правоохранительных органов в повседневной жизни советского обще ства. Именно на этот класс причин наибольшее факторное влияние оказала антиалкогольная кампания. За 1985–1987 гг. уровень смертности от внешних причин снизился на 39,5% у мужчин и на 30,1% — у женщин. Свертывание антиалкогольных мероприятий не замедлило сказаться на новом возрастании динамики насильственной смерти.

Мужчины коэффициент смертности Женщины Стандартизированный 0 Год 1960 1970 1980 1990 2000 Рис 96. Динамика стандартизированного коэффициента смертности по классу ХХ — внешние причины смерти (число смертей на 100 тыс. человек) Беспрецедентное для мирного времени возрастание числа смертей было отмечено в Российской Федерации в 1993 г. За год уровень смертности по Там же. С. 384–385.

Населения СССР 1987: Статистический сборник. М., 1988. С. 361–409.

Глава классу внешних причин возрос на 39,3% среди мужского населения и на 32,4% — среди женского. Но апогей неблагополучия по рассматриваемому показателю пришелся на 1994 г., что хронологически можно связать с крими нальным беспределом процесса перераспределения собственности67.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что постиндустриальный Запад вовсе не является самым благополучным регионом по рассматриваемо му параметру. Стандартизированный коэффициент умышленной смертности в странах Южной и Юго-Восточной Азии был в целом на 20% ниже, чем в западных сообществах. Наименьший же в региональном отношении уровень он имел в Индии — 19 смертей на 100 тыс. населения. Не вызывает сомнений обусловленность индийского феномена смертности проходящей через века культурной традицией «ахимсы» (ненасилия), а вовсе не социально-матери альными условиями существования индусов. Да и в самом западном мире по казатели умышленных смертей весьма вариативны. Во Франции они заметно выше, чем в США, а там, в свою очередь, выше, нежели в Великобритании.

Поэтому единая общезападная рецептура противодействия насильственной смертности в действительности отсутствует68.

Убийства. По числу убийств Россия входит в первую пятерку государств, на территории которых не проводится крупномасштабных военных опера ций. Сходные с ней показатели имеют страны Южной Африки, Колумбия, Ямайка и Венесуэла. Однако Россия обнаруживает принципиальные от личия от указанной когорты государств. Если для всех них кривая числа убийств определяется деятельностью гангстерских группировок, то в рос сийском случае — бытовыми обстоятельствами69. Всего в России в рамках деятельности организованных преступных групп совершается менее 1% преступлений70.

Отмеченная специфика подтверждает гипотезу о доминировании в России «бытовых», а не «гангстерских» факторов убийств. Следовательно, решение этого вопроса видится в установлении постоянно действующих (особенно в ночное время) дежурных пунктов МВД в районах проживания граждан, на остановках транспорта и в местах распития спиртных напитков.

Острой проблемой для России является сравнительно низкая раскрыва емость тяжких преступлений. Так, в 2004 г. в Российской Федерации было совершено 31,6 тыс. убийств и покушений на убийство. Однако подверглись осуждению по этой статье лишь 20,2 тыс. человек, т. е. до трети убийц (с уче Демографический ежегодник России. 2005. С. 384–385.

Демографическая модернизация, 1906–2000. С. 339–340.

Саттеруэйт М. Патология насилия // Эксперт. 2006. 17 апр. № 15 (509).

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. С. 463.

Социально-материальный фактор демографического развития том погрешности на серийные убийства) остаются на свободе, и могут совер шить очередные преступления71.

Самоубийства. Смертность от самоубийств в России как у мужчин, так и у женщин, выше чем от какой-либо другой формализованной внешней причи ны. По оценке профессора Оксфордского университета М. Саттеруэйт, Рос сийская Федерация за 15-летие своего суверенного существования потеряла от суицида до 800 тыс. человек. С показателем стандартизированного коэф фициента — 34,3 умерших на 100 тыс. человек населения — Россия занимает по суицидальной статистике одно из первых мест в мире. В абсолютном из мерении это составляет около 50 тыс. человек в год, что больше числа жертв ДТП и преднамеренных убийств.

Это ли не свидетельство неблагополучия прежде всего в психологическом, т. е. идейно-духовном, состоянии российского общества!

При этом среднемировая величина измеряется отметкой в 14,6 само убийств, а критическим уровнем ВОЗ считает показатель в 20 суицидальных смертей на 100 тысяч населения72.

Конечно, недостатка в потенциальных самоубийцах Россия никогда не знала. Российская культура исторически выработала особую философию и семиосферу самоубийства. Суицидальный психологизм русской классичес кой литературы послужил для многих исследователей парадигмой постиже ния национального самосознания.

Только от управленческого умения властей зависело: пойдет ли человек пограничной психики по пути суицида, или найдет некую общественную нишу социально-ролевой самореализации.

Если по большинству других показателей смертности в середине 1960-х гг.

Советский Союз шел в целом вровень со странами Запада, то в отношении статистики суицида его положение было существенно хуже. Достигнув мак симума в середине 1990-х гг., статистика самоубийств в Российской Федера ции демонстрирует в последние годы тенденцию к снижению. Данные коле бания показателей суицида в России подтверждают гипотезу о корреляции их с фактором государственной политики. Кризис государственности 1990-х гг.

катализировал суицидальный синдром. Напротив, при обнаружении вектора выхода из кризисного состояния частота самоубийств резко пошла на убыль.

Западные общества также не дают рекомендаций по предотвращению самоубийств. Ежегодно по этой причине гибнут 20 тыс. французов, 25 тыс.

японцев и 30 тыс. американцев. В то же время страны, сохранившие в услови Там же. С. 462, 464.

Саттеруэйт М. Патология насилия // Эксперт. 2006. 17 апр. № 15 (509).

Глава ях глобализации собственные национальные традиции, независимо от уров ня их материального обеспечения, находятся, как правило, в группах низкого (при стандартизированном коэффициенте — от 5 до 10) или очень низкого (менее 5) суицидального уровня.

Прослеживается устойчивая корреляция асуицидальности населения с влия нием на него традиционных религий. Полученный вывод актуализирует вопрос о законодательном усилении роли церкви в общественной жизни России в ка честве фактора преодоления «сверхсмертности»73.

