авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 28 |

«Ц Е НТР ПРОБ ЛЕ М Н ОГО АН АЛ И ЗА И ГО С У ДА РСТВЕ ННО -У П РАВ Л ЕНЧЕС К ОГО ПР ОЕ КТИР ОВ АНИ Я ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ВЫВОДА ...»

-- [ Страница 18 ] --

8. Традиционные религии как важнейшие скрепы российской государственности Исследования причин и условий демографического кризиса в России по казывают, что одним из важнейших факторов, оказывающих воздействие на желание иметь детей, является духовное состояние общества, сохранность традиций этноса и нации. Одним из необходимых институтов поддержания духовности в обществе и сохранности традиций выступает религия — вне за висимости от своего вида, формы и иных различий. Те или иные религиозные учения, исповедовавшиеся обществом на территории государства несколько Глава сотен, а то и тысяч лет, накладывают мощнейший отпечаток на национальную культуру, ментальность, образ жизни. Таким образом, религиозные учения, верования, традиционные для того или иного общества, являются одним из важных факторов национальной, а иногда и государственной идентичности.

В то же время, история знает примеры, когда недостаток терпимости, просве щенности, или иные причины приводили к расколу обществ и государств по религиозному признаку. Поэтому очень важно максимально учитывать ин тересы, стремиться к уважительному мирному сосуществованию различных религиозных течений в рамках одного общества и государства.

Существование религий в современном обществе претерпело значительные изменения. Они произошли как во взаимодействии религии и государства, в результате которого эти две сферы были отделены друг от друга, так и в отно шении религии и общества, которое в результате воздействия научно-техничес кого прогресса, революционных изменений в общественном и государственном устройстве подверглось серьезным испытаниям с точки зрения сохранения и приумножения в обществе традиционных духовных ценностей. В России эти негативные тенденции, многократно усилившиеся в результате революций, смен общественных формаций приобрели почти драматическую форму, что не минуемо отразилось на падении общего уровня духовного состояния общества.

Образовавшийся духовный вакуум заполняется псевдокультурными и псевдо духовными ценностями, разрушая основные устои общества и государства.

В сложившихся обстоятельствах очень важно создать условия для возрож дения того огромного духовного потенциала, который веками накапливался в российском обществе и носителем которого выступала религия. В этом кон тексте особое значение имеют традиционные для России религиозные учения:

православное направление христианства, определенные направления ислама, традиционный для российского буддизма — ламаизм, ортодоксальная, кон сервативная, прогрессивная и хасидская ветви иудаизма.

Именно эти религиозные учения составляют духовную основу российского общества, формировавшуюся столетиями и давшую миру русскую цивилизацию, именно они способствовали становлению и развитию российской государствен ности. Эти религиозные учения существуют на территории России значительное время (более 300 лет, православие — 1000 лет), имеют сформировавшуюся и тра диционную именно для российского общества и легитимно признаваемую в нем организационную структуру, суммарное количество их последователей состав ляет подавляющее большинство верующего населения страны.

В настоящее время правовое регулирование деятельности религиозных объ единений не учитывает упомянутой специфики традиционных религий, более того, не в полной мере раскрывает конституционный принцип отделения рели гиозных объединений от государства, создает правовые препятствия для гармо ничного существования традиционных для России религиозных форм в рам ках российского общества. Все это не дает религиозным учениям в полной мере Конституционно-правовое воплощение национальной (цивилизационной) идентичности России оказывать то положительное воздействие на формирование духовной основы российского общества, которое оказывалось ими всегда и которое, как показано в предыдущих разделах, столь сильно определяет демографическое развитие.

Следует отметить, что провозглашенный Конституцией принцип отделе ния религиозных объединений от государства не является безупречным с со держательной точки зрения, а его реализация в существующем законодательс тве создает значительные препятствия для функционирования традиционных религиозных объединений, приводит к нарушениям прав и свобод граждан.

Конституционная формулировка о том, что религиозные объединения от делены от государства, является слишком неоднозначной и противоречивой, порождая значительные трудности при ее реализации в законодательстве.

Неоднозначность формулировки заключается в том, что Конституция не содержит понятия «государство». Поэтому, если понимать отделение религи озных объединений от государства с организационной точки зрения, то это должно означать отделение от государственных органов и институтов, невме шательство религиозных объединений в деятельность государственных ор ганов. Однако это никак не должно означать отделение религиозных объеди нений от деятельности, направленной на достижение некоторых важнейших государственных целей. Таким образом, организационное отделение и обо собление религиозных объединений должно подкрепляться участием религи озных объединений в некоторых видах деятельности, которые направлены на достижение общих для государства и религиозных объединений целей. Однако напрямую это в Конституции не написано, что может создавать предпосылки для расширенной трактовки такого отделения — от запрета на перечисленные виды деятельности до организационно-территориального обособления.

Противоречивость конституционной формулировки является следствием ее неоднозначности. Если понимать норму Конституции в разумном ключе, то она должна предполагать некоторые ограниченные рамки отделения рели гиозных объединений от государства, которые должны иметь определенное измерение (нормативы), позволяющие определить, нарушаются конституци онные положения или нет. Принимая во внимание, что многие религиозные объединения значительно инкорпорированы в общество, а некоторые — как, например, православие — в своей истории являются ровесниками Российско го государства, точек соприкосновения между ними может быть множество.

Прежде всего, это вопросы социальной сферы жизни: благотворительная де ятельность, общественное призрение, иные виды социальной помощи, вопро сы воспитания и образования, возможности преподавания религиозных дис циплин в рамках государственной системы образования. Сюда же относятся и вопросы организации религиозной деятельности в государственных институ тах, включая армию и пенитенциарные учреждения, и многое другое.

Еще одним важным аспектом отделения религиозных объединений от го сударства является вмешательство государства в их деятельность, включая Глава внутреннюю структуру. Если трактовать принцип отделения как обоюдный, то он должен означать, что религиозные объединения не вмешиваются в де ятельность государственных органов, а государственные органы, в свою оче редь, — в деятельность религиозных объединений, за исключением случаев нарушения закона. В совокупности с равенством перед законом это смогло бы обеспечить разумный баланс интересов во взаимодействии государства и религиозных объединений. Однако на практике именно при формировании законодательных норм может происходить вторжение во внутренние дела религиозных объединений. Это касается предусмотренных для них законом организационно-правовых форм функционирования, не учитывающих тра диции их деятельности, внутреннюю иерархию и т. п.

Наиболее ярко эти несоответствия проявляются на примере Русской право славной церкви, которой существующие законодательные требования не дают права принять такую организационно-правовую форму, которая соответствова ла бы ее традиционной структуре. Законодательство, регламентирующее деятель ность религиозных объединений, мало учитывает организационные особеннос ти функционирования тех или иных религиозных общин на территории России.

Это касается не только такой ведущей для России религии, как православное христианство, но и традиционных направлений ислама, буддизма и иудаизма.

Для нормализации их деятельности, понесшей серьезный урон в ходе ут верждения атеизма, борьбы со всеми религиозными учениями, актуальным является вопрос о компенсации со стороны государства ущерба, выразив шегося в разрушении или изъятии зданий, сооружений, земельных угодий, религиозных ценностей. Такая компенсация особенно необходима сейчас как важный общественно-политический шаг, позволяющий подвести черту под процессом гонений на верующих, вернуться к традиционным для российс кого общества духовным ценностям и идеалам, которые вытесняются чуж дыми, проповедуемыми нетрадиционными для России религиозными орга низациями, обладающими серьезной финансовой, политической, а иногда и государственной поддержкой за пределами Российской Федерации.

Существует противоречие в вопросе о формах организации традицион ных религиозных объединений между требованиями закона и религиозного права. На законодательном уровне необходимо четко разграничить деятель ность традиционных для России и иных религиозных объединений. Тради ционные религиозные объединения в силу закона должны быть наделены правом формировать свою внутреннюю организационную структуру в соот ветствии с религиозным правом.

Не решен вопрос компенсации ущерба традиционным религиозным объ единениям, нанесенного в период гонений на религию. На законодательном уровне должны быть установлены способы таких компенсаций и гарантии их получения. При этом преимущественно они должны предоставляться традици онным религиозным объединениям как наиболее пострадавшим от гонений.

Конституционно-правовое воплощение национальной (цивилизационной) идентичности России Отсутствует четкое законодательное регулирование всех аспектов взаи модействия традиционных религиозных объединений с государством в воп росах образования, воспитания, контроля за нравственностью в СМИ, соци альной помощи, благотворительной деятельности.

Решение этих проблем может быть достигнуто путем внесения изменений в федеральное законодательство и прежде всего в закон « О свободе совести и религиозных объединениях». В нем должно быть дано юридическое опреде ление традиционных религий в Российской Федерации (православное хрис тианство, ислам, буддизм, иудаизм), исходя из времени их функционирова ния на территории Российского централизованного государства, их вклада в государственное и культурное строительство, их влияния на формирование мировоззрения наций и народностей страны.

