авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

К сожалению, доля России во внешней торговле Китая, несмотря на еже годно увеличивающиеся объемы, остается невелика – всего 21 млрд ам. долл., что намного меньше, чем объем американо-китайской и японо-китайской торговли. Однако при всех позитивных тенденциях наращивания объема российско-китайского товарооборота нельзя не отметить, что доля россий ско-китайского товарооборота в общем объеме внешней торговли КНР по степенно снижается. По-прежнему доля торговли РФ и КНР остается крайне мала – менее 2 % и будет сокращаться и далее, невзирая на абсо лютный рост объемов товарооборота. Тем не менее, следует отметить, что данные российской и китайской статистики по объему российско китайской торговли значительно расходятся – в 2004 г. примерно на треть общего объема торговли. Если по данным китайской статистики объем российско-китайской торговли в 2003 г. составил 15,758 млрд ам. долл., а в 2004 г. – 21,23 млрд ам. долл., то по данным российской таможенной статистики внешней торговли эти показатели намного ниже: 2003 г. – 11,567 млрд ам. долл., 2004 г. – 14,855 млрд ам. долл. Как показывает од новременный анализ показателей российской и китайской статистики, ос новные расхождения в цифрах наблюдаются в показателях импорта про дукции из КНР в Россию – 2,7 млрд ам. долл. в 2003 г., хотя и по экспорту из России в КНР расхождение в показателях составило 1,4 млрд ам. долл.

в 2003 г. (Подробнее см.: 2004: Чжунго дуйвай цзинцзи тунцзи няньцзянь, Чжунго тунцзи чубаньшэ, 2005, сс.113-118;

Таможенная статистика внеш ней торговли Российской Федерации – 2004, Москва, 2005, т.1, с.8) Таким образом, такие расхождения в статистических данных по российско китайскому товарообороту за последние годы показывают, с одной сторо ны, низкий уровень работы таможенной службы, которая фиксирует дале ко не весь груз, проходящий через таможенную границу России и Китая, либо, с другой стороны, очевидное преувеличение китайскими таможен ными органами показателей объема российско-китайской торговли. Как бы там ни было, но подобное расхождение статистических данных по россий ско-китайской торговле (примерно на 1/3 по данным на 2004 г.) ставит под сомнение любые работы по анализу и прогнозированию динамики и струк туры российско-китайской торговли на ближайшие годы из-за отсутствия надежной базы статистических данных.

Вплоть до сегодняшнего дня 90 % грузоперевозок на российско китайской границе составляет российский экспорт в Китай, и лишь 10 % – китайский импорт в Россию. По сути дела, Китай более заинтересован в российском экспорте, чем Россия в китайском. Китаю необходимы такие товары как нефть, лес, рыба, цветные металлы – медь, никель, потребление которых резко возросло в последние годы, а также военная техника по ли нии "Рособоронэкспорта". Из КНР в Россию в основном поставляются по требительские товары и продукты питания, однако при нынешнем состоя нии российской экономики районы Дальнего Востока и Сибири не могут без этого обойтись. На государственном уровне Китай всегда будет более заинтересован в поддержании российско-китайской торговли, нежели Рос сия, поскольку в экспорте из России преобладают недостающие в КНР природные ресурсы, а в импорте из КНР в Россию – потребительские това ры, которые можно производить и на территории России, но себестои мость этой продукции будет всегда выше.

Контрольные вопросы 1. Почему КНР может стать ведущим внешнеэкономическим партне ром России?

Список литературы 1. Российско-китайские отношения: состояние, перспективы. М. :

ИДВ РАН, 2005.

2. Александрова М. В. Российско-китайские приграничные экономи ческие отношения. М : Огни;

ИДВ РАН, 2005.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФОРМ И МЕТОДОВ РЕАЛИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ И КИТАЙСКОЙ МОДЕЛЕЙ РЕФОРМ Прошло уже около 30 лет с начала экономических реформ в Китае и свыше 15 лет – в России, пришла пора подвести первые итоги. Надо ска зать, что сравнение результатов реформ в РФ и в КНР явно не в пользу российской модели. Как отмечалось на XVI съезде КПК (октябрь 2002 г.) в отчетном докладе Цзян Цзэминя, "к концу XX века Китай увеличил про изводство валового национального продукта в 4 раза", "преодолел небла гоприятное влияние азиатского финансового кризиса и колебаний мировой экономики", "жизненный уровень населения страны в целом уже достиг "малого благоденствия" (сяокан шэхуэй), что выражается в росте доходов населения города и деревни, богатом предложении товаров, повышении качества жизни". Можно по-разному относиться к реформам в Китае, но очевидна одна вещь – в результате реформы экономической системы стра на добилась огромных успехов в развитии народного хозяйства. В 1990 г.

объем ВВП КНР составлял 60 % от ВВП России, через 15 лет это соотно шение приняло обратный характер и российский ВВП составляет 60 % ки тайского. В 2000 г. валовой внутренний продукт КНР составил 293 % по сравнению с 1989 г., в то время как в России этот показатель составил 57,3 %, в Чехии – 94,7 %, на Украине – 44,3 %, в Польше – 117,8 %.

Ядром "китайского чуда", как, впрочем, и экономических успехов "че тырех азиатских драконов" – Гонконга, Тайваня, Сингапура и Республики Корея – стал, прежде всего, отказ от стратегии догоняющего развития, свя занной с приоритетным развитием тяжелой промышленности для дости жения высоких темпов экономического роста, чтобы догнать и обогнать развитые страны мира – США и страны Западной Европы. Вместо стратегии догоняющего развития Китай по примеру "четырех азиатских драконов" перешел к стратегии сравнительных преимуществ. Практика экономиче ского строительства не только в социалистических странах, но и в ряде развивающихся стран, таких как Индия, Бразилия, Аргентина, Филиппины и другие, показала, что при проведении в жизнь стратегии догоняющего развития экономика не может выйти на стабильные и высокие темпы роста из-за того, что производство не может выйти на границу предельных про изводственных возможностей. В то же время, опыт Японии и четырех "азиатских драконов" свидетельствует о том, что стратегия сравнительных преимуществ позволяет развивающимся странам выйти на границу пре дельных производственных возможностей и способствует быстрым темпам экономического роста, заметному повышению жизненного уровня населе ния в этих странах.

Как показывает китайский опыт, для успешной реализации стратегии сравнительных преимуществ необходимо соблюдать три основных правила:

1) постоянно добиваться роста экономических показателей путем совер шенствования системы стимулов как для экономических субъектов, так и для отдельных работников, включая управленческий персонал;

2) постоянно участвовать в перераспределении вновь созданных ресурсов через "двух колейную" систему цен (фиксированные и свободные цены), что обеспе чивает максимум выгоды и минимум издержек при проведении реформ;

3) продвигать экономические реформы с помощью экспериментов на уров не отдельных предприятий, отраслей и регионов, что позволяет своевре менно оценить все плюсы и минусы затеянного эксперимента, внести в не го необходимые коррективы и, если необходимо, отказаться от него.

Еще одним важным уроком китайской реформы является необходи мость постепенного, а не мгновенного перехода к рыночной экономике.

Вначале проводятся реформы на предприятиях, в отраслях и регионах, то есть реформы в системе управления хозяйственных единиц на микро уровне, а затем под воздействием этих изменений осуществляется реформа макроэкономических условий или макроэкономической среды. Это позво ляет обеспечить стабильный и постоянный рост экономических показате лей, повышение жизненного уровня основной массы населения и заинтере сованность большинства социальных слоев и групп в реформах и переходе к рынку. В противном случае большая часть населения не будет заинтере сована в реформах, и процесс перехода к рынку замедлится на неопреде ленное время.

Некоторые китайские ученые-экономисты (в частности, Чжан Цзянь цзин, Хуа Мин) разделяют точку зрения известного польского ученого Г. Колодко о том, что при анализе процессов перехода от плановой к ры ночной экономике надо различать два термина – "реформа" и "переход".

Термин "переход" надо использовать в тех случаях, когда происходит ко ренная трансформация всего общественного строя и всей экономической структуры, включая изменения в политике, структуре общественных и го сударственных институтов, образе жизни и поведении населения. В свою очередь, термин "реформа" может быть использован в тех случаях, когда происходят изменения в экономике, направленные на переход от плановой к рыночной модели, но политическая модель остается неизменной. Исходя из такого подхода к моделям перехода от плана к рынку, можно сказать, что в России, подавляющем большинстве стран СНГ и странах Восточной Европы происходит переход, а в КНР, Вьетнаме, Беларуси и некоторых других странах – реформы.

Как отмечает известный венгерский экономист Я. Корнаи в своей книге "По пути свободы", посвященной 10-летию начала экономического перехода, использовались две стратегии реформ. Одна из стратегий на правлена на проведение приватизации и быструю реструктуризацию силь ных государственных отраслей. Такой подход к проведению реформы ха рактерен для работ Дж. Сакса, который считает, что реформа должна про водиться не постепенно, а в режиме "шоковой терапии". Он всячески отрицает достижения китайского опыта и считает, что "оценка реформ не оправданно завышена и долгосрочные результаты могут оказаться хуже краткосрочных результатов". Другая стратегия реформ, по Я. Корнаи, связана не с либерализацией цен и быстрой приватизацией, а с созданием благоприятных условий для развития негосударственных форм собствен ности, усиления частного сектора за счет устранения различных институ циональных барьеров. Как мы видим, многие страны Восточной Европы, Россия и большинство стран СНГ пошли по пути "шоковой терапии", в то время как Китай пошел по второму пути.

