авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ЦЕНТР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Положительная помесячная динамика промышленного производства за май–июль 2009 года дала Министерству экономического развития ос нование утверждать о начале восстановления экономического роста [8]. В июле 2009 года рост по отношению к июню наблюдался в 51 субъекте Федерации, на долю которых приходится 70% промышленного производ ства. Однако устойчивый рост (по крайней мере, в течение трех месяцев) имел место лишь в 16 субъектах Федерации, на долю которых приходится 13% промышленного производства, динамика всех остальных оставалась неустойчивой.

Доходы населения. Сокращение реальных доходов населения РФ за период кризиса оказалось минимальным (индекс равен 99,7% за сентябрь– июнь, за сентябрь–июль реальные доходы населения составили 100% к соответствующему периоду). Снижение реальных доходов населения на чалось позже промышленного спада, темпами значительно меньшими, чем в промышленности. Повсеместное падение пришлось на январь 2008 года, когда реальные доходы сократились в 53 субъектах Федерации (рис. 3).

28 31 66 42 40 44 13 11 6 3 3 3 5 2 3 2 2 2 1 1 1 сен. ноя. дек. фев. мар. апр. май. июн. июл. окт. янв. 70 70-85 85-100 Рис. 3. Группировка субъектов Федерации по динамике реальных доходов населения (по отношению к соответствующему периоду предыдущего года).

Первый удар кризис нанес по экономике крупных городов и регио нов, тесно связанных с глобальной экономикой. Снижение доходов с сен тября началось в крупных агломерациях и центрах обрабатывающей про мышленности (Москва, Самарская, Ленинградская, Калининградская об ласти, с октября – Санкт-Петербург).

Несовпадение динамики производства и доходов имеет как субъек тивные причины – низкое качество региональных статистических данных по доходам населения, особенно помесячных, так и объективные, связан ные с тем, что падение доходов в производственной сфере было компен сировано повышением доходов в бюджетной сфере и ростом пенсий. По следний фактор оказался весьма существенным в регионах с низкими до ходами. Реальные доходы выросли более чем в половине субъектов Феде рации (49) и четырех федеральных округах (Южном, Уральском, Дальне восточном, Приволжском).

Прямой зависимости между динамикой доходов и потребления насе ления, характеризуемого индексом розничного товарооборота, нет. По следний следовал за снижением доходов с заметным лагом, его падение началось только в 2009 году. Спад в розничной торговле не является по всеместным, торговля остается стабилизирующим фактором в большинст ве субъектов Федерации, рост индекса розничного товарооборота за кри зисный период в целом имел место в 59 субъектах Федерации и всех фе деральных округах, исключая Сибирский и Северо-Западный. Спад това рооборота оказался наибольшим в богатых регионах, доходы в которых даже с учетом их снижения за время кризиса превышают средний по стране уровень. Сходной оказывается ситуация в сфере платных услуг.

Инвестиции в основной капитал и строительство. Статистические данные по строительству за четвертый квартал 2008 года публикуются накопленным итогом с начала года, поэтому не отражают кризисных яв лений конца 2008 года. В целом за 2008 год динамика строительства была положительной во всех федеральных округах, кроме Дальневосточного и Северо-Западного;

спад объемов строительства имел место в 21 субъекте Федерации. Результаты первого полугодия 2009 года демонстрируют наи больший спад именно в строительстве. При сокращении объема строи тельства по РФ в целом в первом полугодии 2009 года на 20% динамика в строительстве была положительной только в 15 субъектах Федерации, в которых реализуются крупномасштабные проекты с федеральной под держкой – Приморский край, Республика Саха, и национальные респуб лики, строительство в которых ведется на бюджетные деньги.

Кризисные явления конца 2008 года в инвестиционной сфере также были перекрыты положительной динамикой начала года, в целом за год наблюдался рост инвестиций во всех федеральных округах. Сокраще ние физического объема инвестиций имело место в 19 субъектах Федера ции. Реально кризис задел инвестиционную сферу ЦФО и СЗФО, лидиро вавших в привлечении инвестиций. По результатам января-августа года по объемам инвестиций лидирует Дальневосточный федеральный округ, это связано с тем, что подавляющая часть инвестиций поступает на ДВ как бюджетные инвестиции, а также корпоративные инвестиции в дальневосточные подразделения общенациональных и международных корпораций. Как правило, это инвестиции в крупные долгосрочные ин фраструктурные и сырьевые проекты (в том числе по ФЦП до 2013 г.).

Наиболее существенным спад инвестиционной активности оказался в Приволжском и Сибирском федеральных округах (рис. 5), что неизбежно скажется на росте этих регионов в будущем.

Российская Федерация Республика Адыгея Республика Хакасия Республика Дагестан Республика Тыва Тульская область Амурская область Республика Бурятия Калужская область Республика Марий Эл Еврейская авт.область Забайкальский край Саратовская область Республика Башкортостан Республика Северная Осетия - Алания Оренбургская область Архангельская область Курганская область Владимирская область Карачаево-Черкесская Республика Волгоградская область Республика Татарстан Республика Калмыкия Камчатский край Московская область Республика Саха (Якутия) Тверская область Белгородская область Смоленская область Тамбовская область Кировская область Костромская область Краснодарский край Ставропольский край Мурманская область Республика Карелия Брянская область Псковская область Астраханская область Республика Мордовия Сахалинская область Новгородская область Нижегородская область Алтайский край Приморский край Кабардино-Балкарская Республика Хабаровский край Свердловская область Ростовская область Тюменская область Челябинская область Пензенская область Липецкая область Магаданская область Самарская область Иркутская область Воронежская область Курская область Красноярский край Орловская область Чувашская Республика Удмуртская Республика Пермский край Новосибирская область Центральный Калининградская область Ульяновская область Ленинградская область Республика Коми (сентябрь 2008 – июль 2009 года к сентябрю 2007 – Ивановская область Ярославская область Омская область Кемеровская область Рис. 4. Индекс реальных доходов населения по регионам РФ июлю 2008 года, в процентах). Первый столбец – РФ в целом Республика Алтай Республика Ингушетия Томская область г.Москва г.Санкт-Петербург Вологодская область Рязанская область Чукотский авт.округ Росси йская Федераци я При м орский край Республи ка Ком и Чеченская Республика Ивановская область Республика Саха (Якутия) Тверская область Республика Ингушетия Красноярски й край Краснодарски й край Калужская область Республи ка Адыгея Лени нградская область Мурм анская область Ярославская область Республика Дагестан Ставропольски й край Республи ка Татарстан Нижегородская область Республика Калм ыки я Курская область Республика Алтай Ульяновская область Тульская область Влади м ирская область Курганская область Там бовская область Кали нинградская область Республи ка Тыва Ростовская область Ам урская область Воронежская область Новгородская область Магаданская область Ям ало-Ненецки й авт. округ Республика Северная Челяби нская область Московская область Астраханская область Ханты-Манси йски й Тюм енская область Республика Бурятия Иркутская область Перм ски й край г.Москва Карачаево-Черкесская г.Санкт-Петербург Липецкая область Еврей ская авт.область Свердловская область Волгоградская область Алтай ский край Забайкальский край Том ская область Кам чатски й край Республи ка Башкортостан Хабаровски й край Республика Мордови я Сам арская область Оренбургская область Саратовская область Вологодская область Псковская область Пензенская область Удм уртская Республи ка Брянская область Ом ская область Кем еровская область Рязанская область Чувашская Республи ка в процентах). Первый столбец – РФ в целом Республика Марий Эл Сахалинская область Новосибирская область Кабардино-Балкарская Костром ская область См оленская область по крупным предприятиям и организациям по регионам РФ Республи ка Хакаси я Республика Карели я Орловская область Рис. 5. Индекс физического объема инвестиций в основной капитал Ки ровская область Белгородская область (сентябрь 2008 – август 2009 года к сентябрю 2007 – августу 2008 года, Архангельская область Ненецки й авт.округ Оценка валового регионального продукта. При разнонаправлен ной динамике в разных сферах производства промышленный спад в ряде регионов был компенсирован стабильной ситуацией в сельском хозяйстве, торговле, услугах, что отражается в динамике ВРП9.

Кризисные явления конца 2008 года были перекрыты положительной динамикой первых трех кварталов, в результате 2008 год показал положи тельную динамика ВРП во всех федеральных округах при лидерстве Юж ного (109,9%) и Центрального округов (107%). Спад производства имел место в ряде областей Северо-Западного округа (Архангельская, Вологод ская, Мурманская), нескольких сибирских (Иркутская и Томская области) и дальневосточных регионах (Чукотский автономный округ и Сахалин ская область).

Оценка показателей ВРП за 2009 год демонстрирует действительно всеобщий характер кризиса. Положительная динамика ВРП сохранилась лишь в 15 субъектах Федерации, из них 6 – дальневосточных, кризис не добрался лишь до самых дальних окраин страны. Сокращение ВРП более чем на 15% имело место в 10 субъектах Федерации, среди них крупней шие индустриальные центры – Челябинская, Нижегородская, Иркутская, Кемеровская области.

На первом этапе кризис в наибольшей степени затронул регионы ев ропейской части России, специализирующиеся на поставках малоконку рентной продукции на внутренний рынок, а также сырья – на внешний. В тяжелом положений оказались регионы «металлургической» специализа ции Урала, Сибири и Центральной и Северо-Западной России. Крупные города также испытали шоковый кризисный период, в основном связан ный с обвальным сокращением строительства и отчасти – сегмента бан ковского сектора и сферы услуг. Наилучшие относительные показатели «сопротивления» кризису показали Южный и Дальневосточный феде ральные округа. По совокупности макропоказателей в наибольшей мере пострадали от кризиса Приволжский и Уральский федеральные округа.

