авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 22 |

«РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Редакционный совет книжной серии РИСИ Л.П. Решетников (председатель) Т.С. Волженина (секретарь) ...»

-- [ Страница 13 ] --

Весной 1909 г. Германия считала себя готовой вступить в вой ну, как против России, так и против Франции. Но для Берлина также было выгодно и то, если бы Россия отступила. Этим, по мнению германского руководства, она показала бы свою слабость и скомпрометировала себя в глазах балканских народов. Поэто му кайзер, Бюлов и Мольтке всячески подстрекали «военную пар тию» в Вене действовать решительнее. 7/20 февраля Эренталь из вестил Бюлова, что мобилизация и выступление против Сербии назначены на середину марта. Сербии будут предъявлены тре бования: отказаться от притязаний на компенсации, от протеста против аннексии и дать заверения, что она не питает агрессивных замыслов против Австро-Венгрии. Если Белград не удовлетворит этих требований, Австрия предъявит ему ультиматум, а в случае его отклонения последует война.

Между тем в Думе и в прессе шла яростная кампания в под держку Сербии. Газеты помещали самые провокационные сооб щения, которые могли дать повод для австрийцев к эскалации конфликта. Так, «Русское слово» 10 февраля 1908 г. писало: «Из Вены. Вчера отправлено на сербскую границу 50 000 солдат. В об щем на границе Сербии расположено уже 200 000 человек. Ввиду на мерения австрийского правительства удвоить число войск. На днях ожидается призыв запасных. В здешней печати циркулируют слухи, будто уверенность Сербии и ее вызывающий образ действий по от ношению к Австрии объясняются негласным обещанием поддержки История дипломатии. Т. 2. С. 196.

Conradvon Hotzendorf. Op. cit. Bd. 1. S. 631.

История дипломатии. Т. 2. С. 197.

Боснийский кризис Россией на случай войны. По уверениям газет, в Петербурге победи ла дипломатическая партия, стоящая за активное вмешательство России в балканские дела»1.

4/16 марта 1909 г. император Николай II писал Марии Фёдо ровне: «Австрийские дела продолжают приносить всем большие не приятности. В пятницу вечером у меня соберётся Совет министров.

Нужно потолковать о мерах, которые будет нужно принять у нас в случае войны Австрии и Сербии. Например, не позволять доброволь цам ехать на войну, крепко держать газеты в руках, чтобы от не агитировали. Конечно, если на нас не нападут, мы драться не будем»2.

Николай II как никто знал, насколько Россия, только-только начавшая выходить из последствий войны с Японией и смуты, не готова к новому военному противостоянию, да ещё с такими мощными державами, как Германия и Австро-Венгрия. Царь хо рошо понимал, что Германия не только не содействует мирному разрешению конфликта, но, наоборот, всячески толкает Австро Венгрию на войну. «Нам со всех сторон было известно, — писал Государь Марии Фёдоровне уже после событий, — что Германия совершенно готова к мобилизации. Против кого? Очевидно, что не против Австрии»3.

По мнению русского Главного штаба, основанного на анали зе мобилизационных мероприятий Австро-Венгрии, последняя с января 1909 г. была готова вести войну против большой державы, под которой, безусловно, понималась Россия.

26 февраля/9 марта Австро-Венгрия в ультимативной форме потребовала от Сербии признания аннексии Боснии и Герцегови ны, открыто угрожая ей войной, демонстративно начала военные приготовления и сосредоточила свои войска на сербской границе.

28/12 марта на военном совещании эрцгерцог Франц-Фердинанд Русское слово. 10 февраля 1909 г.

Император Николай II — вдовствующей императрице Марии Фёдоров 3 не. 4 марта 1909 г. // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 2330. Л. 75.

Император Николай II — вдовствующей императрице Марии Фёдоров 4 Не. 4 марта 1909 г. // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 2330. Л. 78.

Данилов О. Ю. Указ. соч. С. 141.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II высказался за войну с Сербией, заявив, что она должна исчезнуть с карты Европы. Эрцгерцога поддержал Конрад фон Гётцендорф.

1/13 марта австро-венгерское правительство начало мобилизаци онные мероприятия, которые должны были закончиться к 27 мар та по новому стилю.

На стороне Австро-Венгрии решительно выступила Гер мания. 8/21 марта 1909 г. посол Пурталес предложил русскому правительству «германское посредничество», которое фактиче ски было ультиматумом России. Германия соглашалась повли ять на Австро-Венгрию не нападать на Сербию. За это от России требовали: заранее признать аннексию Боснии и Герцеговины, отказаться от требования созыва международной конференции по боснийскому вопросу и воздействовать на Белград, чтобы он принял условия венского кабинета. «Мы ожидаем точный от вет — да или нет, — говорилось в послании Пурталеса, — вся кий уклончивый, условный или неясный ответ мы будем вынуждены счесть отклонением от нашего предложения. В таком случае мы бы отошли в сторону и предоставили бы событиям идти своим ходом;

ответственность за все дальнейшие последствия пала бы исключи тельно на г. Извольского»2.

Извольский немедленно доложил о немецком ультиматуме Государю. Царь понимал, что в случае отказа от германских тре бований Россия неминуемо будет втянута в большую европей скую войну, к которой она не была готова. Действия Германии, а также имеющаяся оперативная информация убедительно до казывали, что она стремится к войне. Для России было жизнен но важным предотвратить войну, что стало для царя приоритет ной задачей. Особое совещание под председательством Николая II и при участии П. А. Столыпина, военного министра генерала А.

Ф. Редигера, морского министра вице-адмирала С. А. Воеводско го и А. П. Извольского сделало единодушный вывод: Россия в на стоящий момент воевать не может. Поэтому Николай II 9/23 мар та 1909 г. телеграфировал Вильгельму II, что Россия принимает Данилов О. Ю. Указ. соч. С. 147.

Ольденбург С. С. Указ. соч. С. 423.

Боснийский кризис германские требования. «Последнее предложение князя Бюлова, — писал Николай II кайзеру, — переданное нам через Пурталеса, вы ражает, по-видимому, желание Германии найти мирный исход из настоящего затруднительного положения. Я этому сердечно рад и предписал Извольскому проявить полную готовность пойти ему на встречу* Надеюсь, что благодаря твоей сильной поддержке и твоему влиянию в Вене нам удастся благополучно уладить это осложнение»1.

Однако ответ царя не означал однозначную капитуляцию перед Германией и Австро-Венгрией. В том же письме Николай II пред упредил кайзера, что если он не окажет достаточного влияния на Австро-Венгрию и та начнёт войну с Сербией, то отношения Рос сии с германскими империями серьёзно ухудшатся. «Мы делаем и сделаем всё от нас зависящее, чтобы успокоить Сербию, — продол жал царь, — но Эренталь, со своей стороны, должен говорить в более примирительном тоне. [...]Мы слышим из Вены, что он и Эстергази2, оба желают войны. Я не могу понять, что может выиграть Австрия при таком исходе;

уничтожение Сербии не прибавит ей лавров, а ма териальных выгод принесёт ещё меньше. С другой стороны, если бы даже нам удалось локализовать войну, что будет нелегко, ввиду воз буждения, которое она вызовет в моём народе и в других местах, то последствием её было бы нарушение status quo на Балканах, а следо вательно, наступление эры всеобщей тревоги и волнений в Европе. Во всяком случае, исчезнет всякая возможность какого-либо согласия между Россией и Австрией в будущем. [...] Окончательное отчужде ние между Россией и Австрией безусловно повлияет также на наши отношения с Германией, и мне не нужно повторять тебе, как глубо ко это меня огорчило бы»3.

Объясняя причины своего согласия на германские условия, Николай II сообщал Марии Фёдоровне: «На прошлой неделе у Император Николай II — императору Вильгельму И. 9 марта 1909 г. // Переписка Николая II с Вильгельмом II. С. 433-434.

граф М. Эстергази, венгерский политический деятель, сторонник за хвата Сербии Австро-Венгрией.

3 Император Николай II — императору Вильгельму П. 9 марта 1909 г. // Переписка Николая II с Вильгельмом II. С. 434.

77.2?. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II меня состоялось заседание Совета министров по несносному вопро су о Сербии и Австрии. Это дело, тянувшееся уже 6 месяцев, сразу осложнилось для нас тем, что мы можем помочь делу и предотвра тить войну, если мы дадим согласие на знаменитую аннексию, а если мы откажемся, последствия могут быть серьёзными и непредвиден ными. Раз вопрос был поставлен ребром — пришлось отложить само любие в сторону и согласиться»1.

Между тем германские империи настаивали на согласии Сер бии с их условиями. В письме царю от 14/27 марта Вильгельм II окончательно отказался от участия в каком-либо посредничестве в достижении компромисса с Австрией. Более того, кайзер счи тал, что война между Австро-Венгрией и Сербией стала почти не избежной. «Я убеждён, — отмечал он, — что даже сегодня прави тельство императора Франца-Иосифа хочет избежать принятия военных мер против Сербии, но я боюсь, что Австрия, в конце кон цов, будет вынуждена сделать это благодаря угрожающему поведе нию Сербии. Вследствие этого я бессилен оказать какое-либо давле ние на венское правительство»2:

16/29 марта 1909 г. в Австро-Венгрии была объявлена частич ная мобилизация. Пять корпусов были сосредоточены на сербской границе. 18/30 марта перед угрозой неминуемого военного пора жения сербское правительство признало, что аннексия Боснии и Герцеговины не нарушает её прав. В Германии и Австро-Венгрии наступило всеобщее ликование, а в России и в Сербии — всеобщее возмущение. Как писал С. С. Ольденбург: «Русское общественное мнение было плохо осведомлено о ходе переговоров, и когда в газетах 14 марта появилось сообщение об австрийском вопросе всем участ никам Берлинского договора и о заранее данном согласии России на аннексию, в печати и в думских кругах поднялась целая буря. Спра шивали — почему Россия всё время требовала международной конфе ренции и теперь признала аннексию раньше, чем менее в этом вопро Император Николай II — вдовствующей императрице Марии Фёдоров не. 4 марта 1909 г. // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 2330. Л. 78.

