авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Укрепление Здоровья

и Профилактика

Неинфекционных

Заболеваний в России

и Канаде

ОПЫТ

и

РЕКОМЕНДАЦИИ

о ак и й И.. лаз но а и

S.Stachenko

о ак и й И.. лаз но а и S.Stachenko

Авторский коллектив:

И.С.Глазунов — Государственный научно-исследовательский Центр профилактической

медицины Росздрава (ГНИЦПМ)

Т.В.Камардина — ГНИЦПМ

Р.Г.Оганов — ГНИЦПМ

М.В.Попович — ГНИЦПМ Р.А.Потемкина — ГНИЦПМ И.М.Соловьева — ГНИЦПМ Г.Я.Масленникова — ГНИЦПМ S.Stachenko — Агенство общественного здоровья Канады A.Chockalingam —Университет им. С.Фразера H. Morrison — Агенство общественного здоровья Канады Авторы благодарны за важный вклад в подготовку к изданию монографии следующим лицам:

D. Baldwin — Агенство общественного здоровья Канады T.J. Connolly — Агенство общественного здоровья Канады Y. Mao — Агенство общественного здоровья Канады A. Shatchkute — Европейское региональное бюро ВОЗ Признательность и благодарность авторы хотели бы также выразить светлой памяти ученому и коллеге А. Петрасовичу (Andres Petrasovits) за его вклад и веру в успех профилактики в России и Канаде.

ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Содержание Введение........................................................................................................................................................................ 1. Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска.............................................

2. Осуществима ли профилактика неинфекционных заболеваний?........................................................... 3. Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить................................................................................................................... 4. Что такое интегрированная программа профилактики неинфекционных заболеваний - программа CINDI...................................................................................................................................................................... 5. Разработка политики и стратегии укрепления здоровья и профилактики неинфекционных заболеваний........................................................................................................................................................ 6. Разработка политики и программ здорового питания для профилактики неинфекционных заболеваний........................................................................................................................................................ 7. Популяционный подход в контроле табакокурения................................................................................... 8. Воздействие на факторы риска неинфекционных заболеваний на рабочем месте.............................

9. Укрепление здоровья детей школьного возраста: программа «CINDI-ДЕТИ»........................................ 10. Оценка программ укрепления здоровья и профилактики неинфекционных заболеваний................. 10.1. Разработка системы мониторирования поведенческих факторов риска..........................................

10.2. Оценка процессов.................................................................................................................................. 11. Образовательные программы для профессионалов и населения.......................................................... 11.1. Образовательные программы для лиц, принимающих решения...................................................... 11.2. Разработка программ обучения для преподавателей семейной медицины.................................. 11.3. Образование населения. Обучающие программы школ для больных сахарным диабетом......... 12. Использование Интернета в программах профилактики неинфекционных заболеваний................. 13. Краткая история укрепления здоровья в Канаде....................................................................................... 14. Артериальная гипертония: распространенность, профилактика, лечение и осведомленность населения об этой болезни. Канадский опыт............................................................................................. 15. Заключение........................................................................................................................................................

Приложение А........................................................................................................................................................... Приложение Б........................................................................................................................................................... Приложение С — Словарь используемых терминов........................................................................................ Приложение Д — Список часто употребляемых сокращений............................................................................... ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Введение Эта книга адресована всем тем, кто интересуется и занимается разработкой программ и практической работой по укреплению здоровья и профилактике неинфекционных заболеваний (НИЗ). Авторы имели в виду читателя, которому приводимые в книге сведения могут помочь в его практической работе - в преподавании и научных исследованиях.

Намерением авторов также является – предложить читателю пособие по разработке и проведению программ укрепления здоровья и профилактики НИЗ. Поэтому с одной стороны дается информация о таких программах, а с другой – в каждой главе предлагаются рекомендации. Предполагается, что эти рекомендации будут полезны для формирования программ на региональном (областном) и местном уровне. Хотя некоторые рекомендации имеют более общий характер и могут быть использованы на федеральном, региональном или местном уровне.

Большая часть книги обобщает российский, в значительной части – собственный опыт авторов по разработке и осуществлению программ укрепления здоровья и профилактики НИЗ. Этот опыт включает в себя многолетнее международное сотрудничество с программами Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Канады, США, ЮНИСЕФ,TACIS и другими организациями и странами.

Часть материалов книги написана канадскими авторами. Канада является признанным лидером в организации и развитии программ общественного здоровья вообще и профилактики НИЗ в частности. Поэтому информация о программах, их организации и результатах в Канаде дает российскому читателю уникальную информацию из первых рук.

Значительная часть приводимой информации об опыте как отечественных, так и канадских программ почерпнута из результатов работы по развитию программы CINDI (общенациональная программа интегрированной профилактики неинфекционных заболеваний) (1). Международная программа CINDI –это сеть из 28 европейских стран и Канады, совместно разрабатывающих эффективные способы профилактики НИЗ.

«Подход CINDI строится на том, что имеются данные, доказывающие наличие небольшого числа факторов риска и причинных условий, которые являются общими для основных хронических заболеваний. Эта общность означает, что комплексные меры против отдельных факторов риска, осуществленные в социальном контексте, могут привести к снижению заболеваемости основными хроническими болезнями, а также к улучшению состояния здоровья населения» (2).

Поскольку эта книга издается одновременно на русском и английском языках, авторы надеются, что она даст информацию и будет полезна широкому кругу российских и зарубежных читателей.

Авторы.

Литература.

2. Стратегия предупреждения хронических 1. Протокол и практическое руководство.

заболеваний в Европе. Основное внимание Общенациональная интегрированная – действиям общества по укреплению программа профилактики неинфекционных общественного здоровья. Видение стратегии с заболеваний(CINDI).(Пересмотр 1994 года) позиций CINDI. ВОЗ\ЕРБ. Копенгаген,2004.

ВОЗ\ЕРБ, Копенгаген, 1996.

 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Р.Г. Оганов, Г.Я. Масленникова Резюме НИЗ вносят основной вклад в нетрудоспособность и преждевременную смертность населения России, приводя к существенным социально экономическим потерям государства. Сердечно-сосудистые заболевания, внешние причины и онкологические заболевания ответственны более чем за 80% всех смертей от НИЗ. Доказана связь развития, прогрессирования основных НИЗ и преждевременной смерти населения с такими факторами, как психосоциальный стресс, избыточное потребление алкоголя, курение, артериальная гипертензия. Поэтому, профилактика и снижение уровней этих факторов будет способствовать снижению заболеваемости и преждевременной смертности от НИЗ.

НИЗ являются основной причиной нетрудоспособности, заболеваемости и преждевременной смерти населения России. В таблице 1.1. представлены абсолютные значения и стандартизованные коэффициенты смертности для мужчин и женщин в возрастных группах 0-85+ лет и 25-64 лет в России в 2003 году. Основываясь на абсолютных значениях, наши расчеты показывают, что в 2003 году из всех смертей населения страны на долю НИЗ приходилось 98,4%, на долю инфекционных и паразитарных заболеваний (ИПЗ) – 1,6% смертей. При этом существенного различия вклада НИЗ и ИПЗ в общую смертность населения у мужчин (97,6% против 2,4%) и женщин (99,3% против 0,7%) не наблюдается. Среди НИЗ, основной вклад в смертность вносят болезни системы кровообращения (БСК) – 56,4%, внешние причины (ВП) – 14,2% и злокачественные новообразования (ЗН) – 12,3%, которые в сумме отвечают за 82,9% всех смертей. У мужчин вклад БСК (48%), ВН (20,5%) и ЗН (12,5%) в общую смертность составляет 81%. У женщин БСК (66,2%), ВН (6,9%) и ЗН (12,1%) отвечают за 85,2% всех смертей.

На трудоспособный возраст – 25-64 лет, когда вырабатывается внутренний валовой продукт (ВВП), от величины которого зависит благосостояние и процветание нации, приходится 39,2% всех смертей;

у мужчин 53%, у женщин – 23,1%, соответственно. Структура смертности в этой возрастной группе мало отличается от таковой для всего населения России. На долю ИПЗ приходится 3,3% смертей, НИЗ – 96,7%, у мужчин - 3,8% и 96,2%, у женщин – 2% и 98%, соответственно. Основной вклад в общую смертность населения трудоспособного возраста вносят БСК (38%), ВП (26,6%) и ЗН (13,4%), которые вместе ответственны за 78,1% смертей этого возраста. У мужчин трудоспособного возраста БСК (37,7%), ВП (29,6%) и ЗН (10,9%) составляют 77,8%, у женщин БСК (40,1%), ВП (18,6%) и ЗН (20,2%) – 79% от общего количества смертей этого возраста. Необходимо отметить, что из всех смертей от БСК на трудоспособный возраст у мужчин приходится 41,2%, у женщин – 14%, от ВП – 76,4% и 62,8%, от ЗН – 46,2% и 38,6%, соответственно.