Как показывают итоги проводимых реформ в различных странах быв шего СНГ и Восточной Европы с экономикой командно-административного типа, результаты реформы отнюдь не определяются темпами ее проведе ния, а скорее даже наоборот. Если в этом плане рассматривать результаты реформ в разных странах, то КНР и Вьетнам можно отнести к странам, ко торые добились наибольших успехов в этом направлении, а Россия их поч ти не имеет. Все прочие страны – Польша, Чехия, Болгария, Румыния, а также многие страны СНГ, если их рассматривать по таким критериям экономической реформы, как повышение уровня производительных сил страны, рост эффективности общественного производства, повышение жизненного уровня населения, включение страны в систему международ ных экономических связей, привлечение иностранных инвестиций и про чим экономическим критериям, – заметно уступают Китаю.

Россия, наоборот, пошла по пути радикальной реформы. За один год в стране была проведена либерализация цен, приватизация и создание не государственных секторов экономики. Однако в результате проведения монетаристской модели перехода к рынку в России не только не удалось обеспечить устойчивый экономический рост, но и началось стремительное L-образное падение производства, которое продолжалось более 10 лет.

Лишь в начале XXI в. начался некоторый подъем, который определяется развитием топливно-сырьевых отраслей и в значительной степени связан с ростом мировых цен на энергоносители. Безусловно, следует согласиться с оценкой академика А. Д. Некипелова, что в результате российских ре форм сформировалась "квазирыночная мутантная экономика", в которой существует огромный перепад в рентабельности по отраслям, полностью отсутствует система управления государственными активами, действуют нерациональные отношения между менеджментом и собственниками, и между менеджментом, собственниками и наемной рабочей силой. Кроме того, по-прежнему сохраняется отношение к социальной сфере как к вто ричному фактору, в результате чего смертность превышает рождаемость.

По оценкам демографов, в 2050 г. общая численность населения России может составить менее 100 млн человек, и в стране будет катастрофиче ская нехватка рабочей силы. При этом в настоящее время снижается уро вень образования населения, уровень квалификации рабочей силы, проис ходит отток наиболее квалифицированных кадров за рубеж, деформация структуры занятости в пользу неквалифицированного и малоквалифициро ванного труда, но с более высокими доходами.

На наш взгляд, такие негативные явления можно объяснить именно наличием "квазирынка", возникшего в результате сверхбыст рых реформ по методу "шоковой терапии" – либерализации цен и при ватизации большей части государственного имущества всего за год с небольшим. При этом большая часть населения за это время потеряла свои сбережения, не смогла принять участия в приватизации, а ее доходы оказались намного ниже, чем были до 90-х гг. Сложившийся к началу XXI века "квазирынок" характеризуется наличием потребительского рынка и рынка средств производства, где цены в значительной степени формируются под влиянием рыночной среды, и практическим отсут ствием рынка факторов производства – рынка рабочей силы, природных ресурсов (включая землю) и капитала, где цены в основном формируют ся монопольно. В результате избыток капитала идет либо в прибыльные сферы деятельности, где все распределено между различными монополи ями на центральном и местном уровнях, либо уходит за рубеж (примерно 20–25 млрд долл. ежегодно), поскольку он не может быть востребован на территории России из-за убыточности большинства обрабатывающих и наукоемких отраслей. Хотя в 2006 г. Россия получила большой объем прямых иностранных инвестиций – 31 млрд долл., но, как и прежде, они были направлены в основном в нефтяную и газовую отрасли. Рост инве стиций в других отраслях экономики оказался незначительным.

Подводя итоги китайской реформы экономической системы за 20 с лиш ним лет, надо сказать, что как по конкретным экономическим достижени ям, так и с точки зрения жизнеспособности выработанной экономической модели развития общества Китай намного опережает Россию. За прошед шие годы дороги наших стран в сфере проведения реформ сильно разо шлись, особенно после объявленной в России в 1992 г. либерализации цен до начала приватизации и создания необщественных секторов экономики.

Беда в том, что когда Китай в конце 70-х гг. ХХ в. начинал свою реформу, в СССР это рассматривалось как ревизионизм, считалось, что он идет слишком быстро по пути в рынок. С 1991 г., наоборот, в России посчитали, что Китай движется слишком медленно, и надо применять более радикаль ные меры для вхождения в рынок и интегрирования в мировую экономику.

Таким образом, получилось, что Россия по политическим и конъюнктур ным соображениям практически полностью проигнорировала китайский опыт. Из него вполне можно было бы перенять основные принципы ре формы: сохранение созданного ранее производственного потенциала, по следовательность мероприятий реформ (сначала деревня – затем город), постепенность (плавное вхождение в рынок при одновременном формиро вании негосударственных форм собственности помимо государственных, то есть не вместо, а вместе). Представляется разумным общий подход ру ководства КНР к проведению реформы, обеспечивающий постепенный пе реход к рыночной экономике без "шоковой терапии" и постоянное повы шение жизненного уровня населения.

На наш взгляд, главной отличительной чертой китайского опыта, от личающегося от российского, является серьезная теоретическая проработ ка общих проблем экономической реформы с учетом зарубежного опыта.

На первой стадии реформы проводились локальные эксперименты, резуль таты которых анализировались и обобщались, и после этого принимались необходимые решения. Все мероприятия проводились постепенно, шаг за шагом, чтобы в случае неудачи (а они в китайской реформе тоже имели место) можно было отойти на прежние рубежи и начать как бы сначала.

К таким мерам, в частности, относится политика урегулирования 1979–1981 гг., когда ставилась цель создать основу для проведения реформы – сформиро вать слой самостоятельных товаропроизводителей, независимых субъектов рынка в различных отраслях экономики, и прежде всего в сельском хозяйст ве, обеспечить дополнительные инвестиции в экономику помимо госбюд жета и повысить жизненный уровень большей части населения для увели чения спроса и заинтересованности в дальнейшем проведении реформ.

Либерализация цен в начале 1992 г., ваучеризация и приватизация большей части российских предприятий при наличии отраслевых монопо лий в производстве значительной доли российских товаров и услуг, преж де всего топливно-энергетических ресурсов, услуг транспорта и связи, а также ряда потребительских товаров привели к гигантскому росту ин фляции, неплатежам из государственного бюджета и предприятий, огром ной социальной дифференциации, росту экономических преступлений, созданию большого количества фиктивных фирм, целью которых явилось накопление финансовых средств с последующим вывозом за рубеж. В ре зультате жизненный уровень населения заметно снизился по сравнению с периодом до реформы, что подорвало доверие как к реформаторам, так и к реформе, отвечающей потребностям времени.

Как в Китае, так и в России осуществляется переход от плановой к рыночной экономике. Однако если в КНР этот переход занимает много времени и рассчитан до 2050 г., то в России предполагалось все мероприя тия реформы провести быстро в течение нескольких лет. При проведении "шоковой терапии" вовсе не учитывались ее последствия, предполагалось, что уже через год-другой в страну пойдут инвестиции, она быстро восста новит свои дореформенные экономические показатели и начнет догонять развитые капиталистические страны с рыночной экономикой. На момент начала реформ у российского населения и предприятий был накоплен большой объем сбережений, который мог бы послужить отправной точкой для создания большого количества мелких и средних предприятий всех форм собственности, наращивания производственного потенциала, обес печить необходимый прирост дополнительных ресурсов, в том числе и ин вестиционных. Однако образовавшийся к началу 90-х годов своего рода "денежный навес" в экономике был сожжен в топке радикальных реформ в результате проведенной "шоковой терапии" – либерализации цен и при ватизации государственной собственности.

Через 25 лет после начала реформ РФ находится в начале перехода к рыночной экономике. Для того чтобы оценить тот путь, который ей надо пройти к рыночной экономике, представляется целесообразным сравнить основные направления экономической реформы в России и в Китае.

1. Реформа системы собственности. В Китае была полностью пере смотрена теория, согласно которой при социализме имела право на суще ствование только одна форма собственности – общественная в ее двух ви дах: государственной (общенародной) и кооперативной (коллективной).

Согласно китайской теории реформы собственности, при социализме мо жет существовать многообразие форм собственности при признании обще ственной собственности как основной. При этом были разделены понятия "собственность" и "формы реализации собственности", что позволило на чать проведение реформы на государственных предприятиях, связанной с внедрением акционерной системы управления и созданием системы кор пораций.

В Китае важнейшим фактором реформы стало постепенное создание многоукладной экономики и конкуренции на товарном рынке. На первом этапе в ходе внедрения семейного подряда были созданы источники нако пления в деревне, произошло развитие негосударственного сектора эконо мики в городах. Это позволило к середине 80-х гг. заложить основы для создания многоукладной экономики и формирования рынка средств про изводства, а также связанного с ним рынка недвижимости и ценных бумаг.

В КНР этот рынок формировался не за счет приватизации и ваучеризации, а на базе развития необщественных секторов экономики и сложился лишь к концу 80-х гг. Позднее, в 90-е гг. в КНР стало проводиться акционирова ние государственных предприятий как одна из форм реализации собствен ности. При этом контрольный пакет создаваемого акционерного общества, как правило, оставался в руках государства. Процесс акционирования про исходил на основе формировавшегося в течение многих лет экономическо го законодательства при жестком контроле со стороны государства.