Здесь в наибольшей степени проявилось негативное сочетание двух фак торов – снижения спроса и цен производителей в доминирующих в эко Была использована методика оценки динамики ВРП в сопоставимых ценах производственным методом на основе индексов производства в сельском и рыб ном хозяйстве, добывающих и обрабатывающих производствах, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, строительстве, торговле, транспорте и связи, других услугах. Оценивались погодовые индексы ВРП за 2008 и 2009 гг.

При оценке ВРП 2009 года предполагалось, что в 3 и 4 кварталах 2009 года поло жение в производственной сфере стабилизируется на уровне первого полугодия.

номике регионов отраслях, сильно зависящих от внешнеэкономической конъюнктуры. Ценовой фактор является главным в объяснении макси мального среди всех округов сокращения поступлений налогов и сборов в бюджетную систему с территории УФО.

Следующий сюжет – факторы, определившие спад производства в регионах.

Глубина спада производства в регионах определялась множеством факторов, в первую очередь, структурой производства в регионе, степе нью интегрированности региона в систему мирохозяйственных связей;

исходным уровнем производства в регионе, финансовым состоянием пред приятий, ситуацией на рынке труда, степенью развития малого бизнеса.

Наиболее существенным фактором, определившим динамику про мышленного производства, явилась его отраслевая структура. Коэффици ент ранговой корреляции между показателями спада в промышленности и долей пищевой промышленности в отгрузке промышленной продукции региона составляет 0,368, соответствующий коэффициент для добываю щих отраслей ТЭК (реально – нефтегазового комплекса) составляет 0,193, продукции деревообрабатывающей промышленности – 0,163. Коэффици ент ранговой корреляции для нетопливных добывающих отраслей соста вил – 0,307, металлургической промышленности – 0,295, машиностроения – 0,295.

В числе факторов, определивших кризисную динамику ВРП в регио нах, рассматривались: исходный уровень развития региона (ВРП на душу населения в 2007 году);

структурные факторы: доля сельского хозяйства в валовой добавленной стоимости, доля добывающих производств, пищевой промышленности, машиностроения в отгруженной продукции промыш ленности;

доля экспорта в ВРП, динамика инвестиций, доля занятых на малых предприятиях в общей численности занятых в регионе. Статисти ческая оценка влияния этих факторов на глубину спада производства в регионах показала, что перечисленный набор факторов позволяет объяс нить 78% региональных отклонений темпов ВРП от среднего по стране (предполагалась, что динамика последнего объясняется общенациональ ными факторами). В число статистически значимых в регрессионном уравнении вошли два фактора: доля пищевой промышленности в отгру женной продукции промышленности региона и динамика инвестиций, именно эти факторы определяли устойчивость региона к кризису.

Сюжет третий. Как далеко отбросил кризис регионы от траектории экономического роста, предполагаемой Стратегией-2020.

Прогноз производства ВРП ЦФО СЗФО ЮФО ПФО УФО СФО ДФО прогноз 2012 КДР инер КДР инн Прогноз инвестиций ЦФО СЗФО ЮФО ПФО УФО СФО ДФО прогноз2012 КДРинер КДР инн Рис. 6. Прогноз ВРП и инвестиций в федеральных округах в КДР 2020 и с учетом кризиса (2012 г. в процентах к 2008 г.) Наиболее далеко от прогнозируемых параметров роста в КДР оказа лись Приволжский и Северо-Западный округа. Ни один из округов не дос тигает к 2012 году даже параметров инерционного варианта. Еще хуже оказывается ситуация в инвестиционной сфере. Параметров инерционного варианта достигают только Южный и Дальневосточный округа (рис. 6).

Следующий вопрос состоит в том, когда, по оценкам самих регионов, они смогут восстановить докризисный уровень производства и инвести ций. В табл. 1 представлен свод прогнозов субъектов Федерации, разрабо танных по запросу МЭР в августе этого года. Из оценок самих регионов следует, что уровень 2008 года будет достигнут в ЦФО в 2011 году, в ЮФО – 2010 году, в Приволжье – только после 2012 года. На Дальнем Востоке предполагается возобновление роста ВРП с 2009 года.

Таблица Показатели прогнозов субъектов РФ на период до 2012 года (в % к 2008 году) ВРП Инвестиции 2009 2010 2011 2012 2009 2010 2011 86,4 97,1 104,6 112,3 74,3 80,3 85,4 92, ЦФО 94,2 95,3 98,4 102,4 80,2 80,7 86,3 92, СЗФО 96,1 100,2 105,8 112,6 95,7 107,8 115,7 123, ЮФО 89,0 90,7 93,6 97,4 80,8 81,6 85,2 90, ПФО 92,7 95,4 97,6 100,8 86,6 88,2 90,8 95, УФО 93,7 97,9 101,9 107,9 81,0 88,6 98,4 109, СФО 100,6 104,0 109,3 114,1 105,0 100,6 109,2 117, ДФО Экономический кризис на современном его этапе наиболее сильно ударил по богатым регионам, которые получили наибольшие преимуще ства от предшествующего экономического роста. В наиболее бедных ре гионах негативные последствия кризиса пока смягчаются за счет значи тельной поддержки из федерального бюджета. Ухудшение экономическо го положения наиболее благополучных регионов при сохранении государ ственной поддержки наиболее слабых скорее всего приведет к сближению среднедушевых показателей в регионах, однако это будет движение к «ра венству в бедности».

Литература 1. О текущей ситуации в экономике Российской Федерации в январе-августе 2009 года. Минэкономразвития России. www.economy.gov.ru 2. Информация о результатах мониторинга местных бюджетов Российской Фе дерации по состоянию на 1 июля 2009 года (период мониторинга – 1 полугодие 2009 года) Министерство финансов РФ. www.minfin.ru 3. Информация для ведения мониторинга социально-экономического положения субъектов Российской Федерации в январе-августе 2009 года. www.gks.ru 4. Доклад о социально-экономическом положении субъектов Российской Феде рации в мае 2009 года (по информации на 30 июня 2009 г.). www.minregion.ru 5. Данные мониторинга рынка труда по субъектам Российской Федерации. Мин здравсоцразвития РФ. http://www.minzdravsoc.ru 6. Зубаревич Н.В. Влияние кризиса на регионы России: мониторинг. / Социаль ный атлас российских регионов. Независимый институт социальной политики, 2009. http://atlas.socpol.ru 7. Анализ исполнения консолидированных бюджетов субъектов Российской Фе дерации в январе-июне 2009 года. Министерство финансов РФ. www.minfin.ru 8. Набиуллина Э.З. Россия прошла нижнюю точку кризиса. Полит.ру 8 сентября 2009 г. www.polit.ru.

М.В. Терский, Дальневосточный государственный университет, Владивосток Стратегия развития Дальнего Востока России:

экономика «шагреневой кожи»

При выборе стратегии развития территорий российского Дальнего Востока до 2025 г. необходимо учитывать ряд особенностей, обусловлен ных специфическим положением ДВ в экономическом и социальном про странстве России.

Первая особенность. На протяжении всей своей истории стратегия освоения и развития Дальнего Востока России была обусловлена внешни ми задачами. В ХVII–XVIII веках – это удовлетворение растущих госу дарственных потребностей в валюте (пушнина, золото, морской зверь и т.д.) и глобальное соревнование с европейскими государствами по форми рованию территориальных империй. В XIX веке – борьба с ведущими ми ровыми державами Англией, Германией, Японией за контроль над терри торией Китая. В ХХ веке – формирование пояса «коммунистической безо пасности» по тихоокеанскому побережью от Северного до Индийского океана. В начале ХХI века дальневосточные территории оказались в си туации, когда долгосрочные целевые ориентиры России со странами АТР не определены, институциональный каркас экономических отношений не сформирован. Нет рамочных договоров и планов в области гармонизации экономической политики с приграничными государствами северо-восточ ной Азии (СВА). Задача увеличения объемов внешней торговли решается под лозунгом колониальных эпох: «Иностранные товары и технологии в обмен на ресурсы». Нечеткость стратегических ориентиров является огра ничивающим фактором по привлечению в экономику ДВ иностранных инвестиций.

Вторая особенность. Низкая плотность населения и капитала. Отно сительно стран СВА плотность населения ДВ ниже более чем в сто раз.

Это обусловливает высокий уровень монопольных эффектов. В разряжен ном социально-экономическом пространстве любое малое предприятие легко становится монополистом. Это означает, что население нужно уп лотнять. Формировать новую инфраструктуру на всем пространстве Даль него Востока экономически не целесообразно. Ресурсы развития будут концентрироваться в ограниченном количестве крупных городов, способ ных генерировать агломерационные эффекты. Большинство мелких горо дов и сельских поселений будут исчезать как объекты экономической ак тивности.

На российском Дальнем Востоке плотность капитала относительно стран СВА ниже более чем в 40 раз. Экономика Дальнего Востока испы тывает тотальный дефицит высокоэффективных инвестиций. Это обу словливает высокий уровень процентных ставок и неприемлемый уровень инвестиционных и коммерческих рисков. При этом стратегия сформиро вания нового индустриального пояса вдоль Транссиба по углубленной переработке ресурсов несет в себе повышенный масштаб рисков. Незави симо от глубины переработки, спрос на эту продукцию находится за ру бежом и национальным бизнесом не контролируется. В условиях времен ного уплотнения экономических циклов в промышленных зонах по пере работке экспортно ориентированных ресурсов резко возрастает масштаб социальных рисков (эффект города Пикалева).

