авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 32 |

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ МОЛДОВЫ ЦЕНТР СТРАТЕГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА И ПРОГНОЗА «EST – VEST» РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА ...»

-- [ Страница 29 ] --

Очень рельефно выразил эти настроения Джордж Кеннан: «Прежде чем Миколайчик уехал из Мос квы, началось трагическое Варшавское восстание. Оно более всего должно было продемонстрировать правительствам западных стран, чему следовало противостоять в политике Сталина, касающейся Поль ши. Мало того что Красная армия на другом берегу реки (Вислы) пассивно наблюдала, как немцы уби вают героев восстания, также Сталин и Молотов не дали нашему послу Гарриману разрешения исполь зовать американскую авиационную базу на Украине для облегчения снабжения осажденных поляков оружием и другими нужными вещами. Более того, было выдвинуто требование, чтобы мы совершенно отказались от подобных баз.

Никто из нас в Москве не сомневался в истинной природе позиции советских руководителей. Это был прямой вызов западным державам, означавший, что советские руководители собираются изоли ровать Польшу от внешнего мира, а также, что их ничуть не заботит судьба польских борцов, не при нимающих коммунистической власти, которые, с советской точки зрения, ничуть не лучше немцев.

Это значило, что советским лидерам нет никакого дела до мнения американцев о польской проблеме и что они не намерены и впредь считаться с их мнением.

Я полагал, что именно тогда Запад должен был поставить советских руководителей перед выбором:

либо изменить свою политику и согласиться на сотрудничество в обеспечении реальной независимости стран Восточной Европы, либо лишиться поддержки и помощи западных союзников до конца войны»76.

Данные утверждения полностью абсурдны, безосновательны, а в случае осуществления попытки шантажа советского руководства могли привести лишь к серьёзным осложнениям во взаимоотношени ях союзников, к затягиванию сроков войны и колоссальному увеличению человеческих потерь до конца войны. К тому же, как мог Рузвельт «не отдавать Восточной Европы Сталину», если её «раздел»

сложился в результате естественно образовавшегося в конце войны соотношения сил? Ответ на это лишь один – не дожидаясь разгрома гитлеровских орд, начать войну против СССР. Такое могло прийти в голову лишь психически больным, и именно об этом бредили в своём бункере Гитлер и его окруже ние в последние недели существования «тысячелетнего рейха».

Отвечая на подобного рода критику, бывший госсекретарь Э. Стеттиниус писал: «Нелишне в заклю чение задать вопрос: что получил на конференции в Ялте Советский Союз в Восточной Европе, чего он уже не имел в результате блестящих побед Красной Армии? Что приобрёл Советский Союз в Ялте, чего он не мог бы приобрести без всяких соглашений?»77.

Вот что отмечал в своих воспоминаниях по поводу такого рода «рассуждений» и Корделл Хэлл:

«Мы с президентом даже на мгновение не воспринимали подобные предложения всерьёз. Россия, Великобритания и Соединённые Штаты находились в одной лодке, которая должна была остаться на плаву либо утонуть в зависимости от их способности вести объединённую борьбу против общего врага. Наши поставки по ленд-лизу помогали России сковывать и уничтожать вооружённые силы про тивника на Восточном фронте, с которыми нам в противном случае пришлось бы сражаться на Запад См. например: Киссинджер Г. Дипломатия. С. 369;

Strzebosz T. „Insurecia bieilor i fetelor” din Varovia.

// Magazin Istoric, 1996, Nr. 11. P. 49;

Dobrinescu V.-Fl., Tompea D. Romnia la cele dou Conferine de Pace de la Paris. P. 191;

andru V.Destinul postbelic al Romniei ntre Stalin i Churchill. // Magazin Istoric, 1997, Nr. 7;

Chiper I. De la disperarea lui Churchill la nemulumirea lui Stalin. // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 4. P. 5;

Vlad C.

Franklin Roosevelt cade n capcana lui Stalin. // Historia. Revist de istorie, 2003, Nr. 12. P. 66;

Niu A. Romnia intr n orbita Kremlinului. // Dosarele istoriei, 2004, Nr. 8. P. 45, 47;

Miron L. Cum l-a trdat Stalin pe Roosevelt tocmai pn la Ialta. // Historia. Revist de istorie, 2005, Nr. 7. P. 18, 20, 21.

Данную точку зрения очень убедительно опровергает румынский историк А. Штефэнеску: «В действи тельности попадание Восточной Европы в советскую сферу влияния явилось логическим следствием… того, каким образом протекала вторая мировая война». // tefnescu A. Diferena ntre a dori i a putea. Europa de Est va fi roie. // Magazin Istoric, 2004, Nr. 8. P. 14;

см. также Constantiniu Fl. Acordul de procentaj i Ialta. (O lmurire pentru dl. Gabriel Andreescu). // Dosarele istoriei, 2004, Nr. 9. P. 1-3;

Zamfirescu D. Ialta i debutul exilului romnesc. // Dosarele istoriei, 2006, Nr. 11. P. 37.

http://militera.lib.ru/memo/usa/kennan/index.html.

Стеттиниус Э. «Аргонавт». // От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. С. 374.

ном фронте …А если мы всё же прекратим военные поставки и позволим Москве действовать по собственному усмотрению, сможем ли мы тогда вообще надеяться на достижение общего послевоенно го соглашения с Советским правительством?»78.

Дискуссии по польским делам в конце 1944 г. Как бы там ни было, «поражение Варшавского вос стания ознаменовало политический крах АК и всего политического лагеря лондонской эмиграции»79.

Однако обсуждение польского вопроса получило своё продолжение и во время октябрьского, 1944 г., визита Черчилля в Москву80, где британский премьер ещё раз подтвердил своё полное согласие с «линией Керзона» в качестве польско-советской границы81. Туда же для переговоров были приглашены как лондонские, так и люблинские поляки82. Миколайчик заявил, что в вопросе о «линии Керзона» он не согласен ни с англичанами, ни с русскими83. Данная позиция свидетельствовала о полной полити ческой близорукости возглавляемого им правительства и могла привести лишь к его полной девальва ции. Это прекрасно понимал Черчилль, активно пытавшийся переубедить по данному вопросу лондон ских деятелей.

Он заявил, что «т.к. русские армии достигли Польши, британское правительство считает, что линия Керзона является единственной линией границы между Польшей и Советским Союзом на востоке».

Он, Черчилль, «говорил об этом польским деятелям ещё в прошлом году». Он, «конечно, понимал при этом, что поляки получат другие территории на западе – части Силезии и Восточной Пруссии». Он, Черчилль, считает, что «эти территории на западе и в Пруссии полностью компенсируют поляков. По ляки получат длинную линию морского побережья, хороший порт Данциг и Силезию. Это будет вели колепная Польша»84. Суть его позиции в тех условиях заключалась в том, чтобы уступкой в вопросе о границах добиться того, чтобы лондонское эмигрантское правительство смогло завладеть ключевыми позициями в самой Польше.

Сталин подчеркнул, что «если поляки хотят иметь отношения с Советским Союзом, то без призна ния линии Керзона они этих отношений не установят»85. Он, а также Молотов подтвердили слова Чер чилля о польской западной границе и о землях на Балтийском побережье86.

В то время как Миколайчик и его коллеги продолжали упорствовать, Черчилль стал выходить из терпения и заявил, что прекратит отстаивать интересы лондонских поляков: «Я брошу вас со всеми ва шими заботами. У вас нет чувства ответственности… У вас в голове только жалкие эгоистические ин тересы… Я вынужден буду обратиться к другим полякам, и это люблинское правительство, может быть, будет работать очень хорошо. Оно станет правительством».

Когда эти угрозы не подействовали, сэр Уинстон, потеряв остатки самообладания, заявил, что не желает больше иметь никаких дел с представителями лондонского эмигрантского правительства, и в заключение назвал их сумасшедшими. «Никогда в моей жизни я не встречал таких людей! Если вы собираетесь завоевать Россию, мы оставляем вам это дело. Я чувствую, что нахожусь в сумасшедшем доме. Я не знаю, будет ли британское правительство продолжать признавать вас». Ничего не дала и беседа на следующий день. Разгневанный Черчилль крикнул: «Всё кончено между нами!» – и покинул зал, разъярённо хлопнув дверью87. Все эти беседы и реальная действительность всё-таки несколько отрезвили Миколайчика, и он был вынужден слегка изменить свою позицию.

Государственный секретарь США вспоминает. // Вторая мировая война в воспоминаниях. С. 377.

Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 2. С. 196.

Подробнее об этом смотри: «Отчёт министра иностранных дел польского эмигрантского правительства Т. Ромера о переговорах в Москве по польскому вопросу», «Отчёт министра иностранных дел польского эмигрантского правительства Т. Ромера о беседе премьер-министра С. Миколайчика с премьер-министром Великобритании У. Черчиллем о восточной границе Польши и урегулировании польско-советских отноше ний», «Заявление польского эмигрантского правительства по вопросу о результатах польско-советских пере говоров в Москве». // Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т. 8. С. 271-276, 282-285, 286;

Ржешевский О.А. Операция «Толстой». Визит У. Черчилля в Москву в октябре 1944 г. // ННИ, 2003, № 5, 6.

Ржешевский О.А. Операция «Толстой». Визит У. Черчилля в Москву в октябре 1944 г. // ННИ, 2003, № 5.

С. 109, № 6. С. 126,129.

13 октября состоялись две сепаратные встречи советских и английских руководителей (Сталина, Моло това, Черчилля, Идена и др., а также посла США А. Гарримана) вначале с руководителями Лондонского эмигрантского правительства (Миколайчиком, Ромером и др.), а затем с лидерами Люблинского комитета (Берутом, Осубка-Моравским и др.). // Ржешевский О.А. Операция «Толстой». Визит У. Черчилля в Москву в октябре 1944 г. // ННИ, 2003, № 6. С. 123-129, 129-133.