Признаками традиционных религий являются не менее чем трехсотлет няя история в пределах России, видимый вклад в построение государства, формирование его культурного наследия и духовно-нравственных ценнос тей, легитимность высшего руководства с точки зрения исторической пре емственности и существующих в этой сфере норм.

В отношении христианства под традиционной религией подразумевается каноническое православное христианство, представленное Русской право славной церковью (Московским патриархатом) и признаваемыми им иными юрисдикциями и конфессиями (представительствами других канонических церквей, старообрядцами, РПЦЗ). Именно эта конфессия, объединяющая до 85% верующих граждан страны, должна иметь особые преференции.

Иные христианские конфессии, как то католичество, лютеранство, англи канство, меннонитство, баптизм и адвентизм, не могут считаться традици онными для России. Их следует выделить в промежуточную группу, которую можно назвать, например, «традиционные религиозные направления других стран». Другие направления христианства должны быть включены в группу «новые религиозные движения».

Традиционными для российского ислама являются ханафитский и шафи итский мазхабы суннитского ислама, шиитский ислам джафаритского толка, тарикаты кадирийя, накшбандийя и шазилийя. Для иудаизма в России тра диционными являются его ортодоксальная, консервативная, прогрессивная и хасидская ветви, для буддизма — ламаизм (ваджраяна) школ Гелуг, Карма кагью и Ньигма (последние две характерны только для Калмыкии).

Необходимо определить место религиозного права в действующей пра вовой системе Российской Федерации, включая соотношение светского и ре лигиозного права и выделение сфер, регулирование которых осуществляется исключительно религиозным правом.

Назрело введение понятия вакфа (для мусульман), т.е. имущества, частич но изъятого из гражданского оборота и предназначенного для достижения благотворительных, религиозных и определенных общественных целей. От Глава чуждение его допускается лишь в случае прекращения существования того учреждения или юридического лица, в пользу которого вакфа установлен (в этом случае он переходит к наследникам учредителя), или в случае, когда данное имущество при непродаже его может потерпеть ущерб или стать без доходным. Целесообразно введение определений для аналогичного имущест ва немусульманских религиозных организаций.

Требуется уточнить правовой статус религиозного объединения. При ре гистрации отдельных религиозных общин следует увеличить число учредите лей с 10 до 30 и ввести запрет на дублирование учредителей в списках разных общин (это позволит уменьшить злоупотребления, направленные на созда ние большого количества «бумажных» общин с целью манипуляции статис тикой). Также при регистрации централизованной религиозной организации важно увеличить число учреждающих ее общин с 3 до 10 с теми же целями.

Важен принцип невмешательства государства во внутреннее устройство религиозных объединений, которые должны иметь право определять собс твенную структуру на основе действующего религиозного права (включая право самостоятельного определения структур, обладающих правом юриди ческого лица) с использованием предоставляемых действующим гражданским правом возможностей учреждения филиалов и представительств.

Это особенно касается Русской православной церкви, организационная форма которой, согласно действующему закону, абсолютно не соответствует требованиям канонического права и традициям функционирования на террито рии России.

Целесообразно предусмотреть в законе возможность организационного оформления РПЦ как централизованной организации, имеющей филиалы и представительства по всей стране.

Необходимо представительство высших органов традиционных религий в Федеральном Собрании Российской Федерации и законодательных собраниях субъектов Российской Федерации. Речь идет не о политическом представитель стве, а об институте представителя-наблюдателя с правом совещательного го лоса, который присутствует при обсуждении ряда интересующих вопросов.

Необходимо подтверждение гражданско-правового статуса служителей куль та традиционных религиозных организаций, их права на участие в гражданском обороте в части, не противоречащей нормам религиозного права этих организа ций, а именно — права на образование, бесплатное медицинское обслуживание в государственных учреждениях здравоохранения и на участие в государственной системе обязательного медицинского страхования, права на пенсионное обеспе чение по старости, инвалидности, по случаю потери кормильца.

Необходимо законодательное подтверждение распространения на тради ционные религиозные организации норм Трудового кодекса и иных законов Конституционно-правовое воплощение национальной (цивилизационной) идентичности России о труде в части, не противоречащей нормам религиозного права этих органи заций.

Нужно создать нормативную базу для правового обеспечения мероприя тий по возврату традиционным религиозным организациям собственности, принадлежавшей им до октября 1917 г. Речь идет о введении финансовой и иной материальной ответственности государства за реставрацию зданий и сооружений, принадлежавших традиционным религиозным организациям до октября 1917 г., использовавшихся государством в период 1918–1991 гг., ко торым нанесен материальный ущерб в результате этого использования. Пос кольку РФ является правопреемницей СССР, ее власти обязаны принять меры по компенсации потерь церкви и иным пострадавшим от атеистов религиоз ным объединениям. Учитывая, что компенсировать ущерб в полном объеме технически невозможно, следует предусмотреть специальные механизмы об легчения деятельности религиозных организаций в экономической сфере: пе редача им сельхозугодий, предоставление налоговых льгот и изъятий (по про изводству и распространению предметов религиозного культа, по налогам на землю, на собственность, на недвижимость — с учетом того факта, что многие культовые сооружения представляют собой памятники истории и культуры).

Целесообразно введение обособленного реестра собственности религиозных организаций, представляющей культурно-историческую ценность.

В рамках предлагаемого закона (см. главу 10, § 10) должна быть создана нормативная база системы аттестации и лицензирования духовных учебных заведений и системы аттестации кадров высшей квалификации в духовных учебных заведениях, определен государственный статус дипломов (включая дипломы о присвоении ученых степеней), выдаваемых духовными учебными заведениями, разработаны меры правового обеспечения организации обуче ния в воскресных школах на основе программ, разрабатываемых самими тра диционными религиозными организациями.

В законе необходимо предусмотреть нормы, обеспечивающие возмож ность преподавания религиозных дисциплин в учреждениях общего сред него образования (на факультативной основе), создания в высших учебных заведениях теологических факультетов, принятия соответствующих госу дарственных образовательных стандартов, введения системы государствен ной аттестации кадров преподавателей указанных дисциплин в учреждениях общего среднего образования, государственной аттестации кадров высшей квалификации по специальности «теология».

Должна быть создана правовая база, регламентирующая обеспечение возмож ности совершения религиозных обрядов для лиц, находящихся в местах лишения свободы, и для лиц, находящихся на военной службе. Необходимо восстановить институт капелланов. Следует нормативно урегулировать социально-благотво рительную деятельность традиционных религиозных организаций. Все религи озные организации, ведущие социально значимую и благотворительную деятель Глава ность — содержание приютов, детских домов, хосписов, бесплатных столовых, служб реабилитации и т. д., — должны получать поддержку от государства. Речь идет прежде всего о компенсации фактически понесенных расходов, в которые не входит труд добровольцев и пожертвования. Здесь вновь усматривается место для принятия нового закона о государственном социальном заказе. Некоторые сферы социальной деятельности — например, дома престарелых — целесообраз но перевести под полный контроль религиозных организаций.

Государство должно закрепить право традиционных религиозных органи заций на распространение их учений (миссионерская деятельность), включая предоставление времени на вещательных каналах или блоков вещательной сетки на государственном телевидении и радиоканалах, а также обеспечить право на издательскую деятельность с возложением на традиционные религи озные организации обязанностей внутреннего контроля за содержанием из даний. Необходимым представляется также обеспечение прав традиционных религиозных организаций на участие в общественном контроле за деятель ностью средств массовой информации. При этом следует исключить возмож ность использования символики тех или иных традиционных религиозных направлений разного рода мошенниками, пытающимися тем самым повысить доверие к себе (например, демонстрация икон псевдоправославными целите лями, установка православных крестов на протестантских молельных домах).

Правильным будет признание за традиционными религиозными организаци ями права отправления правосудия по вопросам, регулируемым исключительно религиозным правом (по вопросам внутренней деятельности). Для обеспечения духовной безопасности общества необходимо также введение правовых норм, противодействующих прозелитизму и деятельности религиозных образований, наносящих ущерб собственности, психическому и физическому здоровью граж дан Российской Федерации. Следует предусмотреть в законодательстве признание религиозной формы заключения брака в качестве альтернативной с обязатель ным внесением записи о совершенном браке в книгу записей актов гражданского состояния. Лица, желающие заключить такой брак, предварительно получают в органах, ведающих регистрацией актов гражданского состояния, подтверждение соблюдения ими всех требуемых законом условий вступления в брак.

