авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Указ Президента Украины Указ Президента Украины Указ Президента Украины 275/2001 от 25 апреля 2001 года г.Киев О развитии ...»

-- [ Страница 5 ] --

Модель “Финансовое положение” предполагает постоянное присут ствие информации финансового характера во всех формах коммуникации организации, даже тогда, когда финансовые вопросы не являются темой сообщений. Эта модель, основанная преимущественно на количественных показателях, зачастую используется организациями, настроенными в ос новном на группы инвесторов, предпочитающих количественные подходы.

Вместе с тем, заметим, что количественный анализ, в отличие от качест венного, намного облегчает оценки компаний определенной отрасли и срав нение их между собой.

Однако нужно помнить, что успех компании, прибегающей к такой модели репутационного менеджмента, зависит от предсказуемости и ста бильности ее финансового положения. В противном случае организация немедленно оказывается под огнем критики. К сожалению, эта модель пред ставляет не совсем удобный способ внутриорганизационных коммуника ций и может привести к противоположному эффекту среди персонала. К тому же, этот подход не предполагает надлежащего внимания к тому, что компания производит, а это уже существенный минус, учитывая, что фи нансовое положение является результирующим показателем содержания деятельности и характера управления компанией.

Наиболее широкой — панорамной — моделью репутационного менедж мента можно назвать модель “Организация как отраслевой лидер”. Здесь внимание концентрируется на предпринимательской стратегии компании как образце для данной отрасли производства. К преимуществам модели относятся:

— организация завоевывает репутацию лидера;

— средства массовой информации находят перспективный пример в реальной жизни;

— организация может говорить не только о своих, но и о более масштаб ных делах, получая чудесный повод влиять на СМИ, особенно если новости нейтральные или неблагоприятные для нее.

Вместе с тем, опираться на эту модель нужно крайне осмотрительно, ведь она требует от организации морального права выступать от лица дру гих, доверия со стороны компаний конкурентов к ее видению тенденций развития отрасли, неопровержимых доказательств реальных успехов в биз несе и т.п. Эффективность применения модели весьма кратковременна, поскольку компания, претендующая на лидерство, легко становится объек том критики при непредвиденном повороте событий.

Рассмотренные модели репутационного менеджмента имеют и преи мущества, и недостатки. Но в реальной жизни ни одну из них не применяют в чистом виде. Опыт деятельности ведущих мировых организаций свиде тельствует, что наиболее эффективной стратегией репутационного менедж Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Валентин Королько мента должно быть рациональное и взвешенное сочетание нескольких мо делей.

В наше время проблемы репутационного менеджмента становятся до вольно значимыми для предпринимательских организаций и фирм Укра ины. Достаточно вспомнить, какой невосполнимый вред нанесли отечест венным предпринимательским структурам да и самой идее рыночного ре формирования многочисленные трасты и пирамиды первой половины 90 х годов. Поэтому не удивительно, что доверие к нынешним рыночным струк турам остается критически низким. А кризис доверия — это свидетельство недопустимо низкого уровня коммуникаций предпринимательских орга низаций с общественностью. Без народного доверия, без укрепления репу тации рыночных структур каждый шаг на пути преодоления кризиса об речен на неудачу.

Итак, на повестке дня — насущная потребность изменения как содер жания, так и стиля работы всех субъектов общественной деятельности. Из “закрытых” они должны превратиться в “открытые”, прозрачные и пол ностью подотчетные общественности системы.

Одна из главных причин неутешительного состояния отечественной экономики — отсутствие у руководителей понимания социальной ответст венности бизнеса перед обществом, недооценка репутации как залога успе ха каждой организации. Украинские предприниматели, руководители сред него и крупного бизнеса должны как можно скорее осознать роль репута ционного менеджмента и место, которое в нем принадлежит ПР профес сионалам. Обращаясь к лучшим мировым образцам практики в сфере паб лик рилейшнз, лидеры бизнеса должны понимать необходимость завоева ния доверия общественности, уяснить сущность социальной миссии моло дых предпринимательских организаций как институтов формирующегося гражданского общества. Р.Кендалл по этому поводу подчеркивает, что “со циально ответственные действия, хорошо спланированные мероприятия могут сделать для репутации намного больше, чем бесконечное распро странение пресс релизов, не имеющих ничего общего с деятельностью орга низации в интересах общественности” [2, с. 331].

Представители украинского менеджмента все больше убеждаются в том, что к ключевым группам общественности нельзя относиться как к обычным комму никационным мишеням. С ними нужно вести себя как с партнерами, от которых зависят репутация, прибыльность и конкурентоспособность молодого отечест венного бизнеса.

Литература 1. См.: Handbook of Strategic Public Relations and Integrated Communications / Ed. by Clarke L. Caywood. — N.Y., 1997.

2. Kendall R. Public Relations Campaign Strategies: Planning for Implementation. — N.Y., 1996.

3. Saffir L., Tarrant J. Power Public Relations. — Illinois, 1994. — P.42.

116 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Людмила Семко Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине ЛЮДМИЛА СЕМКО,..

Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине Abstract The article presents the theoretical and methodological problems related to the labour market formation and functioning in Ukraine. Special attention has been given to the regional specific features of the market. There have been separately discussed the economic, organizational and social psychological aspects of the employment policy.

Место и роль рынка труда в социально экономической жизни общества Вопрос исследования рынка труда приобретает актуальность в услови ях перехода общества к социально рыночным основам хозяйствования, что требует формирования эффективной и действенной политики занятости.

Под рынком труда понимают систему отношений по поводу обмена индивидуальных способностей к труду на фонд жизненных средств, необ ходимых для воспроизводства рабочей силы, и размещения работающих в системе общественного разделения согласно законам товарного производ ства и обращения [1]. Рынок труда — это органичная составляющая рыноч ной экономики, выполняющая функции распределения и перераспределе ния общественного труда по сферам и отраслям хозяйства, видам и формам деятельности, в соответствии с критерием эффективности труда и произ водства и структурой общественных потребностей и форм собственности.

Опыт развитых стран показывает: рынок труда — одна из важнейших составляющих общеэкономического рыночного механизма. Здесь, по мне нию экспертов Международной организации труда (МОТ), предпринима тели и работающие ведут переговоры, коллективные или индивидуальные, Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко относительно заработной платы и условий труда [2]. Как отмечает амери канский исследователь Д.Аштон, рынок труда — это не просто укомплекто вывание рабочих мест соответствующими кадрами. Рынок труда — арена, где решаются проблемы оплаты и условий труда, уровня квалификации, объе мов и интенсивности выполняемой работы, ответственности за нее и т.п. [3].

Близкой точки зрения придерживаются такие специалисты, как Л.Ело виков, А.Аверин, А.Харламов, В.Павлов и др. [4–6]. Таким образом, рынок труда можно определить как общественно экономическую форму движе ния трудовых ресурсов (рабочей силы), отвечающую рыночной экономике [см.: 4–6].

Рынок труда дает человеку экономическую свободу, делает возможным выбор не только места работы, но и образа жизни. До сих пор развитие производства у нас осуществлялось под влиянием спроса на продукцию, близости ресурсов и ряда других обстоятельств, среди которых практиче ски не учитывалось желание людей работать на том или ином производстве.

Формирование рынка труда качественно изменяет эту ситуацию, начинают развиваться в первую очередь те производства и технологии, которые от вечают потребностям человека, его представлениям о достойной работе. То есть рынок труда призван обеспечить как можно более полное удовле творение спроса на такой специфический товар, как “рабочая сила”.

Назначение рынка труда заключается и в том, что он является ин струментом оптимизации потоков распределения и перераспределения ра бочей силы в народном хозяйстве, рычагом регулирования индивидуаль ных доходов, приближения их к общественно необходимому уровню с уче том квалификации и профессии. В условиях возрастания, с одной стороны, конкуренции между сферами занятости за привлечение лучших работни ков, а с другой — экономической состоятельности первичных хозяйствен ных структур рынок регулирует условия оплаты труда и, как следствие, индивидуального воспроизводства. Под влиянием рыночных факторов ликвидируются экономически неэффективные производства и рабочие места, обновляется техническая база производства, происходят структур ные сдвиги в экономике.

Вместе с тем, рыночное распределение зачастую не гарантирует реали зации такого социально экономического права человека, каковым является право на стандарт благосостояния, обеспечивающий ему достойное суще ствование независимо от форм и результатов экономической деятельности.

Внимание к этим проблемам обусловливает такой подход к рынку и при сущему ему способу распределения, который ныне довольно распространен на Западе.

По этому поводу некоторые исследователи отмечают, что рынок создает систему мотивационных механизмов интенсивного и высокопроизводи тельного труда, однако не реализует такие общечеловеческие ценности, как право на труд, свободное избрание сферы деятельности, профессиональный труд в соответствии с личными интересами человека [7].