Ibid. C. 127.

Ibid. C. 126.

Ibid.

Ibid. C. 128.

См.: Исраэлян В.Л. Дипломатия в годы войны. С. 321-322.

Уже возвращаясь домой, с борта самолёта Черчилль телеграммой проинформировал Рузвельта о результатах московских переговоров. В ходе дискуссий Сталина с Миколайчиком было достигнуто соглашение о формировании нового правительства во главе с самим Миколайчиком, а также о том, что советско-польская граница пройдёт по линии Керзона, и город Львов будет советским88. Польский премьер встретился и с представителями люблинского комитета, с которыми была достигнута некото рая степень согласия. Миколайчик уехал в Лондон, полагая продолжить переговоры. Однако там он был смещён за соглашение с просоветскими силами в Польше89. Так, переговоры между лондонскими и люблинскими поляками зашли в тупик.

В беседе с американскими репортёрами А. Гарриман заявил: «Я не знаю, что думают поляки в са мой Польше, но мы достаточно хорошо знаем, что думает польское правительство в Лондоне. В нём преобладает группа аристократов, которые уповают на американцев и англичан и ожидают от них вос становления их позиций и землевладений, а также такой феодальной системы, которая сложилась в пе риод после первой мировой войны. Тогда в основном господствовали отношения подозрительности к Советскому Союзу. Они думают, что единственное будущее для Польши лежит в том, чтобы Велико британия и Соединённые Штаты вступили в войну с русскими для защиты именно такой Польши. Я не думаю, что мы заинтересованы в возвращении такого рода порядков»90.

31 декабря 1944 г. Крайова Рада Народова приняла решение о преобразовании ПКНО во временное правительство Польской республики, а 4 января 1945 г. было сообщено о том, что СССР признал его91.

Правительства Англии и США продолжали поддерживать лондонское правительство Арцишевского92, не признававшего «линии Керзона» в качестве польско-советской границы и отрицавшего даже воз можность компромисса с люблинским правительством.

Окончательное решение польского вопроса. Как мы уже отмечали, польский вопрос был, в прин ципе, решен на Крымской конференции: «Действующее ныне в Польше Временное правительство дол жно быть… реорганизовано на более широкой демократической базе с включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы»93. Однако её решения не были признаны Лондон ским эмигрантским правительством, что ещё более затруднило переговорный процесс между самими поляками. Даже Миколайчик не признавал ялтинские решения по Польше, поэтому британский премь ер обязался приложить максимум усилий для того, чтобы изменить его позицию94.

В результате этих действий, 16 апреля 1945 г., в письме премьер-министру Миколайчик заявил о своём признании «крымских решений в отношении будущего Польши» и согласился пойти на перего воры с просоветскими поляками по вопросу о «создании Правительства Национального Единства»95.

22 апреля Черчилль направил Сталину официальное заявление Миколайчика по этому вопросу, в кото ром он полностью признавал справедливость советской позиции в польском вопросе96. Это открывало благоприятную перспективу для окончательного урегулирования данного вопроса.

И всё же до полного урегулирования было ещё далеко. Так, 1 и 18 апреля Сталин получил совмест ные послания президента и премьер-министра, где излагалась позиция западных союзников по поль скому вопросу97, которую советский премьер воспринял (с нашей точки зрения, не совсем обоснован но) очень болезненно, и единственный раз укорил Запад за проводимую им политику в странах, осво бождённых англо-американскими армиями: «Вы, видимо, не согласны с тем, что Советский Союз име ет право добиваться того, чтобы в Польше существовало дружественное Советскому Союзу Прави тельство… Я не знаю, создано ли в Греции действительно представительное Правительство и действи тельно ли является демократическим Правительство в Бельгии. Советский Союз не спрашивал, когда там создавались эти правительства. Советское Правительство и не претендовало на то, чтобы вмеши ваться в эти дела, так как оно понимает всё значение Бельгии и Греции для безопасности Велико британии.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. С. 459-460.

Ibid. C. 526;

Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. С. 522;

Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 2. С. 219.

Цит. по: Бережков В.М. Путь к Потсдаму. С. 77.

Советско-английские отношения. Т. 2. С. 252.

Ibid. С. 253;

Переписка Председателя Совета Министров СССР. Т. 1. С. 339-340.

Крымская конференция трёх союзных держав. С. 251.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. С. 562-564.

Ibid. C. 587.

Ibid. C. 587-588.

Советско-английские отношения. Т. 2. С. 317-319, 337-338;

Переписка Председателя Совета Министров СССР. Т. 1. С. 357-359, 374-376;

Переписка Председателя Совета Министров СССР. Т. 2. С. 229-231.

Непонятно, почему не хотят учитывать интересы Советского Союза с точки зрения его безопаснос ти при обсуждении вопроса о Польше. Надо признать необычными условия, когда два Правительства – Соединённые Штаты и Великобритания – заранее сговариваются по вопросу о Польше, где СССР прежде всего и больше всего заинтересован, и ставят представителей СССР в невыносимое положение, пытаясь диктовать ему свои требования. Должен констатировать, что подобная обстановка не может благоприятствовать согласованному решению вопроса о Польше»98.

Не менее выразительны и карандашные замечания Молотова к записке Вышинского: «Польша – большое дело! Но как организованы правительства в Бельгии, Франции, Греции и т.д., мы не знаем.

Нас не спрашивали, хотя мы не говорим, что нам нравится то или другое из этих правительств. Мы не вмешивались, т.к. это зона действий англо-американских войск»99. В свете вышеизложенного россий ский историк В. Печатнов отмечает, «что в Кремле искренне считали вмешательство Англии и США в польские дела нарушением неписаного правила союзнических отношений и видели в своих ялтинских уступках по Польше чуть ли не одолжение союзникам»100.

Во время майского, 1945 г. визита в Москву Гопкинс заметил Сталину, что «правительство и народ Соединённых Штатов обеспокоены потому, что предварительные шаги по воссозданию Польши предприняты, по-видимому, односторонне Советским Союзом совместно с нынешним варшавским пра вительством и что фактически Соединённые Штаты полностью отстранены»101.

Сталин ответил, что «это происходит потому, что Советское правительство хочет дружественного правительства в Польше, а англичане, собственно, консерваторы, стремятся к созданию санитарного кордона». На это Гопкинс ответил, что «наоборот, Соединённые Штаты хотят, чтобы вокруг Советско го Союза были дружественные ему государства». Сталин в свою очередь ответил, «что если это верно, то мы договоримся»102. Он вновь повторил мысль – многократно высказанную до этого Рузвельту и Черчиллю – о том, что «на протяжении последних двадцати пяти лет немцы дважды вторгались в Рос сию через Польшу». Он подчеркнул, что «Германия смогла это сделать потому, что Польша рассматри валась как часть «санитарного кордона», созданного вокруг Советского Союза, и что в прошлом поли тики европейских стран заботились о том, чтобы в Польше были враждебные России правительства.

При этих обстоятельствах Польша была или слишком слабой для того, чтобы оказать сопротивле ние Германии, или же пропускала немцев… Он сказал, что слабость Польши и её враждебность… поз воляли немцам делать то, что им хотелось… Поэтому Россия жизненно заинтересована в том, чтобы Польша была сильной и дружественной»103.

Сталин признал односторонний характер советских действий в Польше, но объяснил это и необхо димостью обеспечения советского тыла. Именно поэтому советская сторона решительно поддержала люблинский комитет. Затем Сталин перешёл к своему предложению о разрешении польской проблемы.

Он сказал, что в тогдашнем польском правительстве имелось 18 или 20 министерских постов и что или 5 из них могут быть отданы представителям других польских групп из списка, представленного Великобританией и Соединёнными Штатами. Гопкинс ответил, что потребуется некоторое время для обсуждения данного предложения104. На следующем заседании он заметил, что «если говорить о пра вительстве Соединённых Штатов, то оно не заинтересовано в том, чтобы кто-либо из лиц, связанных с нынешним польским правительством в Лондоне, был включён в состав нового временного правитель ства Польши, и он лично не думает, что у англичан имеются какие-то планы на этот счёт»105.

Гопкинс оказался прав. Дело в том, что в тех условиях чуть ли не единственное средство давления, оставшееся у западных правительств, заключалось в том, что они и дальше могли не признавать Вар шавское правительство. Однако при этом они окончательно утратили бы возможность влиять на раз витие событий в Польше, что, естественно, их совсем не устраивало. Поэтому Черчилль «убедил Мико лайчика поехать в Москву, и в результате всего этого было создано новое польское временное пра вительство. По предложению Трумэна оно было признано 5 июля как Англией, так и Соединёнными Штатами»106. Таким образом, «польский вопрос» приближался к своему окончательному решению, что, как мы знаем, случилось в Потсдаме, с признанием линии Одер – Западная Нейсе в качестве польско-германской границы.

Советско-английские отношения. Т. 2. С. 350-351;

Переписка Председателя Совета Министров СССР. Т. 1.

С. 382;

Переписка Председателя Совета Министров СССР. Т. 2. С. 234.

Печатнов В.О. Московское посольство Аверелла Гарримана. // ННИ, 2002, № 4. С. 119.

Ibid. C. 120.

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 629.

Советско-американские отношения. Т. 2. С. 400.

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 630.

Ibid. C. 631-633.

Ibid. C. 641-642.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. С. 640.