 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Несмотря на то, что структура Табл.1.1. Показатели смертности населения России от основных причин: абсолютные значения и стандартизованные к новому мировому стандарту(1)коэффициенты смерти, а также вклад ИПЗ смертности на 100,000 населения в год (2003 год).

и представленных НИЗ в общую смертность населения Мужчины Возрастные группы Абс.значения у мужчин и женщин похожи, Причины смерти На 100, (лет) (в тыс.) абсолютные показатели смерти и Все причины 0–85+. 1268,3 1777, стандартизованные коэффициенты 25–64 672,3 1786, смертности, как у всех мужчин, Болезни инфекционные и 0–85+. 30,0 38, так и у мужчин трудоспособного паразитарные 25–64 25,7 67, возраста намного выше, чем Болезни системы кровообращения 0–85+ 608,8 885, у женщин соответствующих 25–64 250,6 666, возрастов. Так стандартизованные Внешние причины 0–85+ 260,3 337, коэффициенты смертности 25–64 198,8 528, у всех мужчин и у мужчин Злокачественные новообразования 0–85+ 158,4 213, трудоспособного возраста 25–64 73,2 197, превышают таковые у женщин, Женщины соответственно, от всех причин в Возрастные группы Абс.значения Cause.of.death На 100, 2,1 и 3,2, от ИПЗ – в 4,5 и 5,5, от (лет) (в тыс.) БСК – в 1,8 и 3,1, от ВП – в 4,2 и Все причины 0–85+. 1090,4 836, 4,8, от ЗН – в 2 и 1,8 раза.

25–64. 252,3 556, Болезни инфекционные и 0–85+ 7,2 8, В опубликованной ранее работе паразитарные 25–64. 5,1 12, показано, что с 1965 по Болезни системы кровообращения 0–85+. 722,2 500, годы, динамика смертности, 25–64. 101,3 215, как у мужчин, так и у женщин Внешние причины 0–85+. 74,9 80, характеризовалась медленным 25–64. 47,0 110, ростом общей смертности Злокачественные новообразования 0–85+. 132,0 106, и смертности от БСК и ВП 25–64. 50,9 110, (2). Значительные колебания Источник: Федеральная служба государственной статистики, смертности от этих причин наблюдались в 90-х годах прошлого столетия (подъем смертности с 1990 по 1994 годы и затем ее снижение до года) и эти колебания совпали с социальными и экономическими преобразованиями в стране. В таблице 1.2 представлена динамика показателей смертности у мужчин и женщин в конце 20-го и начале 21-го веков. Начиная с 1999 года и по 2003 год, у мужчин и женщин, всех и трудоспособного возраста, наблюдаются медленный рост общей смертности и смертности от БСК. От ВН также наблюдался такой же рост смертности, однако в году показатели такой смертности были ниже, чем в 2002 году. Показатели смертности от ЗН имели незначительные колебания в конце 20-го, начале 21-го века, однако, начиная с 1998 года, имеют тенденцию к снижению, как у мужчин, так и у женщин обеих возрастных групп.

Сравнительный анализ показателей и динамики смертности от разных причин населения трудоспособного возраста России с аналогичными данными развитых стран Европы показал, что во второй половине 90-х годов смертность среди российских мужчин и женщин была выше, чем среди мужчин и женщин Финляндии, Соединенного Королевства и Дании: от БСК в 3-5 раз, от ВН – в 4-8 раз, от ЗН – 1,5-2 раза (3).

 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Табл.1.2. Стандартизованные к новому мировому стандарту (1) коэффициенты (на 100,000 населения в год) смертности от основных причин. Мужчины Причины смерти Возрастные 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 группы (лет) Все причины 0–85+. 1341,0 1338,3 1444,5 1716,9 1856,7 1757,1 1629,7 1540,9 1502,7 1626,9 1697,6 1701,7 1746,9 1777, 25–64 1104,6 1128,0 1289,1 1644,8 1875,6 1733,8 1548,9 1392,8 1349,2 1514,2 1636,7 1680,7 1753,0 1786, Болезни системы 0–85+ 666,8 658,0 694,0 828,7 905,5 799,4 747,7 720,1 705,3 768,4 801,8 807,6 841,3 885, кровообращения 25–64 386,4 388,8 431,7 562,4 669,4 592,8 533,6 483,1 470,6 533,1 583,7 602,9 643,3 666, Внешние причины 0–85+. 218,6 232,1 283,6 368,8 404,1 362,8 319,9 285,1 283,8 311,7 331,7 339,9 344,8 337, 25–64 318,4 340,2 431,7 578,0 641,8 562,5 489,9 428,8 422,9 468,0 501,8 522,4 535,7 528, Злокачественные 0–85+ 248,7 247,0 251,2 255,3 251,3 237,5 230,3 227,4 224,6 226,2 223,7 217,7 216,0 213, новообразования 25–64 248,5 247,7 247,9 254,0 253,2 237,4 226,1 218,7 214,9 216,6 214,3 205,6 202,4 197, Женщины Причины смерти Возрастные 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 группы (лет) Все причины 0–85+ 690,0 685,1 712,5 809,7 857,6 834,5 794,8 776,2 760,1 803,4 812,3 812,9 835,7 836, 25–64 372,0 379,9 414,3 507,4 571,1 536,0 487,1 450,5 434,2 476,3 502,5 520,2 545,5 556, Болезни системы 0–85+ 428,4 422,1 435,4 498,7 530,3 471,3 451,1 444,4 435,6 464,7 470,1 472,1 487,2 500, кровообращения 25–64 136,4 139,3 151,1 193,0 223,5 200,8 182,7 167,7 160,3 178,8 191,2 198,6 209,6 215, Внешние причины 0–85+ 51,7 54,3 64,9 85,2 92,8 84,8 75,6 69,1 69,1 74,7 77,0 80,0 82,4 80, 25–64 60,6 64,0 81,5 114,9 129,0 114,0 99,1 87,6 85,5 95,1 100,6 106,4 112,8 110, Злокачественные 0–85+. 113,9 113,9 116,0 115,8 116,4 111,7 109,7 109,5 109,0 110,3 109,7 107,7 106,7 106, новообразования 25–64 116,7 117,2 117,9 118,5 121,9 117,7 115,5 114,4 113,1 115,5 113,5 112, 5 110,8 110, Источник: Федеральная служба государственной статистики, 1990- Высокие показатели смертности населения России и, в первую очередь, преждевременное вымирание значительной части населения трудоспособного возраста приводят к существенным потерям годов (лет) потенциальной жизни (ПГПЖ) и ВВП, низкой ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ). В 2000 году, ПГПЖ вследствие всех смертей составили у мужчин - 20,5, у женщин – 14,5 млн.чел.-лет. При этом, от преждевременных смертей населения трудоспособного возраста, ПГПЖ среди мужского и женского населения страны были, соответственно, от БСК– 4,2 и 2,2 млн.чел.-лет, ВП – 4,8 и 1,3 млн.

чел.-лет, ЗН - 1,4 и 1,3 млн.чел.-лет. ПГПЖ от всех смертей обусловленных БСК, ВП и ЗН населения трудоспособного возраста составили у мужчин – 10,3 млн.чел.-лет, или 50% от всех ПГПЖ, у женщин – 4,9 млн.чел.-лет, или 34% от всех ПГПЖ. В 2000 году ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) при рождении у российских мужчин была – 59,4 лет, у женщин – 72 года, что на 15-10 лет короче, чем ОПЖ мужчин и женщин развитых стран Европы, таких как Финляндия, Соединенное Королевство, Дания, Франция, Италия и др.

(4). Если исключить все смерти мужчин трудоспособного возраста (25-64 лет) в 2000 году, то ОПЖ была бы продолжительнее на 12,5 лет и стала бы 71,9 лет, вместо 59,4 лет. При исключении у мужчин этого возрасте преждевременных смертей, обусловленных БСК, ВП и ЗН, можно было бы ожидать увеличение ОПЖ на 9,4 лет (68,8 лет) (рис. 1.1.), только БСК – на 3,5 лет (рис. 1.2.), ВП – на 3,7 лет (рис.1.3.), ЗН – на 1,2 лет (рис. 1.4.).

 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.1. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от БСК, ВП и ЗН в возрасте 25-64 лет (2) +9, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы Рис.1.2. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от БСК в возрасте 25-64 лет (2) +3, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы  УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.3. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от ВП в возрасте 25-64 лет (2) +3, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы Рис.1.4. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от ЗН в возрасте 25-64 лет (2) +1, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы  ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.5. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских женщин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от БСК, ВП и ЗН в возрасте 25-64 лет (2) 80 +4, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы Рис.1.6. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских женщин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от БСК в возрасте 25-64 лет (2) +1, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы  УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.7. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских женщин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от ВП в возрасте 25-64 лет (2) +1, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы Рис.1.8. Среднее число лет ожидаемой продолжительности жизни российских женщин при рождении и число лет оставшейся жизни для последующих возрастных групп в 2000 году (1) и их изменения при предупреждении преждевременных смертей от ЗН в возрасте 25-64 лет (2) +1, о олжи льно ь жизни, л (2) (1) жи а мая 0 1–4 5–9 10–14 15–19 20–24 25–29 30–34 35–39 40–44 45–49 50–54 55–59 60–64 65–69 70–74 75–79 80–84 85–89 90–94 95–99 100+ оз а ны ы, л Источник: расчеты сделаны авторами главы  ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.9. Изменение численности мужского населения России в различных возрастных группах с 1990 по 2003 год.