Вследствие ряда причин в экономике рыночного типа неминуемо по стоянное воспроизводство вынужденной безработицы в структурной, ре гиональной, технологической, скрытой и других формах, что ставит перед государством множество сложных проблем. Его обязанностью становится регулирование рынка труда для обеспечения как можно более полной заня тости, сокращения вынужденной безработицы, материального обеспечения 118 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине безработных. При этом следует также заботиться о занятых, например, установить такой минимальный уровень заработной платы, который га рантировал хотя бы выживание.

Представление о рынке труда как о системе свободного, самодовле ющего, нерегулируемого извне найма и увольнения работающих с уста новлением цены рабочей силы только на основе согласования спроса и предложения, то есть стихийно рыночной цены не вполне оправданно. На самом деле существует множество внешних и внутренних регуляторов как в самой сфере трудовой деятельности, так и в системе трудоустройства, при званных сдерживать социально опасные проявления рыночной экономики вроде конкуренции между работающими и безработицы.

В цивилизованном обществе, вступившем в ХХІ век, рынок не может буть сугубо стихийным — только регулированным. Отсюда возникает важ ный вопрос о целесообразности сочетания самодвижения спроса и пред ложения рабочей силы с внешним контролем.

Зрелым можно признать лишь рынок труда, регулируемый разветвлен ной системой прямых и косвенных мер, в том числе (в разумных пределах) методами централизованного планирования. В основу новых экономиче ских отношений должно быть заложено не прямое, непосредственное рас пределение трудовых ресурсов, а по преимуществу непрямое регулиро вание рабочей силы, управление не самими объектами (предприятиями, работниками), а социально экономической средой, в которой они функ ционируют. То есть не рынок должен служить плану, а наоборот, план — служить рынку с целью согласования его с общественными интересами.

Предпочтение следует отдавать непрямым (экономическим) формам регулирования, то есть фискальной (бюджетной) и кредитно денежной политике. Речь идет о создании экономических, социальных, организа ционных и социально психологических условий, помогающих всем субъек там рыночных отношений действовать в интересах обеспечения оптималь ной занятости. Кроме того, необходимо помнить, что все формы и методы регулирования являются противоречивыми по своей природе. Так, сти мулирование научно технического прогресса может привести к росту без работицы, борьба с инфляцией — к удорожанию кредитов, сокращению объемов инвестиций и, в итоге, к спаду производства. Чтобы не допустить сильных негативных сдвигов или хотя бы ослабить их последствия, госу дарство должно тщательно взвешивать варианты политики, выбирая наи более приемлемые в конкретной экономической и политической ситуации.

Вероятно, рынок труда в условиях перехода нашей страны к рыночной экономике будет иметь свою специфику, обусловленную особенностями развития продуктивных сил и производственных отношений на предыду щих этапах функционирования общества. Заметим, что рынок труда всегда существовал у нас, только в деформированном виде. Опыт жестко цент рализованной экономики свидетельствует о том, что рыночные отношения окончательно ликвидировать невозможно, поскольку они естественны для любого товарного хозяйства. Деформированность рынка труда — результат вытеснения его в сферу неформальных связей, теневой экономики с при сущим ей “черным” рынком рабочей силы.

Отечественный рынок труда не имеет пока что адекватной инфраструк туры. Не завершена подготовка нормативно правовых актов, призванных определить взаимодействие всех учреждений и институтов, способству Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко ющих занятости. Отсутствует достаточная по степени охвата и качеству показателей информация о спросе и предложении на рабочую силу. Вместе с тем, программа перехода к рыночной экономике предполагает, с одной стороны, свободу предложения рабочей силы, а с другой — свободу спроса на рабочую силу, а также свободное обращение заработной платы и других законных видов доходов при обязательном соблюдении установленного законом гарантированного уровня.

На этих основаниях создается рынок труда. Его составляющими яв ляются рынки занятости (удовлетворенный спрос на рабочую силу и рабо чие места), свободных мест и незанятого трудоспособного населения. Ко лебания на рынке занятости (сокращение или увеличение количества ра бочих мест, высвобождение работников) непосредственно сказываются на рынке незанятого населения, нуждающегося в трудоустройстве.

Формирование современного рынка труда определяется целым комп лексом правовых, социальных и экономических предпосылок, таких как:

единство правовых основ, обеспечивающих его функционирование на ос нове свободного выбора занятости и конкуренции;

наличие единого эконо мического пространства и обеспечение свободного передвижения в нем граждан;

организация единой, замкнутой и эффективной системы бирж труда;

система профессиональной ориентации, обучения и переподготовки рабочих кадров, регулируемая демократическими механизмами;

общена циональный и местные банки данных о спросе и предложении по такому товару, как рабочая сила;

наличие у местных органов власти необходимых финансовых и материальных ресурсов, достаточных для организации эф фективной системы трудоустройства и стимулирования занятости, а также социальной поддержки безработных.

Создание этих предпосылок предполагает по меньшей мере два периода формирования рынка труда. На первом (переходном) этапе (вывод эко номики из кризиса) основной целью государственной политики в области занятости должно стать закрепление новых правовых, экономических и социальных условий использования трудовых ресурсов. Второй период должен характеризоваться стабилизацией рынка труда с завершением фор мирования разветвленной эффективной системы трудоустройства, подго товки и переподготовки кадров и их социальной защиты.

Как следует из опыта развитых стран, рынок труда охватывает широкий круг социально экономических отношений, обладающих определенной спецификой в пределах конкретной территории, где локализован процесс воспроизводства населения, трудовых ресурсов и рабочей силы. То есть рынок труда зависит от региональных особенностей, разнообразия форм собственности, социально демографической и профессиональной струк туры кадров, уровня научно технического и социально экономического развития конкретного региона.

Особенности формирования и функционирования рынка труда в Украине Формирование рыночных отношений в нашей стране в целом и рынка труда в частности происходит при значительных перепадах уровней хозяй ственного развития и производительности труда, технико экономического и трудового потенциала, природно климатических условий и националь 120 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине но культурных традиций между регионами. Распад административно ко мандной системы управления народным хозяйством при отсутствии про чих действенных механизмов регулирования экономики привел к разруше нию сформированных межрегиональных хозяйственных связей и потере управляемости экономики на государственном уровне. Формированию свободного рынка, регулируемого на национальном уровне экономически ми рычагами (централизованной налогово кредитной и инвестиционной политикой и т.п.), предшествовал распад прежнего планового, директивно управляемого, плохо сбалансированного, но все таки рынка.

В таких условиях естественная территориальная мобильность трудовых ресурсов (как способ преодоления значительной дифференциации регионов страны по уровню трудоспособности) оказалась в существенной степени ограниченной. Поэтому формирование рынка труда должно происходить, прежде всего, на региональном уровне. Создание украинского рынка труда требует регулируемого на основе единой государственной политики взаимо действия локальных рынков с присущими им региональными особенно стями воспроизводства трудовых ресурсов. Модель украинского рынка тру да должна исходить из многовариантности форм и методов регулирования региональных ситуаций в сфере занятости и учитывать как специфические, так и общие для отдельных территориальных образований интересы.

На региональном уровне формирование рынка сталкивается с необ ходимостью структурной перестройки производства, что усложняется, кро ме всего прочего, еще и несоответствием количественных и качественных параметров трудовых ресурсов региона перспективной профессионально квалификационной структуре. Это обстоятельство приводит к острым про тиворечиям в сфере занятости, когда наряду со значительным дефицитом рабочей силы в развивающихся отраслях возникает массовая структурная безработица, увеличивающаяся с высвобождением рабочей силы из от раслей, которые сокращаются.

Проведенное нами исследование региональных особенностей рынка труда показывает, что в своем современном варианте он представляет собой структуру, образуемую двумя взаимозависимыми сферами. Они могут иметь разный удельный вес, различаться по способам и формам аккумуля ции резервов рабочей силы, организации и регулирования, по характеру влияния на эффективность производства и по положению работающих. По этим признакам отечественный рынок труда имеет официальный (орга низованный) и неофициальный (преимущественно стихийный) секторы.

Открытый рынок труда охватывает все трудоспособное население (за нятые, ищущие работу, нуждающиеся в профориентации, подготовке и переподготовке), все вакантные рабочие места и должности, а также учени ческие места в государственном и негосударственном секторах. Официаль ный сектор открытого рынка включает свободную рабочую силу, вакансии, зарегистрированные в службе занятости, и ученические места в государ ственной системе. Неофициальный — аккумулирует ту часть вакансий (а также учебных мест и предложений рабочей силы), где потребность в тру доустройстве удовлетворяется на основе прямых контактов с работодате лями или государственными посредническими структурами. Скрытый ры нок труда составляют работники, сохраняющие статус занятых, но рис кующие лишиться работы с высокой степенью вероятности. Причина этого Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко заключается в многолетней практике резервирования избыточной рабочей силы на предприятиях.