В целом анализ действующего содержания правового регулирования от ношений государства и религиозных объединений показал, что необходимо даже не столько вносить поправки в Закон о свободе совести, как совершен но неадекватный потребностям общественного развития, сколько принимать новый закон, не отъединяющий, а «присоединяющий» церковь к делам обще ства, сочетающий заботы государства и заботы церкви тогда, когда они сов падают, т.е. иными словами закон, наполняющий конституционную норму об отъединении детальным регламентирующим это отъединение-сочетание содержанием.

ГЛАВА 8. СИСТЕМА ПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ ПРИ ВЫХОДЕ «ПО СУЩЕСТВУ» ИЗ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО КРИЗИСА Предлагаемая в настоящей работе четырехфакторная модель демографи ческого развития России непосредственным образом связана с разработкой пакета государственно-управленческих решений и выходом, таким образом, в область прямого политического действия. Любой государственно-управлен ческий проект должен сопровождаться прогнозом последствий его реализа ции. Проекты, связанные с социально, политически, этнически напряженны ми темами, очевидно сопровождаются рисками и угрозами. Понимается под ними в данном контексте вероятность негативных событий, которые оцени ваются с позиций интересов субъектов и объектов государственного управ ления. Таким образом, риск —это мера возможной опасности и последствий ее реализации, выраженная в количественной форме1.

Состояние существующей государственной политики в сфере ответствен ности за демографический итог само является фактором демографического кризиса (гл. 5), и соответствующий инерционный сценарий (в случае, если ничего дополнительного не предпринимается) очевидно сопровождается рисками и угрозами. В пределе наиболее опасный риск заключается в распаде Российского государства.

Вместе с тем, предлагаемая в настоящей работе государственная демог рафическая политика, купируя частично, уменьшая указанные риски, может генерировать и специфически новые. Главный вопрос «целесообразно ли в принципе переходить на предлагаемую государственную политику?» может получить обоснование при сравнении совокупного показателя рисков в инер ционном и предлагаемом варианте действий.

В настоящей главе рассматривается круг вопросов, связанных с системой политических рисков: с одной стороны — имеющихся в настоящее время, а с другой — возникающих в связи с предполагаемой реализацией предлагаемо го пакета государственно-управленческих решений.

1. Риски существующей версии демографической политики в России Текущий демографический кризис стал составной частью системного со циально-экономического кризиса, охватившего Россию в 1990-х гг.

На протяжении этого периода государство в значительной степени само устранилось от решения вопросов демографии. Во властных кругах отрица лась прямая связь социально-экономического кризиса РФ с демографически См: Стратегические риски России: оценка и прогноз. М., 2005. С. 32–33.

Глава ми проблемами. Указывалось, что сокращение населения страны на данном этапе является естественным процессом, который в будущем должен прекра титься. При этом де-факто власти не только не предпринимали каких-либо действий по преодолению демографического кризиса, но и способствовали его углублению. Это выражалось в разрушительных процессах в экономике, политике и социальной сфере, в поддерживаемой государством агрессивной антирепродуктивной пропаганде, в поощрении действий, направленных на падение рождаемости в России — например, через программы планирования рождаемости. В частности, при прямой поддержке российского правительства в стране проводилась широкая антирепродуктивная кампания, основанная на разработанных за рубежом методиках, преследующих цель уменьшения рождаемости в развивающихся странах. Главным проводником этой кампа нии стала поддерживаемая министерством здравоохранения Российская ас социация «Планирование семьи» (РАПС). Применение антирепродуктивных методик широко проникло как в систему здравоохранения, так и в систему школьного образования.

В 1999 г. число родившихся в России составило 1215 тыс. человек — самый низкий показатель за всю историю страны. В обществе стали все более гром ко говорить о том, что если демографическая и в целом социально-экономи ческая политика государства в скором времени не будут скорректированы, то уже в ближайшем будущем остановить процесс депопуляции и вырождения нации станет невозможно.

Есть надежда на то, что в 1999 г. было достигнуто демографическое «дно», оттолкнувшись от которого, возможно начать устойчивый подъем вверх.

По крайней мере, тенденции, связанные с приходом к власти Президента В.В. Путина и началом реализации новой государственной политики говорят о том, что шанс на успех имеется. На рис. 17 (стр. 55) видно, что перелом пада ющей кривой коэффициента витальности в 2000 г. действительно наметился, хотя без принятия активных государственных мер ничто не гарантирует не обратимости этого явления.

В настоящий момент ставка делается, прежде всего, на материальное сти мулирование процесса рождаемости. Выше показано (гл. 4), что данный под ход не учитывает многофакторности демографических проблем. Он может дать временный эффект, но неспособен обеспечить долговременный рост рождаемости. Последние государственные инициативы, включая националь ные проекты и новую демографическую политику, несут в себе насторажи вающий многих — особенно специалистов, ученых — «шумовой эффект».

Данные инициативы воспринимаются скорее как пропагандистские, полит технологические акции, а не как государственно-управленческие действия.

Этому способствует само «проектное мышление» разработчиков подобных инициатив. Привычка обслуживающих государственную власть различных экспертов и политтехнологов мыслить в подобных категориях замещает вы Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса работку действительно долговременной государственной стратегии сочине нием очередных «проектов» и «освоением» бюджетных средств, выделяемых под их реализацию. Ситуацию усугубляет неэффективный и коррупционный государственный аппарат, способный похоронить даже самые светлые идеи в кампанейщине.

Во властных кругах все еще царствует либеральный подход, доказавший свою несостоятельность. Наблюдается опасное противоречие между имею щимися государственными кадрами и идейными установками, направлен ными на возрождение государственности. Государственный аппарат все еще болен застарелой болезнью русофобии, размытостью национального начала.

Последние президентские инициативы по преодолению демографического кризиса в России во многом идут вразрез с господствующей во влиятельных экспертных и правительственных кругах точкой зрения, согласно которой никакие меры по снижению смертности и увеличению рождаемости не смо гут в обозримой перспективе кардинальным образом изменить сложившу юся ситуацию. Именно сторонники этой точки зрения являются активными поборниками идеи о необходимости компенсации убыли российского насе ления за счет стимулирования новых иммиграционных потоков, в том числе, даже преимущественно, из перенаселенных азиатских стран.

Данные оппоненты являются также критиками идеи репатриации сооте чественников, фактически одобренной Президентом России в форме приня тия программы их добровольного переселения на родину. Целенаправленная работа по реализации данной идеи подменяется разговорами о том, что «те, кто хотели, давно уже вернулись», «никто из русских в Россию не поедет»

и т. д. На практике это оборачивается саботированием принятия закона о репатриации, реализации президентской программы переселения соотечес твенников, подменой ее содержания пустыми разговорами. Опасным сигна лом для власти является то, что после устойчивого, хотя и небольшого роста рождаемости в России, начавшегося в 2000 г., на 1 января 2006 г. было вновь отмечено падение рождаемости. Это может означать разочарование населе ния в правительственном курсе.

Все эти негативные моменты свидетельствуют о недооценке идейно-духов ной стороны в решении государственных проблем России и, в частности, — в демографической сфере. В настоящее время можно говорить о продолжении реализации инерционного сценария в демографической политике. Неэффек тивность или неприятие стратегических решений в сфере государственного управления демографическими процессами несут в себе ряд рисков, которые ставят под сомнение само сохранение Российского государства. Прежде все го, данные риски связаны с самим процессом депопуляции, который способс твует усилению следующих негативных тенденций (рисков и угроз):

• сокращение трудовых ресурсов, что станет одним из факторов сдержи вания экономического роста;

Глава • старение населения, рост демографической нагрузки на работающую ее часть, на женщин и молодежь;

• дальнейшее разрушение института семьи;

• обострение проблемы комплектования вооруженных сил и правоохра нительных органов, подрыв безопасности государства;

• усиление диспропорций между городским и сельским населением, де градация и вымирание российского села;

• сокращение населения Сибири и окраинных регионов РФ, усиление внутренних миграций в европейскую часть страны.

В свою очередь, ставка лоббистов идеи решения демографических про блем России путем активного привлечения в нашу страну мигрантов из пере населенных стран азиатско-тихоокеанского региона связана со следующими рисками и угрозами:

• неконтролируемое воздействие на рынок труда;

• нарушение межэтнического баланса;

• самосегрегация мигрантов;

• учащение и обострение этнических конфликтов;

• криминализация общества;

• этнический сепаратизм;

• опасность потери Сибири и Дальнего Востока и другие.

Соединение рисков депопуляции и рисков миграции рождает стратегичес кий риск последующего распада Российского государства.

Таким образом, необходим адекватный системный ответ на вышеперечис ленные угрозы инерционного сценария.