Император Вильгельм II — императору Николаю II. 14/27 марта 1909 г.

// Переписка Николая II с Вильгельмом II. С. 435.

Боснийский кризис се заинтересованные Англия и Франция? Писали о "дипломатической Цусиме". Изображали происшедшее как унизительное поражение России»1.

Николай II писал вдовствующей императрице, что «у нас в об ществе не хотят понять, что вопрос стоял так грозно несколько дней назад! [...] Кроме дурных людей в России никто теперь не жела ет войны, а, по-моему, она была очень близка. Как только опасность её прошла, сейчас же начинают кричать, что мы унижены, оскор блены и т.п. Из-за слова "аннексия" наши патриоты готовы были пожертвовать Сербией, т.к. в случае нападения на неё Австрии мы не могли ей ничем помочь!» Несмотря на весь свой внешний эффект, победа германских империй в Боснийском кризисе была во многом мнимой. Присо единение к Австро-Венгрии двух провинций, чьё население было настроено враждебно к австрийскому царствующему дому, лишь ослабило империю Габсбургов. Русское влияние на Балканах не только не было подорвано, но, наоборот, принципиальное неже лание царя идти на сговор с Австрией способствовало поднятию авторитета России в Сербии и Черногории. Кроме того, этим бал канским государствам, кроме России, не к кому было обращаться за помощью от австро-германских агрессоров.

Ф. Пурталес, получив через Извольского согласие России с германскими условиями, телеграфировал своему правительству:

«Не исключено, что это поворотный пункт. Теперь наступит новая ориентация русской политики в смысле сближения с Германией»3. Но Пруталес жестоко ошибался.

Грубое вмешательство Германии в пользу Австро-Венгрии, полное игнорирование кайзером просьб Николая II о воздействии на Вену привели к резкому ухудшению русско-германских отно шений. Государь пришёл к окончательному выводу о нежелании кайзера строить дружественные равноправные отношения с Рос 1 Ольденбург С. С. Указ. соч. С. 424.

Император Николай II — вдовствующей императрице Марии Фёдоров не. 4 марта 1909 г. // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 2330. Л. 78-79.

3ОльденбургС. С. Указ. соч. С. 124.

П. В. Мулътатули. Внешняя политика императора Николая II сией. Вся дальнейшая политика Николая II в отношении Герма нии не несла в себе и тени дружественной откровенности. «Форма или приём германского правительства, — писал Николай II мате ри, — их обращение к нам, был груб, и мы этого не забудем!! Я ду маю, что этим ещё раз хотели отделить нас от Англии и Франции, но опять это не удалось. Такие способы приводят скорее к обратным результатам»1.

Однако на самом деле Николай II был разочарован и в действи ях Антанты, не оказавшей никакой помощи России. Тем не менее он понимал, что продолжать прежний курс балансирования меж ду блоками становилось всё труднее. Причиной этому была задан ность германских империй на войну, так ярко проявившаяся в дни Боснийского кризиса. Тем более что после отставки летом 1909 г.

рейхсканцлера Б. фон Бюлова его место занял ненавистник Рос сии Теобальд Бетман фон Гольвег, ставший впоследствии одним из активных поджигателей Первой мировой войны.

Император Николай II — вдовствующей императрице Марии Фёдоров не. 4 марта 1909 г. // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 2330. Л. 79.

Глава 3.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать всего, что может привести к войне...»

Встреча Николая II и кайзера Вильгельма II в шхерах (4/17-5/18 июня 1909 г.) Боснийский кризис стал тревожным сигналом для России.

Николаю II стало ясно, что Австро-Венгрия и стоящая за ней Гер мания, твёрдо встали на путь эскалации военной напряжённости.

«После Боснийского кризиса и военным, и дипломатам, и царскому правительству было ясно, что Германия никогда не допустит войны один на один России и Австро-Венгрии и царским войскам придётся противостоять армиям обоих государств»1.

Несмотря на это, Государь вскоре после завершения Бос нийского кризиса предложил Вильгельму II встретиться в Бьёр ке. Главной причиной, по которой Николай II стремился уви деться с кайзером, была крайне опасная для России политика Австро-Венгрии на Балканах. Военный агент в Вене полковник М. К. Марченко докладывал в ГУГШ в июле 1909 г.: «Я беру на себя смелость утверждать, что Австро-Венгрия серьёзно готовится к Разрешению в ближайшем будущем, с наибольшей для себя выгодой, балканского вопроса во всей его полноте, и первым этапом в этом на правлении явился бы захват ею (при соучастии Болгарии) западной 1 Шацилло К. Ф. Россия перед Первой мировой войной. — М.: Изд-во «Н ука", 1974. С. 79.

П.В.Мультатули. Внешняя политика императора Николая II части Сербии, обеспечивающий для Австро-Венгрии владение Босни ей и дальнейшего движения её к Салоникам»1.

Возникала реальная угроза захвата Австрией Проливов и утверждения её на Балканах. Ни первого, ни второго Россия допу стить не могла. «Поперек австро-германских путей, — отмечал ге нерал А. И. Деникин, — стояла Россия, с её вековой традицией по кровительства балканским славянам, с ясным сознанием опасности, грозящей ей самой от воинствующего пангерманизма, от приближе ния враждебных сил к морям Эгейскому и Мраморному, к полуоткры тым воротам Босфора»2.

Но Россия никаких дипломатических рычагов воздействия на Вену не имела. Царю было известно, что Эренталь заявил герман скому дипломату графу фон Чиршке, что Австро-Венгрия в насто ящее время против каких-либо соглашений с Россией о Балканах3.

Помощи ни от Франции, ни тем более от Англии в обуздании Ав стрии ждать не приходилось. Таким образом, в ближайшей пер спективе России угрожала война в одиночку с Австро-Венгрией, причём война эта тут же бы обернулась войной и с Германи ей. Поэтому Николай II стремился создать на Балканах военно политический блок, который затруднял бы Австро-Венгрии её продвижение в глубь полуострова.

Николай II рассчитывал в личной встрече убедить кайзера оказать давление на Вену относительно её дальнейшей политики на Балканах в обмен на гарантию нейтралитета России в случае англо-германской войны. Николай II написал кайзеру письмо с предложением о встрече. Одновременно он попросил германско го морского атташе фон Гинце передать кайзеру на словах, что во время встречи он собирается обсудить с ним с глазу на глаз важ нейшие вопросы двусторонних отношений.

Вильгельм II, однако, воспринял приглашение царя как про должающуюся после Боснийского инцидента капитуляцию Рос Полковник М. К. Марченко в ГУГШ. 18/31 июля 1909 г. // РГВИА.

Ф. 2000. Оп. 1. Д. 674. Л. 99-100.

Деникин А.И. Путь русского офицера. — М., 1990. С. 222.

Астафьев И. И. Указ. соч. С. 216.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать в сии. «Об этом я не смел и мечтать, — воскликнул Вильгельм, по лучив письмо Николая II. — Это превосходит всё, что я ожидал!» Кайзер сказал своему канцлеру Бюлову: «Боснийский вопрос Вы великолепно обделали!» Эта фраза доказывает, что кайзер увязы вал предложение царя о встрече с неудачей русской дипломатии на Балканах. Вильгельм II и Бюлов решили, что царь готов пол ностью изменить свою политику и развернуться в сторону Герма нии. Сам кайзер ни на какие уступки России идти не хотел, а саму встречу рассчитывал использовать исключительно для демонстра ции силы и закрепления достигнутого в 1908 г. дипломатическо го успеха.

Перед отъездом Вильгельм проинструктировал статс-секрета ря МИДа В. фон Шёна, который должен был его сопровождать и на которого ложилась главная тяжесть ведения переговоров с русскими. Согласно этой инструкции, Шён должен был руковод ствоваться следующим: 1) не затрагивать вопроса о Дарданеллах.

Если русские заговорят, сослаться на то, что это европейский во прос, и позиция Германии будет зависеть от дальнейшего разви тия русско-германских отношений;

2) в случае жалоб русских на Австрию вздыхать или улыбаться, смотря по их интенсивности, пожимать плечами, но не соглашаться;

3) постоянно подчёрки вать традиционные дружественные русско-германские отноше ния как опоры монархического порядка в мире. «Союз трёх им ператоров» остаётся германским идеалом, но пусть русские сами выступят с этим предложением. Германия не может теперь пойти на сепаратное соглашение с Россией — только вместе с Австрией;

4) если русские будут изображать положение в Турции непрочным и не поддающимся учёту, не противоречить, но сами турецкие со бытия обсуждать спокойно;

5) ни слова не говорить против Ан глии, так как это тотчас же было бы передано туда и лишь укрепи ло бы русских в их склонности к Англии;

6) Германия не думает выступать против русских в Персии или где-нибудь на Востоке.

Персидские события её не интересуют;

7) не рекомендуется слиш ком часто возвращаться к событиям минувшей зимы. Если рус BulowВ. von. Op. cit. Т. 2. P. 221.

П. В. Мулътатули. Внешняя политика императора Николая II ские заговорят, сказать: «Мы были лояльны по отношению к Австро Венгрии, честно-дружественны — к России;

мы постоянно желали мира». К Бьёрке ни в коем случае не возвращаться1.