Кризис народного хозяйства, психологическая неподготовленность ра ботников и работодателей к происходящим изменениям породили ситуацию, когда при относительном росте открытого рынка труда происходит колос сальное увеличение скрытой его части. Вместе с тем, значительная часть рабочей силы находится в этой сфере недопустимо долго для эффективной экономики. В целом же скрытую безработицу можно определить как заня тость, при которой люди используются ниже своих возможностей, знаний, квалификации, что приводит к крайне низкой производительности труда.

Современный отечественный рынок труда глубоко деформирован и функционирует с устойчивым нарушением стихийных регуляторов заня тости, которыми являются стоимость и цена рабочей силы, свобода обра щения труда и капитала, конкуренция. Гипертрофия скрытого рынка труда в Украине — это черта переходного периода, когда старые организацион но управленческие и институционные структуры разрушены, а новые еще не созданы. В таких условиях правительство стремится минимизировать рамки официального рынка труда, чтобы смягчить последствия “шока” от трансформационных мероприятий, связанного с психологической неподго товленностью работающих и работодателей к происходящим изменениям, а также ограниченностью материально технической базы и инфраструктур ного и финансового обеспечения государственной службы занятости.

Правительство сознательно перекладывает основную часть функций и ответственности по смягчению социальных последствий перехода к рынку на трудовые коллективы и администрации предприятий. Последние при меняют различные методы: сохранение рабочих мест с временным прекра щением оплаты труда или частичной выплатой заработной платы, конт рактные формы найма, расширение гибких форм занятости.

Для нынешней ситуации в Украине позиция администраций предприя тий, которые сдерживают массовые увольнения работающих средствами “внутреннего” рынка труда, является наиболее приемлемой. Если эта пози ция найдет понимание в обществе и будет “достроена” сверху адекватными мерами государственного регулирования, Украине удастся перейти к со временному рынку труда без ощутимых социальных потрясений и потерь трудового потенциала.

Основной задачей государства на рынке труда в условиях переходного периода, на наш взгляд, должно стать расширение пространства продуктив ной занятости, где трудоспособное население может заработать на жизнь.

Это означает, что необходим курс не на банкротство, а на поддержку пред приятий, не на сложный и дорогой разрешительно регистрационный по рядок открытия малого бизнеса, а простой явочно информационный и т.п.

Переходный период характеризуется решительным пересмотром кон цепции общей народнохозяйственной уравниловки. Усиление роли рыноч ных механизмов, усовершенствование производственных и распределитель ных отношений в обществе, самостоятельность хозяйственных звеньев со здают условия для существования и взаимодействия разных форм собст венности: государственной, кооперативной, личной, собственности общест венных организаций. При этом в рамках каждой из них могут развиваться различные типы хозяйственных отношений (например, на государственных предприятиях могут применяться разные формы хозрасчета, аренды и т.п.).

122 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине Существенным образом изменяется и политика в сфере занятости на селения. Во первых, ослабляется гарантированность со стороны государ ства права на труд и отдых независимо от “признания” рынком результатов трудовой деятельности. В перспективе возможность получать для личного потребления часть общественного продукта будут иметь лишь те коллек тивы и работники, которые создали товары, приобретенные покупателем на рынке (тут речь идет не о бюджетных учреждениях, где механизм распре деления иной). Уровень жизни каждого будет зависеть не от бюрокра тического произвола и не от государственной поддержки, а от признания со стороны потребителей и от колебаний рыночной конъюнктуры. Это должно усилить зависимость производителей от потребителей и повысить ответ ственность за результаты экономической деятельности.

Вместе с тем переход к рынку усиливает подвижность рабочей силы.

Ускоряются темпы структурных сдвигов в экономике. В условиях много укладной экономики, свободного предпринимательства и конкуренции увеличивается количество товаропроизводителей. Некоторые будут про цветать и быстро развиваться, другие, понеся убытки и разорение, “будут выбрасывать” на рынок труда “лишнюю” рабочую силу. Становится до стоянием прошлого непрерывный стаж в одном коллективе, на одном рабо чем месте. Взамен появляются неуверенность и беспокойство, необходи мость бороться за “доходное место” в изменчивом рыночном мире. При всех “неудобствах” это имеет и положительную сторону, заставляя работников ценить свое рабочее место, а администрацию — прилагать усилия для обес печения более продуктивного, высокооплачиваемого труда и улучшения его условий. Становится привычным и законодательно регулируемым и такой ранее чуждый для социалистической экономики путь разрешения трудовых конфликтов, как забастовки. То есть возникает проблема сохра нения стабильности экономической системы в период сбоев в функциони ровании ее отдельных звеньев.

Изменяется и роль образования в обеспечении занятости и личных доходов. Если ранее решающее значение имели “усредненные” знания, под твержденные аттестатом или квалификационным свидетельством, то те перь такие документы в значительной мере обесцениваются, перестают быть пожизненным гарантом. На первый план выступают предприимчи вость, умение создать и освоить новую продукцию, приспособиться к стре мительно меняющейся рыночной конъюнктуре.

Высвобождение работников в новых условиях хозяйствования превра щается в реальный экономический метод ведения хозяйства, закономерный результат действия закона смены труда. Ведь скрытый излишек работаю щих на предприятиях и в учреждениях (как и их дефицит) — это свиде тельство незрелости производственных отношений и действия тормозящих механизмов в процессе экономического развития. Высвобождение рабочей силы – это объективно необходимый процесс. Смысл его в том, чтобы повысить производительность труда. Однако нередко соответствующие ор ганы не готовы к высвобождению даже в малых “дозах”, к своевременному осуществлению перераспределения и переквалификации работающих, ко торые высвобождаются.

Отрицательно влияет на процессы в сфере занятости нехватка отечес твенных инвестиционных ресурсов. В первую очередь это касается созда ния новых и улучшения качества существующих рабочих мест. В ближай Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко шие годы станет практически невозможным улучшение соотношения коли чества современных, технически прогрессивных рабочих мест и рутинных, непривлекательных и вредных для здоровья. Сохранение последних в зна чительной степени связано с низким уровнем производительности труда.

В литературе приводятся различные определения занятости. С одной стороны, это свидетельствует о сложности ее сущности, с другой — об отсутствии общепризнанного подхода. Можно выделить два основных на правления в ее толковании. Представители первого четко разграничивают отношения по поводу обеспечения работающих рабочими местами и отно шения непосредственного использования рабочей силы в трудовом про цессе. К таким исследователям относятся Е.Саруханов и А.Котляр, вклю чающие в понятие занятости “совокупность экономических отношений, связанных с обеспечением работающих местами и участием в хозяйствен ной деятельности” [8]. Ученые другого направления (С.Злупко, В.Чем бровский) считают, что занятость охватывает отношения по обеспечению и использованию рабочей силы, а также привлечения перераспределения и потребления ресурсов труда. Представители обоих направлений в опре деленной мере абсолютизируют отдельные аспекты исследуемого явления.

На наш взгляд, более жизнеспособным является первое толкование.

Расхождения во взглядах на проблему заключаются в том, что одни исследователи отождествляют занятость с использованием рабочей силы, другие — с ее распределением;

одни рассматривают занятость в широком аспекте (включая общественное производство, домашнее и подсобное хо зяйство), другие — в узком (только в пределах общественного производ ства). Более правильным будет, скорее, определение занятости населения в условиях перехода к рынку как участия человека в трудовом процессе с целью создания благ на условиях индивидуальной оплаты, обеспечиваю щей ему соответствующее место в обществе при отсутствии гарантий по стоянной работы со стороны государства.

В соответствии с Законом “О занятости населения” занятость опреде ляется как всякая, не противоречащая Конституции, деятельность граждан, связанная с удовлетворением личных и общественных потребностей и, как правило, приносящая заработок или трудовой доход. Следовательно, к за нятому населению относятся не только все работающие по найму полный и неполный рабочий день (неделю), но и граждане, которые самостоятельно обеспечивают себя работой, включая предпринимателей, кооператоров, фермеров и членов их семей. Это соответствует и определению занятости, предлагаемому XI Международной конференцией по статистике труда:

“Лица, имеющие работу, — это все лица, достигшие установленного воз раста и относящиеся в течение установленного короткого базового периода времени, например недели или дня, к одной из таких категорий: а) “работа по найму”;

б) “работа не по найму” [10].

Отражая важнейшую составляющую социального развития человека (связанную с удовлетворением его потребностей в сфере труда), занятость, одновременно, имеет экономический смысл, поскольку труд — самый важный фактор экономического роста. Экономический критерий служит для оценки способности систем занятости к достижению максимального экономического эффекта при минимизации ее количественного уровня. С помощью этого критерия мы определяем собственно экономический эф фект занятости.

124 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине Сторонники приоритетности экономических ориентаций при решении проблем занятости объясняют свои подходы тем, что недостаточная эффек тивность общественного производства — прямое следствие снижения тем пов роста эффективности труда. Отсюда выдвигается тезис о необходимо сти усовершенствования экономических методов стимулирования рабо тающих с целью ускорения темпов повышения производительности труда.