Третья особенность. На российском Дальнем Востоке крайне низ кий уровень спроса на инновационные инвестиции. У бизнеса и топ менеджеров отсутствует мотивация к инновационному риску. В условиях слабой конкуренции и высокой монополизации производственного бизне са – это избыточная роскошь. Качество выпускников дальневосточных вузов с 1990-х годов выросло, но, с точки зрения международных крите риев конкурентоспособности, оно остается на уровне средней профессио нальной подготовки (техникума). Специалисты, обладающие навыками решения современных профессиональных задач, составляют не более 10%. Экономика Дальнего Востока испытывает тотальный дефицит в спе циалистах, способных работать в условиях инновационной экономики.

Как только появляется талантливый молодой топ-менеджер, его мгновен но переманивают в центральную часть России. Никаких инструментов, позволяющих привлекать на Дальний Восток талантливых менеджеров, инженеров, ученых, нет. Самое главное не понятно, какие институцио нальные формы для этого нужно создать.

При выборе целевых приоритетов стратегического развития террито рий Дальнего Востока необходимо учитывать две ключевые тенденции, сложившиеся в период 1995–2008 гг.:

первая – постепенное сжатие экономического и социального про странства дальневосточного региона относительно России в целом;

вторая – растущая экономическая и социальная автаркия.

Сжатие экономического пространства территорий Дальнего Востока проявляется в сокращении удельной доли ВРП и инвестиции в основной капитал относительно России (рис. 1 и рис. 2).

% 7 6, 5, 5, 5, 6 5, 4, 4, 4, 5 4, 4, 1, 1, 2 1,11 1, 1, 1, 1,03 0,93 0,9 0, 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Доля ДВ в ВРП России Доля Приморского края в ВРП России Рис. 1. Динамика изменения доли ВРП регионов ДВ и Приморского края относительно ВВП России в 1995–2008 гг., в % За период 1995–2008 гг. общее сокращение удельной доли террито рий ДВ в ВВП России составило 1,83, а доли Приморского края – 0,6 про центных пункта. Тенденция сокращения удельной доли ВРП протекает на фоне устойчивого роста показателей, характеризующих прирост абсолют ных значений ВРП. За период 2000–2008 гг. ВРП территорий ДВ в абсо лютных значениях увеличился в 3,6, а Приморского края в 3,1 раза.

Объем инвестиций, задействованных в 1995–2008 гг. для модерниза ции экономики ДВ, характеризуется как устойчивый.

За период 1995–2008 гг. доля инвестиций в основной капитал вырос ла на 1,2 процентных пункта. При этом доля основных фондов территорий ДВ относительно России сократилась на 2,1 раза. Т.е. рост инвестиций в основной капитал не обеспечивал выбытие основных фондов.

% 7, 7, 7,13 6, 6, 7 6,45 6, 6, 6,22 6, 5,22 5, 5, 5,7 5,63 5, 5,33 5,23 5, 4, 3, 3 2, 2, 1, 0,81 0, 0, 0, 0,6 0, 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Доля территорий ДВ в стоимости основных фондов России Доля территорий ДВ в инвестициях в основной капитал России Доля Приморского края в инвестиции в основной капитал России Доля Хабаровского края в инвестициях в основной капитал России Доля Сахалинской области в инвестициях в основной капитал России Рис. 2. Динамика изменения доли территорий ДВ в стоимости основных фондов и инвестиций в основной капитал относительно России в 1995–2008 гг., в % Сжатие социального пространства проявляется в сокращении удель ной доли населения территорий ДВ относительно России, а также росте разрыва в продолжительности жизни и сокращении мужчин трудоспособ ного возраста (рис. 3 и рис. 4).

% 4, 4,67 4,63 4,6 4,6 4,59 4,58 4,57 4, 5 4,48 4, 4,2 4, 1 1,51 1,45 1,43 1,42 1, 1,33 1,41 1,41 1,39 1,37 1,3 1,26 1, 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2010*2015*2021*2031* Доля ДВ в населении России * прогноз Доля Приморского края в населении России Рис. 3. Динамика изменения доли территорий ДВ и Приморского края в численности населения России в 1995–2015 гг., в % С 1995 по 2031 гг. доля регионов ДВ в населении России сократится на 0,86, а доля Приморского края соответственно на 0,29 процентных пункта.

С 2000 г. по 2015 г. разрывы в продолжительности жизни населения регионов ДВ относительно России возрастут с 2,17 до 4,5 лет. Среди муж чин с 1,73 до 4,3 лет, а по Приморскому краю – с 1,61 до 3,8 года.

80 73, 67,8 68,8 69, 66, 70 65,34 65,3 64, 62,9 64, 63,1763,73 63, 62,2 62,8 68, 65, 60 59, 58, 57, 57,87 64, 50 57,3 56, лет 2000 2005 2006 2007 2015* * прогноз Россия Дальний Восток Приморский край Мужчины Россия Мужчины ДВ Мужчины Приморского края Рис. 4. Ожидаемая продолжительность жизни на момент рождения на ДВ России в 2000–2015 гг., количество лет Одной из важнейших структурных особенностей экономики ДВ яв ляется высокая доля производств с экстремальными условиями деятель ности – морское рыбное хозяйство и транспорт, добыча полезных иско паемых, лесное хозяйство. Она базируется на специфических трудовых ресурсах – мужчины в возрасте от 20–50 лет. Прогнозные оценки на пери од до 2031 г. показывают, что доля мужчин в общей численности населе ния ДВ будет сокращаться (рис. 5).

48,06 % 47, 48,1 47, 47,9 47,7 47,1 46, 47, 47,7 47,5 47, 47,8 47, 47,3 46,9 46, 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2021 2026 Доля мужчин в общей численности населения ДВ Доля мужчин в общей численности населения Приморского края Рис. 5. Прогноз доли мужчин в общей численности населения регионов ДВ в 2010–2031 гг., в % С 2010 г. по 2031 г. доля мужчин в общей численности населения по регионам ДВ сократится на 1,1, а в Приморье на 1,3 процентных пункта.

За 20 лет количество мужчин на ДВ сократится более чем на 240 тыс., в Приморье – на 40 тыс. человек. Растущий дефицит специфических трудо вых ресурсов обусловливает необходимость разработки стратегии вахто вого освоения сырьевых месторождений и делает крайне проблематичным строительство на ДВ крупномасштабных индустриальных производств по углубленной переработке сырья.

История экономического освоения Дальнего Востока свидетельству ет, что для привлечения на территорию ДВ трудоспособного населения государство создавало особые экономические и социальные условия. На ДВ никогда не было крепостного права. В ХIX веке переезд на постоянное жительство на ДВ стимулировался беспроцентными финансовыми ссуда ми и бесплатной раздачей государственной земли. В советское время – созданием более комфортной социальной среды и возможностью быстро го получения жилья. В настоящее время социальные факторы практически не работают. Анализ показывает, что за период 2000–2008 гг. динамика доли территорий ДВ в вводе жилья относительно России имеет устойчи вую тенденцию к снижению (рис. 6).

% 4, 4, 3, 2, 2, 2, 2 2,28 2,23 2, 2,14 2,13 2, 2, 1, 0, 0, 0,69 0, 0, 0, 0,63 0, 0, 0,51 0, 1 995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Доля ввода жилья (кв. м) на ДВ относительно России Доля ввода жилья (кв. м) в Приморском крае относительно России Рис. 6. Динамика доли территорий ДВ во вводе жилья относительно России в 2000–2008 гг., в %.

За период 1995–2008 гг. доля ввода жилья на ДВ в кв. метрах относи тельно России сократилась на 2,47, а Приморском крае на 0,25 процент ных пункта.

В советское время одной из особенностей территорий ДВ была высо кая возрастная мобильность населения. После выхода на пенсию люди уезжали с ДВ в национальные республики и Центральную часть России.

Это обусловливало низкую сравнительную нагрузку на социальную ин фраструктуру и рынок жилья. На рубеже ХХI века ситуация существенно изменилась. Анализ показывает, что в ближайшие 20 лет доля нетрудо способного населения ДВ будет расти ускоренными темпами (рис. 7).

За период 2010–2031 гг. на ДВ России доля людей старше 65 лет вы растет на 380 тыс. человек и составит около 30% от общей численности.

Население моложе трудоспособного возраста сократится на 750 тыс. че ловек. Гендерные изменения обусловливают рост нагрузки не только на систему социальной защиты, но и на всю социальную инфраструктуру, прежде всего на здравоохранение и жилищное строительство. Спрос на инфраструктуру воспитания и образования будет сокращаться.

Вторая группа проблем связана с ростом экономической и социаль ной автаркии территорий ДВ. Разрывы с региональным социальным про странством России увеличиваются. Экономические и социальные интере сы людей все больше автомизинируются, переключаются с внутренних ин тересов России на внешние. Социальное благополучие дальневосточников становится все более зависимым от внешних условий, от того, как форми руются цены и устойчивость валютного курса в Китае, а не в России.

% 28, 25, 23, 22,18 22, 21, 20,7 21, 25, 24, 20 23, 20, 19,85 20, 19, 18, 18, 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2021 2026 Доля нетрудоспособных в общей численности населения ДВ Доля нетрудоспособных в общей численности населения Приморского края Рис. 7. Прогноз доли нетрудоспособных (старше 65 лет) в общей численности населения регионов ДВ в 2010–2031 гг., в % Факторами растущей социально-экономической автаркии являются сокращение доли грузов (в общем объеме), вывезенных с территории ДВ в другие регионы России, и сокращение доли пассажиров, совершивших поездки с территории ДВ в другие регионы России (рис. 8 и рис. 9).