Если исключить все смерти женщин трудоспособного +55, 0–85+ л возраста в 2000 году, то ОПЖ 25–64 л женщин при рождении в 65+ л Изм н ни чи л нно и на л ния, % году была бы на 5,5 лет дольше и составила бы 77,5 лет, вместо лет, при исключении смертей от БСК, ВП и ЗН, можно было бы продлить ОПЖ на 4,4 лет (рис.

1.5.), только БСК – на 1,9 лет (рис.

+6, 1.6.), ВП – на 1,1 лет (рис. 1.7.), ЗН – на 1,2 лет (рис. 1.8.).

-2, - 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Преждевременная, избыточная о ы на лю ния смертность может влиять на такой Источник: Федеральная служба государственной статистики, 1990-2002.

демографический показатель, как численность населения. В России за период с 1990 по год численность всего мужского Рис.1.10. Изменение численности женского населения России в различных возрастных группах с 1990 по 2003 год. населения выросла с 63 млн. тыс. до 67 млн. 257 тыс., прирост 0–85+ л составил 3 млн. 868 тыс. или 6,1% 25–64 л (рис 1.9.). При этом, изменение 65+ л Изм н ни чи л нно и на л ния, % численности мужского населения +18, в различных возрастных группах было неоднозначным: рост численности наблюдался в возрастных группах 15-24 лет – на 19,4% и 65 лет и старше – на -1. 55,3%, снижение - в группах 0- лет – на 31,7% и 25-64 лет – на -1, 2,7%.

- 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Численность женского населения о ы на лю ния Источник: Федеральная служба государственной статистики, 1990-2002. за представленный период, в отличие от мужского населения, снизилась 78 млн. 649 тыс. до млн. 308 тыс., или на 1 млн. тыс., что составило 1,7% (рис. 1.10). При этом, как и у мужчин, рост численности женского населения наблюдался в возрастных группах 15-24 лет – на 24,9% и 65 лет и старше – на 18,9%, снижение – в группах 0-14 лет и 25-64 лет – на 32,4% и 1%, соответственно.

Вымирание значительной части населения трудоспособного возраста и прирост населения старшего возраста, т.е. после 65 лет приводит как к старению населения, так и уменьшению количества той категории населения, которая ответственна за воспроизводство населения и способна увеличивать доходы страны (ВВП), способствуя росту благосостояния всего  УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска народа, включая обеспечение достойной старости. Вклад НИЗ в общую смертность будет возрастать, если, в результате массовых профилактических мероприятий, не удастся снизить распространенность основных ФР этих заболеваний.

В длительных проспективных исследованиях на представительных группах населения показана связь развития, прогрессирования и преждевременной смерти от НИЗ с факторами, обусловленными образом жизни, окружающей средой и генетическими особенностями человека, получившими название ФР НИЗ (5-15). Критериями причинной связи ФР с НИЗ были: постоянство (подтверждаемость), устойчивость, специфичность, последовательность во времени, соответствие (согласованность). Концепция ФР явилась научной основой профилактики НИЗ. Большинство ФР поддается коррекции (модифицируемые) и представляют наибольший интерес для профилактики НИЗ (рис.1.11.)(2). В то время как другие ФР (возраст, пол и генетические особенности) коррекции не поддаются (не модифицируемые), однако их используют для оценки и прогноза индивидуального, группового и популяционного риска развития НИЗ.

Рис.1.11. Факторы риска неинфекционных заболеваний.

о нч ки и о иальны иоло ич ки к жающая а зооо и ани и ония За язн ния оз а, о ы, оч ы К ни Ди ли и мии Алко оль и ин лин мия и о инамия и лик мия изкий о иальный и и ик мия о азо а льный а ом о нны ак о ы И, ин ль, ак, ХЗЛ, иа,о о о оз, ожи ни, о а л ния, а мы Источник: Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., Шальнова С.А., Деев А.Д., Образ жизни является ведущим фактором, определяющим здоровье населения. По расчетам отечественных ученых, вклад образа жизни в здоровье составляет 50-55% (16). К основным факторам образа жизни, влияющим на здоровье населения России и определяющим уровень, динамику заболеваемости и смертности от НИЗ можно отнести психо-социальный стресс, нерациональное (нездоровое) питание, курение, злоупотребление алкоголем, недостаточную физическую активность.

Выраженные колебания смертности от БСК и ВП совпадающие по времени с политическими и экономическими преобразованиями в России в начале 90-х годов (реформы, дефолт) дают основания считать, что причина таких колебаний связана с резким повышением уровня психо-социального стресса в различных областях жизнедеятельности населения страны. Исследование, проведенное в г. Москве, показало, что за период с 1988 89 по 1994-95 годы резко увеличилось (p0,0001) количество людей в возрасте 25-64 лет испытывающих напряженные отношения в семье (с 7,9 до 14,1%), неудовлетворенность занимаемой должностью (с 57,5 до 70%), воздействие негативных событий (с 21,6 до 41,6%), жалующихся на плохое эмоциональное состояние (с 7,9 до 14,3%), вынужденных  ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска дополнительно работать (с 15,1 до 26,9%), и уменьшилось количество тех, кто удовлетворен жилищными условиями (с 60,2 до 48,2%), семейным доходом (с 40,6 до 16,4%) и работой (с 44 до 38,5) (17).

Колебания смертности от БСК и ВП в конце прошлого столетия также сопровождались однонаправленными, но более выраженными резкими колебаниями смертности от заболеваний, связанных с алкоголем, такими как алкогольный психоз, алкогольный синдром, алкогольный цирроз печени, заболевания поджелудочной железы, травмы и несчастные случаи вследствие употребления алкоголя (рис.1.12., рис.1.13.).

Рис.1.12. Изменение смертности от различных причин в периоды социально-экономических преобразований, мужчины 25-64 лет Алко оль-за и имая н шни ичины чно- о и ая щая 1990 1994 1998 Годы наблюдения Источник: Федеральная служба государственной статистики Так как эти изменения отмечались в основном в возрастной группе 25-64 лет, можно предположить, что увеличение потребления алкоголя в 90-х прошлого столетия, совпадающее по времени с периодом социально-экономических преобразований, явилось одной из причин роста смертности от БСК и ВП (2, 18). В то же время снижение смертности от БСК и ВП, и увеличение ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ) при рождении в период антиалкогольной кампании часто связывают с резким сокращением потребления алкоголя (19). По данным обследования национальной представительной выборки наблюдаются особенности потребления алкоголя населением страны: в пересчете на чистый этанол обычное (разовое) его потребление составляет в среднем около 150 г для мужчин и около 25 г для женщин, что выше безопасных ежедневных доз в 5 и 2 раза соответственно (11). В том же исследовании показано, что в стране 12% мужчин и 3% женщин старше 30 лет злоупотребляют алкоголем (много пьющие), т. е. употребляют алкоголь в количестве, соответственно, более 168 г. и 84 г. в неделю. Результаты проспективного наблюдения за когортой мужчин (19 лет) и женщин (14 лет) Москвы и Санкт-Петербурга, проводимого в рамках липидных клиник, показали, что много пьющие мужчины и женщины живут соответственно на 5 и 8,6 лет меньше тех, кто употребляет алкоголь в умеренных дозах (2, 20, 21).

 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.13. Изменение смертности от различных причин в периоды социально-экономических преобразований, женщины 25-64 лет Алко оль-за и имая н шни ичины чно- о и ая щая 1990 1994 1998 Годы наблюдения Источник: Федеральная служба государственной статистики Курение является одной из самых распространенных вредных привычек населения России.

По результатам обследования национальной выборки в середине 90-х годов, в стране курит 63% мужчин и 9,7% женщин в возрасте 20 лет и старше, а в возрастной группе 30-39 лет – 73% и 14%, соответственно (11). В то же время, по данным ряда выборочных исследований в различных регионах страны, проводимых в последние годы, распространенность курения среди женщин трудоспособного возраста, 25-64 лет, достигает 25-30% (22). Известно, что при постоянном курении от начала курения до развития заболеваний, обусловленных курением и преждевременной смерти от них, проходит около 20 лет (23). В исследованиях российских липидных клиник показано, что величина относительного риска (ОР) смерти курящего мужчины по отношению к некурящему равняется 2 уже в возрастной группе 35-44 года, затем значение ОР сначала увеличивается до 2,2 в возрастной группе 45 54 лет и падает до 2 в 65-74 лет (24).