Такие представления основываются на недооценке социальных мотиваций трудовой деятельности, тогда как занятость по своей сути – явление со циальное. Важное значение в данном контексте имеет решение проблем улучшения здоровья населения, увеличения продолжительности жизни, как можно более длительного сохранения высокой трудоспособности че ловека.

Рынок труда и занятость населения В период формирования разнообразия форм собственности, продви жения к рыночной системе приоритетными должны стать социальные ас пекты занятости. Факторы социального характера действуют в направ лении создания надлежащих условий для воспроизводства человека, что непосредственно связано с его материальной обеспеченностью и возмож ностью работать. Удовлетворение потребности трудоспособного населения в рабочих местах определяет другую сторону занятости — ее полноту.

Анализ существующих взглядов на определение полной занятости дает возможность выделить несколько подходов. Полную занятость понимают как замещение всех имеющихся в общественном производстве рабочих мест;

как соответствие между численностью трудоспособного населения и количеством рабочих мест;

как обеспечение потребности населения в рабо чих местах в общественном производстве или вообще потребности в работе трудоспособного населения [11–13]. Нетрудно заметить различия в этих методологических подходах. Если одни авторы исходят в своих определе ниях из интересов прежде всего производства (отождествляя их с инте ресами общества), то соотнесение занятости с удовлетворением потреб ностей работающих выдвигает на передний план интересы личности.

Полная занятость населения, по нашему мнению, означает предостав ление всем гражданам возможности работать в избранной сфере деятель ности соответственно призванию, образованию, профессиональной подго товке с учетом общественных потребностей. Из такого понимания полной занятости следует, что она отнюдь не должна быть принудительно пого ловной (как в свое время считалось), и вместе с тем можно говорить о полной занятости при разной степени охвата работой трудоспособного на селения. Даже относительно невысокий процент работающих может свиде тельствовать о полной занятости. Отсюда — характеристика полной заня тости как соответствия (сбалансированности) спроса и предложения на рынке труда не является приемлемой. Ведь если количество рабочих мест превышает число желающих работать, то, хотя между ними и нет соответ ствия, вполне возможно полное насыщение потребности в рабочих местах.

Вместе с тем наша нынешняя “сверхзанятость” не является полной, поскольку во многом не удовлетворяет потребностей населения в труде.

Под “сверхзанятостью” понимают такое увеличение количества работаю щих, которого можно избежать благодаря лучшей организации производ Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко ственного процесса и связанной с ним трудовой деятельности (усовер шенствование техники, технологии, усиление материальной заинтересо ванности, укрепление дисциплины и т.п.) [14].

До сравнительно недавнего времени понятие полной занятости у нас связывалось с достижением максимально высокой степени привлечения трудоспособного населения к общественному производству. Такой подход диктовался объективными условиями экстенсивного развития экономики.

Обеспечение полной занятости, как правило, происходило автоматически, поскольку наращивание производственного потенциала и соответственно количества рабочих мест длительное время превышало прирост трудовых ресурсов. Рациональность такой полной занятости (которую правильнее было бы считать сверхзанятостью) сегодня ставится под сомнение, в част ности, что касается высокого процента занятости женщин. Полнота такой занятости носит весьма условный характер, если вспомнить, что на боль шинстве отечественных производств (по сравнению с аналогичными за рубежными) при условии выпуска одинакового объема продукции коли чество персонала в 1,5–2 раза больше.

Условность полной занятости объясняется также тем, что роль про фессионального труда в системе регулирования спроса на рабочие места и их предложения у нас гипертрофирована в ущерб остальным социально важным сферам общественно полезной деятельности (например, учеба, до машнее хозяйство). Социальная роль высокого уровня занятости сущест венно снижается, когда многочисленные контингенты работающих зани маются малоквалифицированным трудом, работают в неблагоприятных условиях или имеют ограниченные возможности для профессионального роста, если ухудшается социально экономическое положение женщин, мо лодежи, пенсионеров, снижаются показатели воспроизводства населения.

Таким образом, “полная занятость” — это понятие не чисто количест венное, статистическое, а скорее качественное, социально экономическое.

Решающую роль здесь играет соответствие общественным и личным по требностям при условии приоритета последних. Полная занятость в об ществе возможна лишь при условии полного удовлетворения индивидуаль ных запросов в сфере труда. В новых условиях хозяйствования понимание полной занятости означает смещение акцента с вопроса о том, где взять рабочую силу, на вопрос, как добиться того, чтобы работники, занятые на предприятии или в организации, работали творчески и добросовестно. При этом к рабочему месту выдвигается требование максимального “соответ ствия” способностям и профессиональным интересам работника с целью обеспечения наиболее полного самовыражения личности в труде.

Таким образом, понятие занятости получает ныне качественно новое наполнение, а именно: социально ориентированная занятость, повышаю щая роль личности в реализации права на труд. Это право закрепляется законом как одно из самых важных прав человека. Раньше право на труд понималось скорее как обязанность, как требование занять определенное место в государственном или кооперативном секторе экономики. Совре менная стратегия занятости должна исходить из признания равноправия, равной социальной значимости любого вида общественно полезной дея тельности, независимо от сферы ее приложения. Согласно этой стратегии прогрессивным считается уменьшение удельного веса населения, занятого 126 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине в государственном секторе экономики, и развитие сфер занятости вне его.

Такая перегруппировка уже имеет место.

Если в условиях нехватки рабочих мест о полной занятости просто не идет речь, то в случае излишка полная занятость не является эффективной.

Полная занятость предполагает удовлетворение потребностей населения в рабочих местах. Эффективная же занятость — удовлетворение соответ ствующих потребностей всех участников экономических отношений, то есть согласование интересов работающих, трудового коллектива, региона и общества в целом относительно воспроизводства системы рабочих мест [15]. Главным критерием эффективной занятости служит рост производи тельности труда [16]. То есть предполагается отбор из множества вариантов организации процесса воспроизводства рабочей силы наилучшего по сово купности критериев экономической результативности.

Подход с позиций сугубо экономической эффективности в современ ных условиях хозяйствования предполагает интенсификацию производст ва, то есть обеспечение увеличения результативности при снижении затрат всех ресурсов в их совокупности. Следовательно, приоритетными должны стать тенденции к сокращению количественных затрат трудовых ресурсов в целом и к таким сдвигам в структуре занятости, которые будут обеспечи вать экономию как живого, так и овеществленного труда. Это обстоятельст во также обусловливает тенденцию к снижению уровня занятости.

По нашему мнению, противоречие между полной и эффективной заня тостью заключается в том, что они представляют собой различные аспекты занятости, непосредственно не определяющие друг друга. Полная заня тость, целью которой является гарантия труда, отнюдь не означает его рационального использования, то есть эффективной занятости. В свою очередь, эффективное использование способностей к труду не предполагает удовлетворения потребности в труде. Это противоречие не является анта гонистическим и решается путем сочетания полной и эффективной заня тости. Мы разделяем мнение С.Кузьмина, считающего, что основным усло вием полной занятости должна быть ее эффективность, то есть народно хозяйственная производительность труда и сбалансированность между производством и спросом (потреблением) во всех отраслях [17].

Относительно рациональной занятости также условно можно выделить две точки зрения. Приверженцы одной понимают рациональную занятость как экономически обоснованное распределение носителей рабочей силы по отраслям и сферам народного хозяйства, что обеспечивает наиболее полное удовлетворение потребностей всех членов общества [18]. Это, на наш взгляд, довольно узкое толкование рациональной занятости. Такой заня тости нельзя достичь путем распределения по отраслям народного хозяйст ва, даже экономически эффективного.

Приверженцы иной точки зрения, наоборот, расширительно трактуют рациональную занятость. Среди них много экономистов: В.Аперьян, А.За кумбаев, Л.Квот, П.Литваков и др. Большинство исследователей придер живаются того мнения, что рациональная занятость — это оптимальное сочетание полной занятости и эффективного использования трудовых ре сурсов.

В качестве интегрального можно предложить понятие “оптимальная занятость”, под которой следует понимать наличие у каждого гражданина возможности участвовать в общественно полезном труде в соответствии со Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко своими способностями и потребностями при условии достаточно большого объема производимых им материальных и духовных благ. Оптимальная занятость определяется именно разумной (с точки зрения и каждого ра ботника, и общества в целом) комбинацией возможных в данных условиях социальных и экономических целей. Таким образом, оптимальная заня тость включает, наряду с социальной ее ориентацией, соответствие требова ниям экономической эффективности производства. Для оптимальной заня тости характерна также тенденция сохранения высокой трудоспособности людей в течение всей трудовой жизни. Это важное дополнение, поскольку высокой производительности можно добиться и ценой увечья людей. Учи тывая то, что в нашей стране и здоровье людей ухудшается, и трудоспо собность падает, игнорировать это дополнение никак нельзя.