34, % 13,8 13, 13,43 12,63 12,08 11, 15 11,45 10, 14, 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Доля грузов в общем объеме (млн тонн), вывезенных с территории ДВ в другие регионы России Рис. 8. Динамика доли грузов (в общем объеме), вывезенных с территории ДВ в другие регионы России в 1995–2008 гг., в % За период 1995–2008 гг. в общем объеме грузооборота доля грузов, вывезенных с территории ДВ в другие регионы России, сократилась на 23,64 процентных пункта. На внутреннем рынке России спрос на сырье вую продукцию ДВ, независимо от уровня ее переработки, сокращается. В условиях высокого уровня производственных издержек для того, чтобы конкурировать на внешних рынках АТР, дальневосточный бизнес идет по пути увеличения доли неформальной экономики. По экспертным оценкам, доля неформальной экономики на ДВ составляет около 30% от ВРП. Не формальная экономика становится своеобразным фильтром, препятст вующим централизации и перераспределению национального дохода че рез федеральный бюджет.

Органам власти на уровне общественного сознания и социального поведения не удается сформировать негативного отношения к неформаль ной экономике, которой занимается национальный бизнес. При этом со циологи отмечают абсолютное отрицание неформальной экономики, если ее занимаются иностранные граждане, прежде всего из Китая. Наблюдает ся процесс формирования двойственного правосознания, которое при оп ределенных условиях может стать основой для роста национализма.

% 4, 4,45 4,3 4, 4, 4,23 4,2 4, 4, 3, 3, 3, 3, 2,78 2, 2,29 2,14 2, 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Доля территорий ДВ в железнодорожных перевозках (млн. тонн) России Доля территорий ДВ в автомобильных перевозках (млн. тонн) России Рис. 9. Динамика доли территорий ДВ в железнодорожных и автомобильных перевозках относительно России в 1995–2008 гг., в % Анализ общих объемов грузопотоков, идущих через транспортную сеть общего пользования территорий ДВ (без трубопроводного), показывает, что его доля в общем объеме грузоперевозок России сокращается (рис. 9).

За период 1995–2008 гг. доля регионов ДВ в железнодорожных пере возках относительно России сократилась на 0,4, а автомобильных на 7, процентных пункта. При этом необходимо отметить, что на ДВ на долю железнодорожных перевозок приходится около 80% объемов. Экономика ДВ очень чувствительна к транспортным тарифам. Так увеличение транс портных тарифов на 1% в европейской части ведет к росту издержек про изводства на 0,4–0,5 процента, а на ДВ на 1,2–1,3 процента.

Анализ пассажиропотоков показывает, что сокращается доля пасса жиров, совершивших поездки с территории ДВ в другие регионы России (рис. 10).

7, % 3,2 3,13 2,94 2,86 2,74 2,67 2, 2 2,45 2, 1995 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Доля пассажиров в общем объеме (млн чел), совершивших поездки с территории ДВ в другие регионы России Рис. 10. Динамика доли пассажиров, совершивших поездки с территории ДВ в другие регионы России в 1995–2008 гг., в % За период 1995–2008 гг. в общем объеме пассажиров ДВ доля пасса жиров, совершивших поездки в другие регионы России, сократилась на 5,22 процентных пункта. На сокращение доли пассажиров, выезжающих за пределы ДВ, оказывают как экономические, так и социальные факторы.

Сокращение внутреннего спроса на продукцию дальневосточных пред приятий обусловливает сокращение бизнес-поездок. Гендерные измене ния и полное прекращение мобильности молодых специалистов централь ных вузов России обусловливают падение спроса на социальные поездки.

Туристические поездки перемещаются на страны АТР.

В заключение необходимо отметить, что стремление решить соци ально-экономические проблемы ДВ путем создания «нового индустриаль ного пояса по переработке дальневосточного сырья вдоль Транссиба и мор ских портовых узлах» несет в себе существенный потенциал роста систем ных рисков. Эти риски обусловлены следующими обстоятельствами.

Во-первых, в последние 5 лет в на рынке АТР растет объем избыточ ных мощностей по переработке первичного сырья. В Китае в 2008 г. из быточные мощности по нефтепереработке составляли 18%, нефтехимии – 15%, рыбо- и лесопереработке – свыше 20%. Идет ускоренная модерниза ция старой индустриальной базы на северо-востоке Китая. Создание на своей территории производств по переработке энергетического сырья рас сматривается через призму национальной безопасности. Схожая ситуация и в других странах АТР. «Умные» страны реализуют стратегию деиндуст риализации своей экономики. Вынося вторичную и третичную переработ ку в развивающиеся страны. В частности, Австралия отказалась от страте гии глубокой переработки сырья, считая это экономически не целесооб разным.

Во-вторых, на рынках АТР высокие технологические и администра тивные барьеры входа на оптовые рынки переработанного сырья. «Вход»

осуществляется через торговую инфраструктуру ТНК. Стоимость «входа»

в десятки раз превышает стоимость строительства заводов по переработке сырья. Кризис – время покупок ТНК, но у российского бизнеса нет денег.

Они есть у Китая.

Н.В. Кузнецова, Дальневосточный государственный университет, Владивосток Условия и перспективы стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока Дальний Восток исторически развивался под постоянным патрона жем государства, что определяло его устойчивое и сбалансированное раз витие. Экономическая специализация ориентировалась на ресурсодобы вающие отрасли с экспортным уклоном. Развитие более высоких переде лов, особенно машиностроения, выполняло важную воспроизводственную роль, поддерживая уровень образованности, наукоемкости и трудовой квалификации работающего населения. В период рыночных преобразова ний на российском Дальнем Востоке усилились истощительные тенден ции, затронув не только природно-ресурсный, но и социально-производ ственный потенциалы региона. Над регионом нависли серьезные угрозы.

Падающая конкурентоспособность региональной экономики загнала регион в ловушку, из которой выбраться становится все тяжелее, т.к. ре гион развивается на рыночном пространстве, где активно развиваются крупнейшие мировые центры: Япония, Республика Корея, Китай. В силу своего географического и экономического положения Дальний Восток относится к замкнутой региональной подсистеме, в рамках которой суще ствуют независимые локальные рынки, не объединенные в систему.

Следует ответить на вопрос при определении принципов Стратегии развития региона – на какие условия сегодня можно опираться в конкрет ном случае с ДФО?

Особенности–парадоксы Дальневосточного федерального округа 1. Противоречие между территорией и населением. ДФО занимает 36,4% территории России, а доля населения составляет 4,6%, на кв. км всего 1,1 человека.

2. В регионе наблюдается неравномерное рассредоточение человече ских, технологических и природных ресурсов. Наиболее экономически ак тивными являются южные территории округа (например, в Приморском крае сконцентрирован 31% предприятий ДВ).

3. Обширная и богатая территория ДФО характеризуется невысо ким уровнем социально-экономического развития. В регионе производит ся не более 5% общероссийской суммы валовых региональных продуктов, стоимость жизни на 40% выше, чем в среднем по стране, и, соответствен но, доля бедного населения выше среднероссийского показателя.

4. ДФО обладает самыми благоприятными факторами для вхожде нию России в экономику АТР и не может развить масштабные интегра ционные процессы. Потенциал региона остается не реализованным. Эко номика «южных» приграничных регионов на 70% ориентирована на стра ны Северо-Восточной Азии (в меньшей степени – АТР), что является ре зультатом географической близости, но не интеграционных процессов.

Доля экспорта России в страны АТР составляет всего 1%, импорта – 0,5%.

В экономическом смысле Дальневосточное приграничье не способствует вхождению России в экономику АТР, несмотря на то, что приграничное положение само по себе является благоприятным фактором для экономи ческого роста, который обычно достигается за счет эксплуатации транзит ных возможностей и развития приграничной торговли. Сдерживающим фактором является недостаточный уровень хозяйственной освоенности территорий, непосредственно прилегающих к государственной границе.

5. Наблюдается противоречие между богатством сырьевой базы и неразвитостью производственной и социальной инфраструктуры.

6. Все федеральные программы не обеспечивали опережающего рос та экономики региона и реализуются в среднем на 60–40%. На террито рии региона реализуется 32 федеральные целевые программы с общим объемом финансирования государственных капитальных вложений – 27, млрд. рублей. В рамках непрограммной части ФАИП выделяется 12, млрд. рублей.

С 1994 г. в регионах начали реализовываться федеральные програм мы развития отдельных территорий – например, для Сахалинской области была разработана федеральная программа развития Курильских островов.

Позже появились федеральные программы развития целых регионов: Рес публики Саха (в 1995 г.) и другие. Не углубляясь в подробности оценки данных документов, сегодня уже всем очевидны их основные недостатки:

– они излишне формализованы;

– их основная задача убедить правительство в необходимости полу чения трансфертов из федерального бюджета;

– ни одна из программ не влияет на динамику экономического раз вития регионов;

– присутствует размытость функционального подчинения создания и контроля за выполнением стратегий;

– мероприятия, намеченные в программах, не согласованы с теку щими планами, а стратегии не согласованы с программами.

Особенно следует обратить внимание на научность обоснования стратегий и методов.

Негативная ситуация в экономике регионов Дальнего Востока обу словлена рядом существующих проблем, которые следует принимать во внимание при определении Стратегии развития.