ДТП. Величина ущерба от дорожно-транспортных происшествий состав ляет 4–5% ВВП России. Автомобильный транспорт в Российской Федерации является самым опасным из всех транспортных видов. Число аварий, жертв и величина ущерба от автомобильного транспорта на порядок превосходит показатели для иных видов транспорта. Характерное для российских транс портных условий ранжирование видов транспорта по их безопасности (опас ности) представлено в таблице 72.

С учетом того, что пассажирооборот автомобильного и железнодорожно го транспорта сопоставим, а грузооборот железнодорожного транспорта су щественно больше, чем автомобильного, очевидна экстраординарность при чин аварийности и ущерба на автомобильном транспорте.

Таблица Годовые показатели транспортной безопасности в Российской Федерации (усреднено за 1992 –2004 гг.)* Вид транспорта Автомо- Воздуш- Промыш- Железно Показатель Водный бильный ный ленный дорожный (IV) (I) (II) (III) (V) Число крушений и аварий 182 360 30 1150 27 Число погибших 33 240 126 37 17 Ущерб (в млрд руб.) 185 5,7 – – 0, * В скобках римские цифры обозначают ранг опасности.

Тенденция изменения показателей транспортной безопасности за последние пять лет также позволяет сделать вывод, что основные резервы ее улучшения в Российской Федерации кроются в автомобильном транспорте, который требует наибольших государственно-управленческих усилий.

Возрастающий уровень смертности определялся не только числом час тных автомобилей, но и дорожно-транспортной правовой культурой. В пе Гундаров И.А. Демографическая катастрофа в России: Причины, механизм, пути преодо ления. М., 2001. С. 174.

Социально-материальный фактор демографического развития риод антиалкогольной кампании показатель уровня смертности по причине дорожно-транспортных происшествий в РСФСР оказался вновь ниже, чем в западных странах — как американских, так и европейских. Однако новый вектор статистической динамики конца 1980-х — начала 1990-х гг. опять при вел Россию к перекрытию западного уровня. Некоторое снижение дорожной смертности в середине 1990-х гг. сменилось очередной тенденцией подъема.

При частичном улучшении в последние годы ряда показателей по структуре смертей этого класса число погибших на дорогах Российской Федерации име ло устойчивый рост. Ежегодно в России от несчастных случаев на всех видах транспорта погибают более 40 тыс. человек74.

Правда, по показателям женской смертности Российская Федерация по прежнему имеет лучшие показатели, чем США. Это связано с сохраняющейся в России длительное время традицией отсутствия женщин-водителей. Однако с ростом их числа отрыв от США будет сокращаться, что в настоящее время уже и наблюдается. Прослеживается также негативная тенденция сближения коэффициентов смертности мужчин и женщин.

Наиболее благоприятная статистика по уровню смертности от автомото транспортных несчастных случаев существует в Японии. Несмотря на это, японский опыт дорожно-транспортного законодательства в современной России фактически не востребован. Между тем, Японии поддерживать низ кий уровень смертности на дорогах не мешает ни статус великой автомобиль ной державы, ни наличие крупнейших в мире автодорожных пробок75. При расчете коэффициента смертности от величины автомобильного парка от ставание России выглядит не менее разительным. Годовое число погибших в ДТП на 1 тыс. автомобилей в Российской Федерации больше, чем: в США — в 8 раз, Японии — в 5, странах ЕС — в 2–3 раза.

Следует различать смертельные случаи от столкновения автомобилей и при наезде транспорта на пешеходов. По второму типу смертей половое раз личие в численности погибших минимально. Это связано с тем, что жертвами инцидентов, связанных с наездами на пешеходов, являются прежде всего ста рые люди, среди которых, принимая во внимание бльшую продолжитель ность жизни женщин, их доля заметно выше76.

Управленческим решением по уменьшению частоты смертей, вызванных наездом автотранспорта на пассажиров, может стать расширение сети под земных переходов под линиями автострад, оформленное законодательно.

Ревич Б., Решетников К. Причина смерти: Дорожно-транспортное происшествие // Насе ление и общество. 2000. № 51;

Демографический ежегодник России. 2005. С. 339.

Демографическая модернизация России, 1900–2000. М., 2006. С. 349.

Там же. С. 349, 352–353.

Глава Система сигнальных светофоров, как показывает практика, с возложен ной на них функцией охраны жизни пешеходов не справляется, вызывая лишь дополнительные заторы на дорогах. Отсутствует и нормативная база установления так называемых «лежачих полицейских». Следовало бы урав нять правовое положение водителей и пешеходов, повысив ответственность последних за нарушение правил поведения на дорогах.

В свете выработки рецептуры управленческого воздействия важны дан ные сравнительного анализа уровней смертности от дорожно-транспортных происшествий среди городской и сельской части российского населения.

Стандартизированный коэффициент смертности среди жителей села (34,0) выше, чем у горожан (27,3). И это при условии, что уровень автомобилизации у первых принципиально ниже.

Следовательно, на первое место в данном случае среди факторов смерт ности на дорогах выходят: потребление алкоголя лицами, управляющими ав томобилями;

отсутствие дорожно-транспортного регулирования в сельской местности;

низкое качество дорог77. При этом за первые пять лет XXI века фи нансирование автодорожного строительства снижено в три раза!

Специфика повышенной аварийности на российских дорогах во многом определяется непрофессионализмом водителей. Сложившаяся ситуация — результат реального несоответствия лиц, получивших водительские удос товерения, нормативным требованиям, предъявляемым к автоводителям.

Коррумпированность системы ГИБДД отражается, таким образом, на «сверх смертности» на дорогах.

Необходимо функции подготовки водителей, проведения экзаменов и тех нического осмотра изъять из ведения МВД. Тогда указанная система функций хотя бы сможет быть подведена под государственный надзор и контроль, что в случае МВД, по понятным причинам, сегодня невозможно.

Случайные отравления. Несмотря на усиление позиций государствен ного контроля за качеством пищевой продукции, смертность от случайных отравлений в СССР постоянно росла. Данное обстоятельство было связано прежде всего с потреблением нелицензионной алкогольной продукции. Оп ределяющим фактором являлся феномен самогоноварения. Об этом свиде тельствует статистика периода антиалкогольной кампании 1985–1988 гг., когда резко снизился уровень смертности от случайных отравлений. Вместе с тем, на статистике отрицательно сказывались и издержки перехода от на туральной пищевой продукции к промышленной — рост числа отравлений коррелировал с разрушением русской деревни.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 351, 354.