Кроме того, оптимальная занятость предполагает согласованность раз ных аспектов сочетания факторов производства (региональных, профес сиональных, квалификационных) и должна обеспечиваться общими уси лиями всех субъектов социально экономических отношений. Каждый из них (государство, регион, предприятие, коллектив, отдельный работник) на основе собственных критериев оптимальности и присущих им методов дол жен способствовать достижению необходимой согласованности.

Достижение оптимальной занятости предполагает не только привле чение трудоспособных граждан к трудовому процессу, но и оптимальное использование рабочего времени, “личную” оптимальную занятость, рацио нальное использование способности к труду. Это в качестве важного усло вия требует, в частности, достижения не только количественного, но и качественного (профессионально квалификационного) соответствия заня той рабочей силы и рабочих мест, их сбалансированности с социальной точки зрения. Речь идет о создании нормальных условий труда, способст вующих развитию рабочей силы, социальному, профессионально квалифи кационному продвижению и т.п. Только такая сбалансированность создает условия для эффективного труда каждого человека.

Общепризнанной целью политики в сфере занятости (что зафиксиро вано в документах МОТ и Законе “О занятости населения”) считается благоприятствование полной, продуктивной и свободно избранной заня тости. Основной смысл продуктивной занятости состоит в том, что общест венно приемлемой должна считаться не любая работа, а лишь отвечающая двум важнейшим требованиям. Во первых, занятость должна приносить трудовой доход, обеспечивающий достойные человека условия жизни. От сюда вытекает прямая связь политики занятости с политикой доходов, цен, с антиинфляционными мерами и т.п. Во вторых, продуктивная занятость противопоставляется занятости формальной. Частный случай последней — содержание лишних работников или создание формальных рабочих мест для предотвращения безработицы. Политика государства должна способст вовать тому, чтобы труд каждого человека был экономически целесооб разным, максимально продуктивным для общества. Из концепции продук тивной занятости следует необходимость не только рационализации про изводства, но и развития образования.

Стремление к полной, продуктивной и свободно избранной занятости вполне оправданно, поскольку отражает естественную потребность общест ва предоставить каждому работу по силам и способностям и так распре делить работников по рабочим местам, чтобы в результате получить наи 128 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Проблемы формирования и функционирования рынка труда в Украине больший объем материальных и духовных благ. Эта цель определяет со циально ориентированную политику занятости, направленную на реали зацию права на труд, а не на минимизацию безработицы. Но, на наш взгляд, это скорее долгосрочные стратегические цели для цивилизованного, раз витого и гибкого рынка, нежели реальные задачи и четко определенные рубежи переходного периода.

Уточнение социально экономического содержания категории “заня тость”, анализ ее тенденций в переходный период позволяют определить объект регулирования занятости. По нашим представлениям, это вся сово купная система отношений, касающихся сочетания личностных факторов производства с вещевыми. Следует отметить, что подобный подход отли чается от традиционных установок экономистов. В целом рассмотрение регулирования занятости как объекта самостоятельного исследования по явилось в экономической и социологической литературе только в послед нее время и в основном в постановочном плане. В большинстве случаев речь идет об управлении трудом, трудовым потенциалом, процессом воспроиз водства рабочей силы и т.п., что лишь опосредствованно связано с заня тостью [19].

Исследование тенденций занятости свидетельствует о возможности эф фективного ее регулирования на основе развития позитивных и нейтра лизации негативных тенденций для достижения оптимума.

Свободно рыночные основы в формировании рынка труда тесным об разом переплетаются с государственно регулятивными. При этом нужно учитывать, что рынок труда заключает в себе серьезное, с социальной точки зрения, противоречие, проявляющееся в расхождениях интересов субъек тов хозяйствования с социальными интересами. Реализуя свой коммер ческий интерес, предприятие ориентируется на рабочую силу с таким на бором качественных черт и свойств, который обеспечивает наивысшую эффективность использования материальной базы производства. То есть в каждый конкретный момент спрос на то или иное качество рабочей силы ограничивается и определяется сформированной структурой производст ва, уровнем его организации, финансовыми возможностями предприятий.

Что касается интересов общества, то здесь воспроизводство рабочей силы не ограничивается одними только потребностями производства, что выво дит нас на уровень задач формирования современной личности.

При переходе к рынку обозначилась устойчивая тенденция к покрытию затрат учреждений и организаций, обеспечивающих подготовку рабочей силы, за счет средств предприятий, для которых она готовится. Развитие личности во всем многообразии ее способностей и свойств практически сводится к одностороннему воспроизводству ее как работника, причем с узковедомственным, узкопрофессиональным набором качественных черт.

Разрешение этого противоречия (принимающего форму расхождения между спросом общества и предприятия на рабочую силу и ее качеством) возможно лишь на основе включения в рыночный механизм требований воспроизводства личности. Именно при таком способе разрешения про тиворечий рынка труда достигается не только воспроизводство человека как личности и носителя совокупности общественных отношений, но и воспроизводство рабочей силы, не ограниченной одними текущими запро сами общественного производства, а ориентированной на перспективу.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Людмила Семко Таким образом, отмечая мобильность и эффективность рыночных форм воспроизводства рабочей силы определенного качества, следует признать, что последние не в состоянии полностью обеспечить весь процесс вос производства человеческой способности к труду в соответствии с общест венной потребностью в формировании высокообразованного и профессио нально подготовленного человека. Необходимо создание качественно но вых правовых, экономических и организационных механизмов регулиро вания занятости. Речь идет не об альтернативе: регулирование пропорций занятости на плановой основе или рынок труда, а об их органичном со четании, о дополнении системы плановой организации занятости рыноч ными связями как необходимым звеном хозяйственного механизма.

Литература 1. Малютина Н.Н. Социальная деятельность предпринимателей в странах Вос точной Европы // Труд за рубежом. — 1994. — 1. — С. 12.

2. Невзорова Е.О. О новой стратегии занятости // Вести ЛГУ. Серия “Эконо мика”. — 1991. — Вып. 2. — С. 58.

3. Никитенко А.Б., Новоселова Е.Г., Селенова Н.Ю. Служба занятости: задачи и проблемы. — Томск, 1993. — С. 58.

4. Еловиков Л. Рынок труда: вершина айсберга и его подводная часть // Человек и труд. — 1992. — 3. — С. 54.

5. Аверин А., Харламов А. Занятость населения и безработица в условиях рыночной экономики. — М., 1992. — С. 5.

6. Павлов В. Отечественный рынок труда: соображения по регулированию // Рос сийский экономический журнал. — 1992. — 4. — С. 13.

7. Максимова В.Ф., Шишков А.Л. Макроэкономика. — М., 1992. — С. 48.

8. Цит. по: Ставицкий А.В., Бородянский Э.И. Формирование заработков и поли тика занятости на промышленных предприятиях // Общество и экономика. — 1993. — 4. — С. 47.

9. См.: Злупко С.Н. Теоретико методологические аспекты занятости в развитом социалистическом обществе. — К., 1985;

Чембровский В.В. Проблемы занятости в социа листическом обществе. — Кишинев, 1973.

10. Recomendations internationales en vigueur sur les statistiques du travall. — Geneve, 1988. — P. 56.

11. Ліждвой В., Карпов В., Боровик Ю. Аналіз ставлення населення України до масового безробіття // Україна: аспекти праці. — 1995. — 7–8.

12. См.: Резюме международных трудовых норм. — Женева;

Москва, 1988.

13. См.: Концепция занятости в условиях социально ориентированной экономи ки. — М., 1990.

14. Бабкина З.В. Занятость в социальной экономике глазами Запада. — М., 1989. — С. 36.


15. Лисовик Б.С. Труд и рынок. — Санкт Петербург, 1991. — С. 127.

16. Ставицкий А.В., Бородянский Э.И. Формирование заработков и политика занятос ти на промышленных предприятиях // Общество и экономика. — 1993. — 4. — С. 25.

17. Кузьмин С.А. Эффективная занятость населения. — М., 1990. — С. 29.

18. Бейсенов С. Рыночные отношения — путь к эффективной занятости // Со циалистический труд. — 1990. — 2. — С. 14.

19. См.: Ставицкий А.В., Бородянский Э.И. Формирование заработков и политика занятости на промышленных предприятиях // Общество и экономика. — 1993. — 4. — С. 19;

Резюме международных трудовых норм. — Женева;

Москва, 1988. — С. 63;

Гузано ва А. Качественные связи в системе занятости // Социологические исследования. — 1992. — 2. — С. 14.

130 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Виктория Суковатая Стереотипы предпринимательства в массовом сознании: гендерный анализ ВИКТОРИЯ СУКОВАТАЯ,,..

Стереотипы предпринимательства в массовом сознании: гендерный анализ Abstract The article presents analysis of the entrepreneurship stereotypes in the mass con sciousness of Ukrainians. There are discussed the pattern of women’s life represented in soviet and post soviet public discourse, as well as the anti feminist myths typical in the mass media. The subjective feminine images constructed by women in order to interpret their lives, professional, family and marriage status are described. As a result, the author concludes that many businesswomen consider their self realization in business as the ‘cultural trans regression’ form and way to overcoming gender borders.