1. Наличие существенных диспропорций в промышленном развитии территорий. В структуре промышленного производства региона преоб ладают добывающие отрасли. Парадокс дальневосточной экономики за ключается в том, что из-за высоких удельных затрат выгодным является только добыча или самая первичная переработка сырья. Подавляющая часть полезных ископаемых, кроме энергетической группы, вообще явля ются рядовыми и не имеют никаких предпосылок для того, чтобы на их основе сформировать масштабную и рентабельную специализацию регио на. Кроме того, их эксплуатация сравнительно чрезвычайно дорога. Об этом свидетельствует то, что сохраняется высокий уровень износа основ ных фондов (60–70%) в основных добывающих отраслях, в электроэнер гетике, машиностроении, на транспорте и т.д. И он не меняется.

С 2001 г. динамика валового регионального продукта определяется, прежде всего, увеличением оборота розничной торговли и производства услуг при отставании темпов роста промышленного производства. В на чале 1990-х годов доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте региона составляла более 34%. В настоящее время она не пре вышает 3%, при этом основу экспорта составляют сырье, металлы и необ работанная древесина.

Обрабатывающая промышленность фактически развита только в двух регионах – Приморском и Хабаровском краях, занимая в общем объ еме данного показателя по ДФО 27,49% и 40,47% соответственно. Доли остальных областей и краев не превышают 10%. Напротив, добывающие отрасли доминируют в Сахалинской области – 53,87% и в Республике Са ха (Якутии) – 31,67%.

Отчасти это оправдано геоэкономическими характеристиками терри торий. Однако объемы инвестиционных ресурсов, привлеченных в по следние годы, например, в Сахалинскую область, пока не имеют сущест венной отдачи в сегменте обрабатывающих производств.

Таким образом, в настоящее время субъекты Дальневосточного фе дерального округа обладают различным уровнем промышленно-произ водственного и транспортного потенциала.

Анализируя карты зон опережающего экономического развития, можно сделать вывод о том, что значительная часть территории ДВФО представлена агропромышленным комплексом, обрабатывающими произ водствами и добычей природных ресурсов. Все локальные рынки ДФО имеют однотипную отраслевую структуру – не являются конкурентами и не завязаны в системную организацию экономики региона.

2. Противоречие между наличием и потреблением сырья. При общей оценке минерально-сырьевого потенциала недр ДВФО в 43 965 млрд.

руб., национального богатства в нем на 21 460 млрд. руб., востребован ное национальное богатство недр оценивается в 28,3%, или 6 075 млрд.

рублей (рис.1, 2).

10000 Минерально-сырьевой потенциал ДФО Национальное богатство недр ДФО Востребованность нац богатства Рис. 1. Соотношение между потенциалом и нац. богатством недр ДФО Следует обратить внимание на такую статистику: запасы меди в ре гионе составляют 25% от общероссийских, но ее добыча практически не ведется. При 92% общероссийских запасов олова добывается только 53%. Данные статистики за 2007 г. свидетельствуют о том, что объемы обрабатывающих производств округа остаются самыми низкими в России в абсолютном выражении (159,74 млрд. руб.), а добыча полезных ископаемых превышает их более чем в два раза (364,02 млрд. руб.). При чем темпы роста обрабатывающих производств в 2006 г. составили 128,1%, а темпы роста добычи полезных ископаемых 164,8% по отноше нию к аналогичным показателям 2006 года. Неторгуемость российской продукции обрабатывающей промышленности влечет сжатие самого пер спективного, с точки зрения НТП, сектора, влечет снижение долгосроч ных темпов роста.

Камчатский Чу котский АО;

Аму р ская кр ай;

0,70% 1,30% область;

3,10% М агаданская Хабар овский область;

7,40% кр ай;

7,40% Евр ейская АО;

0,20% Пр имор ский кр ай;

9,40% Респу блика Саха;

58,30% Сахалинская область;

12,20% Пр имор ский кр ай Евр ейская АО Хабар овский кр ай Камчатский кр ай Чу котский АО Аму р ская область М агаданская область Респу блика Саха Сахалинская область Рис. 2. Востребованное национальное богатство недр ДВФО (6 075 млрд. руб.) 3. Существующее административно-территориальное деление ис кусственно сводит в единый округ субъекты разного уровня социально экономического развития, в том числе плохо связанные между собой эко номически. Южные районы, расположенные вдоль транспортных магист ралей, практически не имеют экономических связей с северными района ми. На Юге есть условия для развития демографического потенциала, со временных отраслей промышленности и сферы услуг (южный широтный пояс). На Севере совершенно иная демографическая, социальная, экономи ческая, природно-климатическая ситуация (северный широтный пояс).

4. Экономическая оторванность региона от центра России и усиле ние экономической зависимости от сопредельных стран. На сегодняшний день до 30% ВРП ряда краев и областей, входящих в состав ДФО, форми руется за счет сырьевого экспорта.

Низкая конкурентоспособность производимой в ДФО продукции приводит к тому, что зарубежных партнеров интересует лишь ограничен ный сегмент дальневосточных природных ресурсов: жидкие углеводоро ды, рыба, лес.

Наибольший удельный вес в общем объеме внешнеторгового обо рота ДФО (см. рис. 3) приходится на: топливно-энергетические товары, продовольственные товары и с/х сырье (кроме текстильного), машины, оборудование и транспортные средства, древесину и целлюлозно бумажные изделия, текстиль, текстильные изделия, обувь, металлы.

текстиль, металлы и топливно текстильные изделия из энергетиче изделия, древесина и них;

5,80% ские товары;

обувь;

6,10% целлюлозно 44,00% бумажные изделия;

6,30% машины, продовольст оборудование венные и товары и с/х транспортные сырье;

средства;

16,50% 15,60% Рис. 3. Структура внешнеторгового оборота ДФО При этом в общем объеме экспорта (см. рис. 4) наибольший удель ный вес приходится на: топливно-энергетические товары, продовольст венные товары и с/х сырье (кроме текстильного), древесину и целлюлоз но-бумажные изделия, металлы и изделия из них.

древесина и металлы и целлюлозно- изделия из бумажные них;

4,40% изделия;

8,80% топливно продовольст энергетиче венные ские товары;

товары и с/х 65,50% сырье;

16,60% Рис. 4. Структура экспорта ДФО машины, оборудование и металлы и транспортные изделия из продовольст- средства;

них;

8,70% венные товары 42,50% и с/х сырье;

16,40% текстиль, текстильные изделия, обувь;

18,20% Рис. 5. Структура импорта ДФО Наибольший удельный вес в общем объеме импорта (см. рис. 5) при ходится на: машины, оборудование и транспортные средства, текстиль, текстильные изделия, обувь, продовольственные товары и с/х сырье (кро ме текстильного), металлы и изделия из них, продукцию химической про мышленности, каучук.

Распределение стоимости внешнеторгового оборота (см. рис. 6) между странами-контрагентами в I квартале 2009 года произошло сле дующим образом:

Удельный вес стран-контрагентов во внешнеторговом обороте в 1 квартале 2009 г.

Япония;

24,50% Респу блика Китай;

29,40% Кор ея;

26,40% Гер мания;

1,70% США;

4,30% Пр очие Лихтенштейн;

стр аны;

10,20% 3,40% США Респу блика Кор ея Япония Китай Гер мания Лихтенштейн Пр очие стр аны Рис. 6. Структура стоимости внешнеторгового оборота Следствием такого качества внешнеторгового оборота является деградация производственного потенциала и слабое развитие производ ственной инфраструктуры в регионе. При этом наиболее серьезный рег ресс охватил базовые промышленные производства региона. Отсутствуют реальные механизмы стимулирования и поддержки приграничного со трудничества.

71,30% 80% 59,90% 60% 40,10% 28,70% 40% 20% 0% РФ ДФО Собственные средства Привлеченные средства 16,70% 20% 12,00% 11,20%10,80% 15% 10% 5% 0% РФ ДФО Бюджетные средства Кредитные средства 9,20% 10% 7,30% 6,50% 8% 6% 3,50% 4% 2% 0% РФ ДФО Федеральный бюджет Бюджеты субъектов РФ Рис. 7. Структура инвестиций в основной капитал по источникам финансирования в I полугодии 2009 года в % к общему объему инвестиций в основной капитал В настоящее время иностранный капитал направлен преимущест венно на добычу полезных ископаемых, а также обрабатывающие произ водства. Наибольший объем иностранных инвестиций за 2006 год был при влечен в Сахалинскую область, однако высокий рост инвестиционных вло жений обусловлен реализацией проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Об щая доля иностранных инвестиций РФ в ДФО составляет 7,8% (см. рис. 7).

В качестве еще одной проблемы Дальнего Востока можно отметить плохую и не развитую транспортную инфраструктуру, что снижает инве стиционную привлекательность региона и сдерживает потенциалы про мышленного роста.

5. Достаточно низкий инновационный потенциал у экономики горо дов ДФО. С одной стороны, достаточно оптимистичная статистика:

– доля затрат регионального бюджета на ИР, направленных на раз витие производства, в три раза превышает аналогичную долю за трат ряда регионов Центральной России. Доля затрат на науку в ВРП ДФО – 1,16%, по России – 2,3%;

– сумма долей в обшей численности исследователей государствен ного сектора и сектора высшего образования ДФО – 33,8%, по России – 33,0%;

– численность кадров, занятых исследованиями и разработками, ос новные крупные городские центры ДФО (на 1000 занятых в эко номике, чел.) – 12,8 чел, по России – 13,6 чел.

С другой стороны, качественные показатели говорят о серьезных проблемах:

коэффициент инновационного потенциала городов ДФО (количе ство поданных резидентами заявок на изобретения на 1000 чел.