ГЛАВА 13. ГЕРМАНСКИЙ ВОПРОС В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Первые предложения о статусе послевоенной Германии. Во время вашингтонской встречи 1941 1942 гг. Рузвельт и Черчилль обменялись мнениями по германской проблеме. Черчилль поставил на обсуждение вопрос о расчленении Германии. С учётом этих соображений в государственном департа менте были составлены планы послевоенного разделения Германии на три, пять или семь отдельных государств и проанализированы возникающие в этой связи политические, экономические и демографи ческие последствия1. Следует отметить, что довольно распространено мнение, будто бы СССР никогда не предлагал и даже не поддерживал идею расчленения Германии. Однако эти утверждения советской историографии не верны и преследовали цель уже после войны представить в глазах немецкой, совет ской и международной общественности СССР в лучшем, по сравнению с западными державами, свете.

Примеры в пользу данного вывода уже приводились на страницах данной работы. Так, уже 21 нояб ря 1941 г. НКИД направил послу в Лондоне телеграмму следующего содержания: «Что касается точки зрения самого т. Сталина по поводу Австрии, Рейнской области и пр., то Сталин думает, что Австрия должна быть отделена от Германии в виде самостоятельного государства, а сама Германия должна быть разбита на ряд более или менее самостоятельных государств, чтобы создать тем самым гарантию для спокойствия европейских государств в будущем»2. Во время визита А. Идена в Москву в декабре 1941 г. И. Сталин предложил отделить от Германии Рейнскую область, а возможно, и Баварию3. В про екте дополнительного протокола к советско-английскому договору, в пункте 17 (в) отмечается: «Разде ление Германии на ряд самостоятельных государств, причём Пруссия превращается в самостоятельное государство с отделением от неё территории Восточной Пруссии»4.

Дальнейшее развитие взглядов союзников по германскому вопросу. Во время январской 1943 г.

встречи с Рузвельтом Черчилль предложил отделить Пруссию от остальной Германии5. В ходе мар товской 1943 г. поездки Идена в США в ходе бесед с Рузвельтом они «единодушно заявили, что при любых обстоятельствах Германию следует разделить на несколько государств, одним из которых при всех условиях должна быть Пруссия. Нельзя допустить, чтобы пруссаки господствовали над всей Гер манией»6. Данную позицию Рузвельта по германскому вопросу подтверждает также и бывший госсек ретарь Хэлл в своих воспоминаниях7. Эту идею поддерживал также и де Голль8.

11 января 1944 г. заместитель наркома иностранных дел И.М. Майский направил В.М. Молотову записку о будущем устройстве мира. В разделе, касающемся Германии, он писал, что следует раздро бить её на ряд независимых государств, осуществить её военное, индустриальное и идеологическое ра зоружение, взыскать с неё репарации, наказать военных преступников. 9 марта Комиссия по подготов ке мирных договоров и послевоенного устройства при НКИД во главе с М.М. Литвиновым представи ла обширную записку «Обращение с Германией». В главе «О государственном переустройстве Герма нии» делался вывод о том, что «действительное, эффективное препятствие возрождению германского военного потенциала может быть создано только расчленением Германии, т.е. разделением её на от дельные, совершенно независимые государства». 15 января 1945 г. Литвинов вновь повторил своё пред ложение о расчленении Германии9.

Одним из вопросов, по которому, как казалось, будет трудно достичь согласия союзников, был воп рос о зонах оккупации Германии после её капитуляции. Возникли противоречия между американцами и англичанами, в частности о том, какую часть Западной Германии будет оккупировать каждая из сто рон. Не ясно было, как вытекало из меморандума Форин Оффиса, также и то, «будут ли русские, имея огромную армию, во много раз превосходящую англо-американские войска в Европе, довольствоваться оккупацией одной трети Германии. Испытывая эти сомнения, английский представитель У. Стрэнг предложил включить в восточную зону оккупации 40% территории, 36% населения и 33% промыш ленного производства довоенной Германии. 18 февраля 1944 г., к его немалому удивлению, с советской стороны последовало согласие. Указанное предложение устраивало Советское правительство10.

Исраэлян В.Л. Дипломатия в годы войны. С. 75.

Кынин Г.П. Германский вопрос во взаимоотношениях СССР, США и Великобритании. 1941 – 1943 гг. // ННИ, 1995, № 1. С. 93.

Ibid. C. 94-95;

Ржешевский О.А. Визит А. Идена в Москву в декабре 1941 г. Переговоры с И.В. Сталиным и В.М. Молотовым. // ННИ, 1994, № 2. С. 92.

Ржешевский О.А. Визит А. Идена в Москву в декабре 1941 г. Переговоры с И.В. Сталиным и В.М. Моло товым. // ННИ, 1994, № 2. C. 100.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 2. С. 649.

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 380-381.

Государственный секретарь США вспоминает. // Вторая мировая война в воспоминаниях. С. 375-376.

Молчанов Н. Генерал де Голль. С. 264.

Кынин Г.П. Германский вопрос во взаимоотношениях СССР, США и Великобритании. 1944 – 1945 гг. // ННИ, 1995, № 4. С. 115-116.

Борисов А.Ю. СССР и США: союзники в годы войны. С. 185-186.

12 июня представитель США в ЕКК присоединился к советско-английской договорённости, а 14 но ября было решено, что северо-западную часть Германии займут английские войска. Также, 25 августа, были расставлены все точки над «i» в вопросе о контрольном механизме для Германии. Было предло жено создать Контрольный совет из главнокомандующих вооружёнными силами трёх держав, все ре шения в котором следовало принимать на основе единогласия11.

«План Моргентау». Американские проекты были рассчитаны на установление экономической и политической зависимости Германии от США. Один из проектов, подготовленный в министерстве фи нансов США, которое возглавлял Генри Моргентау, предусматривал расчленение Германии, её деин дустриализацию и ликвидацию её государственной самостоятельности12. Данный вопрос тесно связы вался и с проблемой устранения конкуренции для Великобритании в лице промышленно развитого Ру ра, а также с более длительным послевоенным экономическим восстановлением СССР, поскольку Гер мания после ликвидации её тяжёлой промышленности не смогла бы выплачивать репарации.

На второй Квебекской конференции (11-16 сентября 1944 г.) Черчилль сначала отверг предложения Моргентау по германскому вопросу, но уже на второй день предложил свой вариант, весьма близкий к «Плану Моргентау». Столь крутая перемена позиции объясняется тем, что Черчилль надеялся на осу ществление в будущем и другой части предложений Моргентау – о предоставлении Англии займа в 6, млрд долл. и помощи по ленд-лизу в период после разгрома Германии.

В конце 1944 г. произошли некоторые изменения в отношении западных лидеров к обречённой на полный разгром Германии. Вместе с изменением отношения к терпевшей поражение за поражением Германии, в Лондоне и Вашингтоне начало меняться и отношение к победоносному Советскому Сою зу. Как мы уже указывали выше, пока в конце 1943 г. окончание войны было ещё не близко, в Вашинг тоне мирились с перспективой преобладания СССР в Европе. Но к концу войны такая перспектива стала сильно раздражать руководящие круги Америки и Англии.

15 сентября 1944 г. Рузвельт и Черчилль подписали в Квебеке документ, составленный Черчиллем в духе предложений Моргентау13. Однако весь этот план повис в воздухе, и вскоре сам Рузвельт от него отказался. Во-первых, он не получил поддержки демократической общественности. Другой причиной этого шага явилась оппозиция со стороны госдепартамента и военного министерства. Стимсон писал Рузвельту, что принятие «Плана Моргентау» «будет таким же преступлением, какое немцы собирались совершить по отношению к своим жертвам. Это будет преступлением против самой цивилизации».

Хэлл заявил, что «у Советского Союза по этому вопросу могут быть другие соображения», он упрекал президента в том, что тот пренебрёг обычными каналами государственного департамента при решении столь важной проблемы14.

Реакция Лондона, несмотря на то, что под документом стояла подпись Черчилля, также не была положительной. Форин Оффис и минфин в своих комментариях отметили, что «План Моргентау», в конечном счёте, нанесёт ущерб английскому экспорту: Германия, лишённая промышленности, будет не в состоянии оплачивать английские товары15. Учитывая отрицательную позицию многих столь вли ятельных структур, в конце сентября Рузвельт решил, что «план был ошибкой»16.

Однако, едва ли правильным будет искать объяснение провала «Плана Моргентау» лишь в экономи ческих и моральных причинах. Здесь вполне уместна параллель с окончанием первой мировой войны, когда западные державы не стали слишком ослаблять Германию, в надежде на превращение её в на дёжный антисоветский барьер. И в конце второй мировой войны ситуация повторилась. Влиятельные силы в правящих кругах англосаксонских стран всё более стали ориентироваться на сохранение гер манской мощи после окончания войны. Эти люди стремились, подчинив своему влиянию ослабленную войной Германию, использовать в будущем её восстановленный военно-промышленный потенциал в антисоветских целях.

Сам британский премьер-министр не был чужд взглядам правящей группировки, которая помыш ляла восстановить Германию в качестве противовеса Советскому Союзу. О такой группе упоминали американские деятели, тесно связанные с английской политикой, – Моргентау и посол в Лондоне Вай нант. Ещё до второй конференции в Квебеке Вайнант информировал своих руководителей о том, что в официальных английских кругах наметились различные точки зрения по германскому вопросу. Одна из них, по словам посла, выражена в стремлении создать в лице Германии «буфер против России»17.

Ibid. C. 186-187.

См.: Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. С. 100;

Сосинский С. Акция «Аргонавт». С. 30-32;

Уткин А.И. Дипломатия Франклина Рузвельта. С. 435.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 2. С. 417;

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 521.

Исраэлян В.Л. Дипломатия в годы войны. С. Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 28-29.

Исраэлян В.Л. Дипломатия в годы войны. С. 313.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 30.