Феномен постсоветского предпринимательства уже нашел своего ис следователя и в России [1], и в Украине [2]. Вместе с тем можно выделить ряд проблем, связанных с формированием дискурса данного исследова тельского направления. Во первых, его основными персонажами стано вятся мужчины. Во вторых, результаты анализа, проведенного без учета гендерной специфики, можно рассматривать как научные мета нарративы, которые еще нуждаются в гендерной интерпретации с точки зрения выра женности гендерных стереотипов, идеалов и ожиданий у самих исследова телей и у представителей средств массовой информации, тиражирующей эти идеалы. Еще менее сформированным является дискурс исследований о феномене “женского предпринимательства” в Украине, в отличие от, напри мер, анализа “женской безработицы” или “бедности” [3]. Обратим внимание на тот факт, что распределение материала на TV и в прессе оказалось к настоящему времени в значительной степени “гендеризированным”: в про граммах, посвященных успешным бизнесменам, фигурируют преимущест венно мужские имена, тогда как в нарративах о безработице, социальной Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Виктория Суковатая незащищенности, растерянности в условиях кризиса — преобладают жен ские. Этот подход воспроизводит в пространстве бизнеса традиционную патриархатную мифологему о мужчине в образе “ковбоя мачо” и женщине, занимающей в этой структуре отношений традиционный локус “жертвы”.

В течение многих столетий женская “успешность” понималась совер шенно однозначно: брак оценивался как главная социальная цель, дости жение которой и составляло смысл “женских амбиций”, “женской карьеры”, позволяющей женщине артикулировать себя в культуре хотя бы в роли “жены” (или “дочери”, “матери”) такого то мужчины. Такое положение бы ло обусловлено экономической и политической несамостоятельностью женского субъекта и переадресовыванием мужчине всех функций экономи ческого влияния и политической власти. Этому соответствовала патриар хатная модель семьи — с мужем в роли “добытчика” и “судьи” и женой, всегда “виноватой” и всегда “жертвой”. Авторитарная семья с максималь ной силой воплощала принцип мужского доминирования и женской дис криминации. Поэтому особенно важным и информативным представляется изучение жизненных историй тех украинок, кто идентифицирует себя с категорий “финансово успешных” предпринимательниц, выявление их цен ностных и гендерных моделей достижения “успеха”, взаимозависимостей между брачным статусом и достижениями в бизнесе, влияния типа брачной модели — эгалитарной, патриархатной или смешанной — на самооценку женщиной своих достижений в сфере бизнеса. В своей работе мы пытаемся выявить, какую из брачных моделей, представленных культурной тради цией, выбирает “успешная” женщина предприниматель;

в какой степени брачный статус влияет на гендерную и социальную идентичность бизнес леди, включается в массив ее “основной биографии”, определяет удовле творенность жизнью;

и наконец, какие факторы способствуют преодолению ими гендерно обусловленных проблем в ведении собственного дела.

На наш взгляд, три момента культурно идеологического содержания ограничивают развитие женского предпринимательства в постсоветских государствах: 1) к настоящему времени не сформирован позитивный образ “деловой” женщины как варианта гендерной идентичности;

гендерная не терпимость к предпринимательству характерна для большинства населе ния независимо от пола;

2) в современном обществе отсутствует модель “успешной женщины”, которая бы не перекрывалась парадигмой “удачного замужества”, причем масс медиа поддерживают эту концепцию;

3) в укра инской культуре нет традиций эгалитарной семьи, предполагающих право на личностную, профессиональную (финансовую, политическую) самостоя тельность для женщины, высокую оценку женской значимости вне зави симости от ее семейного положения и реализованности функций дето производительницы. Призыв эпохи “перестройки” — вернуть женщин к “домашнему очагу и их природному предназначению!” — можно считать началом постсоветского домостроя, препятствующего в конечном итоге идеям женского предпринимательства, тесно связанного с принципами гражданской и политической свободы. Внедрение в массы образа “богатого мужа” как панацеи от всех невзгод оттесняло женщин от перераспределения финансов, власти и собственности. Однако, согласно ряду данных [4], к категории “обеспеченных” граждан, то есть способных содержать детей и неработающую жену, в Украине себя относит только 2% населения. Учиты 132 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Стереотипы предпринимательства в массовом сознании: гендерный анализ вая эти цифры, можно заметить, что вряд ли средняя украинка должна рас считывать на “мужа миллионера”, куда надежнее — на собственные силы.

Другой тезис, широко растиражированный современной прессой и в не меньшей степени препятствующий предпринимательской активности жен щин, направлен на утверждение в сознании общества идеи о роли женщины как хранительницы духовного и душевного здоровья нации — “берегини”, “воспроизводительницы рода”, из чего как бы логически следует ее отстра нение от распределения экономических влияний. На самом же деле, пре поднесение женщине исключительно “духовной власти” в сфере нацио нальных, культурных ценностей отнюдь не безобидно и происходит в обмен на устранение ее как конкурента из сферы бизнеса и политики. В ситуации всеобщего рынка избежать включенности в иерархию его ценностей невоз можно: являясь экономическим субъектом, женщина, если не выступает в роли предпринимателя, дающего собственный капитал, то пребывает в ста тусе наемного (бюджетного) работника, чья финансовая независимость значительно ниже;

если же она реализует свою экономическую субъект ность исключительно в качестве потребителя — товаров, услуг и т.д., то степень ее социальной уязвимости возрастает, степень влиятельности па дает, управлять ею, в том числе для власти, становится значительно легче.

Из субъекта она превращается в статистическую единицу, в расчете на кошелек которой выстроена рекламная пропаганда, навязывающая в ка честве “незаменимой, главной” покупки ту вещь или услугу, которую в данный момент желает сбыть предприниматель. И, наконец, в ситуации экономической зависимости женщина может терять свою субъектность, сама превращаясь в товар, объект купли продажи в качестве источника сексуальности, услуг по уходу или деторождению (в случае устранения ее из сферы производства, финансов и материальных благ).

Перед женщинами, которые в своих финансовых амбициях выходят за пределы исключительно сферы потребления и имеют свой целью создание собственного дела, стоит проблема соотнесения жизненного сценария, на ложенного на предпринимательскую деятельность, и гендерной идентич ности, модели которой в приложении к бизнесу до сих пор не разработаны.

Женщины, профессионально занятые в бизнесе и добившиеся в нем высот, вынуждены интерпретировать свою идентичность: 1) либо “подстраивая” ее под патриархатные образцы идеологизированного прошлого (“берегиня”, мать хранительница);

2) либо через модернизацию социалистических кон структов (“активистка”, “туристка”, “горит на работе” и т.д.);

3) либо в со ответствии с моделями западной поп культуры, перенесенными на постсо ветскую почву;

4) либо изобретая собственные формы саморепрезентации, состоящие из обломков гендерных стереотипов прошлого и настоящего.

Сфокусированность постсоветских стереотипов на фигуре предпри нимателя мужчины лишний раз доказывает глубинный сексизм массового сознания, его и сентиментальную преданность патриархату, поощряющему такие псевдо “женские” комплексы, как “боязнь успеха”, чувство “гендер ной вины” и несамодостаточности, а в конечном счете, социальную викти мизацию женщин.

Какие паттерны женского жизненного пути репрезентированы в со ветском и постсоветском публичном дискурсе? Исследователи современ ной прессы отмечают, что общество традиционно, по инерции продолжает поддерживать приоритет мужчин. Хороший результат, достигаемый муж Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Виктория Суковатая чиной в профессии, приписывается его способностям, в то же время успех женщины относят на счет случайности или трактуют как результат чрез мерных усилий [5, с. 112]. По количеству знаков внимания со стороны прессы лидируют “актрисы, проститутки и жертвы криминала... затем с большим отрывом идут “жены”, за ними — “униженные и оскорбленные”...


значительно меньшим вниманием пользуются деловые леди... на послед нем месте находятся женщины, проявляющие себя в науке и общественной деятельности” [6, с. 289].

Каково основное содержание распространенных в постсоветских масс медиа антифеминистских мифов относительно “деловых женщин”?

Миф 1 — “бизнес — не женское дело” — широко бытующее предубеж дение о том, что “бизнес — это грязная вещь”, то, к чему ни одна “нор мальная” женщина не может стремиться, Именно такова позиция, декла рируемая патриархатной концепцией “женственности”, согласно которой выработка таких качеств, как агрессивность, авантюризм, дискретность дея тельности, конкурентный стиль поведения и подавление интересов других людей ради достижения собственных целей, совершенно неизбежно для ведения “успешного бизнеса”, но не совместимо с ролью жены и матери.

