авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«1990 – 2000 10 лет Институту социологии НАН Украины 10 лет Институту социологии НАН Украины 10 лет Институту социологии НАН Украины ...»

-- [ Страница 8 ] --

Мария Львовна воплотила в себе лучшие черты студентов знаменитого МИФЛИ (Московского института философии, литературы, истории) — последнего поколения молодых людей, испытавшего искус искренней, глу бокой, творческой и честной веры в идеалы марксизма, в благородную ком мунистическую утопию, которой спекулировала советская власть. Миф лийцы верили, что наша страна является экспериментальным полем чело вечества в его творении счастливого будущего. Эта вера помогала им убе речь юношеский энтузиазм от ужасов сталинского режима и мутной волны мещанства, поднятой еще со времен НЭПа. За эту веру многие молодые энтузиасты отдали свои жизни в борьбе с фашизмом.

Израненной и чудом выжившей в горниле войны оказалась в числе немногих студентов и аспирантов МГУ Мария Львовна Злотина. Но и ситуация учебы в аспирантуре МГУ, а далее — преподавательской дея тельности в КГУ стала не менее суровым испытанием. Она требовала от ветственного, глубокого и нелегкого выбора философских ориентиров.

Конец 40 х и начало 50 х годов в стране были временем откровенной травли интеллигенции, проходившей под лозунгом борьбы с космополи тизмом, национализмом и формализмом за пресловутую идейность и пар тийность культуры. Заведующий кафедрой диалектического материализма МГУ профессор З.Я.Белецкий на извечный вопрос “Что есть истина?”, указав на Кремль, воскликнул: “Вот истина!” Согласно библейской тради ции, он перевел проблему с того, что есть истина, на вопрос “кто есть истина”. Это и была философская программа, на которую по официальным требованиям должны были ориентироваться молодые аспиранты. Выбор Марии Львовны в этих условиях был знаменательным и исполненным научной честности. Из всего живого, что оставил Кремль в учении Маркса и Энгельса, она взяла главное — душу марксизма, творческую диалектику, а “тело” его, изваянное представлениями о диктатуре пролетариата, классо вом насилии и государстве, предоставила карикатурной евхаристии офи циальных доктринеров ленинизма, превративших в пищу тоталитарной власти максимы революционной теории и кровь самих революционеров.

Мрачной была обстановка в конце 40 х годов и в КГУ. Уже другой заведующий кафедрой диалектического материализма в Киевском уни верситете, профессор Ф.Ф.Еневич мечтал о введении курса по новой, “выс шей фазе” развития ленинизма — по сталинизму. И хотя, не без помощи Злотиной, удалось придержать попытку обскуранта сделать тайное явным в 182 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной тенденциях советской пропаганды, она, эта пропаганда фактически сводила на нет философскую культуру в образовании. Я, как студент философского факультета КГУ тех лет, могу свидетельствовать, что проблема тогда сво дилась даже не к отстаиванию тех или иных положений, а к сохранению достоинства и подлинности самой философии, философской профессии как таковой. И первым борцом за выживание философии в Киеве в конце 40 х годов нашего столетия была М.Л.Злотина.

Мы привыкли говорить о работе философа с точки зрения его научной продукции и лекций. Все это можно констатировать, отмечая и высокую результативность деятельности Марии Львовны Злотиной. Но к достоин ствам ее творчества как педагога и ученого следует добавить еще то, что она защищала честь и достоинство своей профессии. А это можно сказать дале ко не о каждом философе тоталитарной эпохи. Тем более, что отстаивание подлинности философии и философской культуры в те годы было не безопасно. Это вызывало ненависть и неприкрытую злобу философских обскурантов. Ей, однако, противостояла глубокая, неспровоцированная и неподдельная любовь студентов к Марии Львовне, как и всех слушателей на кафедре повышения квалификации преподавателей общественных наук, на которой Мария Львовна преподавала в 60–80 е годы.

Я искренне удивлялся, как на общесоюзных конференциях Мария Львовна привлекала дружественное внимание практически всех филосо фов крупных городов СССР в значительно большей мере, нежели многие, известные своими трудами и званиями деятели философской науки. На примере деятельности М.Л.Злотиной я впервые понял, что преподавание философии — это не только передача неких идей или ознакомление с ре зультатами научного творчества лектора, но и трансляция личности, без которой эти идеи выглядят нежизненно.

Мария Львовна Злотина была личностью выдающейся. Она жила фи лософией и для философии. Она не просто знала диалектику, она умела творчески диалектично мыслить — ярко, блестяще, остроумно и парадок сально. Ее характеристики, замечания, остроумные и сатирические, неред ко оборачивались формулами этического сознания киевского философско го сообщества. Вспоминается такой случай. При обсуждении в КГУ книги П.В.Копнина “Введение в марксистскую гносеологию”, где в общем то от стаивались традиционные диаматовские соображения о диалектике субъек та и объекта, профессор Ф.Ф.Еневич с изобличающим пафосом восклицал:

“Как может объект переходить в субъект, а субъект — в объект! Могу ли я перейти в дерево кафедры, с которой говорю?” И в повисшей паузе выра зительно прозвучал голос Марии Львовны: “Вы — можете!” Это была уже не шутка и не сарказм. Это был приговор нашей научной общественности консервативным позициям деятеля сталинской эпохи.

Следует отметить, что Мария Львовна Злотина могла в, казалось бы, традиционной проблематике находить нетрадиционные решения, превра щая традиционное в революционное (в первоначальном значении этого слова). Она отвергала сталинское упрощение диалектики и шла путем ее модернизации в творческом ключе. Творческий дух диалектического мето да в СССР, как правило, развивался (соответственно предначертаниям В.И.Ленина) через освоение гегелевского наследия (Э.Ильенков, В.Шин карук, Ж.Абдильдин и др.). Не отрицая эвристичности этого пути, Мария Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Памяти Марии Львовны Злотиной Львовна раскрывала социальную диалектику, реализовывала творческий потенциал марксистского метода через анализ социально политической реальности своего времени. А это требовало критического подхода к пони манию диалектики. Она, например, не универсализировала творческую роль противоречий как таковых, а указывала на возможность негативной и даже тормозящей роли некоторых противоречий.

М.Л.Злотина выделяла креативность, движущее начало только тех противоречий, которые возникают в результате взаимопроникновения и взаимоперехода противоположностей. С этой точки зрения, она проделала огромную работу по диалектико критическому анализу социальной реаль ности, ложно окрещенной “эпохой развитого социализма”. И хотя эта рабо та по разным, в том числе и политическим, мотивам не была отражена в печати, она проходила на глазах слушателей, учеников и друзей Марии Львовны. В этом смысле, Марию Львовну можно причислить к фундаторам социологической мысли в Киеве.