Из этой инструкции понятно, что единственное, чего хо тела Германия добиться от встречи с Николаем II, это реани мации «Союза трёх императоров», который в условиях 1909 г.

означал неравноправное и кабальное положение России в германо-австрийском блоке.

Встреча Николая II и кайзера Вильгельма состоялась 4/17 5/18 июня 1909 г.в местечке Виролахти, в 8 км от границы с Рос сией и 200 км от Петербурга. Государя сопровождали П. А. Сто лыпин и А. П. Извольский, германского императора — В. Шён, Ф. Пурталес и П. Гинце. Встреча эта прошла безрезультатно и за кончилась ничем. Шён монотонно повторял пункты данной ему инструкции. Сам кайзер почти всё время молчал, что было ему совсем несвойственно. На неоднократные попытки Извольско го поднять вопрос о недопустимом поведении Австрии немцы от вечали отговорками. На заявление русского министра о том, что «русско-английское соглашение не имеет никакого общего характе ра и никоим образом не направлено против Германии», немецкая сто рона никак не прореагировала. Не произвели впечатления на кай зера и слова Николая II о том, что он даёт «святое слово», что с какими бы требованиями во время его визитов в Англию он ни столкнулся, он не пойдёт «на то, что было бы направлено против Германии или исходило бы из направления против Германии»2.

Из общего разговора с германской делегацией Николай II сде лал вывод, что Берлин не собирается идти навстречу России по вопросу сдерживания Австро-Венгрии. Одной из главных причин этого нежелания было стремление Германии самой закрепиться с помощью Вены на Балканах, а оттуда усилить своё влияние в Тур ции, развернув продвижение в Персию, зону русско-английских интересов. В таких условиях всякая попытка России начать пере говоры о соглашении с Германией теряла всякий смысл.

Астафьев И. И. Указ. соч. С. 210- Die GroBe Politik. Bd. 26. S. Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать Встречи Николая II с президентом Франции д. фальером в Шербуре и королём Эдуардом в Коузе (июль 1909 г.) После неудачной встречи с Вильгельмом II Государь напра вился в Шербур для встречи с французским президентом А. Фа льером. Цель была той же, что и переговорах с кайзером: создание противовеса Австрии и Германии на Балканах. Между тем фран цузов раздражало то обстоятельство, что Николай II вёл перего воры с кайзером, не ставя их заранее в известность. Для Парижа было лучше, если бы царь вообще отказался от активной политики на германском направлении. Когда 10/23 июля 1909 г. император ская яхта «Штандарт» показалась вблизи Шербура, её встречали боевые суда французского флота. Флаг-капитан яхты «Штандарт»

адмирал К. Д. Нилов писал: «Бросилось в глаза название броненосца избранного французами для салюта: Democratie. Неужели они не ли сделать более удачного выбора ?» Главной темой переговоров царя с президентом и Извольско го с Пишоном было обсуждение русско-французских отношений во время Боснийского кризиса и мер, которые следовало бы при нять, чтобы не дать Австро-Венгрии создать новый кризис. Уста ми Пишона Россия получила от Франции отказ в поддержке её усилий на Балканах. «Франция, — заявил Пишон, — находится по отношению к Австрии и России примерно в таком же положении, как Россия по отношению к Германии и Франции. Как русское прави тельство старается в интересах мира сохранить как можно лучшие отношения с германским правительством, так и Франция старает ся с той же целью поддерживать сколь можно дружественные отно шения с австро-венгерским правительством».

Все попытки Извольского выяснить, какими средствами Франция и Россия совместно с Англией «могли бы сохранить ин 1 Адмирал К. Д. Нилов — морскому агенту во Франции лейтенанту С. С.

О Церемонии встречи императора Николая II в Шербуре. 10 июля 1909 г. // ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2429. Л. 2.

2АстафьевИ. И. Указ. соч. С. 217.

П. В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II тересы балканских народов и предотвратить внезапное открытие восточного вопроса», ни к чему не привели.

Из встречи с французскими верхами Николай II сделал вывод что на них, как и на германское руководство, рассчитывать в деле сдерживания Австрии на Балканах нельзя. Кроме того, французы постоянно намекали, что любые договорённости по этому пово ду возможны только в том случае, если Россия прекратит военно политическое сотрудничество с немцами. То есть позиция Фран ции мало чем отличалась от позиции её главного потенциального противника — Германии. Но, как и в случае с кайзером, Нико лай II дал понять французскому правительству, что Россия сво бодна в своих отношениях с любой державой.

Нежелание Германии идти на соглашения с Россией застав ляли Николая II идти на более тесное сотрудничество с Англи ей. В этом он находил встречное движение у тогдашнего англий ского руководства. Военный агент в Лондоне генерал-лейтенант Н. С. Ермолов докладывал в Главный штаб, что «уже ко времени Ревельского свидания у Великобритании было желание идти дальше англо-русского соглашения, заключённого в 1907 г., и, быть может, заключить с нами нечто вроде военно-морской конвенции на случай войны с Германией. Я думаю, что такое желание продолжается у англичан и теперь». Ермолов задавал вопрос: «Если бы такая кон венция была заключена, не сильнее ли бы мы оказались перед лицом Босне-Герцеговинского кризиса, поддержанного Германией».

Но Англия всё же не стремилась к союзу с Россией. Обмен визитами между царём и королём рассматривался правящими кругами Англии исключительно как сдерживающий фактор для Германии. Лондон считал, что, так же как и в эпоху «блестящей изоляции», он по-прежнему не нуждается в союзниках. Но, в от личие от политики «блестящей изоляции», англичане делали вид, что они заинтересованы в союзнических отношениях, тем самым пытаясь пугать Германию своим возможным блоком с Россией.

Тем не менее в Лондоне опасались, что при таких стреми Н. С. Ермолов - А. 3. Мышлаевскому. 15/28 апреля 1909 г. // РГВИА Ф.2000.Оп. 1. Д. 912. Л. 259.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избе тельных темпах экономического роста, с каким развивался кай зеровский рейх, и при таких амбициях его монарха Англии рано или поздно придётся столкнуться с Германией в военном проти востоянии при отсутствии союзников. В этом плане Англия на ходилась в ещё более опасном положении, чем Россия, так как русско-французская конвенция предусматривала военную вза имопомощь, а англо-французская — нет. Поэтому Николай II в вопросе сдерживания Австро-Венгрии на Балканах всё-таки в из вестной степени рассчитывал на Великобританию.

Накануне прибытия царской четы в Англию сэр Э. Грей зая вил в парламенте, что «мы встретим царя как главу великого госу дарства, с правительством и народом которого желаем находиться в дружественных отношениях»1.

Царская семья прибыла в Великобританию после встречи с французским президентом 20 июля 1909 г. Встреча Николая II и Эдуарда VIII по инициативе англичан носила неофициальный ха рактер семейного отдыха. Чтобы подчеркнуть этот момент, местом её проведения был выбран не Лондон, а небольшой остров Коуз.

Августейшим гостям продемонстрировали мощь британско го флота в составе 24 линкоров, 16 броненосных крейсеров, семи дредноутов и других военных кораблей. Парад произвел на царя, по его собственным словам, «глубокое впечатление». «На общем протяжении 18 миль стоял английский флот в 5 линиях. Всех было 150 с подводными лодками и вспомогательными судами. О литрисредние колонны больших кораблей», — записал Николай I в своём дневнике вечером 20 июля 1909 г2. Король Эдуард на тор жественном обеде поспешил заявить, что он надеется, что царь будет воспринимать «самый могущественный и сильный флот из всех когда-либо собиравшихся» «не как символ войны, а как на защи ту нашего побережья, нашей торговли и, что выше всего, — как на средство для поддержания интересов мира». В своей речи король 1P.D. House of Commons. Vol. 13.

2Дневникимператора Николая И. Запись за 20 июля 1909 г. // ГА РФ.

Ф.601.Д. 252. Л. 78.

3Речь.22 июля. 1909 г.

Нещня * политика Императора Николая II П.В.Мультатули. Внешняя политика императора Николая II напомнил, что он «в этом году имел случай принимать представи телей Государственной думы, и не нужно говорить, какое удоволь ствие это доставило мне и королеве».

Ответная речь Николая II отличалась особой сердечностью:

«15 лет прошло с того времени, когда я в последний раз был в Коузе Я всегда храню в памяти счастливые дни, проведенные с вашей воз любленной и чтимой матерью, королевой Викторией, и любовь, ко торую она проявила по отношению ко мне как к внуку». Николай II вспомнил о «дружественном приёме, оказанном Вашим Величе ством и Вашим народом членам Государственной думы»1.

Эти упоминания Государственной думы в тостах обоих мо нархов должны были оказать определённое воздействие на ли беральную часть английского общества и помочь британскому правительству, выдерживающему сильный напор критики за при глашение в Великобританию царя.

На следующий день Николай II на борту своей яхты прини мал Э. Грея. Император отметил глубокое удовлетворение итога ми англо-русской конвенции по Персии, хотя и не выразил же лания заключить новое соглашение, которое бы теснее связало державы. Согласно англо-русской конвенции о разделении сфер влияния в Персии, российская торговля была сосредоточена в се верных и северо-западных областях, торгово-разделительная ли ния с Англией проходила несколько южнее Исфагана. Строитель ство Германией Багдадской железной дороги всерьез обеспокоило российское и британское правительства. Царя, в общем, не очень беспокоило торговое присутствие Германии в Персии. Но он по нимал, что «за немецкими товарами выступает политическое вли яние самой Германии, к этому уже нельзя отнестись так же равно душно, и вопрос об окончании Багдадской дороги становится гораздо острее»2.