Посылки, лежащие в основе этого мифа, являются гендерными “симу лякрами”. Почему принято считать, что к успеху в бизнесе ведет только один, “гипермаскулинный” стиль поведения, апеллирующий к бинарной ультимативности “или–или”: или ты победитель, или ты побежденный;

или ты выиграл, или ты проиграл? Почему игнорируются гендерные различия в способах достижения успеха, отвергается сама возможность любой иной, кроме агрессивно конкурентной, стратегии предпринимательства?

В западном мире гораздо более продуктивным принято считать принцип ведения бизнеса, рассчитанный на длительные и взаимовыгодные отноше ния согласно формуле “и–и”, означающей, что в результате совместной фи нансовой операции “мы оба”, “и ты, и я” выигрываем и рассматриваем наше партнерство как динамичную, а не статичную иерархию неравных ролей.

Деконструкцию мифологемы о том, что “бизнес — грязное дело”, и потому женщине “лучше им не заниматься” (кстати, чрезвычайно широко внедренной и в умы молодежи, о чем свидетельствуют опросы студентов, проведенные автором), следует начать с вопроса: “для кого лучше?”. Для патриархатной власти, нейтрализующей потенциальных конкуренток, или для женщин, теряющих шанс достичь экономического процветания и дело вой самореализации?

Миф 2 — “медико биологический”, согласно которому, вступая в кон курентную борьбу, женщина вынуждена идти против своего “природного” предназначения, ее здоровье якобы ухудшается, способности к зачатию, вынашиванию и рождению детей падают. Этот “миф”, чрезвычайно попу лярный среди врачей (особенно гинекологов), восходит к идее “каратель но регламентирующей” медицины, предмета исследования Мишеля Фуко [7]. Согласно этой идее, “воспроизводство населения” в виде рождения детей является гражданским долгом женщины (подобно присяге на вер ность родине), а не актом свободного выбора личности. Миф о “материнст ве” как основе общественного статуса и авторитета женщины делает воз можной обструкцию в отношении тех представительниц женского пола, ко торые предпочли профессиональную, политическую карьеру либо не име ют детей по другим причинам. Бессознательная установка масс на трактов 134 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Стереотипы предпринимательства в массовом сознании: гендерный анализ ку этих женщин как “неполноценных” либо не исполнивших свой “долг” автоматически переводит их “жизненный путь” в категорию “неуспешных”, “неудачных”, вне зависимости от их собственного самоощущения и соци альной реализованности. Внедряясь в сферу приватного и лишая женщину частного пространства, такое убеждение в имплицитной форме демонстри рует практику “огосударствления” женского тела в русле любой дискри минационной практики — от менструальных табу до запретов на аборты.

Утверждая, что для “истинной” женщины альтернативы, равноценной вос производству потомства, не существует, власть тем самым, стремится свес ти “все женское” исключительно к биоидному. Продолжая линию М.Фуко по деконструкции сексистских стереотипов в медицине, Татьяна Климен кова указывает на разницу в составлении медицинских опросников для мужчин и для женщин. Например, женские жалобы чаще всего трактуются как “психосоматические”, в то время как “мужские” в глазах врачей имеют большую объективность [8, с. 27]. Диагностические критерии истерии, психоневрологических нарушений демонстрируют традиционную сексист скую идеологию, так как в список тестирования включается ряд признаков, присущих только или в основном женщинам (например, большинство вра чей при осмотре обязательно задают вопрос: о количестве родов и абортов и нарушениях менструального цикла, но никогда не спрашивают, не вызвана ли женская депрессия тем, что субъекта “обошли” при повышении). В ката лог “мужских” диагностических опросников нельзя включить вопрос о характере месячного цикла, однако чем меньше специфических “женских” критериев включается в диагностический набор, тем больше выявляется мужчин, больных истерией и другими психоневротическими расстройст вами, которые принято относить к специфически “женским”. При этом тот факт, что вследствие занятий бизнесом мужчина подвергается постоянному стрессу и переживает эмоциональные срывы, депрессии и т.п., что приводит к снижению потенции и способности к оплодотворению, в медицинском дискурсе либо не получает освещения вовсе, либо снисходительно “оправ дывается” — при параллельном пристальном внимании к детородным функциям женщины. Анализ показывает, что миф о “медицинских проти вопоказаниях” имеет явно сексистскую природу: либо бизнес равно вреден для здоровья обоих полов, либо его “вредность” преувеличена и вполне сопоставима с рисками любой другой профессиональной занятости.

Миф 3, “художественно публицистический”, исходит из свойствен ного еще разночинцам и воплощенного И.Тургеневым в образе Кукшиной (“Отцы и дети”) иронического скепсиса по поводу “дам эмансипе”. Со гласно этому мифу, любого рода активное делание карьеры, особенно в бизнесе, лишает женщину ее “женственности”, ее сексуальной аттрактив ности. Выше уже говорилось об отсутствии в постсоветском публичном дискурсе позитивных образов “карьеристок”. Напомним в связи с этим тезис Мари Дали о том, что в патриархатном обществе “женственность” формируется через “садо мазохистский ритуал”, включающий в себя ряд “дисциплинирующих” мер, калечащих женщину не только морально, но и физически (индийский ритуал сати, африканская клитероктомия и т.п.). В традиционном обществе репрезентацией женственности часто становится “дискурс жертвы” [9]. “Быть женственной” и “предъявлять гендерный набор женственности” в формулах, привычных для общества, — не одно и то же.

Так, в отношении женщин предпринимательниц можно говорить об осво Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Виктория Суковатая бождении от “виктимизирующей женственности” и перемещении гендер ной репрезентации на качественно новый уровень.

Миф 4, “психологический” воспроизводит патриархатный страх перед тем, что “деловая женщина”, став экономически независимой, должна повы сить требования к избраннику, что, пожалуй, звучит вполне резонно. Однако, само утверждение о том, что женщиной в бизнесе движут исключительно эгоизм и тщеславие, выглядит откровенно дискриминационным, принижаю щим достоинства женщин и вовсе не стимулирующим активность мужчин.

Если даже опустить фактическую несостоятельность этого тезиса (часто женщина приходит в бизнес вынужденно, от финансовой безысходности), то критику вызывает сама претензия со стороны сторонников патриархатного брака на сохранение “льготной” планки требований к мужчине при посто янном повышении уровня ожиданий в отношении к предполагаемой избран нице. Почему, пугаясь экономической независимости женщины как источ ника ее потенциального доминирования в семье, патриархатная власть умал чивает о возможностях оказания моральной, эмоциональной, наконец, хозяй ственной поддержки жене со стороны мужа, о том, что мужские функции в семье должны быть более “разноплановы”, чем только роль “судьи” и “до бытчика”. Сама асимметрия привилегий, оправдывающая и даже культиви рующая “мужской” эгоизм и осуждающая “женский”, еще раз подтверждает тот факт, что слабое развитие женского предпринимательства обусловлено не столько экономическими, сколько “гендерно политическими” причина ми — принципами распределения власти в обществе.

Миф 5, развивая тему женского “эгоизма” и “самопожертвования”, по вторяет бытующую еще с советских времен идею о противостоянии сфер семьи и работы и необходимости для женщины выбора между ними. При этом обходят молчанием вопрос о том, что перед мужчиной общественное мнение никогда подобных ультиматумов не ставило и что ни один “нор мальный” мужчина никогда не станет противопоставлять одно другому.

Стремясь, напротив, совмещать приватную и публичную сферы жизни как разные аспекты реализации своей личности. Что же касается женских воз можностей реализации, то ограничение всего спектра социальных ипоста сей женщины набором из двух ролей — либо “мать” (жена, любовница), либо “товарищ” (начальница, сотрудница) — свидетельствует, что маскулинная культура стремится сформировать у женщины комплекс вины в том случае, если в центре своего жизненного пространства женщина, паче чаяния, за хочет установить не фрейдовскую “зависть к Фаллосу”, а … саму себя!

Миф 6, “эвристический”, утверждает, что женщина от природы не спо собна к принятию быстрых решений в экстремальных ситуациях, которые якобы “естественны” в сфере бизнеса. Тем самым делается попытка генде ризации профессий (и доходов) через романтизацию предпринимательства как “военной”, а значит — маскулинной формы деятельности, противопо ставляемой якобы “мирному” труду служащих по найму. Интерпретируя бизнес в рамках модели “каждодневного подвига”, кризиса. Бесконечного риска, сторонники этой версии тем самым напрочь отвергают идею эко номического планирования и “подготовленного продвижения” и переводят эту, достаточно древнюю и широко распространенную деятельность в кате горию почти “стихийных”, почти “явлений природы”, недоступных челове ческому управлению. Вернее, общество приемлет мужчину в роли “поко рителя стихии”, “укротителя” природы, но отвергает женщину в этой роли.