Выходя за рамки принятых оценок, в результатах творческого пути Марии Львовны хотелось бы подчеркнуть следующее. Она принадлежала к тому редчайшему типу людей, которые находят и реализуют смысловую составляющую жизни. И если смысл жизни состоит в том, чтобы реализо вать свою личность, то Мария Львовна выполнила эту задачу в превосход ной степени. А это значит, что она засвидетельствовала собой творческую суть бытия, дала ему сказаться в ней, через нее, заявить о себе: “Я есьм сущее”. И потому Мария Львовна Злотина безусловно принадлежит не прошедшему, а предстоящему.

СЕРГЕЙ КРЫМСКИЙ, доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник отдела логики и методологии науки Института философии НАН Украины Памяти учителя У меня был — за много лет общения с Марией Львовной Злотиной — всего один конфликт, или, точнее, единственное недоразумение с ней. Да и недоразумением это назвать трудно — я абсолютно не ожидал такой ее болезненной реакции на мои слова и оценки, а Мария Львовна надеялась на другое восприятие результатов своего многолетнего труда. Случилось это весной 1969 года, когда М.Л.Злотина защищала докторскую диссертацию.

Я, ее бывший студент, выступал на защите как официальный оппонент, и неожиданно оказалось, что мой оппонентский отзыв чем то сильно задел ее за живое. Когда я об этом узнал, то бросился улаживать дело;

в конце концов оказалось, что серьезных расхождений между нами нет, просто мы по раз ному оцениваем, скажем так, итоги и перспективы развития марксизма.

184 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной Собственно, оскорбительно звучала уже сама каноническая фраза о том, что диссертация М.Л.Злотиной “Общие законы развития и принцип от ражения” полностью соответствует общим требованиям к докторским дис сертациям по диалектическому материализму. Для Марии Львовны более приемлемым было бы противоположное утверждение (и оно, кстати, впол не соответствовало бы действительности): в диссертации был второй план, направленный против официального “диамата и истмата”. Этот второй план был и у нас, младшего поколения и так называемых “логиков”, но он не совпадал со вторым планом М.Л.Злотиной.

Она мыслила в рамках марксизма, его идей и его понятийного аппарата, а мы уже искали другие пути. Недоразумение было бы невозможно, если бы в чем то более важном мы не были единодушы.

Название докторской диссертации М.Л.Злотиной сегодня может по служить поводом для несправедливых оценок ее сути. На самом же деле этот труд выходил далеко за рамки многочисленных в то время публикаций, которые обычно скрывались за подобными названиями. Статьи Марии Львовны были несколько фрагментарными по сравнению с ее весьма широ кими интересами, связанными с философией марксизма. В целом ее кон цепция оставалась малодоступной широким кругам. А ведь это было не что иное, как общая концепция обновленного марксизма.

Я принадлежал к ее студентам с 1948 года, когда она у нас на первом курсе вела семинары по диалектическому материализму. В течение многих лет мы время от времени встречались и всегда обменивались мнениями о том, что вокруг нас происходит и как все это можно осмысливать с фило софских позиций. Я думаю, что Мария Львовна Злотина всю жизнь оставалась марксистом. Однако это не дает ни малейших оснований с пренебрежением относиться не только к ее убеждениям — к ее реальному наследию, а тем более ученикам ее — стыдиться своего учителя.

Я попробую в этой статье воспоминании в самых общих чертах охарак теризовать взгляды М.Л.Злотиной.

Когда то, в студенческие годы, я был зачарован теми философскими глубинами, которые неожиданно открылись нам, первокурсникам, на семи нарах Марии Львовны. Напомню, что это были времена “четырех признаков диалектики и трех признаков материализма” — времена бессмертной по своей примитивности, достойной сравнения разве что с аналогичными упражнениями Мао Цзедуна, работы Сталина “О диалектическом и исто рическом материализме”. Невероятная тривиальность этого произведения резко контрастировала, в частности, с “Философскими тетрадями” Ленина, которые тогда появились в продаже и были страшным дефицитом (помню, как пронесся слух о том, что на вокзале в киоске “дают” эту книжку;

у меня сохранился купленный там экземпляр). И вот, когда, завершая семинар ский курс, Мария Львовна подводила итоги, она произнесла неожиданную речь. Суть этой речи заключалась в том, что не следует основным поло жениям диамата, которые мы изучали, придавать скрытый таинственный смысл. Я до сих пор помню пример, который она тогда приводила: “все взаимосвязано” — это, по сути, означало лишь то, что двери, например, связаны петлями с косяком, косяк — со стеной и так далее. Я не понимал, как можно упрощать сложные вещи, о которых сама же М.Л.Злотина застав ляла нас догадываться.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Памяти Марии Львовны Злотиной Гораздо позже я понял, что имела в виду Мария Львовна. Упрощенной была философия, изложенная в учебниках, и там, в тех “чертах”, не стоило искать неслыханных таинственных глубин. Мария Львовна с презрением относилась к попыткам приукрасить пустоты псевдофилософской болтов ни чрезмерно сложными примерами о нейтронах и протонах, а потом — о модулях и информации. По ее мнению, диалектические противоречия, да и вообще все то, о чем говорит гегелевско марксистская диалектика, отно сится не к вещам материального, зримого мира, а сущностям. В вещах и наблюдаемых процессах никакой диалектики нет. Действительно, все те банальности, изрекаемые Сталиным, с полным основанием можно отнести к миру явлений, материальных вещей. Мария Львовна высмеивала фило софские спекуляции относительно того, как протон “борется” с электроном.

В отличие от философов схоластов советского образца М.Л.Злотина не стремилась давать все новые и новые “определения” и формулировки “за конов и категорий диалектики”. Она пыталась понять целостность замысла Маркса как философа — замысла, заключавшегося в том, чтобы представить в гегелевской терминологии всеобщие принципы бытия. И первый же вывод ее состоял в том, что подобные принципы могут относиться только к сущности вещей, а не к их проявлениям.

Оставалась проблема: как же ухватить, уловить эту “сущность”, не лежа щую на поверхности вещей? Ответ, который подсказывала официальная идеология, не устраивал М.Л.Злотину. Этот официальный ответ сводился к простому провозглашению от имени марксизма ленинизма того или иного тезиса “сущностью” определенного процесса и к обвинению противников в том, что они этой сущности “не понимают”. Ответ, предлагаемый Марией Львовной, логический с ее точки зрения, однако, откровенно говоря, неудо влетворительный теоретически и практически: сущностью процесса она считала его историю — всю, от начала до конца. Скажем, с этой точки зрения сущностью человека является вся его жизнь, а следовательно, правду, всю правду и ничего кроме правды о каждом человеке можно сказать лишь в некрологе. Более справедливым представляется вывод, приписываемый экзистенциалистам, но, в общем то, довольно давний (его можно встретить, в частности, у Шолом Алейхема): человек — это то, что он может сделать, а не то, что он сделал.