Социально-материальный фактор демографического развития Новое увеличение числа смертей по указанной группе привело к тому, что уже в 1993 г. доперестроечный максимальный уровень был превзойден78. Из менения в структуре причин смертности от отравлений в этот период свя зывались с генезисом свободного неконтролируемого рыночного обмена.

Значительная часть реализуемых на рынке в этот период пищевых продуктов не соответствовала санэпидемиологическим нормативам. Наступление го сударства на нелицензионную торговлю привело к некоторому улучшению статистических показателей по смертности от случайных отравлений. Так, сейчас, в сравнении с серединой 1990-х гг., число проб, не отвечающих уста новленным стандартам, — по санитарно-химическим показателям сократи лось на 84,8% и по микробиологическим — на 77,3%.

В усилении государственного контроля за пищевой и алкогольной продук цией видится основное направление управленческого воздействия на данный компонент российской смертности.

В настоящее время наиболее неблагополучная ситуация по санитарному состоянию складывается уже не применительно к алкогольным напиткам, а по категории товаров: рыба, рыбные и другие морские продукты. Угрожаю щая статистика по микробиологическим показателям сохраняется также в отношении молока и молочной продукции, овощей и бахчевых культур, саха ра и кондитерских изделий79.

Смертность от несчастных случаев. В этот подкласс причин смертности входят случайные падения, утопления, механические удушения, несчастные случаи, вызванные огнем, электрическим током, огнестрельным оружием и т. п. Именно эта интегральная совокупность причин занимает наибольшую долю в структуре смертности.

Советская статистика вела специальный учет травм, полученных в резуль тате производственной деятельности. До 1940 г. они квалифицировались как «промышленные травмы», а с 1987 г. подобный учет вообще прекратился. Ста тистические показатели травматической смертности в России не коррелируют с показателями уровня экономического и технологического развития. Даже учитывая кризисное состояние экономики, показатель численности смертей по данному показателю следует признать из ряда вон выходящим. Еще в Со ветском Союзе, несмотря на деятельность различных партийных и профсоюз ных органов по охране труда, ситуация с травматической смертностью была в сравнительном измерении крайне неблагоприятной. Если в развитых капита листических странах стандартизированный коэффициент по неумышленной смертности составлял 48 человек на 100 тыс. населения, то в РСФСР — 91. Хуже Демографическая модернизация России, 1900–2000. С. 349.

Здравоохранение в России. 2005. С. 307.

Глава положение было только в Африке (регион южнее Сахары) — 105 человек. При общей апелляции к благополучию Запада необходимо отметить, что вовсе не западные страны, а Ближний Восток является мировым лидером по наиболее низкому стандартизированному коэффициенту неумышленной смертности.

Тренд снижения смертности на Западе также обусловливается не только эф фективностью системы охраны труда, но и процессом деиндустриализации (выводом производства в ряд регионов третьего мира)80.

Для современной России очень актуальна проблема старения производс твенных фондов. Череда техногенных аварий и катастроф заставляет связать демографическую проблематику с задачей обновления оборудования. На на стоящее время часть трудящихся работают с техникой, не отвечающей нор мам безопасности. Необходимым в связи с этим представляется разработка законодательной базы, стимулирующей обновление основных фондов.

4.4. Злокачественные новообразования В отличие от положения европейского аутсайдера по другим классам при чин смертности, Россия имеет один из самых низких показателей по группе смертей от злокачественных новообразований (рис. 97). В определенной сте пени можно даже говорить об антикорреляции уровня экономического разви тия государств современного мира и их благополучия по критерию смертности от злокачественных новообразований. Правда, при рассмотрении статистики, отражающей уровень смертности не в страновом, а в хронологическом выра жении, антикорреляционная закономерность уже не обнаруживается.

Мужчины 300 Женщины коэффициент смертности Стандартизированный 90 Год 1960 1970 1980 1990 2000 Рис. 97. Динамика стандартизированного коэффициента смертности по классу II — «новообразования» (число смертей на 100 тыс. чел.) Демографическая модернизация России, 1900–2000. С. 339-340.

Социально-материальный фактор демографического развития На отсутствие социально-экономической предопределенности указыва ет также ситуация в постсоциалистической Восточной Европе. Казалось бы, восточноевропейские государства должны иметь сходную с Российской Фе дерацией статистическую динамику. И действительно, в Болгарии, Молдове и на Украине коэффициентный уровень смертей близок к российским показа телям. Однако другие постсоциалистические государства Восточной Европы занимают в таблице стандартизированного коэффициента смертности все наихудшие позиции: Чехия — 1-е место (число умерших на 100 тыс. населе ния в 1,8 раз больше, чем в Российской Федерации), Словакия — 2-е место, Венгрия — 3-е место, Польша — 4-е место, Литва — 6-е место, Латвия — 7-е место.

Теория эпидемиологического перехода не учитывает фактора разной этни ческой предрасположенности к различным болезням. Между тем преоблада ние рецессивных или доминантных признаков в той или иной расовой группе напрямую сказывается на подверженности населения раковым заболеваниям.

Применительно к Европе в этнологии принято выделять в рамках европеоид ной расы южно-средиземноморский, нордический и переходный фенотипы.

Наиболее высокая доминантная составляющая среди них у первой из указан ных малых рас. Если усредненный стандартизированный коэффициент смер тности в европейских странах с преобладанием южно-средиземноморского типа населения составляет 129,8 умерших на 100 тыс. человек (чуть ниже, чем в России), то в остальной Европе — 162,7. Именно через антропологические различия находит объяснение тот факт, что из постсоциалистических стран именно Албания, Болгария, Румыния и Молдова (южно-средиземноморский расовой тип) являются европейскими лидерами по рассматриваемому классу причин, а Чехия, Словакия, Венгрия и Польша — аутсайдерами.

Такая же закономерность прослеживается при сопоставлении численнос ти умерших от злокачественных образований на постсоветском пространс тве. Россия имеет более благоприятную статистику, в сравнении со странами Балтии, Украины и Белоруссии, но уступает всем государствам Закавказья, большинству стран Средней Азии (кроме Казахстана и Туркмении) и Мол дове. Причем прибалтийские государства, население которых относится в большинстве своем к северному европеоидному типу, имеют наихудшие по казатели.