Правда, на московской встрече 1944 г. Черчилль и Сталин всё ещё оставались на единой позиции о необходимости расчленения Германии18. Но уже через некоторое время начальник штаба английской армии А. Брук записал в своём дневнике: «Расчленить ли Германию или постепенно превратить её в союзника, чтобы через двадцать лет дать отпор угрозе со стороны русских, существующей уже сейчас?

Я предлагал второе и был уверен, что отныне мы должны смотреть на Германию совсем с другой точки зрения. Господствующая держава в Европе уже не Германия, а Россия… Поэтому сохраните Герма нию, постепенно восстанавливайте её и включите в западноевропейский союз»19.

Чувствуя изменение платформы западных партнёров, и советская сторона заняла более осторожную позицию. Хотя в составе Лондонской комиссии по расчленению Германии советская сторона в лице посла Гусева поддерживала идею расчленения Германии, но свои предложения была готова вносить только после того, как западные державы сами предложат это20.

Германский вопрос в конце войны. На последнем этапе войны госдепартамент разработал ряд меморандумов по вопросу об отношениях СССР с коммунистическими партиями европейских стран. В одном из них отмечалось, что после войны некоторые западноевропейские компартии могут путём го лосования получить значительное число, или даже большинство, голосов и принять участие в прави тельствах, или же самим сформировать их. Такой сценарий, подчёркивалось в меморандуме, не в инте ресах США.

В другом документе, составленном в отделе восточноевропейских стран государственного департа мента, говорилось: «Во всяком случае, для нас важно признать факт развития революции в Европе и приспособить к этому процессу свою политику. Эта политика лучше всего может быть осуществлена путём предоставления помощи и поощрения любых или подлинно либеральных правительств или групп… Предоставляя значительную экономическую помощь, мы, возможно, сможем не только по мочь такого рода режимам, но также предотвратим состояние полного хаоса, который мог бы быть на руку лишь врагам либеральных демократических групп»21.

В этом смысле вполне можно полагать, что составители вышеупомянутых меморандумов подготав ливали почву для будущего «плана Маршалла», который правящие круги США использовали для уста новления гегемонии Америки на европейском континенте и в послевоенном мире в целом.

Следует отметить, что менялась и советская позиция в вопросе о расчленении Германии. Так, 24 марта 1945 г. Молотов телеграфировал Гусеву советскую позицию для передачи её англичанам и американцам:

«Советское правительство понимает решение Крымской конференции о расчленении Германии не как обязательный план расчленения Германии, а как возможную перспективу для нажима на Германию с целью обезопасить её в случае, если другие средства окажутся недостаточными»22. 26 марта Гусев нап равил Идену письмо с предложением Советского правительства, и 3 апреля Иден сообщил, что совет ское понимание решения Крымской конференции совпадает «с толкованием правительства Его Вели чества в Великобритании». 4 апреля Комиссия по расчленению Германии собралась в последний раз23.

Германская проблема обсуждалась Гопкинсом со Сталиным и во время их майской, 1945 г. встречи в Москве. Гопкинс напомнил Сталину его речь, в которой тот заявил, что «он против расчленения Герма нии. Это, по-видимому, противоречит позиции, которую он [Сталин] занимал в Тегеране и Ялте». Ста лин объяснил свою позицию тем, что его предложение было отвергнуто в Ялте, поэтому «он понял, что как Великобритания, так и Соединённые Штаты возражают против расчленения Германии». Гопкинс ответил ему, что данный вопрос пока не решён и остаётся открытым, и заявил, что напрасно Сталин «считает, что Соединённые Штаты возражают против расчленения». Подводя итог дискуссии, Сталин сказал, что «вопрос о расчленении является таким вопросом, который три союзника должны разрешить между собой, и что он пока не определяет своей позиции»24. Что касается германской промышлен ности, то Сталин подчеркнул, что немцам следует помочь «восстановить их лёгкую промышленность.

Он указал далее, что Германии должно быть разрешено восстановить ту тяжёлую промышленность, которая необходима для восстановления её транспортной системы, электростанций, водоснабжения и канализации»25.

Кынин Г.П. Германский вопрос во взаимоотношениях СССР, США и Великобритании. 1944 – 1945 гг. // ННИ, 1995, № 4. С. 120.

Исраэлян В.Л. Дипломатия в годы войны. С. 332-333.

Кынин Г.П. Германский вопрос во взаимоотношениях СССР, США и Великобритании. 1944 – 1945 гг. // ННИ, 1995, № 4. С. 124.

Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. С. 165-166.

Советско-английские отношения. Т. 2. С. 314.

Кынин Г.П. Германский вопрос во взаимоотношениях СССР, США и Великобритании. 1944 – 1945 гг. // ННИ, 1995, № 4. С. 125.

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 636-637.

Ibid. C. 638.

Правда, в вопросе о расчленении Сталин фактически поставил точку ещё 9 мая в обращении к со ветскому народу, заявив, что «Советский Союз… не собирается ни расчленять, ни уничтожать Герма нию»26. Однако у западных политиков и дипломатов складывалось другое мнение. Всё больше стали они смотреть на дальнейшую судьбу Германии сквозь призму послевоенной конфронтации с СССР.

Очень ясно выразил данные настроения Дж. Кеннан: «Больше всего тревог у меня, как всегда, вызывал вопрос о Германии. Насколько я знал, даже теперь, после окончания войны, поведение и взгляды аме риканских военных властей были в большой мере отягощены, как я это называю, антибританскими и просоветскими предрассудками, которые, по моим наблюдениям, появились во время войны у части наших военных руководителей...

У меня сохранился один набросок без указания даты, но составленный, очевидно, летом 1945 года, где содержались следующие положения: “Идея управления Германией совместно с русскими есть хи мера, как и идея, будто в случае ухода нашего и русских сама по себе возникнет мирная, стабильная и дружественная Германия. Нам остается только дать нашей части Германии, за которую мы отвечаем вместе с англичанами, такую степень независимости, безопасности и процветания, чтобы Восток не мог ей угрожать. Это – грандиозная задача для американцев, но этого нам не избежать.

Пусть это назовут расчленением (Германии). Но расчленение уже стало фактом благодаря границе по Одеру – Нейсе. Сейчас не важно, будет ли советская зона воссоединена с Германией. Лучше расчле ненная Германия, в которой Запад сможет противостоять силам тоталитаризма, чем единая Германия, которая снова воссоздаст эти силы в регионе Северного моря... Выполняя уже взятые нами на себя обя занности в Контрольной комиссии, мы не должны питать ложных надежд на возможность трехсторон него контроля... Русские – наши основные конкуренты в Германии. Нам не следует идти на компромис сы в Контрольной комиссии в делах, для нас действительно важных”»27. Вскоре позиция Кеннана стала доминировать в политике Вашингтона в германском вопросе.

Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 3. С. 45.

http://militera.lib.ru/memo/usa/kennan/index.html.

ГЛАВА 14. АТОМНАЯ ГОНКА В ГОДЫ ВОЙНЫ И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ Атомная проблема в начале второй мировой войны. Весной 1939 года в Соединённые Штаты стали поступать сообщения о начале атомных исследований в Германии. В то время в Америке находи лись крупные учёные-физики, бежавшие сюда из Германии от преследований фашистов. Они сумели оценить всю важность известия о попытках гитлеровцев использовать атом для военных целей. 2 авгус та 1939 г. (и повторно 7 марта 1940 г.) Альберт Эйнштейн (по совету Л. Сцилларда) обратился к прези денту Рузвельту с призывом поддержать и ускорить экспериментальные работы по делению урана1.

И его опасения были не безосновательны. Получи нацисты первыми атомное оружие, Гитлер ни на мгновение не засомневался бы в необходимости его применения. В этом смысле показателен один ре альный случай. В сентябре 1939 г. Гитлер пригласил к себе А. Шпеера для просмотра последних вы пусков кинохроники. После кадров, показывавших разрушение немецкой авиацией Варшавы, был про демонстрирован мультфильм. Над Британией летит самолёт с опознавательными знаками «Люфт ваффе» и сбрасывает некую «чудо-бомбу». Весь остров, разорванный в клочья, взлетает к небесам. По словам Шпеера, Гитлер в исступлении вскочил с кресла и закричал: «Так с ними и будет!»2.

После начала войны и захвата фашистами западноевропейских стран, в их руки попали французские научные разработки в этой области и, что самое главное, несколько тонн тяжёлой воды – необходимого для создания атомного оружия сырья. Это резко ускорило процесс создания германской атомной бом бы. Следует отметить, что до начала 1943 г. немцы опережали своих главных конкурентов3 и их отде лял всего лишь год от получения смертоносного оружия. Но, к счастью, именно в это время Германии были нанесены тяжелейшие военные поражения, и её поставили перед выбором: либо продолжать атомные исследования, либо направить все средства на ведение вооружённой борьбы. Продолжать и одно, и другое у Гитлера не было возможности, и он выбрал второе, практически полностью прервав атомные разработки.

Начало исследований по созданию атомного оружия в США и англо-американское сотруд ничество в данной области. Осенью 1941 г. Ф. Рузвельт назначил комитет в составе вице-президента Г. Уоллеса, военного министра Г. Стимсона, начальника штаба армии генерала Дж. Маршалла, профес соров В. Буша и Дж. Коната для разработки рекомендаций по вопросам, касающимся развития атомной энергии в США4.

В отличие от Германии, благодаря своему огромному экономическому потенциалу, Соединённые Штаты смогли выделить достаточно средств как для ведения войны, так и для работ по созданию атом ного оружия. Следует иметь в виду, что первые атомные бомбы стали результатом совместных усилий США и Англии. Процесс создания новой бомбы можно разделить на два этапа: 1939-1942 гг. – органи зация научных исследований и 1943-1945 гг. – создание основ атомной промышленности.