Мария Львовна стремилась рассмотреть все положения диалектики сквозь призму противоречивой сущности процесса, проявляющейся во всей его (процесса) истории. Сущность — это не нечто, находящееся “вне” явле ний или “внутри” них — это сами явления в их развитии, в целостном историческом процессе. Это наполняло новым смыслом разговоры о пере ходе количества в качество и прочие тривиальности. Это подвергало сомне нию многочисленные попытки простого “усмотрения сущности”, не нахо дившие эмпирического обоснования и оправдывавшиеся банальной ссыл кой на ее (сущности) “невидимость”.

Так, у М.Л.Злотиной приобретала рациональный смысл так наываемая проблема антагонистических и неантагонистических противоречий. По ее убеждению, указанные противоречия сущности могут иметь разрешение, а могут и не иметь. Это всегда нужно проверять. Закрадывалось подозрение, что противоречия нашего общества как раз и относятся к неразрешимым.

Сама Мария Львовна в тайне склонялась к такому мнению: она констати 186 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной ровала тот факт, что подобное общество построено по каким то ошибочным принципам и не может развиваться дальше. Разумеется, этого нельзя было выносить на поверхность философствования.

Проблема соотношения творчества и отражения наполнялась новым смыслом в свете концепции М.Л.Злотиной. Отражение было для нее лишь одной гранью, моментом, чертой процесса овладения действительностью. В центре философской картины взаимодействия человека и мира оказыва лась история.

Это была новая интерпретация марксизма, — какой бы скромной вывес кой ни пыталась Мария Львовна прикрыть глобальность своих замыслов.

Можно утверждать, что такая интерпретация возвращала нас к “раннему Марксу”, в сочетании с Марксом “Капитала”, и вела к неомарксизму в стиле Георга Лукача. Подобные совпадения не случайны — ведь М.Л.Злотина училась в прославленном МИФЛИ, откуда ушли на фронт вместе с ней многие талантливые люди, а возвратились единицы, в их числе и она. Это были утраченные возможности советской философской истории, способ ной на гораздо большее, нежели то, что было реально сделано.

Можно сказать, что марксизм в трактовке М.Л.Злотиной приобретал одновременно активистско субъективистский и платонистский характер.

Здесь скрывалось немало противоречий и недоговоренностей. Во всяком случае, в концепции Злотиной не было того мистицизма, на который опира лась вульгарная модификация марксизма, превращенная в официальную полуидеологию, полурелигию. Это была попытка вычленить в марксизме такую рациональную сердцевину, которая бы послужила столь же надеж ной опорой в жизни, как и наука. Однако в этом заключалась и слабость подобной трактовки, поскольку такую философию можно было немедлен но сопоставить с наукой, эмпирической и по настоящему доказательной.

Тогда вся конструкция “противоречивой сущности”, возведенная последо вательно на Марксовом “Капитале”, подвергалась эмпирической провер ке — и не выдерживала критики.

Намного позже я встречался с американскими коллегами, полными желания помочь нам, философам постсоциалистического мира, выйти из духовной изоляции и как можно скорее преодолеть отставание. Один мой хороший знакомый для начала рекомендовал возвратиться к разным нео марксистским учениям. Он очень удивился, узнав, что мы все это пережили на рубеже шестидесятых–семидесятых.

Мария Львовна Злотина принадлежала к людям, давшим мощный тол чок процессу духовного созревания нашего общества.

Что касается меня лично, мои отношения с Марией Львовной были отношениями ученичества. Я учился и учусь у многих людей, в том числе и у ровесников, и у тех, кто младше меня, даже — формально говоря — у моих учеников. Могу назвать многих людей, благодаря влиянию которых сло жилось мое собственное философское видение. Но Учитель у меня был один: Мария Львовна Злотина.

МИРОСЛАВ ПОПОВИЧ, член корреспондент НАН Украины Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Памяти Марии Львовны Злотиной Памяти Марии Львовны Злотиной Писать о Марии Львовне в прошедшем времени, даже спустя несколько месяцев после ее кончины, — противоестественно. Столько еще осталось проблем, которые мы не успели обсудить, столько тем, которые нужно было обговорить...

...В студенчестве мне не повезло, Мария Львовна не преподавала у нас на курсе. О том, что это невосполнимая потеря, я поняла, когда стала коллегой Марии Львовны. На протяжении двадцати двух лет мы работали вместе на кафедре философии Института повышения квалификации преподавателей общественных наук при Киевском государственном университете.

Звездность Марии Львовны фиксировалась сразу, достаточно было услышать, как она говорит и что она говорит. Разница с окружением была огромная. Хотя это окружение состояло из именитых ученых, опытных пре подавателей. Первое время я просто немела в ее присутствии, боясь сказать глупость или проговорить малозначительный сюжет. На адаптацию к обще нию с Марией Львовной ушло около трех лет. Это при том, что для нее было чуждым стремление обескуражить собеседника, коллегу своей эрудицией.

Работать рядом с человеком такого масштаба, как Мария Львовна, было непросто. Она задавала такую высоту в философском дискурсе, достижение которой не удавалось никому. Кое кто комплексовал открыто, другие это тщательно скрывали. В любом случае это не давало покоя всем. Но тот факт, что кафедралы писали книжки, диссертации, свидетельствовал о том, что Мария Львовна не подавляла, а всячески стимулировала наши достижения в науке и преподавании.

У Марии Львовны не было огромного количества публикаций, хотя она принимала активное участие во всех плановых работах кафедры, выступала соавтором в десятках монографий. Но она была первой в нашей стране (тогда это был СССР), кто разработал спецкурс “Логика построения курса диалектического материализма”. Книжку по этой теме издали сравнитель но небольшим тиражом и почти сразу она стала библиографической ред костью. Начинание Марии Львовны было продолжено преподавателями кафедры. Так, Е.В.Осичнюк подготовил спецкурс на тему “Логика препо давания курса исторического материализма”. В таком же направлении были подготовлены спецкурсы и по другим философским дисциплинам.

Но не публикации определяли огромное влияние Марии Львовны на философское окружение. Она была интересна в живом общении, выступая связующим звеном с дореволюционной русской философией. В Москов ском институте философии и литературы (МИФЛИ), где Мария Львовна успела проучиться три года перед войной, преподавали старые русские фи лософы, чудом уцелевшие в те годы. Это от них принесла нам Мария Львов на ту традицию, тот особый стиль живого философствования. Это о нем в день ее похорон скажет С.