Лучшие же результаты среди бывших советских республик демонстрирует Азербайджан, где стандартизированный коэффициент смертности в 1,5 раза ниже соответствующих российских показателей. Еще в большей степени об наруживается отставание России от ряда не принадлежащих к европеоидной расе сообществ Востока. Так, в Таиланде местное население умирает от злока чественных образований в два раза реже, чем в Российской Федерации.

Однако некоторые преимущества России в статистических показателях перед странами Запада не дают оснований для успокоенности. Ведь ежегод Глава но в России от злокачественных новообразований умирают около 200 тыс.

человек (287 593 умерших в 2004 г.)81. Особой проблемой являются этно-ре гиональные различия в статистике смертности. Северокавказские республи ки по данному классу причин имеют принципиальный разрыв в показателях смертности с русскими регионами. Москвичи умирают от злокачественных новообразований в 4,7 раза чаще, чем жители Ингушетии82.

При этом некоторые эксперты полагают, что число умерших от злокачес твенных новообразований в России, ввиду неэффективности современного мониторирования причин смертности, сильно занижена. При смерти в старших возрастах, умерших от раковых заболеваний часто регистрируют по классу болезней системы кровообращения83.

Большинство смертей по локализации злокачественных новообразо ваний — как в России, так и на Западе — связано с заболеванием органов дыхания: трахеи, бронхов и легких. Развитие рака дыхательных путей во многом определяется популярностью курения. Перелом в тенденции воз растания смертности от рака на Западе был связан с широкой антитабачной пропагандистской кампанией. Вначале курение перестало быть популяр ным, а затем и смерть от раковых заболеваний дыхательных органов пошла на угасание.

Западный опыт антитабачной кампании следует перенять при разработке мероприятий, направленных на борьбу с курением в России. Но, помимо про паганды, необходима медицинская помощь курильщикам, у многих из кото рых сформировалась психологическая зависимость от сигареты84.

Раковые заболевания, как известно, поддаются излечению в случаях их ран него распознания. Поэтому в плане противоборства со смертностью по классу злокачественных новообразований особенно важно усиление профилактичес кого медицинского мониторинга населения.

Современная система мониторинга раковых заболеваний крайне неэф фективна. При профилактических осмотрах в 2004 г. было выявлено только 11,3% зарегистрированных больных. Из них 41,9% имели III или IV стадии заболевания, считающиеся неизлечимыми. Среди всех впервые поставлен ных в 2004 г. на профилактический учет пациентов 23,3% являлись больными высшей — IV стадии протекания болезни85.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 339.

Там же. С. 358, 360.

Демографическая модернизация России. 1900–2000. С. 356.

Там же. С. 358.

Здравоохранение в России. 2005. С. 58.

Социально-материальный фактор демографического развития 4.5. Болезни органов дыхания Степень социально-экономического развития не оказывается в данном случае доминирующим фактором. Начиная с 1970-х гг., вероятность умереть от болезней органов дыхания имела в России тренд к понижению. Причем пе реходный период 1990-х гг. не изменил данного вектора, сказавшись только на уменьшении темпов понижения доли этого класса причин в общей структуре смертности. За это же время на Западе долевое значение смертей от болез ней органов дыхания изменялось в прямо противоположном направлении.

В России за 1965–2000 гг. вероятность умереть по данному классу причин у мужчин уменьшилась на 37% и у женщин — на 59,4%, а в западных странах возросла соответственно на 40 и на 56,7%. (§ 2 главы 6).

Приведенное сопоставление не должно создавать иллюзии о благополу чии российской ситуации по рассматриваемому классу причин смерти. На иболее значительный разрыв с западными странами устойчиво фиксируется по уровню смертности в младенческих и детских возрастных категориях. На против, пожилые и престарелые россияне умирают намного меньше, в срав нении с представителями тех же возрастов на Западе86.

Путь устойчивого снижения смертности по этому классу причин видится в создании системы раннего диагностирования симптомов болезни.


Большинство заболеваний рассматриваемой группы не ведет неизбежно к летальному исходу. Их необратимый ход, как правило, связан с поздней фик сацией, либо неверным диагностированием болезни.

Следовательно, разработка и реализация нормативно-правовых положе ний о медицинском мониторинге и профилактической диспансеризации может принципиально исправить сложившееся положение87.

4.6. Болезни органов пищеварения По показателям смертности от болезней органов пищеварения современ ная Россия заметно отстает от стран Запада. Хуже нее стандартизированный коэффициент смертности по этому классу причин в Европе имеют только три государства — Молдова, Венгрия и Словакия. По численности умерших, при ходящихся на 100 тыс. человек населения, российские показатели в 1,9 раза пре вышают уровень Великобритании, в 2,1 раза — США, в 2,5 раза — Японии88.

Длительный период Советский Союз опережал в целом страны Запада по низкой статистике данного класса смертей. Тенденция сокращения отстава Вишневский А,. Школьников В. Смертность в России: Главные группы риска и приоритеты действия. М., 1997. С. 20–21, 30–40.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 386–387.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. С. 514.

Глава ния между ними обнаруживается в середине 1970-х гг. Ликвидировать же со ветский отрыв западные сообщества смогли лишь в 1980-е гг. — вследствие реализации различных социальных программ89. Поэтому Запад, в примене нии к данному классу причин смертности, не может рассматриваться в качес тве носителя лучшего опыта. Характерно, что один из наиболее низких по казателей смертей от болезней органов пищеварения в современной Европе имеет Белоруссия, сохранившая в значительной мере модель советской соци альной политики. На первом же месте со значительным отрывом идет Греция, чей феномен объясним сочетанием принципа государственной социальности с сохранением традиций национальной кухни90.

Вероятность умереть от болезней органов пищеварения в России сравни тельна невелика. Резкое возрастание доли умерших от болезней органов пи щеварения наблюдалось в первой половине 1990-х гг., что объясняется свер тыванием активной социальной политики. Вместе с тем россияне, умирая в целом реже от болезней пищеварения, в сравнении с представителями запад ных сообществ, уходили из жизни существенно раньше их. Разрыв в среднем возрасте смерти между ними в 2000 г. составлял 15,3 лет у мужчин и 15,6 лет у женщин. О неблагополучии ситуации по данному классу причин смертнос ти свидетельствует тот факт, что возрастные границы умерших от болезней органов пищеварения находятся устойчиво ниже общей продолжительности жизни в России.