В России была сделана попытка сразу заменить государственную соб ственность на различные формы частной собственности через программу приватизации и систему залоговых аукционов. Однако основным пороком российской системы приватизации явилось то, что ранее существовавшего государственного монополиста стал заменять монополист частный, а кое где еще и иностранный. При этом основная масса населения не имела ни какого отношения к этой собственности, во всяком случае – доходов от нее не имела, а зарплату получала нерегулярно. Полученные в 1992 г. населе нием ваучеры (приватизационные чеки) не давали права на управление предприятием и распоряжение собственностью, которое, естественно, осуществлялось управляющими (директорами и чиновниками). Фактиче ски в России не пошли по пути создания многоукладной экономики, по пу ти конкуренции различных форм собственности, а пошли по пути дележа государственного имущества и замены государственной формы собствен ности на различные формы частной при сохранении монополии в различ ных отраслях, особенно в экспортных. Иными словами, если в России вся реформа собственности свелась к замене общественной формы собствен ности на условную частную собственность посредством приватизации предприятий государственного сектора, то Китай пошел по пути разви тия различных необщественных форм собственности и изменения характера общественной собственности посредством изменения ее формы реализа ции. Таким образом, качественным отличием китайского опыта от россий ского явилась длительность самого процесса создания многоукладной эко номики, использование новых форм реализации общественных по своему характеру форм собственности и создание конкуренции между предпри ятиями различных форм собственности при государственном контроле.

2. Реформы в деревне. В ходе реформы в китайской деревне про изошло упорядочение экономических отношений, было внедрено хозяйст вование, основанное на коллективной собственности на землю и семейном подряде, разделено право собственности и право пользования на землю, в результате чего крестьянин получил полную хозяйственную самостоя тельность. В результате реформы китайский крестьянин не стал собствен ником земли, зато стал собственником произведенного на земле продукта, что заметно стимулировало его деятельность.

На наш взгляд, именно этот подход мог бы быть реализован в России.

То есть земля передается в пользование на много лет, но не продается в собственность. Однако конкретный китайский опыт семейного подряда, на наш взгляд, мало пригоден для России, поскольку в России больше пахотной земли на душу населения и более высокий уровень механизации, чем в КНР. Фермерство в РФ тоже не получило своего развития, но не из за отсутствия частной собственности на землю, а из-за отсутствия доста точных накоплений у селян, высоких банковских процентов по кредиту, высоких цен на продукцию промышленности и сельхозтехнику, а также всевластия местных руководителей. Как показал опыт реформ в россий ской деревне, ставка на частную собственность на землю себя не оправда ла. Как оказалось, российский крестьянин не может себя прокормить на своей земле из-за высокой себестоимости и низких отпускных цен на сельскохозяйственную продукцию, связанных как с объективными фак торами – природными условиями, так и с субъективными – производст венными отношениями между городом и деревней.

В Китае пришли к выводу, так как земля принадлежит государству, то и доходы от роста ее стоимости должны принадлежать государству.

Но при этом за крестьянами должно оставаться право самим определять формы землепользования. В результате в ходе реформы в китайской де ревне было уничтожено директивное планирование в сельском хозяйстве, реализована система контрактных закупок, в ходе которой была разрушена система фиксированных государственных цен на сельскохозяйственную продукцию. При этом была образована система государственного контроля над рынком сельскохозяйственной продукции, а для поддержания заку почных цен на отдельные виды сельхозпродукции (зерно и хлопок) была создана система резервных и страховых фондов, с помощью которых госу дарство могло регулировать оптовые и розничные цены на них.

Важным направлением реформы стало создание волостно-поселковых предприятий в сельской местности. Развитие этих предприятий в 80–90-е гг., с одной стороны, позволило резко увеличить производство товаров народ ного потребления и продукции, обслуживающей сферу сельского хозяйства, с другой стороны, позволило трудоустроить большую массу трудоизбы точного населения деревни. Это также привело к повсеместному развитию малых городов и поселков в Китае, что в значительной мере сдерживает бесконтрольную миграцию сельского населения в города, испытывающие все проблемы, связанные с перенаселенностью – загрязнение окружающей среды, нехватка жилья, транспорта, плохая система коммуникаций и др.

Такой путь развития китайской деревни способствует продвижению КНР по пути урбанизации, резко отличающейся от урбанизации в большинстве развивающихся стран, где трудоизбыточное население деревни стремится перебраться в городские мегаполисы, чтобы там найти себе работу.

В ряде районов Китая в деревне на основе семейного подряда стала заметно проявляться тенденция отраслевой специализации сельских рай онов. В ходе этого процесса стала постепенно происходить интеграция во всех звеньях производственного процесса – производство, обработка, сбыт, что привело к созданию новых форм хозяйствования на селе, которые подняли эффективность сельского хозяйства в целом и степень его маркетизации.

Китайский опыт развития реформы в деревне представляет интерес и для России, где в сельских районах слабо развиты предприятия по пере работке и хранению сельскохозяйственной продукции, не налажена произ водственная и бытовая инфраструктура. Развитие малых предприятий в деревне позволило бы трудоустроить избыточную рабочую силу и дать новую жизнь малым городам и поселкам средней полосы России, а также на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке за счет миграции освобожден ной рабочей силы с закрывающихся городских предприятий капитального строительства и обрабатывающей промышленности, а также беженцев из других стран СНГ.

Китайский опыт реформы в деревне показал, что главным моментом реформы является сохранение множественности форм собственности в де ревне при сохранении коллективной собственности на землю. Начиная от госхозов и кончая единоличными хозяйствами, все находят свою соци ально-экономическую "нишу" в новых рыночных условиях. При этом чрезвычайно важным фактором является развитие предприятий несельско хозяйственной сферы на селе, что позволяет не только обеспечить инте грацию всего аграрно-промышленного комплекса в Китае, обеспечить на селение основными потребительскими товарами, а крупные и средние промышленные предприятия различных форм собственности необходи мым сырьем, материалами и деталями, но и позволяет трудоустроить из быточную рабочую силу на селе и оживить малые города и поселки, раз вивающиеся на базе обслуживающих сельские районы предприятий промышленности, торговли, услуг и т. д.

3. Реформа системы управления предприятий. Основой реформы в Китае стало превращение предприятий в юридических лиц со своими банковскими счетами, которые постепенно становились субъектами ры ночной конкуренции. Реформа системы управления на предприятиях нача лась в конце 70-х годов ХХ в., когда они получили право распоряжаться прибылью. Затем в начале 80-х годов, по всему Китаю прошли экспери менты по замене отчислений от прибыли налогом (ли гай шуй) и переходу ряда предприятий на подрядную систему. В дальнейшем в 80–90-е гг. в хо де поиска новой системы управления предприятиями происходил переход от государственной собственности и управления предприятием через вы шестоящее ведомство к отделению права собственности от права хозяйст вования на предприятии и управлению предприятием как отдельным товаропроизводителем – субъектом рынка.

На практике эти мероприятия по реформе системы управления пред приятиями выглядели как переход от системы ответственности директоров и заводского управления к внутреннему регулированию через корпоративное управление предприятиями посредством создания компаний и расширения горизонтальных связей между предприятиями. В дальнейшем происходил процесс разделения функций административных органов – министерств, ведомств, местных властей и предприятий и создание более гибкого хозяй ственного механизма, призванного оживить деятельность государственных предприятий, которые должны стать полноправными субъектами хозяйст вования и участниками конкуренции на рынке.

В настоящее время в Китае уже используются такие чисто рыночные формы управления предприятиями как их слияние, объединение, аренда, подряд, акционирование, продажа, объявляется банкротство предприятий, происходит перелив капитала из убыточных предприятий в прибыльные.

Немало государственных предприятий начали осуществлять переход от управления отдельными предприятиями к корпоративной системе управления через создание компаний, от управления товарными потоками к управлению финансовыми потоками, от управления предприятия един ственным инвестором к управлению группой инвесторов. Поиск наиболее оптимальной системы управления предприятиями в КНР происходит трудно, до сих пор эффективность хозяйственной деятельности предпри ятий государственного сектора уступает предприятиям других форм соб ственности.

В России этому вопросу практически не уделили должного внимания.

В свое время в бывшем СССР так и не была сформирована эффективная система управления предприятиями. Были две основные формы собствен ности – государственная и коллективная, которая по сути дела была одной из форм государственной собственности. В этих условиях, когда государ ство контролировало все, производители не несли ответственности за ре зультаты хозяйственной деятельности.

В ходе реформы произошел переход от всеобщего контроля за дея тельностью экономических агентов до полной свободы от государства, включая отсутствие инвестиций, социальной поддержки и коммерциализа цию деятельности государственного аппарата. Однако при проведении приватизации за государством сохранилась собственность на землю и средства производства. Рыночные отношения были допущены только в сферу обмена не принадлежащих государству материальных ценностей и других услуг непроизводственного характера. Поддерживался моно польный уровень цен. Приватизация проводилась на уравнительной осно ве. Произошла коммерциализация государственного аппарата, который стал непосредственно участвовать в управлении предприятиями. Созда лись условия для криминализации частного бизнеса. Одновременно была введена система налогообложения, которая не стимулировала производст во, а способствовала расширению сферы "теневой экономики". Осущест влялось квотирование экспортно-импортных операций. Отсутствовала поддержка и защита конкуренции, а также государственная программа поддержки частного бизнеса. По-прежнему политические задачи были на первом месте, а экономические – на втором.