136 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Стереотипы предпринимательства в массовом сознании: гендерный анализ Что же касается интеллектуального и творческого потенциала, то ис следования петербургских психологов на протяжении последних десяти лет позволяют говорить о социальной зависимости творческих способнос тей, что означает возможность их развития или затухания в соответствии со степенью общественного благоприятствования. Заслуживает внимания и тот факт, что при сопоставлении эвристических тактик мужчин и женщин в роли руководителя было выявлено, что процесс принятия решения жен щинами является более “полифоничным”, поскольку женщины чаще муж чин включают в собственные суждения другие точки зрения и при форми ровании окончательного решения учитывают мысли и чувства окружаю щих людей, в том числе и подчиненных [10];

в то же время мужчины более склонны к захвату монополии на ответственность и интерпретированию рабочей дискуссии по выработке оптимального плана действий в терминах “самоутверждения” — сохранения власти или отказа от нее. На наш взгляд, этот факт, свидетельствующий о большей толерантности женщин руко водителей, чьи колебания вызваны не “неспособностью к быстрому мыш лению, а стремлением к более комплексному подходу к проблеме и учету “человеческого фактора”. “Женское”, более “медленное” решение может оказаться менее травматичным для участников ситуации и эффективным в течение более длительного времени.

Миф 7 гласит, что путь в бизнес для женщины лежит только через интимную сферу, не упоминая при этом о точно таких же, “сексуальных путях”, используемых мужчинами для достижения успеха в карьере, бизнесе, политике. При этом энергетически волевой потенциал женщины прини жается и деиндивидуализируется как якобы несущественный на фоне сек суальных достоинств. Вместе с тем сексуальность, выступающая в качестве предмета торга, оказывается обезличенной и не может рассматриваться как качество, репрезентирующее специфику субъекта. На этом фоне обнару живает себя то, что “женщинам в бизнесе” в равной степени вменяется “в вину” как чрезмерная жесткость, так и эмоциональная чувствительность.

Обвинения в сексуальных контактах ради карьеры имеют ту же природу:

женская сексуальность, подвергаемая оценкам со стороны патриархатного общества, вызывает нарекания и в случае ее отсутствия — “сушеная вобла!”, и в случае ее наличия. При этом, обвиняя женщин в карьеризме “через по стель”, сторонники патриархата “деликатно” умалчивают о сексуальных при тязаниях на работе, в политике, бизнесе. Такое, “идеологическое” манипу лирование темой женской сексуальности позволяет сделать вывод о ее не реальной, не “телесной” представленности в ситуации негативного/пози тивного апеллирования к ней, а исключительно знаковой функции, мар кирующей личное и приватное, в противовес универсальному и публичному.

Маскулинная логика западного дуализма полов подразумевает, что профес сиональная карьера, пролегающая в пространстве публичного, должна быть свободна от сексуальности, только тогда она оценивается как “истинная”, “правильная”, “достойная уважения”. Однако феминистские исследователь ницы конца XX века [11], стремясь привлечь внимание к жизни тела, убе дительно показали, что ни одна общественная деятельность — профессио нальная, социальная, политическая — не является исключительно продуктом духа и рациональности, сексуальность незримо и неосознанно пронизывает все человеческие сферы репрезентации, и отказ признавать это сводится в принципе к желанию скрыть этот факт. В патриархатном мире тело пре Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, 2 Виктория Суковатая вращалось в объект интеллектуальных репрессий и приобретало “меновую стоимость” в борьбе за должности, награды, контракты. Признание сексуаль ности в качестве важной составляющей социальных отношений и вовле чения ее влияния в публичную сферу означало бы высвобождение нового источника энергии и вдохновения в процессе гармонизации личности.

Предлагаем рассмотреть конкретные жизненные истории украинских женщин предпринимателей, добившихся успеха: с точки зрения гендерных ресурсов конструирования идентичности, причин прихода в бизнес, отно шении с мужчинами, осознания гендерного статуса и репрезентации типа интерпретативных стратегий.

Наше исследование позволяет увидеть, как женщины предпринимате ли “вписывают” в свой жизненный сценарий реальность бизнеса и собст венного профессионального финансового “успеха”. В качестве методологии выбран текстуальный анализ конкретных жизненных историй, представ ляющих различные модели утверждения феминной “успешности”, не пере крываемые брачным/семейным статусом. Данные нарративы выражают индивидуальные стратегии, однако их сопоставление позволяет за локаль ными случаями увидеть некие схемы, если и не универсальные, то позво ляющие выявить нечто типичное в процессах жизнеустройства и жизне утверждения, характерное для нынешнего поколения женщин от 25 до лет, занятых в бизнесе и признающих себя “успешными”.

Согласно социологическим исследованиям [12], причины начала пред принимательской активности женщин можно разделить на 3 группы. К первой принадлежат предпринимательницы “по убеждению”, в основе мо тивации которых лежит интерес именно к этому виду деятельности, осо знанное намерение добиться успеха, профессиональная идентификация с предпринимательством. Ко второй, наиболее многочисленной группе, от носят тех, кто пришел в бизнес “по случаю”. Выбор этой сферы деятель ности был сделан либо спонтанно, либо под влиянием сложившихся обсто ятельств, по совету, примеру, предложению друзей, благодаря неожиданно возникшим благоприятным перспективам и т.д. Третью группу составляют женщины, первоначально пришедшие в бизнес “поневоле”, будучи вынуж дены открыть свое дело в силу различных причин, казалось бы, неблаго приятных, но объективно стимулировавших их деловую активность. Это:

реальная или скрытая безработица, необходимость обеспечивать семью, детей в условиях потери работы (дохода) супруга, родителей;

угроза лише ния привычного уровня жизни, социального, интеллектуального комфорта.

О конкретных причинах прихода в бизнес женщины, уже добившиеся успеха, говорят следующее: 1) “Хотелось обеспечить себе (своей семье) современную, респектабельную жизнь”;

2) “Хотелось сделать жизнь более стабильной (насыщенной)”;

3) “Хотелось достичь более высокого круга общения”;

4) “Установка на карьеру”;

5) “Надеялась расширить круг зна комых, устроить личную жизнь с приличным человеком”;

6) “Возможность поездки за границу”;

7) “Не могу сидеть на одном месте, уже все пере пробовала, и тем, и тем занималась”;

8) “Хочу резко изменить свою жизнь”;

9) “Хочу чего то добиться, надоело быть на вторых ролях”;

10) “Хочу быть независимой”;

11) “Хочу быть рядом с мужем” (если муж — бизнесмен), “не отставать от мужа”;

12) “Хотелось проверить свои способности… потому, что считала себя не хуже других”;

13) “Всегда завидовала сильным жен щинам, которые сами своей судьбой управляют”;

14) “Не хочу быть бедной”;

138 Социология: теория, методы, маркетинг, 2001, Стереотипы предпринимательства в массовом сознании: гендерный анализ 15) “В то время прошел сериал “Просто Мария”. Все его смотрели, а мне мама говорит: “Ты заметила, как в этом кино показали систему труда”. Ведь эта Мария из такой бедности вышла. Одна воспитывала сына, и в конце концов так высоко поднялась!..” Я тогда впервые над собой задумалась потому, что тоже из бедной семьи”;

16) “После развода с мужем хотелось что то изменить в своей жизни, кардинально”;

17) “Ничем другим зани маться не умела”;

18) “Всегда мечтала о собственной школе или лицее, где бы я воспитывала детей, как я считаю нужным, и могла пригласить тех преподавателей, кого хочу”;

19) “Попались хорошие люди, которые могли чему то научить”;

20) “Все родственники вокруг так делали”;

21) “Мне тогда не на что жить было, если бы не начала торговать — вообще бы с голоду умерла”;

22) “На тот момент это дело для меня было самым безопасным и приемлемым”;

23) “Шить не умела, как официантка я брезгую, оставалось одно — в торговлю”;

24) “Еще когда спортом занималась, привыкла первые места брать, так и в бизнес пошла”;

25) “А у меня это лучше всего получа ется” (“всегда хорошо получалось”)”;

26) “Хотелось иметь свое дело, самой все решать, у меня бабушка еще этим до революции занималась”;

27) “Уве рена была, что у меня получится”;

28) “У меня шить хорошо получалось, знакомые сказали: а почему бы тебе не открыть свое дело? — попробовала, понравилось”;

29) “Думала, что хуже, чем сейчас, уже не будет, а что то толковое может получиться”;

30) “Я всю жизнь в торговле проработала. У меня навык хороший. Связи, знание людей, когда свобода пришла, я ни минуты не сомневалась — открыла свое дело”;

31) “Я еще при советской власти понемногу товар возила, спекулировала по тем понятиям, но тогда это как бы запрещалось, а сейчас, оказывается, мы все правильно делали, и называется это предприимчивость”;

32) “У меня соседка (“сестра мужа”, “жена брата” и т.п.) ездила в Турцию, и меня с собой взяла”;

33) “У меня муж тогда “загулял”, я решила: что ж мне, себя хоронить? Взяла у его друга денег на “раскрутку”, и пошло поехало… Муж потом назад просился — я не пусти ла. Хватит, надоел!”;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.