Вначале каждая страна самостоятельно вела атомные исследования, затем основные английские ра боты были перенесены в Америку. В этом контексте следует отметить, что не только военные, но и по литические мотивы предопределили английские правительственные шаги в сторону объединения уси лий с американцами в вопросе об атомном оружии. Министр авиационного производства Мур-Браба зон обращал внимание на послевоенные перспективы атомных проектов: после создания бомбы Аме рика и Англия будут осуществлять контроль и управлять миром. Советский Союз как великая держава сбрасывался со счетов5.

К осени 1941 г. Великобритания значительно опережала США в атомных исследованиях6. Однако необходимость отражения опасности гитлеровского нашествия стимулировала в англичанах стремле ние любым путём получить американскую поддержку. Это вызвало готовность английского правитель ства оплатить эту помощь важными научными секретами. 11 октября 1941 г. Рузвельт предложил Чер чиллю «координировать или даже проводить совместно любые возросшие усилия» в области атомных См.: Лоуренс У.Л. Люди и атомы. С. 72-73;

Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 78-79;

Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. С. 16;

Иойрыш А.И., Морохов И.Д. Хиросима. М., 1979. С. 27;

Ларионов В.В. Во имя ве личия Америки. // США: ЭПИ, 1995, № 8. С. 76;

tefnescu A.V. Curs atomic. // Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8.

P. 31-32.

Правда, после войны Эйнштейн сожалел об этом. // Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 79.

Зловещая эстафета. С. 6.

См.: Popescu V.-L. ntrziere fatal: programul atomic german. // Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8.

Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 103;

Зловещая эстафета. C. 50;

Ларионов В.В. Во имя величия Америки. // США: ЭПИ, 1995, № 8. С. 77.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 162.

Кларк Р. Рождение бомбы. М., 1962. С. 142;

см. также Лоуренс У.Л. Люди и атомы. Открытие, использова ние и будущее атомной энергии. М., 1967. С. 74.

исследований7. Черчилль только через два месяца дал ответ на предложение Рузвельта о кооперирова нии. Ответ был положительный, и многие английские учёные вскоре выехали за океан.

Вопрос о подготовке ядерного оружия обсуждался 20 июня 1942 г. во время вашингтонских перего воров лидеров двух держав. Английский премьер инициировал дискуссию о необходимости объеди нить всю информацию, продолжить работу «на равных началах» и поровну разделить её плоды. Было принято решение о слиянии атомных проектов обеих стран8. В пользу такого шага англичан говорил ряд факторов: уязвимость Великобритании с воздуха и связанный с этим риск концентрации всех уси лий на Британских островах;

нехватка у Англии научных сил и материальных ресурсов;

усиление к лету 1942 г. зависимости Англии от США и их военной помощи.

И всё же принцип равноправного партнёрства в атомных делах был неприемлем для Вашингтона.

Ответственные за создание нового оружия ориентировались на то, чтобы Америка лидировала в этой области, делясь только самым минимальным опытом с Великобританией. Обмен информацией, по их мнению, мог обеспечить британскому союзнику послевоенные преимущества. Степень засекреченнос ти атомного проекта была столь высока, что даже госдепартамент узнал о нём только на Крымской конференции.

В сентябре 1942 г. в США возникла строго засекреченная гигантская научная организация по атом ным исследованиям, названная «Манхэттенским проектом». Возглавил её генерал Лесли Гровс. Орга низация располагала целой сетью секретных лабораторий. В конце 1942 года Гровс сблизился с извест ным в Америке физиком Оппенгеймером, человеком незаурядных способностей и таланта, который и подсказал хозяину «манхэттенского» предприятия место для строительства атомной лаборатории в Лос Аламосе (штат Нью-Мексико). «Манхэттенский проект» имел свою полицию, контрразведку, систему связи, склады, посёлки, заводы, лаборатории, свой колоссальный бюджет9.

Однако, как мы уже отмечали, обмен информацией между западными союзниками всё более огра ничивался, контакты между учёными всё жёстче регламентировались. К концу 1942 г. система «изоли рования» достигла такого совершенства, что практически прекратился всякий обмен информацией. 28 де кабря президент утвердил лишь вариант ограниченного обмена информацией с Англией и Канадой10. И действительно, в январе – апреле 1943 г. не было никакого англо-американского обмена информацией.

С весны 1943 года американские учёные под руководством Оппенгеймера начали работы в новой лаборатории. К тому времени итальянский физик Энрико Ферми далеко продвинулся в своих исследо ваниях военного применения атомной энергии. К услугам атомщиков были и труды великого ученого Альберта Эйнштейна, заложившие основы атомной физики. Гениальный ученый всей душой ненави дел прусский милитаризм и, как отмечалось выше, принял участие в создании атомной бомбы только потому, что не был уверен, что такое оружие гитлеровцы не создадут первыми11.

Озабоченный американской «сверхсекретностью», У. Черчилль не раз пытался изменить ситуацию.

16 февраля 1943 г. он телеграфировал Гопкинсу с целью выяснить положение дел с атомным проектом, однако ответа так и не получил12. В своей очередной телеграмме (от 1 апреля) Гопкинсу английский премьер намекнул, что Англии, возможно, придётся разорвать ядерный альянс с США и продолжать работу самостоятельно13.

Прибыв в мае 1943 г. в Вашингтон, Черчилль апеллировал по данному вопросу к самому прези денту. Рузвельт согласился восстановить обмен информацией, однако никаких конкретных соглашений по этому поводу подписано не было14. Отсутствие точных обязательств соответствовало стремлению США закрепить достигнутый к этому времени перевес над Англией. Сотрудничество между запад ными союзниками не было восстановлено. В конечном счёте, всё упиралось в вопрос о том, быть или не быть Великобритании самостоятельной ядерной державой. Английские исследователи Дж. Батлер и Дж. Гуайер отмечали по этому поводу, что «Черчилль был совершенно убеждён, что вся работа будет осуществляться на условиях полного равенства сторон, но этого не случилось: американские власти под различными предлогами противились сотрудничеству с британскими органами, и только в августе 1943 г. были приняты приемлемые для нас условия»15.

Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие. Историко-политический аспект. М., 1985 С. 13;

Труха новский В.Г. Уинстон Черчилль. С. 373-376.

Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие. С. 166-167.

Зловещая эстафета. С. 51.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 170.

После войны он говорил: «Если бы я знал, что немцам не удастся создать атомную бомбу, я бы и пальцем не пошевельнул». // Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 79;

Ларионов В.В. «Во имя величия Америки». // США:

ЭПИ, 1995, № 8. С. 78.

Кларк Р. Рождение бомбы. С. 157;

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 367.

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. C. 368.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 173.

Батлер Дж., Гуайер Дж. Большая стратегия. С. 478.

Американцы осознавали, что заявления Черчилля о том, что ещё в ходе войны Англия развернёт са мостоятельные работы над бомбой, были блефом. В Лондоне не знали ни того, какой должна быть анг лийская политика в случае срыва сотрудничества с Вашингтоном, ни того, стоит ли вообще угрожать американцам самостоятельной деятельностью. Английское правительство понимало, что Великобрита нии не под силу создать собственную атомную бомбу до окончания войны. В этом плане, чтобы спасти распадавшийся атомный блок Запада и укрепить в нём позиции Англии, Черчилль стал играть на «со ветской угрозе». Он заявил, что если США и Великобритания не будут сотрудничать между собой в атомной области, то СССР или Германия смогут выиграть гонку вооружений в этой области и прибег нуть к международному шантажу16.

Англо-американское соглашение о сотрудничестве в области создания атомного оружия было под писано Рузвельтом и Черчиллем в Квебеке 19 августа 1943 г. Стороны обязывались: не использовать атомную бомбу друг против друга;

не использовать её против любой третьей стороны без взаимного согласия;

не передавать третьей стороне без взаимного согласия какую-либо информацию о бомбе;

рас пределять между собой любые послевоенные преимущества промышленного или коммерческого ха рактера «на условиях, которые президент Соединённых Штатов изложит премьер-министру Велико британии»;

в целях достижения «полного и эффективного сотрудничества» обеих сторон создать в Ва шингтоне Объединённый политический комитет из трёх представителей США, двух представителей от Англии и одного – от Канады17.

Квебекское соглашение означало временный компромисс между сторонами с целью более быстрого создания атомной бомбы. Англии оно обеспечивало возобновление – пусть и в ограниченной форме – обмена информацией с США, гарантировалось право вето на использование американской бомбы. К концу 1943 г. основная группа английских физиков была переведена в Лос-Аламос. Благодаря участию в «Манхэттенском проекте», Великобритания накопила большой производственный опыт, необходи мый для создания ядерного оружия в послевоенный период18.

Согласие американского правительства на уступки младшему партнёру было обусловлено необхо димостью привлечь английских учёных к более быстрому достижению результата. И они в значитель ной степени ускорили американские работы19. Кроме того, контроль над поставками урана из Бельгий ского Конго Соединённые Штаты могли установить только в сотрудничестве с Англией. Не послед нюю роль сыграли и соображения тактики: в Вашингтоне решили сделать Черчиллю некоторые уступ ки в области атомных дел, с тем, чтобы вынудить его к согласию на американского командующего «Оверлордом»20.

Следует отметить, что Квебекское соглашение было не просто заключено за спиной основного со юзника западных стран, но и имело антисоветскую основу, т.к. после войны планировалось использо вать наличие нового сверхмощного оружия в качестве аргумента на переговорах с СССР. По словам Гровса, ещё в 1942 г. он «не питал никаких иллюзий относительно того, что Россия является врагом и что проект строится на этой основе»21. Да и пункт о том, чтобы не передавать третьей стороне без взаимного согласия какую-либо информацию о бомбе, имел в виду Советский Союз.