населения) в 3 раза меньше, чем в Санкт-Петербурге, в 15 раз ни же по сравнению с Москвой;

в ДФО предпринимательский сектор обеспечивает только 8% от общих расходов на науку (по России – 49%);

удельный вес организаций, занимавшихся инновационной дея тельностью в ДФО, – 7,5%, в промышленности – 7,1%;

в настоящее время в дальневосточном регионе действует 17 тех нопарков. Срок пребывания в инкубаторе не ограничен. Поэтому предприятия и пытаются отсидеться на этих площадках подольше (при международном стандарте 2–3 года они проводят здесь око ло десяти лет);

доля инновационной продукции в ДФО – 2,5%, в России – 5,5%;

наблюдается неритмичность финансирования и низкая отдача капвложений;

прослеживается тенденция уменьшения уровня инновационности с ростом размера предприятия.

Неритмичность финансирования и низкая отдача капвложений (кон курсы проводятся не ранее II квартала, начало финансирования и реализа ции программ задерживается до середины года, а «IV квартал объявляется авральным, и миллиарды бюджетных рублей в срочном порядке выпле скиваются в экономику, добавляя сверхнормативные пункты в годовую инфляцию»).


6. Слабое развитие финансовой инфраструктуры и высокая финан совая зависимость от федерального бюджета. Банковская система ДФО играет крайне незначительную роль в банковской системе Российской Федерации. Финансовая инфраструктура ДФО характеризуется домини рованием филиалов московских и санкт-петербургских организаций. Ре гиональные структуры пока играют несущественную роль. По количеству кредитных организаций Дальневосточный федеральный округ занимает последнее место среди федеральных округов Российской Федерации. Ко личественная доля дальневосточных банков в банковской системе России по состоянию на 1 февраля 2007 г. составила 3,4%. Количество филиалов кредитных организаций своего региона в ДФО составило 45, филиалов банков из других регионов – 163. По сравнению со странами АТР объем фондового рынка ДФО составляет 0,003% капитализации таких стран, как Китай, Австралия, Южная Корея, и 0,0007% от капитализации лидера ре гиона – Японии.

В регионе наблюдается глубокая дифференциация по уровню до таций на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов ДФО. Если в бюджете Сахалинской области дотации не достигают 10% в сумме до ходов бюджета, то бюджет Камчатского края, Амурской области на 30% формируется за счет дотаций. Остальные регионы находятся в диапазоне от 12 до 18%.

Уровень налоговых доходов в структуре доходов бюджета также не одинаков: лидирующее положение занимают Сахалинская область (65,9%), Хабаровский (67,1%) и Приморский (63,5%) края, в Магаданской области и Камчатском крае, Республике Саха (Якутия) они не достигают и половины от суммы доходов бюджета. Показатели финансовой зависимо сти по ДФО выше, чем в среднем по России.

7. В Дальневосточном регионе сохраняется сложная социальная и демографическая ситуация, характеризующаяся следующими негатив ными тенденциями.

Ухудшение экономических условий жизнедеятельности вызывает большую убыль населения.

С 1990 г. население Дальнего Востока сократилось с 8,1 до 6,5 млн.

чел., или на 19,8%. При этом доля миграционного оттока в общей струк туре убыли населения региона составляет 57,5%, а естественной убыли – 42,5%. Таких потерь не знает ни один регион страны. Дальний Восток стоит перед проблемой потери населения в количественном и качественном плане.

Дальневосточный федеральный округ характеризуется самым высоким в стране уровнем миграционной убыли, в совокупности с естественным сни жением населения это вызывает угрозу сохранения территории.

С 1993 гг. естественная убыль населения увеличилась по Дальнему Востоку почти в 3 раза (292,3%), а по России – на 15,7%. К тому же сло жившийся коэффициент рождаемости (11,5%) мал даже для простого вос производства населения (общие коэффициенты рождаемости менее 16,0% считаются низкими). Привлекаемые трудовые мигранты не замещают уез жающих из края высококвалифицированных специалистов.

Сокращение населения, его старение будут создавать определенные ограничения для экономического развития региона. При сохранении су ществующих тенденций в период 2015–2025 гг. регион может попасть в «демографическую яму», что приведет к ежегодным дополнительным по терям примерно 1,6% ВРП.

Последствия депопуляции предсказуемы: деформируется возрастно половая структура населения, население «стареет», сокращается числен ность экономически активного населения, увеличивается демографиче ская нагрузка на занятое население. В 2006–2007 гг. наблюдалась не хватка рабочей силы во всех регионах Дальнего Востока. Неудовлетво ренная потребность в рабочей силе на Дальнем Востоке составляет 31, тыс. человек. Наибольший дефицит кадров испытывают отрасли социаль ной сферы (здравоохранение, социальное обеспечение, образование, нау ка) – 23,4%, промышленность – 17,1%, торговля 13,3%, строительство – 12,1%, жилищно-коммунальное хозяйство – 8,9%, управление – 7,3%, транспорт и связь – 5,4%, сельское хозяйство – 4,9%. Дефицит рабочей силы в связи с ожидаемым ростом экономики Дальнего Востока будет, соответственно, возрастать.

По росту старения населения ДВ – «лидер» в стране. В структуре населения лиц старше 65 лет 9,1% (против 5,0% по данным Всесоюзной переписи 1989 г. и 4,8%, по данным переписи 1979 г.).

В настоящее время внутрирегиональная миграция зависит от степени благоприятности проживания. Выделяются три зоны, которые делятся по степени благоприятности:

1. Неблагоприятная для жизни человека – Республика Саха (Якутия), Чукотский автономный округ, Магаданская область, Корякский автоном ный округ, северная часть Хабаровского края, Амурской и Сахалинской области. В данной зоне проживает 17,7% населения.

2. Благоприятная – Приморский край. В этой зоне проживает 30,9% населения.

3. Среднеблагоприятная – вся остальная территория. В данной зоне проживает 51,4% населения.

Сначала необходимо создать условия жизни, прекращающие отток населения, и только затем разрабатывать миграционные программы пере селения соотечественников с финансовой поддержкой для переселяемых трудовых мигрантов.

8. На всех рынках ДФО наблюдается разрыв между способностью производить товары и услуги и качеством жизни. Уровень жизни насе ления – основной показатель качества жизни. В последние годы ВРП на душу населения имеет четко выраженную тенденцию роста как по РФ в целом, так и по ДФО. В среднем ежегодно обобщающий показатель уров ня жизни населения возрастает на 26% по РФ и на 22% по ДФО. Однако данные изменения обусловлены ростом ВРП в РФ и ДФО на 21,4% и 21,25% соответственно при одновременном снижении численности насе ления на 0,45% и 0,9% по сравниваемым территориям.

При этом значения коэффициента Джини свидетельствуют об усиле нии разрыва в доходах населения за анализируемый период более чем на 10% по РФ и на 40,2% по ДФО. Сравнение стоимости жизни населения Дальнего Востока со среднероссийским уровнем складывается не в пользу местного населения (см. рис. 8). В 2003 г. величина прожиточного мини мума в регионе была на 48,4% выше, чем в среднем по России, а в 2008 г.

этот разрыв несколько сократился и составил 44,3%.

Рост реальных располагаемых денежных доходов в декабре 2007 г.

по сравнению с декабрем 2006 г. оказался выше среднероссийского уров ня только в двух субъектах Федерации округа – Камчатском крае и Амур ской области.

РФ Чукотский округ Еврейская область Сахалинская область Магаданская область Амурская область Хабаровский край Приморский край Камчатский край Республика Саха 0% 5% 10% 15% 20% 25% Рис. 8. Численность малоимущего населения, в процентах от общей численности Доля населения с доходами, уровень которых ниже уровня прожи точного минимума в регионе, составляет 21,2% (в среднем по России – 17,6%). При этом неудовлетворительно решается проблема бедности ра ботающего населения, которое на Дальнем Востоке в виде заработной платы получает менее 3-х прожиточных минимумов, что на 11,8% ниже среднероссийского уровня. Практически во всех регионах ДВР средний размер трудовой пенсии меньше территориального прожиточного мини мума (см. рис. 9).

Традиционно на Дальнем Востоке стоимость жизни гораздо выше, чем в других российских регионах. Так, например, в январе 2008 г. стоимость ми нимального набора продуктов питания на Дальнем Востоке составила 2534, руб., что в среднем на 22% больше, чем в среднем по России (см. рис. 10).

Стоимость фиксированного набора потребительских товаров в ДФО превышает среднероссийский показатель на 31% (см. рис. 11).

Деформированное ценообразование – все позиции «потребитель ской корзины», определяются непомерно высокими теплоэнергетически ми, жилищно-коммунальными, а также, конечно, транспортными тарифа ми (транспортная составляющая в цене товаров в ДФО находится в преде лах 55–70% при среднероссийском значении в 25%). Темпы роста тари фов по электроэнергии и теплу на Дальнем Востоке в 2 раза выше темпов роста соответствующих тарифов западных регионов.

- - Хабаровский Республика Еврейская Амурская Камчатская Магаданская Чукотский Сахалинская Средняя по область область ДВФО область область Саха АО - АО край - - - Рис. 9. Отклонение среднего размера трудовой пенсии от территориального прожиточного минимума Чукотский авт.округ 305% Еврейская авт.область 126% Сахалинская область 163% Магаданская область 167% Амурская область 114% Хабаровский край 129% Приморский край 132% Камчатский край 169% Республика Саха 159% ДФО 140% РФ 100% 0% 50% 100% 150% 200% 250% 300% Рис. 10. Стоимость минимального набора продуктов питания в июле 2009 года Средние и малые города Дальнего Востока находятся в сложнейшем положении. При этом более трех четвертей населения (75,9%) проживают в городах. Численность остальных городов не превышает 180 000 человек.