В качестве такой программы действий предлагается пакет государствен но-управленческих решений, основанный на четырехфакторной модели де мографического развития России. Его реализация позволит преодолеть рис ки, связанные с нынешним демографическим кризисом, укрепит Российское государство, гармонизирует межнациональные отношения, решит пробле мы русского большинства, вырвет «русский флаг» из рук экстремистов. Од нако риски, генерируемые в предлагаемой программе, также должны быть оценены.

2. Риски в случае реализации предлагаемой программы Демографический кризис современной России в первую очередь связан с разрушением цивилизационных потенциалов государственности и основ жизни российского общества, накопленных в истории русского государс твостроительства за многие сотни лет. Соответственно, предлагаемый пакет государственно-управленческих решений связан с актуализацией русского фактора. Его актуализация столкнется с рядом политических рисков, связан Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса ных с противодействием в той или иной форме со стороны различных групп внутренних и внешних политических акторов.

2.1. Трехуровневая система рисков Путем экспертного опроса (в опросе участвовало 11 экспертов, что в соот ветствии с § 5, гл. 1, рис. 72 вполне достаточно для устойчивой оценки) выяв лен комплекс политических рисков, связанных с реализацией предлагаемой программы. Данные риски распределяются по трем уровням.

Первый уровень связан с внутренними рисками предлагаемой програм мы, основанными на ее «инновационной» природе. Второй уровень связан с угрозами, которые могут негативно повлиять на саму возможность осущест вления предлагаемой программы на практике. Третий уровень рисков связан с возможными негативными последствиями, которые может вызвать реали зация самой концепции. В целом выделены восемнадцать рисков (табл. 83).

Таблица Трехуровневая система рисков Внутренние Риски Риски риски блокирования реализации № Вид риска предлагаемой предлагаемой предлагаемой программы программы программы 1 Идейный саботаж + + + 2 Коррупционный саботаж госаппарата + Профессиональная недееспособность 3 + госаппарата Активизация националистического 4 + + сопротивления Активизация регионального сопротив 5 + + ления Геополитическая изоляция и давление 6 + + на Россию 7 Активизация политической русофобии + + Недостаток ресурсов для осуществле 8 + ния концепции 9 Побочные негативные последствия + + Активизация политического радика 10 + + лизма Отторжение на уровне экспертного 11 + сообщества 12 Неидеальность проекта + Переоценка фактического состояния 13 русских цивилизационных потенциа- + лов Глава Продолжение таблицы Внутренние Риски Риски риски блокирования реализации № Вид риска предлагаемой предлагаемой предлагаемой программы программы программы 14 Этническая гомогенизация + Неконтролируемый демографический 15 + взрыв 16 Риск мобилизационного «отката» + Дестабилизация социально-политичес 17 + кой системы Недостаточный уровень поддержки 18 + + большинством Не все из выделенных рисков одинаковы по влиянию на результативность предлагаемой программы. Некоторые из них более значимы — например, «идейный саботаж». Данный тип риска идентифицируется на всех трех уров нях и для реализации предлагаемой программы является системным. Приро да этого риска неоднородна, так как проистекает с нескольких уровней обще ственного и политического сознания, поддержки традиционных устоявшихся норм, природы политического и социального ожидания со стороны субъектов и объектов предлагаемой программы. Источником идейного саботажа может быть как злой умысел, так и заблуждение и нежелание перемен даже к луч шему. Этот риск пронизывает всю социальную структуру и связан в общем с ожиданием негативных действий со стороны властей, а также с их нерешитель ностью, плохой исполняемостью решений и бойкотом со стороны чиновников среднего и низшего уровня. Один из определяющих моментов в системности этого риска связан с укорененностью навязанной длительной псевдоинтерна ционалистской, переходящей в русофобскую пропагандой в различных слоях российского общества, боязнью любых проявлений русской природы Россий ского государства и русских цивилизационных кодов жизни общества.

Весьма значимы риски, присутствующие одновременно на двух уровнях.

Внутренние риски предлагаемой программы приумножают некоторые рис ки при ее реализации. К ним в первую очередь относятся риски, связанные с порождением и развитием сепаратистских настроений, а также с возможным обострением межнациональных отношений и политического радикализма (экстремизма).

Одним из существенных рисков, принадлежащих к категории внутрен них рисков, возникающих при реализации предлагаемой программы, явля ется следующий риск — «Геополитическая изоляция и давление на Россию».

Следует ожидать активизации внешних геополитических реакций, вызван Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса ных заложенным в концепцию усилением Российского государства и русско го фактора. Природа данного риска естественна с точки зрения геополитики, причем данные реакции будут проистекать не только со стороны Запада, но и со стороны других геополитических конкурентов России, в частности — Тур ции и Китая.

Как это происходит, можно видеть на исторических примерах. Например, когда в 1990-е гг. по Транссибирской магистрали готовилась демонстрацион ная проводка контейнерного грузопотока с целью завести его на российский транспортный коридор, по внешним каналам влияния на российских шахте ров — весьма радикальных и возбудимых в то время было оказано воздейс твие, результатом которого стало перекрытие Транссиба и «демонстрация»

мировым грузовладельцам, какие «риски» их ждут в России.

Близким к вышеозначенному риску является риск, условно обозначенный, как «Активизация политической русофобии». Имеется в виду усиленная под держка со стороны геополитических конкурентов РФ организаций, реализу ющих внутри страны определенные антироссийские и антирусские интересы.

Среди них могут быть неправительственные организации, различные фонды, некоторые организации, называющие себя правозащитными, СМИ, финан сируемые из-за рубежа и зачастую в обход российского законодательства.

К рискам блокирования реализации предлагаемой программы относит ся риск — «Недостаточный уровень поддержки большинством». Этот риск возникнет с началом реализации программы и способен, в особенности на начальных этапах, затем в меньшей степени, заблокировать, в крайнем слу чае, или значительно осложнить ее реализацию. Этот риск может возникнуть из-за недостаточной информационной поддержки и в целом по причинам слабого ресурсного обеспечения при реализации предлагаемой программы, тенденциозной и дезинформирующей формы подачи информации со сторо ны ряда российских и зарубежных СМИ. Значительную роль в формировании данного риска могут играть социальная апатия и аномия, размытость нацио нальной идентичности и стремление к воспроизводству постмодернистских ценностей.

Кроме названных внутренних рисков существует риск, определенный эк спертами как «Возможная неидеальность проекта». Он связан в первую оче редь со сложностью и объемностью материала, множественностью внешних и внутренних связей исследуемых факторов, сложностью их формализации и операционализации, что может обернуться построением неточной модели.

Второй уровень рисков — риски блокирования принятия предлагаемой программы. Из них наиболее важный, помимо идейного саботажа, — риск «Отторжение на уровне экспертного сообщества». При обсуждении проекта в научно-экспертных кругах его разработчики могут столкнуться с системой аргументированной критики, способной «похоронить» предлагаемую кон цепцию в самом начале пути. Также возможна конструктивная критика со Глава стороны экспертов и выдвижение последующих предложений по дополне нию и переработке предлагаемой программы, которые не обязательно при ведут к ее улучшению и повышению эффективности при реализации. Таким образом, может быть нарушена стройность изложения и последовательность задуманного.

На втором уровне рисков важно выделить группу рисков, связанных с ресурсным обеспечением реализации предлагаемой программы. Среди них первое место занимает риск — «Коррупционный саботаж госаппарата». Кор рупция в РФ давно приобрела широкий размах, угрожающий национальной безопасности страны. Реализация любого мероприятия, финансируемого из государственной казны, оборачивается включением коррупционных меха низмов на различных бюрократических уровнях. В итоге на осуществление проектных мероприятий остаются очень небольшие средства.

Существует и политическая коррупция. Известно, что многие миллионы долларов были затрачены в интересах балтийских государств на саботирова ние строительства порта в Усть-Луге, который, во-первых, «приближает» Ка лининград к России, а, во-вторых, переводит грузовой трафик на российские транспортные схемы.

Другим риском, входящим в эту группу, является — «Профессиональная недееспособность госаппарата». Чиновничий корпус, значительно эрозиро вавший за годы реформ, развращенный безответственностью, коррупцией ельцинской эпохи, деквалифицировавшийся, перешедший на рекрутинг не по принципу профессиональной компетентности, а по принципу своячества, не в состоянии эффективно работать в системе новых требований.

Эти два риска порождают более крупный риск, связанный с недостатком ресурсов (административных, экономических, политических, нормативно правовых, информационных, финансовых).

Третий уровень рисков относится к рискам при реализации предлагаемой программы. Часть этих рисков, совмещенных с другими уровнями, описа ны выше, хотя существуют также и специфические для этого уровня риски.

Основным среди них является риск — «Дестабилизация социально-полити ческой системы». Он связан с изменением всех структур, задействованных при реализации предлагаемой программы, а к таковым относятся системо образующие и государствообразующие политические, социальные и инсти туциональные основания. Следовательно, замена или изменение одного из них вызовет изменения во всей системе в целом. Неизбежна некоторая де стабилизация, так как потребуется время на внедрение новых правил, норм, традиций, хотя данный проект в большей степени связан с восстановлением российских традиций, что облегчает ситуацию.