Однако необходимо сказать и другое: расчёт англичан на равноправное сотрудничество с США и на послевоенную англо-американскую ядерную гегемонию в мире был построен на песке. Целью Вашинг тона являлась полная монополия на атомную бомбу, и в этом отношении правящая элита США не делала исключений ни для кого. В 1954 г. Гровс признавал: «Я не несу ответственности за наше тесное сотрудничество с англичанами. Я старался делать всё, чтобы затруднить его»22. Президент Рузвельт не направил Квебекское соглашение конгрессу, и тем самым оно не получило силу договора, что не дало англичанам возможности использовать его после войны для получения собственного атомного оружия.

Создание первой атомной бомбы. Следует особо подчеркнуть, что форсирование работ по созда нию ядерного оружия не было оправдано с военной точки зрения на заключительном этапе войны. Ещё до высадки союзников в Нормандии Лондон и Вашингтон стали получать секретные данные об отсут ствии у гитлеровцев возможностей по созданию атомной бомбы23. Как мы уже отмечали выше, герман ский атомный проект так и не вышел из стадии предварительного планирования и не получил необхо димой экономической поддержки24.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. C. 175.

Ibid. C. 177;

см. также: Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. С. 100;

Трухановский В.Г. Анг лийское ядерное оружие. С. 16;

История США. Т. 3. С. 396.

Мадзоевский С. Квебекское соглашение. Англо-американские противоречия в области атомного вооруже ния. // Международная жизнь, 1958, № 5. С. 83-87.

Ральф Лэпп. Новая сила. Об атомах и людях. М., 1954. С. 47.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 179.

Ibid. C. 180.

Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие. С. 15;

Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 106.

Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 150-151.

Семенищев Ю.П. Фашистская Германия и атомная бомба. // ННИ, 1968, № 3. С. 67.

Работы по созданию атомного оружия велись ускоренными темпами, и 16 июля 1945 г. на пустын ном плато штата Нью-Мексико впервые в истории было произведено испытание атомного оружия, за кончившееся успешно. От оглушительного взрыва содрогнулась земля. Окрестные жители увидели необычную картину – вспышка ярче солнца, потонувшая в раскатах грома. В радиусе одной мили всё было разрушено. По пустыне Аламогордо пронесся вихрь раскалённого воздуха. Оппенгеймер сказал по этому поводу: «Мы сделали работу за дьявола»25.

Дискуссии по вопросу о контроле над применением нового оружия. К этому времени внутри правящей элиты США и Англии определились две точки зрения в связи с ядерным оружием. Одна из них сводилась к тому, что использованию атомной бомбы должны предшествовать консультации между главными участниками антигитлеровской коалиции по вопросу о будущем международном контроле.

Это мнение формировалось под влиянием учёных-атомщиков, особенно таких, как великий датский физик Нильс Бор. Ещё в разгар войны он задумывался над возможными результатами изобретения но вого оружия. Он выступал против монополии Соединённых Штатов и Великобритании на обладание атомным оружием. В 1944 г. Бор пытался апеллировать к Рузвельту и Черчиллю с целью уговорить их поделиться секретами производства бомбы с Советским Союзом ещё до её применения и избежать гон ки ядерных вооружений26.

Более или менее чётко эти же опасения высказывали по обе стороны океана и некоторые лица, от ветственные за атомные проекты. Так, американский физик, профессор В. Буш, исходил из следующих мотивов: преимущества Америки и Англии в области атомных работ являются временными;

другие державы вскоре также обретут опыт производства бомбы;

лишь двустороннее сотрудничество США с Великобританией в этой области чревато серьёзными осложнениями в их отношениях с СССР;

обмен информацией только с Лондоном сделает невозможным заключение соглашения с Советским Союзом о международном контроле над атомной энергией. Сходную позицию занимал и другой видный учё ный и руководитель американского атомного проекта Дж. Конэт, а также лауреат Нобелевской премии Джеймс Франк и великий Лео Сциллард27.

В определённом смысле поддерживал данную точку зрения и военный министр Стимсон. В мемо рандуме, представленном им 25 апреля 1945 г. Трумэну, в котором подчёркивался факт американского преобладания в атомных делах, одновременно признавалось, что США не смогут сохранять бесконечно долго позиции превосходства в этой области28. Но президент был иного мнения. Недаром незадолго пе ред испытанием он угрожал: «Если атомная бомба, как я полагаю, взорвётся, у меня будет дубинка про тив этих русских парней»29.

Трумэна полностью поддерживал Черчилль: «Стимсон! – воскликнул он. – Что такое порох? Чепу ха! Электричество? Бессмыслица! Атомная бомба – вот второе пришествие Христа!». После этого раз говора Стимсон говорил одному из своих подчинённых: «Он назвал его вторым пришествием Христа на Землю, но на этот раз это был разгневанный Христос»30.

Руководители английского проекта лорд Черуэлл и Дж. Андерсон с начала 1944 г. убеждали премь ер-министра в необходимости рассмотреть вопрос о международном контроле. Любые проекты между народной организации, игнорирующие фактор атомного оружия, доказывали они, обречены на провал.

Однако мнение этих видных представителей политических и военно-научных кругов отражало пози цию меньшинства. Ни в Вашингтоне, ни в Лондоне оно не находило поддержки на высшем уровне31.

Зловещая эстафета. С. 8;

Ларионов В.В. «Во имя величия Америки». // США: ЭПИ, 1995, № 8. С. 78.

См.: Кларк Р. Рождение бомбы. С. 153, 160-161;

Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 148-161;

Трухановский В.Г.

Английское ядерное оружие. С. 27;

Трухановский В.Г. Британская политика в области ядерных вооружений.

М., 1987. С. 25;

Рузе М. Роберт Оппенгеймер и атомная бомба. М., 1965. С. 63, 64-67;

Уткин А.И.

Дипломатия Франклина Рузвельта. С.466-467;

Яковлев Н.Н. Франклин Рузвельт. С. 388.

См.: Зловещая эстафета. С. 57;

Трухановский В.Г. Британская политика в области ядерных вооружений.

С. 25;

Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие. С. 27;

Воронцов В.Б. Трагедия сорок пятого. С. 36;

Иойрыш А.И., Морохов И.Д. Хиросима. С. 145-146, 146-152;

Юнг Р. Ярче тысячи солнц. С. 159-160;

Ларионов В.В. «Во имя величия Америки». // США: ЭПИ, 1995, № 8. С. 78;

tefnescu M. A fost necesar folosirea bombei atomice mpotriva Japoniei? // Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8. P. 48.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. C. 188.

См.: Волков Ф.Д. За кулисами второй мировой войны. С. 234;

Бэрчетт У. Вновь Хиросима. М., 1987. С. 76;

Алпровиц Г. Атомная дипломатия. С. 133;

Белецкий В.Н. Потсдам 1945. С. 181;

Воронцов В.Б. Трагедия сорок пятого. С. 52;

Кошкин А.А. Вступление СССР в войну с Японией. // ННИ, 1995, № 4. С. 22.

Зловещая эстафета. С. 61-62.

Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. C. 184.

Первый эпизод «атомной дипломатии». Как мы уже отмечали, правящие круги Америки спешили использовать это временное преимущество, чтобы ещё до окончания мировой войны добиться решаю щего перевеса на международной арене и выгодных для них условий мирного урегулирования. Так, на пример, военный министр Стимсон выразил уверенность, что «бомба будет иметь решающее значение для определения дальнейших отношений США с другими странами»32. Данный вывод имеет и много других подтверждений, одно из которых содержится в воспоминаниях Г.К. Жукова о Потсдамской кон ференции. Вот что он пишет: «…Глава американской делегации президент США Г. Трумэн, очевидно, с целью политического шантажа, однажды пытался произвести на И.В. Сталина психологическую ата ку. Не помню точно, какого числа, после заседания глав правительств Г. Трумэн сообщил И.В. Сталину о наличии у США бомбы необычайно большой силы, не назвав её атомным оружием.

В момент этой информации, как потом писали за рубежом, У. Черчилль впился глазами в лицо И.В. Сталина, наблюдая за его реакцией. Но тот, ничем не выдав своих чувств, сделал вид, будто ниче го особенного не нашёл в словах Г. Трумэна. Как Черчилль, так и многие другие англо-американские авторы считали впоследствии, что, вероятно, И.В. Сталин действительно не понял значения сделанного ему сообщения.

На самом деле, вернувшись с заседания, И.В. Сталин в моём присутствии рассказал В.М. Молотову о состоявшемся разговоре с Г. Трумэном. В.М. Молотов тут же сказал: „Цену себе набивают”. И.В. Ста лин рассмеялся: „Пусть набивают. Надо будет переговорить с Курчатовым об ускорении нашей ра боты”. Я понял, что речь шла об атомной бомбе»33.

Изложенный Жуковым эпизод подтверждается и воспоминаниями Черчилля: «24 июля, после окон чания пленарного заседания,.. я увидел, как президент подошёл к Сталину, и они начали разговаривать одни при участии только своих переводчиков. Я стоял ярдах в пяти от них и внимательно наблюдал эту важнейшую беседу. Я знал, что собирается сказать президент. Важно было, какое впечатление это произведёт на Сталина… Я был уверен, что он не представляет всего значения того, о чём ему рассказывали… На его лице сохранилось весёлое и благодушное выражение, и беседа между двумя могущественными деятелями скоро закончилась. Когда мы ожидали свои машины, я подошёл к Тру мэну. „Ну, как сошло?” – спросил я. „Он не задал мне ни одного вопроса”, – ответил президент. Таким образом, я убедился, что в тот момент Сталин не был особо осведомлён о том огромном процессе научных исследований, которым в течение столь длительного времени были заняты США и Англия… Советской делегации больше ничего не сообщали об этом событии, и она о нём не упоминала»34.