В 90-х годах XX века 30% всех смертей мужчин и 4% всех смертей женщин России были связаны с курением и это, прежде всего смерти от злокачественных новообразований и БСК (25). Подсчитано, что у мужчин 52% всех смертей от злокачественных новообразований и 97% смертей от рака легких обусловлены курением, у женщин – 7% и 49%, соответственно. Курение ответственно за 29% смертей от БСК у мужчин и 3% - у женщин. Смертность российских мужчин от злокачественных новообразований и БСК, обусловленная курением, одна из самых высоких среди стран европейского региона (25). Всего в России ежегодно умирают около 300 тысяч человек от заболеваний обусловленных курением (25). Потери потенциальных лет жизни мужского населения вследствие курения составляют около 5 миллионов человеко-лет, 88% которых приходится на возраст 35-64 лет (24). Преждевременная смерть, обусловленная заболеваниями, вследствие курения, приводит к снижению средней продолжительности жизни курящего населения. Мужчины, которые выкуривают 15 и более, а женщины – и более сигарет в день, живут соответственно на 10,5 и 6 лет меньше тех, которые не курят (20). Кроме того, рассчитано, что средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин с рождения была бы на 3,9 лет больше, если бы они не умирали от заболеваний, обусловленных курением (24).

 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Суммарным показателем рационального питания и достаточной физической активности является масса тела. Обследование национальной представительной выборки населения (возраст 20 лет и старше) показало, что в России количество «худых», имеющих индекс массы тела (ИМТ) менее 21 кг/м2, среди мужчин и женщин 14,9 и 16,8%, а «полных», с ИМТ более 31 кг/м2 – 5,8 и 17,7%, соответственно (20). Исследование, проводимое в рамках липидных клиник показало, что «худые» и «полные» мужчины и женщины умирают раньше тех, у которых нормальный вес или средний ИМТ (21 кг/м2 ИМТ кг/м2) на 7,2 и 1,3 года, а женщины – на 12,2 и 2,3 года, соответственно. «Худые» мужчины и женщины умирают на 5,9 и 9,9 года раньше, чем, «полные» (20)..

Факторы образа жизни, сочетаясь с генетическими факторами, формируют биологические факторы. Так, при нездоровом питании, недостаточной физической активности и стрессе вместе с наследственной предрасположенностью, может развиваться артериальная гипертония (АГ), один из мощных ФР развития БСК и преждевременной смерти от таких ее осложнений, как ИБС и мозговой инсульт (МИ). Распространенность АГ (уровни артериального давления 140/90 мм рт. ст.) в России среди мужчин и женщин в возрасте старше 18 лет составляет 39 и 41%, соответственно (11). Атрибутивный риск смерти при повышенном систолическом артериальном давлении (САД) у мужчин (40-59 лет) и женщин (30-69 лет) составляет для БСК – 39 и 42%, для ИБС – 41 м 34%, для МИ – 81 и 73%(11).

При повышенном САД (САД 180 мм рт. ст.) российские мужчины живут на 12,2 лет меньше, а женщины на 6 лет меньше тех, у которых уровни САД ниже 140 мм рт. ст (20).

У одного и того же человека часто обнаруживаются одновременно 2-3 и более ФР. Так среди мужчин в возрасте 35-64 лет (представительная выборка одного района Москвы) один ФР (из таких как, артериальная гипертония, избыточная масса тела, при индексе массы тела 25 кг/м2, курение и дислипопротеидемии, при уровнях общего холестерина 200 мг/дл, или триглицеридов 190 мг/дл, или холестерине высокой плотности мг/дл) имеют только 18,2%, 2 ФР – 29,2%, 3 и более ФР 45,5% (26). ФР могут оказывать:

как сочетанное влияние, так и потенцирующее действие одного ФР на другой ФР, усиливая эффекты этих ФР на развитие, прогрессирование и неблагоприятный исход НИЗ. Пять ведущих ФР НИЗ (АГ, злоупотребление алкоголем, курение, гиперхолестеринемия, избыточная масса тела) ответственны за 67,2% всех потерь годов (лет) здоровой жизни (27). В связи с этим, в настоящее время принято оценивать индивидуальный, групповой или популяционный риск смерти от НИЗ при учете нескольких ФР - так называемый суммарный или глобальный риск. Для практической работы врача наибольший интерес представляет оценка индивидуального риска. В России были рассчитаны таблицы риска смерти от БСК на ближайшие 10 лет для мужчин (Рис. 1.14.) и женщин (Рис.1.15.), учетом уровней САД, липидов, статуса курения, образования и возраста (28). Так относительно молодые (40 лет), некурящие мужчины и женщины с нормальными уровнями САД и липидов, независимо от уровня образования имеют очень низкий (до 3%) риск умереть в ближайшие 10 лет от БСК. С увеличением возраста, повышением уровней САД и липидов, как у некурящих, так и у курящих мужчин и женщин такой риск смерти возрастает в несколько десятков раз. При этом курение и низкий уровень образования приблизительно на 10 и 20% увеличивают риск смерти от БСК, по сравнению с теми, кто не курит и имеет образование выше среднего.

 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.14. Таблица суммарного риска смерти от БСК на 10 лет для российских мужчин азо ани н/. азо ани /.

оз а к я К я к я К я.

.

а л ни, мм 160 Шкала и ка 30% и ол 20–29% иально 180 12–19% 160 8–11% 140 6–7% 120 4–5% ко а 2–3% 180 2% олич и 3456 3 4567 34567 щий Хол ин (mmol/l) Источник: Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., Шальнова С.А., Деев А.Д.,  ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Рис.1.15. Таблица суммарного риска смерти от БСК на 10 лет для российских женщин азо ани н/. азо ани /.

оз а к я К я к я К я.

.

а л ни, мм 160 Шкала и ка 30% и ол 20–29% иально 180 12–19% 160 8–11% 140 6–7% 120 4–5% ко а 2–3% 180 2% олич и 3456 3 4567 34567 щий Хол ин (mmol/l) Источник: Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., Шальнова С.А., Деев А.Д., 2005.

Таким образом, распространенность основных факторов НИЗ и их вклад в смертность населения России от этих заболеваний достаточно высокий. Поэтому профилактика ФР НИЗ может существенно снизить бремя НИЗ и будет способствовать улучшению демографической ситуации России. В то время как повышение эффективности лечения острых состояний будет приводить к увеличению числа больных, так как полностью вылечить большинство больных с хроническими заболеваниями невозможно, что в свою очередь, будет способствовать дальнейшему увеличению финансовых затрат на здравоохранение. Поэтому есть основания считать, что широкомасштабные межсекторальные действия, направленные на профилактику и коррекцию этих ФР, приведут к заметному снижению смертности от НИЗ. Это подтверждается опытом многих стран, в которых за последние 30 лет произошло значительное снижение уровней ФР НИЗ среди население, что в последующем привело к снижению смертности от этих заболеваний.

 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска Список литературы.

10. Shalnova S.A., Deev A.D., Oganov R.G., 1. Ahmad OB, Bosch-Pinto C, Lopez AD, et al. Age Zhukovsky G.S. Arterial Hypertension impact on Standardization of Rates: A New World Standard.

mortality in Russia. European Heart J 1998, EIP/GPR. GPE Discussion Paper Series: No.31.

(

Abstract

Suppl.). XXth Congress of the European WHO, 2001.

Society of Cardiology. August 22-26, 1998, P.705.

2. Р.Г.Оганов, Г.Я.Масленникова, С.А.Шальнова, 11. Шальнова С.А. Факторы риска сердечно А.Д.Деев. Значение сердечно-сосудистых и сосудистых заболеваний и показатели других неинфекционных заболеваний для ожидаемой продолжительности жизни здоровья населения России. Профилактика населения России (по результатам заболеваний и укрепление здоровья 2002;

2:3-7.

обследования национальной представительной 3. Р.Г. Оганов, Г.Я. Масленникова. Смертность выборки). Автореф. дис. … д-ра мед наук. М.

от сердечно-сосудистых и других 1999.

хронических неинфекционных заболеваний 12. Jackson PR. Updated New Zealand cardiovascular среди трудоспособного населения России.

disease risk-benefit prediction guide. BMJ 2000;

Кардиоваскулярная терапия и профилактика 320: 709-10.

2002;

1(3):4-8.

13. Conroy RM, Pyorala K, Fitzgerald AP, et al.

4. Lopez AD, Ahmad OB, Guillot M, Ferguson B, Estimation of ten-year risk of fatal cardiovascular Salomon J, Murray CJL. et al. World Mortality in disease in Europe: the SCORE project. Eur Heart J 2000: Life Tables for 191 Countries: World Health 2003;

24: 987-1003.

Organization 2002.

14. Шальнова С.А., Оганов Р.Г., Деев А.Д. Оценка 5. Stokes J., Kannel W.B., Wolf P.A., et al. The relative и управление суммарным риском сердечно importance of selected risk factors for various сосудистых заболеваний у населения России.

manifestations of cardiovascular disease among Кардиоваскулярная терапия и профилактика men and women from 35 to 64 years: 30 year 2004;

4: 4-11.

follow-up in the Framingham study. Circulation 1987;

75 (Suppl. V): V65-V73.