Грей попытался прозондировать почву по поводу вывода рус ских войск из Северной Персии, однако получил отпор Нико Речь. 1908 г. 22 июля.

Федоров М.П. Реальные основы современной политики. — Спб., 1909.

130.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать всег лая II. Впрочем, особо Грей на этом не настаивал. Более того, по обещал поддержать в Тегеране требования России о гарантии её интересов в Северной Персии.

21 июля А. П. Извольский дал интервью «Дейли Телеграф», в котором отметил, что «Персия является наглядным доказатель ством выгод англо-русского соглашения. Россия и Англия научились относиться друг к другу с доверием и могут ныне обратить внимание на защиту своих интересов в этой стране, которая ничуть не явля ется препятствием на пути национальной политики Персии и ее по литического развития. Присутствие русских войск спасло Тегеран и Табриз от разгрома»1.

Англия была заинтересована и в расширении торговых связей с Россией. Британская газета «Стандарт» писала: «Англии нужны сырые материалы для ее фабричного производства. Россия со своими лесными и минеральными богатствами могла бы выбрасывать на ан глийский рынок бесчисленное количество этих материалов, если бы её естественные богатства полностью эксплуатировались»2.

Исходя из этой заинтересованности Англии, Николай II при нял депутатов с адресами из лондонского Сити и торговой палаты.

Однако, несмотря на торжественные обеды, тосты о дружбе и присутствие царя на гонках королевского яхт-клуба, добиться от англичан чёткой позиции по Балканскому вопросу русская деле гация не смогла. Было ясно, что Лондон не намеревается оказы вать помощь России ни в какой форме.

Таким образом, встретившись летом 1909 г. с представителями трёх ведущих держав Европы, Николай II сделал вывод, что союз ников у России в Балканском вопросе нет. Это представляло для империи большую опасность, ибо Государь хорошо понимал, что дляРоссии война начнётся именно с Балкан.

Встрече Николая II с королём Эдуардом в Коузе суждено было с тать последней: 23 апреля/6 мая 1910 г. король Эдуард VII скон чался. На престол вступил его сын — король Георг V.

июля1909г.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II Переговоры Николая II и итальянского короля Виктора-Эммануила III в Раккониджи (10/23-11/24 октября 1909 г.) Готовя аннексию Боснии и Герцеговины, барон Эренталь об манул не только одного А. П. Извольского. Второй его жертвой стал министр иностранных дел Итальянского королевства Том мазо Титтони. Во время переговоров с Титтони в Зальцбурге ав стрийский министр ввёл последнего в заблуждение, точно так же как в своё время Извольского в Бухлау. Эренталь утверждал, что в Зальцбурге он получил от Титтони согласие на аннексию Боснии и Герцеговины. Возмущённый итальянский премьер писал Эрен талю: «При наших переговорах в Зальцбурге вы мне сказали, что, с ва шей тонки зрения, проблема Боснии и Герцеговины должна быть раз решена между Австро-Венгрией и Турцией, не нося международного характера. Но вы не сообщили мне о вашем намерении осуществить аннексию. Я не считал её ни вероятной, ни близкой и поэтому не вы сказывался на этот счёт»1.

Раздражение итальянского правительства действиями Австро Венгрии, а также та бесцеремонность, с которой австрийцы и нем цы проигнорировали итальянские интересы в регионе, побудили Николая II попытаться отколоть Италию от Тройственного сою за. В условиях, когда все великие силы отказывались оказать со действие России в обуздании Австро-Венгрии, Италия могла хоть в какой-то мере такое содействие оказать.

«Сближение России с Италией, — писал А. П. Извольскому по сол в Берлине Н. Д. Остен-Сакен, — произошло самым естествен ным образом. Его ускорило присоединение Боснии и Герцеговины. Не случись этого факта, сближение всё равно имело бы место, только несколько позже»2.

У Италии, как и у России, была общая цель — не допустить дальнейшего расширения Австро-Венгриина Балканах. России История дипломатии. Т. 2. С. 194.

Н. Д. Остен-Сакен — А. П. Извольскому. 3 ноября 1909 г. // ГА Ф.559.Оп. 1.Д.65.Л. 1.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать в было важно обезопасить Проливы, а Италия стремилась присое динить к себе в Африке Триполитанию, в Европе — Албанию, на которую имела виды Австро-Венгрия, а также Триест и Тренти но, входившие в состав Австро-Венгрии. Таким образом, налицо был предлог для конфликта между Италией и Австрией. Россия не преминула этим воспользоваться.

Италия, кроме обиды на Австрию, была недовольна также и Германией, которая без энтузиазма относилась к планам Италии отвоевать у Турции Ливию. Рим хотел получить от Петербурга га рантии нейтралитета в своей будущей войне с Турцией.

Исходя из этого, Николай II рассчитывал, что соглашение Рос сии с Италией могло затруднить дальнейшую для Австро-Венгрии возможность придерживаться на Балканах политики экспансии.

16 сентября 1909 г. Извольский направил послу в Риме кня зю Н. С. Долгорукому доверительное письмо, в котором он реко мендовал в беседе с итальянским министром не подвергать острой критике австро-венгерский кабинет, «дабы окончательно не от толкнуть от соглашения с нами г-на Титтони, который, хотя и стремится сблизиться с Россией, но все-таки в довольно значитель ной степени связан союзными отношениями с Австро-Венгрией и на которого я опасался воздействовать без надлежащей постепенно сти и осторожности».

Через пять дней князь Долгорукий телеграфировал из Рима: «По отношению Проливов Титтони ручается, что симпатии Италии бу дут на стороне России, если бы к разрешению этого вопроса приступи ли державы, но не может, не запросивши Совета министров письмен но в сем обязаться, пока не последует на то предварительное согласие Турции и в особенности Англии». Князь считал особенно благоприят ным то обстоятельство, что свидание Извольского с Титтони состо ится прежде приезда туда германского рейхсканцлера Бетмана фон Гольвега. Оно, несомненно, внушит Титтони больше твёрдости в возможных переговорах его с немцами.

Переговоры русских и итальянских дипломатов создава ли предпосылки для организации визита императора Нико лая II в Италию. Царь хотел встретиться с королём Виктором Эммануилом III и закрепить общий политический курс России и П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II Италии на Балканах. Встреча с итальянским королём должна была носить демонстративно антиавстрийский характер. В конфиден циальном разговоре с британским послом Извольский утверждал что Государь был сильно оскорблен действиями Австро-Венгрии в начале года и что он не желал проезжать через территорию этой страны. 27 сентября 1909 г. Николай II писал вдовствующей импе ратрице: «Поездка выходит длинная, но иначе нельзя, так как я ни за что не проеду через Австрию»1.

10/23 октября 1909 г. императорский поезд остановился на вок зале итальянского города Раккониджи, где находилась резиденция короля Италии. Газета «Новое время» писала об обстоятельствах прибытия императора Николая II в Раккониджи: «Погода превос ходная. В городе царит радостное настроение. В час двадцать восемь минут Императорский поезд подходит к дебаркадеру. Государь Им ператор при выходе из вагона приветствуется королем. Встреча но сит самый сердечный характер. Монархи облобызались. После при ветственной речи мэра и представления должностных лиц монархи вышли на перрон вокзала. В занятый войсками вокзал были допущены лишь журналисты, которым и удалось первыми прокричать"ура"в честь Царя. В экипажах Царский кортеж проследовал в замок. На селение настроено восторженно. Город улыбается. Приняты чрезвы чайные меры охраны, оказавшиеся совершенно излишними».

Посещение Николаем II Италии длилось два дня, в ходе кото рых царь и король определяли главные направления взаимодей ствия двух стран на Балканах, а Извольский и Титтони обсужда ли технические стороны предстоящего соглашения. Извольский заявил Титтони о своем недоверии к Вене и высказал опасение, что она, освободившись от внутренних раздоров, может проявить стремление двинуться дальше к югу. Он объяснил, что Россия проявила стремление сохранить территориальный status quo на Балканском полуострове, а также привести различные балканские государства к взаимному соглашению. Титтони согласился на со 1 Император Николай II —вдовствующей императрице Марии Фёдоров не. 27 сентября 1909 г. // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д. 2330 а.

2 Новое время. 11 октября 1909 г.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать в действие Италии поддержанию территориального статус-кво. Из вольский считал, что уверения, которые он получил от Титтони, стоили длинного путешествия по железной дороге до Ракконид жи. Обе страны обещали «благожелательно относиться» к интере сам друг друга.

В достигнутом соглашении обе стороны обязались сохранять status quo на Балканах и обеспечивать независимое существова ние малых стран региона. «В случае каких-либо изменений на полу острове стороны обязались настаивать на применении принципа на циональности путем развития Балканских государств и исключения какого-либо иностранного господства. Предусматривалось совмест ное дипломатическое противодействие всяким акциям, противопо ложным этим целям».

Стороны обязались также не заключать новых соглашений по делам Европейского Востока без привлечения к этому друг дру га. Россию и Италию объединяло отрицательное отношение к австро-германской экспансии на Балканах. Российская диплома тия делала упор на защиту прав малых стран региона.

Следующий важный аспект соглашения касался Турции. Тит тони обещал Извольскому благожелательное отношение своего правительства к русским интересам в вопросе о Проливах в обмен на аналогичное обязательство по отношению к итальянским инте ресам в Триполи и Киренаике. «Италии, игравшей на противоречи ях ее союзников и Антанты, легче было реализовать свою часть до говоренности, нежели России решить сложнейший международный вопрос о Босфоре и Дарданеллах».