Одним из возможных рисков реализации предлагаемой программы, кото рый может существенно ограничить положительные стороны ее воплощения в жизнь, является риск — «Переоценка фактического состояния русских ци Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса вилизационных потенциалов». Данный риск связан с возможной переоценкой актуальности и системообразующей роли русскости в современной России, с возможной правотой тех критиков, которые говорят об исчерпании русской пассионарности и необратимости процесса вырождения.

Ряд рисков, относящихся к этому уровню, связан с успешной реализацией предлагаемой программы, которая, однако, генерирует незапланированные риски. В определенной степени эти риски примыкают к более актуализирован ному риску — «Побочные негативные последствия». Один из них — «Неконт ролируемый демографический взрыв». По сути, возможность возникновения данного риска может означать недостаточную эффективность предлагаемой программы по не всегда предсказуемым производным последствиям. На пример, в Румынии введение заметной денежной стимуляции рождаемости привело к появлению маргинальной «профессии» рожальщиц, в частности в среде цыган. Общее повышение рождаемости в асоциализированной среде не только не решит, но и создаст еще пласт демографических и социальных проблем. Впрочем, на данный момент, с точки зрения существующих демог рафических тенденций, этот риск представляется маловероятным.

К этому же риску примыкает другой риск — «Этническая гомогенизация», который предполагает, что стимулирование рождаемости, повышение соци ального статуса русскости, меры по предотвращению незаконной миграции и стимулирование процесса репатриации зарубежных русских обернется значительным повышением удельного веса русского этноса среди населения страны, включением ассимиляционных процессов, перекрытием необходи мого количества «новой крови» для поддержания процесса естественного ге нетического обновления населения. Данный риск, возможно, носит мнимый характер, поскольку национальная структура российского общества не до пускает развития подобного сценария.

Гораздо более вероятным представляется последний риск — «Мобилиза ционный откат», который предполагает наступление «усталости» населения после продолжительного мобилизационного периода с возможным возоб новлением включения антирепродуктивных установок и общего отторжения существующей государственно-политической системы. Преодоление данного универсального риска связано с долгосрочным планированием мер социаль ной политики, направленных на минимизацию его негативных последствий.

Таким образом, градация рисков на три уровня (внутренние риски, риски блокирования и риски реализации предлагаемой программы) дополняется де лением рисков на три группы: системные риски (идейный саботаж);

сложные риски (националистическое сопротивление, региональное сопротивление, активизация политической русофобии, побочные негативные последствия, активизация политического радикализма, недостаточный уровень подде ржки большинством, геополитическая изоляция и давление);

единичные риски (коррупционный саботаж, профнепригодность госаппарата, недоста Глава ток ресурсов, отторжение на уровне экспертного сообщества, неидеальность проекта, переоценка фактического состояния русских цивилизационных потенциалов, этническая гомогенизация, незапланированный демографи ческий взрыв, риск мобилизационного отката, возможность дестабилизации социально-политической системы).

2.2. Активность акторов как фактор значимости угроз и рисков Величина представленных выше рисков определяется не только их слож ностью (составностью), но и конкретными акторами политического про цесса, связанными с реализацией предлагаемой программы. Акторы, как и риски, различаются по силе своего воздействия и поэтому неравнозначны.

Выделяются пятнадцать крупных акторов, которые расположены в таблице 84 в зависимости от своего влияния по убыванию, риски также расположены по убыванию сложности.

Основными рисками являются первые шесть — системный риск и слож ные риски. Они поддерживаются большим количеством акторов (от 10 до 14).

Далее прослеживается снижение поддержки рисков акторами, а группа рис ков, связанных с реализацией предлагаемой программы, в незначительной степени поддержана акторами. Первая половина из выделенных акторов про являет наибольшую активность в формировании рисков (рис. 103).

Идейный саботаж Национальное сопротивление Региональное сопротивление Активизация 5 й колонны Недостаточный уровнень поддержки большинства Побочные негативные последствия Активизация радикализма Геополитическая изоляция и давление Неидеальность проекта Коррупционный саботаж Профнепригодность госаппарата Недостаток ресурсов Отторжение экспертами Переоценка русских цивилизационных потенциалов Этническая гомогенизация Демографический взрыв Мобилизационный откат Количество Дестабилизация акторов 10 12 14 2 4 6 Рис. 103. Уровень угроз и рисков, определяемый активностью акторов № СМИ Госаппарат Оппозиция Экстремисты Бизнес-элиты Партия власти Правозащитники Религиозные лидеры Национальные группы Риски Широкая общественность Общественные организации Международные организации Научно-экспертное сообщество Национально-региональные элиты Внешние политические организации + + + + + + + + + + + + + + Идейный саботаж Националистическое сопро + + + + + + + + + + тивление + + + + + + + + + + + + Региональное сопротивление Активизация политической + + + + + + + + + + + + + русофобии Недостаточный уровень под + + + + + + + держки большинством Побочные негативные пос + + + + + + + + ледствия + + + + + + + + + + + Активизация радикализма Геополитическая изоляция и + + + + + + + + + + давление на Россию + + + + + + + Неидеальность проекта Акторы Коррупционный саботаж + + + + Угрозы рисков по активности участия акторов госаппарата Профнепригодность госаппа + + + рата + + + Недостаток ресурсов ++ + ++ ++ ++ ++ Отторжение экспертами Переоценка фактического + + + + + + + + состояния русских цивилиза ционных потенциалов Этническая гомогенизация Демографический взрыв Мобилизационный откат + + ++++ ++ + Дестабилизация Таблица Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса Глава Основной системный риск, как и при анализе трехуровневой системы рисков, — «Риск идейного саботажа». Он дает максимальное количество вов леченных акторов (14). В данном случае, в значительной степени мы стал киваемся с идеологическим отторжением предлагаемой программы, прежде всего связанным с негативной реакцией ряда акторов на актуализацию русс кого фактора. И, по-видимому, это неслучайно, поскольку факторный анализ демографического процесса (гл. 5) показал, что идейно-духовные причины, цивилизационная идентичность, связанные именно с русским фактором, яв ляются наиболее значимыми. Соответственно, государственная политика, предлагаемая в настоящей работе, настроенная и нацеленная против нега тивного действия или состояния указанных факторов, и вызывает активиза цию и контрдействие именно тех акторов, которые ответственны за данные факторы. Такое совпадение подтверждает внутреннюю самосогласованность предлагаемой программы.

Также существенную роль в идейном неприятии предлагаемых мер играет элементарная косность, боязнь перемен, традиции пассивности. Соответс твенно, преодоление данного риска связано с действиями в информационно пропагандистской области.

Далее, по уровню угроз — «Риск активизации политической русофобии».

Он дает весьма высокий показатель возможной вовлеченности акторов (13).

Представляется, что данный риск может быть несколько преувеличенным.

Наличие «агентов влияния» внешних геополитических конкурентов России в современном российском обществе все еще вполне возможно, но ситуация, по сравнению с 1990-ми гг., все же существенно изменилась. Однако их по тенциальное присутствие в различных группах акторов подтверждается экс пертами, хотя далеко не факт, что в той или иной группе их количество может иметь существенный характер. Так или иначе, но осознание и прогнозирова ние данной угрозы естественно позволяет включить механизмы ее нейтрали зации. К тому же, данный риск может иметь и важный позитивный момент, связанный с актуализацией мобилизирующей идеи «образа врага».

Следующий по уровню существенный риск — «Региональное сопротив ление» (12 акторов) и примыкающий к нему — «Националистическое сопро тивление» (10 акторов). Данные риски связаны с потенциальным запуском центробежных механизмов в системе российской асимметричной Федерации как реакции на актуализацию русского фактора, а также в целом с возмож ным обострением национального вопроса. Это прогнозируемые и ожидае мые риски. Национальная политика является одним из «больных мест» рос сийского госуправления. В данной программе считается оправданным идти на подобные риски, поскольку предлагаемая концепция как раз и направлена на гармонизацию межнациональных отношений в стране.


Следующий сложный риск с высокой степенью угрозы — «Активизация радикализма». В определенной мере он связан с риском националистического Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса сопротивления, но шире его по охвату акторов (11). Он предполагает развитие радикализма не только со стороны националистических групп и связанных с ними акторов, представленных в иных стратах, но и ответный радикализм со стороны русских, а также в целом возможную радикализацию политического процесса. При всей конфликтогенности данного риска, он изначально рас сматривается в качестве запланированного, управляемого риска, внутренне присущего предлагаемой программе. К тому же, возможно предположить, что определенная степень радикализма в действиях, направленных на защиту русских цивилизационных потенциалов, может сыграть свою заметную поло жительную роль, естественно, в разумных пределах. В целом же реализация данной программы направлена на то, чтобы вырвать «русское знамя» из рук политических экстремистов, ввести данную тему в конструктивное русло.