Б.Крымский, что это была живая философия. В этом стиле было что то нетленное, сократовское... Наверно, с этим связано то благоговение, та особая любовь, которую испытывали к ней слушатели ИПК. В советские времена они приезжали со всех концов страны и некото рых стран Восточной Европы. Слушать лекции Марии Львовны было об щим увлечением. Параллельно с ней читать свою лекцию было наказанием, поскольку большая часть аудитории уходила слушать Марию Львовну, 188 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной оставались лишь те, кто не хотел тебя огорчить. Удивительным было то, что слушатели, особенно из России, приезжали к нам в ИПК по второму, третье му разу, чтобы послушать Марию Львовну. Так они говорили. Приезжали преподаватели, работающие в приволжских городах России, которым до Москвы было рукой подать, но они упорно ехали к Марии Львовне.

Мария Львовна была человеком увлекающимся. Она буквально влюб лялась в некоторых членов кафедры, которые интересно работали в науке.

Среди ее любимцев были А.Т.Лукьянов, В.Ф.Шевцов, А.И.Яценко, И.А.Бондарчук, И.С.Добронравова. Она не упускала никаких пауз в учеб ном процессе, чтобы не поговорить, подискуссировать по какой либо проб леме. При этом она произносила свою, ставшую привычной фразу: “Надо поговорить”. Среди слушателей она всегда находила одаренных людей и на протяжении пяти месяцев (это был срок пребывания в ИПК) поддерживала с ними контакты. Их присутствие на лекциях, семинарах стимулировало и ее саму. Очень унывала, когда набор слушателей оказывался заурядным — не было вдохновителей. Обладая редким чувством юмора, Мария Львовна пересыпала свои лекции неповторимыми афоризмами, которые мы, ее кол леги и ученики, несем сегодня в студенческие аудитории. “Не знаешь — не спрашивай”, “Люблю лесть” (кстати, так она снимала чувство неловкости, возникавшее при бесконечных похвалах и комплиментах слушателей);

“развитие и прогресс... Прогрессивный паралич — это тоже прогресс?” Или, говоря о диалектическом соотношении части и целого, она подчеркивала, что целое получается не из частей, курицу нельзя собрать из кусков. Раз витое целое получается из неразвитого целого. Как курица из яйца. Кстати, эти находки, разъясняющие диалектику соотношения категорий, не только не устарели, но приобрели особую актуальность в контексте современных синергетических теорий о самоорганизации сложных целостных систем.

Мария Львовна была человеком неконфликтным. Говорят, что это ха рактерно для людей, у которых отсутствует чувство страха по какому либо поводу. Неконфликтность и необыкновенная смелость каким то образом сочетались у Марии Львовны. Будучи терпимой к коллегам и ученикам, она не включала в их число начальство. Она подвергала остроумной и беспо щадной критике руководителей всех рангов в их присутствии: заведующего кафедрой, директора ИПК, ректора КГУ. Одному из давних заведующих кафедрой философии она сказала примерно такое: “Ну что Вы, зачем же обвинять меня в идеализме, ведь я Вас обвиняла всего лишь в идиотизме”.

Когда у руководства КГУ созрела идея отправить Марию Львовну на пен сию, директор ИПК Б.И.Королев сказал: “Я не представляю ИПК без Ма рии Львовны”.

Я часто размышляла по поводу удивительной смелости, характерной для Марии Львовны: это врожденная черта или она сформирована ее не обыкновенной биографией? Многие знают, что ее биография была уни кальной. Когда началась война, она вместе с большинством однокурсников ушла добровольцем на фронт, став сандружинницей 3 й Коммунистиче ской дивизии московского ополчения. Это произошло 15 октября 1941 года.

Кстати, эта дата совпала с эвакуацией советского правительства из Москвы.

За 8 месяцев пребывания на фронте Мария Львовна вынесла с поля боя не одну сотню раненых. (Героя Советского Союза давали за 100 раненых.) Командование дивизии представило Марию Львовну к этой наивысшей Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Памяти Марии Львовны Злотиной награде, но офицер штаба, который доставлял документы в Москву, погиб, а с ним погибли и все представления. Да и сама дивизия понесла огромные потери и через какое то время перестала существовать. Вскоре Мария Львовна была тяжело ранена. Почти год она пролежала в гипсе в разных госпиталях страны. Врачи говорили, что ходить она уже не сможет никогда.

Но она поднялась, сначала с помощью костылей, потом палочки, вернулась к учебе. МИФЛИ, из за огромных потерь студентов на войне, перестал существовать, и Мария Львовна завершила свое философское образование в МГУ. Потом была аспирантура, а в 1947 году она, вместе со своим мужем, известным ученым философом Иваном Петровичем Головахой, приехала в Киев. С тех пор ее профессиональная судьба была связана с Киевским университетом имени Тараса Шевченко. Мария Львовна не только нау чилась ходить без палочки, но и родила двоих сыновей.

...Когда то, лет пятнадцать назад, в ИПК проходила встреча Нового года. Вместе со слушателями каждый член кафедры готовил свое выступ ление. Подготовилась и я, назвав свое выступление “Куда мне до них”. В стихотворной, несколько шутливой форме, я выразила свое отношение к каждому члену кафедры. О Марии Львовне я написала так:

Воевала и рожала, Но не только сыновей.

Все наборы поражала Гениальностью идей.

...Куда мне до нее...

...Гегель когда то, в связи с Гете, говорил о проблеме присутствия гения.

Единственным отношением к гению, говорил он, может быть только лю бовь.

... Марию Львовну мы любили.

АЛЕКСАНДРА ЛЕВИЦКАЯ, доктор философских наук Мария Львовна Первые дни вожделенной студенческой жизни. Занятия на философ ском факультете шли в третью смену — в послевоенном 1948 м университет еще отстраивался. После дневного школьного сумеречное университетское бытие вносило полную сумятицу — и не только в привычный жизненный распорядок, но и в представления о том, как и чему я буду учиться на философском факультете. Сумбур вместо логики — такое ощущение остав ляли лекции по диамату профессора Ф.Ф.Еневича и его коллег. Но винила, конечно, во всем себя, свою неспособность воспринять особого рода науку, каковой, по уверению наших профессоров, был диамат. Комплекс неполно ценности, доводивший порой до отчаяния 18 летнюю девицу, лишь усилил ся при попытке отыскать логику в первоисточниках. “Материализм и эмпи риокритицизм” доконал окончательно. Начинались семинарские занятия, 190 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной которые, не сомневалась я, выявят мою полную несостоятельность. На этой “приятности” я сосредоточилась, лишь краем уха прислушиваясь к вводно му слову небольшого роста худенькой белокурой девушки, как мне показа лось, почти моей сверстницы. Сперва включил внимание тембр ее голоса, глубокого и неожиданно сильного для такого хрупкого создания. Затем за словами начали проступать смыслы, и совершенно непроизвольно я оказа лась вовлеченной в потоке ее мысли, логически стройной и в то же время сдобренной теми благодатными “НО” и тонкой иронией, которые сразу от делили ее интеллектуальные построения от служебных проповедей адептов.