В настоящее время в России проводится политика, направленная на укрепление и развитие государственного предпринимательства и пре вращение государственных и т. н. приватизированных предприятий в го сударственные корпорации – монополии. Создаются финансово промышленные группы, идет привлечение стратегических инвесторов для развития так называемых приватизированных предприятий, вытеснение иностранных партнеров из СП, усиление протекционизма. Однако в отли чие от китайского опыта, где целью хозяйствования и управления гос имуществом является только сохранение и увеличение его стоимости, в России это условие не соблюдалось. В результате производственная эф фективность подавляющего большинства предприятий в России оказалась невысока.

В мае 2003 г. в рамках Госсовета КНР появилась новая структура – Комитет по контролю и управлению государственным имуществом, кото рый выступает как инвестор государственных фондов, сосредоточивший всю работу по управлению фондами и реформе предприятий в одних ру ках. Кроме того, к этому комитету перешла часть полномочий Министер ства финансов, связанных с управлением государственными фондами, и часть полномочий Министерства труда и социального обеспечения. Ко роче говоря, на новый Комитет по надзору и управлению государственны ми фондами возложена обязанность не только осуществлять реформу на госпредприятиях, но и самому поддерживать и определять стоимость основных и оборотных фондов госпредприятий.

Китайский опыт реформы предприятий показывает, что главное – не быстрая приватизация предприятий и отказ государства от всяческого вмешательства в процесс управления ими, а постепенный переход от ди рективного управления предприятий министерствами и ведомствами через механизм централизованного планирования и распределения продукции, от управления товарными потоками к индикативному управлению с помо щью экономических рычагов через закупки необходимой продукции пред приятиями на товарном рынке, к управлению финансовыми потоками пу тем выделения государственных инвестиций и льготных банковских кредитов. И в результате поэтапной реформы системы управления пред приятиями государственные предприятия в Китае постепенно превраща ются в самостоятельных товаропроизводителей – субъектов рынка, дейст вующих в условиях конкуренции под государственным контролем, кото рый ведется преимущественно с помощью экономических рычагов.

4. Реформа рыночной системы. Реформа системы ценообразования – это главное при формировании рыночного механизма, где существует ры нок капитала, рынок информации и рынок рабочей силы. Иными словами, в Китае признали наличие не только рынка средств производства и пред метов потребления, но и наличие рынка факторов производства, таких как рынок капитала, рабочей силы, техники и технологии, информации и др.

На первом этапе происходила отмена директивного планирования в производстве сельскохозяйственной продукции, резко сократилась доля государственного планирования в промышленности – с 70 % в 1979 г.

до 4,6 % в настоящее время. Все это происходило на фоне реформы систе мы ценообразования, и государство строго контролировало этот процесс.

В ходе реформы в КНР сформировалось три вида цен: 1) фиксированные государством директивные цены;

2) индикативные цены, которые могли отклоняться от установленных государством под воздействием спроса предложения на рынке от 5 до 20 %;

3) рыночные цены, которые устанав ливались под воздействием рынка. Соотношение между тремя видами цен постепенно менялось в сторону увеличения доли индикативных и рыноч ных и уменьшения директивных по мере продвижения реформы, развития рыночных отношений и развития многоукладности экономики. В резуль тате к концу 90-х гг. более 95 % цен на промышленную продукцию уста навливалась самим производителем в соответствии с конъюнктурой рынка, в общем объеме розничной торговли доля директивных цен снизилась с более чем 95 % в 1979 г. до 7,2 % в настоящее время. В частности, по дан ным китайского журнала "Чжунго уцзя" ("Цены в Китае"), в 2001 г. в КНР доля рыночных цен на товары народного потребления составляла 96,0 % всей номенклатуры цен, фиксированных государственных цен – 2,7 %, ин дикативных (или регулируемых) цен – 1,3 %;

при закупке сельскохозяйст венной продукции доля рыночных цен составляла 93,9 %, фиксированных государственных – 2,7 %, индикативных (регулируемых) – 3,4 %;

при за купке средств производства доля рыночных цен составляла 87,6 %, фикси рованных государственных – 9,5 %, индикативных (регулируемых) – 2,9 %.

С помощью государственного контроля над ценами и сохранения дирек тивных цен на основное сырье и материалы в Китае в 80–90-е гг. удалось снижать инфляцию издержек и не допустить ее выхода из-под контроля.

Это было непросто сделать, так как при переходе к рынку инфляция неиз бежно сопровождает реформы, потому что в условиях плановой экономики многие отрасли были на государственных дотациях, то есть планово убы точными. В КНР в результате антиинфляционной политики, связанной с формированием трех видов цен, удалось избежать чрезмерно высокой инфляции не только по сравнению с Россией и странами СНГ, но и со стра нами Восточной Европы.

Коренным образом отличается российский путь реформ от китайского по вопросам ценообразования и проведения антиинфляционной политики.

В России для формирования рыночной среды был использован чисто мо нетаристский метод либерализации цен на все виды товаров и услуг в со ответствии с затратами и спросом на рынке при наличии монополии во многих отраслях. Это привело к стремительному росту цен на сырье, материалы, оборудование и потребительские товары от 1500 до 2500 раз в течение 1992 года – начального этапа либерализации цен. Все это вызва ло бурную инфляцию, которая включает в себя не только постоянный рост цен, но и инфляцию издержек, связанную как с ростом цен на продукцию, с ростом издержек производства, так и с ростом налогов не только на при быль, но и на издержки производства и на амортизационный фонд в усло виях инфляции.

Китайский опыт в сфере перехода к рынку и либерализации цен пока зывает, что главным является формирование механизма ценообразования в условиях рынка. В настоящее время в Китае уже проведена реформа то варных цен, но, как и в России, пока еще цены на факторы производства не соответствуют рыночным из-за монополии покупателя данных товаров и отсутствия должного государственного контроля. В Китае при переходе к рынку основной проблемой реформы цен было одновременное освобож дение цен на пользующиеся спросом товары и услуги при сохранении ста бильности общего уровня цен, упорядочении цен на товары и услуги, ус танавливаемые директивным способом, устранении "двухколейной" системы цен на средства производства и материальные ресурсы и форми ровании рынка рабочей силы, информации, ценных бумаг и прочих рынков факторов производства. Но наличие "трехколейной" системы цен в Китае предусматривает постепенный переход к разумным рыночным ценам и на факторы производства.

5. Реформа системы макроэкономического контроля. Для обеспе чения реформы системы макроконтроля главным вопросом стала реформа финансовой системы. В Китае с 1980 г. стала применяться система "разде ления доходов и расходов и разделения ответственности по уровням управления". В 1994 г. уже была создана новая налоговая система, разде ленная на центральную и местную. В 80–90-е годы была создана система макрорегулирования и контроля, во главе которой стоял Центральный Банк, функции которого были возложены на Народный Банк Китая, кон тролировавший и направлявший деятельность государственных отрасле вых, региональных и коммерческих банков. В то же время в стране начали действовать акционерные банки, кооперативные кредитные товарищества и иностранные банки. Такая финансовая система способствовала развитию инвестиционной активности, постепенному снижению доли госбюджетных ассигнований в развитие народного хозяйства до 2,8 % в 1997 г. с некото рым увеличением до 6,7 % в 2001 г. и ее сокращением до 4,4 % в 2005 г.

В результате происходил постоянный рост доли собственных средств предприятий как основного источника инвестиций в основные производст венные фонды – с 55,4 % в 1981 г. до 74,1 % в 2005 г. В КНР по мере раз вертывания реформы все большая доля инвестиций приходилась на предприятия и местные бюджеты – в отличие от начала 80-х годов ХХ в., когда преобладали госбюджетные инвестиции. Важную роль в структуре капитальных вложений играл строительный налог, введенный в 1983 г.

От его уплаты были освобождены предприятия энергетики, транспорта, образования, науки, здравоохранения, экологические мероприятия – при оритетные для страны. Были предусмотрены снижение на 40 % подоход ного налога с реинвестируемой в производство части прибыли, а также уменьшенный срок амортизации для предприятий, осваивающих новые виды продукции. Осуществление всех этих мероприятий привело к тому, что к середине 90-х годов расходы на капитальное строительство и техни ческую реконструкцию предприятий из государственного бюджета значи тельно уменьшились, что позволило выделять больше средств в непроиз водственную сферу. Ныне главной формой поступления доходов в бюджет являются налоги – 90,9 % всей доходной части бюджета в 2005 г.: налог на добавленную стоимость (цзэнчжишуй) – 37,5 % всей суммы налоговых сборов, подоходный налог с предприятий (цие содэшуй) – 18,6 % и налог на коммерческую деятельность (инъешуй) – 14,7 % (11). Аналогичные про блемы возникли и в кредитно-финансовой сфере в России после либерали зации цен 1992 года в результате перехода от дотационных к мировым це нам на сырье, материалы, топливо, сельскохозяйственную продукцию, то вары народного потребления. Однако эти проблемы обострились во много раз из-за более высоких темпов инфляции, высоких налогов, включающих в себя налоги на фонд заработной платы, налог на добавленную стоимость, акцизы, а также большое число других более мелких налогов, которые превысили налоговый предел (не более 30 %) для стран с рыночной эконо микой. Как следствие такого положения, российский капитал ушел из про изводства в банковское дело и торговлю. В России появилось много банков, уставный фонд которых формировался за счет производственного капитала.