15. Шальнова С.А., Деев А.Д., Оганов Р.Г. Факторы, влияющие на смертность от сердечно 6. Willett W.C., Green A., Stampfer M., J., et al.

сосудистых заболеваний в российской Relative and absolute excess risks of coronary популяции. Кардиоваскулярная терапия и heart disease among women who smoke cigarettes.

профилактика 2005;

1: 4-9.

N Engl J Med 1987;

317: 1303-1309.

16. Лисицын Ю.П. Теория медицины на стыке веков 7. Shestov D., Klimov A., Deev A., et al. Increase risk – XX и XXI. – М., 1998.

of coronary heart disease in men with total and low-density lipoprotein cholesterol in the Russian 17. Оганов Р.Г., Александрова В.Ю., Суслова Е.А., Lipid Research Clinics Prevalence follow-up Копина О.С. Динамика распространенности study. Circulation1993;

88(3): 846-853.

психо-социальных факторов риска хронических неинфекционных заболеваний 8. Kannel W.B. Blood pressure as a cardiovascular risk в 1988-1994 г.г. Медицинская наука Армении.

factor. Prevention and treatment. JAMA 1996;

Национальная академия наук Армении. Ереван.

275: 1571-1576.

1997, т. XXXVII, №3-4, стр. 165-168.

9. Оганов Р.Г., Деев А.Д., Жуковский Г.С., 18. Немцов А. Алкоголь и смертность в России, Шальнова С.А. Влияние курения на смертность 1980-1990-е годы. 2001.

от хронических неинфекционных заболеваний по результатам проспективного исследования.

19. Милле Ф., Школьников В.М. Современные Профилактика заболеваний и укрепление тенденции смертности по причинам смерти здоровья 1998;

3: 13-15.

в России 1965-1994. Paris Cedex. INED, №2, 1996,140c.

 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Проблема неинфекционных заболеваний в России, роль факторов риска 20. Оганов Р.Г., Шальнова С.А. Масленникова Г.Я., Деев А.Д. Роль здорового образа жизни в стратегии охраны здоровья населения.

Российские Медицинские Вести 2001;

3: 34-37.

21. Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., Шальнова С.А., Деев А.Д. Сердечно-сосудистые и другие хронические неинфекционные заболевания:

ситуация и возможности профилактики в России. Международный Медицинский Журнал 2003;

9(1): 16-21.

22. Камардина Т.В., Глазунов И.С., Соколова Л.А., Лукичева Л.А. Распространенность курения среди женщин России. Профилактика Заболеваний и Укрепление Здоровья 2002;

1:

7-12.

23. Peto D., Darby S., Deo H. et al. Smoking, smoking cessation, and lung cancer in the UK since 1950.

BMJ 2000;

321: 323-329.

24. Масленникова Г.Я., Мартынчик С.А., Шальнова С.А, Деев А.Д., Оганов Р.Г. Медицинские и социально-экономические потери, обусловленные курением мужского населения России. Профилактика Заболеваний и Укрепление Здоровья 2004;

3: 5-9.

25. Масленникова Г.Я., Оганов Р.Г. Влияние курения на здоровье населения: место России в Европе.

Профилактика Заболеваний и Укрепление Здоровья 2002;

6: 17-20.

26. Мартынчик Е.А., Константинов В.В., Тимофеева Т.Н. и др. Распространенность ИБС и факторов риска среди ликвидаторов аварии на ЧАЭС и мужчин неорганизованного населения г. Москвы. Профилактика Заболеваний и Укрепление Здоровья 2002;

2:8-13.

27. Global Program on Evidence for Health Policy;

WHO, World Health Report, 2002.

28. Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., Шальнова С.А., Деев А.Д. Значения контроля факторов риска для профилактики неинфекционных заболеваний. Профилактика Заболеваний и Укрепление Здоровья 2005;

6: 21-25.

 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ 2. Осуществима ли профилактика неинфекционных заболеваний?

И.С.Глазунов Какого рода доказательства нужны, чтобы быть убежденным, что профилактика ССЗ и НИЗ возможна? С нашей точки зрения, для этого нужны доказательства того, что есть факторы, обусловливающие возникновение НИЗ, т.е. факторы риска. Затем важно иметь доказательства, что на эти факторы, на их распространение в населении можно повлиять – его можно снизить. И наконец, нужны доказательства, что снижение распространения ФР в населении действительно снижает частоту возникновения НИЗ – частоту появления новых случаев НИЗ, смертности от НИЗ. Хотелось бы, конечно, чтобы доказательства эти были из опыта работы с населением нашей страны. Но, к сожалению, опыт в нашей стране достаточно ограничен, хотя он и есть. Что же касается мирового опыта, то он огромен и убедителен.

В главе 1 приведены свидетельства связи между ФР – курением, АГ и др. - и распространением, а, можно сказать, и возникновением НИЗ: ССЗ (инфаркта, инсульта), рака и др.. Но следующий вопрос заключается в том : а можно ли снижением ФР в населении снизить частоту возникновения НИЗ и смертности от них : инфаркта, инсульта, рака и др.. Ответ на этот вопрос имеется как в наблюдениях за тенденциями смертности от НИЗ в разных странах и группах населения, так и в результатах специальных экспериментальных профилактических исследований и программ, в том числе и в рамках осуществления программы CINDI.

В 60–70-х годах прошлого века обнаружилась выраженная тенденция снижения распространения ФР: АГ, курения и гиперхолестеринемии и последовавшей за этим снижением или наблюдавшейся одновременно с ним смертности от ССЗ, в первую очередь в англо-говорящих странах – в США, Канаде, Великобритании, Австралии. В то же время подобные же тенденции, более слабо выраженные, наметились и в западноевропейских странах (помимо Великобритании, упомянутой уже выше). В конце 70-х, в 80-х годах эти тенденции в Европе стали четко выраженными. Этот феномен рассматривался на многих конференциях и в многочисленных публикациях, конца 70-х – начала 80-х годов (1). И вывод был очевиден: снижение смертности от ССЗ наблюдалось в тех странах и группах населения, где отмечалось снижение распространения ФР - курения, нерационального питания, АГ, гиперхолестеринемии.

Одновременно, с начала 60-х годов развивались многочисленные клинические и популяционные исследования, выяснявшие возможность снижения заболеваемости и смертности от ССЗ и других НИЗ через снижение ФР. Клинические исследования в 60 х – начале 70-х годов четко показали, что медикаментозный контроль АГ приводит к снижению числа новых случаев мозгового инсульта и в меньшей степени – инфаркта миокарда у тех лиц, у кого АД нормализуется и поддерживается на нормальном уровне (2).

Большие популяционные исследования медикаментозного снижения таких ФР как АГ и гиперхолестеринемия, проводившиеся двойным слепым методом в 70-е годы (3,4) продемонстрировали возможность снижения общей и ССЗ смертности за счет такого воздействия.

 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Осуществима ли профилактика неинфекционных заболеваний?

Но медикаментозное вмешательство не является методом выбора для контроля ФР в населении. ФР отражают стиль жизни населения, его поведение, а следовательно контроль поведенческих ФР наиболее естественно проводить изменением поведения населения – через его организацию, убеждение, образование. Осознание этого положения привело к организации многих коммунальных программ, необходимым элементом которых является образование населения, его вовлечение в осуществление мер профилактики, организация межсекторальных действий. Следует отметить, что медикаментозное вмешательство нередко присовокуплялось в этих программах к усилиям по изменению поведения, особенно для контроля АГ. Таких экспериментальных коммунальных программ было организовано много и в разных странах: в США, Великобритании, Норвегии, Швеции, Финляндии, Германии, и др. Был организован и ряд многонациональных исследований под эгидой ВОЗ. Организовывались программы однофакторные и многофакторные, т.е. с вмешательством, направленным на один или несколько ФР. Одна из монографий (5), опубликованная в 1997 г., суммирует опыт и приводит краткое описание 83 таких программ в 30 странах. Мы не будем разбирать детали этих программ, но для иллюстрации приведем некоторые примеры ниже.

Но сразу упомянем общие выводы, которые следуют из опыта проведения коммунальных программ, и выводы эти следующие. При соответствующем вложении ресурсов и четкой стратегии можно организовать коммунальную программу таким образом, что поведение населения изменится. Соответственно изменится и распространение поведенческих ФР в сторону их снижения. При достаточном сроке проведения такой программы возникает также снижение смертности населения от ССЗ и НИЗ.

Существуют проблемы в интерпретации результатов практически всех коммунальных программ. Эти проблемы заключаются в том, что очень трудно обеспечить контрольную группу того сообщества (селения, города, предприятия), где проводится профилактическое вмешательство, чтобы сравнить результат вмешательства с отсутствием такового.