Российская дипломатия стремилась использовать любую воз можность, которая хотя бы в малой степени сулила желательные перемены в статусе Проливов. Однако решить проблему Проливов при поддержке одной Италии стало невозможно. 29 сентября/ октября князь Долгорукий телеграфировал из Рима Извольскому:

«За короткое время моего пребывания в Риме я не мог не заметить значения,которое здесь придают мнению Англии в делах Балканско го полуострова. Не раз мне случалось слышать в течение переговоров, что если последует согласие Англии, то успех известного дела можно считатьобеспеченным. И ныне вновь пришлось убедиться, что ключ П.В.Мультатули. Внешняя политика императора Николая II к Проливам находится все-таки в руках Сен-Джемского кабинета.

Если нам удастся заручиться его согласием, то нам не следует опа саться какого-либо противодействия со стороны Италии;

не добив шись же согласия Англии, мы в лучшем случае получим от г. Титтони лишь составленную в общих выражениях формулу, которая положи тельной опоры не может дать».

Вместе с тем соглашение в Раккониджи было весьма значимо для России. Фактически можно было говорить о создании итало русского союза, направленного против Турции и Австро-Венгрии, и это при том, что Италия являлась членом Тройственного союза!

Русско-итальянское сближение, дополняя франко-итальянское, отдаляло Рим от Тройственного союза и приближало его к Ан танте. Важное значение имело установление добрых отношений между двумя монархами. Король Виктор-Эммануил позже пи сал царю: «Твой визит в Раккониджи мы вспоминаем с таким удо вольствием и часто думаем об прекрасных днях»1. Посол России в Риме князь Долгорукий сообщал Извольскому 27 октября/9 но ября 1909 г.: «Приезд Государя Императора в Ракониджи, являясь событием в международной жизни, вызвал многотысячные отзывы итальянской прессы, судя по которым, встреча русского Императо ра с королём Италии произвела радостное впечатление во всех сло ях населения».

Николай II добился от короля согласия на создание большо го православного центра в Бари, где покоятся мощи святителя Николая. 12 мая 1911 г. в рамках Императорского Палестинского православного общества был учрежден Барградский комитет под Высочайшим покровительством императора Николая II, внесше го 10 тыс. рублей. Виктор-Эммануил писал Государю: «Я только что получил сведения от городских властей Бари по поводу гости ницы для русских паломников, которые приезжают к нам для покло нения гробнице святого Николая, епископа Мирликийского. Я лично Король Виктор-Эммануил III — императору Николаю II // ГА РФ Ф.601.Оп. 1.Д. 1198.Л.4.

Н. С. Долгорукий — А. П. Извольскому. 27 октября/9 ноября 1909 г. // ГА РФ. Ф. 559. Оп. 1. Д. 65. Л. 8.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать всего займусь этим делом, о котором ты меня просил, и сделаю всё от меня возможное»1. В октябре 1911 г. королевским декретом было дано разрешение на строительство в Бари русского подворья и храма.

30 мая 1912 г. общий проект подворья был представлен его авто ром архитектором А. В. Щусевым императору Николаю II и им одобрен. 22 мая (в день перенесения мощей святителя Николая) 1913 г. состоялась торжественная закладка подворья. На строи тельный участок, украшенный государственными флагами России и Италии, прибыли городской глава Бари и президент провинции Апулии (католическое духовенство в церемонии закладки участия не приняло, как прежде во Флоренции). Была получена телеграм ма от Государя, в которой он благодарил итальянские власти и строителей и желал «успешного окончания постройки храма»2. С на чалом Первой мировой войны строительство подворья не прекра щалось и было завершено к двадцатым годам XX в.

Николай II хотел пожаловать пятилетнему сыну Виктора-Эм мануила, наследному принцу Умберто, знаки ордена Андрея Пер возванного, но король посчитал, что принц ещё слишком малень кий, и орденом был награждён генерал Бузати3.

12 октября 1909 г. Николай II выехал из Раккониджи. «Отбы тие Государя Императора, — сообщала газета «Новое время», — совершилось при восторженной манифестации населения. Русский Государь и король Италии были видимо тронуты взрывом народно го восторга по их адресу. Историческое свидание Монархов навсегда оставит блестящую страницу в русско-итальянских отношениях»4.

Соглашение в Раккониджи можно считать успешным ответом германской дипломатии со стороны России. Это, конечно, не был реванш за Боснийский кризис, но серьёзный дипломатический Король Виктор-Эммануил III — императору Николаю II. 20 марта 1911 г. //ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1198. Л. 6-7.

Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы Святителя Николая Мирликийского в Бар-граде / Сост. А. Дмитриевский и В. Юшма нов.-Пг., 1915. if Новое время. 13 октября 1909 г.

Новое время. 13 октября 1909 г.

П. В. Мулътатули. Внешняя политика императора Николая II выигрыш, который стал залогом того, что в августе 1914 г. Италия не вступила в войну вместе с Тройственным союзом, а, наоборот в 1916 г. примкнула к Антанте.

Английская The Times писала в эти дни, что визит в Италию русского императора является событием гораздо большего поли тического значения, чем обычный обмен любезностями между коронованными особами.

Встреча в Раккониджи не осталась без внимания Германии и Австрии. Особенно неприятное впечатление она произвела в Австро-Венгрии. Князь Л. П. Урусов сообщал из Вены 14/27 октя бря 1909 г.: «Свидание Его Императорского Величества с королём Виктором-Эммануилом в Раккониджи и проезд Государя Импера тора мимо австро-венгерской территории вызвал здесь, несомнен но, сильную досаду»1.

Отныне в Берлине и Вене не могли более безоговорочно наде яться на верность Италии Тройственному союзу. Кадетская газе та «Речь» отмечала, что Германия, «"таксируя" свою союзницу очень низко, теперь задумалась над ролью и положением Италии в Трой ственном союзе и над тем, как могло бы быть это положение исправ лено и в исправленном виде упрочено. Впрочем, успокаивая союзников, Италия дала им торжественное заверение, что обе стороны ни о чем в Раккониджи не договаривалась, кроме как "о похвальном желании Италии и России сохранять статус-кво на Балканах и предоставить балканские государства их нормальному и мирному развитию"».

Встреча Николая II с кайзером в Потсдаме (октябрь/ноябрь 1910г.) 15/28 сентября 1910 г. Николай II уволил всё ещё значащегося в должности главы МИДа А. П. Извольского. В письме П. А. Сто лыпину от 8/21 сентября 1910 г. Извольский сообщал из Франк фурта, где он находился на лечении, что «Государь Император со 1 ф Депеша князя Л. П. Урусова из Вены 14/27 октября 1909 г. // ГА Р Ф.559.Оп. 1.Д.55.Л.2. ;

Фэй С. Происхождение Первой мировой войны. Т. 1. М.;

Л., 1934. С. 283.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать в благоволил снизойти на моё ходатайство об увольнении меня от должности министра иностранных дел и в то же время назначить меня на только что освободившийся пост в Париже»1. А. П. Изволь ский сменил в должности посла, скончавшегося А. И. Нелидова.

Указом императора управляющим министерством был назна чен С. Д. Сазонов. Столыпина волновало, что Государь поедет на предстоящую встречу с кайзером в Потсдам без министра ино странных дел. «Я несколько смущён тем, — писал Столыпин Из вольскому, — что свидание в Потсдаме произойдёт в отсутствие министра иностранных дел. Ввиду чрезвычайно деликатных отноше ний наших к Германии напрасно, кажется, не вызвали для этого Са зонова. Он вступит в управление министерством, имея за собой раз говоры или переговоры, ему неизвестные»2.

Однако Столыпин беспокоился напрасно. 22 сентября 1910 г.

Николай II, который находился с семьёй в Дармштадте в замке Вольфсгартен, владении императрицы Александры Фёдоровны, сообщил Столыпину, что решил назначить министрами С. Д. Са зонова и Л. А. Кассо (народного просвещения). «Дай Бог, чтобы они оправдали своё назначение»3, — подчеркнул царь.

Со слов самого Сазонова, «Государь сказал мне, что остано вил свой выбор на мне, потому что в довольно продолжительные сро ки моего управления министерством успел со мной познакомиться в достаточной мере и что он надеется, что за время моего пребыва ния в Петрограде* я уже успел приготовиться к занятию должно сти министра»5.

А. П. Извольский - П. А. Столыпину. 8/21 сентября 1910 г. // АВП РИ.

"Ф. 340. Оп. 835. Д. 43. Л. 1.

П. А. Столыпин — А. П. Извольскому. 21 сентября 1910 г. // АВП РИ.

ф -340. Оп. 835. Д. 43. Л. 7.

Император Николай II - П. А. Столыпину. 22 сентября 1910 г. // Крас ^ ный архив. Исторический журнал. Т. 5. С. 122.

с - Д. Сазонов писал свои воспоминания после Первой мировой вой ны и придерживался названия столицы Российской империи, данной ей в 1914 г.

Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 27.

П.В. Мулътатули. Внешняя политика императора Николая II 8 ноября 1910 г. назначение С. Д. Сазонова на должность ми нистра иностранных дел было утверждено Николаем II. Однако при встрече с царём в Потсдаме Сазонов попросил утвердить это назначение при возвращении в Россию. «Государь, объявляя мне свою волю относительно моего назначения министром, — писал Са зонов, —сказал мне, что он желает сделать его тотчас же, что бы придать больший вес моим переговорам с германскими министра ми. Я просил его отложить мое назначение до возвращения в Россию, потому что мне не хотелось дебютировать в качестве министра на берлинской сцене. Я полагал, что мне не следовало связывать мое первое официальное появление за границей с посещением Германского двора, чтобы не дать нашим союзникам ложного впечатления о моей политической ориентации»1.