Как и по другим классам причин смертности, стандартизированный коэф фициент смертности от болезней органов пищеварения в России непрерыв но рос, начиная с середины 1960-х гг. Доминантную роль в его увеличении играли заболевания, связанные с употреблением алкоголя. Число смертей от цирроза печени в России стремительно возрастало, аналогичные показатели фиксировались и по другим болезням. Характерно, что при росте мужской смертности (увеличение за 1965–1984 гг. составило 27,1%), кривая женских смертей испытывала лишь незначительные колебания.

Постсоветский период в истории России характеризовался двумя фазами подъема уровня смертности от болезней органов пищеварения. Первая фаза подъема совпала с периодом гайдаровского курса «шоковой терапии», вто рая — с дефолтом 1998 г. Особого внимания заслуживает то, что начавшийся с 1999 г. новый подъем уровня смертности от болезней органов пищеварения продолжается и в настоящее время. Общее возрастание стандартизированно го коэффициента за постсоветский период у мужчин составило 80,5% и у жен щин — 86,4%. Современные стандартизированные коэффициенты мужской смертности — 79,8 умерших и женской — 39,5 (по данным на 2004 г.) являются Милле Ф. и др. Современные тенденции смертности по причинам смерти в России, 1965– 1994 // Donees statistigues / INED. 1996. № 2. Р. 129.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. С. 514.

Социально-материальный фактор демографического развития наивысшими за всю статистически формализованную историю России, что подтверждают данные на рисунке 9891.

коэффициент смертности Мужчины Стандартизированный Женщины 1960 1970 1980 1990 2000 Рис. 98. Динамика стандартизированного коэффициента смертности по классу ХI — «болезни органов пищеварения» (число смертей на 100 тыс. чел.) Как уже указывалось, смертность от болезней органов пищеварения напря мую зависит от организации системы питания. (§ 3 главы 6). Сравнительно благополучная ситуация в СССР по данному классу причин смерти являлась одним из важнейших свидетельств успешности советской социальной поли тики. При всех издержках, связанных с качеством обслуживания, эффективно работала система общественного питания. В каждом из производственных и учебных учреждений функционировали столовые или буфеты. Комплексное питание в них осуществлялось либо на бесплатной основе (по предоставлению соответствующего талона), либо по крайне заниженной цене, делающей его доступным для подавляющего большинства населения. В связи с тенденциями коммерциализации советская система производственных столовых оказалась разрушена. В настоящее время организация пунктов питания в местах осу ществления трудовой деятельности граждан не носит обязательного характе ра. Там же, где они существуют, как правило, весь коллектив трудящихся еди новременно (в часы обеденного перерыва) обслужить не способны.

Возможное управленческое решение, вытекающее из создавшегося поло жения, заключается в разработке нормативно-правовой базы организации об щественного питания в России. Адресатом обязательных предписаний должны стать как муниципальные власти, так и работодатель.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 384–385.

Глава Нормативы должны определять лицензионные требования: наличие пун кта питания;

соотносимость его параметров с численностью трудового кол лектива;

калорийность и разнообразие пищевой продукции;

ценовая доступ ность меню.

Исторически каждый этнос вырабатывал собственный пищевой рацион.

На рубеже 1980–1990-х гг. Россия вступила в фазу глобализационной универсализации повседневного пищевого рациона. Ряд отечественных на туральных образцов пищевой продукции был заменен импортным искусст венным суррогатом. Данная трансформация обнаруживает высокую степень корреляции с возрастанием смертности по классу болезней органов пищева рения. Не только продается, но и широко рекламируется ряд образцов импор тной пищевой продукции, вредное воздействие которой на здоровье является доказанным. Характерным примером в этом отношении выступают газиро ванные безалкогольные напитки с красителями — «кока-кола», «пепси-кола», «фанта» и т. п. На их распространение в школах уже наложен запрет. Однако те же школьники, закончив учебу, могут приобрести указные напитки в сво бодном доступе.

Если табачная продукция имеет маркировку с предупреждением Минздрав соцразвития России о вреде ее для здоровья потребителя, то неплохо было бы, чтобы особый штемпель или наклейка имелись на бутылках кока-колы и других аналогичных напитков. В целом ужесточение таможенного режима, включая протекционистские пошлины в отношении импортной пищевой продукции, бла гоприятно сказалось бы в долгосрочной перспективе на состоянии здоровья населения.

4.7. Инфекционные и паразитарные болезни Отражением реальных завоеваний СССР в социальной сфере являлся ус тойчивый тренд снижения уровня смертности от инфекционных заболева ний. Еще в 1965 г. стандартизированный коэффициент смертности мужчин составлял 69,7 умерших на 100 тыс. человек населения (рис. 99).

Лучшие показатели по стандартизированному коэффициенту смертности от инфекционных заболеваний в отечественной истории были зафиксирова ны в 1990 г.: 22 умерших на 100 тыс. населения у мужчин и 5,8 — у женщин.

Наиболее резкое возрастание стандартизированного коэффициента происхо дило затем в 1993 г. (на 8,4 умерших — у мужчин и 1,5 — у женщин), в 1994 г.

(соответственно — на 5,6 и 1) и в 1999 г. (на 10 и 1,4). Тем не менее, современ ные показатели смертности от инфекционных причин выше уровня середины 1970-х гг. все же не поднялись92.

Демографический ежегодник России. 2005. С. 384–385.

Социально-материальный фактор демографического развития Мужчины Женщины коэффициент смертности Стандартизированный 0 Год 1960 1970 1980 1990 2000 Рис. 99. Динамика стандартизированного коэффициента смертности по классу инфекционные и паразитарные болезни Общепризнанно, что инфекционные заболевания — спутник бедности.

Резкий рост смертности по этому классу причин в 1990-е годы коррелировал с обвальным обнищанием россиян. Российская Федерация занимает в насто ящее время наихудшее положение по смертности от инфекционных заболе ваний среди европейских республик бывшего СССР, о чем свидетельствуют данные таблицы 73. На первой же позиции находится Белоруссия. Стандар тизированный коэффициент смертности в Российской Федерации хуже бело русских показателей в 2,4 раза.