Наконец, последний сложный риск с высокой степенью угрозы — «Геопо литическая изоляция и давление на Россию» (10 акторов). Данный ожидае мый риск связан с другим рассматривавшимся выше риском — «Активиза цией политической русофобии», который является во многом производным от первого. Соответственно, акторы, участвующие в реализации этих рисков, в значительной степени пересекаются. При всей серьезности угроз, которые несет риск «Геополитическая изоляция и давление на Россию», он во многом является неизбежным при любых попытках усиления Российского государс тва. И в этом плане он является оправданным риском. Более того, явное гео политическое давление будет способствовать возрождению традиционного русского «оборонного сознания», исторически доказавшего свою мобилиза ционную эффективность.

Оставшиеся два сложных риска несут меньшую степень угрозы. Это, во первых, «Побочные негативные последствия», проявляющиеся только в ходе практической реализации предлагаемой программы. Вовлеченность восьми акторов в данный риск весьма гипотетична, поскольку на данный момент трудно точно спрогнозировать суть этих рисков. Во-вторых, это риск «Не достаточного уровня поддержки большинством» (семь акторов), объеди нивший, помимо целевой группы широких масс, тех акторов, которые могут способствовать возникновению неблагоприятного отношения большинства к реализации предлагаемой программы.

Выделяется риск «Неидеальности проекта». В контексте трехуровневой системы он принадлежит к внутренним рискам предлагаемой программы, но этот риск — единственный из данной группы, который не является сложным.

Данный риск несет средний уровень угроз (семь акторов). Очевидно, что ни один из проектов не может быть идеален, и предлагаемая программа дейс твий может содержать неточности. Оценка данных возможных неточностей содержится уже в самом анализе возможных рисков — таким образом, мы первично моделируем ситуацию на предмет оценки степени идеальности, то есть возможной эффективности предлагаемой программы.

Глава Следующая группа рисков — это специфические риски блокирования при нятия предлагаемой программы. Следует отметить, что данная группа рисков в целом значительно менее актуализирована по степени угроз.

Наибольший показатель имеет риск «Недостатка ресурсов» — для осу ществления предлагаемой программы (восемь акторов). Неудивительно, что данный риск несет наибольшую степень угрозы блокирования принятия предлагаемой программы, поскольку предполагает наличие (точнее — не достаток) целого ряда ресурсов, жизненно важных для ее осуществления:

политических, экономических, административных, финансовых, норматив но-правовых, информационных, кадровых. Риск с наименьшим числом вов леченных акторов — «Профессиональная непригодность госаппарата». Его актуализируют только три актора, и кажется, что данный риск не столь важен.

Однако акторы, влияющие на данный риск, являются активными и опасными для блокирования предлагаемой программы. Более того, этот риск опасен в большей степени тем, что связан с вышеописанным риском «Недостатка ре сурсов», так как «Профессиональная непригодность госаппарата» может его спровоцировать.

К этому же блоку рисков может быть отнесен риск «Коррупционного саботажа госаппарата». Ввиду узости целевой группы, воздействие при ре ализации данного вида угроз оказывает небольшое количество акторов (4).

Однако его связь с рисками «бюрократически-ресурсного блока» показывает высокую степень заключенных в нем угроз. Коррупционный саботаж непос редственным образом влияет на возможность недостаточности ресурсов для реализации программы, являясь одновременно показателем профессиональ ной непригодности госаппарата. Устранение данных рисков связано с необ ходимостью общего обновления госаппарата, повышения его эффективнос ти, борьбы с коррупцией.

Существенный риск блокирования предлагаемой программы несет риск «Отторжения экспертами», возникающий на уровне экспертного сообщества (шесть акторов). Его опасность в данном контексте состоит в том, что учас тие целевой группы (научно-экспертного сообщества) в негативной оценке предлагаемой программы может влиять или дополняться ее негативными оценками со стороны других акторов (госаппарат, партия власти, оппозиция, религиозные лидеры, общественные организации). Несмотря на то, что дан ный риск по своей актуализированности несравним с системным и комплек сными рисками, его опасность для блокирования предлагаемой программы может быть оценена как высокая. Преодоление этого риска находится в поле обоснованности научно-практических аргументов со стороны разработчи ков, реализаторов и сторонников предлагаемой программы.

Наконец, оставшаяся третья большая группа — это риски, связанные с реализацией предлагаемой программы. В целом данная группа показывает самую низкую степень угроз. Наиболее существенный риск этой группы — Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса риск «Переоценки фактического состояния русских цивилизационных по тенциалов». Этот риск актуализируется в том случае, если правы сторонники теории окончательной потери русскими пассионарности, исторической при говоренностью русского суперэтноса. Относительно высокая степень угроз (8) связана с широким кругом потенциальных носителей русскости и в целом с большой функциональной ролью русского фактора в РФ. Вместе с тем, под тверждение реальности данного риска находится исключительно в области практического действия.

Риск, также имеющий относительно высокую степень угроз в контексте данной группы рисков, — «Общая дестабилизация социально-политической системы» (пять акторов). Он связан с системными изменениями государс твенного устройства и политического действия в случае реализации пред лагаемой программы. Риск связан с тем, что прямые политические акторы (госаппарат, оппозиция, национальные, региональные элиты, бизнес-элиты) своими действиями могут спровоцировать дестабилизацию обстановки в стране, которая выльется в активизацию протестных настроений среди ши рокой общественности. Здесь мы вновь возвращаемся к важности тех угроз, о которых говорилось в «ресурсно-бюрократическом блоке», т. е. необходимос ти совершенствования кадрового состава аппарата, соответствующем ресур сном обеспечении реализации программы.

Остальные риски реализации предлагаемой программы («Мобилизацион ный откат», «Этническая гомогенизация» и «Демографический взрыв») име ют весьма незначительную степень угроз.

Итак, наиболее существенными по количеству вовлеченных акторов пред ставляются следующие риски, в реализации которых задействованы более де сяти акторов (рис. 104):

Геополитическая изоляция и давление на Россию Националистическое сопротивление Активизация радикализма Региональное сопротивление Активизация политической русофобии Идейный саботаж 0 2 4 6 8 10 12 14 Рис. 104. Наиболее существенные риски по количеству вовлеченных акторов Глава 1. Идейный саботаж.

2. Активизация политической русофобии.

3. Региональное сопротивление.

4. Активизация радикализма.

5. Националистическое сопротивление.

6. Геополитическая изоляция и давление на Россию.

Обращает на себя внимание, что степень угроз рисков по количеству вов леченных акторов практически полностью воспроизводит картину, получен ную в результате анализа трехуровневой системы рисков. Тем самым еще раз подтверждается, что именно эти риски являются наиболее существенными при реализации предлагаемой программы.

Подводя итог анализу рисков по степени вовлечения в них количества акторов, еще раз остановимся на путях преодоления угроз, характерных для данных, наиболее существенных рисков.

Риск «Идейного саботажа» является системным риском, присущим внут ренним рискам, рискам блокирования и рискам реализации предлагаемой программы. Он, прежде всего, связан с возможным идеологическим отторже нием предлагаемого управленческого пакета. Преодоление данного риска воз можно путем организации эффективной информационно-пропагандистской поддержки реализации предлагаемой программы, как ее составной части.

Остальные пять рисков являются сложными рисками и относятся одновре менно к внутренним рискам и рискам реализации предлагаемой программы.

Выше рассмотрено негативное влияние вовлеченных акторов на реализа цию предлагаемых в настоящей работе мер выхода из демографического кри зиса. Вместе с тем, среди акторов, в том числе из рассмотренных выше групп, будет немалое число тех, кто окажется сторонником предлагаемого подхода.


Соответственно, возможность преодоления рассмотренных рисков зависит от того, насколько акторы, реализующие данную концепцию или являющиеся ее сторонниками, готовы к их преодолению, обладают ли они политически ми, информационно-пропагандистскими и иными ресурсами, способными заблокировать или свести к минимуму возможные негативные реакции со стороны акторов, противостоящих реализации концепции.

В целом речь должна идти об эффективности и качестве соответствующей государственной политики.

Выше говорилось о том, что предлагаемая программа действий направле на на развитие последних демографических инициатив политического руко водства страны. В этой связи можно ожидать, что есть шанс на поддержку с его стороны (§ 5, гл. 3). Предлагаемый пакет государственно-управленческих действий ориентирован на решение проблем как русского народа, так и всех российских народов, решение в целом судьбы Российского государства, и это Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса позволяет надеяться на то, что основой поддержки предлагаемой программы станет подавляющая часть граждан страны как надэтническая общность.