Двойной слепой метод, который широко употребляется при испытаниях медикаментов, практически не применим для оценки результатов коммунальных программ. Что касается так называемых квази-экспериментальных методов оценки, когда пытаются организовать «группу сравнения», то при попытке подбора «контрольного» сообщества (города, района, группы населения) как правило не удается достичь идентичности исходных характеристик (показателей демографии, здоровья, ФР и т.д.) сравниваемых групп. Кроме того, в процессе вмешательства отличия в интенсивности воздействия мер профилактики (образование населения, в частности через СМИ, организационные меры, материальные вложения и пр.) в двух группах очень трудно оценить: со временем распространение мер профилактики среди населения может меняться спонтанно, а если между двумя группами существуют хотя бы малейшие контакты, то усиление интенсивности профилактики в одной группе населения всегда может повлечь интенсификацию профилактики и в другой группе. Т.е. истинно сравнимый «контроль» практически невозможен. Примером может служить ситуация с «контрольной» популяцией в проекте «Северная Карелия». Избранная первоначально как «контроль» соседняя провинция Куопио продемонстрировала за десять первых лет проекта изменения в процессах профилактики и уровнях факторов риска, весьма сходные с «опытной» провинцией Северная Карелия. Так что оставалось следить за тенденциями в самой Северной Карелии и общенациональными тенденциями.


Исходя из соображений адекватности рабочая группа ВОЗ (6) рекомендовала не применять двойной слепой метод как неадекватный для оценки программ укрепления здоровья.

УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Осуществима ли профилактика неинфекционных заболеваний?

Но остается возможность оценки тенденций, сопоставления тенденций смертности, распространения ФР, интенсивности профилактических усилий. И еще – может быть, даже это является наиболее важным – остается возможность сопоставления результатов подобных коммунальных программ в разных странах и разных географических и социально-экономических ситуациях. Очевидно, что однонаправленность результатов сходных по принципу планирования программ говорит с очень большой степенью вероятности об эффективности профилактики.

Опыт многоцентровых профилактических исследований и коммунальных программ имеется и у нас.

В 1974-76 гг. в нашей стране под нашим руководством были разработаны и начаты две крупные кооперативные программы, координировавшиеся ВКНЦ АМН СССР и выполнявшиеся в ряде центров страны: «Многофакторная профилактика ИБС» и «Борьба с артериальной гипертонией на промышленных предприятиях». Анализ результатов первых пяти лет проведения этих программ показал, что профилактическое вмешательство снизило в обеих программах общую смертность на 20-21%, в основном - за счет снижения смертности от ССЗ и снижения распространения АГ (7).

В последние 12-13 лет в России в г. Питкяранта, Карелия разрабатывается коммунальная программа по профилактике ССЗ и НИЗ. Питкяранта – это одна из региональных программ – CINDI-Россия. Речь идет о воспроизведении в российских условиях программы по плану финского успешного проекта «Северная Карелия». Программа осуществляется при тесном российско-финском сотрудничестве. За 10 лет работы достигнуто снижение распространения АГ на 10% среди мужчин и женщин Питкяранты. Другие ФР существенно не изменились( 8 ).

Существуют весьма убеждающие результаты коммунальных программ профилактики НИЗ за рубежом. Мы приведем краткое описание двух таких всемирно известных программ, проводившихся в США и Финляндии.

«Станфордские программы» (9). «Исследование в трех сообществах» (1972- гг.) и «Проект по многофакторному снижению риска в пяти городах» (1978-96 гг.) были проведены научной группой Станфордского университета. В обеих программах проводились всеобъемлющие образовательные профилактические мероприятия среди населения соответствующих городов. Профилактическое вмешательство было направлено на снижение ФР НИЗ: АГ, гиперхолестеринемии, курения и избыточного веса. Основной целью программ было: разработать методы «положительного» изменения поведения населения, применить их и оценить их эффективность.

В первой программе два города были «городами вмешательства» в течение двух лет, а третий город служил контролем. И во второй программе был использован такой же план эксперимента в пяти городах: опытные и контрольные города. Вторая программа использовала методы профилактического образования населения, разработанные в первой программе, но применила их на большей группе населения и в течение более длительного срока – в течение пяти лет. Методами профилактического вмешательства были прямые образовательные мероприятия, напр., занятия по профилактике в классах, и непрямые, массовые мероприятия, т.е. использование телевидения и других СМИ для объяснения стратегий уменьшения риска ССЗ.

2 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Осуществима ли профилактика неинфекционных заболеваний?

За годы образовательной профилактической работы снизилось распространение ФР:

уменьшились уровни АД и холестерина крови, уменьшилось распространение курения. В первой программе рассчитанный риск инфаркта миокарда и мозгового инсульта снизился на 24%. Во второй программе за пять лет работы по образованию населения этот же рассчитанный риск ССЗ снизился на 16%. Это в «опытных» городах по сравнению с «контрольными».

Таким образом, в «Станфордских программах» путем образовательной и организационной работы оказалось возможным снизить риск ССЗ и НИЗ на существенную величину.

«Проект Северная Карелия», Финляндия (10). В начале 70х годов прошлого века Финляндия имела самые высокие в мире уровни смертности от ССЗ. А в самой Финляндии самая высокая смертность от ССЗ регистрировалась в провинции Северная Карелия.

Программа с целью снизить распространение ССЗ в Северной Карелии началась в 1972г.

и продолжается в настоящее время. В ее проведение включились правительство страны и различные научные и общественные организации, администрация и общественные организации провинции Северная Карелия, население которой составляет около 200 человек. В разработке и оценке программы участвовали многие международные эксперты и ВОЗ.

Программа планировалась как программа профилактики ССЗ, но по результатам оценки в дальнейшем она оказалась не менее эффективной и в отношении других НИЗ, в особенности - рака. С начала 80-х годов эта программа развивается как CINDI– Финляндия.

В осуществлении программы в Северной Карелии участвовали представители населения, различных секторов общества: медики, образовательный сектор, СМИ, сельское хозяйство, торговля и др. Были созданы многочисленные рабочие группы, которые координировались «Советом директоров». Медицинские администраторы, главы медицинских служб в местных центрах здоровья, сестры общественного здоровья, добровольческие организации, индивидуальные добровольцы, спортивные организации, фермеры – все принимали участие в программе. Наиболее уважаемые лица – лидеры общественного мнения в деревнях становились помощниками руководителей программы. Проводились различные кампании здоровья, напр., «Брось курить и выиграй», соревнования по снижению холестерина крови между деревнями, школьные и молодежные проекты. Было проведено почти немыслимое перепрофилирование ферм: из молочных ферм в фермы по производству ягод, в основном – черной смородины. Пищевая промышленность также сотрудничала в программе: она разработала и распространяла продукты с низким содержанием жира и соли, как, например, хлеб, колбасу и сосиски.

За 20 лет проведения программы распространение ФР: гиперхолестеринемии, АГ, курения снизилось. Потребление овощей и фруктов увеличилось в 2,5 раза. Смертность от ССЗ снизилась на 57%, от рака дыхательных путей – еще больше.

Программа в Северной Карелии показала, что можно изменить поведение населения, даже изменить тип сельского хозяйства, можно снизить ФР в населении и смертность от НИЗ.

Итак, попробуем суммировать: что же доказывает осуществимость профилактики НИЗ?

УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Осуществима ли профилактика неинфекционных заболеваний?

Это, в первую очередь, наблюдаемая и продолжающая развиваться и в настоящее время тенденция снижения смертности от ССЗ и НИЗ во многих странах, и, что особенно убедительно, эта тенденция всегда сочетается во времени со снижением среди населения распространения поведенческих ФР, в первую очередь - распространения курения и нерационального питания, и связанных с ними биологических ФР – АГ, гиперхолестеринемии, нарушенной толерантности глюкозы. Повторим: многократно повторяющаяся тенденция во многих странах и различных социально-экономических группах населения. И эта тенденция не наблюдается там, где распространение ФР остается высоким, т.е. в ситуации, подобной той, что наблюдается в нашей стране.

Во-вторых, осуществимость профилактики НИЗ доказывается возможностью осуществления коммунальных программ по изменению поведения населения – изменения на поведение, способствующее снижению распространения поведенческих ФР: курения, нерационального питания, физической неактивности.

Наконец, еще одно доказательство возможности предупреждения НИЗ – это возможность медикаментозного воздействия на ФР, особенно – на биологические ФР – и последующее снижение заболеваемости и смертности НИЗ, как это следует из крупномасштабных клинических испытаний. Этот метод воздействия актуален для группы высокого риска НИЗ.

Литература.

7. Глазунов И.С. Значение для практики результатов 1. Proceedings of the Conference on the Decline in последних отечественных исследований Coronary Heart Disease Mortality, National Heart, по профилактике сердечно-сосудистых Lung, and Blood Institute, National Institute of заболеваний. Кардиология, 1987, 3, 5-8.

Health, Bethesda, Maryland, October 24-25,. U. S. Dept. of Health, Education, and Welfare, 8. Лаатикайнен Т. (Laatikainen T.). Сообщение на Public Health Service, National Institutes of семинаре Всемирного банка. Москва, июнь Health, 1979.

2005.