Всего на территории округа расположены 68 городов.

100% 131% РФ ДФО Рис. 11. Стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг для межрегиональных сопоставлений покупательской способности населения в июле 2009 год -4 -2 0 2 4 Система управления Инновационный потенциал Территориальное развитие Безопасность Соц. инфрастр.

Уровень жизни Демограф. потенциал Финансовый потенциал Агропромышленный Экспортный потенциал Произв.инфрастр.

Промышл. потенциал Эконом. потенциал Ресурсный потенциал 0 1 Рис. 12. Профиль конкурентных позиций ДФО К сожалению, слабые стороны развития формируют и усиливают уг розы социально-экономическому развитию ДФО и России.

Сформированный профиль конкурентных позиций ДФО (рис. 12) расположен в основном в отрицательном секторе, что свидетельствует о преобладании негативных оценок, а, следовательно, о низком стратегиче ском потенциале региона.

Учитывая объективные возможности и существующие угрозы, кон цепция развития Дальнего Востока в перспективе должна опираться на следующую систему приоритетов:


все уровни власти должны брать на себя ответственность по гео экономическим стратегиям;

должна быть создана сбалансированная по всем видам ресурсов единая стратегия развития ДФО, увязанная с планами развития федеральной инфраструктуры;

формирование и развитие инфраструктуры, обеспечивающей гео стратегические интересы России в АТР;

закрепление населения в регионе;

обеспечение структурной модернизации экономики, развитие ин новационного комплекса в регионе;

развитие международного экономического сотрудничества и реа лизация крупных экономических проектов.

Ю.А. Авдеев, Директор Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, Владивосток Управлять миграцией или строить мигрантов?

(О стратегии и региональной миграционной политике) Сможет ли Россия удержать Дальний Восток при убывающем населении?

Сокращение населения Дальневосточного федерального округа – од на из устойчивых тенденций последних десятилетий. На территории, со ставляющей две трети Китая или США, проживает населения меньше, чем в Москве. За 15 лет число жителей Дальнего Востока сократилось на 1, млн. человек – это численность населения Хабаровского края. Люди по кидают Дальний Восток, уезжают люди трудоспособного возраста, с обра зованием, классные специалисты. Это деформирует демографическую структуру – увеличивается доля стариков, сокращается число молодых.

Население высокого социального и профессионального уровня замещает ся населением с низкими качественными параметрами образовательного уровня и квалификации.

Наряду с абсолютным сокращением населения происходит ухудше ние его качества, или, другими словами, наблюдается постепенная соци альная деградация территории. Сохранение этих тенденций – не только реальная угроза национальной безопасности России, но и невозможность реализации федеральных и региональных программ, нацеленных на раз витие Дальнего Востока, освоение природных богатств, создание новых рабочих мест.

Последняя максимально зафиксированная численность жителей Дальнего Востока – 8 млн. 66 тыс. чел. отмечена по состоянию на начало 1991 г. Все последующие годы Дальневосточный федеральный округ ста бильно теряет население. Сначала – это миграционный отток, а с 1993 г. – за счет превышения смертности над рождаемостью, за счет естественной убыли.

На начало 2009 г. на Дальнем Востоке проживало лишь 6 487 тыс.

человек. Это меньше, чем в 1981 г., и на 2,5 млн. чел. меньше демографи ческого прогноза начала перестройки. Темпы сокращения населения Дальнего Востока почти в 4 раза выше, чем по стране в целом. И по суще ству, нет оснований надеяться на изменение тенденций последнего деся тилетия.

Удельный вес Дальневосточного федерального округа в территории России составляет 36,4%. Он соответствует примерно 2/3 территории Ки тая или США. Но здесь на квадратный километр приходится менее одного человека, тогда как в целом по России примерно 8,5 человек.

Граничащие с российским Дальним Востоком территории северо восточной Азии – Северо-Восточный Китай, Япония, КНДР, Республика Корея – насчитывают население порядка 300 млн. человек. Их демогра фический вес в 40 раз больше, тогда как по площади все страны СВА за нимают меньше половины территории Дальнего Востока России. На 1 км границы на одного россиянина приходится 63 тыс. китайцев. В трех со седних провинциях Китая проживает населения более 100 млн. человек – в 15 раз больше, чем на территории всего Дальнего Востока. Демографи ческий дисбаланс и дальше будет нарастать, имея в виду тенденцию со кращения численности населения у нас и наблюдающийся высокий рост демографического потенциала соседей.

Показатели рождаемости на Дальнем Востоке существенно сократи лись, и сокращение шло более высокими темпами, чем по России. Крити ческая ситуация с рождаемостью ожидается после 2010 г. К 2015 году может произойти обвальное падение числа родившихся. За последнее время сложилась относительно новая модель репродуктивного поведения населения, характеризуемая повышенным возрастом вступления в брак, отказом от брака или созданием неформального брачного союза, отказ от вторых и третьих детей. Существенно повлиять на характер демографиче ского воспроизводства можно только сильными мерами государственного воздействия, направленными на стимулирование рождаемости. В качестве индикатора роста может рассматриваться показатель числа рожденных женщиной детей: для сохранения численного равенства поколений необ ходимо, чтобы каждые сто женщин за свою жизнь родили не менее детей. Задача совершенно не простая, потому что сегодня на Дальнем Востоке на них приходится только 129 детей.

Не менее существенным показателем является коэффициент смерт ности. Превышение смертности над рождаемостью обусловливает естест венную убыль населения. Формально показатели естественной убыли на селения по Дальневосточному федеральному округу более благополучны относительно России, и это затрудняет понимание остроты и драматизма складывающейся демографической ситуации в регионе. На самом деле за 10 лет естественная убыль населения Дальнего Востока возросла в 2, раза, тогда как по России – только на 27,5%. Именно такой характер тен денций, складывающихся в регионе, позволяет делать прогнозы, что к концу ХХI века Дальний Восток может «заговорить по-китайски».

Главная роль в стабилизации численности населения в Дальнево сточном федеральном округе принадлежит миграции. Регион в 90-е годы стал терять свою привлекательность, а миграционный поток населения из фактора количественного роста превращается в фактор абсолютной убы ли. Потеря только собственного населения Дальнего Востока за это время за счет миграций составила 945 тыс. человек, что почти равносильно утра те населения Владивостока и Хабаровска. Убыль населения за счет мигра ции составляет 88,5% всей убыли.

Часть мигрантов «вращается» на Дальнем Востоке, отдавая предпоч тение проживанию в южной зоне региона.

Другая не менее значительная часть мигрантов-дальневосточников движется в сторону других федеральных округов России, которые также страдают от сокращения населения и выступают конкурентами по при влечению миграционного потока.

Заметно сокращается доля тех, кто предпочитает выехать в «дальнее зарубежье».

Но больше всего притягивает дальневосточных мигрантов Централь ный федеральный округ. Более трети общего потока мигрантов сориенти ровано именно туда. Наиболее очевидная причина кроется в уровнях до ходов этих территорий.

В возрастной структуре населения Дальнего Востока наблюдается сокращение доли населения в возрастах младше трудоспособного и уве личение доли населения старших возрастных групп, в т.ч. пенсионного возраста. К 2010 г. численность населения моложе трудоспособного воз раста сократится, отсюда – неизбежное нарастание темпов сокращения населения за счет сужения воспроизводственной базы. Сокращение насе ления в возрасте моложе трудоспособного – это в перспективе уменьше ние населения в репродуктивном возрасте, сокращение экономически ак тивного населения со всеми вытекающими отсюда социальными, эконо мическими и геополитическими последствиями.

С другой стороны, Дальневосточный федеральный округ находится в числе лидеров в России по приросту доли населения старше трудоспособ ного возраста. Удельный вес данной категории в возрастной структуре населения вырос за 12 лет на 37,3% (по России – на 8,9%). К концу ны нешнего десятилетия прирост составит еще более 20%. По доле относи тельного прироста трудоспособного населения Дальний Восток (6%) от стает от показателей по России (7,1%) вроде бы не существенно. Но ре ально прироста трудоспособного населения нет, наблюдается абсолютное его сокращение. Если в 1992 г. в регионе насчитывалось 4,9 млн. чел. тру доспособного населения, то в 2008 г. их оставалось менее 4 млн. чел. Рас чет показывает, что в 2015 г. останется только 3 млн. 871 тыс. человек.

Эта динамика свидетельствует о стремительном постарении населе ния Дальнего Востока, и этот процесс имеет прогрессирующий характер.

Постарение населения создает серьезные проблемы в плане увеличения демографической нагрузки на экономически активное население. К началу 2016 г. ожидается увеличение их до 669. При таком соотношении занятого населения и иждивенцев трудно будет обеспечить достойную жизнь про живающему населению в регионе.

Таким образом, на Дальнем Востоке происходит деформация возрас тной структуры населения, ухудшающая ее качественные характеристики, разрушающая основу демографического потенциала региона, формиро вавшуюся с невероятными трудностями и издержками на протяжении всей предыдущей истории освоения этой территории.

Сценариев дальнейшего развития демографической ситуации на Дальнем Востоке не так много. При сохранении тенденций и скорости происходящих изменений последнего времени финалом неизбежно стано вится реальная угроза утраты Россией этой части страны. Исторические горизонты подобного поворота событий просматриваются в пределах жизни ныне живущего поколения. Объем полномочий и компетенции субъектов Федерации Дальневосточного федерального округа позволяет в лучшем случае лишь сдержать на какое-то время распадающийся демо графический потенциал, но не изменить эти тенденции. И только реши тельное вмешательство государства с использованием всего арсенала эко номических, организационных и законодательных мер, направленных на принципиальную смену траектории развития демографических процессов, может предотвратить надвигающуюся катастрофу.