Интеллектуальной школой, духовным и душевным отдохновением ста ли придуманные самой Марией Львовной факультативные семинары по Гегелю, на которых блистательно солировали Сережа Крымский и Слава Попович. По признанию Марии Львовны, эти семинары служили опорой и для нее самой, начинавшей свою преподавательскую деятельность в суме речном Киевском университете образца 1948 года.

Шло последнее пятилетие жития вождя. Университет сотрясали разо блачительные кампании. В разгар дела врачей заведующий кафедрой диа мата Ф.Ф.Еневич поручает преподавателю М.Л.Злотиной прочесть для партактива университета лекцию о еврейском буржуазном национализме.

Лекцию нужно начать, настаивает он, с разоблачения Фанни Каплан, ибо именно по причине своего еврейского национализма она стреляла в Ленина.

“Я знаю, что Каплан была эсеркой. О ее еврейском национализме мне ничего не известно”, — парировала Мария Львовна. Лекция была сугубо теоретической, без актуальных примеров и иллюстраций. Что, понятно, стало предметом грозных порицаний, не претворенных в “практические выводы” по причине смерти вождя.

После сообщения о фабрикации дела врачей Еневич изо всех сил пытал ся узнать, на каком таком уровне у его строптивой подчиненной есть “рука там”, кто ее предупредил, что будет отбой. К слову сказать, дуэль между ними длилась долгие годы. “Ф.Ф. снова уличает меня в идеализме, я его, как всегда, — в идиотизме”, — сообщала Мария Львовна после очередного засе дания кафедры.

В те жутковатые времена Мария Львовна ни в своих лекциях, ни в пуб личных выступлениях не допускала того, от чего ей пришлось бы потом от крещиваться. “Охранные грамоты” ее души — интеллектуальная честность, самоуважение творческого человека, любовь к ближним (“моя семья — муж Иван Петрович, сыновья Анатолий и Евгений — моя крепость”), друже любие и неизбывная доброжелательность (она ни с кем не враждовала, никогда не злобствовала, лишь посмеивалась порой горьковато). И конечно же, неиссякаемый юмор.

При всей своей ироничности Мария Львовна всерьез принимала идеалы своего поколения и своего времени. Двадцатилетняя студентка МИФЛИ пошла в 1941 м полевой санитаркой в московское ополчение и лишь чудом выжила после трех снайперских попаданий — в бедро, руку и возле глаза.

Каково было очнувшейся после болевого шока девочке услышать спор врачей. “Дайте ей спокойно умереть”, — изрек один. Второй сказал: “Ампу тирую ногу, и, может быть, выживет”. А третий: “Иду на риск — попробую сохранить ногу”. До конца жизни Мария Львовна прихрамывала, но это не мешало ей отплясывать почище иных, пулей не задетых. А повеселиться она Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Памяти Марии Львовны Злотиной умела и любила. И пела замечательно, особенно юморные песни. А какие устраивала застолья, какой была тамадой!

Сейчас не могу припомнить, как и когда началась наша дружба — она вошла в мою жизнь столь органично и столь основательно. В памятные 60 е (я работала тогда почасовиком в университете) Мария Львовна вела заня тия в ИПК, в которых я стремилась поучаствовать при любом удобном случае. Уже в Иерусалиме, работая над проектом “Философия в СССР: 60 е годы”, я пыталась показать, как развивалась свободная мысль в подцензур ных работах тех лет. Думаю, со мной согласятся те, кому посчастливилось пройти курс у Марии Львовны, — ей удавалось высвободить мысль и дать ей импульс при раскрытии любой темы, даже самой что ни на есть норма тивной.

Мы много говорили тогда о переменах. Свою былую серьезность (я ее тоже разделяла) Мария Львовна окрестила “патриидиотизмом”. Но ее иро ния и самоирония ни тогда, ни во все последующие эволюции и революции ничего общего не имела с примитивом всеотрицающих обличений. Пост советскую реальность она оценивала как процесс распада, тяжкий всегда, но особенно — в случае распада “абсурдного социума”. Но и тут она полагалась на свой неиссякаемый “исторический оптимизм”, резонно замечая, что ни чего лучшего “при абсолютном обнищании” в запасниках нет.

Одним из самых тяжелых испытаний, сопровождавших мой переезд в Израиль в 1976 году, было расставание с Марией Львовной, тогда счита лось — навсегда. Она была почти на всех моих многочисленных проводах, и я, помню, жутко нервничала из за риска, которому она себя подвергала.

“Мила, я Вас не узнаю. Вы хотите, чтобы я и себя перестала узнавать?”, — отметала она мои беспокойства.

В Израиле я часто ловила себя на том, что мысленно показываю ей то, что нравится мне, а при соприкосновении с государственными службами демонстрирую универсальность выведенной нами формулы: “дурацкая борь ба за дурацкое существование”. И конечно же, Мария Львовна оставалась моим гуру в Иерусалимском университете — при ее невидимом участии я строила и перестраивала свои здешние работы. Могла ли я надеяться, что она, уже не в воображении, а во плоти будет докладчиком на конференции в том самом Центре, где я работала все эти годы? В эмоциональной теме об украинско еврейских отношениях Мария Львовна, как всегда, сумела до йти до “рационального зерна”. Это был ее первый приезд в Израиль.

За ним последовал второй. О многом многом мы говорили тогда. Наши страны, народы, семьи, друзья, судьбы, книги, дети, внуки;

что было, чем стало, как будет... Конечно же, и анекдоты. Сошлись на том, что разговор шизоидный, но разве можно было на чем то одном остановиться?

Следующей должна была быть наша встреча в Киеве. Я опоздала... И теперь уже не в Иерусалиме, а в Киеве вела беседы с Марией Львовной в ее отсутствие. До сих пор именно оно — ее отсутствие — кажется мне вообра жаемым и лишь присутствие — реальным.