Таблица Стандартизированный коэффициент смертности от инфекционных забо леваний среди бывших республик европейской части СССР (умершие на 100 тыс. населения с устранением влияния возрастной структуры) Страна Год Коэффициент Белоруссия 1998 8, Эстония 1998 11, Латвия 2002 12, Литва 2002 13, Молдова 1996 17, Украина 1998 17, Россия 2004 21, Глава В чем страны Запада могли бы действительно выступить в качестве без условного примера для подражания — это в опыте организации системы предотвращения инфекционных и паразитарных болезней. Даже Советский Союз отставал от европейских государств. Так, в Великобритании, имевшей лучший стандартизированный коэффициент смертности, ее уровень был ниже (среди мужчин — в 7 раз и женщин — в 4,3 раза). СССР по рассматри ваемому критерию занимал однозначно последнее место в Европе.


Принципиальное отличие России от стран Запада в динамике смертности от инфекционных заболеваний заключается в разнице ее возрастных парамет ров. К концу 1990-х гг. в России средний возраст смерти у мужчин составлял 44 года и у женщин — 41 год, тогда как на Западе — соответственно 68,9 лет и 76 лет. В западном обществе смерть от инфекционных заболеваний постигает главным образом лиц, находящихся в старческих возрастах, для которых про тиводействие болезни затруднено ввиду общей ослабленности организма.

Следовательно, проблема инфекционной смертности в России связана с характером социальной коммуникации россиян. Она, таким образом, опре деляется традиционно высоким российским уровнем общественных концен траций. Еще в начале XX века Россия, как известно, занимала первое место в мире по степени концентрированности трудовых ресурсов. В этом заключа лась специфика российской модели индустриализации. Напротив, западный индивидуализм повседневной жизни выступал важным фактором низкой инфекционной динамики. Переход к постиндустриальной фазе развития За пада также благоприятно отразился на показателях смертности. Культурно историческая вариативность коррелирует, таким образом, с эпидемиологи ческими различиями.

Соответственно с выводом о зависимости инфекционной смертности от уровня общественной концентрированности выстраивается модель управлен ческих решений, акцентированных на ужесточении санитарно-гигиенических норм в местах такого рода концентраций (производственные предприятия, учебные заведения, транспорт).

Необходима ревизия и более строгое, по сравнению с нынешней ситуаци ей, нормирование человеческой концентрации на единицу площади. В неко торых сферах, как, например, общественный транспорт, данных нормативов никогда прежде не было, и их введение предполагает существенную органи зационную коррекцию принципов их функционирования.

Необходимой представляется разработка инструкций о ежедневной са нитарно-гигиенической профилактике мест общественной концентрации (определение, в частности, таких тривиальных вещей, как частота проветри вания помещений, антибактериозная обработка вагонов метро или железно дорожного транспорта).

Социально-материальный фактор демографического развития Львиная доля в структуре смертности от инфекционных заболеваний рос сиян приходится на туберкулез (§ 2 главы 6).

Определение туберкулеза в качестве основной причины смертности от ин фекционных заболеваний в России актуализирует задачу разработки противо туберкулезной программы. Ее компонентами, очевидно, должны стать — со здание и восстановление сети соответствующих диспансеров и санаториев, расширение инфраструктур санаторно-курортной релаксации трудящихся.

Разносчиками вирусной инфекции в современных российских мегаполи сах являются бомжи (§ 1 главы 6). В свете рассмотрения проблемы обществен ного здоровья их асоциальный образ жизни уже не есть вопрос свободного выбора. Следует признать исходящую от бомжей угрозу для окружающих.

Абсолютизированное понимание прав человека не должно дезавуировать другого конституционного права — охраны здоровья россиян.

Законодательство о карантине должно содержать раздел о возможной принудительной карантинизации указанной категории лиц, являющихся рас пространителями опасных инфекционных заболеваний.

Благоприятная среда для распространения инфекционных заболеваний определяется и спецификой жилищных условий. Значительная часть россий ского жилищного фонда по-прежнему лишена элементарного для третьего тысячелетия санитарно-гигиенического оборудования — водопровода, кана лизации, ванн и горячего водоснабжения. Причем это относится не только к сельской местности, но и к городам, где при отсутствии указанных средств вероятность распространения инфекций существенно возрастает, о чем сви детельствуют данные таблицы 7493.

Таблица Доля жилья, не обеспеченного санитарно-гигиеническим оборудованием, по данным переписи 2002 г. (в %) Вид отсутствующего санитарно- Весь жилищ- Городские насе- Сельские насе гигиенического оборудования ный фонд ленные пункты ленные пункты Водопровод 23,5 10,8 Канализация 29,3 14,7 68, Ванна или душ 33,9 18,7 75, Горячее водоснабжение 39,6 23,0 84, Социальное положение и уровень жизни населения Росси. 2005. С. 311.

Глава Смерть, вопреки обыденному представлению, не наступает от старости.

Старость — лишь условие, а не причина смертности. Воздействуя целенаправ ленно и непосредственно на причины, можно уменьшить смертность, увели чить среднюю продолжительность жизни человека, сдвинуть возрастные гра ницы старости.

5. Охрана здоровья как демографический фактор:

лечить больных и сохранять здоровье здоровых 5.1. Медицинские аспекты демографических процессов Проблемы здоровья населения и организации системы здравоохранения оказывают серьезное воздействие на демографические показатели (рис. 100).

Демография Медицинская Социально Другие сферы экономическая сфера сфера Здоровье Здравоохранение Рис. 100. Взаимосвязь «демография — здоровье — здравоохранение»

Ответственным перед обществом по этому критерию является Минис терство здравоохранения и социального развития РФ, для чего оно, помимо отраслевых проблем, связанных с лечением заболевших, должно координиро вать действия остальных подсистем, влияющих на здоровье населения. Одна ко до сих пор нет ясного понимания, что должна представлять собой система охраны здоровья населения. Ее нередко отождествляют с существующей сис темой здравоохранения, но это принципиально неверно, поскольку массовый оздоровительный и индивидуальный целительный подходы принципиально отличаются друг от друга.