Последствия атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. 6 августа 1945 года американская авиация сбросила атомную бомбу на Хиросиму35. Это произошло в 8 часов 15 минут утра по японско му времени. Большинство жителей в миле от эпицентра взрыва были мгновенно превращены в пепел.

Оставшиеся в живых, но получившие смертельную дозу радиации, умирали мучительной смертью. Их черные, обуглившиеся тела виднелись повсюду: среди обломков разрушенных зданий, в остановив шемся транспорте и прямо на улицах. В городе, где было много деревянных домов, вспыхнули пожа ры. Через сутки Хиросима превратилась в мертвую пустыню. 9 августа американцы сбросили вторую атомную бомбу на Нагасаки. Результат этого злодеяния – 500 тысяч человек убитыми и ранеными, а тысячи жителей и среди них дети, умерли после войны от последствий атомной бомбардировки36.

«Гровс в своей книге пытался оправдаться перед историей тем, что люди, принимавшие решение о применении атомной бомбы, не знали об образовании большого количества радиоактивных продуктов деления, сопровождающих ядерный взрыв. На самом деле это далеко не так. Учёные, работавшие под руководством Гровса, имели полное представление о радиоактивности и буквально умоляли генерала разрешить вместе с бомбой сбросить брошюры, указывающие на эту опасность. Но военные власти, стремясь отвлечь внимание от радиоактивного заражения, воспротивились этому. Гровс заявил в конг рессе США, что в его представлении смерть от радиации даже „весьма приятная смерть”»37. Верх ци низма...

Зловещая эстафета. С. 55.

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. С. 712-713.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. С. 683.

Вот комментарий исследователя У.Л. Лоуренса по данной проблеме: «Как вспоминает Трумэн, „Сталин не проявил особого интереса. Он только сказал, что рад это услышать и надеется, что мы сумеем как следует использовать его против японцев”. Как мы узнали спустя пять лет, Сталин знал всё о бомбе даже раньше Трумэна». // Лоуренс У.Л. Люди и атомы. С. 154.

tefnescu A.V. Infernul pe Pmnt: Hiroshima i Nagasaki. // Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8.

См.: Ларионов В.В. «Во имя величия Америки». // США: ЭПИ, 1995, № 8. С. 80.

Ibid.

Как писал американский историк Г. Алпровиц, атомная бомба «не только влияла на дипломатию, но и во многом предопределила переход Трумэна к жёсткой политике, целью которой было вынудить советское согласие на американские планы для Восточной и Центральной Европы»38. В случае отказа СССР идти на уступки Западу, с ним следовало говорить самым жёстким образом. Как писал впослед ствии фельдмаршал А. Брук, Черчилль «уже видел себя способным уничтожить все русские промыш ленные центры, все города»39. «Взрывы атомных бомб в Японии, – писал английский профессор М. Блэ кетт, – были не последним актом второй мировой войны, а первым актом холодной дипломатической войны против России»40. Этим была положена т.н. «атомная дипломатия», когда посредством атомного шантажа США пытались добиться серьёзных политических уступок на мировой арене.

Однако многие американцы были возмущены этим варварским актом. Отражая это возмущение, ва шингтонская газета «Хьюмэн инвентс» писала: «Нельзя отрицать того, что мы совершили величайшее зверство в войне. Мы не можем в настоящее время без лицемерия обвинять нацистские власти в Бухен вальде в смертельных экспериментах над военнопленными в концентрационных лагерях. Жители Нага саки были нашими подопытными свинками»41. Джордж Кеннан также писал в связи с проблемой ядер ного оружия: «Я не видел возможности, чтобы такого рода оружие могло сыграть положительную роль в наших взаимоотношениях с СССР»42.

А политический обозреватель Хэнсон Болдуин писал: «Правильно или неправильно, но нас стали рассматривать как наследников завоевателя Чингисхана и всех тех из прошлого, кто оправдывал при менение чрезмерных жестокостей в войне. США включили себя в список тех, кто ввёл новое ужасное оружие массового уничтожения людей, и в этом отношении американцы последовали за немцами, использовавшими отравляющий газ, и японцами с их биологическими веществами»43.

В Хиросиме в Парке Мира стоит необычный памятник. Он поставлен в память о юной жертве атом ного взрыва. Памятник напоминает атомную бомбу;

на её вершине с поднятыми вверх руками девочка поддерживает журавлика. Почему так? В Японии бытует поверье, что журавли живут тысячу лет – это символ долголетия. Девочка Садако Сасаки, 12 лет, страдающая от лучевой болезни, мечтала сложить тысячу бумажных журавликов, но не успела, умерла, сложив лишь 644.

Цит. по: Поздеева Л.В. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны. С. 188-189.

О позиции Г. Алпровица, считавшего, что применение атомной бомбы означало начало «холодной вой ны», см. также: // tefnescu M. A fost necesar folosirea bombei atomice mpotriva Japoniei? // Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8. P. 46.

Правда, румынский историк Штефэнеску, цитирующий Алпровица, придерживается другого мнения, счи тая, что был чисто военный резон использовать атомное оружие против Японии. Другой историк из Румы нии Молдован С.Б. категорически осуждает атомные бомбардировки японских городов. // Moldovan S.B. Ge nocidul uitat. // Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8. P. 51.

Также и историк Реми Коффер (Rmi Kauffer) считает, что Хиросима и Нагасаки явились американскими предупреждениями Сталину. // См. Dosarele istoriei, 2005, Nr. 8. P. 50.

См.: Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль. С. 380;

Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие. С. 22;

Трухановский В.Г. Британская политика в области ядерных вооружений. С. 21;

Рыжиков В.А. Советско английские отношения. Основные этапы истории. М., 1987. С. 97.

Волков Ф.Д. Тайное становится явным. С. 340;

История войны на Тихом океане. Т. 4. С. 205.

Были ли атомные бомбардировки японских городов последним актом второй мировой войны, или же первым актом холодной войны против СССР – историки спорят, и будут спорить. «В действительности – и в этом состоит политическая суть дела – бомбардировка Хиросимы представляла собой одновременно и то, и другое». // Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 2. С. 244-245.

Зловещая эстафета. С. 76.

http://militera.lib.ru/memo/usa/kennan/index.html.

Зловещая эстафета. C. 76-77.

ИТОГИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Во вторую мировую войну было втянуто 1,7 млрд человек, т.е. 3/4 населения планеты. Общее число мобилизованных в армию составило 110 млн. Война унесла жизни более 55 млн человек и причинила колоссальные разрушения.

Победа над фашизмом стала возможной благодаря объединению усилий Объединённых Наций и Движения Сопротивления народов. Главную роль в одержанной победе сыграли СССР, США и Англия, но бльшая заслуга в этом принадлежит Советскому Союзу1. Он потерял около 27 млн человек, а его материальные потери составили 2,6 трлн руб. В этой связи Черчилль писал: «Сила Советского правительства, стойкость русского народа, русская зима были теми факторами, которые, в конечном счёте, сокрушили гитлеровские армии… Не желаю хотя бы в малейшей степени оспаривать вывод, который подтвердит история, а именно, что сопротивление русских сломало хребет германских армий и роковым образом подорвало жизнен ную энергию германской нации… Мы были рады иметь во время войны эту могущественную нацию на нашей стороне, и все мы считали, что даже если советским армиям придётся отойти к Уральским горам, Россия всё ещё будет представлять огромную, а если она будет стойко продолжать войну, то в конечном счёте и решающую силу»2.

И здесь же, Черчилль, тотально противореча себе, утверждает, что «более года после вступления России в войну она нам казалась обузой, а не подспорьем»3. Выше мы уже неоднократно опровергали подобного рода утверждения, однако в данном случае воспроизведём лишь факты, подчёркнутые Дж.

Батлером: воздушное наступление на Англию «прекратилось в мае 1941 г. из-за того, что основные си лы немецкой авиации необходимо было бросить на Россию»4. Бывший госсекретарь Стеттиниус писал в 1949 г.: «Это человеческая слабость – забывать так скоро обстоятельства прошлых событий. Амери канский народ должен помнить, что он был на грани несчастья в 1942 г. Если бы Советский Союз не удержал свой фронт, немцы были бы в состоянии завоевать Великобританию. Они могли бы также ов ладеть Африкой и создать таким образом плацдарм в Латинской Америке»5.

Да и тот же Черчилль не раз утверждал, «что именно русская армия выпустила кишки из герман ской военной машины и в настоящий момент сдерживает на своём фронте несравненно большую часть сил противника»6. На Восточном фронте было задействовано в течение 4 лет от 65 до 80% вооруженных сил фашисткой Германии и её союзников. Красная Армия уничтожила более 2/3 всех вооруженных сил Германии. А в период, о котором говорил Черчилль, 70% сил вермахта действовало против СССР и только 3% – против Великобритании. Вряд ли можно квалифицировать это как обузу.

Людские потери западных стран были относительно невысоки, но материальные – астрономичес кие. Англия лишилась 1/4 своего национального богатства, её потери составили 25 млрд фунтов стер лингов. Потери Франции составили 1 трлн 605 млрд 815 млн франков, что равнялось 40% её нацио нального богатства или 5 национальным доходам 1938 г.

Согласно данным американской статистики, все государства, участвовавшие во второй мировой войне, кроме Китая, израсходовали на неё 1116 млрд долл., из них 330 млрд приходится на долю США7. Экономическая помощь, предоставленная западными союзниками СССР в 1941-1945 гг., сыгра ла огромную роль в достижении победы, но её нельзя оценить как решающую. Дело в том, что за годы войны промышленность СССР произвела 134 тыс. самолётов, около 103 тыс. танков и САУ, свыше тыс. артиллерийских орудий и миномётов8. В мае 1945 г. находившийся в Москве Гопкинс заявил Сталину: «Мы никогда не считали, что наша помощь по ленд-лизу является главным фактором в совет ской победе над Гитлером на Восточном фронте. Она достигнута героизмом и кровью русской ар мии»9. Правда, на Тегеранской конференции Сталин заявил, что «без американского производства вой на была бы проиграна»10.