Николай II согласился с мнением Сазонова, и его утвержде ние в ранге министра состоялось позже. Сазонов был дипломатом с большим стажем. Французский посол Ж. Луи писал, что Сазонов импонировал Николаю II своими дипломатическими заслугами и чёткостью своих действий. «Насмешливый в отношении Вильгель ма II, — писал Луи, — испытывающий антипатию к Австрии, Са зонов всё время говорил о Франции с симпатией»2. Решающим дово дом при выборе Сазонова, по мысли французского посла, было его родство с П. А. Столыпиным (Сазонов был женат на его сестре).

Однако, разумеется, вовсе не особые симпатии к Франции по будили Николая II назначить Сазонова, и уж точно не его анти патия к германским империям. Наоборот, он был призван царём добиться улучшения отношений с Германией и Австро-Венгрией при сохранении дружественных отношений с Францией и Англи ей. То есть Сазонов должен был проводить ту же линию, что и Из вольский, только гораздо более осторожно и взвешенно. Сазоно ву это было делать легче, чем кому-либо другому, так как он долго проработал под началом Извольского в Ватикане, а с мая 1909 г. — в МИДе.


Несмотря на то что Сазонов должен был продолжать в главных Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 37.

Les carnets de Georges Louis. Т. 1. P. 27.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать всего направлениях курс Извольского, в МИДе была проведена серьёз ная чистка и почти все сотрудники Извольского смещены со сво их должностей.

Практически сразу же после своего назначения Сазонов полу чил от Государя приказание прибыть к нему в Вольфсгартен, для того чтобы сопровождать его во время предстоящей встречи с гер манским императором в Потсдаме.

15/28 октября 1910 г., буквально накануне отъезда Сазонова в Дармштадт, в Петербурге было созвано Особое совещание для обсуждения возможного соглашения с Германией. Совещание пришло к выводу, что переговоры с германской стороной долж ны носить «лишь очень общий характер» и желательно не связывать себя «никакими определенными обещаниями»1. На основании тако го решения некоторые исследователи утверждают, что Сазонов во время переговоров в Германии был лишён Особым совещанием полномочий для ведения действительных переговоров. Не учиты вается очевидный факт, что Сазонов находился в Потсдаме и Бер лине под непосредственным руководством самодержавного импе ратора, а потому выводы Особого совещания для министра могли играть только рекомендательную роль.

Николая II не покидало стремление несмотря ни на что до говориться с императором Вильгельмом. Он видел, что мир бы стрыми шагами идёт к войне. Россия всеми силами пыталась её остановить. К 1911 г. страна уже вполне оправилась после русско японской войны и смуты. Хотя оставалось немало нерешённых во просов и проблем, русская экономика уверенно шла вперёд, пре тендуя за 10—15 лет выйти в мировые лидеры по многим отраслям.

Но для обеспечения своего дальнейшего успешного разви тия России был нужен внешний и внутренний мир. П. А. Столы пин писал А. П. Извольскому: «Нам нужен мир: война в ближайшие годы, особенно по непонятному для народа поводу, будет гибельная Астафьев И. И. Указ. соч. С. 241.

Лиманская Т. О. С. Д. Сазонов (министр иностранных дел 1910-1916гг.)// Дипломатический вестник. Ноябрь 2001 г.

Астафьев И. И. Указ. соч. С. 245.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II для России и Династии. Напротив того, каждый год мира укрепля ет Россию не только с военной и морской точек зрения, но и с финан совой и экономической»х.

Для успешного развития русской экономики требовался кон троль над Проливами, сохранение влияния в Персии и, по воз можности, возвращение утраченных позиций в Азиатском регионе.

Царь готов был вести долгую дипломатическую борьбу за реше ние этих проблем. Он помнил, что его мирное продвижение на вос ток было прервано негласной коалицией Англии, США и Японии.

Главный урок, какой Россия вынесла из дальневосточной войны, заключался в том, что решение любой геополитической проблемы должно осуществляться путём договоров с другими государствами о разделе сфер влияний. Эта дипломатия уже принесла свои плоды с Англией, конфронтация с которой сменилась внешне дружески ми отношениями, при которых возможно было обсуждение и реше ние спорных вопросов между Петербургом и Лондоном. Последне му теперь было труднее открыто противодействовать России.

Такие же договорённости Николай II хотел достичь и с Герма нией, перспективу войны с которой царь считал особо опасной и губительной. По большому счёту, всё чего хотел Государь от Гер мании, — это отказа от поощрения австро-венгерской экспансии на Балканах и соблюдения приоритетных прав России в Проливах и Персии. Немцы, чьё торговое присутствие в Персии постоянно росло, были заинтересованы в согласии России на продолжение строящейся ими ветки Багдадской железной дороги в Персию.

Германцы добивались от русского правительства строительства соответствующего участка дороги на персидской территории. Ни колай II был готов пойти навстречу немецким торговым интере сам, не допуская, однако их политического влияния на шахское правительство. России, конечно, не было выгодно строить в Пер сии эту железную дорогу, которая помогала бы проникновению в страну конкурентов, прежде всего Англии и Германии. Однако, опасаясь дальнейшего ухудшения отношений с Берлином, Россия П. А. Столыпин — А. П. Извольскому. 28 июля 1911 г. // АВП РИ Ф. 340. Оп. 835. Д. 43. Л. 26.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать сочла необходимым согласиться с его пожеланиями. Предложе ния немцев самим построить участок дороги были русским прави тельством отвергнуты из-за опасения возникновения постоянных германских интересов в русской сфере влияния 1.

Как писал С. Д. Сазонов: «Русскому правительству необходи мо было, прежде всего, обезвредить Германию на долгий срок путём возможных уступок в области её экономических интересов. Поло жение её было довольно выигрышное, и нам трудно было удержать ся на почве экономической монополии Северной Персии. Надо было сохранить, главным образом, в неприкосновенности наше политиче ское положение в Тегеране и добиться его официального признания со стороны Германии, что было недостижимо без соответственных уступок». Николай II был готов также гарантировать кайзеру ней тралитет России в случае войны рейха с Англией.

Эти вопросы царь собирался обсудить с императором Виль гельмом в Потсдаме. Надо было перевернуть страницу, связанную с Боснийским кризисом, и попытаться нормализовать отношения с Германией. Отправляясь на встречу с кайзером, Государь писал матери: «В настоящее время нам нужно жить с нашими соседями в постоянной дружбе»2.

21 октября/3 ноября 1910 г. Николай II отбыл из Вольфсгарте на в Потсдам для свидания с Вильгельмом II. На следующий день Государь прибыл в Потсдам, где на станции его встречали кай зер и германские официальные лица. Началась торжественная часть визита, во время которой германский император дал ауди енцию Сазонову. Николай II предупредил Сазонова, что импера тор Вильгельм постарается произвести на него впечатление, «как он часто старается это сделать при первых встречах с незнакомыми ему людьми»4. Во время встречи кайзер действительно много гово Фируз Казем-Заде. Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое про тивостояние России и Англии. — М.: Центрполиграф, 2004. С Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 32.

Император Николай II — вдовствующей императрице Марии Фёдоров н е // ГА РФ. Ф. 642. Оп. 1. Д.

Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 27.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II рил на тему «вековой дружбы между русским и прусским царствую щими домами». Сазонов в ответ подчеркнул, что «ближайшей моей задачей будет изыскание способа, оставаясь верным основным нача лам русской внешней политики, восстановить между нами доверчи вые отношения, поколебленные недавно Боснийско-Герцеговинским кризисом». Вильгельм II выразил удовлетворение от состоявшего ся разговора и отпуская Сазонова, сказал: «С национально настро енным министром нам, немцам, нетрудно будет жить в мире и до бром согласии»2.

После встречи с кайзером Сазонов отправился в Берлин, где его ждали переговоры с канцлером Бетман-Гольвегом и мини стром иностранных дел А. фон Кидерлен-Вехтером. Переговоры начались с того, что Сазонов заявил: ситуация последних лет, ког да русские дипломаты не обменивались мнениями с германскими государственными деятелями, должна отойти в прошлое. Бетман Гольвег выразил с этими словами своё полное согласие.

Далее Сазонов предложил заключить Германии соглашение по железной дороге в Персии на следующих условиях: 1) Россия не будет препятствовать строительству Багдадской железной до роги;

2) Багдадская железная дорога не будет соединяться с буду щими персидскими линиями без предварительного согласия Рос сии;

3) Германия объявит, что не имеет в Персии политических интересов, а также согласится с существованием особых стратеги ческих и коммерческих интересов России в Северной Персии и не будет добиваться там концессий.

В Англии не понимали смысла игры русской дипломатии.

Внешняя готовность русского министра иностранных дел при нять требования Германии в отношении линии Ханекин-Тегеран казалась там глупой и вредной. А. Николсон писал, что Сазонов «легкомысленно отдал Германии все то, что Извольский решительно намеревался удержать».

Однако в Потсдаме Николай II и Сазонов прекрасно знали, что Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 27.

Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 27.

Die GroBe Politik. Bd. 27. S. 835.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать в Россия получила взамен обещания не препятствовать строитель ству Багдадской железной дороги. После того как Германии были предложены весьма выгодные экономические условия в Персии, Бетман-Гольвег заявил, что «если бы Австро-Венгрия обнаружила стремление к политике захватов на Балканах, то она не встрети ла бы ни малейшей поддержки со стороны своей союзницы, не обязан ной к тому никакими договорами и не склонной к подобной политике в силу собственных интересов»1.