Условия банковского кредита – высокие проценты (более 100 % годовых для фермеров в начале 90-х гг.) на короткий срок – могли выдержать толь ко торговцы товаром с высоким спросом, например, алкоголь, табак, шо колад и т. д, даже несмотря на высокие акцизы. В результате инфляции и роста цен резко уменьшился спрос на российскую продукцию на внут реннем рынке, что нанесло удар по российским товаропроизводителям и по государственному бюджету, поскольку российские предприятия легкой промышленности были основными источниками пополнения государст венного бюджета. Возникли проблемы с финансированием государствен ного сектора – наука, образование, здравоохранение, с инвестированием основных объектов капитального строительства и технической реконст рукцией предприятий. Это привело к серии неплатежей в российской эко номике и уходу коммерческих банков на рынок ценных бумаг. Однако по сле финансового кризиса в России в августе 1998 г. вследствие отказа государства платить по облигациям ГКО (Государственные краткосрочные обязательства) и ОФЗ (Облигации Федерального займа) более половины коммерческих банков обанкротились, что вызвало очередной кризис не платежей и резкое падение курса рубля на валютном рынке. В настоящее время доля долгосрочных банковских кредитов составляет всего 5 % в об щем объеме кредитования российских банков, что объясняется как высо кой ставкой рефинансирования ЦБ России, так и невозможностью для производственных предприятий получить у коммерческих банков кредит под учетную ставку ниже промышленной прибыли – 10–15 % в год, в то время как в КНР она составляет всего 0,6 % в год.

Китайский опыт реформы системы макроконтроля показывает, что и в рыночной экономике по-прежнему важна роль государства. Государст во освобождает себя от постоянного административного контроля за дея тельностью субъектов рынка, но это делается постепенно, по этапам, на протяжении более 20 лет при сохранении контроля за основными отрас лями экономики посредством проведения валютно-финансовой политики через бюджет, налоги, цены, учетную ставку, кредит и другие инструмен ты, а также посредством издаваемых законодательной и исполнительной властью правовых нормативных документов, обеспечивая, таким образом, возможности для создания и развития предприятий различных форм соб ственности и рыночной конкуренции между ними.

6. Реформы в социальной сфере. На начальном этапе реформы в конце 70-х годов в Китае стали постепенно отходить от принципа урав нительного распределения доходов. Вначале было разрешено выплачивать рабочим и служащим премии из прибыли предприятия, а крестьянам раз решалось продавать произведенные ими товары и услуги по рыночным це нам. Было разрешено богатеть отдельным районам и отдельным отраслям для ускорения экономического развития и "достижения всеобщей зажи точности". На следующем этапе в 90-е гг. ХХ в. принципы распределения доходов подверглись определенным корректировкам, суть которых свелась к тому, что в сфере производства и первичного распределения надо при держиваться принципа оптимальной эффективности, что означало преоб ладание рыночных методов распределения доходов, а в сфере перераспре деления необходимо с помощью налоговой политики, государственных ставок минимальной заработной платы и установления прожиточного ми нимума, мер социального обеспечения регулировать распределение дохо дов с учетом требований социальной справедливости.

На первом этапе экономической реформы в Китае социальным вопро сам уделялось недостаточно внимания, что привело к событиям на площа ди Тяньаньмэнь в Пекине весной 1989 г. После этого руководство КНР взяло под особый контроль проблемы занятости, социального страхования, медицинского обслуживания. Постоянно стали проводиться социологиче ские опросы, обследования жизненного уровня различных слоев населе ния, которые помогали вносить коррективы в государственную политику.

В результате государственного контроля за социальной ситуацией в обще стве в 90-е годы жизненный уровень населения в целом по стране несколь ко вырос, а в приморских районах – значительно, однако до сих пор соци альные проблемы в КНР остаются главными и нерешенными. В настоящее время в стране существуют две основные социальные проблемы, которые обострились в ходе реформы, особенно в ходе реформы предприятий госу дарственного сектора: а) увольнение избыточной рабочей силы с предпри ятий (сяган), необходимость находить новые рабочие места уволенным на предприятиях других форм собственности, изыскивать средства для вы платы им пособий по безработице;

б) наличие огромной массы высвобож денных из сельскохозяйственного производства крестьян (людун жэнькоу), вытесненных из деревни из внутренних районов и приехавших в более за житочные китайские города в приморских районах на восточном и юго восточном побережье страны в поисках работы.

В России, как и в Китае, мероприятия реформы отражаются на жиз ненном уровне населения. В результате приватизации предприятий и структурной перестройки появляются безработные, резко усиливается социальная дифференциация в обществе, заметно снижается жизненный уровень большей части населения. По различным оценкам, доходы 10 % наиболее зажиточного слоя в 14 раз превышают доходы 10 % самого бед ного слоя. Таким образом, в России социальные последствия реформы проявляются наиболее сильно. Уменьшилась численность населения РФ, снизилась средняя ожидаемая продолжительность жизни, особенно у муж чин. Все это явилось следствием того, что государство устранилось от кон троля за деятельностью в социальной сфере.

Для России главное из китайского опыта – необходимость обеспе чить рост жизненного уровня населения в ходе реформы, в противном случае население будет оказывать сопротивление процессам реформи рования экономики как в открытых, так и скрытых формах. Государ ство должно заполнять рыночные лакуны и через различные организации – научно-исследовательские учреждения, профсоюзы, женские, молодежные и другие – заниматься реализацией различных социальных программ, до биваться повышения жизненного уровня работников, занятых в научной и производственной сферах, организовывать обследования и мониторинги, на основании которых можно было бы прогнозировать социальную обста новку как в обществе в целом, так и в отдельных регионах.

7. Реформы в сфере внешнеэкономических связей. В КНР считают, что политика открытости в сфере внешнеэкономических связей является одной из важнейших составляющих экономической реформы, которая обеспечивает ускорение развития производительных сил страны. Для этого было намечено в большом количестве привлекать и использовать зарубеж ное передовое оборудование и технологию, передовой управленческий опыт, использовать два типа ресурсов – внутренние и внешние через сис тему внешнеэкономического сотрудничества и принимать активное уча стие в конкуренции на мировом рынке.

Китай уже в 80-е годы ХХ в. добился заметных успехов во внешне экономической деятельности. Внешняя торговля в целом служит интере сам страны и обеспечивает экономику сырьем и природными ресурсами.

Важную роль играют 4 специальные экономические зоны, 14 приморских портовых городов, зоны технико-экономического развития, зоны развития новых и высоких технологий, зоны приграничной торговли, ряд открытых городов и территорий, а также созданная в 1988 г. СЭЗ Хайнань и новый район Пудун в Шанхае. Кроме того, в Китае действуют многочисленные СП, которые получают необходимый для их развития льготный налоговый ре жим, а при реализации крупных экономических проектов – средства из го сударственного бюджета. В результате с 1979 по 2005 год лишь одна про винция Гуандун получила для своего развития инвестиций на сумму около 288,9 млрд долл., провинция Цзянсу – 265,7 млрд долл., Шанхай – 200 млрд долл., а весь Китай – свыше 1464 млрд долл. Только за один 2005 г.

было реализовано прямых иностранных инвестиций на сумму 60,3 млрд долл.


Объем внешней торговли КНР за годы реформ увеличился более чем в 85 раз – с 20,6 млрд долл. в 1978 г. до 1760 млрд долл. в 2006 г.

В сфере внешнеэкономической деятельности за годы реформы в Рос сии не произошло изменений к лучшему. По-прежнему Россия далека от интеграции в систему мирохозяйственных связей. По сравнению с 80-ми годами ХХ вв. российском экспорте преобладают топливно-энергетические и природно-сырьевые ресурсы (нефть и нефтепродукты – более 55 % объ ема экспорта), а в импорте – предметы ширпотреба. Иностранных инве стиций за годы реформ РФ получала немного, особенно по сравнению с КНР – в среднем 2-3 млрд долл. в год, в последние годы – по 5–8 млрд долл. в год прямых инвестиций. Исключение составляют лишь несколько последних лет. Однако иностранный капитал по-прежнему идет в основ ном в торговлю и добывающую промышленность. До сих пор не созданы реально функционирующие свободно экономические зоны, зоны свободной торговли и зоны технико-экономического развития. Приток прямых ино странных инвестиций ограничен высокими налогами, неблагоприятным инвестиционным климатом. В РФ до сих пор отсутствует необходимая инфра структура для осуществления политики открытости – системы экспортного кредитования, информационных услуг и обеспечения сбыта товаров.

Россия вполне может использовать китайский опыт в сфере политики открытости. На наш взгляд, в нашей стране еще не поздно выделить две три зоны свободного экономического развития – Калининград, Находка, Новороссийск в развитых экономических регионах и создать в этих зонах льготный режим для предпринимателей, как в СЭЗ в Китае. Одновременно было бы разумным установить щадящий налоговый режим для СП в сфере производства экспортной продукции, обеспечивающий через иностранных партнеров как доступ к новой современной технологии, так и новые связи на мировом рынке. Эти меры позволили бы поставить внешнеэкономиче скую деятельность на службу российской экономике, а не российскую эко номику на службу интересам экономически развитых стран.