В связи с этим необходимо напомнить определение, данное в ч. 1 ст. 1 «Ос нов законодательства об охране здоровья граждан»: «Охрана здоровья пред ставляет собой совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиеническо го и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укреп Социально-материальный фактор демографического развития ление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья»94. Система выходит за пределы собственно здраво охранения, является более широкой и приближенной к населению. Это фак тически то, что создает систему жизнеобеспечения населения в каждом конк ретном месте проживания людей. Поэтому неспроста в п. 1 ст. 41 Конституции РФ медицинская помощь и охрана здоровья обозначены раздельно95.

Далеко не все проблемы здоровья напрямую зависят от собственно системы здравоохранения. В России вклад системы здравоохранения в здоровье оценива ется следующим образом: 10–15% — в предупреждении заболеваний, 20% — на стадии инвалидности, свыше 40% — преждевременной смертности (и то только за счет потенциально предотвратимых случаев смерти). Все медико-демографи ческие процессы тесно связаны между собой и потому только комплексные сис темные решения могут привести к ощутимым результатам (рис. 101).

5.2. Медицинские аспекты рождаемости Медико-демографические факторы оказывают прямое воздействие на репродуктивную динамику населения. В первую очередь это относится к про блеме абортов.

Ежегодно в России официально совершается 1,5–1,7 млн абортных опера ций, а по неофициальным данным их число достигает почти 6 млн.

Влияние на демографию практики прерывания беременности не исчерпы вается проблемой неродившихся детей. 51,6% всех абортов делаются в самом продуктивном возрасте (20–29 лет), при этом частота осложнений после них колеблется от 16 до 52%. Аборт, особенно при первой беременности, являет ся одной из причин вторичного бесплодия. В ряде стран и в 14 штатах США аборты категорически запрещены, а в 119 странах допускаются только при угрозе для жизни или здоровья матери.

Во-первых, исходя из мирового опыта (большинства стран современного мира, а не только группы западных государств), практика применения абортов должна быть законодательно ограничена. Во-вторых, необходимо искоренять кустарные, проводимые на крайне низком медицинском уровне, операции по прерыванию беременности. В-третьих, запретительные меры должны соче таться с демографической пропагандой, стимулирующей беременных жен щин так, чтобы каждая беременность заканчивалась родами.

Исследования показывают, что 6 млн женщин и 4 млн мужчин, находя щихся в детородном возрасте, бесплодны, равно как и 17,5% супружеских См.: Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. М., 2005.

См.: Конституция Российской Федерации. М., 2002.

Глава Рождаемость Младенческая Население:

смертность:

– динамика численности;

Фертильность – эндогенные;

– возрастно-половая СПЖ – экзогенные и профессиональная Физическое причины структура;

развитие Смертность – жители городов старше 1 года разного типа (по полу, и сельских поселений;

возрасту и – семья, состав, число, Заболеваемость: причинам) брачность, разводи – внешние причины, в мость;

т. ч. травмы и отравле- Изменения – популяционно-гене- Инвалидность ния;

течения тическая структура, – тяжелые болезни;

болезни популяционный Временная – болезни опасные для гомеостаз и адаптация;

нетрудоспособ окружающих;

– миграция ность – легко протекающие Выздоровление Рис. 101. Взаимосвязь медико-демографических процессов пар. Что касается бесплодных пар, желающих иметь детей, то им необходимо предложить экстракорпоральное оплодотворение. Учитывая то обстоятельс тво, что далеко не все бесплодные пары имеют возможность оплатить полную стоимость дорогого экстракорпорального оплодотворения, государственная поддержка в этом процессе должна быть достаточно весомой.

В современной России проявилась и другая негативная тенденция: увели чились пренатальные потери при сроке беременности до 28 недель. На 1 тыс.

родившихся живыми 59,6 рождаются недоношенными (сейчас их доля выше, чем в 1991 г.), а 6,2% появляются на свет с низкой массой (до 2500 г), что также свидетельствует о меньшей жизнеспособности новорожденных. На это влияет множество факторов, в том числе курение во время беременности и употребле ние алкоголя (эти факторы уменьшают массу тела плода соответственно на 150 г и на 250–350 г). Кроме того, дети в таких семьях могут родиться с выраженным предрасположением к алкогольной зависимости, которая быстрее развивается у женщин. Все это привело к тому, что число и, соответственно, доля здоровых новорожденных систематически уменьшаются. По данным официальной ста тистики, здоровые новорожденные составляют всего треть от общего их числа.

Парадоксально, но рост заболеваемости новорожденных происходит в ос новном за счет нормально доношенных детей. Среди них заболеваемость за последние 12 лет выросла в 2,5 раза, в то время как среди недоношенных де тей — в 1,6 раза. Следовательно, мероприятия по стимулированию числа рож дений должны сочетаться с решением проблемы нездоровых новорожденных.

Социально-материальный фактор демографического развития Медицинские аспекты смертности. Среди случаев преждевременной смертности более 40% приходится на потенциально предотвратимые при условии своевременного оказания качественной медицинской помощи. Рас четы показывают, что ежегодные потери вследствие преждевременной смер тности составляют 21,7 млн человеко-лет потенциальной жизни, или более 310 тыс. человек. При этом на долю трудоспособного возраста приходится свыше 70% всех потерянных лет потенциальной жизни у мужчин и более 60% — у женщин. На масштабы убыли населения можно влиять, если изме нить отношение государства и общества к смертности в целом. Условием для этого должна послужить разработка и государственная поддержка в реализа ции национальной медико-демографической программы и «разворот» всего здравоохранения «лицом» к этой проблеме.

5.3. Общие структурные проблемы системы здравоохранения в Российской Федерации Современное состояние здравоохранения России характеризуется низким качеством медицинских услуг и неудовлетворенностью граждан условиями реализации своих законных прав и интересов в области охраны здоровья.

Данная ситуация обусловлена причинами политического, экономического и духовного характера, среди которых существенное значение имеет аморф ность целеориентации, а также неадекватное управление и ресурсное обеспе чение функционирования и развития отрасли здравоохранения.