2. Veterans administration cooperative study group on 9. Farquhar, J.W. The Stanford cardiovascular disease antihypertensive agents. Effects of treatment on prevention programs. Annals of the New York morbidity in hypertension. JAMA, 1967,202, 11, Academy of Sciencies, 1991,623,327-331.

1028-1034;

JAMA, 1970,213,7,1143-1152.

10. Puska P., Tuomilehto J., Nissinen A., et al.,ed..

3. Hypertension Detection and Follow-up Program The North Karelia project.20 years results and Cooperative Group. Five years findings in experiences. 1995.

the Hypertension and Follow-up Program. I.

Reduction in mortality of persons with high blood pressure, including mild hypertension. JAMA, 1979, 242, 2562-2571.

4. The Lipid Research Clinics Coronary Primary Prevention : Trial Results. I. Reduction in incidence of coronary heart disease. JAMA, 1984, 251, 351-374.


5. Worldwide Efforts to Improve Heart Health. A Follow-up to the Catalonia Declaration – Selected Program Descriptions. CDC, 1997.

6. Health Promotion Evaluation : Recommendations to Policymakers. WHO EURO, Copenhagen, 1998.

2 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ 3. Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить Т.В.Камардина По мнению многих ведущих ученых и специалистов, занимающихся вопросами профилактики НИЗ и укрепления здоровья, во многих странах успешному развитию профилактики препятствует недопонимание политиками, правительствами, администраторами здравоохранения, общественными и научными деятелями того факта, что социально-экономическая выгода, увеличение числа лет здоровой жизни и продуктивности работающего населения могут быть достигнуты при вложении ресурсов в профилактику НИЗ и программы укрепление здоровья. Этому способствуют также традиционные, сформировавшиеся приоритеты здравоохранения – лечебная помощь и предупреждение инфекционных болезней, так и неверие в то, что профилактика НИЗ может быть эффективной. Еще одной причиной такого непонимания является то, что выгода от осуществления профилактики НИЗ обычно наблюдается через много лет от принимаемых сегодня политических решений (1, 2).

Нередко политика охраны здоровья отождествляется с политикой здоровья (2). А укрепление здоровья понимается только как ответственность самих граждан за изменение образа жизни без понимания того, что социальная среда в значительной мере определяет поведение человека, и социальную среду, способствующую укреплению здоровья, нужно формировать.

Эти проблемы полностью представлены и в России. На необходимость осуществления профилактических действий указывается во многих принятых документах и постановлениях, например, статья 2 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Последние постановления, принятые правительством Российской Федерации: «Концепция развития здравоохранения и медицинской науки в РФ» (1997 г.), «Концепция охраны здоровья населения РФ на период до 2005 г.» (2000 г.), указывают на необходимость осуществления профилактических мер в отношении поведенческих ФР (3, 4). Но провозглашение профилактики НИЗ в качестве стратегического направления в развитии отечественного здравоохранения носит декларативный характер (5, 6). В докладе МЗ РФ «Об итогах работы и учреждений здравоохранения в 2001 году и задачах по совершенствованию медицинской помощи населению в соответствии с программой социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2002-2004 гг.)»

отмечается, что, несмотря на то, что органами управления здравоохранением всех уровней подчеркивается приоритет профилактики, на практике решению этих вопросов должного внимания не уделяется.

Структурно-организационные возможности профилактики НИЗ.

То, что профилактика НИЗ является по сути лишь декларацией, подтверждается и отсутствием в стране единой структуры, управляющей профилактической работой. Такой структурой мог бы быть отдел профилактики НИЗ в Министерстве здравоохранения и социального развития, который существовал раньше и который после проведения реформы в МЗ упразднен. Этот отдел мог бы, во-первых, развивать политику профилактики НИЗ 2 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить на федеральном уровне, во-вторых, координировать деятельность созданных центров медицинской профилактики и осуществлять связь с администрацией здравоохранения в регионах для реализации политики и программ профилактики.

Делегирование различных функций по профилактике НИЗ многим учреждениям, таким как центры медицинской профилактики, поликлиники, центры Госсанэпиднадзора с одной стороны снижает ответственность этих различных служб за профилактику в целом, а с другой стороны распыляет ресурсы на профилактику НИЗ, что, не способствует ее эффективности.

Созданная на сегодняшний день в стране сеть, состоящая более чем из 200 центров и кабинетов и отделений медицинской профилактики, по ряду причин не осуществляет профилактику НИЗ эффективно. Одной из причин этого может быть низкий авторитет этой службы в обществе: как среди управленцев здравоохранением, так и среди населения.

Зачастую это можно объяснить тем, что недостаточно четко прописаны функции этой службы, а также не видны результаты их деятельности, а в силу этого значимость их существования остается не до конца ясной. С другой стороны, административная и финансовая подчиненность этих центров и кабинетов руководителям поликлиник и больниц не позволяет им выполнять свою деятельность на более высоком уровне, а именно устанавливать приоритеты профилактики, разрабатывать и осуществлять политику и программы профилактики НИЗ, оценивать эффективность этих программ на региональном и городском уровнях. Эти центры должны быть структурами администрации здравоохранения. А в самих администрациях должны быть отделы или координаторы деятельности профилактики НИЗ. Это позволило бы значительно поднять авторитет этих структур в обществе и осуществлять профилактику более эффективно и ответственно.

Таким примером может служить деятельность городского ЦМП в г. Екатеринбурге, который является самостоятельным учреждением и работает очень тесно с администрацией здравоохранения города как в вопросах разработки программ профилактики, так и в их финансировании. Этот центр является также хорошим примером того, что обученные профилактике НИЗ специалисты, могут успешно осуществлять популяционные программы профилактики в городе, такие как «Брось курить и выиграй», программу по профилактике АГ и ряд других.

Единая концепция профилактики НИЗ.

Одной из причин неэффективной профилактики является также отсутствие единства во взглядах на профилактику, как в научных, так и в административных кругах в России.

Так, например, постоянно подвергается сомнению поведенческая теория факторов риска в развитии основных НИЗ. Постоянно игнорируется роль таких факторов риска как курение, нездоровое питание, низкая физическая активность в развитии ССЗ и других НИЗ. Очень часто причинами высокой смертности НИЗ в нашей стране называются другие факторы, вклад которых в развитии НИЗ не доказан. Специалисты ВОЗ подсчитали, что в России вклад курения в общую смертность составляет 17%, а нездорового питания (животный жир, низкое потребление фруктов и овощей, алкоголь) – 48% (табл. 3.1).

В силу отсутствия единой концепции профилактики, существующие профилактические учреждения развивают методы профилактики НИЗ бессистемно, что затрудняет выбор приоритетов и дальнейшее планирование профилактических действий.

2 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить Табл. 3.1. Вклад поведенческих факторов риска в смертность в России (ВОЗ, 2002 г.) (7) Ранг Фактор риска % от общей смертности 1 Артериальная гипертония 33, 2 Гиперхолестеринемия 23, 3 Курение 17, 4 Низкое потребление овощей и фруктов 12, 5 Избыточная масса тела 12, 6 Алкоголь 11, 7 Низкая физическая активность 9, 8 Загрязнение окружающей среды 1, 9 Убийства 1, 10 Наркотики 0, Вследствие недостаточного внимания к ведущим факторам риска НИЗ, таким как курение, нездоровое питание, низкая физическая активность, их уровень в России постоянно увеличивается и, как следствие, увеличиваются их последствия – рост смертности от НИЗ, в первую очередь, от ССЗ, которые в настоящее время составляют около 60% в структуре общей смертности населения России. И наоборот, в тех странах, где осуществлялся эффективный контроль за этими ФР (Финляндия, Канада, США), смертность неуклонно снижалась.

К сожалению, отсутствие среди российских ученых единой концепции о развитии НИЗ и методах, способствующих их снижению, ведет к тому, что взгляды на необходимость, возможность и методы профилактики НИЗ не закладываются при формировании врачей, т.е. при обучении студентов медицинских институтов.

Политика профилактики НИЗ.

Следствием разнородности взглядов на профилактику в нашей стране является отсутствие единой политики профилактики НИЗ, которая могла бы определить общий научный и практический подход. Поэтому инициативы программы CINDI, к сожалению, решительной поддержки на федеральном уровне не получают. Хотя на региональном уровне имеются успешные примеры разработки политики профилактики и ее эффективной реализации, например, в Вологодской области.

Международный опыт показывает, что последовательная политика правительств в отношении профилактики НИЗ приводит к значительному снижению смертности от этих заболеваний. Это было показано в США, Финляндии, Канаде и других странах.

В данной публикации мы представляем наш опыт по развитию профилактики НИЗ в рамках программы CINDI и даем рекомендации по ее разработке и реализации достаточно подробно (см. главу 7 и другие главы), поэтому в этой главе мы лишь укажем на необходимость разработки такой политики в нашей стране.

Кто должен осуществлять профилактику?