ЛЮДМИЛА ДЫМЕРСКАЯ, кандидат философских наук, главный редактор альманаха “Евреи СССР на перепутье” (Иерусалим) 192 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной “Живая диалектика” Зеленым первокурсником философского факультета Киевского ордена Ленина государственного университета им. Т.Г.Шевченко (как он тогда на зывался) я впервые услышал фамилию М.Л.Злотиной среди имен извест ных в Украине диалектиков, таких как П.В.Копнин, В.И.Шинкарук, В.А.Босенко. Услышал от всезнающих старшекурсников, которые, как ка залось нам, неофитам, после первых несмелых посещений заседаний фа культетского философского кружка, уже разбирались в философии и вла дели, как сами же говорили, “живой диалектикой”.

Но, к сожалению, никто из названных авторитетов первокурсникам лекций не читал, а потому воспринять непосредственно из их уст “живую диалектику” было невозможно. И мы нашли выход из положения: группка ми и поодиночке посещали их лекции на старших курсах.

Здесь следует сказать несколько слов об атмосфере на философском факультете во времена моей учебы — в 1964–1969 годах. Поступали мы на историко философский факультет (отделение философии), но позднее он, подобно инфузории, размножился делением — на два самостоятельных — исторический и философский. Подавляющее большинство первокурсни ков философов составляли вчерашние солдаты — действовало правило, предоставлявшее возможность подавать документы в вуз на последнем году службы. В гарнизонах для абитуриентов даже создавали подготовительные курсы. Этот “контингент” изголодавшихся по знаниям армейских ребят подталкивала к действию еще и ситуация 60 х — ныне называемая “хрущев ской оттепелью”.


Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Памяти Марии Львовны Злотиной Итак, мы окунулись в водоворот интеллектуальных борений, поисков и споров. Бегали на лекции и выступления властелинов умов — известных философов, историков, писателей, кибернетиков, дипломатов. Н.М.Амо сова буквально преследовали. По вечерам он часто выступал в рабочих аудиториях, домах культуры, клубах, отвечал на многочисленные записки практически на любые темы. Нас он интересовал прежде всего как ученый, работающий в области моделирования мозга, искусственного интеллекта.

Модная тогда тема — может ли машина думать? — задевала нас “за живое”, и дебатировалась она везде, где появлялась хотя бы одна философская голова.

Приезжая иногда на факультет, Амосов полемизировал с философами.

Вот на такой волне “зайцем” проник я на лекцию Марии Львовны, но то была, на мою беду, не студенческая, а преподавательская аудитория в Ин ституте повышения квалификации преподавателей общественных наук при университете. Пристроился я с краешку на последней парте, где сидел седовласый мужчина и читал что то рукописное (видимо, конспект), под черкивая отдельные места красным карандашом. Но когда началась лекция, он тут же достал из бокового кармана пиджака красивую китайскую ручку (такой, ясное дело, у меня тогда еще не было) и с невероятной скоростью принялся записывать сказанное лектором. Я был изумлен. У меня так не получалось. Однако я заметил, что мой сосед весьма умело сокращает слова (со временем и я научился такой скорописи).

Аудитория сразу же заработала “на прием”, а после звонка многие устре мились к лектору с вопросами. А я? Я незаметно выскользнул из аудитории, как чужеродное тело. Ни один вопрос у меня в голове не возник. Душу холодило подсознательное ощущение поражения, пустоты...

Скажу откровенно: в лекции я не понял ничего. Где она, та диалектика, и что оно такое? С трудом дождался звонка. Мария Львовна говорила слишком сложно для моей тогда еще солдатской головы. Чтоб ухватить ее мысль, нужно было цепко держать в памяти всю мысленную конструкцию, от самого начала каждого суждения, а он коварно ускользал, терялся в сплошном тумане, и все разваливалось. К тому же и записывать я не успевал. И наконец, я не понимал, о чем речь.

Словом, после того случая я перестал гоняться за знаменитостями.

Гораздо позже, когда нам прочитали целый ряд философских дисциплин, когда мы сами засели за учебники и монографии ученых, в том числе и М.Л.Злотиной, начало созревать понимание этих непростых вещей.

Но все равно курс “живой диалектики” я прослушал, когда уже после пятилетнего ассистентства на кафедре философии дошла и до меня очередь ехать в ИПК. Коллеги, возвращавшиеся оттуда, напутствовали: “Обяза тельно запишись на спецкурс к Злотиной”. Впрочем, я и сам знал, что нужно записаться.

Рассказывая об основных законах и категориях диалектики, Злотина магически влияла на аудиторию, приобщая нас к непосредственному про цессу интеллектуального творчества. Подобно музыканту виртуозу, она импровизировала, в совершенстве владея искусством оперирования поня тиями. Перед нашими глазами возникала действительно живая диалектика, сплошная ткань процесса развития. Это было философствование как му зыка, без единой фальшивой ноты. И всем становилось понятно, каким 194 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Памяти Марии Львовны Злотиной могучим орудием познания, каким проявлением человеческого разума яв ляется диалектика.

... Сижу над своими конспектами лекций Марии Львовны, пишу эти заметки и думаю о том, как хорошо было бы переиздать ее труды. Они, на мой взгляд, очень пригодились бы в деле профессиональной подготовки и философов, и социологов, особенно теоретиков. Ведь наша социология чрезмерно эмпиризировна, в ее конструкции не достает умело выстроен ного теоретического этажа. В целом же диалектика не заняла надлежащего места в отечественной социологии, хотя отдельные образцы ее в мировой общественной мысли хорошо известны (материалистическая диалектика К.Маркса, “негативная диалектика” Т.Адорно, “диалектический гиперэм пиризм” Ж.Гурвича и др.). И раз уж наши социологи ныне учатся, овладевая достижениями мировой социологической мысли, то почему бы им не изу чать и диалектику?

Обращение к научному наследию М.Л.Злотиной в таком контексте может стать наилучшим способом отдать должное памяти об этом талан тливом человеке.

ВАЛЕНТИН ТАРАСЕНКО, доктор социологических наук, заведующий кафедрой истории и теории социологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Наши юбиляры Наши юбиляры Поздравляем Сергея Борисовича Крымского!

При современном обилии кандидатов и докторов философских наук как то нечасто вспоминаешь о том, что философия когда то была любовью к мудрости.

Юбилей Сергея Борисовича Крымского — один из немногих поводов вспомнить об этом редкостном чувстве, которое присуще юбиляру как никому другому. И если любовь человека к мудрости — это редкий дар, то ответная любовь — явление исключительное. Чтобы добиться взаимности у мудрости, нужно пожертвовать многими мирскими благами, которые облегчают существование в той мере, в какой утяжеляют мысль и приземляют дух. В этом смысле Сергей Борисович был и остается истинным философом. Его работы и публичные выступления всегда отли чались изяществом мысли и эвристичностью.