Предлагаемая программа может стать платформой объединения всех здо ровых сил российского общества: патриотической интеллигенции;

нацио нального капитала;

здравомыслящих, национально ориентированных поли тиков;

широких слоев общественности. Это станет залогом ее успеха, залогом преодоления стратегических рисков, грозящих дальнейшему существованию Российского государства.

3. Сравнительный анализ рисков инерционного и активного вариантов демографической политики Выше рассмотрены системы политических рисков, связанных с продолжени ем нынешней демографической политики (инерционный вариант) и с потенци альными рисками реализации предлагаемой программы (активный вариант).

Возникает принципиальная задача сравнения двух этих совокупностей рис ков и выяснения того, насколько оправдан данный подход: являются ли риски, связанные с реализацией предлагаемой программы действий, менее сущест венными по сравнению с рисками инерционного сценария. Иными словами, на ходятся ли доводы в пользу политического решения о реализации на практике предлагаемой программы.

Сравнение двух систем политических рисков проведено с использованием метода экспертной оценки. Экспертам были предложены для заполнения две анкеты, в одной из которых оценивались риски при нереализации предла гаемой программы, во второй — риски при ее реализации. В обеих анкетах присутствовал идентичный перечень политических рисков (всего 36), при сутствующих в инерционном и активном вариантах. Экспертам было пред ложено по десятибалльной шкале оценить три величины: вес (сравнительную значимость) конкретного риска в ансамбле, уровень связанной с ним угрозы, а также качество государственного управления по преодолению данного рис ка. Итог анализа анкет представлен в таблице 85.

В графическом виде сравнение уровней угроз в инерционном и активном вариантах показано на рисунке 105.

Кривая угроз, в случа е реализации предлагаемой программы (активный вариант), значительно выше кривой угроз при ее нереализации (инерцион ный вариант) в той части, где представлены риски, связанные с активной государственной политикой по комплексному решению демографических проблем. Данные риски являются ожидаемыми, они связаны с угрозами, внутренне присущими предлагаемой программе действий, т. е. являются за планированными и преодолимыми.

Глава Таблица Уровни рисков и качества госуправления в инерционном и активном вариантах № Риск Вес А Б B Г 1. Идейный саботаж 6,86 3,18 3,27 7,36 4, 2. Коррупционный саботаж 7,27 5,82 2,64 7,64 4, 3. Профессиональная недееспособность госаппарата 6,95 5,27 3,36 7,64 4, 4. Национальное сопротивление 5,95 4,00 3,45 6,36 5, 5. Региональное сопротивление 5,91 3,64 4,82 5,64 5, 6. Геополитическая изоляция и давление 4,73 3,00 3,45 5,45 4, 7. Активизация 5-ой колонны 3,55 2,64 2,55 5,09 4, 8. Недостаток ресурсов для осуществления концепции 4,45 3,00 3,55 5,00 5, 9. Побочные негативные последствия 5,09 5,18 2,45 5,36 3, 10. Активизация политического радикализма 3,73 2,91 3,27 6,91 4, 11. Отторжение на уровне экспертного сообщества 2,50 2,45 1,55 6,09 5, 12. Неидеальность проекта 3,95 2,82 1,55 5,00 5, 13. Переоценка русских цивилизационных потенциалов 5,00 2,18 1,36 5,55 3, 14. Этническая гомогенизация 3,00 2,45 2,55 5,00 5, 15. Неконтролируемый демографический взрыв 3,05 2,64 2,00 2,45 4, 16. Риск мобилизационного «отката» 2,05 3,00 2,27 3,73 4, 17. Дестабилизация социально-политической системы 6,50 4,91 2,73 5,82 5, 18. Недостаточный уровень поддержки большинства 5,23 2,73 2,64 4,73 4, 19. Риски миграции 4,86 7,27 3,45 2,45 5, 20. Опасность потери Сибири и Дальнего Востока 7,64 7,55 3,09 2,91 6, 21. Неконтролируемое воздействие мигрантов на рынок труда 6,14 6,91 2,45 2,27 5, 22. Нарушение этнического баланса 6,00 6,27 1,55 1,91 5, 23. Учащение и обострение этнических конфликтов 7,50 6,73 1,91 6,18 7, 24. Самосегрегация мигрантов 4,18 6,09 1,91 2,64 6, 25. Рост криминализации 5,41 5,82 3,36 3,45 4, 26. Риски депопуляции 6,64 8,00 3,36 1,91 6, 27. Сокращение трудовых человеческих ресурсов 5,55 6,55 3,82 1,36 5, 28. Сдерживание экономического роста 4,50 5,73 2,73 2,91 5, 29. Старение населения 5,82 6,91 3,18 3,91 6, 30. Рост демографической нагрузки 5,82 6,82 2,91 4,36 4, 31. Разрушение института семьи 5,86 6,45 3,27 2,55 5, 32. Проблемы комплектования вооруженных сил 5,59 6,55 2,91 3,55 4, 33. Подрыв обороноспособности 6,73 7,45 3,09 3,18 5, 34. Разрушение села 6,55 8,09 1,91 3,27 5, 35. Сокращение населения Сибири и Дальнего Востока 7,36 8,00 2,18 2,45 6, 36. Усиление внутренних миграций в центральную часть России 6,36 7,73 2,09 3,64 5, А – уровень угроз в инерционном варианте Б – уровень качества госуправления в инерционном варианте В – уровень угроз в активном варианте Г – уровень качества госуправления в активном варианте Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса 9 Уровень угроз в инерционном варианте Уровень угроз в активном варианте Риски 0 2 4 6 8 10 12 14 16 18 20 22 24 26 28 30 32 34 Рис. 105. Сравнение уровней угроз в инерционном и активном вариантах Кривая угроз инерционного варианта значительно выше кривой для ак тивного варианта в части, касающейся рисков, связанных с депопуляцией и неконтролируемой миграцией, несущих угрозу распада Российского государс тва. При этом характерно, что степень данных угроз при реализации предла гаемой программы существенно ниже, что говорит о ее действенности.

Данный тезис подтверждается результатами, полученными при сравнении качества государственного управления при активном и инерционном сцена риях (рис. 106):

На рис. 106 видно, что реализация предлагаемого пакета государствен но-управленческих решений существенно повышает уровень качества го сударственного управления по сравнению с нынешним положением дел.

При этом наибольший эффект государственная политика при реализации предлагаемой программы дает в сфере решения проблем депопуляции, не законной миграции, гармонизации межнациональных отношений, преодо ления центробежных тенденций, устранения рисков, связанных с распадом страны.

Количественное сравнение суммарных уровней угроз в активном и инер ционном вариантах может быть сделано с помощью следующей формулы.

Глава Уровень качества госуправления в инерционном варианте Уровень качества госуправления в активном варианте Риски 0 2 4 6 8 10 12 14 16 18 20 22 24 26 28 30 32 34 Рис. 106 Сравнение качества государственного управления при инерционном и активном вариантах R1 = (вес) (уровень угрозы) (5) Таким образом, подсчитанное суммарное значение уровней угроз при нереализации предлагаемой программы составляет R1и=1077 (инерцион ный), при возможной реализации предлагаемой программы R1а= 840 (ак тивный).

Вместе с тем, очевидно, что уровень угроз может снижаться за счет ак тивных государственно-управленческих действий, на что собственно и на правлена предлагаемая программа. Для оценки этой возможности экспер тами оценивалось качество государственного управления в обоих случаях (колонки Б и Г в таб. 86). Очевидно, что чем выше качество государствен ного управления, противодействующего данной угрозе, тем она ниже. Ма тематически это можно представить, как обратно-пропорциональную зави симость:

R2 = (вес) (уровень угрозы) (6) (качество госуправления) Таким образом, подсчитанные значения составили следующие величины.

Для инерционного сценария — R2и = 412. Для предлагаемого варианта вывода страны из демографического кризиса — R2а = 169.

Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса Сравнение уровня угроз в обоих вариантах показало, что при активном варианте предлагаемой программы угрозы выше только в части (в скобках указано превышение уровня угрозы в процентах):

• идейного саботажа (78);

• профессиональной недееспособности госаппарата (16,5);

• регионального сопротивления (28);

• геополитического давления и изоляции (46);

• недостаточности ресурсов (12);

• активизации политического радикализма(69).

Что касается наиболее напряженного параметра риска — идейного сабо тажа, то эта проблема лежит в поле формирования общественного мнения, СМИ, государственной пропаганды, что вполне управляемо и может быть существенно активизировано в рамках самой предлагаемой программы дейс твий по выводу из демографического кризиса. В целом все перечисленные проблемы относятся к области государственной политики (региональной, внешней, антитеррористической и антиэкстремистской, кадровой).

Выявление особо повышенных значений рисков ведет к соответствующей акцентировке государственно-управленческих решений (гл. 8–10).