Современные проблемы здравоохранения (отсутствие кадровой полити ки, дефицит финансирования, эффективных медицинских, медико-техничес ких, управленческих технологий, а также неудовлетворительная материаль но-техническая база, нерациональное использование ресурсов, региональная дифференциация, несбалансированность государственных гарантий меди цинской помощи населению, несовершенство действующей системы ОМС, недостаточная хозяйственная самостоятельность бюджетных учреждений здравоохранения и др.) отражаются на качестве медицинской помощи, обус ловливают как низкую результативность лечения больных, так и неэффек тивность профилактической деятельности. Особенно существенно то, что изменилось ментальное отношение на государственном, общественном, про фессиональном и личностном уровне к ценности жизни, здоровья, гумани тарной миссии медицины. Все это привело к резкому снижению роли здраво охранения в решении демографических проблем.

Система здравоохранения России нуждается в кардинальных преобразо ваниях, среди которых приоритетными должны быть следующие.

1. Административно-организационное и нормативно-правовое обеспече ние медицинской деятельности.

2. Реформирование медицинского страхования.

3. Повышение уровня финансового обеспечения.

Глава В Российской Федерации расходы на здравоохранение в последние 15 лет находятся примерно на таком же уровне, как в западных странах в 1950– 1960-е гг. (2,4–3,5% ВВП)96. За этот период в отрасли произошли существенные негативные изменения, связанные с резким ухудшением материально-техни ческой базы ее объектов, а также со значительным отставанием от современ ных международных требований методологического, медико-технического и кадрового обеспечения функционирования практически всех областей меди цины, фармации и медицинской промышленности.

Все это предопределяет резкое снижение потенциала ресурсной базы здравоохранения, в силу чего для исправления создавшейся ситуации необ ходимо не только значительно увеличить регулярные финансовые расходы на здравоохранение, но и провести масштабные кратные финансовые вливания по целеориентированным приоритетным направлениям медицинской деятель ности, например, в рамках локальных целевых программ или национальных проектов.

«Большие деньги» могут быть не востребованы, поскольку для их исполь зования нужны определенные нормативные правовые условия, материаль ные ресурсы, кадры профессиональных руководителей-управленцев в облас ти здравоохранения.

Исходя из вышеизложенного, представляется рациональным в качестве ори ентира для настоящего этапа развития здравоохранения принять во внимание рекомендации ВОЗ, согласно которым совокупные (госбюджет + внебюджет ные средства) расходы на здравоохранение должны быть не ниже 6% ВВП.

Таким образом, расходы на здравоохранение следует увеличить как мини мум вдвое, а в последующие годы перейти на поэтапное увеличение расходов и достичь уровня развитых стран, где они составляют от 8 до 14% ВВП97.

Другим аспектом данной проблемы является увеличение доли платных медицинских услуг и привлечение в сферу медицинской помощи населению финансовых потоков из различных источников.

Несмотря на закрепленное в Конституции Российской Федерации поло жение о дифференциации здравоохранения на три вида (государственное, муниципальное и частное), до настоящего времени столь важные конститу ционные нормы не получили развития ни в федеральных законах, ни в ка ких-либо управленческих решениях. Вследствие этого в стране сложилось аб Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2002/2003 годы / Под общей ред. проф. С.Н. Бобылева. М., 2003. С. 28.

Там же.

Социально-материальный фактор демографического развития сурдное положение: государственные, муниципальные, частные учреждения здравоохранения по сути своей ценовой политики и качества медицинской деятельности в области платных услуг ничем не отличаются друг от друга.

А контроль качества таких услуг и ответственность за них практически от сутствуют. К тому же государственные и муниципальные медицинские уч реждения не платят арендной платы за используемые помещения, эксплуата цию оборудования и не проводят иных положенных платежей, что, согласно действующему законодательству, необходимо осуществлять, когда речь идет о коммерческой деятельности.

Отсутствие стратегии развития государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в России, правовая неопределенность в этой области вызывают очень много издержек, в том числе касающихся реструктуризации от расли, развития различных организационно-правовых форм медицинских учреж дений и предприятий, защиты прав пациентов и медицинских работников, появ ления лиц, откровенно использующих страдания людей для своего обогащения.

5.4. Охрана здоровья здоровых. Здоровье и образ жизни Изменение состояния здоровья связано с различными факторами воз действия. Один из значимых — охрана здоровья здоровых людей.

Термин «здоровый образ жизни» подразумевает «благоприятные условия жизнедеятельности человека, уровень его культуры и гигиенических навы ков, позволяющие сохранять и укреплять здоровье, предупреждать развитие его нарушений и поддерживать оптимальное качество жизни»98. По расчетам, представленным Ю.П. Лисициным, вклад образа жизни в здоровье состав ляет 50–55%99. Образ жизни касается различных граней жизнедеятельности человека. Остановимся на наиболее влияющих на состояние здоровья компо нентах.

Физическая активность. По оценкам ВОЗ, общая физическая неактив ность провоцирует 3,4% всех смертей в мире100. Борьба с гиподинамией путем активизации занятий физической культурой и спортом, пропаганды физ культуры позволит сократить частоту ишемической болезни сердца на 15– 39%, инсульта — на 33, гипертензии — на 12, диабета — на 12–35, рака толс той кишки — на 22–33, рака молочной железы — на 5–12 и переломов на фоне остеопороза — на 18%101.

См.: Укрепление здоровья и профилактика заболеваний. Основные термины и понятия / Под ред. А.И. Волкова и Р.Г. Оганова. М., 2001.

См.: Лисицин Ю.П. Теория медицины на стыке веков — ХХ и ХХI. М., 1998.

World Health Report 2002 — Reducing Risks, Promoting Healthy Life, World Health Organization.

Доклад о состоянии здравоохранения в Европе, 2002 / Европейское региональное бюро ВОЗ. Копенгаген. Региональные публикации ВОЗ. Европейская серия. № 97.

Глава Рациональное сбалансированное питание. Для большинства населения России, по сравнению с развитыми странами, характерно нерациональное питание. А недостаточное потребление овощей и фруктов, по оценкам ВОЗ, способствует возникновению около 19% случаев рака желудочно-кишечного тракта, около 31% случаев ишемического заболевания сердца и 11% случаев инфаркта во всех странах. Более того, 4,9% смертей в мире так или иначе свя заны с недостаточным потреблением фруктов и овощей102. Дефицит их обна руживается во все сезонные периоды, что свидетельствует о формировании у значительной части населения России крайне неблагоприятного круглого дичного типа дисбаланса питания и нарушения обмена веществ, отрицатель но влияющего на качество их здоровья (см. также § 3 главы 6).



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.