Россия в своем выборе экономической стратегии должна в большой сте пени учитывать китайский опыт, который, как уже отмечалось, показывает, что проблема перехода к рынку – это не проблема перехода от социализма к капитализму, а отказ от стратегии догоняющего развития. Через 15 лет после начала реформ Россия находится в самом начале перехода к рыночной экономике. Для того чтобы оценить тот путь, который ей надо пройти на пути к рыночной экономике, представляется целесообразным сравнить основ ные направления экономической реформы в России и в Китае (табл. ниже).

Сравнительный анализ основных направлений экономической реформы в КНР и России Направления Китай Россия реформы 1. Реформа системы 1. Развитие всех форм собст- 1. Преобразование государствен венности при сохранении об- ных предприятий в частные собственности щественной формы собствен- 2. Дележ государственного иму ности как основной щества 2. Контроль со стороны госу- 3. Сохранение отраслевых моно дарства за всеми видами полий предприятий с участием госу- 4. Приватизация и ваучеризация дарственного капитала 2. Реформы в деревне 1. Земля в коллективной соб- 1. Роспуск колхозов и совхозов ственности 2. Попытка развития фермерских 2. Система семейного (под- хозяйств ворного) подряда 3. Переход земли из государст 3. Разделение права собст- венной собственности в частную венности и права пользования на землю 4. Развитие волостно поселковых предприятий Продолжение таблицы Направления Китай Россия реформы 3. Реформа системы 1. Предприятия стали юриди- 1. Превращение государственных управления предпри- ческими лицами предприятий в корпорации 2. Разделение политических 2. Создание финансово ятий и хозяйственных функций, бо- промышленных групп (ФПГ) лее четкое определение иму- 3. Образование и развитие оли щественных прав гархии 3. Переход от управления то- 4. Рост доли "теневой" экономики варными потоками к управле нию финансовыми потоками.

Переход к акционерной форме управления 4. Переход к рыноч- 1. Формирование трех видов 1. Либерализация цен цен: фиксированных, плаваю- 2. Высокие темпы инфляции ной системе щих и свободных 3. Контроль за экономикой моне 2. Невысокие темпы инфляции таристскими методами 3. Сначала формирование рын- 4. Отсутствие рынка факторов ка предметов потребления производства и средств производства, затем рынок факторов производства 5. Реформа системы 1. Реформа финансовой системы 1. Завышенные налоги 2. Повышение роли Народного 2. Избыток коммерческих банков макроконтроля Банка (ЦБ) 3. Высокие банковские учетные 3. Развитие кредитной системы ставки, превышающие прибыль 4. Использование налоговой от производства системы 4. Большой объем выпуска госу дарственных обязательств и об лигаций ЦБ России (ГКО и ОФЗ) 6. Реформы в соци- 1. Отход от принципа уравни- 1. Отказ государства от регули ловки рования социальных проблем, альной сфере 2. Регулирование государст- отказ от системы прогрессивного венными органами социаль- подоходного налога ных вопросов, таких как ми- 2. Высокая степень социального нимальная заработная плата, расслоения социальное страхование и др. 3. Снижение средней ожидаемой 3. Рост жизненного уровня на- продолжительности жизни селения 4. Не сформировался средний 4. Возникающие социальные класс проблемы: увольнения с рабо- 5. Снижение жизненного уровня ты, миграция из деревни в го- населения род и др.

Окончание таблицы Направления Китай Россия реформы 7. Реформы в сфере 1. Привлечение иностранных 1. Постоянный рост доли сырье инвестиций, передового опыта вой продукции в общем объеме внешнеэкономиче и технических новинок экспортной продукции ских связей 2. Создание свободных эко- 2. Иностранных инвестиций в рос номических зон в различных сийскую экономику сравнитель формах но немного 3. Постоянный рост оборота 3. Отсутствие инфраструктуры внешней торговли и ино- для проведения открытой внеш странных инвестиций неэкономической политики: экс портное кредитование, инфор мационная сеть, гарантии сбыта продукции Подводя некоторые итоги китайской реформы экономической систе мы за 20 с лишним лет, надо сказать, что как по конкретным экономиче ским достижениям, так и с точки зрения жизнеспособности выработанной экономической модели развития общества, Китай намного опережает Рос сию. За прошедшие годы дороги наших стран в сфере проведения реформы сильно разошлись, особенно после объявленной в России в 1992 г. либера лизации цен и приватизации. Как показывает анализ работ главных теоре тиков и практиков китайской реформы, используемая в Китае теоретиче ская модель перехода к рынку в основном соответствует российским реалиям, но практические мероприятия реформы в значительной мере оп ределяются конкретной китайской спецификой. На наш взгляд, исполь зуемая в Китае теоретическая модель перехода к рынку могла бы быть применена в определенной степени и в российских условиях с учетом российской специфики.

Для реализации Россией стратегии сравнительных преимуществ – в данном случае, имеется в виду богатство природных ресурсов, нали чие квалифицированных кадров, стратегически удобное географическое положение страны – наиболее предпочтителен китайский опыт, в котором главным является разумное сочетание государства и рынка.

Изучением опыта китайских реформ следовало бы заняться еще в середине 80-х гг. Однако идеологические догмы взяли верх, и китайские реформы рассматривались руководством КПСС как отступление от социализма.

В дальнейшем в начале 90-х гг. руководство РФ также предпочло полно стью игнорировать опыт китайских реформ по двум причинам. Во-первых, по идеологическим причинам, связанным с тем, что экономические ре формы в КНР осуществляет руководство КПК. Во-вторых, по надуманным экономическим причинам, которые обосновывались тем, что успехи ки тайской реформы связаны с намного более низким уровнем развития про изводительных сил в Китае по сравнению с Россией.

Драгоценное время оказалось упущенным. Из-за отказа изучать опыт китайской реформы Россия потеряла по меньшей мере 20 лет для своего экономического развития, не смогла своевременно и успешно провести экономические реформы, направленные на переход к рыночной экономике.

В настоящее время чтобы в полной мере воспользоваться опытом китай ских реформ, основой которого является создание рыночной экономики под контролем государства, Россия должна начать с периода "урегули рования" экономики после "шоковой" терапии, которая по своим по следствиям означает для России то же, что "большой скачок" для Китая в 1958–1960 гг. Только в ходе "урегулирования", которое может помочь обеспечить выход на дореформенные темпы экономического роста и повысить удельный вес обрабатывающей промышленности и наукоем ких отраслей в объеме производства ВВП, можно будет выйти на новый начальный рубеж реформ и проводить необходимые мероприятия по пере ходу к рыночной экономике.

Главное для России в китайском опыте – это комплексный и целостный подход к реформе экономической системы, обеспечивающий постепенный, без "шоковой" терапии переход от командно-административной системы к рыночной экономике под государственным контролем. Все мероприятия реформы являются в той или иной мере элементами целостной системы перехода к рынку, которая разрабатывается в Китае уже около 30 лет. Ко нечно, многие мероприятия можно использовать и в российской модели реформ. Однако эти мероприятия должны находиться под контролем госу дарства, и по мере необходимости в них должны вноситься коррективы.

Контрольные вопросы 1. Основные отличия российской и китайской моделей реформы при переходе к рынку.

2. Возможности использования китайской модели экономической ре формы для России.

Список литературы 1. Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу. Китайское чудо. М., 2001.

2. Островский А. В. Китайская модель перехода к рынку. М. : ИДВ РАН, 2007.

3. Экономическая реформа в КНР: на рубеже веков / под ред.


А. В. Островского. М. : ИДВ РАН, 2008.

СИБИРЬ И ДАЛЬНИЙ ВОСТОК – ВОЗМОЖНОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В АТР Развитие Сибири и Дальнего Востока является одним из основных приоритетов политики России. Как отмечают академики А. Гранберг и В. Кулешов и член-корреспондент РАН П. Минакир, "общность многих проблем Сибири и Дальнего Востока и их исключительная значимость для будущего России предопределяют необходимость единой государственной политики в отношении Сибири и Дальнего Востока. Императивы такой политики: эффективное развитие Сибири и Дальнего Востока в составе единой России и на благо России;

без Сибири и Дальнего Востока нет Рос сии". Государство в настоящее время уже пришло к выводу о необходимо сти создания необходимого инвестиционного климата и совершенствования законодательства, регулирующего условия для вложений непосредственно в производство. В результате проведения такой политики может значи тельно повыситься роль Сибири как своего рода "моста" между Европой и странами АТР.

В настоящее время 90 % экспорта региона и накопленных иностран ных инвестиций приходится на 4 административно-территориальные еди ницы – Омская, Новосибирская, Тюменская и Иркутская области. Несырь евые районы лидируют по количеству СП, а сырьевые – по средней величине уставного капитала. Этот регион России практически обособлен от других стран и граничит лишь Алтайский край с Синьцзян-Уйгурским АР (КНР), Иркутская область и Бурятская АР с Монголией и Читинская область с АР Внутренняя Монголия (КНР).