Это было долгожданное обещание Германии не потворство вать экспансии Австро-Венгрии на Балканах! Казалось, появилась ниточка, с помощью которой можно было начать разматывать балканский клубок. Сазонов сказал Бетману, что это чрезвычай но важное заявление, о котором он должен немедленно сообщить Государю2. Далее германский рейхсканцлер подтвердил, что Гер мания не преследует в Персии никаких политических целей и не будет домогаться в русской зоне для себя никаких территориаль ных уступок3.


Сазонов полагал, что заявление по Австрии было принято под влиянием германского министра иностранных дел Кидерлен Вехтера, который «питал к Австро-Венгрии весьма мало симпатий и смотрел на союз Германии с двуединой монархией по-бисмарковски, т. е. не как на цель германской политики, а как на средство»4.

Русский министр ещё раз заверил германскую сторону, что до говорённости с Англией 1907 г. вызваны исключительно разгра ничением сфер влияния и не направлены против Германии. «Если Англия захочет вести враждебную Германию политику, то она не найдёт нас на своей стороне», — заявил Сазонов.

Тем временем в Потсдаме Государь заверял императора Виль С. Д. Сазонов - императору Николаю II // Красный архив. Историче ский журнал. - М.;

ПГ., 1923. Т. 3. С. 7.

С. Д. Сазонов - императору Николаю II // Красный архив. Историче ский журнал. - М.;

ПГ., 1923. Т. 3. С. 7.

Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 109.

Сазонов С. Д. Указ. соч. С. 29.

DieGroBe Politik. Bd. 27. S. 838.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II гельма, что Россия не враг Германии. Николай II и Вильгельм \\ достигли устной договорённости не поддерживать политики, на правленной друг против друга. Германия гарантировала отказ от поощрения агрессивной линии Австро-Венгрии на Балканах, а Россия — от участия в агрессивных планах Англии против Герма нии.

Но в этот момент Сазонов получил от русского посла в Бер лине графа Н. Д. Остен-Сакена конфиденциальную информацию, которая заставила министра действовать с германской стороной крайне осторожно. Остен-Сакен сообщил Сазонову, что Берлин втайне уже предупредил Вену, чтобы та не очень обращала внима ние на возможные обязательства перед Россией в отношении неё.

Остен-Сакен вообще призвал Сазонова не питать никаких ил люзий в отношении ни русской политики Германии, ни возмож ной перемены её отношений с Австро-Венгрией1. Как доказы вал Остен-Сакен, Германия стремится использовать переходное время, пока «наше главное внимание сосредоточено на внутренних реформах, чтобы умножить и закрепить свои мировые позиции».

Остен-Сакен подчеркнул, что союз с Веной служит краеугольным камнем нынешней политики Берлина. Германия преследует две цели: во-первых, обеспечивает противовес Англии, а во-вторых, использует австрийское поступательное движение на Балканах в целях собственного проникновения на восток2. Граф был старый и опытный дипломат, преданный России, но и любивший Герма нию. Он с горечью наблюдал, как сумасбродная политика Виль гельма II и его окружения влекут обе страны к катастрофе. Инфор мация Остен-Сакена всегда была чрезвычайно ценна для русского правительства.

Поэтому, прочитав депешу графа, С. Д. Сазонов, соблюдая внешнюю любезность, повёл себя на переговорах очень осторож но. Он дал условное согласие на смычку будущих персидских же лезных дорог с Багдадской дорогой в Ханекине, но сопроводил это Лиманская Т. О. С. Д. Сазонов (министр иностранных дел 1910- 1916гг.) II Дипломатический вестник. Ноябрь 2001 г.

АВПРИ. Ф. 133. Канцелярия министра. 1910. Д. 204. Л. 73-75.

Николай И: «В этот исторический момент необходимо избегать всего существенными оговорками. Глава российского МИДа обещал не чинить препятствий немецкой торговле в Северной Персии в об мен на отказ Германии преследовать там любые политические и прочие некоммерческие цели. Что касается взаимных обяза тельств, то Сазонов сузил своё предложение до желательности по средничества Германии в случае, если интересы мира потребуют достаточно доверительных отношений между Россией и Австро Венгрией. Эта сдержанность позволила ему уйти от ожидавшихся Берлином заверений относительно Англии.

Действия министра были одобрены Государем.

По возвращении Сазонова в Потсдам он представил Госуда рю подробный доклад о проведённых переговорах, на котором Николай II написал: «Я считаю результаты этих бесед весьма удовлетворительными»{.

Тем временем немцы спешили заставить Россию подписать именно договор о взаимодействии. Бетман-Гольвег направил в Петербург послу Пурталесу текст переговоров и поручил ему за ключить с русской стороной следующее письменное соглаше ние. 1. Получив от императорского и королевского правительства Австро-Венгрии вполне определённые заверения в том, что оно не намерено проводить на Востоке политику экспансии, импера торское правительство Германии заявляет, что оно не принимает на себя никаких обязательств и не намерено поддерживать подоб ную политику в случае, если бы таковой придерживалась Австро Венгрия. 2. Императорское российское правительство заявляет, что оно не принимало на себя никаких обязательств и не имеет намерения поддерживать враждебную Германии политику, в слу чае если бы таковой придерживалась Англия. 3. Оба правительства находятся в полном согласии, желая, насколько возможно, сохра нить status quo на Балканах и способствовать по мере сил его под Держанию. Если бы, несмотря на их усилия, в которых каждое из них постарается привлечь и своих союзников, на Балканах возник конфликт, оба правительства сделали бы всё возможное для лока 1С.Д. Сазонов - императору Николаю II // Красный архив. Историче ский журнал. - М.;

ПГ, 1923. Т. 3. С. 7-8.

П.В. Мулътатули. Внешняя политика императора Николая II лизации конфликта и, предварительно договорившись, вошли бы в сношения со своими союзниками в целях выработки мер к пре~ дотвращению всеобщего пожара. 4. Оба правительства согласны с тем, что для поддержания status quo и спокойствия на Балканах не обходимо, с одной стороны, мирное развитие освобождённых Рос сией балканских государств, с другой стороны, поддержка держа вами устойчивого и прочного правительства в Турции, достаточно сильного, чтобы гарантировать порядок внутри и на границах. Ни одно из обоих правительств не будет поощрять агрессивной по литики ни со стороны Турции, ни со стороны Балканских госу дарств. 5. Ввиду того, что оба государства заинтересованы в сохра нении неприкосновенности Персии и восстановлении порядка в этой стране, они обязуются не поощрять завоевательных стрем лений в отношении этой страны со стороны какой бы то ни было державы, и особенно со стороны Турции.

После возвращения в Россию Сазонов заявил германской сто роне, что проект содержит неравноценность взятых обязательств:

Россия обязуется не поддерживать враждебную политику в отно шении Германии вообще, а Германия — только экспансионист скую политику Австро-Венгрии на востоке. Пурталес убеждал Сазонова, что Австро-Венгрия может проводить враждебную по литику в отношении России только на востоке. Но Сазонов всяче ски уклонялся от подписания проекта. Действовал он, разумеется, с согласия Николая II. Причиной этому были постоянно идущие доклады русских военных агентов из Европы. В январе 1911 г.

полковник А. А. Михельсон сообщал в Петербург: «По завершении приема кайзером депутации Гроднеского гусарского полка церемония показала, что политика пошла в иное русло и что она направляется иными, новыми могучими экономическими и политическими факто рами, которые одними старыми традициями уже не пересилить».

В это же время поступают сообщения от военных агентов в Румы нии и Швеции. Суть их сводилась к тому, что германская дипло Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 245.

Сергеев Е. Ю. Образ Германии в представлениях военной элиты России на кануне Первой мировой войны // http://msgermhist.narod.ru Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать всег матиясоздаёт «на наших обоих флангах» выгодное исходное поло жение для военной стратегии рейха. В этих условиях трудно было ожидать позитивного отклика Николая II и С. Д. Сазонова на зон дажи Вильгельма относительно проекта русско-германского по литического соглашения во время Потсдамских переговоров1.

Для того чтобы вынудить Россию подписать проект догово ра, 27 ноября/10 декабря 1910 г. Бетман-Гольвег выступил в рейх стаге, где заявил, что Россия и Германия пришли к договорённо сти не предпринимать «никаких комбинаций, острие которых могло быть направлено против другой стороны».

Если бы Россия согласилась с подобным заявлением, это озна чало бы, что она фактически выходит из соглашения с Франци ей и примыкает к Германии в её антианглийской политике. Пра вительства Франции и Англии выразили свою обеспокоенность.

Только что назначенный в Петербург новый английский посол сэр Дж. Бьюкенен при вручении верительных грамот сказал Ни колаю II, что «британское правительство следит за русско-герма скими переговорами с некоторым беспокойством»2. Воспользова шись шумом, который поднялся во франко-британской прессе, русское правительство отклонило германский проект.

Однако отказ России подписывать проект, выработанный в Берлине, был вызван не давлением со стороны Англии и Фран ции, а двойной политикой Берлина, о которой Петербургу стало известно. Подтверждением этому служит то обстоятельство, что Россия 6/19 августа 1911 г. подписала выработанное в Потсдаме «Соглашение по персидским делам». Соглашение закрепляли сле дующие позиции: «Правительства русское и германское, исходя из принципа равноправия в отношении торговли всех наций в Персии, имея в виду, с одной стороны, что у России имеются в этой стране специальные интересы, и что, с другой стороны, Германия преследу ет там лишь коммерческие цели. Ст. 1. Императорское германское правительство заявляет, что оно не имеет намерения ни добивать Сергеев Е. Ю. Образ Германии в представлениях военной элиты России на кануне Первой мировой войны // http://msgermhist.narod.ru Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 116.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II ся для себя самого, ни поддерживать домогательств со стороны гер манских или иностранных подданных концессий железнодорожных, дорожных, навигационных и телеграфных к северу от линии, идущей от Касри-Ширина, пролегающей через Исфаганъ, Иеэд и Хакк и кон чающейся на афганской границе на широте Гязика.