Иными словами, суммарный уровень угроз активного варианта програм мы связан, прежде всего, с прогнозируемыми рисками, внутренне присущими предлагаемой программе, т.е. с преодолимыми рисками. Риски инерционного варианта, напротив, связаны, прежде всего, с теми, которые при условии про должения нынешней политики являются непреодолимыми и ведут в пределе к распаду государства.

Если рассматривать в качестве отправной точки угрозы, связанные с ре ализацией демографической политики в допутинский период, то наглядно сравнение систем политических рисков может быть представлено следующей формулой:

У3 У2 У где У1 — угрозы, связанные с реализацией антирепродуктивной политики 1990-х гг., У2 — угрозы, продолжения нынешнего инерционного сценария, У3 – угрозы, связанные с реализацией предлагаемого авторами настоящей ра боты пакета государственно-управленческих решений.

Таким образом, проведенный анализ системы рисков, связанных с инер ционным и активным вариантами демографической политики, подтверждает ранее выдвинутый тезис о том, что предлагаемый пакет государственно-уп равленческих решений, основанных на четырехфакторной модели демогра фического развития России, является действенным по существу. Реализация данного пакета позволит преодолеть риски, связанные с нынешним демогра Глава фическим кризисом, укрепит Российское государство, решит проблемы рус ского большинства с одновременной гармонизацией межнациональных отно шений в стране.

Понимание природы рисков позволяет уточнить содержание государс твенной политики.

4. О ресурсах общественно-политической поддержки предлагаемого проекта Разработанный «проект» государственной политики вывода страны из де мографического кризиса обладает весьма энергичным и нетрадиционным — с позиций «привычного» государственного управления последних 15 лет — со держанием. Конечно, хотелось бы, чтобы он нашел свою дорогу к реальному процессу принятия национальных решений и не остался пылиться на науч ной полке.

Но на указанном пути есть ряд препятствий. Проект должен стать извест ным лицам, принимающим решения, получить одобрение научно-экспертных кругов, поддержан политическими и парламентскими кругами, а также в ор ганах исполнительной власти. В значительной степени все эти возможности определяются зрелостью общественно-политических и административных подсистем общества и государства. Таким образом, вопрос: «а на какой ресурс поддержки в этих подсистемах может рассчитывать проект?» — становится актуальным. Может вполне оказаться, что проект опережает время и придется планировать судьбу его практической имплементации с учетом данного об стоятельства. Поэтому вопрос настоящего раздела весьма важен. Анализ при вязан к самым ключевым и политически чувствительным идеям проекта.

4.1. Актуализация идейно-духовного фактора Состояние общественного мнения, фиксируемое в ходе социологичес ких исследований, политические события последнего времени в принципе позволяют говорить о наличии в стране условий, благоприятных для прове дения предлагаемых мероприятий. В первую очередь к ним нужно отнести общественный консенсус по вопросу важности идейно-духовного фактора для поступательного развития Российской Федерации. По данным ВЦИОМ, 75% наших сограждан выражают готовность проголосовать на выборах за ту партию, которая в качестве главной идеи провозгласит укрепление морали и нравственности2. Большинство опрошенных считает, что организации, рабо тающие в сфере досуга, должны заниматься защитой морали и нравственнос ти. Поддержку имеет также тезис о необходимости участия в этом органов ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 242//wciom.ru.

Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса государственной власти. Эту идею поддерживает 75% населения, а 89% опро шенных считают, что этим обязательно должны заниматься также местные власти3.

Положительные тенденции прослеживаются и в политической жизни страны. Направленность идеологической консолидации представляется вполне определенной. Партии прозападной ориентации, отрицавшие циви лизационное своеобразие России, практически потеряли всякую поддержку.

Согласно данным ВЦИОМ, число избирателей, готовых сегодня голосо вать за так называемые демократические партии космополитического спек тра, составляло в конце 2006 г. не более 1%. В то же время в списке партий, пользующихся наибольшей симпатией у россиян, находятся «Единая Рос сия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР. Эти политические организации искренне или по политическому умыслу, но уделяют большое внимание пат риотической тематике, вопросам морально-нравственных устоев общества, суверенитета страны.

В манифесте «Справедливой России» заявляется, что она создана с целью «укрепить российскую государственность в интересах народа, создать в Рос сии справедливое и солидарное общество… общество, которое чтит тради ции, гордится историей, уважает старшее поколение, постоянно развивается и уверенно смотрит в будущее»4. «Мы выступаем, — говорится в ее мани фесте, — за активную поддержку и государственную пропаганду российской культуры и традиционной для России системы ценностей в обществе»5.

Подобную же позицию имеет самая влиятельная у избирателей партия — «Единая Россия». В ее программном заявлении говорится: «Мы ясно представ ляем образ страны, которую строим. Это сильное — эффективное государство, способное защитить свой суверенитет и территориальную целостность от лю бых посягательств… Это страна, в которой духовные и моральные ценности, взаимоуважение и взаимопонимание между людьми, взаимовыручка и взаи моподдержка, сострадание и сочувствие к тем, кто в нем нуждается, является стержнем общества, его нравственной основой, отличающей Россию во все времена»6. Политическая организация, заявляющая, что в ее рядах на сегод няшней день состоит 1 210 000 чел., провозглашает «стратегию качественного обновления страны». В рамках этой стратегии одной из трех приоритетных задач единороссами провозглашается «сбережение российского народа».

Перечисленные выше партии контролируют свыше 92% голосов депутатов Государственной Думы. Приведенные выдержки из программных документов Там же.

Манифест партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь»//http://www.

prvita. mironov. ru Там же.

Программное заявление партии Единая Россия //http: //www.edinoros.ru Глава позволяют утверждать, что в высшем законодательном органе страны может быть получено единство взглядов на цивилизационные основания российс кой государственности, место и роль идейно-духовного фактора в развитии страны.

Еще одним обстоятельством, позволяющим говорить о реалистичности предлагаемой программы мер по выходу из демографического кризиса, явля ется лояльность основных политических партий и населения в целом по от ношению к Президенту страны. Такое единодушие партий, членами которых является большинство депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации, позволяет утверждать, что инициативы президента по преодоле нию демографического кризиса будут поддержаны законодателями. Еще бо лее важным является факт, состоящий в том, что, согласно данным ВЦИОМ, в октябре 2006 г., курс Президента России поддерживают 77–79% жителей страны7.

Одним из факторов, способствующих реализации предлагаемой програм мы, несомненно, может стать политическая воля Президента и высшего ру ководства страны, консолидирующегося вокруг него, в том числе по вопросу преемственности курса после 2008 г.

Деятельность В.В. Путина позволяет утверждать наличие у него и его со ратников определенной системы национально ориентированных взглядов, последовательно реализуемых в государственной политике.

Уже в первом своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент сказал: «Развитие общества немыслимо без согласия по общим целям. И цели эти не только материальные. Не менее важные – ду ховные и нравственные цели. Единство России скрепляют присущие нашему на роду патриотизм, культурные традиции, общая историческая память»8.

Определяя основные приоритеты государства в области культурной поли тики, В.В. Путин говорил: «Одна из базовых тем — это нравственное, интеллек туальное и духовное воспитание молодежи. Очевидно, что этим вопросам не обходимо уделять первостепенное внимание и постоянно…, но сегодня очень важно помочь детям и молодежи сориентироваться в мощном потоке совре менной информации, научить отделять хорошее от плохого, истинное от мни мого, вернуть интерес к настоящим культурным и духовным ценностям»9.

Еще одним важным основанием тезиса о ресурсе поддержки актуализа ции идейно-духовного фактора демографической политики является отказ ВЦИОМ. Пресс-выпуск №574. //wciom.ru.

Президент России. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 08.07.2000 г. // http: //www.kremlin.ru Президент России. Вступительное слово на встрече с творческой интеллигенцией, посвя щенной 100-летию со дня рождения Дмитрия Лихачева // http: //www.kremlin.ru Система политических рисков при выходе «по существу» из демографического кризиса государства от атеистического прозелитизма периода советской власти и признание позитивной роли традиционных верований в жизни государства и общества. Показательно заявление Президента, сделанное во время встречи с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II: «Сегодня Русская право славная церковь — не только хранительница многовековых традиций нашего народа. Она помогает государству решать насущные социальные проблемы, играет важную роль в воспитании молодежи, воспитании в духе патриотиз ма, справедливости, приверженности семейным ценностям»10. При этом от мечается, что признание заслуг православия не умаляет заслуг других тради ционных религий. Конструктивное взаимодействие различных религиозных организаций служит укреплению гражданского мира и согласия в России.

«Это, безусловно, пример подлинной любви к своему Отечеству и к своему народу», — сказал В.В. Путин11.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.