См. Печатнов В.О. Каким СССР вышел из войны (В оценках американской разведки и дипломатии). // США. Канада: экономика, политика, культура. 2005, № 5.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 2. С. 184, 185.

Ibid. С. 185.

Батлер Дж. Большая стратегия. С. 367.

Цитировано по: Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. С. 112.

Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 3. С. 180.

Лан В.И. США в военные и послевоенные годы. С. 74.

Устинов Д.Ф. Избранные речи и статьи. М., 1979. С. 364.

Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. С. 626.

Ibid. C. 490.

Для достижения победы, кроме материального обеспечения, очень высоко значение и морального духа народа и его армии. Когда 22 июня наша страна была атакована обнаглевшим врагом, и фашисты повели себя столь развязно, это вызвало не просто колоссальный прилив патриотизма в великом на роде, но и его гигантское возмущение: «Да кто вы такие, как вы посмели!!?». Война поистине стала СВЯЩЕННОЙ, и большинство людей были готовы отдать последнее и самое дорогое за спасение своей ВЕЛИКОЙ РОДИНЫ. Война объединила людей всех национальностей, возрастов и классов.

Пусть на четыре года, но она объединила власть и народ, объединила во имя ЖЕРТВЫ и ПОБЕДЫ.

Вот что пишет по этому поводу о Советской Армии германский генерал Меллентин: «Русский Сол дат любит свою „матушку Россию”, и поэтому он держится за коммунистический режим, хотя, вообще говоря, он не является политическим фанатиком. Однако следует учитывать, что партия и её органы обладают в Красной Армии огромным влиянием. Почти все комиссары являются жителями городов и выходцами из рабочего класса. Их отвага граничит с безрассудством;

это люди очень умные и реши тельные. Им удалось создать в русской армии то, чего ей недоставало в первую мировую войну – же лезную дисциплину»11.

На советско-германском фронте были уничтожены 508 немецких расчётных дивизий и не менее дивизий их сателлитов (72% всех потерь гитлеровской Германии и 60% общих потерь её союзников).

Западные союзники разгромили 179 расчётных дивизий Германии и её союзников. Но это не полная картина, так как в конце войны немецкие войска без сопротивления сдавались на Западном фронте.

Если учесть количество убитых и раненых гитлеровцев, то 85% из них были убиты и 88% ранены на Восточном фронте12. На Восточном фронте фашистские войска понесли и 75% общих потерь боевой техники13. Фашистская Германия с июня 1941 г. по май 1945 г. вновь сформировала 399 дивизий и Меллентин В.Ф. Танковые сражения. С. 243.

См.: Волков Ф.Д. Тайное становится явным. С. 355;

Розанов Г.Л. Конец «третьего рейха». С. 345;

Гуркин В.В., Круглов А.И. Э. фон Манштейн: «Ошибка, в которую впал Гитлер». // ВИЖ, 1995, № 3. С. 54;

Гареев М.А. Социально-политическое значение и цена победы. // Межд. жизнь, 1994, № 9. С. 98.

История второй мировой войны. Т. 12. С. 35.

В этом контексте следует привести данные о потерях сторон на советско-германском фронте. Так, было убито и умерло от ран на этапах эвакуации и в госпиталях – 6329600 бойцов Красной Армии, пропало без вести, попало в плен – 4559000 чел., а небоевые потери (в результате происшествий, несчастных случаев, от болезней и др.) составили 555500 военнослужащих. Итого – 11440100 человек. Невосполнимые потери ВС СССР (убитыми, умершими от ран и болезней, пропавшими без вести, не вернувшимися из плена и относящимися к небоевым потерям) в Великую Отечественную войну, с учётом войны с Японией, составили 8668400 генералов, офицеров и солдат. Из санитарных потерь в это число включены 1102800 чел. Из 27 млн советских людей, погибших в годы войны, около 8,7 млн составили погибшие на фронте и в плену.

Немцев погибло в боях на всех фронтах и умерло в госпиталях 3810000 чел. (из них 213 тыс. – небоевые потери), попало в плен – 3357000 генералов, офицеров и солдат, пропало без вести – 1216000 военнослу жащих. Советская Армия захватила в плен 3777300 военнослужащих противника, в том числе немцев – 2389500, австрийцев – 156800. Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6919700 человек и её союзников – 1725800. Итого – 8645500 человек. Т.о., соотношение потерь на советско германском фронте составило, примерно, 1,323:1, и то в основном за счёт истребления нескольких милли онов советских военнопленных в нацистских концлагерях. // См.: Кривошеев Г.Ф. В первых сражениях. // ВИЖ, 1991, № 2. С. 12-16;

Гуркин В.В. О людских потерях на советско-германском фронте в 1941 – 1945 гг.

// ННИ, 1992, № 3. С. 220-221, 223-224;

см. также: Гуркин В.В., Круглов А.И. Кровавая расплата агрессора. // ВИЖ, 1996, № 3. С. 29, 35;

Гуркин В.В., Гуров О.Г. Цена агрессии. Безвозвратные людские потери фашистской Германии. // ВИЖ, 1989, № 9, 38-39;

Елисеев В.Т., Михалев С.Н. Так сколько же людей мы потеряли в войне. // ВИЖ, 1992, № 6-7;

Гареев М.А. Социально-политическое значение и цена победы. // Межд. жизнь, 1994, № 9. С. 99-102;

Гареев М.А. Об объективном освещении военной истории России. // ННИ, 2006, № 5. С. 29.

Большая часть безвозвратных советских потерь приходится на первый период войны – с 22 июня 1941 г.

по 18 ноября 1942 г.: шесть с половиной миллионов человек, из которых примерно половина пленными.

Кроме того, на стороне немцев воевали примерно 200 тыс. советских граждан: предателей власовцев, укра инских националистов, прибалтов, мусульман и других коллаборационистов. Они также несли большие по тери, но их немецкая статистика не учитывала. Практически все они отнесены за счёт военных или граждан ских потерь Советского Союза. // Гареев М.А. О мифах старых и новых. // ВИЖ, 1991, № 4. С. 49;

Кривоше ев Г.Ф. В первых сражениях. // ВИЖ, 1991, № 2. С. 14.

Чем ближе был конец войны, тем меньше были советские потери, что свидетельствовало о росте боевого мастерства и военного искусства советских солдат, офицеров и генералов. Так, в ходе освободительной кам пании восточноевропейских стран безвозвратные потери Красной Армии составили 1099465 чел., включая 967594 убитыми. И наоборот, потери вермахта резко возросли после краха стратегии «молниеносной вой ны».

Таблица 18. Потери Советских Вооружённых Сил в странах Европы и Азии по видам потерь Убито и умерло от ран Пропало без вести и попало в плен Небоевые (погибло в катастрофах, умерло от болезней) Итого Кривошеев Г.Ф. Цена освободительной миссии. // ВИЖ, 1991, № 3. С. 51.

Таблица 19. Потери Советских Вооружённых Сил на территориях других государств Страна Безвозвратные потери в целом Убито, умерло от ран и болезней Польша 600212 Чехословакия 139918 Венгрия 140004 Германия 101961 Румыния 68993 Австрия 26006 Югославия 7995 Норвегия 3436 Болгария 977 Китай 9272 Северная Корея 691 Всего 1099465 Данные о людских потерях Советских Вооружённых Сил показаны на территориях других государств в послевоенных границах. // Кривошеев Г.Ф. Цена освободительной миссии. // ВИЖ, 1991, № 3. С. 50.

Таблица 20. Безвозвратные людские потери вооружённых сил фашистской Германии (без учёта по терь за счёт граждан других стран, служивших в вермахте) на советско-германском фронте с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года Период Убито, умерло от ран, пропало без вести, Пленено Всего а также небоевые потери (тыс. чел.) (тыс. чел.) (тыс. чел.) 22.VI.1941 – 31.I.1945 1998 1907,7 3905, 1.II.1945 – 9.V.1945 1606,8 1668,6 3275, Итого 3604,8 3576,3 7181, Гуркин В.В., Круглов А.И. Кровавая расплата агрессора. // ВИЖ, 1996, № 3. С. 34.

Как видим, приводимые различными авторами данные о потерях незначительно разнятся, и по сути их подсчёты совпадают.

Таблица 21. Безвозвратные людские потери вооружённых сил союзных Германии стран на советско германском фронте с 22 июня 1941 до фактического выхода их из войны с СССР Безвозвратные потери Венгрия Италия Румыния Финляндия Словакия Всего Убито, умерло от ран и болезней, пропало без вести, а также небое вые потери 295300 43910 245388 82000 1565 Попало в плен 513766 48957 229682** 2377 5200 Умерло в плену 54755 27683 54612 403 300 Вернулось на родину 459011 21274 175070 1974 4900 Всего 809066* 92867 475070* 84377 6765 Гуркин В.В., Круглов А.И. Кровавая расплата агрессора. // ВИЖ, 1996, № 3. С. 35.

* В число безвозвратных потерь Венгрии и Румынии включены лица, призывавшиеся в венгерскую ар мию из Северной Трансильвании, Южной Словакии и с Закарпатской Украины, а в румынскую армию – из Молдавии, т.е. с территорий, в настоящее время не входящих в границы этих государств.

** В том числе 27800 румын и 14515 молдаван, освобождённых из плена по решению советского коман дования непосредственно на фронтах.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 32 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.