Западная Сибирь – крупнейший топливный регион страны, обеспе чивающий своими энергоресурсами не только потребности других районов страны, но и основную часть экспорта энергоносителей. Роль региона су щественно возросла в связи с разработкой крупнейшего нефтегазоносного бассейна на территории Томской и Тюменской областей.

Свыше 70 % российского экспорта по стоимости приходится на нефть и газ, но весь этот поток направлен не на восток, а на запад. При этом Рос сия имеет всего три канала поставки нефти на Запад – через главный неф теналивной терминал России в Вентспилсе (Латвия), терминал в Бутинге (Литва) и через Босфор и Дарданеллы (Турция). Как мы видим, поставки нефти по всем этим трем основным направлениям находятся в большой за висимости от политических настроений в Латвии, Литве и Турции. Поэто му развитие крупномасштабных российских проектов по поставкам нефти и газа в Северо-Восточную Азию не только может в значительной степени решить проблемы экономического развития районов Дальнего Востока и Сибири и привлечения иностранных инвестиций из стран Северо Восточной Азии – КНР, Японии, Республики Корея, заинтересованных в поставках энергоносителей из России, но и стать мощным рычагом поли тического давления на страны Запада.

В экономике Западной Сибири важную роль играет лесопромышлен ный комплекс. На долю его предприятий, расположенных в регионах, объ единенных в ассоциацию "Сибирское соглашение", приходится 25 % объ ема производства всей лесной и бумажной продукции России. В Сибири расположены 25 % мировых запасов наиболее ценных хвойных пород, в первую очередь – сосна. Большая часть лесов Западной Сибири находит ся в районах с низким уровнем экономического развития, то есть севернее Транссибирской магистрали.

К сожалению, для Западной Сибири внешнеэкономические связи со странами СВА играют намного меньшую роль, чем для дальневосточного региона, хотя экономический потенциал намного выше, чем у Восточной Сибири и Дальнего Востока как по доле валового внутреннего продукта РФ, так и по объему полученных иностранных инвестиций. Основу рос сийского экспорта в Западной Сибири составляет цветная и черная метал лургия, химический и топливно-энергетический комплекс, на долю маши ностроения приходится лишь 5 %.

Наиболее активную роль в сотрудничестве со странами СВА играют Алтайский край и Новосибирская область. При этом их главным торговым партнером является КНР, с которой напрямую граничит Алтайский край.

Из Алтайского края в КНР экспортируются лесоматериалы, лом черных и цветных металлов, рельсы, удобрения. В то же время Алтай закупает в Китае в основном и продукцию легкой промышленности – табачное сы рье, ткани, продукты питания, овощи и фрукты, а также полимерные мате риалы и стройматериалы. Структура торговли Новосибирской области с КНР выглядит более привлекательной в силу ее более высокого экономического потенциала. Оттуда в Китай поставляются станки, двигатели и генераторы, ускорители частиц, черные металлы. В отличие от большинства россий ских регионов в экспорте Новосибирской области преобладает продукция машиностроения. Из КНР туда ввозятся в основном продукты питания.

В Восточной Сибири основную роль играют топливно-энергетические отрасли на базе гидроэнергетики и угольной промышленности. В регионе особенно большие запасы бурого и каменного угля. В годы реформ сырье вая направленность региона сохранилась в связи с конъюнктурой рынка.

Из-за разницы цен на внутреннем и внешнем рынке на энергоресурсы уси лилась ориентация региона на развитие топливно-энергетических отрас лей, в то время как обрабатывающие отрасли практически не развивались.

В структуре промышленности Восточной Сибири за годы реформ более чем на 10 % выросла доля топливно-энергетического комплекса (особенно электроэнергетики), на 10 % увеличилась доля цветной металлургии, но почти в 2 раза уменьшилась доля машиностроения, в 1,5 раза – доля ле сопромышленного комплекса, более, чем в 10 раз – легкой промышленности.

В Восточной Сибири созданы две крупные энергетические базы феде рального значения – Красноярский край и Иркутская область, которые являют ся энергоизбыточными. В Иркутской области находится крупное Ковык тинское месторождение газоконденсата (запасы оцениваются в 1 трлн куб. м, в перспективе – до 2 трлн куб. м), в разработке которого заинтересованы страны СВА – КНР, Япония, Республика Корея, Монголия, не распола гающие значительными запасами энергоресурсов и испытывающие за труднения с поставкой сырья для них.

В сфере машиностроения Восточная Сибирь ориентируется на такие сферы наукоемкого производства как силовая электроника, полупровод никовые лазеры, лазерные технологические комплексы, информационные технологии, а также авиастроение (вертолетный завод в Улан-Удэ). Для развития этих производств предполагается создать технопарки в крупных научно-промышленных центрах – Красноярске и Иркутске. Важное значе ние для развития внешнеэкономических связей Восточной Сибири являет ся наличие цветных металлов в Иркутской и Читинской областях и Крас ноярском крае.

Как и в Западной Сибири, важную роль в экономике Восточной Сиби ри играет лесопромышленный комплекс, который обеспечивает 13 % об щего объема промышленной продукции, сосредотачивает более 10 % основ ных производственных фондов. Пиломатериалы из ангарской сосны высоко ценятся на мировом рынке, но ее запасы быстро истощаются, и необходи мо переходить на производство продукции из переработанной древесины.

В настоящее время основу экспорта из Восточной Сибири составляют цветные металлы – алюминий из Иркутской области, лесоматериалы из Иркутской области, Бурятии и Красноярского края, а также продукция химической промышленности из Иркутской области. Продукция машино строения в основном экспортируется в Китай с предприятий Красноярского края (грузовые автомашины и прицепы к ним) и Бурятской АР (вертолеты МИ-8 с авиационного завода в Улан-Удэ).

Дальний Восток. Анализ текущей внешней торговли и инвести ционного сотрудничества Дальнего Востока со странами АТР.

Вследствие резкого удорожания производимой продукции и сокраще ния межрегионального обмена экономика Дальнего Востока в 90-е годы замкнулась от других частей страны. В этих условиях стала заметно воз растать роль внешней торговли в объеме реализации продукции. По дан ным на 2002 г., доля вывоза физического объема продукции на экспорт в объеме ее производства на Дальнем Востоке была следующая: деловая древесина – 98,6 %, рыба и морепродукты – 45,5 %, уголь – 16,3 %, нефть и нефтепродукты – 59,6 %.

Показатели развития экспорта дальневосточных регионов России Экспорт продукции Темпы роста экспорта в 2006 г. (долл. США продукции в 2006 г.

Регионы на душу населения) по сравнению с 2005 г., % Республика Саха 2300 100, Приморский край 500 102, Хабаровский край 2400 122, Амурская область 200 95, Камчатская область 400 94, Корякский АО 800 115, Магаданская область 100 100, Сахалинская область 2000 97, Еврейская АО 60 139, Чукотский АО 2500 8, Дальневосточный федеральный 1300 91, округ в целом Российская Федерация 2100 125, Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006 г. Стати стический справочник Росстата. М., 2006.

К 2006 г. экспорт продукции из дальневосточных регионов еще более увеличился. Несколько дальневосточных регионов уже имеют среднеду шевой показатель превышающий среднероссийский показатель (2,1 тыс. долл.

США на человека), в частности, Чукотский АО, Хабаровский край и Рес публика Саха. Сахалинская область также почти догнала среднероссий ский показатель – 2000 долл. США на человека. Однако высокие темпы развития экспорта, превышающие среднероссийский показатель, имеет только Еврейская АО (при низкой расчетной базе) и приближается к этому уровню Хабаровский край.

Внешняя торговля, прежде всего, с сопредельными странами Северо Восточной Азии в этот период оказалась основным стабилизирующим фактором для экономики этих территорий. Таким образом, в начале ХХI века начали складываться объективные условия, при которых Дальний Восток может обеспечить себе динамичное развитие, прежде всего, посредством интенсификации внешнеэкономических связей. При этом в настоящее время основной формой внешнеэкономического сотрудничества дальнево сточных регионов является внешняя торговля. Именно экспорт произве денной продукции в последние годы является источником роста промыш ленного производства, что характерно только для Дальнего Востока России.

Так, по данным за 2004 г. доля экспорта в объеме промышленного произ водства составляет почти половину объема, 44,5 %. При этом в ряде отрас лей промышленности эта величина еще выше: в нефтепереработке – 55 %, рыбной – 66 %, лесозаготовительной – около 90 %. Ситуация с импортом аналогична. Сейчас доля импорта товаров потребительского спроса в роз ничном товарообороте Дальнего Востока также находится на уровне 40 % (См.: Деваева Е.И. Структура внешнеторговых потоков Дальнего Востока России // Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 4. С. 73).

Согласно данным Российского статистического агентства за 2005 г.

объем внешней торговли Дальневосточного федерального округа составил 14,6 млрд долл. США. При этом сальдо торгового баланса неизменно оста валось положительным. Сопоставление темпов роста объемов внешней торговли в 2005 году по сравнению с 2000 годом дает следующую картину.

В целом по ДФО темп роста импорта по ДФО резко выше, чем в целом по России 842,6 % и 291,0 % соответственно, в то время как темп роста экс порта превышает показатель по России соответственно 245,7 % и 234.0 %.

Данные по экспорту продукции из регионов Дальнего Востока за и 2005 гг. представлены в таблице (данные Росстата Российской Федерации).