Ст. 2. Со своей стороны русское правительство, имея в виду получить от персидско го правительства концессию на создание сети железных дорог на се вере Персии, обязуется в числе прочих испросить концессию на по стройку пути, который должен исходить из Тегерана и окончиться в Ханекене для смычки на турецко-персидской границе означенной сети с линией Садид-же — Ханекен, как только эта ветвь Кония Багдадской железной дороги будет окончена» Это соглашение вызвало в Англии гораздо большее беспокой ство, чем проект о неучастии России и Германии во враждебной друг ко другу деятельности. Бьюкенен писал, что Николай II «не уловил того факта, что уступки, сделанные правительству Герма нии по вопросу о Багдадской железной дороге, несовместимы с той поддержкой, которую оно должно было оказывать своим компаньо нам по Тройственному согласию»2.

Английские правящие круги стали оказывать на русское пра вительство мощное давление, с целью заставить его отказаться от соглашения по Персии. Однако это не возымело никакого дей ствия, хотя, повторимся, что соглашение в целом не было выгод но и России. Оно было призвано исключительно для того, чтобы хоть как-то умиротворить Германию, вручив ей приз в виде ак тивного проникновения на персидский рынок. Сазонов при этом надеялся, что строительство будет идти долго, а потому согласие России на соединение сети персидских железных дорог с Багдад ской магистралью может оказаться «чисто фиктивным». Но Сазо нов не учёл энергии и деловитости немецких чиновников и инже неров. Строительство Багдадской железной дороги продвигалось стремительными темпами.

Сборник договоров России с другими государствами. 1856—1917 гг.

С. 405-406.

Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 116.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегать всег Ещё одним обстоятельством, свидетельствующем о том, что отказ от проекта соглашения с Германией был вызван нечест ной игрой Берлина, а не давлением Франции и Англии, стало ча стичное изменение дислокации русских войск на западной грани це. Часть из них были переброшены на восток. Это решение было принято лично Николаем II главным образом как знак доброй воли в адрес Берлина.

Конфликт с Китаем и признание автономии Внешней Монголии В 1910 г. Китай резко усилил колонизацию Внешней Монго лии. В Халхе начались широкие административные преобразова ния, преследующие цель введение прямого китайского правления, распространение общекитайского законодательства и ликвида ции самостоятельности монгольских ханов, князей и лам. В Хал ху были введены китайские войска, планировалось строительство железных дорог, что грозило окончательным поглощением Внеш ней Монголии Китаем и ассимиляцией монголов, затрагивало экономические и политические интересы России в этой стране1.

15/28 января 1911 г. император Николай II утвердил план на случай военного столкновения с Китаем. Согласно ему русские войска должны были занять Северную Маньчжурию и Западный Китай. Понадобилось две ноты китайскому правительству (3/ февраля и 11/24 марта 1911 г.), чтобы Пекин согласился на рус ские условия и отказался от планов по вытеснению России из вы шеуказанных районов.

В 1911 г. в Китае начались революционные беспорядки, на правленные на свержение правящей маньчжурской династии Цин. В Учане восставших поддержала армия. Консул в Дайрене Е- Ф. Лебедев сообщал поверенному в делах в Токио С. С. Бро невскому: «Вооруженное возмущение китайцев на юге Китая про царствующей Маньчжурской династии заслоняет собой на юге Моисеев В. А. Россия и Китай в Центральной Азии. (Вторая половина XIX—начало XXвв.). — Барнаул: АзБука, 2003. С. 268.

П.В. Мультатули. Внешняя политика императора Николая II Маньчжурии в настоящее время все мировые события, особенно среди китайского населения. [...] Население Южной Маньчжурии состо ит почти исключительно из китайцев — не маньчжур, — и потому вполне понятно, что все симпатии китайской массы здесь на сторо не восставших революционеров, являющихся в её глазах защитника ми национальных китайских интересов против пришельцев — мань чжур. Эти симпатии не ограничиваются только платоническими пожеланиями успеха националистам, но выражаются в более реаль ной форме. Китайское население в Дайрене, Киньчжоу и др. устрои ло негласный сбор в пользу националистов и собранную довольно зна чительную сумму выслало в Ханькоу на дело революции. Китайские войска в Южной Маньчжурии пока оставались спокойными зрите лями развертывающейся драмы на юге, но их связь с местным населе нием, симпатизирующим национальной партии, их частые переходы от солдата до хунхуза и наоборот делают эти войска не особенно на дежными защитниками Маньчжурской династии»1.

Образовавшаяся в городе революционная власть провозгласи ла Китай республикой, и всем консулам в Ханькоу были направ лены ноты с отказом от неравноправных договоров, заключённых богдыханским правительством. Движение против маньчжуров охватывало всё новые провинции. Оплотом врагов монархии стал юг Китая. Фактически империя оказалась расколотой на две ча сти. А. А. Нератов докладывал императору Николаю II, что следу ет «учесть неизбежный антагонизм, который обнаружится между Северным и Южным Китаем, как только он станет независимым» Нератов считал, что в создавшемся положении России следует не принимать сторону ни одного из противоборствующих лагерей.

Необходимо, писал он, использовать их разногласия для защиты русских интересов в Китае. Царь одобрил это мнение А. А. Нера това.

Между тем возникла угроза того, что, воспользовавшись осла блением Китая, западные державы предпримут попытку эконо мической и военной экспансии на его территориях. Этому бы АВП РИ. Ф. 143. Китайский стол. Д. 853. Л. 74-76.

Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 198.

Николай II: «В этот исторический момент необходимо избегат способствовали революционный хаос и отмена всех прежних со глашений русского и китайского императорских правительств.

При растущем осложнении дел на Западе Россия не могла занять ся вплотную дальневосточным направлением, развитие событий на котором всё больше беспокоило Николая II. Император опа сался за русское влияние в Маньчжурии и Северном Китае. Од новременно большую обеспокоенность событиями в Китае испы тывала Япония. Ещё в конце 1910 г. Россия и Япония подписали соглашение, разграничивающие их интересы в Маньчжурии. Оба государства обязались не искать в чужой сфере никаких привиле гий и концессий, которые могли бы нанести ущерб их интересам.

В начале 1911 г. опасения России и Японии за свои интересы в Маньчжурии сильно возросли в связи с усилившимися экспан сионистскими планами САСШ в Китае. Американцы призыва ли к проведению в Китае политики «открытых дверей» и «равных возможностей», что на самом деле означало бы доминирование САСШ в этом регионе. Вашингтон попытался создать междуна родный консорциум для предоставления займов Китаю. Россия и Япония в проект этого консорциума включены не были. Петер бург по согласованию с Токио применил немалые усилия, в том числе оказав давление на Париж, чтобы этот американский про ект был отвергнут большинством европейских держав. Тем не ме нее опасность подобных попыток со стороны САСШ сохранялась, тем более в условиях начавшейся в Китае смуты.

В октябре 1911 г. Япония предложила России продолжить со вместные действия в Маньчжурии. Комментируя это предложе ние, Николай II написал на полях записки А. А. Нератова: «Я всег да был по окончании нашей войны того мнения, что России следует идти с Японией рука об руку на Дальнем Востоке»1.

Эта мысль была созвучна японской стороне. 3 ноября 1911 г.

графТ. Кацу разаявил поверенному в делах в Токио С. С. Бронев Гримм Э. Д., профессор. Сборник договоров и других документов по и Рии международных отношений на Дальнем Востоке. (1842-1925) Институт востоковедения, 1927. С. 177.

МОЭИ.Т.28.Ч.2.С200.

П.В.Мультатули. Внешняя политика императора Николая II скому, что «желательно, чтобы обе соседние державы, наиболее за интересованные в судьбах Китайской империи, Россия и Япония, дей ствовали в полном согласии».

В ноябре 1911 г. китайское императорское правительство, чув ствуя неотвратимость своего поражения, назначило премьер министром амбициозного и честолюбивого генерала Юань Ши кая, в надежде, что он подавит мятеж. Сазонов в докладной записке Государю высказывал мнение, что следует «обставить признание правительства Юань Шикая условиями, гарантирующи ми права иностранцев в Китае».

Однако процесс отпадения китайских провинций от импера торского цинского правительства развивался по нарастающей.

В этих условиях Юань Шикай умело лавировал между император ским правительством и республиканским Югом, ведя переговоры, как с первым, так и со вторым.

30 января/12 февраля 1912 г. малолетний император Пу И от рёкся от престола. Китай был провозглашён республикой, пре зидентом которой стал генерал Юань Шикай. Волнения и граж данское противостояние в Поднебесной империи побудили монгольскую знать выйти из её состава. Монгольские князья заяв ляли, что они присягали на верность богдыхану и не признают ни какого другого правительства. В Монголии была создана группа представителей светской и духовной знати, ориентированной на Россию. В августе 1911 г. в Петербург прибыла монгольская деле гация во главе с командующими войсками Тушетуханского айма ка Ханда-Доржи, которая была принята временно управляющим министерством иностранных дел А. А. Нератовым и председате лем Совета министров П. А. Столыпиным. Однако Россия отка залась поддержать стремление монгольской делегации к полному отделению от Китая, так как это могло бы означать негласное при знание распада соседней империи3.

Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 198.

Ефремов П. Н. Указ. соч. С. 199.

Ганжуров В. Ц. Россия и Монголия на пути реформ // Предыстория.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 22 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.