Философское сообщество Украины достойно отметило юбилей одного из наи более талантливых своих представителей, организовав специальную конференцию в его честь. Но и социологи не могут остаться в стороне, когда речь идет об ученом, чьи труды по логике и методологии науки, по проблемам человека и общества сыграли немаловажную роль в развитии социологической мысли в Украине. Кроме того, Сергей Борисович несколько лет руководил отделом методологии и методов социологического исследования. Его влияние до сих пор сказывается на научной деятельности тех социологов, которым посчастливилось находиться в той интел лектуальной и творческой атмосфере, которую С.Б.Крымский создает везде, где присутствует. Поэтому и неформальное общение с ним — это всегда открытия, откровения, новые интеллектуальные горизонты.

В последние годы в центре внимания С.Б.Крымского — социальные коллизии современности, связанные с процессами посткоммунистической трансформации общества и глобализацией. И как всегда, его научные и публицистические выступ ления никого не оставляют равнодушными. С неожиданными, нередко парадок сальными идеями Сергея Борисовича хочется не только безоговорочно соглашать ся, но и спорить с той же высокой мерой творческой и эмоциональной отдачи, которая присуща ему самому. Но в этом и состоит талант социального мыслителя (в отличие от рокового дара фанатической харизмы) — заставлять людей думать, а не безропотно принимать социальные диагнозы, лозунги и пророчества.


Большое благо для нашего общества и его духовной жизни, что С.Б.Крымский сумел избежать соблазна, подстерегающего каждого истинного философа, — замк нуться в сообществе профессионалов и творить, не обращая внимания на социаль ную суету. К счастью, в последние годы Сергей Борисович общается с миром не только посредством ученых трудов, предназначенных для интеллектуалов. Он по стоянно ищет и находит пути воздействия своей мысли на массовые аудитории. Его публикации в газетах, телевизионные интервью — один из живительных источ ников духовного и политического возрождения нации. Не того официозного “воз рождения”, провозглашаемого с трибун, а реального — возможного только в обще нии массовых аудиторий с интеллектуальными и духовными лидерами.

Именно такова роль Сергея Борисовича Крымского в современной Украине, которую он достойно представляет в мировом научном сообществе. Присоединяясь к юбилейным поздравлениям в адрес С.Б.Крымского, мы хотим пожелать ему здоровья и долгих лет восходящего пути к истине, на котором всех нас ожидают новые открытия.

196 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000,, “:,, ” Валентин Королько К вопросу о СТАТЬИ социальной роли и этике паблик Неонила Альшевская (Житомир) рилейшнз..................................................1 Карьера как социальный феномен:

Павел Кутуев Пролегомены к полити сущность, признаки, технологии ческой социологии ленинизма..........4 построения...............................................2 Ольга Куценко (Харьков) Возвращение Любовь Бевзенко Смысл жизненного классов? Перспективы классового ана успеха: социально культурологический лиза постсоветской реальности........1 контекст....................................................1 Ольга Куценко (Харьков) О некото Юлий Бородянский, Юрий Саенко рых социоструктурных последствиях Анализ социальных ситуаций:

институциональных изменений в междисциплинарность, адекватность, украинском обществе...........................2 информационная полнота..................2 Варвара Кучеренко Виктор Бурлачук Судьба авторитета Функционалистская парадигма в современном мире..............................4 Роберта Мертона в современном Нина Бусова (Харьков) Проблема социологическом дискурсе кризиса правового регулирования К 90 летию со дня рождения..............4 в свете теории социальных систем Александр Левцун, Наталья Лысак Н.Лумана..................................................1 Показатели социального неблаго Татьяна Воропай (Харьков) получия украинских регионов..........1 Идентичность в социальной Владимир Матусевич Общест антропологии Дугласа Келлнера.....2 43 венное мнение: критерии Иван Гавриленко Пол Лазарсфельд: идентификации......................................2 жизнь и творчество К 100 летию со Татьяна Медина (Черновцы) дня рождения...........................................4 69 Сексуальная функция молодой Иван Гавриленко, Анатолий Литвин украинской семьи: социологический Выборы как общественно историческая аспект.........................................................2 ситуация: теоретические модели Роберт К.Мертон Краткий избирательного процесса....................3 119 автобиографический очерк................4 Кирилл Грищенко 10 лет Институту Михаил Мищенко Особенности социологии НАН Украины................4 5 восприятия идеологем привер Елена Донченко Архетип психо женцами различных политических социальной эволюции с точки зрения течений......................................................3 политического менеджмента.............2 51 Борис Нагорный (Луганск) В поисках Владимир Евтух Этносоциология: современной управленческой перспективы применения...................2 20 парадигмы................................................2 Елена Злобина, Всеволод Тихонович Владимир Одинец Катастрофы:

Миллениум: социальное время в социально экономические аспекты......................................................3 образах массового сознания...............1 Владимир Оссовский Общественное Оксана Иванкова Стецюк (Львов) мнение о социополитическом Культура в кризисном социуме и устройстве Украины.............................4 государственная поддержка народной культуры в Украине.............................1 89 Юрий Павленко Итоги цивилизационного развития Станислав Катаев (Запорожье) человечества............................................4 Консервативные и модернизационные компоненты социокультурной Оксана Пипич Понятие “социальный трансформации.......................................1 76 круг” в истории социологии...............3 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 Указатель 2000 года Ирина Попова (Одесса) Социо СОЦИОГРАФИЯ логический подход к изучению Гульбаршин Мимандусова Занятость легитимности и легитимации. населения Украины в неформальном К постановке проблемы.......................3 21 секторе экономики................................2 Ирина Прибыткова Демографическое Ирина Прибыткова Современные развитие Украины в 1990 х годах....3 69 миграционные процессы: обустройство и адаптация ранее депортированных Андрей Проноза (Керчь) Географи крымских татар в Крыму....................1 ческий фактор в субкультуре военно служащих срочной службы (На примере СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ влияния природы Крыма)..................2 Елена Злобина Программа спецкурса Сергей Свистунов Культура “Социология личности” по специаль предпринимательства (религиозно ностям: социология, социальная работа, культурный аспект)..............................2 66 социальная психология.......................4 Дейвид Смоллбоун (Великобритания), Иван Гавриленко, Юрий Яковенко Фридерике Велтер (Германия), Нина На тернистом пути к образцовому Исакова География и развитие рынков учебному пособию.................................1 малых предприятий Украины...........2 113 Владимир Полторак (Днепропетровск) Виктор Степаненко Социологическая Маркетинговые исследования: сущность, концепция гражданского общества в методы, технологии...............................1 постсоветском контексте....................3 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АРХИВ Виктор Танчер Социология и идео К введению рубрики “Социологический логия в ракурсе постмодерного архив”.........................................................1 мышления.................................................4 Евгений Головаха Концептуальные и Наталья Харченко Сравнение методо организационно методические основы логических подходов к измерению создания “Украинского социологи уровня бедности.....................................3 ческого архива и банка данных Виктор Щербина (Бердянск) Субъект социальных исследований”................1 ное начало теоретизирования в фено Андрей Горбачик Архивы социальных менологической социологии.