Динамика экспорта продукции регионов Дальнего Востока в 2000 и 2005 гг., млн долл. США 2005 г. по сравнению Регионы 2000 г. 2005 г.

с 2000 г., % Республика Саха 1089,5 2139,6 196, Приморский край 612,4 1047,0 171, Хабаровский край 1308,2 2808,6 214, Амурская область 58,4 164,7 282, Камчатский край 122,5 149,2 108, Магаданская область 3,8 19,9 523, Сахалинская область 425,3 1062,4 249, Еврейская АО 12,1 8,4 69, Чукотский АО 0,3 1524,3 Всего по ДФО 3632,5 8924,1 245, Всего по РФ 103093,0 241244,0 234, Среди регионов Дальнего Востока темпы роста экспорта в 2000–2005 гг., превышающие средний показатель по ДФО, показали четыре региона из девяти (Чукотский АО, Магаданская, Амурская и Сахалинская области).

В текущем экспорте продукции Дальнего Востока, как и ранее, доми нирует продукция ТЭКа (нефть, нефтепродукты и уголь), лесного, рыбного и металлургического комплексов. В настоящее время на долю четырех вышеперечисленных товарных групп приходится почти 90 % экспорта Дальнего Востока (таблица, данные Росстата Российской Федерации).

Товарная структура экспорта ДФО в 2005 году в фактически действовавших ценах, млн долл. США Продоволь- Продукция Древесина Черные и Машино Регионы ственные Продук- нефтехи и изделия цветные строительная ДФО товары ция ТЭК мического из нее металлы продукция и сырье комплекса Республика 0,3 409,9 – 3,4 - 2, Саха Приморский 116,6 73,8 33,9 254,9 312,9 74, край Хабаровский 8,9 1833,1 2,6 575,7 311,9 42, край Амурская 0,3 0,1 0,1 91,2 59,8 5, область Камчатский 113,8 0,1 0 0 7,4 27, край Окончание таблицы Продоволь- Продукция Древесина Черные и Машино Регионы ственные Продук- нефтехи и изделия цветные строительная ДФО товары ция ТЭК мического из нее металлы продукция и сырье комплекса Магаданская 16,3 0 0 0 16,6 область Сахалинская 3,3 731,1 4,9 21,9 61,0 172, область Еврейская АО 70,5 – 0 7,2 0,2 0, Чукотский АО 0,8 1523,6 0 0 0 Всего по ДФО 0,7 4571,7 41,7 954,3 771,2 324, В экспорте Республики Саха доминирует продукция ТЭК, а именно, нерюнгринский уголь, в Приморском крае наиболее широкий спектр экс портируемой продукции данные Росстата Российской Федерации полиме таллы, древесина, рыбопродукция, машиностроение, уголь и нефтехимия.

В экспорте Хабаровского края преобладает уголь, нефтепродукты, древе сина и черные и цветные металлы (сталь), Амурская область – древесина и черные и цветные металлы, Камчатский край – рыбопродукция, Мага данская область – рыбопродукция и черные и цветные металлы. Сахалин – уголь, нефть и машиностроение, Еврейская АО – продукция сельского хо зяйства и древесина, Чукотка – уголь.

Подавляющая часть внешнеторгового оборота Дальнего Востока ухо дит в страны АТР (в 2005 г. – 85,4 %) (таблица).

Географическая структура внешнеторгового оборота Дальнего Востока РФ, % Страны 2002 г. 2005 г.

Внешнеторговый оборот, всего, в том числе: 100 Страны АТР, из них: 87,5 85, Китай 30,1 27, Республика Корея 21,3 17, Япония 17,8 28, США 6,7 5, Страны ЕС 6,8 8, Прочие страны 5,7 6, Источник: рассчитано на основе данных дальневосточного таможенного управ ления ФТС РФ, данных статистических комитетов краев и областей Дальнего Востока В субрегиональном плане основными торговыми партнерами по АТР Дальнего Востока России являются страны Северо-Восточной Азии (СВА) – Китай, Япония и Республика Корея. Среди прочих стран находятся и страны Юго-Восточной Азии (ЮВА). По данным российской статистики за 2004 г.

среди стран ЮВА основными партнерами России являются три страны, доля которых составила 70 % общего объема торговли со странами ЮВА, это: Вьетнам (807 млн долл.), Таиланд (727 млн долл.) и Малайзия (538 млн долл.) (Комиссина И. Н. Сотрудничество России с АСЕАН // Рос сия в Азии: проблемы взаимодействия: Сб. / РИСИ. М., 2006. С. 94).

Товарная структура экспорта России в основные страны АТР в последние годы сохраняется стабильной. Основная часть экспорта прихо дится на четыре товарные группы: металлопродукцию, химические товары, минеральные удобрения, бумагу и целлюлозу. Удельный вес машин и обо рудования остается незначительным. Важно учесть тот факт, что возмож ности экспорта основных товарных групп из регионов Дальнего Востока, прежде всего, продукции черной и цветной индустрии в последнее время стали сокращаться из-за организации в странах АТР аналогичных произ водств.

Основные возможности наращивания экспорта в эти страны лежат не на сырьевом направлении, а на увеличении поставок продукции высо ких технологических переделов, сервисных услуг в горнодобывающей от расли, а также развития совместных производств в машиностроительном и энергетическом комплексах. А это требует иных форм внешнеэкономи ческого сотрудничества, а именно, в сфере привлечения иностранных ин вестиций в экономику Дальнего Востока.

В настоящее время Дальний Восток отличается низким уровнем инве стиционной деятельности. По данным Росстата, в 2005 г. удельный вес ин вестиций в основной капитал составил 6,6 % от итогового показателя по Российской Федерации. В то же время значительно возросли иностран ные инвестиции (в 2005 г. увеличились в более чем в 10 раз по отношению к 2000 г.). В 2005 году первое место по объему поступивших иностранных инвестиций среди регионов Дальнего Востока занимает Сахалинская об ласть (81,9 % всех инвестиций), далее следует Республика Саха (Якутия) – 11,3 % (средства в основном направлены на добычу алмазов).

Иностранные инвестиции в экономику регионов Дальнего Востока, млн долл. США Регионы 2000 г. 2005 г. 2005 г. по сравнению с 2000 г., % Республика Саха 159,6 669,0 419, Приморский край 78,1 30,4 38, Хабаровский край 27,2 245,5 902, Амурская область 4,5 95,3 2117, Камчатский край 29,4 28,1 95, Магаданская область 27,7 2,9 10, Сахалинская область 250,6 4861,6 1940, Еврейская АО 0,06 1,9 3166, Чукотский АО – – – Всего по ДФО 577,2 5934,7 1028, Всего по РФ 10958.3 53651,0 489, Следует отметить высокий темп роста иностранных инвестиций в 2000–2005 гг. в целом по ДФО, превышающем аналогичный показатель по РФ более, чем в 2 раза. Среди регионов лидирует Еврейская АО, Амур ская область, Сахалинская область и Хабаровский край. Достаточно высо кий темп роста инвестиций показывает и Республика Саха.

В среднем по ДФО в структуре иностранных инвестиций доминируют почти в равных долях как прямые инвестиции, так и прочие, т. е. привле ченные кредиты иностранных организаций. В то же время в таких регио нах как Республика Саха, Приморский и Хабаровский и Камчатский края более трех четвертей и более всех иностранных инвестиций в рассматри ваемый период составляли не прямые, а привлеченные кредиты иностран ных организаций.

Львиную долю иностранных инвесторов составляют Япония (29 %), Нидерланды (20 %), Великобритания (16 %). Следует отметить, что на пред приятия с японскими инвестициями приходилась основная часть финансо вых и технологических ресурсов, реально поступивших в экономику ре гиона. В отличие от российско-китайских предприятий предприятия с японскими инвестициями внесли существенный вклад в развитие экспор та регионов Дальнего Востока, а также технологическую модернизацию ряда производств рыбной и лесной промышленности, цветной металлургии (См.: Деваева Е. И. Экономическое сотрудничество в Северо-Восточной Азии: региональные аспекты / отв. ред. П. А.Минакир;

РАН, ДВО Ин-т экон. исслед. Владивосток: ДВО РАН, 2004. С. 111).

Развитие интенсивного инвестиционного сотрудничества регионов ДВ со странами АТР сдерживается отсутствием системы гарантий для инве стиций, слабым развитием инфраструктуры и несовершенством договорно правовой базы сотрудничества в целом. Актуальной представляется задача налаживания и развития контактов между отдельными регионами ДВ и странами АТР, прежде всего, в направлении расширения круга потенци альных инвесторов. Крупные фирмы отдельных финансово состоятельных стран (Сингапур, Малайзия), целесообразно привлечь к реализации проек тов в нефтегазовой, горнодобывающей, лесной и деревообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности, строительстве объектов инфраструк туры, жилья, гостиничного бизнеса, в реализации программ экономического развития ДФ. Интересны совместные нефтегазовые компании. Перспективно создание единой энергосистемы стран АТР с участием российских компаний.

Товарная структура экспорта регионов Дальнего Востока России в по следние годы в целом оставалась стабильной. Как и в предшествующие го ды, в ней наблюдается тенденция к увеличению удельного веса сырьевых товаров и продукции первичного передела.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.