Альтернатив у России нет, выбирать не приходится. В стратегиче ском плане необходима реальная активизация экономической, социальной и политической жизни Дальнего Востока, главной функцией которого должна стать не сырьевая направленность, а специализация на интеграци онном встраивании России в Азиатско-Тихоокеанское экономическое со общество. Смена вектора экономической интеграции региона требует за конодательного закрепления.

Основные политические и экономические усилия Правительства Рос сии сконцентрированы на интеграции в Европейское экономическое со общество. Тихоокеанская стратегия современной России находится на начальной стадии формирования с нечетко выраженными долговремен ными целями, расплывчатыми задачами и отсутствием реальных инстру ментов по интеграционному встраиванию в систему формирующихся рынков стран АТР. Дальневосточные территории до сих пор восприни маются как «резервные кладовые», экономическая ценность которых связана с замещением выбывающих запасов уральских и сибирских ме сторождений.

Отсутствие у Правительства РФ публичной Тихоокеанской экономи ческой стратегии и ясности по внешнеэкономическим перспективам даль невосточных территорий не позволяет им использовать особое геоэконо мическое положение для ускорения экономического роста.

Вместе с тем, у региона есть потенциал, способный взять на себя функции интеллектуального центра по разработке и мониторингу Тихо океанской экономической стратегии России;

выступить в качестве экспе риментальной площадки по отработке новых механизмов регионального управления, новых моделей интеграционного встраивания российских предприятий, компаний в производственные системы стран АТР. Здесь может быть развернут межрегиональный внешнеэкономический сервис ный центр по обслуживанию предприятий России и стран СНГ на рынках товаров и услуг Тихоокеанского региона. Здесь может быть сформирован мировой рекреационный и туристический центр, обеспечивающий гармо ничное сочетание инновационной экономики и уникальной дальневосточ ной природы. Это лишь часть тех потенциальных возможностей, которые таит в себе дальневосточный регион, и это подсказывает характер и на правление миграционной политики, ориентированной на демографическое обустройство региона. Сегодня невозможно масштабное переселение на родов на бескрайние просторы Дальнего Востока. Оставшийся потенциал русской репатриации из постсоветских республик оценивается около 4– млн. человек. Из них на Дальний Восток могут переселиться не более 1– 1,5 млн. человек. Из 3,5 млн. человек, переселившихся в Россию из стран СНГ за 1992–2002 гг., лишь около 50 тыс. человек переехали на Дальний Восток. Таким образом, более значимым источником миграционного по тока на Дальний Восток может рассматриваться Китай. Разумеется, здесь должны быть предельно строгими и жесткими соответствующие законо дательные нормы, правила и ограничения. По нашим оценкам, на Дальний Восток может быть привлечено до 1 млн. человек иностранной рабочей силы – прежде всего, из КНР и КНДР.

Для решения проблем интеграционного встраивания в АТР необхо дим принципиально иной подход – ориентация на качественные трудовые ресурсы, так сказать, на штучный товар рабочей силы.

Не менее важным является ответ на вопрос о стратегии освоения тер риторий с экстремальными условиями проживания (север и северо-восток Дальнего Востока). Население само уже сделало выбор, оставив многие города и поселки дальневосточного севера. Но это стихийное решение, отрицательно отразившееся на благосостоянии самого населения и обер нувшееся колоссальными издержками для всего инфраструктурного комплекса территории. Поэтому нужна выработка государственной по литики в стратегии освоения региона, в которой бы предусматривалось, что южные районы, куда собственно тяготеет и само население, обуст раивались как базовые, как плацдарм освоения северных территорий, на которых размещаются вахтовые поселения. Такой подход потребует пересмотра нормативов социально-инфраструктурных комплексов горо дов, а также определения нового подхода к административно-территори альному делению.

Более того, становление современного российского законодательст ва, к сожалению, не всегда улавливает региональную специфику, геополи тические аспекты и демографические особенности территорий. И поэтому нормы права вместо того, чтобы выполнять функцию инструмента разви тия, становятся сдерживающим фактором территориальных и социальных процессов.

Административно-территориальные образования Дальнего Востока всех иерархических уровней значительно крупнее административно территориальных единиц (АТЕ) других регионов Российской Федерации.

И это естественно – чем выше уровень заселенности, хозяйственной осво енности, тем дробнее АТЕ. Так, по размерам занимаемой территории Дальневосточный федеральный округ в 6,3 раза крупнее округов в сред нем европейской части страны. При этом Дальневосточный ФО крупнее Южного ФО в 10,5 раз, Центрального ФО – в 9,6 раза. Более того, даже в сравнении с федеральными округами азиатской части РФ он крупнее их почти в 2 раза.

На уровне субъектов Федерации соотношения размеров занимаемой ими территории на Дальнем Востоке и в других регионах примерно такие же. Средняя площадь субъекта РФ на Дальнем Востоке – 690,7 тыс. кв. км, в то время как в европейской части страны всего 71,9 тыс. кв. км, т.е. в 9, раза меньше. А в сравнении с областями Центрального ФО дальневосточ ные субъекты крупнее в 19 раз, в сравнении с субъектами Южного ФО – в 15 раз.

На уровне низовых административно-территориальных единиц кар тина еще более контрастная – площадь низового района на Дальнем Вос токе больше соответствующих административно-территориальных единиц европейской части России в среднем в 14 раз. При этом он крупнее рай онов Центрального ФО в 29,4 раза, Южного и Приволжского ФО – в 19, раза. Дальневосточные районы в среднем значительно крупнее даже си бирских – в 2,8 раза. Более того, средний дальневосточный район крупнее по площади даже области – субъекта Федерации в Центральном ФО в 1, раза и примерно равен среднестатистическому субъекту Федерации в Южном ФО. По различиям в населении – картина иная, различия дости гают 30 раз (Приморский край и Чукотский АО).

Это еще раз свидетельствует о неупорядоченности административно территориального устройства Российской Федерации в целом.

В целом же устойчивое развитие Дальневосточного региона с высо кими экономическим, социальным и экологическим качествами является долгосрочным стратегическим интересом РФ.

За счет каких источников можно увеличить демографический потенциал восточных регионов России?

Повышение рождаемости и естественного воспроизводства нами не рассматриваются в качестве источников демографического роста в пер спективе ближайшего десятилетия, и при всей важности принципиального их решения, в среднесрочной перспективе они не входят в число приори тетов. Хотя никто не отменял необходимость решения задач по снижению смертности или профилактике заболеваемости.

Другие источники рассматриваются нами на примере Приморского края, где динамика миграционных и демографических процессов наиболее заметна. Так, в крае число официально зарегистрированных безработных насчитывается менее 40 тыс. человек. Места их проживания – сельская местность;

в крупных городах (Владивосток, Находка, Уссурийск), там, где требуются рабочие руки, безработица в пределах одного процента. То есть, вовлекая в производство безработных, потребует решения жилищная проблема. Даже по самым оптимистическим оценкам, можно рассчиты вать на 10–12 тыс. рабочих рук, в ряду которых квалифицированных спе циалистов найти будет не просто.

В связи с либерализацией миграционного законодательства на фор мирование рынка внешней трудовой миграции все больше влияния стали оказывать трудовые мигранты из стран СНГ. Поток рабочих из государств бывшего Советского Союза увеличился за последние 5 лет в 12 раз. Число разрешений на трудоустройство, выданных гражданам стран СНГ в При морье, резко увеличилось: в 2008 г. их получили более 10 тысяч трудовых мигрантов. Большинство гастарбайтеров из Средней Азии занято в строи тельстве, в меньшей степени в сельском хозяйстве и обрабатывающих отраслях экономики.

Несмотря на значительное увеличение выданных разрешений на ра боту, эта категория граждан в настоящее время является главным источ ником незаконной миграции (28% от числа зарегистрированных граждан СНГ). Среди них преобладают неквалифицированные, недисциплиниро ванные, с низким уровнем образования люди. В определенной степени это связано с тем, что на пути мигрантов, едущих на Дальний Восток, лежит Казахстан с динамично развивающейся экономикой и сибирские регионы, где основная масса специалистов из Средней Азии находит себе примене ние. Те же, кто там оказался не востребован, отправляются на Дальний Восток.

С учетом того, что трудовые мигранты из стран СНГ в ближайшие годы будут существенным источником восполнения трудовых ресурсов в крае, потребуется выполнить комплекс мер по повышению его качества.

Необходим эффективный механизм управления процессами трудовой миграции. С одной стороны, он должен включать в себя систему социаль ной адаптации мигрантов, прибывающих на территорию края в безвизо вом порядке, с другой – построение рекрутинговой системы по привлече нию иностранных специалистов требуемой квалификации, когда подбор работников будет проводиться по заявкам российских предприятий и ор ганизаций с учетом требований, предъявляемых работодателями.

Выполнить эту работу усилиями исключительно органами государст венного управления, как предлагает руководство ФМС России, нереально.

По нашему мнению, в настоящее время чрезвычайно актуальным яв ляется направление, над которым работает Фонд «Миграция ХХI век», – создание механизма регулирования миграционными процессами на основе системы государственно-частного партнерства.

Необходимо формирование действенных механизмов по заказу, от бору и «предпродажной» подготовке трудовых кадров;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.