............4 данных: цели существования, формы Алек Эпштейн (Израиль), Нина Хеймец работы, проблемы создания...............3 (Израиль), Натан Патлас (Израиль) Ученые репатрианты из бывшего СССР: СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ПУБЛИЦИСТИКА социально языковая самоиденти Сергей Макеев Конструирование фикация и профессиональная идентичности в Триполье...................1 интеграция в Израиле..........................3 СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ Андрей Яковенко (Луганск) Влияние ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ общественных факторов на студен Виктор Городяненко (Днепропетровск) ческую молодежь (мотивационный Историко социологическое аспект).......................................................1 источниковедение: задачи и методы СРАВНИТЕЛЬНЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ исследования...........................................4 ИССЛЕДОВАНИЯ Анатолий Шатохин (Умань) Обзор Елена Буслаева Сравнительный анализ социологической литературы по результатов исследования отношения проблемам аграрного реформирования и социального развития деревни......3 населения Украины, Венгрии, Чехии и Польши к рыночным основам ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ экономики................................................1 163 Александр Нельга Социология Славомира Грушевская (Польша) избирательного процесса: проблемы становления.............................................2 Особенности поведения поляков и украинцев в ситуациях конфликта Андрей Школьников (Харьков) Какая (На основе применения метода система формирования парламента анкеты конфликта)...............................2 140 подходит для Украины?......................2 198 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, Указатель 2000 года Валентин Королько Глобализация СОВРЕМЕННЫЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ коммуникационных систем как медиа и виртуальная дипломатия.................2 Социальное исключение...............2 Социология среды................................3 153 Андрей Малюк Будущее глобальной системы с точки зрения мир системного НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ анализа......................................................2 Ольга Балакирева, Александр Борис Нагорный (Луганск) Социо Яременко Школа молодых логические практикумы: пути усовер социологов...............................................2 шенствования учебного процесса....1 Наталья Бойко Глобализация и Валерий Пилипенко Общество.

постсоветское общество......................4 Личность. Конфликт............................3 Важнейшие научные разработки Института социологии НАН Украины Татьяна Рудницкая Путь длиной в 1999 году................................................1 175 в полвека: проблемы крымских Круглый стол “Реструктурация личности репатриантов...........................................1 в нестабильном обществе: изменение Денис Саппа, Николай Саппа (Харьков) жизненных миров, разрушение Современное общество — взгляд из идентичностей, маргинализация”...3 прошлого века (опыт рецензии, Материалы круглого стола “Социо запоздалой на столетие)......................2 логия в Украине: наука и образование.

Социология Украины в периодических Проблемы и перспективы зарубежных изданиях..........................2 развития”...............................................2 Виктор Танчер Культурные феномены Осип Мороз (США) Диаспора и ее современности в ракурсе постмодер видение Украины..................................4 нистского видения.................................3 Николай Шульга Украинская социоло гия в поисках самоидентичности.....2 170 Юрий Чернецкий Quo vadis, Украина?..................................................3 СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ Николай Шульга Книга о “русской” УКРАИНЫ ИНФОРМИРУЕТ общине Израиля....................................1 О IV съезде Социологической Социологические издания ассоциации Украины............................3 1998–1999 годов.....................................1 Резолюция IV съезда Социологической ассоциации Украины............................3 НА КНИЖНУЮ ПОЛКУ......................1 Положение о порядке аккредитации в Социологической ассоциации Украины НАШИ ЮБИЛЯРЫ организаций, которые осуществляют Юбилей Анатолия Ручки....................1 социологические исследования........1 Поздравляем Юрия Александровича ВАК УКРАИНЫ ИНФОРМИРУЕТ.....1 189 Леваду!......................................................2 Мирослав Попович и философский СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ:

рационализм в Украине......................2 РЕЦЕНЗИИ, РАЗМЫШЛЕНИЯ, Поздравляем Сергея Борисовича БИБЛИОГРАФИЯ Крымского!..............................................4 Владимир Евтух Менеджмент в полиэтничных общностях..................4 160 Памяти первого заведующего первой в Украине кафедры социологии.......3 Владимир Калюжный (Харьков) Критичность и идентичность............2 193 Памяти Марии Львовны Злотиной 4 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000, 4 ВЫСШАЯ ШКОЛА СОЦИОЛОГИИ при Институте социологии НАН Украины Основная цель Школы – повышение квалификации (включая стажировку) социологов, профессиональная переподготовка и научная специализация в разных отраслях теоретической и прикладной социологии, политологии и менеджмента.

ПРЕИМУЩЕСТВА УЧЕБЫ В ШКОЛЕ • Высокий уровень теоретических знаний, отвечающий международным стан дартам последипломной профессиональной подготовки • Международные стандарты и методика преподавания социологии путем органичного соединения преподавания с исследовательской работой.

• Специальные образовательные программы переквалификации специалис тов смежных социально гуманитарных отраслей (социологов, политологов, журналистов, социальных работников, менеджеров и др.).

• Обучение по специально разработанным индивидуальным программам под готовки к вступлению в аспирантуру или докторантуру Института социо логии НАН Украины;

сдача кандидатских экзаменов по социологии и ис тории социологии.

Слушатели смогут освоить:

— новейшие методики проведения эмпирических социологических исследо ваний — компъютерные программы для анализа социологической информации — современные избирательные технологии ВЫСШАЯ ШКОЛА СОЦИОЛОГИИ ПРЕДОСТАВЛЯЕТ — возможность пользоваться библиотекой Института социологии НАН Украины — пакет научной и научно методической литературы — психологическое и профессиональное тестирование — научно практические консультации по специальным вопросам — доступ к информационному банку данных ИС НАН Украины Специализированные группы формируются с учетом индивидуальных поже ланий слушателей.

Срок обучения – 4 месяца Форма обучения – очная, заочная, вечерняя, дистанционная По окончании учебы выдается “Свидетельство” государственного образца в соответствии с полученной специализацией.

Обучение платное. Гибкая система снижек.

Начало занятий – февраль 2001 года.

Наш адрес: 01021, Киев, ул.Шелковичная, 12 (ст. метро “Крещатик”) Телефон: (38 044) – 291 60 291 51 Факс: (38 044) – 291 56 E mail: “hss” i soc@mail.kar.net 200 Социология: теория, методы, маркетинг, 2000,

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.