Устоявшиеся в обществе взгляды о том, что профилактикой должны заниматься исключительно врачи, привело к малому привлечению к профилактике других служб и 2 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить секторов общества. Это способствовало тому, что профилактика понимается только как индивидуальный подход, который выражается в лучшем случае в советах о здоровом образе жизни, а чаще всего - в назначении врачами медикаментов. Немедикаментозные методы и популяционная профилактика практически не используются. Безусловно, индивидуальные методы профилактики нужны, но следует понимать, что только эти методы не смогут оказать сколько-нибудь значимого влияния в целом на здоровье населения, которое бы выразилось в снижении заболеваемости и смертности. Опыт всех развитых стран, работающих над снижением смертности от НИЗ, доказывает, что для достижения эффекта в населении необходимы популяционные подходы, которые не только изменяют поведение населения, но и формируют «здоровую» социальную среду.

В настоящее время сложилась такая ситуация, что врачи, работающие в поликлиниках, практически не занимаются профилактикой в силу отсутствия достаточного уровня знаний, т.е. индивидуальная профилактика практически отсутствует. Врачи же, работающие в ЦМП и кабинетах медицинской профилактики, в большинстве случаев бывшие врачи клиницисты, которые чаще всего видят свое предназначение в консультировании пациентов или их регистрации, подменяя работу врачей на приемах. Они не обучены популяционным подходам. Поэтому популяционная профилактика не развивается.

Следует сказать, что ЦМП - по сути, единственная служба, которая может заниматься вопросами профилактики НИЗ: разрабатывать политику, определять приоритеты действий и реализовывать их при сотрудничестве с другими партнерами. Но для этого нужны программы, преимущественно популяционные, то есть направленные на все население.

Пока существует убеждение, что профилактика – это преимущественно консультирование пациентов с выдачей им советов и препаратов, эффективность действий, которые предпринимаются, не улучшит здоровье населения.

Следует также сказать о недостаточном уровне подготовки специалистов, работающих в центрах медицинской профилактики. Уровень знаний клинических специалистов, которые приходят на такую работу, не позволяет им эффективно разрабатывать и осуществлять профилактические мероприятия и определять приоритеты в своей работе. В то же время система подготовки специалистов не позволяет им получить необходимый уровень знаний и мастерства для такой работы. В силу этого сеть профилактической службы не в состоянии эффективно осуществлять профилактическую работу в стране. Причиной этого, как уже было сказано, являются недостатки до-дипломного образования, и отсутствия последипломного образования по этой тематике. Проводимые семинары по профилактике НИЗ носят преимущественно эпизодический характер, что совершенно недостаточно. В программе CINDI мы разработали курс по научно-обоснованной профилактике НИЗ и пытались его внедрить в программу последипломного обучения в школах общественного здоровья в Санкт-Петербурге и Твери (см. главу 11). Однако этого явно недостаточно для масштаба всей страны и нужно подобные курсы внедрять в программы обучения на всех кафедрах, занимающихся вопросами общественного здоровья.

Не способствует развитию такой подготовки и отсутствие специальности по профилактике в номенклатуре специальностей. Существующая специальность «врач по гигиеническому обучению» значительно сужает функции таких специалистов и не позволяет им выполнять должным образом профилактическую деятельность, которая требует организационных навыков. Эту ситуацию следует также менять, причем сами специалисты, работающие в ЦМП, понимают это. В МЗ и СР было направлено письмо с просьбой о введении новой 2 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить специальности «медицинская профилактика». Однако пока этот вопрос остается не решенным.

Очевидно, что профилактика НИЗ не может быть успешно осуществлена силами только службы здравоохранения – необходимо тесное сотрудничество с другими секторами общества. Однако в силу ряда причин этому вопросу уделяется мало внимания и, прежде всего - на федеральном уровне. Установление партнерства между министерствами на федеральном уровне позволило бы осуществлять совместную деятельность и на местных уровнях более успешно. Это необходимо сделать как по причине объединения ресурсов, так и в силу влияния различных секторов общества на поведение населения.

Следует упомянуть, что в определенной степени не способствует успешному развитию профилактики и низкая активность самого общества, населения, которое могло бы требовать от правительства усиления такой работы для укрепления здоровья.

Общественные организации, которые могли бы заниматься профилактикой НИЗ, еще недостаточно развиты, чтобы играть значимую роль в этой проблеме. Однако устанавливать партнерство с такими организациями для осуществления совместной работы нужно уже сегодня.

Законодательство в области профилактики НИЗ.

Одной из проблем неэффективности профилактики в нашей стране является несовершенство нормативно-правовой базы и низкий контроль над исполнением имеющихся законов и административных документов. Можно выделить несколько пока еще нерешенных проблем, препятствующих успешной профилактике. Так, законодательные меры являются очень эффективными в контроле табакокурения, что было доказано опытом многих стран. В нашей стране имеющееся законодательство по ограничению курения - слабое, что не способствует снижению курения в обществе.

Необходимо разработать перечень законов, направленных на повышение цен на табачные изделия, полный запрет рекламы табачных изделий как в СМИ, так и на улицах, усилить эффективность антитабачных надписей на пачках сигарет и т.д. Кроме этого необходимо более жестко мониторировать и контролировать исполнение существующего законодательства в области продажи табачных изделий подросткам, курения в общественных местах и т.д.

Требует усовершенствования законодательной базы и реклама различных препаратов, особенно биологически активных добавок, которые получили широкое и бесконтрольное рекламирование повсеместно без оценки их качества и эффективности, а главное, безопасности для здоровья. Эти же вопросы касаются ряда рекламируемых препаратов, направленных на укрепление здоровья, которые часто бывают опасными для применения.

Следует отметить, что часто принятие ряда административных постановлений возможно на региональном уровне и в данном случае инициаторами таких решений могут выступать любые лица в регионах, и, конечно, общественные организации и население.

Очевидно, что невозможно сразу принять все необходимые законы для улучшения здоровья, однако должна быть разработана четкая стратегия, как двигаться в этом направлении. В этом случае разработанная политика профилактики НИЗ могла бы значительно облегчить такую работу.

2 УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РОССИИ И КАНАДЕ Что препятствует развитию профилактики неинфекционных заболеваний в России и что можно предпринять, чтобы ее улучшить Финансирование профилактической работы.

Одной из ведущих причин неэффективности следует также назвать низкое финансирование профилактической работы в области НИЗ. Эта закономерность проявляется как на федеральном уровне, так и на более низких уровнях при финансировании деятельности центров медицинской профилактики. Попытки оплаты профилактических услуг только через страховые компании не решают проблему, так как во главу угла ставятся в основном профилактические осмотры. Отсутствие федерального целевого финансирования профилактических программ в настоящее время и делегирование этих функций в регионы, не позволяет проводить единых программ, так как финансирование таких программ на региональном уровне не всегда возможно или оно низкое, или невозможно совсем.

В условиях, когда в ближайшие годы большая часть здравоохранения будет переведена на страхование, профилактика должна быть значительно более оплачиваемой, так как позволит значительно сократить затраты на лечение. Поэтому следует более тесно работать со страховой медициной. Однако, если под профилактикой будут пониматься устаревшие подходы, которые не дают эффекта, то вряд ли будет возможно доказать страховым компаниям, что существует эффект от профилактики и получать финансирование в дальнейшем.

Один из других возможных путей получения средств на профилактику – это целевые отчисления от акцизных сборов на табачные изделия или алкогольную продукцию. Такой опыт имеется в США, Австралии, Финляндии. Отчисление даже небольших процентов (1 2%) от акцизных сборов на табачные изделия позволит значительно увеличить ресурсы на профилактику НИЗ.

Наши рассуждения затрагивают наиболее важные проблемы профилактики НИЗ в нашей стране. Осознание и преодоление упоминаемых выше препятствий может помочь развитию эффективной профилактики НИЗ.

Список литературы:

5. Вялков А.И. Политика и стратегия профилактики 1. The Catalonia Declaration. Investing in heart health.

заболеваний и укрепления здоровья в The 2nd International Heart Health Conference, современном обществе. // Общественное Barcelona / Catalonia (Spain), 1995. - June 1. – P.

здоровье и профилактика заболеваний. – 2003.

5-52.

№1. – С. 3-7.

2. The Osaka Declaration Health, Economics and 6. Щепин В.О., Петручук О.Е. Профилактика Political Action: Stemming the Global Tide of в условиях реформирования российского Cardiovascular Disease. The 4th International здравоохранения. // Проблемы социальной Heart Health Conference / Osaka (Japan), 2001.

гигиены, здравоохранения и истории – May. – P. 11-38.

медицины. – 2004, №2, С. 29-33.

3. Концепция охраны здоровья населения 7. World Health Organization (WHO). European РФ на период до 2005 г. Постановление Health for All Database (HFA-DB). www.who.dk, Правительства РФ 31 августа №1202-р, 2000 г.

4. Концепция развития здравоохранения и медицинской науки в РФ. Постановление Правительства РФ от 5 ноября № 1387, 1997.

2 ОПЫТ И РЕКОМЕНДАЦИИ 4. Что такое интегрированная программа профилактики неинфекционных заболеваний - программа CINDI И.С.Глазунов В чем специфика интегрированной программы профилактики CINDI?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.